Искатель. 1977. Выпуск № 05 (fb2)


Настройки текста:



ИСКАТЕЛЬ № 5 1977



Николай КОРОТЕЕВ СВЯЗНОЙ ЦК

Рисунки В. КУЛЬКОВА

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Серые мартовские сумерки окутали Иркутск. Полутемный город затих, притаился. Только на центральной улице, вразброд освещенной редкими фонарями, сделалось оживленнее. Слышалось лихое позвякиванье шпор, которые для малинового звона делались тыловыми офицерами из серебряных пятиалтынных; раздавался заливистый хохот веселых девиц.

В те дни девятнадцатого года больше, чем от французских коньяков, головы колчаковцев кружились от побед. Были и поражения… Но временные, черт побери! Так считали они. Какая сила могла устоять под напором полумиллионной прекрасно вооруженной, отлично экипированной армии! Голодранцы большевики, или чалдоны, пытающиеся стрелять по регулярным войскам из самодельных пушек? В двадцатом-то веке! Это нонсенс, как любил говаривать начальник иркутской контрразведки подполковник Чухновский. Конечно, продолжал он в таких случаях, чернь и эту… вшивую сибирскую интеллигенцию не сразу отучишь от… как ее?.. свободы. Но под шомполами, под петлей, под дулом любая разумная тварь станет шелковой и за право дышать отдаст все. Даже шкуру… Конечно, ближнего своего.

У подполковника имелся достаточный опыт, чтобы утверждать так. Исключения лишь подтверждали правило, и, как ни странно, сами становились правилом. Закономерностью, которая напрочь выводила из себя начальника контрразведки. В такие неудачные и в то же время не зря потерянные дни Чухновский, поднявшись из подвала, где проводилось дознание с пристрастием, первым делом подходил к шкафчику, доставал бутылку мартеля. Затем, морщась, даже наедине с самим собой не скрывая своего неодобрительного отношения к поступку, брал резной хрустальный стаканчик и наполнял его коньяком.

— Нечасто это бывает… — успокаивал себя подполковник. — Нечасто…

И выпивал мартель одним большим глотком. Затем, промокнув проступившие на глазах слезы, Чухновский, вздыхая, брал лимон и долго жевал его вместе с кожурой.

Сегодня был как раз такой день. Шесть часов провел в подвале начальник контрразведки. Шесть часов дюжие мытари — подполковник любил изъясняться по-французски и обожал старославянские и старорусские слова, — так вот шесть часов дюжие мытари из амурских казаков, которых Чухновскому «уступил» атаман Семенов, пытались выбить из довольно тщедушного на вид парня хоть что-либо вразумительное. Парня взяли в пимокатной мастерской по подозрению. В халупе, где он жил, в подпечке обнаружили пачку листовок, в которых признанный миром верховный правитель России адмирал Колчак объявлялся ставленником Антанты и утверждалось, что власть его опирается лишь на иностранное оружие, интервентов и восставших обманутых белочехов.

Мытари по приказу подполковника начали издалека, с зуботычин, а на третьем часу отбили «Казачка» на тщедушной груди парня, который, как выяснилось по бумагам, проживал по поддельному виду, паспорту.

Парень харкал и блевал кровью, но молчал.

Нервы подполковника не выдержали, взъярилась печень. По его приказу парню сунули меж пальцев карандаши и переломали фаланги. Парень взвыл и закостенел. Врач посоветовал прекратить допрос, если, конечно, его «превосходительство» не желает отправить упрямца к праотцам. В расчеты подполковника это не входило. Он велел бросить большевика в карцер, чтоб тот ни с кем не смог общаться.

— Большевика? — Врач вскинул брови к залысинам и снял пенсне. — Неужели он признался? Поздравляю! Несомненный прогресс в вашей работе.

— Он большевик, доктор. Я в этом теперь не сомневаюсь. Так же, как я оказался прав в сотне других случаев, когда на допросах отнимался язык.

— Почему, Евгений Петрович? Вы только утверждали, что он не произнес ни слова! Молчал как рыба! Как только что снятая с крючка рыба, которой вспарывают брюхо, — добавил доктор по-французски.

— Именно это. Именно это, — в тон собеседнику парижским говорком отозвался Чухновский.

— Только это? — продолжал удивляться доктор.

— Через мои руки прошла по меньшей мере тысяча подобных типов. Для меня их молчание здесь равнозначно выложенному партийному билету.

— Ба, ба! Неужели?

В камеру вошел уборщик-заключенный. При виде того, что творилось на полу, у него началась рвота.

— Вон! — заорал Чухновский. — Полсотни плетей! — И что было силы ударил уборщика сапогом в живот. Тот, гремя ведром, отлетел в угол и там, сжавшись в жалкий комок, тихо икал.



Чухновский и врач вышли в коридор.

— Странная вещь… — заметил доктор. — Вид истязания очень сильно действует на нервы истязающего. Вы не собираетесь отметить этот парадокс? Я рассуждаю теоретически.

У начальника контрразведки дернулась щека. Он нехорошо усмехнулся.

— Надеюсь, доктор, вы не хотите проверить свою теорию экспериментом…

— Вы очень находчивы, господин подполковник, — сухо отозвался доктор. Он глубоко верил в свои достаточно высокие связи в окружении верховного правителя и не пожелал спустить Чухновскому глупую остроту. Они холодно раскланялись.

Подполковнику явно не везло. Пройдя в кабинет и совершив ритуал с мартелем, Чухновский едва сделал первый большой глоток из стакана, чуть не поперхнулся, настолько неожиданно влетел адъютант. Чухновский подал ему рукой знак остаться и допил коньяк без всякого смака. Адъютант услужливо поднял серебряный поднос, на котором в вазочке бледно желтел лимон. Не поднося к глазам платка, чтоб промокнуть навернувшиеся слезы, а только передернув по-плебейски плечами, подполковник быстро, тоже без вкуса, прожевал лимон.

— Что там?

— Агент семь-бис, — доложил адъютант. — Просит срочного свидания с вами.

— С ума сошел, подлец! — Чухновский стукнул костяшками пальцев по столу. — Ну… Проси…

Адъютанту редко доводилось видеть свое начальство столь разъяренным.

В кабинет четким шагом вошел коренастый, простоватого вида бородач в пиджаке и косоворотке, брюки пузырились на коленях и нависали над голенищами смазных сапог. Вошедший по-офицерски щелкнул каблуками, но не успел произнести ни слова.

— Штабс-капитан! Вы ищете легкой смерти! При выходе от сюда ваши «товарищи» прикончат вас как клопа, как блоху! Молчать! Вы сделали все, чтоб похерить возложенное на вас задание! Я могу расценить это как предательство! Молчать! Вам незачем выходить отсюда! Вы сами себя завалили! Понятно? Молчать!.. Я передам вас военно-полевому суду. Никакое ваше сообщение не извинит и не оправдает вас!

Простоватого вида бородач, выглядевший ремесленником, и не пытался прерывать речь своего разошедшегося начальства. Он замер, и лишь глаза его следили за сутулой фигурой подполковника.

Чухновский, заложив руки за спину, мерно шагал от стены к стене поперек кабинета. Закончив разгон, начальник контрразведки прошелся вдоль своего стола еще раза два, рявкнул:

— Отвечать!

— Десять дней тому в Москву, в большевистское ЦК выехала некто Федосова…

— Гран мерси… — с «галантной» издевкой прошипел Чухновский. — Гран мерси, штабс-капитан. Ах, какое срочное донесение! При такой скорости сообщение о собственной смерти можно получить после похорон…

— Она арестована при переправе через Иртыш.

— Ну… — хмурясь и прищуривая глаза, сказал Чухновский. — И куда же ее везут?

— Направляется, как обычно, в иркутскую тюрьму. По месту жительства.

— Н-ну… — окончательно теряя терпение, бросил подполковник.

— Никаких компрометирующих документов при ней не обнаружено. Мне удалось узнать — она съела письмо.

Чухновский, не выдержав, плюхнулся в кресло.

— И… вы… предполагаете… что эти сведения стоят повышения в чине?

— Сегодня вечерним поездом отправляется в Москву новый связной ЦК. Говорят, он был уже там. Беспрепятственно вернулся. Привез директивы, деньги на покупку оружия.

— С этого следовало начать, штабс-капитан! Кто этот человек?

— Не знаю… Пока неизвестно, господин подполковник.

— Надо все узнавать вовремя, штабс-капитан, а не тогда, когда арестованную уже доставляют в Иркутск. По месту жительства.

— Я опасался, что вы можете отпустить Федосову за недостатком улик, господин подполковник, — потупившись, съехидничал Зарубин.

— Кличка? Кличку-то курьера, который едет сегодня, вы знаете, надеюсь?..

— Про него чаще говорили «он». И только раза два-три назвали Гамбетта.

— Именно его называли Гамбеттой?.. Странно — у этакой шушеры и такие аристократические замашки. Странно…

— Его так называли. Точно, господин подполковник.

— Если мне не изменяет память… поезд на Екатеринбург от ходит в двадцать три тридцать пять.

— Так точно, господин, подполковник.

Чухновский глянул на консольные часы у противоположной стены кабинета: двадцать часов пятнадцать минут.

— Скажите, штабс-капитан, вы можете быть твердо уверены, что никогда и ни при каких обстоятельствах не встречались с этим… Гамбеттой?

— Я объяснял вам, господин подполковник, что знаю лишь свою пятерку. Причем не уверен, что командир именно тот, кто себя за него выдает. Ведь и полугода не прошло, как я внедрен к большевикам.

— Да, но не каждый из большевиков умудрялся «купить» пулемет… Как это для них сделали вы. Или они все-таки не вполне вам доверяют? Говорите прямо.

Штабс-капитан сказал, что ему доверяют, доверяют вполне, но не больше, чем кому-либо другому. И на это есть причины. После прошлогоднего провала, когда очень многих партийных работников, занимавших до белочешского мятежа высокие посты в органах самоуправления, скоропалительно арестовало эсеровское «правительство», большевики ушли в подполье. Им пришлось почти заново создавать всю организацию. Требования конспирации предъявлялись строжайшие.

Штабс-капитан, один из лучших контрразведчиков, проник в большевистское подполье осенью восемнадцатого, сразу после самого крупного провала. Организация очень нуждалась в инициативных людях, оружии. Колчаковский контрразведчик Зарубин Иван Каллистратович, оставивший за собой ту же фамилию, но сильно изменивший внешность — борода, усы, прическа, походка, — не боялся разоблачений.

После действительной службы парень из крестьянской семьи остался в армии. Ученье пошло ему впрок: выбился в офицеры — сто потов сошло. Зарубин поступил в юнкерское училище из «вольноперов» второго класса, когда по высочайшему повелению в начале века «кухаркиных детей» стали принимать не только в гимназии, но и даже в средние и высшие военные учебные заведения России. Работал он в контрразведке искренне, с увлечением.

Несколько раз на улице штабс-капитан Зарубин сталкивался со своей женой лицом к лицу, но она не узнавала его. А вернее, не обращала внимания на чалдона в поддевке, от которого пахло шерстью и кислятиной.

— Вы слишком инертны, штабс-капитан, — прервал Чухновский затянувшийся рассказ Зарубина о том, с какими трудностями ему приходится сталкиваться. — Вы ведете себя словно торгаш, а не политический деятель. Тем верят на слово и тащатся за ними словно бараны. Стадом. Не разбираясь. На убой так на убой. А вы достали за бесценок пулемет и взамен получили доверие, «как все». Может быть, вы им теперь артиллерийскую батарею пообещаете и они станут больше доверять?

— Дюжину револьверов системы «наган» я обещал, — очень серьезно, будто не заметив издевки, сказал Зарубин. — И еще они просили дамский браунинг. Красивый дамский браунинг надобен.

Чухновский расхохотался:

— На-до-бен?

— Видите ли, господин подполковник, вероятно, я слишком вжился в роль… У них приходится очень внимательно следить за собой. Не приведи сказать не то слово. Они умеют очень хорошо наблюдать за речью, за поведением…

— Штабс-капитан, если бы вы были женщиной, я подумал бы, что вы набиваетесь на комплимент, — ехидно улыбнулся под полковник.

Нет, Чухновский никак не мог поставить кухаркиного сына Зарубина на одну доску с собой, хотя они оба офицеры. Были еще слишком живы в памяти Евгения Петровича рассказы покойного генерала от инфантерии Петра Павловича Чухновского о том, как он насмерть запарывал шпицрутенами вот таких подлых скотов-солдат вроде этого Зарубина.

— Я дам вам эти двенадцать револьверов и «красивый дамский браунинг». Но в обмен, черт бы побрал эту торговлю, мне нужны исчерпывающие сведения о большевистском эмиссаре. Я должен знать цель, с которой он едет в Москву. Не за песнями же?

— За песнями, — спокойно ответил Зарубин. — В известном смысле. Я уже докладывал вам, господин подполковник…

— Как понимать вашу шутку, штабс-капитан? Что это за «в известном смысле»? Мы не в салоне местной львицы. Из вольте докладывать как положено!

Стиснув зубы, Зарубин ответил:

— На Второй общесибирской конференции, ее еще называют третьей подпольной, было принято решение о всеобщем вооруженном восстании в Сибири, направленном против верховного правителя…

— Ну, половину бунтовщиков мы арестовали, главари расстреляны и повешены, остальные разбежались.

— Как я полагаю, господин подполковник… — Однако, увидев, что подполковник сморщился, словно от зубной боли, Зарубин назло закончил более уверенно: — Я знаю, что местные большевики подзапутались в тактике борьбы против вас, простите, нас. Не очень опытные или растерявшиеся партийные кадры. Кое-кто высказывался даже за объединение с эсерами. Помните, я доставил вам копию письма о полном разгроме. Паническое письмо.

— Да, да… — благосклонно закивал Чухновский и, продолжая слушать, прошел к шкафчику, налил рюмку, демонстративно повернулся спиной к Зарубину. — Не угощаю вас, штабс-капитан, от пимоката не должно пахнуть мартелем.

— Я так и понял, господин подполковник, — кивнул Зарубин и продолжил: — Тогда, в декабре прошлого года, по личному предложению Ленина было создано Сиббюро ЦК РКП(б). Место его расположения законспирировано. Ясно одно — оно вне пределов освобожденной верховным правителем территории. — Слава богу.

— Но Сиббюро — рабочий орган. Непосредственно же всеми подпольными делами в Сибири ведают Свердлов и сам Ленин. Я доставил вам типографски отпечатанный текст его речи. Печатали ее явно в Москве, доставили сюда готовой. Я обращал ваше внимание на то, что Ленин очень точно осведомлен о положении в Сибири.

— Заладили — Ленин, Ленин! — вырвалось у контрразведчика, но тут же, перейдя на деловой тон, подполковник продолжил: — И вы предполагаете, Зарубин, что эмиссар направляется в Москву за инструкциями?

— Не только за инструкциями, ваше превосходительство. И за деньгами. Поскольку я числюсь в их организации боевиком, то мне кое-что стало известно. Москва снабжает сибирских большевиков и деньгами. В частности, на покупку оружия… Ведь я за пулемет передал вам десять тысяч «катеринками».

Зарубин заметил, что уши подполковника покраснели.

— Я уверен, господин подполковник, деньги не фальшивые. Большевики не стали бы так рисковать. Кстати, я принес тринадцать тысяч. По тысяче за револьвер. И особо тысячу за браунинг… — Задрав полу поддевки, Зарубин достал завернутые в грязноватую тряпицу деньги. — Вот.

Подполковник холеными пальцами долго трудился над узлом. Потом, прикинув сумму на глазок, сунул деньги в стол.

— Оружие получите по известному адресу. Я распоряжусь, штабс-капитан.

Про себя Чухновский решил так: браунинг явно предназначали женщине, и женщине не низкого, плебейского круга. Это должна быть дама, и, вероятно, респектабельная. Возможно, она будет сопровождать этого Гамбетту. В качестве жены или спутницы. Не исключено, что дама поедет в классном вагоне, а Гамбетта в общем.

«Надо перетряхнуть весь поезд на перегоне от Иркутска до Красноярска, — размышлял Чухновский. — Может быть, попозже? Почему бы даже не подсесть на поезд в Красноярске или Новониколаевске, в Омске, наконец, куда большевики, несмотря ни на что, перевели свою штаб-квартиру. Нет. Начать надо на перегоне от Красноярска. Не исключена вероятность, что эмиссар по пути будет останавливаться в крупных сибирских городах. Он будет получать новые и новые данные… Все гадания, гадания…

Ясно одно — штабс-капитан не тот человек, который смог бы проскользнуть в святая святых большевистской организации. «Боевик», и только. Безусловно, он пригодится в дальнейшем, когда «люд голодный» встанет на борьбу… И все-таки есть маленькая надежда проследить за судьбой дамского браунинга с перламутровой инкрустацией. Прелестная игрушка и бой отличный».

— Кто придет к вам за оружием? Или вы сами отдадите кому-то! Кому именно?

— Браунинг я должен отнести сегодня сам, в двадцать один час, положив оружие в футляр от диадемы. Меня предупредили, что замок с секретом.

— К черту подробности! Кому вы должны отнести футляр с браунингом?

Зарубин поднялся и, твердо глядя в глаза начальства, отчеканил:

— Вашей жене.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Керосиновая лампа в абажуре-шаре на столе комнаты неярко освещала цветную скатерть, а в углах таился полумрак. Сквозь шелковые полупрозрачные шторы едва обозначались переплеты рам: послезакатный свет был еще достаточно ясен. И может быть, поэтому голоса звучали приглушенно, мягко.

— Понимаю, понимаю, Митрофан Евдокимович. Дисциплина есть дисциплина, а особенно партийная. — Подойдя к камину, присяжный поверенный Дмитрий Дмитриевич Буров облокотился о мраморную доску, заставленную фарфоровыми безделушками.

— Поймите и вы, товарищ Буров… В вашем положении чувства, малейшие подозрения, пусть мало чем обоснованные, имеют огромное значение… Однако мы долго проверяли Зарубина. Человек он смелый, выдержанный.

— Да, да, да… Купить у белочехов новехонький пулемет и две тысячи патронов к нему… Такое дело не каждый провернет. Понимаю, понимаю. Не надо воспринимать мои слова как претензию. — Затянувшись погасшей папиросой, Дмитрий Дмитриевич бросил окурок в камин.

Жест его гляделся нервным, даже раздраженным. Митрофан Евдокимович отметил это про себя. Но постарался рассеять сомнения Бурова:

— Вам не нравится, вызывает подозрения сам вид Зарубина. А я слышал, что самая благородная наружность бывает у карточных шулеров.

— Речь о другом. Моя профессия учит меня как можно скорее распознавать сущность сидящего передо мною человека. Согласитесь — это так. Перед моими глазами прошли тысячи людей: преступники, жертвы, невинные и кругом виновные; люди различных классов, наций, состояний, характеров. Это естественно. Но такой взгляд, как у Зарубина… медлительный, цепкий, вязкий… Так смотрят… филеры. И не очень умные следователи.

Привыкший говорить на людях и причем тогда, когда от его слов, его убежденности зависела судьба подзащитного, Дмитрий Дмитриевич и в домашней, доверительной обстановке не мог отказать себе в позе, жесте, широком и плавном, рассчитанном на публику. И надо отдать должное — среднего роста, плотный, с открытым высоколобым лицом, Буров производил импозантное впечатление. С виду такого человека очень трудно было причислить даже к сочувствующим большевикам.

— Вы, Дмитрий Дмитриевич, видели Зарубина минут пять, не больше. — Упрямство Бурова было не по душе Митрофану Евдокимовичу, но дело о сопровождении связного ЦК именно Зарубиным утверждено, и Митрофан Евдокимович не видел ясных причин, чтобы заменять сопровождающего. Да и кем?

— Согласитесь, Митрофан Евдокимович, что я обязан, попросту обязан высказать вам свои соображения. Не подозрения, отнюдь! Соображения. Мне и Елене Алексеевне опасаться не чего. Мы знаем, кто он, он понятия не имеет, кто мы. Пароль у нас. Его помощью мы, как договорились, воспользуемся лишь в самом крайнем случае. Сэмом крайнем. Ведь в первую нашу поездку, в августе прошлого года, помощь Саши по дороге в Москву совсем не понадобилась. Только на обратном пути. Тогда ведь провал следовал за провалом. Без Саши нам пришлось бы туго.

— Саша, Саша… — вздохнул Митрофан Евдокимович.

— Да, да… Весьма странен его арест. Связаться не удалось?

— Нет. Он в контрразведке.

— Да-а… — выразительно протянул Буров. — Славный парень. Веселая, открытая душа… Так вот. — И, тяжело вздохнув, Дмитрий Дмитриевич продолжил: — Мы договорились обо всем. Позаботьтесь о моем крестном отце.

— О ком? — не сразу понял Митрофан Евдокимович.

— О Саше.

Митрофан Евдокимович улыбнулся:

— Не беспокойтесь. У контрразведки улик особых нет. Саша — парень крепкий. Попадет ли в городскую тюрьму или Александровский централ — выручим. Есть у нас планчик один.

— Для Зарубина это дело было бы, вероятно, по душе!

— Дмитрий Дмитриевич! — с некоторым напором начал Митрофан Евдокимович. — Из-за провалов в Омске, Новониколаевске и Красноярске у нас совсем нет связи с центром. Их курьеры до нас не доходят. Вероятно, перехватывают. Нам нужны советы, поправки, деньги, наконец!

— Вы со мной сейчас разговариваете так, как и семь месяцев назад не разговаривали, а тогда я был эсером. — Дмитрий Дмитриевич распахнул пиджак, достал из верхнего кармашка жилета пенсне и ловко нацепил его.

Политическая репутация «эсера» Бурова выглядела со стороны безукоризненно. Он еще до начала империалистической войны прочно вошел в актив эсеровской партии. Причем отнюдь не из политиканских соображений, а твердо уверенный, что Сибири далеко до «пролетаризации». Ее основа — крестьянство.

Но уже первые шаги эсеро-меньшевистского «временного правительства» совсем не понравились Бурову. Порка целыми деревнями представителей «основ» социальной революции, требование недоимок еще с царских времен, с 1914 года; открытое заигрывание с иностранцами, призвание их на помощь, высадка японцев во Владивостокском порту и, наконец, благословение мятежа чехословацкого корпуса — подкуп офицеров и открытый обман солдат… Куда дальше?!

— Запамятовал, что у вас был еще один хороший воспитатель, — улыбнулся Митрофан Евдокимович, — Яков Михайлович Свердлов.

— Удивительная личность! — горячо воскликнул Буров, — Я к нему пришел, представился. Он жмет руку, глядит чуточку сбочь: «Что-то не припомню в Иркутской организации большевика Бурова Дмитрия Дмитриевича, присяжного поверенного». — «Так я, Яков Михайлович, эсер». — «Правый, левый?» — спрашивает. Я задумался. Мне всегда казалось, что я левее во многом и многих, но академически правее меня идти было некуда. «В общем, — говорю, — глазунья с зеленым луком».

— Вы никогда не говорили об этом, Дмитрий Дмитриевич.

— Согласитесь, это личные воспоминания. Да… И все-таки я попрошу вас назвать мне имя второго сопровождающего.

— Как вы догадались?

— Профессиональная наблюдательность. Сопровождающие до времени не должны знать друг друга.

— Согласен. Но имя второго и нам неизвестно. Он присоединится к вам в пути, или в Красноярске, или в Новониколаевске.

— Как это — «или», «или»?

— Или в Томске, если наши к тому времени выбьют беляков из Екатеринбурга. А вам придется «спасаться» от красных. — Митрофан Евдокимович с интересом наблюдал за Буровым.

В кабинете нависла тишина, какая бывает только в квартирах каменных провинциальных домов.

Настенные часы в футляре красного дерева мерным приятным баритоном пробили половину девятого. Митрофан Евдокимович поднялся из кресла. Буров шагнул ему навстречу.

— Не боязно, Дмитрий Дмитриевич?

— Волков бояться — в лес не ходить. А Елена просто молодец Потом в Москве мы несколько дней подышим свободно. Хотя особо разгуливать нам тоже нельзя. Не думаю, чтоб у Колчака в столице не нашлось «верных» людей из офицеров. А то и того почище — из эсеров.

Буров застегнул мягкий дорожный пиджак, поправил галстук. В дверь кабинета негромко постучали.

— Елена! Входи, входи.

Плавной быстрой походкой в кабинет вошла жена Дмитрия Дмитриевича. Миниатюрная женщина с высокой прической, которая не прибавляла ей роста, Елена Алексеевна была одета в серое дорожное платье с широким поясом.

— Наговорились? Не помешала? — спросила она и, забравшись с ногами в широкое кожаное кресло, проговорила: — Но вы сами предупредили — в половине девятого чтоб духу вашего не было, Митрофан Евдокимович.

Митрофан Евдокимович подошел к Елене Алексеевне, взял ее крошечную, но сильную руку в свою большую ладонь.

— Будьте осторожны, — сказал Митрофан Евдокимович. — Если не случится чего-либо непредвиденного.

— Думаю, что нет. — Елена Алексеевна тряхнула головой, — Когда армия наступает или готовится к наступлению, тыл становится беспечным. Офицеры пьют горькую, а подрядчики вроде нашего подзащитного, настолько распоясываются, что воруют уже миллионами.

— Что делать? — всплеснул руками Дмитрий Дмитриевич. — Раз уж он хочет, чтобы его адвокатом был именно я… То мое дело — затянуть следствие до морковкиного заговенья. Уверен, местные власти хотят того же. У нас с Еленой Алексеевной будет достаточно времени на хорошую охоту.

Со стороны гостиной в дверь кабинета снова постучали. Елена Алексеевна мягко поднялась с кресла и, очутившись у двери, проскользнула в нее. И тотчас вернулась в кабинет. У нее в руках был футляр, в каких держат драгоценности. Елена Алексеевна открыла его. В углублении на шелковой подкладке лежал миниатюрный браунинг с перламутровой инкрустацией.

— Прелестная вещица! — не удержалась Бурова.

— Чересчур заметная. Зарубин перестарался. Возьмите на всякий случай вот этот. — И Митрофан Евдокимович достал из-за пазухи размером чуть побольше, простенький никелированный браунинг.

Взяв в руки пистолет с перламутровой инкрустацией. Буров задумчиво проговорил:

— Согласитесь, он прекрасен, как поцелуй Иуды.

— Дмитрий, дорогой, ты не на процессе!

— Профессиональная привычка! — рассмеялся Буров. Потом он достал из тайника, из-под каминной плиты несколько мелко исписанных листков бумаги, передал их Митрофану Евдокимовичу.

— Вот документы. Теперь они здесь. — Дмитрий Дмитриевич прижал ладонь ко лбу. — Эти бумаги можно сжечь. Прошу устроить мне экзамен. Затем приступим к аутодафе.

— Вы стали очень осторожны, Дмитрий Дмитриевич, — сказал Митрофан Евдокимович, когда убедился, что Буров не ошибся ни в единой цифре, не пропустил ни одного факта.

— Приобретаю привычки профессионального революционера, — ответил Буров, помешивая щипцами ярко полыхавшие листки.


— К дому! — бросил подполковник Чухновский кучеру. Мягко качнувшись, сани покатились по обледенелой мостовой. В душе Чухновского бушевало смятение.

Однако, черт возьми, как же получилось так, что его жене передадут для подпольщиков дамский браунинг? Вот уж неприятность так неприятность!

Подполковник успокаивал себя, мол, история с браунингом чушь, домыслы зарвавшегося Зарубина. И, кроме всего прочего, не вызывать же к дому, где живет начальник контрразведки, усиленный наряд солдат.

Достаточно, что, передав шкатулку из-под драгоценностей, Зарубин должен пройти во двор дома и проследить, не выйдет ли кто черным ходом.

Подполковник точно рассчитал время. Едва Зарубин, уже передавший шкатулку, вышел из подъезда и юркнул в подворотню, как сани остановились.

Чухновский вдруг почувствовал: ему несколько страшновато выйти из саней, одолеть полтора десятка ступеней, чтобы подняться на бельэтаж. Подполковник глянул на темные окна своей квартиры. Он сам распорядился повесить плотные портьеры и частый тюль.

Напрасно торчал Зарубин во дворе, следя за черным ходом дома Чухновского. Едва он вышел из парадного и свернул в подворотню, в подъезд вошел «посыльный от ювелира», который получил браунинг у горничной и передал его Митрофану Евдокимовичу. Несколько минут было в распоряжении подпольщиков. Их оказалось достаточно. Зарубин остался не раскрыт, а по его следам шли люди Чухновского.

Штабс-капитан слышал, как отъехали от дома сани подполковника, подождал еще и наконец должен был уйти.

В переулке, который выходил на центральную улицу, Митрофан Евдокимович спустился в недорогой трактир. Здесь обычно собирался ремесленный люд. Заказав чаю с баранками и холодец, Митрофан Евдокимович с удовольствием принялся за еду.


Посетителей в трактире было немного. В дальнем углу кто-то время от времени пытался то ли затянуть, то ли продолжить: «Навстречу роди-мая ма-ать…», но дальше этой строки песня не шла. Две лампы-«молнии» — одна над стойкой, над лысиной хозяина в замызганном белом фартуке, вторая горела посреди залы, скупо освещая сводчатый потолок.

Несколько парней за столиками оказались знакомыми, другие знакомы со знакомыми, в общем, чужих вроде бы не было.

Закончив трудиться над холодцом, славно сдобренным горчицей, Митрофан Евдокимович поднял глаза и увидел спускающегося в трактир Зарубина. Тот цепко оглядел собравшихся — сам он сюда приглашен был впервые, — прошел к столу.

— Позволите?

— Милости прошу.

Все-таки еще не вполне доверяя тому, что его не приметили в подворотне, Зарубин спросил:

— Это не вас я на Дворянской издали приметил?

— Наверное, меня, — очень спокойно ответил Митрофан Евдокимович. — При моей комплекции тенью не проскользнешь.

— Человек! Чаю и баранок! — крикнул Зарубин.

И минуты не прошло, как перед ним оказался пузатый фаянсовый расписной чайник, блюдце с мелко наколотым сахаром, стакан. Распахнув поддевку и поправив усы, чтоб не мокли, Зарубин принялся чаевать.

— В десять тебе надо быть у портного, за базаром.

— Знаю.

— Там переоденешься. Билет железнодорожный там же, у портного.

Держа блюдце на пятерне, Зарубин старательно дул на чай, хотя тот давно остыл. Штабс-капитану было трудно сделать глоток, боялся поперхнуться от радости.

— Там же вещички кое-какие в дорогу.

— В Читу? — осторожно, ненавязчиво спросил Зарубин.

— В Екатеринбург.

— Домой.

— Пусть так.

— Не с руки, — покачал головой Зарубин. — Я говорил, ищут меня там. Признают — дело завалю, сам пропаду.

— У портного новые документы. На другое имя. В Екатеринбурге остановишься в гостинице.

— Другой коленкор.

— Ты сопровождаешь связного, который едет в Москву.

— Ну…

— Тише. Ты его не знаешь. И не пытайся узнать. Если будет нужно, он сам подойдет к тебе, скажет: «Вы в Бугульме никогда не были?» Ты ответишь: «Вятич я». Потом ты должен будешь выполнить его приказ как указание господне. Понял?

— А он-то меня знает?

— Он тебя — да.

— Хм… Странно… — промычал Зарубин. — Не доверяете?

— Раз посылаем с таким человеком, не просто доверяем, верим.

— Ничего себе… — усмехнулся Зарубин, но тут же сменил тон. — Конечно, вам виднее.

— Дело слишком серьезное, чтоб самолюбие тешить. К портному тебя проводит наш товарищ. И от портного до вокзала.

— Может быть, это лишнее? — поморщившись, проговорил Зарубин.

— Нет. Не лишнее. У нас сложилось впечатление, что последнее время нами всеми очень интересуются. Чуть не каждый день приходится уходить от слежки.

— А оружие? Мне завтра нужно передать вам оружие. Я отдал деньги за двенадцать револьверов.

— Револьверы мы получим.

— Но они же не со мной.

— Дадите адрес и пароль.

— Невозможно.

— Сделайте так, чтоб стало возможно. За оружием сходит товарищ, который вас будет провожать.

— Постараюсь. Все так неожиданно. — Зарубин растерянно пожал плечами. — За кого я буду себя выдавать?

— Доверенное лицо ювелирной фирмы «Циглер и K°». В Екатеринбурге интересуетесь камнями, но не очень. Никаких сделок.

— Согласитесь, Митрофан Евдокимович, — сказал Зарубин с какими-то странными, необычными интонациями в голосе и необычными движениями рук, и его посадка за столом на ка кое-то мгновение стала совсем непохожей на ту, как обычно сидят увальни-пимокаты, Но это продолжалось лишь мгновенье, и Митрофан Евдокимович решил, что ему почудилось: слишком напряжены нервы последнее время, слишком неутешительные вести приходили из других городов Сибири. Военная интервенция на Дальнем Востоке, атаманщина в Забайкалье, а затем мятеж белочехов временно приостановили разгром сибирской контрреволюции. Первые же дни белых восстаний и мятежей превращались в вакханалии казней и зверских расправ с большевиками. Не много революционеров уцелело.

Вот тогда Саше подвернулся случай познакомиться и сблизиться с Буровым. Почти сразу, с перерывом в месяц после посылки первого связного Дмитрий Дмитриевич и был отправлен в ЦК, в Москву. Все могло случиться на пятитысячеверстном пути от Иркутска до столицы.

А связь с центром стала необходима, как воздух. Без нее не виделось никакой возможности установить контакты с людьми и организациями других городов, наладить объединенные действия. Посылка людей в Красноярск, Новониколаевск, Омск, Томск могла дорого обойтись и не дать никакого результата. У кого можно остановиться, с кем связаться, кто остался надежен?

И самый длинный путь — дорога в Москву, в ЦК, куда так же, как они, оставшиеся в живых и действующие коммунисты, конечно же, пошлют своих связных. Так оно и вышло.

Но то, что местным коммунистам представлялось самым верным, самым надежным и реальным — всеобщее вооруженное восстание, на деле оказалось не таким простым. Нужна была длительная и кропотливая подготовка, агитация в массах, создание организаций, координирование стихийных выступлений, руководство партизанским движением, чтобы оно было направлено прежде всего на помощь частям Красной Армии, а не оказалось бунтом села, волости, с какими колчаковцам не так уж трудно справиться.

На все требовалось время, время… Надо было действовать, действовать быстро, решительно. Не всегда так получалось. Не хватало сил. Не хватало людей. А кадровая, еще царской закалки контрразведка действовала на полную мощь. И не было такого подлого, грязного приема, которым бы она погнушалась…

— И все-таки, Митрофан Евдокимович, зачем мне охрана? — настойчиво повторил Зарубин.

— Чем ты так взволнован?

— Как-то все сегодня странно…

— Мне тоже так кажется. Ты раньше не задавал лишних вопросов. Выполнял задание, считая, что главное именно это, а не осведомленность.

— Так и задание особое… — смутился Зарубин.

— Тем более.

— Где же мой поводырь?

— Иди. На улице остановись прикурить. Он сам к себе по дойдет. Спросит: «Папиросы рассыпные покупали или целую пачку?» Ответишь: «Пачку. Рассыпные дрянью набивают».

— Слушаюсь… — серьезно проговорил Зарубин, но тут же улыбнулся, переведя ответ военного в шутку.

Может быть, этого и не стоило делать: Митрофан Евдокимович знал, что Зарубин служил унтер-офицером. После ухода Зарубина Митрофан Евдокимович вновь и вновь возвращался мыслью к разговору с ним. Сегодняшняя настырность, обидчивость, необычно вздернутое состояние Зарубина неприятно удивили Митрофана Евдокимовича. И еще сомнения Бурова…

Митрофан Евдокимович тоже расплатился и вышел из трактира. Одинокий керосиновый фонарь желто теплился на углу.

Из низких, быстро летящих туч шел редкий снег. И тут же обрушился целым зарядом, закружился, заметался.

Митрофан Евдокимович поднял воротник пальто. На углу под фонарем пересек переулок и, держась ближе к домам, ускорил шаг. Но тут из переулка следом за ним выскочили сани, из них соскочили двое, и один ударил Митрофана Евдокимовича кистенем по голове.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

— Эх, голуба, душа — потемки, — пожилой благообразный мужик в поддевке, чистой рубахе, подпоясанной наборным ремнем, сапогах бутылками, несколько суетливо задвигался по купе, словно от этого в нем могло прибавиться места. — Соседствовать, значит, станем. Позвольте, дамочка, я корзиночку вашу наверх поставлю.

— Не извольте беспокоиться, — остановил суетливого старичка Буров.

— Устраивайтесь, устраивайтесь, любезнейшие, Я выйду. В коридорчике постою. — Оглаживая короткую бородку, мужик, несмотря на некоторую дородность в комплекции, шмыгнул в коридор.

Пока Дмитрий Дмитриевич размещал немудреный багаж — два чемодана и картонку, Елена Алексеевна сняла шубку, шляпу, негромко спросила:

— Этот?

— Что ты! Судя по всему, это золотопромышленник. Из небогатых и недавних. Фартовый. Везучий. Вот он и катается, наверное, сам не зная зачем.

— Волнуешься?

— Как сказать…

— Дай знать, когда его увидишь.

Буров кивнул.

Едва очи разместились, в купе вошел французский офицер, плотный, с тоненькой ниточкой усов на полном лице, которые, удивительно не шли к нему. Едва переступив порог, француз вскинул два пальца к козырьку кепи, отрекомендовался:

— Антуан де Монтрё, капитан экспедиционного корпуса.

Буров солидно откланялся, назвал себя и представил жену.

Капитан экспедиционного корпуса походил скорее на коммивояжера, торгующего галантереей, приторно галантного и несколько нахального. Не прошло и пяти минут, как он успел рассказать о себе, как говорится, все, добавив, что он гасконец, как и знаменитый герой «Трех мушкетеров» д'Артаньян.

Буров отметил: в разговоре капитан французского экспедиционного корпуса для пояснения своей родословной, своих взглядов и обычаев Франции — его выражение — очень охотно пользовался литературными параллелями-ссылками.

«Токующий глухарь», — назвал его про себя Дмитрий Дмитриевич. Елена Алексеевна, извинившись за свое произношение, перешла на французский. Антуан де Монтрё рассыпался в похвалах, находя, что произношение мадам Буровой ничуть не отличается от парижского.

Дмитрий Дмитриевич прошел в коридор. Он встал у окна, выходившего в сторону перрона. Рыхлый свежий мартовский снег прикрыл копоть на пристанционных сугробах. Приземистое здание вокзала с освещенными узкими и высокими окнами, с уродливыми тенями, шарахающимися по стеклам, керосиновые фонари в огромных папахах налипшего снега подернулись синим лунным светом. У вагонов толпились кучки провожающих. Они кивали головами, махали руками, суетились беззвучно, словно на экране синематографа. Против вагонного окна стоял фонарный столб с перекладиной под застекленной лампой. Огонек едва мерцал. Подгоняемый размахивающим руками станционным работником приплелся, видимо, проштрафившийся фонарщик с лестницей, суживающейся кверху, и длинноносой масленкой. Узкий конец лестницы оперся о металлическую крестовину под самым фонарем. Фонарщик подобрался к конусообразному застекленному футляру, открыл его, задул огонь, наполнил лампу горючим, снова поджег фитиль. Спустился, взял лестницу и ушел вразвалку, помахивая длинноносой масленкой. Это был не Митрофан Евдокимович, как условлено. Буров потянулся за портсигаром, но не закурил. Он скорее почувствовал, чем увидел, — через два окна в коридоре стоял Зарубин. И тоже глядел в окно, и тоже, наверное, на фонарщика. Им должен был быть Митрофан Евдокимович. Сквозь двойные рамы едва донесся одиночный звук станционного колокола. Люди на перроне стали суетливее. Потом станционный колокол пробил дважды. Митрофан Евдокимович на перроне не появлялся. Буров машинально поднял руку и забарабанил пальцами по стеклу. Но тут же одернул себя. Фартовый золотопромышленник, который находился рядом, когда Дмитрий Дмитриевич вышел в коридор, незаметно ускользнул в купе и сидел там тихо, забившись в уголок. Капитан-француз и Елена Алексеевна взапуски болтали.

Буров покосился на Зарубина. Неожиданно взгляды их встретились. Лицо Зарубина приняло заговорщицкое выражение. Он улыбнулся. Сначала глазами, как бы признавая в Бурове сообщника, а потом губы его раздвинулись и показался оскал зубов.

Брови Дмитрия Дмитриевича поползли на лоб. Он изобразил на своем лице искреннейшее недоумение и даже обиду, что кто-то посмел этак глядеть на него. Затем, распахнув пиджак, Дмитрий Дмитриевич достал из верхнего кармана жилета пенсне, что делал лишь в исключительных случаях, и посмотрел на улыбающегося Зарубина в упор, как смотрят на наглеца.

Тот, погасив улыбку, извинительно-заискивающе сделал два шага к Бурову:

— Извините, мне показалось… Мы с вами встречались…

— Не имел чести, милостивый государь.

— Не желаете папиросу?

— Благодарствую.

— Прошу простить, господин… — сознательно не договорил Зарубин в надежде, что Дмитрий Дмитриевич назовет свою фамилию и они все-таки познакомятся.

— Не беспокойтесь, почтеннейший, — ответил Буров, словно выругался, и уставился в окно. С перрона донесся третий звонок. Послышался тонкий свисток локомотива. Вагон дернуло. Потом состав сдал назад и снова дернулся. Паровоз часто заухал. И наконец вагон как бы поплыл, медленно набирая скорость.

«Что это? — думал Дмитрий Дмитриевич о поведении Зарубина. — Беспросветная глупость или подлая провокация? Не может быть, чтоб Митрофан Евдокимович не проинструктировал его. Ему не следует заводить в дороге случайных знакомств, тем более так вызывающе, так бесцеремонно! Однако почему же на перроне не появился Митрофан Евдокимович? Почему?»

Едва проплыл за окном багажный пакгауз, Буров, не оглядываясь в сторону Зарубина, вернулся в купе. Только задвинув за собой дверь, Дмитрий Дмитриевич почувствовал, сколько сил понадобилось ему, чтобы сдержаться, не выдать себя, не поддаться на «удочку» — да и на «удочку» ли? — Зарубина. Вероятнее всего, попросту на его глупость. Возможно, Зарубину тоже не по себе, а соседи по купе не приведи господь, вот и потянуло.

Мягкий клекот французской речи не прерывался ни на минуту и был подобен шуму водопада, к которому рано или поздно привыкаешь и перестаешь замечать. Фартовый мужик, оказывается, не просто зажался в уголок, но и обмотал щеку цветастым платком, словно при зубной боли. Однако глаза мужика, беспокойные и настороженные, выдавали его с головой. По крайней мере, для Бурова разгадать его хитрость не составляло труда.

— Голуба душа… потемки… — пробубнил мужик. — Невмоготу. Вылезать придется. Вы уж, любезнейший, не откажите в совете… Где мне лучше с поезда сойти?

— Выйти можно и в Зиме, и в Красноярске… Только, если не успеете на поезд, билет ваш станет недействительным. Вновь придется покупать.

— Что билет… Душа пропадает…

— До Красноярска потерпите? Там-то уж наверняка хорошие врачи.

— Ох не знаю…

— Можно по-другому поступить.

— Это как же?

— Кто только в поезде не едет. Вдруг и врач-дантист найдется. Пройдите по вагонам. Поспрашивайте.

— Добрый вы человек, господин. Вот посижу, потерплю немножечко. Авось поутихнет.

И опять Буров отметил про себя, что фартовый мужичок довольно свободно ворочает языком, а зубы у него, передние во всяком случае, белее снега.

— Спиртным пополоскайте. Могу одолжить, — предложил Буров, — И внутрь помогает.

— Не балуюсь. Давно пресек. Мне ведь еще в молодости пофартило. Так я перво-наперво в загул и бросился. Год себя не помню. Людей я не любил. Жил волком. С полячком одним. Он у меня вместо управляющего. Ссыльный, однако, полячок.

Заменили ему повешение каторгой и вечным поселением по высочайшей милости. Срок каторги у него истек, я его к себе и привлек. Голуба душа человек, а потемки. Дом на прииске я построил, чего туда не понатащил. Только — как проблеск во хмелю — зимние вечера, пурга воет волком, а внизу, — сам я почему-то в мезонине обретался. Зачем? Не знаю. А внизу-то, в зале, в гостиной, полячок к этой чортепьяне приластится и грустное, грустное такое, ну прямо слезы чистые из-под пальцев у него льются. Запойные люди чувствительнейшие, так я рыдал. Уж плохо мне становилось: на стенах движущиеся картины представлялись, а рядом на диване все кто-то лохматый, будто медведь лежит, шевелится… То кусты прямо на глазах растут, а на ветвях змеи. Страшно.

Вдруг, опомнившись, фартовый мужик, ухватившись за щеку, постонал для приличия и продолжил: — Да, а голуба душа, полячок, царство ему небесное, вылечил меня. Водочкой же да травочками. Очухался я, глянул на дела свои. Все в порядке, будто на другое утро проснулся. «Наворовал ты, Вацек!» — «А зачем?» — «Для денег». — «Нет, но принимал я в вашем доме своих друзей. Помогал им». — «Беглые?» — «Беглые». — «Ну, это дело божеское». — «И теперь можно?» — «А что ж, — говорю, — изменилось? Принимай, помогай! Не душегубы же они?» — «Нет. Против царя идут». — «Я сам от него из России сбег», — отвечаю. Так вот двадцать лет и помогали. А в восемнадцатом, летом, полячок-то мой в ту пору совдепщиком стал… Большой справедливости человек. Ну и казнили его эти эсеры — кадеты. К хвосту лошадиному привязали — и по кочкарнику. Только сапоги я и нашел. А остальное — полоса кровяная.

— Зачем вы это мне рассказываете?

— Зубы свои заговариваю.

— Полегчало?

— Вроде бы… Да не очень. А казнил моего полячка казачий есаул, Зарубин его звали. Не слыхали?

Дмитрий Дмитриевич едва не поперхнулся. Что за чертовщина? Кто этот «фартовый мужик»? «Подсадная утка»? Нет, определенно за всеми этими «случайностями» стоит нечто более серьезное, чем просто совпадение.

А «фартовый мужик» отвел глаза, будто специально давал Бурову время опомниться, собраться. Еще один вопрос стал мучить Дмитрия Дмитриевича: видел или не видел «фартовый мужик» сцену в коридоре между ним и Зарубиным и как ее понял и воспринял? Почему ему понадобилось рассказывать Бурову свою историю, историю полячка и Зарубина, если это тот Зарубин? А следовательно, и предположение, его, Бурова, догадка, что Зарубин не тот, за кого себя выдает, что он опытный, пробравшийся в подполье провокатор. Но почему, однако, он, Буров, должен так слепо доверять «фартовому мужику»? Чем он завоевал доверие у него, Бурова?

«Нет, нет, — сказал сам себе Дмитрий Дмитриевич, — с окончательными выводами спешить нельзя. Время еще есть. И все-таки что же случилось с Митрофаном Евдокимовичем? Почему он не пришел на вокзал?»

— Зарубин, Зарубин его звали. Не слышали? — повторил «фартовый мужик».

— Да нет, не слышал, — усмехнулся Буров. — А как же ваш фарт?

— Золотишко-то? Кончилось. Так, на прожитие. Вот к брату еду. А золотишко… Золото кончилось…

— Он продает золото? — обернулся к разговаривавшим Антуан де Монтрё.

— Зубы у него болят, — пояснил Дмитрий Дмитриевич. — А когда-то месье имел прииски. Потом золото кончилось.

— Тремальор… Тремальор… — печально покачал головой француз.

— Да, несчастье… — согласился Буров.

— О вас, уважаемый, мне мой полячок, голуба душа, рассказывал. И вас самих я в Иркутске видел еще до мая, до мая восемнадцатого года.

— А-а… — протянул Буров, бывший в иркутском правительстве до мятежа белочехов губернским комиссаром просвещения. — Тогда понятно.

«Фартовый мужик» поднялся, расправил плечи. В купе сразу стало тесно. Он накинул шубу, взял небольшой саквояж.

— Бывайте. Пойду доктора поищу. — Выглянул в коридор, а потом вышел.

— Что такое? — спросил Антуан де Монтрё.

— Зубы у него болят, — ответил Буров. — Пошел по вагонам. Может, врача найдет.

— Странное занятие на ночь глядя… — сказал француз. — Странные люди — русские. Я краем уха слышал ваш разговор. Вы действительно были министром просвещения в иркутском эсеро-меньшевистском правительстве?

— Да.

— А теперь?

— Я присяжный поверенный. Адвокат.

— И?.. — тоном, который требовал ответа, спросил француз.

— Еду по делам своего подзащитного в Екатеринбург. — Небрежно, будто совсем не придавая этому значения, Дмитрий Дмитриевич достал из кармана телеграмму, передал ее французу. Тот взял ее как бы машинально и, мельком глянув, возвратил:

— О, я не любопытный. Вы меня не так поняли. Уверяю вас, месье. Но в России надо держать ухи на высоте. Так, кажется, по-русски? На прошлой неделе погиб мой друг. Железнодорожная катастрофа. Партизаны разобрали путь. Сколько напрасных жертв. Здесь, в России, нужна большая культурная работа, чтобы поднять край из варварства и дикости. Правда, кое в чем наша пресса преувеличивала. Медведи и волки не гуляют свободно по улицам сибирских городов. Но сибирский мужик — чалдон — страшнее свирепого зверя. Он не делает разницы между солдатами верховного правителя и нашими, несущими чисто культурную миссию.

— В этом вы совершенно правы, — кивнул Дмитрий Дмитриевич.

Послышался стук, и, прежде чем кто-либо ответил, дверь открылась. На пороге стоял колчаковский офицер. За ним двое солдат. Увидев француза, поручик козырнул:

— Экскюзе муа, капитан… — И, очень, довольный, добавил тоже по-французски: — На войне как на войне.

Француз покровительственно улыбнулся:

— Долг прежде всего!

— Документы! — бросил офицер Буровым.

Придирчиво ознакомившись с бумагами Буровых, офицер лишь взглянул на какое-то удостоверение Антуана де Монтрё, даже не взяв его из рук капитана экспедиционных войск Французской республики. Откозырял, вышел.

— И все-таки даже адмирал Колчак не проявляет, по мнению союзников, достаточной твердости. Мой отец был адъютантом генерала Галифе. Вот кто умел расправляться с мятежниками! «Пощада только мертвым!» А вы и без меня знаете, что в России, а особенно в Сибири, пролетарской черни два человека на сотню.

— Ох уж эта политика, господа, — зевнула Елена Алексеевна. — Я где-то читала… У Тургенева, в «Дыме», что стоит сойтись двум русским, как они начинают обсуждать проклятые вопросы! Вы, капитан, в России недавно. Но она уже испортила вас.

— Вы правы, мадам.

Пока Елена Алексеевна устраивалась на ночь, Буров и капитан курили в коридоре. Сын адъютанта генерала Галифе продолжал развивать свою мысль об усмирении Сибири.

Дмитрий Дмитриевич чувствовал оскомину на зубах и тошноту, словно он ехал не в поезде, а на пароходе по мертвой зыби.

Его вторая поездка в Москву мало чем напоминала первую, такую спокойную, почти прогулку. Тогда, в июле восемнадцатого, Сибирь, словно шкуру, пытались растащить добрый пяток всяческих «правительств»: уфимская директория, ставшая впоследствии печально знаменитой омской, дальневосточное, иркутское, читинское, атаманское, да всех не перечтешь. Каждое из них имело свои оттенки, но отличались они одно от другого только степенью побеления, оставаясь по сути буржуазными, преследовавшие оголтело, но еще недостаточно организованно большевиков и им сочувствующих. Еще продолжались бои Красной гвардии на Даурском фронте, которым командовал бывший прапорщик и бывший левый эсер-максималист Сергей Лазо.

Белочехов кое-где в деревнях еще встречали хлебом-солью как избавителей от совдепии, да и в городах обыватели верили в Учредительное собрание, свободу торговли и прочие яркие тряпки слов эсеро-меньшевистской «платформы».

Однако Бурова уже не хмелили пышные фразы широковещательных программ.

В июне он по делу своего подзащитного был «За Ушаковкой», в уголовной тюрьме. Окно камеры, где он беседовал с подзащитным, выходило во внутренний двор. Неожиданно двор наполнился шумом голосов, свирепыми криками конвойных. Дмитрий Буров подошел к окну. И в ту же секунду послышалась пулеметная очередь. Он видел, как десятка два полураздетых, избитых людей медленно, по-разному стали оседать, дико кланяясь и тыкаясь головой в булыжник, откидываться… И падать, падать под строчную дробь пулемета. Потом конвойные погнали к стене новую группу арестованных. Их били прикладами, пинали сапогами…

«Смотри! — твердил себе Дмитрий Дмитриевич. — Вот что творится за ширмой пышных фраз, в которые ты тоже верил! «Третий путь»! Нет его! Революция альтернативна: да или нет. Третьего не дано!..»

Потом произошел другой случай. Но к нему Дмитрий Дмитриевич был готов. Внутренне готов, подобно оружию наизготовке, когда лишь за незначительным движением пальца неотвратимо следует выстрел.

Тот день походил на многие. Уже даже тишайших обывателей перестала смущать стрельба за окном, трупы на улицах. И в тот день, проходя по одному из переулков вслед за пронесшимися верховыми и жесткими ударами выстрелов, Буров увидел у калитки труп рабочею и рядом девочку. Она держала руку отца, видимо, еще теплую, и со слезами тянула: «Пап! Па-па! Ну встань! Встань. Пошли домой! Пап!..»

Под испуганными, затравленными взглядами обывателей Буров отнес убитого домой.

А вечером стрельба поднялась около их дома. Глянув в окно, Дмитрий Дмитриевич увидел, что из переулка выскочил, пригибаясь, человек и скрылся в их подъезде. Буров быстро подошел к двери и открыл ее. Тут же на площадку взбежал молодой человек. Дмитрий Дмитриевич кивком пригласил его в квартиру. И узнал Сашу Привалихина, большевика, входившего в состав городского исполкома.

— Скорей, скорей! — Буров провел Привалихина на кухню, открыл дверь черного хода. — Вот ключ от сарая. Уже темно. Никто не увидит. Позже зайдете. Дверь будет открыта.

Едва Привалихин успел уйти, как забарабанили в дверь. Открыла Елена Алексеевна. В прихожую ворвались офицер с запыхавшимися солдатами. На шум вышел и Дмитрий Дмитриевич. Ни слова не говоря, он попросил офицера пройти в комнаты. Офицер был знакомым, преподавал в юнкерском училище. Но тем не менее он очень придирчиво осмотрел квартиру. Постоял у выхода на черную лестницу. Однако Дмитрий Дмитриевич после ухода Саши поставил ведро с помоями как раз у двери, рассудив, что если бы ее открывали, то ведро отодвинули бы. Перехватив взгляд офицера, Буров сказал:

— От горничной нам пришлось отказаться. А сами не всегда успеваем с домашними делами.

— Ничего, — успокоил офицер. — Считайте, что новые времена будут лучше добрых старых.

И преследователи ушли.

После полуночи через черный ход в квартиру вернулся Саша Привалихин. Они прошли в кабинет.

— Как вы здесь очутились, Саша? Вы же эвакуировались.

— Кому-то надо вернуться. Мне посчастливилось. Нас белые и чехи прижали к Байкалу. Наших в плен не брали, раненых добивали. Только нескольким бойцам удалось пробиться к тайге.

— В таком виде вам, Саша, нельзя показываться в городе. Узнает первый встречный. А контрразведка…

— Она уже знает, Дмитрий Дмитриевич.

— Все равно надо загримироваться. У нас кое-что осталось от любительских спектаклей. Бороду, усы найдем. Кстати, кто из ваших есть в городе?

Привалихин нахмурился.

— Не знаю.

— Извините, я не то хотел сказать. Я прошу вас… Это очень серьезно. Поймите. Передайте товарищам, что я целиком в их распоряжении…

— Странно, Дмитрий Дмитриевич… Ваши… ну, соратники захватили власть, а вы — к нам.

— Согласитесь, Саша… Можно годы верить словам и в день разувериться от дел, которые совершают, прикрываясь красивыми фразами. Поверьте. Сказанное мною серьезно. Я не остановлюсь перед любым делом, которое мне поручат товарищи.

— В городе коммунистов почти нет. Вы же это знаете…

— Я не думал, что мое искреннее признание…

— Нет, нет, Дмитрий Дмитриевич! Теперь вы не поняли меня. Уверен, нам очень-очень нужны люди. И пожалуй, именно такие, как вы. Вне подозрений.

— Спасибо, товарищ Привалихин. — Дмитрий Дмитриевич протянул Саше руку. Тот крепко пожал ее и тепло, по-братски улыбнулся.

Загримированный Саша ушел черным ходом, предупредив, что он поднимется на чердак и выйдет из другого подъезда, за углом. И приходить будет тем же путем.

— Вот ключ.

— В случае чего я его выброшу.

Саша пришел на третий день. Он назвал адрес конспиративной квартиры, где Бурову предстояло встретиться с оставшимися в городе коммунистами. Но когда Дмитрий Дмитриевич пришел по адресу и назвал пароль, его препроводили в другой дом. Буров правильно оценил предосторожность.

В небольшом домике в Знаменском рабочем предместье Бурова встретили трое незнакомых людей и Саша. Они поздоровались, сели за стол, на котором стоял кипящий самовар, чашки, сушки.

— Товарищей интересует, как вы относитесь к текущему моменту, — сказал Саша.

— Я бы уточнил, — вступил в разговор несколько косноязычно сюсюкающий бородач. — Как вы относитесь к возможной коалиции между большевиками, социал-демократами и социал-революционерами.

Буров внимательно оглядел присутствующих:

— Странный вопрос. Вернее, добавление, уточнение. Согласитесь, что говорить о коалиции между революционерами и предателями революции по меньшей мере опрометчиво. Все сибирские и дальневосточные «правительства», в кои входят представители от кадетов до «народных социалистов», перечеркнули все завоевания революции. Меня удивляет подобная постановка вопроса. Согласитесь…

— Это личное мнение товарища Серого, — сказал Саша.

— Очень рад, — серьезно заявил Буров, — что подобная точка зрения лишь личное мнение.

— А каким образом без них можно продолжать борьбу? — спросил Серый, присюсюкивая. Буров догадался, что в целях конспирации Серый держит под языком шарик, изменяющий его произношение, но тембр его голоса показался Дмитрию Дмитриевичу знакомым. — Большевистские организации разгромлены. Связей нет. Не разумнее было бы консолидироваться в республиканско-демократический фронт? Не все меньшевики и эсеры — предатели. Вот вы…

— Я не считаю себя эсером! — резко ответил Буров.

— А кто же вы? — усмехнулся Серый. — Большевик?

— Если мне окажут честь так называть себя.

— Странное вы выбрали для этого время…

— Считаю, что партия большевиков именно сейчас, в это «странное», как вы говорите, время, нуждается в работниках. Не напрашиваясь на комплимент, скажу: людей, сознающих это всем сердцем, будет день ото дня все больше.

Серый оглядел сидящих за столом, сцепил пальцы рук:

— Я отказываюсь посылать Бурова нелегально в Москву для — доклада ЦК.

— Я за это предложение, — сказал Саша Привалихин.

— Поддерживаю, — кивнул третий.

— Неофиты все видят в розовом свете, — твердо выговорил Серый.

— Мы тоже, — сказал Саша.


…В ночной тьме за окном полыхнул рыжий всполох. Тотчас тревожно загукал паровоз, тонко, испуганно.

Буров подался к стеклу. Где-то впереди и сбоку над тайгой поднималось зарево. Буров вынул из жилета часы. По времени они должны были подъезжать к станции Зима. Дорога здесь делала поворот, и именно в стороне станции занимался пожар. Состав резко дернулся, замедляя ход.

Поезд выехал на открытую местность. Стали видны силуэты станционных построек и рядом на путях полыхающие вагоны, рассыпавшиеся фейерверком искр и падающих обломков.

«Партизаны! — подумал буров. — Партизаны подорвали состав с боеприпасами! Может быть, это дело рук Митрофана Евдокимовича с товарищами? Тогда понятно, почему он не появился на перроне. Ему пришлось уехать из Иркутска на несколько часов раньше…»

— Что такое? — послышался хрипловатый спросонья голос француза.

— Ах, опять какое-нибудь досадное происшествие, — проговорила Елена Алексеевна. — Дмитрий!

— Да, что-то случилось.

— Очередная глупость партизан, — сказал Антуан де Монтрё. — Что они могут сделать, если союзники ежедневно поставляют верховному правителю столько боеприпасов и снаряжения, сколько хватило бы для боевых операций под Верденом.

— Так много, господин капитан?

— Боюсь, что я даже приуменьшил нашу помощь.

Поезд остановился примерно в километре от станции и стоял до утра. Из окна вагона было видно, как вокруг огненного состава метались фигурки людей, пыхтели паровозы, растаскивая вагоны. Доносились звуки то ли стрельбы, то ли перестрелки. Лишь с рассветом пассажирский поезд миновал станцию.

Через день, подъезжая к Красноярску, их состав снова задержался на несколько часов: партизаны подорвали мост, и несколько воинских эшелонов простояли трое лишних суток на перегоне.

Тем временем Елена Алексеевна взапуски болтала с капитаном экспедиционного корпуса, а Дмитрий Дмитриевич углубленно, от доски до доски читал все колчаковские газеты, какие только удавалось заполучить на промежуточных станциях. Проходя по вагону, Буров каждый раз отмечал про себя, что Зарубина в купе не было. Он где-то пропадал. В Иркутске об этом уговору не было. Буров начинал не на шутку нервничать. Подозрения — одно, а уверенность в правильности подозрений — совсем другое. И главное — уже ничего нельзя изменить. Их должны встретить в Екатеринбурге с этим поездом. Их и Зарубина. А потом состоится свидание перед отъездом на север, где через лесничество они выйдут к Перми. Вот на этом отрезке и нужен будет третий, который при необходимости прикроет их, а потом встретит на обратном пути. И тогда они уже поедут вместе. Судя по всему, из Москвы они повезут большой багаж. В прошлый раз они втроем едва-едва справились.


В Омске поезд снова задержался на двое суток. Где-то совсем неподалеку партизаны пустили под откос воинский эшелон. На станции, забитой составами, царило напряженно-истерическая обстановка.

Стало известно, что две поездные бригады от машиниста до кондукторов расстреляны якобы за связь с партизанами. Вокзал наводняли филеры и переодетые контрразведчики. Пассажиры и вокзальный люд, пытавшиеся куда-то уехать, с недоверием и опаской косились друг на друга.

Буров вышел за свежими газетами. Купленные по пути издания необходимо было не только прочитать, запомнить главное, но и сохранить, довезти до Москвы.

Мальчишки-газетчики в длиннополых, с чужого плеча пиджаках и разбитой обуви ломкими голосами оглашали привокзальную площадь. Выкрикивали новости. Колчаковцы снова потеснили красных.

Накануне была оттепель, и, ступая по хрупким льдинкам вчерашних вымерзших луж, Буров купил газеты и собрался вернуться в вагон, когда в дверях вокзала возникла суматоха, послышались крики, ругательства. Толпа подалась на шум, но тут же отхлынула. И в освободившемся круге Буров увидел «фартового мужика». Двое филеров с трудом удерживали его, заломив руки за спину. Мужик был без шапки, волком смотрел вокруг, явно отыскивая кого-то глазами. Из разбитого лица на грязный, заляпанный мазутом снег капала кровь. Буров подался за спины невольных зрителей.

Но тут мужик дернулся с такой силой, что здоровенные филеры не смогли его удержать. Мужик кинулся на толпу, охнувшую, попятившуюся. Однако он словно никого не видел, кроме одного: усатого, с холеной бородкой господина в котелке — Зарубина.

Опомнившиеся филеры настигли мужика в двух шагах от Зарубина, скрутили ему руки. Но мужик, выпрямившись, харкнул кровью в морду человека в котелке:

— Иуда! Душегуб!

Зарубин ловким и точным ударом в скулу сбил мужика с ног. Тот повис на руках филеров.

Все произошло удивительно быстро. В одно мгновенье, а в следующее толпа загородила от Дмитрия Дмитриевича и «фартового мужика» и Зарубина, который, кажется, не заметил Бурова за спинами. У Дмитрия Дмитриевича на какую-то долю секунды появилось ощущение, что не «фартового мужика», а его ударили по лицу.

Передернув плечами, Буров сбросил с себя это ощущение и быстро пошел к вагону.

«Зарубин — провокатор!» — билось в мозгу. Теперь в этом не оставалось ни малейших сомнений. Да, Митрофан Евдокимович не стал бы теперь улыбаться на щепетильную предосторожность Бурова, когда тот потребовал, чтобы помощник, сопровождающий их, не связывался с ними, пока он не понадобится им самим.

Той же фланирующей походкой, будто ничего не случилось, Буров с газетами под мышкой отправился к своему составу, который стоял на запасных путях.

У своего синего вагона второго класса Буров увидел охрану. Двое солдат стояли у одной двери, двое у другой. Запахнув пальто, Буров сжал в руке пачку газет и, не замедляя шага, подошел к подножке. Солдаты не остановили его, даже вроде не заметили.

«Так, мышеловка: впущать и не выпущать, — с тревогой подумал Дмитрий Дмитриевич, поднимаясь по ступенькам. — Но почему сейчас, здесь?»

В коридоре он увидел троих пассажиров, стоявших спинами к окнам и около каждого по солдату.

«Так, — рассудил Буров, проходя мимо них в свое купе. — Эти пассажиры сели в Иркутске и едут дальше Омска… С ними пятеро. Контрразведка нервничает. Или уверены в успехе?»

Елена Алексеевна сидела в своем купе как ни в чем не бывало и болтала с французским капитаном и колчаковским офицером, видимо, из контрразведки.

— Вот и мой муж! — обернулась к нему Елена Алексеевна. — Говорят, есть необходимость нас побеспокоить.

— Рад служить, — отозвался Буров. — Но все-таки в чем дело?

Елена Алексеевна капризно махнула рукой:

— Кого-то ловят.

— Вот именно, — кивнул контрразведчик; теперь в этом не было сомнений.

— И это все объяснение? — Буров вскинул брови.

— У вас любопытства больше, чем у женщины, — снова, не отвечая на вопрос, проговорил контрразведчик.

— Что ж, я подчиняюсь…

— Слова истинного патриота! — воскликнул Антуан де Монтрё. — Полное доверие к властям.

— Как же может быть иначе? — пожал плечами Буров. — Только я попрошу вас, вызовите солдат. Отнести вещи.

Офицер кивнул:

— Да, да! Не беспокойтесь.

— Господа! — вдруг воскликнула Елена Алексеевна. — А мы не опоздаем на поезд? Он не уйдет без нас?

Офицер снова кивнул:

— Думаю, что нет… Вы проявляете завидное благоразумие… — несколько удивленно проговорил вдруг офицер.

— Видите ли, — заметил Дмитрий Дмитриевич. — Я — юрист. И знаю, что контрразведка обладает чрезвычайными полномочиями. Согласитесь, протестовать в данном случае бесполезно.

Гордо усмехнувшись, поручик обратился к Елене Алексеевне:

— У вас есть оружие, мадам?

— Да. — Взяв лежавшую на полке муфту из горностая, Елена Алексеевна вынула из нее маленький дамский браунинг, так, будто собиралась выстрелить в живот офицеру.

— О-о! — Офицер отшатнулся.

Не выпуская из рук браунинга, Елена Алексеевна достала из муфты сложенную вчетверо бумагу:

— А вот разрешение, подписанное командующим войсками Иркутского гарнизона.

Офицер, строго нахмурившись, взял бумагу, сверил номер, внимательно пригляделся к подписи и печати:

— Тогда… все в порядке, мадам. Вам вообще нет необходимости беспокоиться.

Елена Алексеевна вскинула брови:

— Все так просто?

— В жизни все решается просто: да — да, нет — нет.

— Объясните, поручик, — довольно капризно, пожав плечами, проговорила Елена Алексеевна.

— С двадцать первого марта… мадам, в Енисейской и Иркутской губерниях объявлено осадное положение.

— Странно… Очень странно… Наши доблестные войска, наши союзники… Мы одерживаем победу за победой на фронте, а в тылу, за тысячи километров от мест решающих сражений, объявляется осадное положение…

Поручик неохотно заметил:

— Партизаны, мадам… Ведь ваш поезд опаздывает уже на пять суток… А вы, господин присяжный поверенный?

— Семье достаточно одного вооруженного… — улыбнулся Буров. — С тех пор как отменены дуэли, оружие стали носить женщины… для защиты своей чести…

— Тем не менее, — сказал поручик, — необходимо соблюдение формальности…

— Обыск? — нарочито засуетился Буров. — Да, да… прошу… Здесь?

— Прошу, — указав жестом в коридор, поручик вышел вслед за Буровым.

— А чем мадам объяснит свое любопытство? — неожиданно спросил капитан-француз. — Вы, мадам, порой были чрезвычайно настойчивы в расспросах.

— О, господин Антуан де Монтрё, не вам ли мы обязаны столь любезным визитом поручика? А также и тем интересом, который проявлен к нам здесь? — язвительно улыбнувшись, спросила Елена Алексеевна.

— Вы не ответили на вопрос.

— Вы так плохо знаете женщин, месье? Или скромничаете? Кстати, я не любопытна, а любознательна. Это разница. Любознательность — слабость женщин.

— От слабости до порока один шаг, мадам.

— По-моему, вы его сделали, месье. Вы порочно подозрительны. — Елена Алексеевна отвернулась и стала смотреть в окно. — Да вот еще один пассажир, который едет от Иркутска. Не правда ли, Дмитрий? — обратилась она к вошедшему мужу.

— Ба-а! Да это довольно нагловатый господин… Набивался в знакомые…

Все посмотрели в окно.

Зарубин, шедший от вокзала к составу, видимо, только теперь заметил, что у вагона стоят солдаты. Он остановился в нерешительности, подался в сторону, потом вдруг повернул обратно, побежал.

Поручик выскочил в коридор, промчался до тамбура:

— За мной! — крикнул он солдатам. — Поймать стервеца! Не стрелять! Живым брать, каналью!

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Пристрелив «при попытке к бегству» горничную своей жены, подполковник Чухновский вернулся в контрразведку, уверенный в том, что он поступил правильно: «концы в воду». Он тоже под богом ходит. Кроме колчаковской, в Иркутске, как и во всей Сибири, действовало по меньшей мере пять разведок: чешская, польская, английская, французская и даже американская. Порой даже он не знал, в чем и каким образом переплетаются интересы этих полулегальных, полутайных организаций. Каждая из них имела своих агентов, преследовала свои цели.

Пять? Какое там пять разведок! А японская, самая скрытная и, пожалуй, наиболее давно укоренившаяся, работавшая тихо, совсем незаметно, но результативно. Встречи Чухновского с представителями японской миссии обычно, заканчивались добросовестными «пожертвованиями»: сведениями, которые, казалось, вырывались японцами из-под земли. Особенно настойчивыми были их сигналы о «разрушительной пропаганде большевизма» в Черемховском угольном бассейне. Но все попытки разведок ввести в подпольные комитеты шахтеров своих агентов успеха не имели. Там люди очень хорошо знали друг друга, давно отказались от связи с эсерами и меньшевиками, держались плечом к плечу. Над всей Транссибирской магистралью, как дамоклов меч, висела угроза прекращения добычи угля. Это обескровило бы всю дорогу.

Черные даже зимой слободки шахтеров, кривые, покосившиеся лачуги оказались крепостью, куда невозможно было проникнуть даже многоопытным агентам. А если кому и удавалось зацепиться там, то ненадолго. Их находили где-нибудь на окраине с проломленной головой.

Атаман Семенов тоже не оставлял без внимания Иркутск. Чего стоит его «подарок» — Зарубин. На кого он работает? На Колчака, Семенова или на японцев?

В тот же вечер, когда Чухновский покончил с горничной, в контрразведку привезли задержанного рабочего-фонарщика со станции Иркутск. При обыске у него оказался тот самый браунинг, который несколько часов назад Чухновский передал Зарубину. Тогда подполковник крепко пожалел, что поторопился расправиться с горничной. Могло оказаться — она совсем не виновата. Браунинг с перламутровой инкрустацией мог попасть к задержанному непосредственно от Зарубина. Штабс-капитан, выходило, провоцировал и его, Чухновского, «намекнув», будто подполковник столь беспечен, что большевики свили гнездо в его собственном доме. Но и Зарубин исчез. А все меры должного воздействия не заставили заговорить Митрофана Евдокимовича Пирогова. Ничего, кроме того, что браунинг он нашел оброненным на улице, от него не добились. Тогда Чухновский отвел Пирогова в подвал и поставил якобы перед камерой задержанного ранее молодого большевика по кличке Саша, а по документам Петра Петровича Животнова, которого «осветил» Зарубин. Один из надзирателей, спрятанный в камере заранее, посмотрел в глазок, а потом Пирогову сказали, что он опознан «благоразумным Животновым».

— Ваш Саша сказал, что вы из одной организации и вами сегодня был отправлен в Москву связной. Разве это не так? — мягким голосом поинтересовался подполковник.

Митрофан Евдокимович стоял посреди следственной камеры, босой на цементном полу. Ноги его были широко расставлены, но он покачивался. На полу запеклась кровь. Он молчал.

— Пройдитесь! — приказал Чухновский казаку, похожему на афишную тумбу. Тот придвинулся к Пирогову и что было силы ударил кованым каблуком по босым пальцам ноги Митрофана Евдокимовича. Пирогов дернулся, голова его запрокинулась, он замычал, но остался стоять.

— Еще! — крикнул Чухновский. — Еще!

Пирогов осел на пол. Из-под ногтей на ногах брызнула кровь.

— Посадить.

Казак легко поднял кряжистого Пирогова, подтащил к табуретке.

В помутившемся от боли сознании Митрофана Евдокимовича билась лишь одна мысль:

«Врете, сволочи! Не признал меня Саша. Не знал он ничего о том, что Буров отправляется сегодня! Не знал! Это знал Зарубин, Он меня узнал! Значит, он и выдал! Он! Больше некому. Который час? Ушел ли поезд? Что будет с Буровым?» И еще: «Хоть бы скорее забили до беспамятства!» Однако Чухновский был расчетлив. А казак знал свое дело.

Только под утро бесчувственного Пирогова отволокли в подвал и бросили в камере на пол.

«Большевик! — вот и все, о чем мог догадываться Чухновский. — А браунинг этот Пирогов все-таки получил от Зарубина».

Штабс-капитан объявился на пятый день. Он сообщил из Красноярска, что ему поручено Пироговым сопровождать связного ЦК. Самого связного он, Зарубин, еще не «осветил». Возможно, он едет в одном вагоне с ним до Екатеринбурга. Там ему дан адрес явочной квартиры. Самому Зарубину сменили документы. Теперь его фамилия Клеткин Степан Афанасьевич, доверенное лицо ювелирной фирмы «Циглер и K°».

Однако о том, что Зарубин исчез, а его сфабрикованные в контрразведке документы использовались другим подпольщиком, Чухновский узнал на другой день после ареста Митрофана Евдокимовича Пирогова. По договоренности с Зарубиным, еще ничего не зная о его внезапном отъезде, Чухновский передал своему агенту, владельцу конспиративной квартиры контрразведки, дюжину револьверов, Но вместо Зарубина по его паролю пришел разбитной парень из мастеровых. Когда хозяин отказался отдать ему оружие, парень показал ему документы Зарубина, наивно полагая, что его появление станет оправданнее. Хозяин конспиративной квартиры совсем очумел от страха, решив, что Зарубина убили. Когда он попытался выставить парня, тот полез в драку, связал хозяина и, приставив ему нож к животу, потребовал оружие.

Хозяин отдал, но едва парень ушел, сообщил обо всем в контрразведку. Следить за парнем оказалось поздно — скрылся. А самое главное, неизвестно, куда делись револьверы. Возможно, подпольщики, вспугнутые столь диковинным получением револьверов по паролю Зарубина, перепрячут и пулемет, который тот за десять тысяч «катеринками» купил «у чехов»? Чухновский отправил группу, чтобы изъять и пулемет из известного ему тайника — на Московской дороге, неподалеку от Триумфальной арки в честь победы над Наполеоном. Однако подпольщики были проворнее: тайник вскрыли, пулемет забрали!

Подполковник клял на чем свет Зарубина, втянувшего его в авантюру с продажей оружия. Разве не существовало другого способа завоевать доверие подпольщиков? Но теперь в руках у Чухновского оказался козырь против Зарубина. Не откладывая дела в долгий ящик, подполковник составил рапорт, в котором обвинял штабс-капитана в действиях, граничащих с преступлением по службе. Оставалось лишь убрать единственного свидетеля деятельности Зарубина — подпольщика Пирогова.

Однако, написав рапорт, Чухновский положил его в стол, ожидая, как развернутся события дальше. Нюхом контрразведчика он понимал: Зарубин идет по следу «крупного зверя». Успех мог быть ошеломляющим. Если бы только… Если бы только Зарубину удалось «осветить» таинственного связного! Это значило — взять человека, который держал в своих руках главные нити большевистских организаций Урала, Сибири и Дальнего Востока.

Судя по тому, как заботятся о связном, он не впервые совершает свой вояж, и его очень ценят. Он знает замыслы, в его распоряжении планы, имена, явки и пароли десятков активных коммунистов, за которыми охотятся все восемь разведок! И каких! Лучших в мире.

А пока они могут лишь констатировать подобно управляющему Иркутской губернии, что «поставленная большевиками задача отвлечения максимального количества сибирской армии с фронта внешнего на многочисленные внутренние фронты вполне им удается».


Зарубин бежал к зданию вокзала, моля бога лишь об одном — успеть проскользнуть в дверь. До привокзального перрона, заполненного народом, оставалось метров пятьдесят. Он был уверен, что солдаты, преследующие его, не станут стрелять в толпу. Вернее, он считал — офицер, чьи крики он слышал позади, не отдаст такой команды.

— Стой! Стой! Стрелять буду!

Толпа на перроне, освещенная солнцем и поэтому казавшаяся еще более грязной и серой, слепящие блестки луж в радужных разводах, приземистое здание вокзала — все прыгало перед глазами Зарубина. Он скакал как заяц, стиснув зубы, и беспрестанно повторял: «Идиоты! Идиоты!»

Позади послышался щелчок револьверного выстрела. Немая толпа на перроне расплеснулась в стороны от главного входа в здание вокзала, словно мелкая лужа, в которую бросили камень. И одновременно взвыли десятки женских голосов. Потом с оттяжкой хлестнули, точно бичи, винтовочные выстрелы. Толпа смешалась, вой перешел в визг, заметавшиеся люди давили друг друга, сталкивались, будто ослепшие.




Но цель, к которой стремился Зарубин, — дверь вокзала, массивная, дубовая, с одной открытой створкой, была свободна. Стоило Зарубину проскочить в нее, как дверь тут же захлопнулась, с десяток рук подхватили тяжеленную скамью, придвинули ее к двери, забаррикадировали.

Очутившись в зале ожидания, еще в тот момент, когда какие-то мужики возились с дверью, Зарубин кинулся вправо, к знакомому повороту коридора, где находилась комната контрразведки. Он уже почти достиг ее, когда сзади раздались панические крики:

— Ку-у-да! Паря! На-аза-ад!

И грохот прикладов в дубовые двери. Потом звон разбитого стекла, револьверные выстрелы.

Запыхавшийся Зарубин едва не ткнулся в стол, за которым сидел прапорщик.

— Что вы наделали! Идиоты! Какого черта вам надо! — орал, едва переводя дух, штабс-капитан.

— Молчать! — по-мальчишески взвизгнул прапорщик.

— Немедленно доложите…

Тут в комнату вскочил офицер, гнавшийся за Зарубиным, схватил его за плечо, повернул и с ходу ударил в лицо зажатым в кулаке наганом. Но в то же мгновение преследователь взлетел над столом, нелепо дрыгая ногами, и обрушился на онемевшего поручика. Револьвер оказался в руке Зарубина.

— Идиоты!.. Идиоты!.. — штабс-капитан скрежетал зубами. Пока ошеломленные офицеры барахтались на полу, Зарубин схватил трубку телефона и назвал номер.

— Майор Прайс! Вас беспокоит Зарубин, сэр! — сказал штабс-капитан по-английски. — Мне необходимо ваше содействие, сэр… Да, сэр… На вокзале… Благодарю вас, сэр.

Не поднимаясь с пола, офицеры таращились на Зарубина.

— Выслужиться захотели, молокососы! Встать! Поставьте у двери часовых. Никого не впускать, занавесьте окна! — Зарубин потрогал рассеченную бровь, синяк, вспухающий под глазом, прошипел: — Идиоты!

ГЛАВА ПЯТАЯ

После всего происшедшего в Омске Зарубин и не рассчитывал, что он снова поедет в одном поезде со связным. Очень уж большими предосторожностями обставлялся его отъезд. Но и человек, отправившийся в путь, являлся поистине чудесным для контрразведки кладезем самых разнообразных сведений о подпольной работе, какими не мог обладать ни один подпольный деятель в Сибири и на Дальнем Востоке.

Еще в самом начале своего внедрения в большевистскую организацию Зарубин краем уха слышал о создании Урало-Сибирского бюро ЦК. Оно действовало тайно откуда-то из прифронтовой полосы красных. Зарубин, тогда еще наивно полагавший, что проникнуть в большевистский центр не сложнее, чем наладить выгодную связь с английской разведкой, задался целью просочиться именно туда, в штаб подполья. Однако даже самые безобидные намеки на предположительную осведомленность об этой организации едва не стоили ему полнейшего отстранения от какой бы то ни было деятельности у большевиков. И вот через полгода тишайшего сидения Митрофан Евдокимович сам предложил ему быть подручным даже не доверенного бюро, а связного самого Свердлова.

Вечером перед отъездом Зарубина сопровождали от трактира до портного. Там он переоделся, там же его постригли и побрили, изменив внешность, и заботливо доставили до вагона. Но и в поезде Зарубин попал под чей-то глаз. Так ему померещилось во всяком случае. Ведь он не знал: сопровождает связного один, нет ли; известен ли он сам связному.

На вокзале перед отправлением поезда Зарубин перехватил долгий, слишком долгий — а может, показалось? — взгляд своего провожающего, который задержался на Бурове, известном в городе адвокате. Бурова часто приглашали вести дела и в других крупных центрах Сибири.

Барская надменность, с которой Зарубин был осажен Буровым за один лишь участливый взгляд попутчика в дальней и долгой дороге, надолго отвадил контрразведчика от попыток сближения. Да и компания — французский капитан был для Зарубина неподходящим знакомым. Французы, с которыми сталкивался штабс-капитан, показывали себя хорошими знатоками-ювелирами, готовыми при удобном случае пойти на сделку. Зарубин же немного смыслил в камнях, во-первых, во-вторых, ему нечего было предложить, да и сделки запрещались.

Но и ждать у моря погоды было не в характере Зарубина. Он стал исподволь прощупывать пассажиров, едущих с ним в одном вагоне. Охотно разговаривал, выпивал «по маленькой». В карты играть не садился. Отговаривался недавним крупным проигрышем. На предложения отыграться отвечал поговоркой: «Не за то отец драл, что играл, а за то, что проигрывался!» До Омска он уже хорошо узнал попутчиков из тех, кто следовал дальше столицы Колчакии.

Отец Нафанаил — с ним контрразведчик держался ближе, чем с остальными, — направлялся в какую-то уральскую епархию по денежным делам. Другой оказался спекулянтом. Третьим был «фартовый мужик», старый знакомый Зарубина. Он-то и отвлек его внимание, хотя и не напрасно, да невпопад.

Только в Омске, уже сидючи в комнате контрразведки на вокзале, Зарубин услышал слова, натолкнувшие его на твердую мысль как следует проверить чету Буровых.

Слишком расторопный поручик, получивший нагоняй, принялся горячо доказывать необходимость жесточайшим образом, до последней нитки, обыскивать всех пассажиров поезда. Поручик, его приятель, ехидно усмехнулся:

— А как насчет дам?.. Надо издать приказ, чтоб для удобства Гамбетты они следовали нагишом.

— Гамбетта? — оживился Зарубин.

— Поручик Карякин — недоучившийся юрист, — бросил дежурный офицер. Объяснил: — Вот мы и зовем его между собой именем знаменитого французского коллеги. Но теперь, я думаю, его называть «гримёром», — и хохотнул. — Ловко он вас разукрасил. Не узнать.

— Гамбетта… Юрист… — бормотал себе под нос Зарубин. — О, черт… Ведь у связного кличка Гамбетта. И Буров — юрист. Надо проверить… Не он ли все-таки тот связной? Надо обязательно проверить!

Как — Зарубин еще не знал. Во всяком случае идти в вагон тотчас нельзя. Трудно поверить, что из контрразведки хоть и с синяками, но выпустили так быстро. Следовало объявиться неожиданно, ночью, в пути. Свалиться точно снег на голову. Да еще в таком «загримированном» побоями виде. Буровы, если связные они, конечно, будут обеспокоены его арестом. А он «сбежал». Он попросит у них помощи! Они не устоят перед возможностью облагодетельствовать товарища. Это у них в крови.

И все-таки: Буров — связной большевиков? Такое не укладывалось в голове Зарубина. Как Буров ответил на его попытку не то что завязать знакомство, а лишь проявить взглядом простейшую любезность к попутчику! Однако Буров точно знает своего помощника и обязан, пожалуй, вести себя с ним осторожнее, а значит, и недоступнее, чем со всеми остальными! Конечно! Ведь Буров-то не мог не знать, на кого может рассчитывать в пути. И пароль был у него. И что же? Глаза Бурова окатили тогда Зарубина таким высокомерием, таким холодом, что тот сразу отмел саму мысль о возможности связи эсера, присяжного поверенного Д. Д. Бурова с голытьбой, с большевиками.

И все-таки как проверить, как «осветить» их? Положился на случай. А помощников у него будет хоть отбавляй. Та же охрана, что снимает «зайцев» с крыш курьерского поезда. Конечно, полковник Ярцев хоть и мало надеется на предприятие Зарубина, но по линии о нем сообщит. Долг службы.

В сумерках Зарубин пробрался в зеленый вагон третьего класса по соседству с синим, в котором следовали Буровы. Закрытые двери тамбуров не помеха. Трехгранный служебный ключ у Зарубина был. Проводник синего ютился в другом конце вагона. Зарубин мог пробраться в купе незамеченным. Вот только чертов француз… Но Зарубина уже охватил азарт. На карте стояла его карьера. А теперь, когда войска верховного правителя гнали большевиков за Урал, можно надеяться на самую щедрую благодарность.


Чем ближе к Екатеринбургу подходил поезд, тем чаще он простаивал на станциях, полустанках, разъездах. И что ни день, то проверка документов, а то и обыск.

В купе они по-прежнему ехали втроем. Однажды на какой-то станции крепко подвыпившая компания колчаковских вояк решила устроить на свободное место своего приятеля, ехавшего на фронт. Тогда Антуан де Монтрё учинил скандал, и прибывший офицерский патруль быстренько успокоил своих доблестных воинов.

С первых минут встречи в купе Елена Алексеевна мучительно размышляла: почему ей знакомо лицо француза. Она для того сразу и разговорилась с ним, чтоб разобраться. Но лишь в последние дни память упорно стала подсказывать ей: действительно, она видела этого человека, встречалась с ним в лагере австро-венгерских военнопленных еще в шестнадцатом году, до замужества, Тогда она была Леночкой Весниной и под видом дел по заданию Красного Креста передавала военнопленным и большевистскую литературу. Но ведь она могла и ошибиться. Того пленного венгра звали Шандор Доби. «Француз» вида не подавал, будто хоть раз мельком виделся с ней. Может быть, он действительно не помнил ее? Или так надо?

Делиться своими мыслями с мужем она не решилась: у того голова кругом идет от истории с Зарубиным. Никто не мог сказать им — взяли его контрразведчики в Омске, оказался ли он предателем? Дмитрий не утверждал, но и не отвергал до конца возникших у обоих подозрений. Возможно, он щадил ее…

Нервы Елены сдали. Она не спала толком третью ночь. А мужчины спали.

…В дверь купе легонько поскреблись. Она поднялась. Осторожно, бесшумно выскользнула в коридор. Увидела Зарубина, его изуродованное побоями лицо. Голос — дрожащий, жалобный:

— Елена Алексеевна… «Меня встречает Анна Петровна»

… Это был отзыв на пароль Дмитрия: «Вас никто не встречает в Екатеринбурге, господин Клеткин?»

— Что с вами? — Елена не могла оторвать взгляда от рас пухшего от побоев лица.

— Помогите мне… Идемте, идемте… Здесь увидят.

Она, не входя в купе, сняла с вешалки шубку, накинула, схватила муфту. Вышла. Зарубин уже стоял у выхода из вагона. Она пошла за ним. Тупо соображая: «Что же я делаю?».

По тому, как Зарубин рывком отодвинул дверь тамбура, Елена Алексеевна почувствовала неладное. Страх сжал сердце, сперло дыхание, а ноги отяжелели.

— Идите… идите… — настойчиво подталкивал ее Зарубин.

Из дверного проема ей в уши ударил грохот колес, лязг буферов; студеный промозглый ветер обдал лицо, душный запах паровозного дыма и холод перехватили дыхание.

«Вернуться… Немедленно вернуться! — встрепенулась она. — Какая глупость! Как я могла!»

Елена Алексеевна подалась было назад, но Зарубин грубо подпихнул ее. Она уперлась руками в косяки. Тогда Зарубин вытолкнул ее на лязгающую металлическую площадку между вагонами.

— Я закричу! Пустите! Пустите меня! — Елена Алексеевна отталкивала от себя Зарубина.

— Не закричите… Пароль? Адрес в Екатеринбурге, к кому вы едете?

Зарубин припер Елену Алексеевну, к решетке ограждения меж вагонами.

— Быстро! Пароль? Адрес?

— Прочь! Негодяй! Я ничего не знаю!

— Знаешь. Меня припомнила. Откуда известен мой отзыв? Может, и про Митрофана Евдокимовича не слышала?

— Я шла помочь… Вы ранены…

— Говори! А то под колеса скину! Ну!

Резко повернув ее за плечи, Зарубин заставил Елену глядеть вниз. Там в снегу темнела полоса рельсов. И грохот, грохот разболтанного состава, лязганье буферных тарелок, металлической площадки под ногами. Меж перилами ограждения оставалось значительное пространство. Елена чувствовала, что ее подталкивают туда. Она попыталась оттолкнуть Зарубина. Дернулась что было сил. Бесполезно. А ему было приятно сознавать: жуть и предсмертная тоска охватили его жертву. Много времени и упорства затратил он на разгадку связного из Москвы, чтобы отказать себе в удовольствии, в торжестве палача.

Елена Алексеевна хотела вытащить спрятанные в муфту руки, и тут под пальцами оказался браунинг.

«Молчит… — быстро соображал Зарубин. — Точно — ОНИ! Другая бы на ее месте вопила благим матом, в обморок шлепнулась. Их повадки!»

Прикосновение к прохладному и как бы чуть маслянистому металлу оружия вернули Елене самообладание. Для нее перестали существовать ветреная студеная ночь, грохот и лязг, безжалостный бег земли и стали там, внизу, куда она может ухнуть в следующее мгновение. Для нее стало очевидным гораздо более страшное.

«Провал! Зарубин — провокатор!» Признав его, признав отзыв на пароль, она нехотя выдала тайну связного!

Зарубин рывком повернул Елену к себе. Схватив за плечи, стал бить головой о вагон:

— Говори, красная сука! Пароль? Кто встречает в Екатеринбурге?



«Как же я не догадалась никого разбудить… Пошла одна!»

И Елена выстрелила, не вынимая браунинга из муфты. Зарубин взревел. Но у него было еще достаточно сил, и он пропихнул ее меж решетками заграждения.

Она широко отступила, ощутила под ногой вихляющийся буфер.

Выстрелила еще раз…

Ночь, ветер, лязг и стук колес.

Она выстрелила снова.

Клешни Зарубина разжались.

Елена качнулась ближе к вагону, схватилась за лесенку, ведущую на крышу. Но Зарубин мотнулся к ней, толкнул. Нога Елены соскользнула с буфера.

Последнее, что она успела увидеть, — Зарубина, словно переломленного пополам. Он безжизненно свесился через решетку ограждения.

Все, что она могла сделать, сдержать крик, крик ужаса, предсмертный крик.


Часовой остался за дверью.

Буров шагнул в кабинет. Навстречу ему поднялся коренастый, широкогрудый, постриженный ежиком командарм:

— Две радости сразу, товарищ Буров! Взяли Бузулук и объявились вы! — Фрунзе крепко пожал ладонь Дмитрия Дмитриевича, — Извините, что пришлось несколько часов подержать вас в «холодной». Надо было проверить ваш мандат. Ведь вы должны были перейти фронт в Пермском направлении.

— Так получилось…

— Как говорят — что бог ни делает, все к лучшему. Нам очень нужны сведения о колчаковцах в их тылу. Особенно что творится на железных дорогах. Мы начали наступать серьезно. Пройдемте к карте.

Они проговорили долго, О пропускной способности Самаро-Златоустовской дороги. Но она еще не все решала. В глубоком тылу — в Омске и Томске, Новониколаевске, Красноярске и дальше до Дальнего Востока действия партизан наполовину уменьшали возможности колчаковцев перебрасывать войска, боеприпасы.

— Да вы, я гляжу, полка стоите! — воскликнул Михаил Васильевич.

— Согласитесь, «полку» неплохо бы выпить стакан чаю.

— Мы с вами его честно заработали, Дмитрий Дмитриевич! По стакану отличного чая с сахаром. Или вам это неудивительно?

— Как когда. Я ведь и поклон вам привез, — проговорил Буров, потирая пальцами лоб. — От Постышева.

— От Павла?!

— Партизанит. Большой отряд. На Амуре хозяйничает. Флотилия у него лодочная. И пароход отбили. Дорогу тревожит.

— Командует?

— Нет. Комиссарит. Такой политотдел у него! Ночами при светильниках «грамотеи» под его диктовку листовки пишут. И как получается! Вся тайга в округе верст на пятьсот его знает. И в Хабаровске наслышаны…

— Что с вами, товарищ Буров? Вы голодны. Простите… Неловко с чаем получилось. Гостей, да дорогих, так не принимают.

— Нет, нет, Михаил Васильевич… Не голоден я. И дела важнее чая. Товарища я потерял… — Буров снова потер лоб пальцами, боролся с собой.

— Вы садитесь…

— Понимаю… Вы солдат… В вашей жизни дня не проходит без потерь…

— Но… это была моя жена. Задание товарища Свердлова мы выполняли вместе.

— Его тоже нет…

— Якова Михайловича?!

— Умер. Шестнадцатого марта. Туберкулез.

Вестовой принес два стакана крепкого чая, по четыре куска сахара. Буров взял стакан, долго держал его, словно хотел согреть озябшие руки. Чаепитие прошло в молчании. Потом Дмитрий Дмитриевич снова подошел к карте:

— Товарищ Фрунзе, продолжим. Колчак вынужден был поставить под ружье триста тысяч сибирских крестьян. Они видели, если сами не испытали на себе, как засекали насмерть их односельчан, родных. Такие солдаты воевать толком не будут. Скорее перебегут… Пока крестьянин осторожничает. Красная Армия далеко, колчаковская пуля — рядом.

— А после освобождения нами Урала?

— При подходе Красной Армии к Сибири будут восставать и рабочие в городах, и крестьяне. Поголовно. Даже зажиточные. Натерпелись.

— Было бы очень хорошо, товарищ Буров, если бы вы побеседовали с нашими политотдельцами.

— Хорошо.

— Вечером прошу ко мне, в вагон. Завтра я по делам отправляю его в Самару. И вас довезут. Так будет быстрее.

Политотдельцы продержали у себя Бурова действительно до позднего вечера, вернее, едва не до первых петухов. Им нужны были факты, факты, факты.

На следующее утро, когда Буров подходил к вагону командарма, то увидел, что в салоне горит свет. Фрунзе и не думал отдыхать.

Вестовой наскоро разогрел «роскошное блюдо» — пшенную кашу с конопляным маслом. И опять был чай. Без сахара.

— И все-таки, товарищ Буров, как все получилось? Вы — опытный конспиратор…

— Какой я конспиратор! Я и в партии четвертый месяц. Вот она — с шестнадцатого. И конспиратор и воспитатель отличный. По себе сужу… А провал… Глупый. Вы слышали об «умных» провалах? Подловил он… Елену, вероятнее всего, на сочувствии, на чувстве товарищества…

Фрунзе вызвали к прямому проводу.

Буров остался один, и ему вспомнилась та кошмарная ночь. Ему думалось — все тревоги позади, он спал сном праведника. Его стащил с полки «француз», заговоривший вдруг на совсем непонятном языке. Не сразу Буров понял, что перед ним — второй сопровождающий, из Екатеринбурга, потом Шандор в конце концов смог сообщить на ломаном, малопонятном от волнения русско-мадьяро-французском языке о происшедшем. Он сбросил труп Зарубина на полотно, чтоб не привлекать внимания. Затем Шандор Доби сказал, что сквозь сон он вроде бы слышал чей-то голос, мужской. Еще раз осмотрели площадку между вагонами. Нашли вырванную с «мясом» пуговицу от шубки Елены. Тогда, не раздумывая, решили уходить из поезда. Забрали вещи, спрыгнули на ходу. Охрана и тормозной кондуктор, надо полагать, спали. Иначе суматоха поднялась бы еще раньше. Лишние вещи зарыли в снег, подальше от полотна. Налегке двинулись назад. Спешили. Ведь любой следующий поезд мог опередить их. И в обоих таилась надежда, что Елена лишь ранена.

Так оно и было. Уже совсем рассвело, когда они увидели в стороне на снегу след. Его оставил ползущий человек. Пошли по нему в березовый колок. Он щетинился в полуверсте от дороги. Там и нашли Елену. Она очень сильно разбилась, но у нее достало сил отползти, чтоб не попасться на глаза колчаковцам с поезда — слишком многое пришлось бы «объяснять», до и вряд ли бы поверили. В колке силы оставили ее, и, потеряв сознание, Елена замерзла. Было градусов двадцать. Но они потратили на поиски часов пять. Нашли и Зарубина. Его первого и нашли. По лицу Зарубина, со старыми заскорузлыми ссадинами, кровоподтеками, Буров понял, на чем тот сыграл.

Фрунзе вернулся веселый, радостный:

— Вам привет, товарищ Буров! От Владимира Ильича. Так что завтракать — и в Самару. Там долго не задерживайтесь.

— Постараюсь. Как поезда… А за привет большое спасибо. Будете говорить с Владимиром Ильичем по прямому проводу, поблагодарите его.

— Нет уж! Это вы сами сделаете. Товарищ Ленин сказал, что обязательно примет вас в Москве.


60-летие Великого Октября — большой праздник советского народа.

Нынешний год ознаменован и многими другими круглыми датами.

60 лет назад, 10 ноября 1917 года, Владимир Ильич Ленин подписал декрет о создании Рабоче-Крестьянской народной милиции.

60 лет назад, 20 декабря 1917 года, была организована Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем (ВЧК), ставшая, как писал Феликс Эдмундович Дзержинский, «грозным символом для всех тех, кто не мог примириться с завоеваниями трудящихся, кто мечтал о воскрешении старого режима, кто готовил петлю для рабочих и крестьян».

В этом же году, в сентябре, исполнилось 100 лет со дня рождения выдающегося деятеля Коммунистической партии и Советского государства, первого чекиста, верного рыцаря пролетариата Феликса Эдмундовича Дзержинского.

Чекисты, работники милиции всегда были постоянными авторами «Искателя» и героями приключенческих повестей и рассказов, пронизанных истинным патриотизмом, любовью к Родине и народу.

Редакция поздравляет славных чекистов, работников милиции с этими юбилеями и заверяет читателей, что чекистская и милицейская темы и впредь будут занимать достойное место на страницах «Искателя».

Владимир КИСЕЛЕВ ИМЕНЕМ РЕВОЛЮЦИИ

Рисунки Г. СУНДАРЕВА

Медлить было нельзя. Только что сообщили: в Салтыковском переулке убит купец, и Николай Трошин, отдав необходимые распоряжения и прихватив с собой милиционера Андрея Иванова, выехал на место происшествия…

Парадная дверь особняка настежь распахнута. В прихожей толпился народ. Дворник, краснолицый детина лет пятидесяти, в белом фартуке и с большим блестящим номером на груди, почтительно проводил милиционеров в комнаты.

— Позови жену покойного, — попросил Трошин.

— Не было у них жены, гражданин комиссар. Жили Егор Егорович одиноко. Кухарки и той не было, два мальчика им прислуживали.

— Что за народ собрался в доме?

— А это братья и сестры во Христе, стало быть, его ближайшие родственники по религии, — пояснил дворник.

— Вот что, гражданин дворник, попросите, чтобы немедленно освободили помещение и без моего ведома никого в дом не впускали! — распорядился Трошин.

— Будет исполнено, будет исполнено, гражданин комиссар. — Дворник вытер фартуком вспотевшее лицо, попятился к выходу.

Убитый лежал у окна, на ковре, широко раскинув руки, лицом вниз. Правая туфля валялась посреди комнаты. Никаких следов борьбы не было видно. На большом письменном столе черного дерева стояла тяжелая бронзовая чернильница в виде парусного корабля, в стакане из уральской яшмы торчали тонко отточенные карандаши. На углу стола высилась аккуратная пачка газет и книг в старинных кожаных переплетах. Некоторые были с тяжелыми золотыми застежками. В простенке меж окон разместилась конторка, на которой лежала толстая конторская книга, исписанная четкими мелкими буквами. У стены — тяжелый книжный шкаф. Со стен укоризненно смотрели лики святых. Если бы не письменный стол и конторка, комната напоминала бы молельню.

— Ну-с, я закончил, — подошел к Николаю врач. — Пострадавший застрелен в затылок. В упор. Из кольта крупного калибра. Смерть наступила мгновенно. Убитого следует отвезти в морг.

— Хорошо, распорядитесь… Благодарю вас, доктор.

Труп унесли. Ушел доктор. Трошин с Ивановым остались в комнате.

— Товарищ начальник, смотрите, что я нашел. — Иванов разжал кулак. На его ладони лежала тяжелая серебряная в виде человеческого черепа запонка от рубашки.


Бандиты, как это ни странно, ничего не унесли из особняка купца. Остался неразграбленным и денежный ящик покойного.

Трошин открыл дверцу застекленного книжного шкафа. На полках в строгом порядке, под номерами, выстроились толстые книги. Николай попытался разобраться в витиеватых надписях, но на первой же фразе споткнулся. Только и сумел прочитать: «Евангелие». Книга была в кожаном переплете, с золотым обрезом и тяжелыми застежками. Плотная, чуть пожелтевшая хрустящая бумага отливала матовым блеском. Николай осторожно перевернул несколько страниц и залюбовался первой же картинкой. На миниатюре — парящий ангел, озаренный голубым светом. Трошин пролистал всю книгу и поставил ее бережно в шкаф на прежнее место.

Как поступить с имуществом убитого купца, Николай не знал. Впрочем, завтра, может, родственник какой объявится. По закону надо бы… В таких делах без закона никак нельзя. А где есть на это дело закон? Николай позвонил в Совет Емельянову — узнать хотел, но того на месте не оказалось — уехал в Кашину.

Трошин прошелся по верхним комнатам особняка, спустился в зал, где его дожидался Иванов. «Пока суд да дело, все растащат. Пожалуй, караул выставить надо», — решил Николай. Оставив у дверей особняка милиционера, Трошин и Иванов вышли на улицу и пошли в сторону Петровских ворот — в комиссариат.

На дворе стояли последние дни осени. В морозном воздухе кружились желтые листья. Ветер гнал их через Тверскую к памятнику Пушкину. Сухие скрюченные листья шелестели по мостовой, У постамента они скапливались, сбивались в пестрые вороха. Казалось, сама осень несла багрянец и золото к ногам поэта. Темнело.

Минуло две недели, как красногвардейцы и солдаты заняли Московский Кремль. После пушечной стрельбы немало особняков чернело пустыми глазницами окон. Под ногами милиционеров хрустело битое оконное стекло. В переулке протарахтела одинокая извозчичья пролетка. Со стороны Трубной площади доносилась беспорядочная стрельба.

На ночных улицах гулко стучали каблуками патрули, слышались в темноте грозные оклики:

— Стой! Кто идет?!

— Красная гвардия! — неслось в ответ. — Милиция!

— Проходи!

И снова тихо на улицах. Только кое-где блеснет лучик света из затемненного окна. Там, за тяжелыми портьерами, в душных, пропахших нафталином и лампадным маслом комнатах хозяева особняков пережидали революцию.

Москва засыпала, как вдруг по Тверской от Скобелевской площади пробежали какие-то тени. Тишина разорвалась душераздирающими криками: «Караул! Ограбили!» Тускло блеснул ствол маузера:

— Руки вверх!

Задержанные торопливо полезли в карманы.

— А ну, не балуй! Руки! — потребовал Трошин.

— Ты кто такой, чтобы грозить мне пистолетом? — истерично закричал один из задержанных, длинный, с черными усиками.

— Я комиссар рабочей милиции. — Трошин осветил задержанных электрическим фонариком. Те сжались, длинный прикрыл лицо воротником пальто. — Чего прячешься, Американец, аль не признал?.. Андрей! Обыщи задержанного.

Иванов закинул винтовку за спину и, как вычитал из книги о сыщиках, подошел сзади к бандиту. Тот стоял рядом с Американцем.

— Два шага в сторону, ать-два, — скомандовал Иванов. В кармане у задержанного зазвенело.

— Товарищ комиссар, — радостно воскликнул Андрей, — нашел! Пистолет и золотые червонцы. Вот контра! Червонцы-то николаевские тебе зачем? — добродушно спросил Иванов у Американца. — Деньги скоро будут новые, наши, советские.

— Не твоего ума дело, телок!

— Ну ты, милый, потише. А то ведь могу и в зубы дать!

У второго бандита Андрей нашел за голенищем финку.

В комиссариате было пустынно. Трошин прошел к себе в канцелярию, зажег лампу-«молнию», подвешенную на толстой проволоке к потолку, сел за стол: надо было срочно заполнить и передать в ревком анкету, которая уже третьи сутки лежала на столе. Николай отодвинул с анкеты лупу. «Ну что писать? О чем?» Взял ручку, нарисовал на листке женскую головку. Расписался под ней. Ему показалось, что перо царапает. Полез в стол, отыскал коробку с перьями. Сменив перо, сделал несколько размашистых подписей. Захотелось пить. Трошин встал, вышел в дежурку, зачерпнув воды из ведра, выпил залпом полкружки и снова возвратился к столу. Обтер руки о шаровары, уселся поудобнее и быстро заполнил первую строку анкеты. «Трошин Николай Александрович. Тридцать лет. Член РКП (б) с 1915 года».

«Какое участие принимал в революционном движении?» — спрашивала анкета. «Самое непосредственное, — отвечал Николай. — В 1905 году на Красной Пресне помогал дружинникам бить царских сатрапов». — «Образование?» — «Окончил церковноприходскую школу». — «Воинский чин?» — «Унтер-офицер». — «Должность?» — «Начальник Тверского комиссариата города Москвы». За каждой строкой анкеты вставало прожитое, пережитое…

…Как будто не годы миновали, а только вчера уходил Николай с баррикады. Уходил не один, а с раненым товарищем. Товарищем был нынешний председатель ревкома Емельянов. На день они укрылись в каком-то подвале, а к вечеру со знакомым крестьянином уехали в Бронницы. Было это зимой 1905 года. Много воды утекло с тех пор. Не думал, не гадал Трошин работать в милиции, а вот довелось.

Случилось это так. В 1913 году призвали Николая на царскую службу. Потом началась война. Два года в окопах кормил вшей. Незадолго перед Февральской революцией командовал взводом пластунов под Луцком. Во время вылазки был ранен осколком в грудь, попал в Саратов в госпиталь. Только в июле семнадцатого года стал на ноги. Команду выздоравливающих, в которой находился Трошин, направили в Москву. Здесь и разыскал его Василий Иванович Емельянов. Он уже работал на заводе Михельсона. Однажды Емельянов как бы между прочим сказал:

— Неплохо бы тебе поступить в милицию Керенского.

— Чего я там не видал? Городовым быть?!

— Это затем, что там скоро наши люди понадобятся, — ответил Емельянов. — Не думаю, что Керенский долго продержится. Партии везде нужны свои люди. Таково мое мнение и мнение товарищей…

Трошин поймал себя на том, что никак не может отвлечься от происшествия. Будь оно трижды проклято, все егоровское наследство! Что он будет делать, если не отыщутся родичи купца?! «Нет, родичи отыщутся, — обнадежил себя Трошин. — Богач ведь! Как не быть родичам?..»

Вопросов в анкете было много. Николай впервые так подробно писал о своей жизни. Закончив писать, вышел из-за стола, потянулся. Отодвинул штору. Над Москвой занимался рассвет. Домой идти было уже поздно.

В четверть восьмого постучался первый посетитель. «Ну вот, на ловца и зверь бежит, — подумал Николай. — Видно, ошибся тогда дворник. Купеческий род жаден до денег. Эко в какую рань приперся».

— Входите!

Вошла работница с кожевенного завода. Лицо у нее было расстроенное, заплаканное.

— Товарищ начальник, — заголосила она с порога. — Сын у меня, Колька, из дому убег. Второй день нету. Пропал! Надежда моя, кормилец на старости!

— Да перестань реветь-то. Фамилия? Лет ему сколько?

— Николай, Николай Ступин. Четырнадцать лет.

Женщина запричитала громче.

Трошин замахал руками.

— Ну хватит! Перестань. Разыщем твоего кормильца! Ну, сказал, разыщем.

Работница ушла.

Трошин собрался сбегать в столовку позавтракать, но позвонил из ревкома Емельянов, и Николай, засунув в карман пайку хлеба, поехал в Газетный переулок производить обыск на квартире спекулянта, торговавшего крупчаткой и сахаром. Трошин взял с собой Андрея Иванова и еще четверых милиционеров. Милиционеры произвели обыск, изъяли двести головок сахара и пять мешков крупчатки. Два мешка муки милиционеры передали рабочим типографии, а остальное отвезли в приют ребятишкам. Так распорядился Емельянов.

В комиссариат Трошин вернулся только к вечеру. «И нужно было мне пойти на эту «интеллигентную работу», — ругнул он себя и принялся с ожесточением крутить ручку телефона. В трубке затрещало, и послышался сердитый голос телефонистки. Николай попросил соединить с председателем ревкома.

— Василий Иванович, здравствуйте. Это я, Трошин. Есть один разговор.

— Лучше не проси, — догадался Емельянов. — Не отпустим. Привыкай, браток, управлять государством.

— Тебе легко говорить, — крикнул Николай, — а у меня ничего не получается, голова идет кругом. В комиссариате нет ни законов, ни приказов… Как быть? Вот мне нужно с наследством одного купца разобраться.

— Потерпи, Николай, не горячись, — доносился из трубки спокойный голос. — Придет время, напишем пролетарские законы, а пока твое революционное чутье — главная инструкция. Понял?!

— Понял.

— Ну тогда будь здоров.

Трошин еще какое-то мгновение смотрел на замолкшую телефонную трубку и бросил ее на рычаг. Одернул френч, прошелся по комнате.

В дверь постучали.

— Кто там? Входите! — Николай подошел к двери, распахнул ее.

На пороге стоял Иванов.

— Попросту войти не можешь? — возмутился Трошин. — Что я, благородие какое?

Андрей понуро молчал.

— Что случилось, Андрей?

— Убежал…

— Кто убежал? — насторожился Николай.

— Ну тот самый Американец, что вчера задержали. Понимаешь, вывел я его по нужде. А он, контра, со мной спор затеял. Стал доказывать, что он анархист-революционер и грабит буржуев-кровопийцев. А мы вроде фараонов… Пока спорили, он за ворота — и тягу…

— Какой же ты страж пролетарского порядка? — разозлился Трошин. — Наган дома оставил?

— Нет, наган при мне был. — Андрей похлопал ладонью по кобуре. — Так ведь, Коля, люди ходят, нельзя стрелять. Вдруг в невинного попадешь? Да в человека мне еще, по правде говоря, стрелять и не приходилось… А ведь купца-то, наверное, он убил? — жалобно спросил Иванов, — На рубашке я приметил точно такую запонку, что тогда на полу в особняке нашел. На другом рукаве не было…

Трошин был зол — отпустить бандита! И в то же время ему по-человечески было жаль Андрея. Ну разве его вина, что опытный бандит ускользнул от неопытного милиционера?

— Лет-то тебе, Андрей Николаевич, сколько?

— На пасху девятнадцать исполнится. А что?

— Вид у тебя геройский. Одни сапоги чего стоят.

Андрей смутился, стыдливо отдернул ногу. Ему еще никогда не приходилось носить такую красивую обувь. Сделанные из добротной кожи, на толстой спиртовой подошве, сапоги блестели лаком и как влитые сидели на ногах.

— Жмут чуток… разносятся.

Николай утвердительно кивнул.

— Я их реквизировал для нужд новой власти, — пояснил Андрей. — А иначе где такое добро достанешь?

Глаза Николая стали суровыми:

— Вот ты есть представитель Советской власти. А действуешь как грабитель.

— Это я грабитель? Тоже скажете!

— Потому что сапоги — не фабрика, не завод, а личная вещь. Личная, понял, садовая твоя голова?..

— Чудно! Это же буржуйская вещь!

— Отнеси хозяину! — приказал Трошин. — Извинись, скажи ему, что по моему приказу сапоги брал в милицию на экспертизу…

Весть об убийстве содержателя блинной Егорова, одного из видных деятелей секты староверов-беспоповцев, быстро облетела город. И когда на третий день Трошин пришел в комиссариат, в дежурке его ожидало пятеро купцов. Они степенно поклонились ему. Вперед шагнул дядька в добротной суконной поддевке, огладил красивую черную с проседью бороду:

— Мы к милости вашей. Горе у нас большое! Злодеи убили нашего наставника отца Егория.

Николай внимательно разглядывал бородача. Разглядывал и радовался: «Вот они и нашлись, родственники убиенного». Купец был благообразный, как патриарх: строгое, немного суровое лицо, высокий лоб. И только во взгляде его плутоватых глаз светилась хитринка.

— Проходите ко мне, — пригласил делегацию Николай. — Дежурный, пропустите старцев.

Николай предложил купцам сесть.

— Покорнейше благодарим, мы постоим, — ответил за всех бородач. — Позвольте исполнить последнюю волю усопшего. При жизни брат Егорий объявил нам, что все движимое и недвижимое имущество он завещает в пользу общины.

Николай насторожился.

— Покойный собственноручно составил завещание. Вот оно. — Купец сунул руку за пазуху, и Трошин услышал, как захрустела бумага. И вот уже плотный зеленоватого цвета лист с водяными знаками лег перед ним на стол. Завещание было заверено подписями и печатями.

— Хорошо, граждане купцы, мы подумаем, завещание оставьте, — пообещал Николай.

Купцы оживились, довольно закивали головами.

— Мы перед вами в долгу не будем! Возьмите-с пока задаточек. — Бородач бережно положил перед Трошиным золотой крест. — Золото, оно при любой власти власть имеет!..

Глаза у Николая озорно заблестели. Он рывком схватил крест и поднял его над головой. Бородач испуганно попятился. Воцарилась неловкая тишина. Николай сделал вид, что взвешивает в руке драгоценность.



— Тяжелый, не меньше фунта!

— Фунт с четвертью, — уточнил бородач.

В кабинет вошел Андрей.

— Купцы, — Трошин кивнул в сторону посетителей, — добровольно, — он сделал ударение на последнем слове, — решили поддержать советскую милицию. Принесли золото. Пиши расписку.

— Чудно! — Андрей вопросительно посмотрел на купцов, взял чистый лист и приготовился писать.

Трошин подождал, пока он разложит бумагу, поднялся, расправил ремень и продиктовал:

— «Расписка начальника Тверского комиссариата. Дана в том, что мною, комиссаром Трошиным, принято от купца золото в виде креста весом в фунт с четвертью». Написал? А теперь дай я распишусь. Все! Это вам, господа купцы. — Николай протянул бородачу расписку. — Теперь, Андрей, пиши постановление о передаче в ревком ихнего подарка.

Когда документ был написан, Николай снова позвал купца:

— Ну, борода, расписывайся! Насчет завещания денька через два наведайся! За золото спасибо.

Купцы низко поклонились и, держа картузы в руках, один за другим гуськом вышли из комнаты. Николай прикрыл дверь, спросил у Андрея:

— Слушай, может, ты знаешь, какие законы были раньше касательно духовного завещания?

Андрей пожал плечами.

— Конкретно по завещаниям ничего не читал, а вот недавно прочел в одной книжке, что воля усопшего выполняется всегда. У купцов завещание не поддельное?

— Не поддельное, бумага вот она, печати с орлами… Да ведь тот орел уже не указ!

— Я, Николай Александрович, так думаю. Орлы, конечно, нам не указ, но печати — вещь серьезная. Наше с вами дело Американца ловить, а мы религией занялись. Это дело поповское, а не гражданское. Я уже кое-что узнал об Американце, — зашептал Андрей. — Хитрая бестия, на трех квартирах живет. Надо бы взять его.

— Может, ты и прав, — согласился Трошин. — Пусть купцы забирают по завещанию, ценностей особых я там не видал.

И от того, что решение было уже принято, Николай с облегчением вздохнул:

— Пойдем в егоровский особняк, снимем пост.

В особняке Трошина ждал человек. Был он массивен, тяжел телом, но шумлив и подвижен. Левой рукой незнакомец держал трость с набалдашником из слоновой кости, в правой были коричневые перчатки. Господин подкатил к Трошину, мило улыбнулся. Снял шляпу, небрежно бросил ее на кресло, стоявшее у конторки, кинул в шляпу перчатки и представился:

— Владелец антикварного магазина на Арбате — Губерман. Прослышал, что после покойного остались кое-какие древние вещицы: книжицы, иконы, одним словом, вещи, дорогие сердцу любителей старины. Так вот, они никому не нужны, а я бы хотел купить их у Советской власти… Деньги дам немалые.


Третий день Андрей по поручению Трошина сидел в особняке и описывал вещи покойного. Ему помогали сотрудники публичной Румянцевской библиотеки: молчаливая, строгая, лет пятидесяти женщина и молодая хохотунья Катя Жигалова — большеглазая, с тяжелыми косами и смуглым монгольским лицом. Предложение Губермана насторожило Николая и вынудило отказаться от первоначального решения — исполнить волю покойного.

Библиотекарши отнеслись к делу с энтузиазмом. Особенно радовалась девушка.

Серафима Максимовна, так звали старшую, то и дело говорила:

— Катя, разве можно так шуметь? Бог знает что подумают о нас мужчины…

Катя улыбалась, на какое-то время умолкала.

— Неповторимо, прелесть! — через минуту снова восхищалась девушка. — Нет, вы только посмотрите, товарищ Иванов! Даже представить себе не можете, какие книги держим в руках! Это же сокровище!

Иванов подносил книги, слушал Катю, улыбался ей и говорил:

— Смотрите, как бы этими бриллиантами печки не пришлось разжигать!

— Смейтесь, смейтесь, — сердилась Катя. — Смеется тот, кто смеется последним!

Список икон получился небольшой, но зато над описью книг пришлось потрудиться: их было около трех тысяч. Серафима Максимовна диктовала все новые и новые названия. Круглым красивым почерком Катя записывала книги. Девушка сидела перед стопой книг, натянув на острые девичьи колени старенькое голубое платье, бережно брала в руки очередной том и торжественно вслед за Серафимой Максимовной повторяла:

— «Евангелие Христово»! А вы, товарищ Иванов, знаете, кто украшал эту книгу? Андрей Рублев!


Перед Трошиным лежала пачка исписанных листов. В комнату вошли Иванов и Катя. Комиссар взял первый лист описи, разгладил его, внимательно прочитал, улыбнулся Кате. Хитровато подмигнул Андрею. Обмакнул перо в пузатую чернильницу и размашисто, с угла на угол, начал писать на заглавной странице описи: «Руководствуясь революционным правосознанием, от имени Советской власти, постановляю: имущество купца Егорова Е. Е., как-то: редкие книги, иконы и древние рукописные книги, считать собственностью Советской власти и до принятия соответствующего закона передать на хранение в Румянцевскую библиотеку. Решение обжалованию не подлежит. Комиссар Н. Трошин».

Зазвонил телефон. Говорил Емельянов. Он поздравил Николая о наступающим Новым годом и торжественно сказал:

— Из Петрограда получен декрет за подписью Ленина об отмене в пользу государства прав на наследство монастырям, церквам, сектам и прочим религиозным учреждениям и общинам…

Трошин сиял. Не подвело революционное чутье, не подвело. Сам Ленин, Председатель Совета Народных Комиссаров Советской России, подтвердил правильность принятого им решения. Сам Ильич.

Анатолий ПОЛЯНСКИЙ ЕДИНСТВЕННЫЙ ШАНС

Рисунки Г. СУНДАРЕВА

1

Дopora густо окуталась пылью. Степан со злостью посмотрел вслед промчавшемуся фаэтону и загородил свою спутницу, но от пыли спасения не было. Вообще городок, куда он был послан на работу в ЧК, несмотря на близость моря, был грязный и душный, с единственной центральной улицей, выложенной булыжником. Остальные улочки в дождь превращались в непроходимые болота красновато-бурого цвета. Степан вытащил папиросу, прикурил, покосившись на жену, а может быть, уже вдову начальника порта. Лавочники и новоявленные фабриканты — сплошная контра — спят и видят, как бы угробить Советскую власть. Уж больно им воли много дали. Нет, он, конечно, сознательный, политграмоту изучает. Но сколько же можно? Год, два?.. А дальше? На кой черт они тогда беляков рубили, за мировую революцию жизней своих не жалели…

Степана это возмущало. Он бы, как прежде, ревкомом командовал да с кулачьем воевал, чем тут казенные галифе протирать. Когда его вызвали в уком партии и сказали, что есть разверстка на одного человека для направления на работу в ОГПУ и выбор пал на него, Степан отказывался как мог. Так честно и сказал: «Что вы, братцы, придумали. Я же в этом ни бельмеса не смыслю!»

«Ничего, Степа, — бодро сказал секретарь укома, знакомый еще по Первой Конной в период борьбы с Врангелем. — Не боги горшки лепят, научишься».

…Женщина шла молча. Вообще была неразговорчивой; видимо, горе придавило. После той исповеди, что вначале пришлось выслушать Степану, она только спросила:

— А вам обязательно нужен ключ?.. Я хотела бы сохранить его на память.

Степан подтвердил, что ключ — улика, потому непременно нужен. Позже можно будет вернуть.

— Хорошо, — покорно согласилась она. — Ключ дома. Пойдемте.

Они направились в сторону моря, к небольшому поселку, где жили почти все работники порта.

Молчал и Степан, погруженный в невеселые думы. Он надеялся, что разговор с женой начальника порта Долгова хоть что-то прояснит, а получилось наоборот…

В день своего исчезновения Долгов оставался дома с шестилетней дочерью. Жена уезжала к больной матери в Пятигорск и вернулась лишь через сутки.

— В тот день муж рано вернулся домой, — рассказывала она. — Дочка говорит: папа все время курил. Ходил по квартире и разговаривал сам с собой… Девочка уже лежала в кроватке, когда зазвонил телефон. О чем был разговор, ребенок понять не мог, но то, что папа сердился, она запомнила. Оделся, сел к столу и стал писать. Потом сунул бумажку в конверт, показал ей и дважды повторил: «Это для мамы, дочка. Скажешь: письмо на столе…»

— Что же было в письме? — нетерпеливо спросил Степан.

— Не знаю. — Женщина посмотрела на него грустно. — Никакого письма я не нашла.

— А вы хорошо искали?

— Стол перерыла несколько раз — ничего!

— А может, письма не было?

— Зачем ребенку врать?

— Странно, — пробормотал Степан. — А из чужих у вас кто потом бывал?

— Чужих не было. Приходили сотрудники мужа, свои. Да и стол был заперт. А замок в нем не простой, с секретом. Муж сам делал.

Узкая, спускающаяся круто вниз улочка вывела их к морю. Степан никак не мог привыкнуть к его беспредельности. Море представлялось огромным, живым, дышащим существом. Выросший в прикубанской степи, он прежде видел море лишь однажды, когда шел через лиман в обход Перекопа…

— Вот мы и пришли, — сказала Долгова. — Извините, не приглашаю. Сейчас вынесу то, что вы просили.

Она вернулась через минуту и протянула Степану небольшой ключик необычной формы: стержень не круглый, а треугольный, флажок скошен, и на нем красивые фигурные вырезы.

— Таких ключей было два, — сказала Долгова, — у меня и у мужа.

Степан задумчиво подбросил ключ на ладони:

— Странная история. Вы кому-нибудь об этом рассказывали?

— Нет, — отозвалась Долгова, — то есть да, уполномоченному водной охраны. Он тоже спрашивал о письме.

Степан нахмурился. Опять Аварц опередил… Случайно ли? Все время приходится идти по его следам. Вспомнился разговор с начальником оперпункта. Когда Степану поручили заняться портом, через который, по оперативным данным, просачивалась контрабанда, то Ефремов предупредил его: «В порту есть уполномоченный, Аварц, присмотрись к нему. Он тебя не знает, так что тебе и карты в руки».

На обратном пути Степан только и думал, что об Аварце. То казалось, он нарочно заметает следы, то одолевали сомнения: уполномоченный в порту отвечает за его охрану и обязан вести расследование. Неплохо бы посоветоваться с начальником оперпункта ОГПУ Ефремовым, но фактов маловато. Больше домыслов, чем дела.

Ефремову, пожалуй, говорить рано, решил Степан, а вот с Ахмедом поделиться надо. Ахмед поймет и подскажет, как действовать дальше. У него нюх на такие вещи, и, главное, они друзья. Славный парень, этот Умерджан. Но посоветоваться не пришлось и с Умерджаном: не успел Степан вернуться на оперпункт, как тут же был включен в опергруппу по задержанию контрабандистов, которых решили брать в поезде Баку — Москва.

2

Скорый поезд Баку — Москва шел уже третий перегон с той станции, где села в него опергруппа. Переходя из вагона в вагон, Степан смотрел, что называется, во все глаза, но ничего, решительно ничего не находил. Пассажиры были самыми заурядными: пили чай, резались в карты, спали. И хоть бы один настороженный взгляд или какой-нибудь необычный чемодан!

«Наверное, Ахмед их задержал», — с легкой завистью подумал Степан, зная, что друг идет навстречу с конца поезда. Впереди оставался международный вагон. Билеты здесь у пассажиров при посадке забирались, и Степан пришел в замешательство: как же проверять? Потом нашелся, предложил проводнику взять с собой билеты, чтобы сверить их с наличием людей.

— Места все заняты, — хмуро сказал проводник. — Зайцев не вожу.

Степан было заколебался: правильно ли поступает? Но тут подошел посланный Ахмедом боец, шепнувший: «Ничего не нашли. У вас, должно быть». Степана бросило в жар. «Ну гляди, брат, — мелькнула мысль, — держи экзамен!» Он так подозрительно посмотрел на двух ученых, ехавших в первом купе, что те невольно смутились.

В следующем купе ехал известный артист с женой и ребенком. Он играл с малышом, а тот лез ручонкой к банке с вареньем. «А что, если сценка разыгрывается напоказ, чтобы усыпить мою бдительность?» — подумал Степан, и ему стало стыдно. Так, черт возьми, каждого начнешь подозревать.

Постучавшись, Степан уже спокойно открыл третье купе. У окна сидела молодая женщина в сером костюме. Откинувшись на спинку дивана, она курила длинную тонкую папиросу.

— Вы одна в купе?

— Сейчас одна, как видите, — усмехнулась она. — Приятельница сошла в Хачмасе купить яблок и, видимо, отстала.

— Они сразу же сообщили, — вмешался проводник. — Сошедшей женщины билетик у меня остался. Я начальнику поезда доложил.

— Значит, это ее вещи? — указал Степан на два объемистых чемодана.

— Нет, мои. Ее — в багажнике.

— Да вы не сомневайтесь, — заговорил опять проводник. — В Ростове мы можем снять вещички.

— Зачем же снимать? Я довезу. Мы в Москве соседи.

Степан собрался уходить, но в это время женщина потянулась за сумочкой, открыла ее. Мелькнул маленький граненый флакончик. Степан тотчас узнал: духи марки «Коти» — французская контрабанда.

«Спокойнее! — одернул себя Степан. — Духи можно купить на базаре». И все же было что-то в этой дамочке настораживающее: то ли подчеркнуто-равнодушная манера держаться, то ли тот лоск, который, как заметил Степан, отличает людей непростого происхождения.

Колебался он секунду, потом решительно выпрямился и отрывисто сказал:

— Прошу открыть чемодан.

— Вы что, товарищ уполномоченный, шутите? — воскликнула она. — Это самоуправство! Я буду жаловаться!

— Не надо нервничать, — усмехнулся Степан. Теперь он был уверен, что попал в точку.

Пригласив понятых из соседнего купе, Степан открыл первый чемодан. Он был набит отрезами темно-синего бостона.

— Английский! — ахнул проводник.

Во втором чемодане оказались шарфы, мотки французского шелка, иранская лак-кожа и, между прочим, те же самые духи «Коти»…

Чемоданы «подруги» тоже были заполнены исключительно контрабандными товарами, а под двойным дном лежали перемотанные фильдеперсовыми чулками дамские золотые часы — их оказалось ровно шестьдесят штук.

— Теперь все, джан, — сказал Ахмед, пришедший на помощь. — Давай писать акт.

— Разрешите мне выйти в туалет? — нервно попросила женщина.

— Повременить придется, любезная, — отозвался Ахмед. — Скоро станция. Там сойдем.

— Я не могу ждать, — капризно потребовала дама.

Степан глянул в окно. Поезд проходил мимо разъезда. До ближайшей станции было по крайней мере полчаса.

— Неудобно как-то, — шепнул он Ахмеду, — Женщина все-таки…

Ахмед заколебался.

— Ладно, джан, пусть идет. Проводи-ка дамочку, — приказал он бойцу.

Прошло минут десять, когда Ахмед, писавший перечень конфискованных вещей, внезапно воскликнул:

— Где же она, шайтан дери?

Они выглянули в коридор. У туалета стоял боец и что есть силы колотил в дверь.

— Не отзывается, — сказал он.

— Взломать! — распорядился Умерджан.

Дверь затрещала под ударами. Замок щелкнул и отскочил. Туалет был пуст. В открытое окно врывался ветер.

— Знала, что делала, — пробормотал Ахмед. — Перевал. Тихо ехали…

Степан выглянул в окно. Поезд, набирая скорость, мчался под уклон. Впереди маячил тоннель. Прыгать было уже нельзя.

3

По небу плыли низкие облака. Быстро темнело. На берег наползал липкий туман.

Степан нечаянно прикоснулся к забору и почувствовал под пальцами противную, похожую на плесень мокрую изморось. Он чертыхнулся и брезгливо вытер руку. Чистоплюем каким-то стал. Бывало, в конском навозе копался — и ничего. А тут вдруг барские замашки появились. Недаром говорится: с кем поведешься…

Степан с неприязнью посмотрел в дальний конец улицы, где стоял дом Тутышкина. Дорого бы он дал, чтобы никогда больше там не появляться. Осточертело изображать деревенского лавочника, приехавшего сюда чем-нибудь поживиться. Не знай он лично Сеньку, сына станичного купца Митрича, не сумел бы так натурально изображать лизоблюда и хапугу. Если бы только не приказ Ефремова…

«Вот что, Корсунов, — говорил он, — пора ускорить события. Все ниточки из порта, как ты сам понимаешь, тянутся к дому нэпмана Тутышкина. Нам нужно знать, что там делается. Потому придется тебе на время в актеры податься. Будь добр, постарайся!..»

Ефремов, конечно, понимал, что артист из Степана никудышный, но иного выхода не было. Ребята в городе примелькались, а Степан — человек новый.

Впрочем, Степан сам отчасти виноват в том, что выбор пал на него. Это он завел разговор, натолкнувший Ефремова на мысль послать его к Тутышкину. Расследование в порту зашло в тупик. Ниточка с письмом капитана Долгова, казавшаяся надежной, оборвалась. Обстоятельства исчезновения начальника порта по-прежнему оставались неясными. А контрабанда с моря продолжала поступать. Сведения об этом то и дело шли по разным каналам.

Туман сгущался, в нем тонул дальний конец улицы. Степан не торопился возвращаться в этот бедлам. Да и по роли не полагалось спешить.

«Купец, даже молодой, — поучал его Ефремов, — должен быть вальяжным. Знаешь, что это?.. Ходи важно. Говори медленно, А лучше молчи. Слово — серебро, молчание — золото. Пусть другие болтают, а ты на ус мотай».

Тут Ефремов вдвойне прав. Когда слушаешь других, внимание обостряется. Степан это на практике проверил. Не далее как позавчера разговор в доме вдруг зашел о Сычове. Имени его не назвали, но Степан сразу догадался, что речь идет о грузовом помощнике начальника порта, и насторожился. Здесь, у Тутышкина, о Сычове говорили в таких выражениях: верный человек, коли надо, посодействует, у новой власти в чести… Степан старался не пропустить ни одного слова из того, что говорилось о Сычове. Но то ли никаких особых заслуг за ним пока не числилось, то ли из осторожности разговор на эту тему у Тутышкина быстро прекратился. Однако и того, что услышал Степан, было достаточно. Обстоятельства однажды случайно столкнули Степана с Сычовым в порту. Встреча была мимолетной, но не следовало упускать вероятности, что Сычов запомнил его лицо. Во всяком случае, попасться ему на глаза в доме Тутышкина было крайне нежелательно.

…В доме Тутышкина было по обыкновению шумно. Из просторной горницы, где собирались большие компании, доносились пьяные голоса: «С удачей тебя, Парамон Васильевич! Знай наших!.. Мы еще покажем совдепии кузькину мать!..»

Обмывался, по-видимому, крупный барыш. Степан уже участвовал в таких попойках. Приходилось хлестать самогон, который он до этого принципиально не пил, потому что еще в ревкоме боролся с самогонщиками.

Однако отказаться от застолья Степан не имел права, дабы не вызвать подозрения. К тому же по пьянке выбалтывались весьма ценные сведения. Здесь Степан узнал о готовящемся нападении на крупорушку. Чекисты приняли меры: бандитов встретили как положено. Из болтовни выплыли сведения о хищениях на кирпичном заводе, потом о содержателе трактира «Красный петух», торгующем кокаином, которого взяли через неделю с поличным. А вот последний налет на портовые склады, где хранилась конфискованная контрабанда, предупредить не смог. Ошибся во времени. В результате исчезли товары на сотни тысяч рублей. Степан места себе не находил: так обмишуриться! Ефремову пришлось даже успокаивать его. В любом деле бывают проколы — никто не гарантирован. К тому же не все потеряно, похищенное не могло уплыть далеко — не иголка… Надо искать!

— А-а, казачок, давно ждали, — обрадованно прогудел Тутышкин, едва Степан появился на пороге горницы. — Садись, дорогуша, поближе. Налить ему штрафную!

Степана облапили с обеих сторон, жарко задышали в уши. Кто-то чмокнул его в щеку и просипел: «Наша надежа… Молодые дубки…» Степан с трудом сдержался, чтобы не оттолкнуть.

Как его до сих пор не раскололи, удивительно! За своего держат… Он хоть и старается изо всех сил попасть в тон компании, но сам чувствует — не то. Спасибо Ефремову: биографию больно подходящую ему придумал. Выбился твой казачок, говорит, из грязи в князи, а сам вахлаком остался, потому что до денег жадный…

Застолье затянулось. Было около полуночи, когда Степан смог беспрепятственно встать и выйти в сени. Только наклонился над ведром воды попить, как позади скрипнула дверь. Быстро обернулся — никого. Дверь в чулан была не заперта. Там было темно. Степан чиркнул спичкой, увидел запыленные ящики, мешки. На гвозде висел плащ, показавшийся знакомым. Надорванный капюшон, блестящие пуговицы… Где он его видел и на ком?

Спичка догорела и погасла. «С чего это я на пустяки внимание обращаю? — подумал Степан. — Мало ли кто носит дождевики, и шьются они одинаково». Собираясь уйти, он скорее по привычке, чем осознанно, притронулся к плащу. Нащупал металлический предмет в кармане, вытащил и зажал в кулаке. В сенях при тусклом свете фонаря Степан рассмотрел: ключ необычной формы: треугольный стерженек, флажок скошен, фигурные вырезы…

Степан сразу протрезвел. И тут же вспомнил… Это было как вспышка, как озарение. Картина точно врезалась в память… Пирс. Ветер. Дождь. И этот плащ с надорванным капюшоном и нелепыми блестящими пуговицами. Теперь Степан знал, на ком видел его.

4

В мерцающем голубоватом свете крупных звезд дорога выглядела неестественно белесой и зыбкой. Даже ступаешь по ней с опаской. Впечатление такое, будто перед тобой не широкая каменистая тропа, а стремительная горная река, кипящая на крутых перекатах. Только шума не слышно. Как в синематографе, когда тапер почему-то умолкает…

Дорога сделала резкий зигзаг и пошла еще круче кверху. Двигаться стало труднее. Отряд сбавил ход. Все больше ощущалась нехватка воздуха.

Степан сам попросился на операцию. Ефремов вначале отказал. Спасибо, Умерджан заступился: «Петр не понимает! Человек в нэпманский болото совсем тонуть может. День хорошо, два хорошо, потом кинжал сам из ножен выскакивает. Джигиту свежий воздух нужен!»

Степан шел и вспоминал недавнее. В тот момент, когда он обнаружил ключ, ему показалось — нашел клад. Все звенья цепи, как ему представлялось, соединились намертво.

Плащ. В нем таинственно исчезнувший ключ. Ключ был у капитана Долгова. Взять его мог только убийца, осведомленный о письме. Возможно, начальник порта перед смертью пригрозил Аварцу, что его все равно разоблачат…

Версия выглядела настолько стройной и бесспорной, что Степан обругал себя последними словами. Вот растяпа, а еще буденновец, других бдительности учил!.. Все просто как пареная репа.

Через минуту Степан помчался по улице, уходя все дальше от дома Тутышкина. Потребность действовать одолевала. Нужно взять Аварца, тряхнуть его как следует, и они сразу будут в курсе дела…

По дороге в порт он, однако, передумал и решил прежде заскочить в оперпункт. Эх, был бы на месте Ефремов, все сложилось бы иначе…

Они шли по узкому скальному карнизу. Слева — глубокая пропасть. Дна не видно. Даже глухой рокот речки, протекавшей где-то там, внизу, долетал невнятно.

— Далеко еще? — спросил Степан устало. Он начал прихрамывать, видно, стер ногу.

— Немного осталось, — отозвался Ахмед. — Теперь перевал. Потом вниз. И еще, как ты говоришь, джан, самую малость.

Никогда не унывающий, Умерджан в трудные минуты всегда подбадривал Степана. Он вообще источал доброту. Ахмед был первым человеком, к которому Степан обращался с любыми вопросами. За каждым пустяком к Ефремову не полезешь, неудобно, а Умерджан — свой парень. Он даже радуется, когда его просят о помощи.

В ту сумасшедшую ночь Степан прибежал к Умерджану. Увидев его на пороге, Ахмед переполошился:

— Что, вызывают? Тебя Петр послал?

— Нет, — успокоил его Степан. — Ефремов как раз отсутствует. А у меня, понимаешь, такая петрушка получается…

— Что такое «петрушка»? Да ты входи…

Слушая Степана, Ахмед то и дело всплескивал руками и восклицал: «Шайтан дери!»

— По-моему, надо немедленно арестовать Аварца, — заключил Степан, уверенный, что Ахмед поддержит его. Однако Умерджан прореагировал иначе:

— Ты иди, а я к Петру. Рассказывать все надо…

Лучше бы Ахмед пошел в порт вместо него. Умерджан хоть и горяч, часто за кинжал хватается, но голову имеет трезвую. Ефремов не зря доверяет ему самые трудные операции. Вот и сегодня для перехвата большой группы контрабандистов, о которой узнал Степан, отряд поручили возглавить Ахмеду.

Сколько раз Степан перебирал в уме события того проклятого дня, пытаясь определить, где он допустил первую ошибку. Нет, не тогда, когда пошел за Аварцем. Лагунов не мог разорваться, остался следить за домом, где находилась контрабандистка. То, что они разделились, правильно. А вот дальше… Впрочем, и дальше шло вроде нормально. Аварц побывал на пирсе, зашел в бухгалтерию, оттуда к Сычову. Вот тут-то, пожалуй, и началось. Слишком долго Аварц оставался в кабинете грузового помощника начальника порта. Степан заволновался: что они там делают?..

Аварц выскочил от Сычова взволнованный. Разговор, очевидно, был не из приятных. Это еще больше насторожило Степана, тем более, что Аварц чуть ли не бегом бросился к себе. Может, собрался удрать? А что, возьмет сейчас вещички — и поминай как звали…

Степан осторожно подкрался к окну. Аварц, сидя за столом, лихорадочно просматривал какие-то бумаги и торопливо рвал их.

«Уничтожает вещественные доказательства преступной деятельности, — мелькнуло в голове. — Заметает следы перед бегством!» Этого Степан допустить не мог. В следующую секунду он распахнул дверь кабинета и крикнул:

— Не двигаться! Руки на стол!

Аварц вздрогнул.

— Ты кто такой? — испуганно спросил он, рука потянулась к кобуре.

— Встать!

Аварц медленно поднялся.

— Что тебе надо? Откуда взялся? — Он был явно растерян. — Постой, да ты из конторы Ефремова. Я тебя видел, братишка!

В радостном восклицании Степан уловил фальшивую ноту и, отступив на шаг, скомандовал:

— Ни с места! Стреляю без предупреждения!

— Да ты что? Свой я…

— Перестаньте, Аварц! — перебил его Степан. — Нам все известно. Вы арестованы.

До этого момента все шло если и не совсем правильно, но без особых отклонений от нормы, как потом сказал Ефремов. А дальше…

Зачем ему понадобилось тут же выяснять подробности убийства Долгова, сообщать о плаще, найденном в чулане Тутышкина, и главное — показывать злополучный ключ? Аварц, как его увидел, отпрянул, будто от гадюки, и с ужасом посмотрел на Степана. Тому никогда не забыть этого взгляда. Кто мог предположить, что Аварц бросится на него вот так вдруг, с диким воплем. Прыжок оборвался на половине. Степан увидел искаженный гримасой рот, руки, сжатые в кулаки, не глаза — сплошные белки. И выстрелил…

Голос Ахмеда опять вторгся в мысли Степана.

— Скоро на место придем. Перевал сзади…

— Побыстрей бы, — ответил Степан, поеживаясь.

Небо над горами посветлело, звезды поблекли. Заметно похолодало. Хорошо, что по настоянию Ахмеда надели шинели, а то закоченеть недолго. Только в горах и бывает в разгар лета такая холодина…

Выстрел ударил неожиданно. И тут же загремело впереди. Упал боец, потом второй… Кое-кто укрылся за камнями. Рассредоточиться на узкой горной дороге было негде. Оставалось залечь и открыть ответный огонь. Ахмед подполз к Степану.

— Засада, шайтан дери! — прохрипел он. — Туда надо! — ткнул вперед рукой.

— Может, обратно на перевал?

— Нет, джан, — Ахмед решительно покрутил головой. — Нас ждут. Туда надо! Скорее!

Степан и сам понимал, что спасение сейчас в быстроте действии. Если чуть помедлить, всех перестреляют.

— Слушай мою команду! — приподнялся Ахмед. — Вперед, за мной!

Бойцы устремились за Ахмедом прямо на засаду. Отстреливаясь, они бежали по дороге, как вдруг раздался крик:

— Умерджан! Товарищ Умерджан!

Степан оглянулся. Ахмед лежал на боку, подогнув под себя ноги. Будто прилег на секунду отдохнуть…

Степан бросился к нему. Пуля сбила фуражку. Обожгло кисть левой руки.

Степан перевернул Ахмеда на спину. Рванул шинель на груди, приложил ухо к сердцу. Оно не билось…

5

В кабинете наступила тишина — сразу стало слышно, что за окном монотонно стучит дождь. «Как он не понимает, — с отчаянием думал Степан. — Не могу я туда идти. Ни за что! Перестреляю же гадов!»

Он уже полчаса убеждал Ефремова, что не в состоянии вернуться в дом Тутышкина. Сознает, что надо. Теперь, когда его раскрыли, а это ясно как божий день, можно отлично сыграть на его мнимом неведении. Но Степан не в силах себя перебороть. Перед глазами стоят Ахмед и другие товарищи. Сколько хороших людей положили, гады!..

Ефремов надрывно закашлялся и отвернулся. На его впалых щеках проступили розовые пятна. Тыльной стороной ладони он вытер выступившие слезы и с виноватой улыбкой сказал:

— Бьет, проклятый, изнутри… Не обращай внимания.

Острая жалость резанула Степана. Ефремову явно хуже. Глаза лихорадочно блестят, кашляет почти беспрерывно, и всякий раз на платке остаются кровавые отметины. «Лечиться надо, Петр Петрович, на курорт бы вам», — сказал ему как-то Степан. Ефремов усмехнулся: «А мы и так с тобой на курорте. Чем наш Каспий хуже, скажем, Средиземного моря?» Потом помолчал и с тоской добавил: «Поздно. И не спорь со старшими, Корсунов, По таким делам я сам доктор. Тюремный университет прошел. Поздно! Только ты ни-ни… Насколько хватит — и ладно, — сказал негромко, но твердо. — Чем лежать на больничной койке, цепляясь за каждую минуту бесцельной жизни, лучше пользу делу приносить…» В этом был весь Ефремов.

— Дежурный, сообрази-ка нам чайку, — попросил Ефремов, приоткрыв дверь кабинета. — Да погорячее.

Все на оперпункте знали, что начальник любит обжигающе горячий чай, пьет вприкуску, чашку за чашкой.

Степана это покоробило. Время ли гонять чаи! Ефремов, по его мнению, выглядел чересчур спокойно и буднично, словно ничего не случилось: ни засады в горах, ни гибели многих достойных ребят, ни провала операции.

Дежурный принес кипяток и заварку. Ефремов достал из стола два куска сахара и несколько баранок.

— Подсаживайся ближе, Корсунов. Ничего нет вкуснее чая, да и взбадривает.

— Не хочу, благодарствую! — ответил Степан и демонстративно отвернулся.

— Напрасно отказываешься. — Ефремов налил заварку по крепче. — За чаем разговор получается другой. Чай даже Феликс Эдмундович любил.

Степан недоверчиво посмотрел на Ефремова: к чему клонит? Зря не стал бы Дзержинского вспоминать.

— Да-да, — подтвердил Ефремов, ломая баранку, — пред ставь себе, любил. Не понаслышке знаю, доводилось встречаться, Однажды вызывает меня на доклад. Здоровается и первым делом предлагает: «Давай-ка чайку, Ефремов, выпьем. Устал, вижу, с дороги, а чай взбадривает…» Я тогда действительно две ночи не спал, с юга на перекладных добирался. Как услышал эти слова, сразу от сердца отлегло: чаепитие — занятие дружеское.

Ефремов откинулся на спинку стула и продолжал с улыбкой:

— Понимаешь, я, пока шел, чего только не передумал. Докладывать-то нужно было начальнику войск, а тут говорят: Дзержинский мной интересовался… Пока по коридорам управления петлял, все свои грехи в уме перебрал. Не станет же Феликс Эдмундович просто так вызывать. Может, промашку дал в чем-нибудь?.. Мы тогда как раз атамана Серого доколачивали. Банду почти всю уничтожили, а сам он трижды из-под носа уходил. Ну, думаю, вот за это мне и всыплют.

Степан придвинулся к столу поближе. Ефремов отхлебнул несколько глотков чаю.

— Ну а дальше? Дальше-то как?

— А что дальше, — как можно безразличнее протянул Ефремов. — Доложил я обо всем Феликсу Эдмундовичу. Он внимательно выслушал, расспросил подробности дела. Потом дал задание. Вот, собственно, и все.

— А для чего вы рассказали мне эту историю? — насупился Степан.

Ефремов наклонил голову и посмотрел с хитрецой:

— Верно, Корсунов, не зря рассказал. Угадал. — И, сразу став строже, заговорил иным, суровым тоном: — Задание мне тогда Дзержинский дал не совсем обычное. Феликс Эдмундович попросил Серого непременно взять живым. Я попытался объяснить, что атаман очень осторожен, вооружен до зубов; при нем неотлучно следуют телохранители, отчаяннейшие головорезы. Разрешите кончить на месте, говорю, все равно его ж потом в расход? — Подперев щеку рукой, Ефремов горестно качнул головой. — Понимаешь, Корсунов, я не просто так говорил. Как раз накануне Серый двух моих товарищей убил из-за угла. Какие ребята были! Я с ними еще в Петроградской ЧК начинал; потом весь колчаковский фронт прошел. В каких только переделках не приходилось бывать — и ничего, выкручивались. А тут сразу обоих. Да я за них готов был этому гаду собственными зубами горло перегрызть.

Глаза Ефремова сузились от гнева. Даже сейчас, много лет спустя, старый чекист не мог ни забыть, ни простить гибели своих друзей.

— И что же ответил Дзержинский? — взволнованно спросил Степан.

Ефремов вздохнул.

— Он меня правильно понял. Конечно, говорит, терять товарищей тяжело. И нам нужно беречь людей, Ефремов. Но атамана Серого надо судить. Судить публично! Пусть народ видит, что представляют собой бандиты и как их карает Советская власть. Пусть все знают, что возмездие неминуемо. Тогда не появятся больше ни серые, ни антоновы, ни им подобные… Нужно взять бандита живым. Для дела нужно, для революции!

Степан давно понял, что сказал Ефремов Дзержинскому в ответ, но все же от вопроса не удержался. Начальник оперпункта пожал плечами.

— А как ты думаешь, Корсунов, что я мог сказать? — Он сделал паузу. — Только то, что сейчас скажешь ты: раз нужно — сделаю. А Серого потом судили. Принародно.

6

Дом Тутышкина по утрам жил тихо и богобоязненно. Тут поздно вставали, сытно завтракали, благодарственно молились и просили удачи в делах насущных. Потом отпирали лавку и встречали почтенных гостей. Голоштанная совдепия, с которой можно не церемониться, появлялась только к вечеру, после работы. А те, что заходили до обеда, не спешили.

Ничего подозрительного в поведении Тутышкина Степан по возвращении не заметил. Тот, как всегда, поворчал по поводу его непутевой жизни.

— Небось голова болит? — Лоснящиеся щеки Тутышкина заколыхались и изобразили улыбку. — Поди уж скажи жене, чтоб налила тебе рюмку анисовой, той, что в буфете стоит…

Бродя по двору, Степан заглянул в конюшню, где Тутышкин, занимаясь извозом, держал две пары лошадей. Обычно днем запряженные в коляски лошади трудились на привокзальной площади, развозя пассажиров по городу, чем приносили хозяину немалый барыш. На сей раз лошади стояли на месте и мерно жевали овес, щедро засыпанный в кормушки, что было и вовсе удивительно. Тутышкин был прижимист и экономил буквально на всем…

«Что бы это значило? — думал Степан. — Не собирается ли хозяин в дальнюю дорогу? Странно! Разгуливать для удовольствия Тутышкин обыкновения не имеет. Деловая поездка?.. Вряд ли. А может, хозяин хочет драпануть? Но почему? Слишком вескими должны быть причины, чтобы он бросил дом, хозяйство, налаженное дело. На такое можно решиться лишь в крайнем случае…»

Сторонним наблюдателем оставаться было нельзя. Что предпринять? Враги начали действовать, и нужно узнать их намерения. Но малейшее неточное слово Степана, тем более поступок, выдадут его с головой. Они поймут, что он ведет двойную игру.

Степан отчетливо представлял, кто перед ним. Борьба идет не на жизнь, а на смерть. Контра ни перед чем не остановится. Нет, рисковать без толку не годится. Должен быть какой-то выход. Нужно только найти его… Как Ефремов сказал? Твой единственный шанс — их неведение. Думай, Степан, думай!..

Он вернулся в горницу и незаметно передвинул цветок на окне, выходящем на улицу. Для ребят, ведущих наблюдение, — сигнал: внимание, опасность! Потом Степан спустился в лавку, потолкался среди приказчиков — не наведут ли на след? Но приказчики были слишком вышколены, чтобы зря болтать о хозяйских делах. И тогда Степан решил подойти к хозяину и с самым невинным видом прямо спросить: «А что, мол, куда-нибудь едем?»

Тутышкин посмотрел испуганно.

— С чего ты взял? — вырвалось у него помимо воли.

— А я рассчитывал, поедем куда-нибудь, кутнем, — как можно беспечнее сказал Степан.

— Есть такое желание? За чем же дело стало? Давай организуем! — воскликнул Тутышкин.

Слишком откровенно обрадовался «благодетель». Но отступать было поздно, да и не следовало.

Через полчаса запряженная парой гнедых пролетка лихо выкатила со двора. Степан с Тутышкиным, сидя в обнимку, представляли слишком мирное зрелище, чтобы ребятам, ведущим наблюдение, пришло в голову следить за ними. Степану стало одиноко. Теперь, даже если что случится, можно расчитывать только на свои силы. «Не надо было, наверное, уезжать из дому», — мелькнуло запоздалое сожаление. Вероятнее всего, так развернутся главные события, а он окажется в стороне.

Беспокойство нарастало. Тем более что Тутышкин сразу же свернул с центральной улицы в кривые запутанные переулки.

— Заскочим в одно местечко. По делу нужно, — пояснил он. — Всего на несколько минут…

Пролетка остановилась у приземистого домика, скрытого в глубине двора за высокой глинобитной оградой. Тутышкин без стука открыл узкую калитку. Видно, был здесь своим человеком. Их как будто бы ждали. Высокий тощий кавказец с традиционным кинжалом на поясе, кланяясь, пригласил в дом.

Степан приготовился ко всему. Заходя в дом, он незаметно окинул взглядом двор, прикидывая пути к отступлению. Однако то, что произошло в следующий момент, оказалось для него полной неожиданностью. Не успели усесться на ковре, по местному обычаю поджав под себя ноги, как дверь соседней комнаты отворилась и оттуда вышел Сычов, собственной персоной грузовой помощник начальника порта. В комнате с низким потолком он казался особенно высоким, массивным. Квадратное с рябинками лицо излучало сплошное радушие.

— Наслышан, наслышан про ваши коммерческие подвиги, — загудел он, опускаясь рядом. — Давно мечтал познакомиться…

«Не узнал или притворяется? — подумал Степан с тревогой. — Но ведет себя очень натурально. Впрочем, тогда при встрече в порту я был без формы. А мало ли народа проходит ежедневно перед грузовым помощником начальника порта…»

Перед ними на ковре расставили вино, фрукты, восточные сладости.

— За знакомство! — поднял бокал Сычов, пристально и откровенно изучающе глядя на Степана. — Долго присматривался к вам: что за человек, думаю, наш или нет?

— Ну и как? — спросил Степан.

— По-моему, лучшим ответом на вопрос является наша встреча.

— Польщен весьма, — проговорил Степан.

В конце концов, не следует выходить из роли, раз они того хотят. На хитрость надо ответить выдержкой. Пока преимущество на его стороне: он знает, что с ним играют в прятки и собираются использовать, а они — нет.

Дальше разговор пошел торгашеский. Сычов предложил купить партию превосходного заграничного товара. Степан начал отчаянно сбивать цену, сознательно оттягивая время и выжидая, когда его противники перейдут к делу, ради которого все это затеяно. Закончив торг, ударили по рукам.

— Да-а, совсем забыл, — воскликнул Сычов, поворачиваясь к Степану. — Мне ваш спутник нужен на два слова по секрету…

Они с Тутышкиным вышли в соседнюю комнату, плотно прикрыв за собой дверь. «Вот она, ловушка, — подумал Степан. — Во всяком случае, очень похоже на то. Чего от него ждут? Чтобы подслушал? Расчет простой: чекиста не может не заинтересовать разговор двух врагов с глазу на глаз. Что к, господа хорошие, продолжим игру, только карты-то ваши крапленые! Таким шансом нельзя не воспользоваться»

Степан приник ухом к двери и тут же услышал испуганный голос Тутышкина:

— Не хочу с этим связываться!.. Не хочу!.. Динамит доставлю, но дальше увольте!

— В штаны наложил, — язвительно заметил Сычов, — помощнички! Ладно, доставишь груз к железной дороге в район Истербаша и катись к чертовой матери. Как-нибудь сами!.. Преподнесем подарочек совдепии! — «Диверсия в районе Истербаша, — подумал Степан, а зачем?» И вдруг вспомнил!.. Выходя из кабинета Ефремова, он столкнулся с Лагуновым. Тот, наклонившись, прошептал ему: «Велено передать информацию. Все срочно выезжаем на линию. Получена шифровка из Москвы… Двенадцатым скорым едет иностранная торговая делегация. Приказано обеспечить безопасность!..»

Ну конечно! Иностранная торговая делегация! О безопасности ее заботится Москва!..

Дверь открылась. Степан еле успел отскочить. Через минуту они с Тутышкиным уже ехали в пролетке по узенькой улочке. Возле «Иллюзиона» лавочник, натянув вожжи, остановился.

— Мне надо еще дельце одно сотворить без тебя, — сказал он. — Хочешь — подожди, а нет — так езжай по своему желанию. А я потом до дома сам доберусь.

Тутышкин скрылся в ближайшей подворотне.

Первым побуждением Степана было хлестнуть лошадей и мчаться к вокзалу, чтобы предупредить своих. Но он тут же одернул себя. Дурак! От него именно этого и ждут. Даже транспорт предоставили в полное распоряжение. Гони, докладывай, направь оперативников по ложному пути… Диверсия, разумеется, готовится — в этом сомнения нет, но только не в районе Истербаша…

Как бы хорошо предупредить своих! Попросить совета у Ефремова!.. У одного так мало шансов на успех! Но времени, а главное, возможности нет. Нельзя упускать момент, иначе случится непоправимое.

7

Стоял знойный полдень. Все живое попряталось в тени. Ветер с моря утих, и духота навалилась на город. Улица, будто вымершая, насквозь пронизанная жарким дагестанским солнцем, тонула в желтовато-пепельной пыли… Никого! Степан растерянно оглядывался по сторонам… Необходимо поставить в известность своих, медлить нельзя. Но он не мог упустить Тутышкина.

Степан спрыгнул с пролетки и нырнул в подворотню вслед за «хозяином». Теперь Тутышкин оставался единственной ниточкой, которая еще могла привести к цели.

Как он и предполагал, двор оказался проходным. Грузная фигура Тутышкина мелькнула у стены противоположного дома и скрылась за углом. Степан осторожно пересек двор и вышел в соседний переулок.

Преследовать нэпмана, самому оставаясь незамеченным, оказалось делом нелегким. Безлюдье на улицах заставляло Степана держать дистанцию и следить издали, соблюдая меры предосторожности. К тому же Тутышкин при всей его дородности был легок на ногу и ловок.

Раза три Степан его чуть не потерял. Чертыхнувшись, прибавил шагу. Не хватает еще упустить этого борова! Тогда пиши пропало…



Часа два бродили они с Тутышкиным по окраинным улочкам. Несколько раз тот приближался к своему дому и снова уходил от него. Стало очевидно, что его бесцельно водят по городу. Тутышкин даже оглядываться перестал…

Спустившись к морю, Тутышкин потолкался у пирса и двинулся в сторону портовых складов. Его приплюснутая шляпа мелькала между штабелями досок, потом вдруг пропала. Степан бросился вперед, обогнул груду бочек и уперся в гору угля. Обежав ее, увидел узкий проход между рядами ящиков. Не задумываясь, ринулся в проход. Резкий удар по голове свалил с ног. Падая, он подумал: «Вот и влип… Как глупо!» И больше уже ничего не помнил. Вроде бы тащили его волоком, бросили в телегу, повезли по тряской мостовой, накрыв вонючей рогожей…

Очнулся Степан в темноте. Над горами висела луна, приятная прохлада освежала лицо. Телега, на которой он лежал, двигалась медленно, и по тому, как она покачивалась, Степан понял: едут по проселку.

«Куда везут? — подумал он вяло. — Хотели бы прикончить, так давно пора. Значит, еще нужен, пытать будут». От этой мысли бросило в дрожь. Вспомнился боец из отряда, недавно попавший к бандитам в лапы. Как они, гады, над ним издевались! Страшно было потом на парня глядеть.

Степан попробовал высвободиться, но руки оказались туго связанными. Веревка врезалась в тело, кисти занемели, не разогнуть. Внезапно повозка остановилась.

— Привезли? — спросил требовательный голос, показавшийся знакомым.

— Почти два пуда, — послышалось в ответ. — На «иллюминацию» хватит с излишком.

— А взрыватели?

— Не забыли… Как можно!

Речь шла о взрывчатке, предназначенной для диверсии. Теперь-то он узнает все подробности. Но к чему, раз не сможет передать своим!..

— Да, забыл спросить, — раздался тот же голос. — Последнюю партию иранской лак-кожи успели переправить в Ребровую балку?

— Тише, господин! — испуганно воскликнул кто-то, до сих пор молчавший. — Про тайник не надо!

— Кого испугался?

— Да тут в телеге одного «мента» приволокли! Следил за лавочником… Вот мы его чуток «погладили»…

— А зачем было на дело тащить?

— Посчитали, что пришить никогда не поздно. Может, понадобится….

Степан вдруг узнал голос, не зря показавшийся знакомым. Говорил Сычов.

«Лучше бы кто другой, — с тоской подумал Степан. — Этот три шкуры спустит».

— А ну, присвети, — потребовал Сычов. — Поглядим на твоего «мента».

В глаза Степану ударил яркий свет.

— Ба, да это же наш старый приятель! — воскликнул Сычов. — Ну и дела! Что, казачок, виноват, господин чекист, не поверили, значит, свои-то?!

Сычов был доволен.

— Помогите ему подняться! — распорядился он коротко.

Два человека бросились к Степану и усадили, прислонив спиной к облучку телеги.

— Что это? — спросил Сычов с наигранным возмущением. — Веревки?.. Снять! Снять немедленно!.. Господин чекист оказал нам такую неоценимую услугу, что заслужил хорошее обращение.

Степан с трудом расправил затекшие руки. Голова соображала туго. О какой услуге говорит Сычов? Издевается?..

— Неужели господин чекист до сих пор не догадался? Я о ваших специалистах думал лучше. Так вот, тот самый фейерверк, о котором тревожится Москва, мы намерены произвести именно в районе Истербаша. Ценные сведения? Я всегда утверждал, что лучший способ обмануть — сказать правду…

Да, Сычову нельзя было отказать в знании человеческой психологии. Отвлекающий маневр задуман великолепно. В самом деле, раз чекисты знают о провале своего сотрудника, они ни за что не поверят в правдивость полученных сведений…

Степан покосился на Сычова. Тонкий расчет! Какое удачное место выбрано для диверсии!.. Он хорошо знал район Истербаша. Железная дорога там, сразу же за разъездом идя под уклон, пролегала по мосту через горную речку. Сам мост невелик, но висит над водой довольно высоко. А рядом кусты. Удобно подобраться и снять охрану, особенно на рассвете.

— Трогай! — скомандовал Сычов, садясь в телегу рядом со Степаном. — В знак признательности, казачок… Позволь по привычке так тебя называть… Я покажу тебе великолепное зрелище. Надеюсь, что известие о нем понравится всей Европе.

— Приуныл, казачок? — назойливо звучал его голос. — Сколько тебе годков?.. Не желаем разговаривать? Гордые мы… — Захохотал, довольный. — Ну хорошо, тогда спрашивай сам. Могу доставить себе удовольствие ответить на любые вопросы. Но скорее, пока я добрый! Что тебя интересует? Удовлетворение любопытства будем расценивать как исполнение последней воли приговоренного.

Сычов считал, и не без основания, что может позволить откровенность.

— Вербовка Аварца? Не представляло затруднений. Пристрастие к звонкой монете и женщинам. Узнали склонности и бросили подсадку. Что потом?.. Стал слишком нервничать. Вы за него крепко взялись. Спасибо, казачок, не пришлось самим руки марать…

— Исчезновение письма Долгова? — продолжал Сычов. — Что же тут таинственного? Я догадывался, что мой шеф — преданный вашему делу человек… Вот и принял меры. Послал Аварца обыскать стол. Безопасно: человек из охраны. А ключик я «случайно» нашел в кармане капитана. Просто и тривиально… Есть еще вопросы?.. Ах да, исчезновение начальника порта?.. Не следовало бы ему совать нос в чужие дела. Но не внял дружескому предупреждению… Я, видит бог, не жаждал оставлять его жену вдовой, а дочь — сироткой. Пришлось предпринять обыкновенный акт самозащиты…

Когда добрались до места, небо заметно посветлело. Подручным Сычова удалось быстро снять охрану моста.

— Чистая работа, — удовлетворенно крякнул Сычов. — Пошли. Забирайте взрывчатку. Трофим, — окликнул он, — последи-ка за моим «приятелем».

К Степану подошел высоченный мужик. Бесцеремонно двинул прикладом в бок, хмуро заявил:

— Смотри у меня, не балуй. Стреляю без промаха.

К ним подошли еще двое. Один сплюнул и дурашливым голосом сказал:

— А ну, господин чека, скидавай сапоги. Они тебе без надобности!..

— Да поживей! — добавил второй и ткнул кулаком под ребра.

Степан задохнулся, скрючился, но тут же был свален ударом по уху. Потом били ногами молча и злобно.

— Будя, мужички! — вмешался наконец конвоир. — Добивать не велено.

Степан, пошатываясь, встал. Выплюнул два зуба. Перед глазами все плыло. Из разбитых губ сочилась кровь. На нем остались лишь брюки, да и то потому, что были изодраны в клочья. Все содрали, сволочи, даже исподнюю рубаху.

— Шагай! — подтолкнул Трофим.

— Дай хоть напиться, гад!

— Обойдешься. До того света чуток осталось.

Подгоняемый прикладом, Степан брел к мосту. Земля уходила из под ног, острая щебенка впивалась в босые разбитые ноги.

На косогор Степан взбирался на четвереньках. Ноги не могли одолеть подъем. Позади послышалось издевательское:

— Ползешь, вошь беременная!

Степан опустился на рельсы и устало уронил голову. Нет мыслей, нет желаний — одна пустота. Рядом, сняв часть настила, бандиты устанавливали ящики с динамитом на опору моста. Суетились, толкали друг друга, спешили. На Степана перестали обращать внимание. Сычов с бикфордовым шнуром в руках ушел вперед.

Издалека донесся гудок паровоза. Степан вздрогнул и закрыл глаза. Тот самый поезд! Двенадцатый скорый из Москвы! Сейчас он приблизится к разъезду. Стоянка — три минуты. А потом — до моста два с половиной километра. Только успеет набрать скорость — и тут же под уклон…

Из-под локтя Степан наблюдал за лихорадочно работающими бандитами. Сычов поторапливал. Сам же продолжал разматывать бикфордов шнур. Кто-то кричал: «Не так! Не так! Запалы с другой стороны вставляй, дура!» Кричавший сбросил с себя пояс и скрылся в дыре. На поясе — граната, обычная «лимонка». Степан не мог отвести от нее взгляда!..

Мышцы напряглись. Никакой боли Степан уже не чувствовал. Вот его единственный шанс. Плевать на мост, лишь бы сохранить поезд. Два прыжка — и он у цели. Погибать так с музыкой!

В следующую секунду Степан рывком послал тело вперед, схватил «лимонку» и, подняв ее над головой, дико крикнул:

— Убью, гады!

От него шарахнулись. Последнее, что отчетливо помнилось, — рывок кольца. Поезд спасен! Три секунды, мелькнуло в голове, всего три секунды! Самому не успеть!..

Степан размахнулся и, швырнув гранату в дыру, где лежал динамит, прыгнул через перила с моста. Ледяная вода обожгла, как кипяток. Взрыва он уже не услышал.

Юрий КАШУРИН АВСТРИЯ, ЛИХТЕНШТЕЙН И ПОЛОВИНА ШВЕЙЦАРИИ

Рисунки Г. СУНДАРЕВА

1

Налетевшая ночью пурга перемела колею зимника, отрезав оленеводческие стойбища, колхозы и селения от райцентра, и мне ничего не оставалось делать, как поставить «газик» в гараж и искать более надежный попутный транспорт, чтобы поскорее добраться до дома.

У магазина где всегда стояли вездеходы геологов, на этот раз машин не оказалось, и только дожидалась своего хозяина собачья упряжка, впряженная в длинную нарту. Собаки искоса посмотрели на меня и снова уткнули морды в вытянутые лапы. Из магазина вышел высокий бородач, подошел к упряжке.

— Слушай, друг, ты не вниз?

— Вниз.

— Может, подбросишь до Атки?

— Садись, — буркнул он.

Хозяин нарты оказался хмурым, неразговорчивым человеком, Начатый мной разговор он не поддержал, и мы ехали молча. По-видимому, это его устраивало, да и мне было о чем подумать. Только что в райотделе закончилось оперативное совещание, перед которым нас ознакомили с ориентировкой, пришедшей из Киева. Оказывается, там «всплывают» песцовые и соболиные неклейменые шкурки, которые, по определению специалистов, когда-то «бегали» именно на моем административном участке. Кое-что об этом уже известно, но мало. Поставщик шкурок, который шел теперь под кодовым названием «Заготовитель», создал необыкновенно хитрую сеть сбытчиков пушнины. Оперативники уже имеют данные о скорняках, получающих от него товар, а вот на самого Заготовителя выйти не могут. Правда, у меня в планшетке лежит только что размноженный фоторобот этого дельца, но я не первый год живу на белом свете и не один день работаю в милиции, а посему отношусь к этим фотороботам по-своему. Да и как можно признать живого человека в этом графическом рисунке — вытянутой физиономии с утиным носом.

Чтобы не заскучать, я стал рассматривать собак. Кое-что я уже начал понимать в этих работягах, недавно сам купил упряжку, и теперь мог по достоинству оценить любую собаку, Особенно меня заинтересовал правый передовик: видно было, что в этой упряжке из шести собак он самый сильный и является безраздельным вожаком. Каюр при таком вожаке спокоен — в дороге это его первый помощник. Такой вожак сам разберется, кто как ведет себя в упряжке, и сам же задаст трепку провинившемуся. На мой вопрос, как зовут эту умную псину с серыми подпалинами, каюр нехотя процедил: «Алмаз» и тут же вытянул собак вдоль хребтов.

К полудню мы оставили позади тундру, и после небольшой подкормки собак наша нарта уже катилась по льду быстрой реки, где над большими и малыми полыньями подымались и двигались нам навстречу белые густые облака. Когда нарта вскакивает в такое облако, вокруг становится совсем бело и не видно даже передовиков упряжки.

Пренебрегая подстерегающей на каждом шагу опасностью, мы неслись как очумелые. Вдруг почти под нами послышался звук колющегося льда. Зашумела, заклокотала вода. Заволновались собаки. Алмаз завизжал и сильнее рванулся вперед. Нарта оказалась на отколовшейся от берегового припая льдине, которую быстрое течение сносило от берега.

Собаки остановились. Перед нами, за острой кромкой льда, зияла широкая рваная щель. Темная, непроглядная вода круто разворачивала отколовшуюся льдину. Неожиданно плавучий островок накренился и еще больше погрузился в воду. Еще минута-другая, и рассчитывать на спасение мы уже не смогли бы. Но вдруг слабый, едва уловимый толчок вывел нас из замешательства. Его мы почувствовали одновременно и быстро повернулись назад. Второй край льдины все еще терся о береговой припай. Я бросился к передовикам упряжки, заорал:

— Алмаз, за мной! — Сам же, на ходу снимая кухлянку, побежал к берегу. Этой команде мгновенно подчинились собаки и, круто повернув нарту, понесли следом. Рваная, с клокочущей водой щель, где еще можно было переправиться, не превышала полутора метров. Я с разбегу прыгнул на противоположную сторону, следом за мной — каюр. Алмаз с сильным лаем, увлекая за собой остальных собак, мчался ко мне. У края льдины оба передовика на какое-то мгновение задержались, но, подпираемые остальными собаками и нартой, прыгнули в воду. Только что оставленная нами льдина, разламываясь на части, быстрым течением затягивалась под перекинутый через реку ледяной мост. Собаки отряхивались, дрожали от холода. Я надел кухлянку.

— Надо крепко гнать собак, перемерзнут, — буркнул каюр.

Мы прыгнули в нарту, и сильные собаки, оставляя за собой снежный вихрь, снова понеслись по льду. Каюр почему-то злился и свою злость срывал на собаках.

Он не давал им передышки. Вскоре показался поселок. Собаки почувствовали стоянку, подтянулись и побежали еще быстрее. Вдруг залаял и завизжал Алмаз. Остальные навострились и выше задрали морды. Упряжка напряглась, рванула за своим вожаком.

Нарта набрала бешеную скорость. Ее кидало из стороны в сторону. Я с трудом разглядел: впереди мчался заяц.

Убавить скорость не удалось. Тормозной остол переломился, и каюр, зверея от бессилия, продолжал ругаться и орать какие-то только ему понятные команды. Потом он стал на правый полоз и бросил в переднюю пару обломок остола. Вожак это заметил, отскочил в сторону, но не остановился.

Обломок остола попал под полоз нарты, и в тот момент, когда каюр наклонился, чтобы подобрать его, нарта сильно ударилась в раскате, он оторвался и повалился в снег. Я верхом сидел на нарте и обеими руками держался за переднюю дугу.

Во втором раскате нарта накренилась, и я свалился на бок, опрокинув ее. Немного проволочив нарту и меня, собаки остановились.

Подбежал совсем озверевший каюр. Кроме обломка остола, у него в руках блестел большой нож. Он набросился на сидевших и лежавших, успевших успокоиться собак. Колотил их обломком остола, бил и топтал ногами, хватал за уши и разбрасывал в стороны. Он стонал, ругался и шипел.



Вдруг подскочил к Алмазу, сграбастал уши собаки и одним взмахом ножа отхватил их. Алмаз заскулил, завертелся и, как бы стряхивая боль, передними лапами стал обтирать окровавленную голову.

Я подбежал к каюру.

— Ты что делаешь, гад!

Он сверкнул глазами, вытер о шубу нож, неторопливо вложил его в чехол и направился к нарте.

— Садись. Поехали.

В поселок я попал поздно. Моя хозяйка, поняв, что в дороге что-то случилось, молча согрела чай и прикрыла за собой дверь, укладываясь спать. А у меня перед глазами все время стояли серые комочки собачьих ушей и еще это хмурое лицо, заросшее бородой. Что-то странно знакомое было в нем. Но где? Где я мог его раньше видеть?

Я слез с кровати, включил свет. Часы показывали полночь, и только далекий собачий лай тревожил тишину. Я вышел и направился к дому приезжих.

Нарты, на которой я ехал, на месте не было. Я поднялся на крыльцо, постучал в дверь гостиничной хозяйке. За дверью послышался шорох, ярко засветилось узкое окно.

— Кого еще надо?

— Это я, Вера Игнатьевна. Участковый.

Послышалось звяканье крючка, на пороге в полосе света выросла расплывшаяся фигура хозяйки.

— Приезжий где?

— Это который на собаках-то?

— Он самый.

— А уехал уже. Часа два, как уехал, — не торопясь, ответила Вера Игнатьевна. — Ох, и злой же человек. У него собака одна тут убежала, постромки перегрызла, так я думала, что он и остальных перебьет всех.

— Как его фамилия?

— В книге учета записан как Дударь Ефим Петрович. Завхозом у геологов работает.

Я шел домой и все время пытался успокоить себя: «Ну и что? Ну и обрубил собаке уши. Так по этому обычаю собак наказывают сотни лет уже. Не он первый, не он и последний».

2

Вот уже три месяца, как я в Якутии. Сразу же после окончания Московской школы милиции попросился сюда. Спроси меня кто-нибудь, зачем я это сделал, — не отвечу. Что в столице участковым был, что тут с двумя звездочками остался. Правда, разница кое-какая есть: в Москве у меня был участок из десяти пятиэтажных корпусов, а тут… Я долго измерял на политической карте мира свою площадь, и оказалось, что на ней уместятся Австрия и Лихтенштейн. Примащивал еще и Швейцарию, но она не влезает — своими углами выпирает в соседний участок.

Я иногда представляю себе эту картину: на всю Австрию один-разъединственный человек в форменной фуражке… А тут ничего, как будто так и надо.

В последних числах сентября началась настоящая зима. Мороз под двадцать, высокое белесое небо без единой тучи и снег, белый, белый. Даже странно как-то: сейчас в Подмосковье самая опеночная пора, солнышко греет, а здесь…

Бр-р… Холодно. Вначале я думал, что снег этот растает. Как у нас в Москве: семь раз выпадет и только на восьмой останется лежать до весны. Но здесь не так — выпал и остался, без слякоти.

Живу я в большом рубленом доме у старой бабки Матрены. Раньше-то я никогда не жил в таких избах. В Москве у родителей двухкомнатная отдельная квартира с ванной и теплым туалетом, но тут мне понравилось. Утречком встанешь, для разминки несколько полешек на морозце расколешь, потом сковородку жареного мяса уплетешь — и хорошо. Недавно посмотрел на себя в зеркало и не узнал: мою физиономию теперь в темной комнате без подсветки фотографировать можно.

В первые дни выдали мне казенное обмундирование. Притащил я его домой, разложил на кровати, любуюсь, а тут Матрена Павловна подходит. Постояла, посмотрела на мое добро, языком поцокала и ушла. А вечером принесла настоящую якутскую кухлянку.

— На, сынка, носи. А эту свою одежонку до весны припрячь. А то ты в ней быстро заморозишься.

Моя хозяйка заботится обо мне, как десять начальников по хозяйственной части. Сижу я как-то у себя в кабинете, вдруг входят бабка Матрена и якут лет под шестьдесят. Бабка на меня пальцем показала и говорит:

— Вот он.

Старик постоял, помялся и говорит:

— Двести пятьдесят, Матрена. И так мало-мало.

Я смотрю на бабку. Она на меня. И спрашивает:

— Ну что, возьмешь?

— Чего? — удивился я.

— Ну как же, чего? — не менее моего удивилась бабка. — Собачью упряжку вместе с нартой. Бери, не пожалеешь.

Я посмотрел на старика якута. Он закрыл слезящиеся от старости глаза, закивал головой.

— Бери, бери, начальника. Хоросая упряжка и нарта хоросая. Для сына берег, а он город полюбил. Тундру совсем разлюбил. О-хо-хо. А у меня еще одна есть.

— Да зачем мне ваша нарта нужна? — не выдержал я.

— Как это зачем?! — изумилась бабка. — А на чем ты зимой ездить будешь?

— На машине.

— Э-эх! Да на твоей машине, как снежку настоящего подсыплет, только до магазина и ездить можно будет. А нарта, Василек, она везде пройдет. В любую пургу собачки вывезут.

Вот так и купил я у старика якута упряжку. Собаки без единого покуса дали объездить себя, стали слушаться, и теперь я, закутанный в кухлянку, разъезжаю по участку на легкой нарте, отрабатывая в поисках Заготовителя каждый километр моей необъятной территории.


Успокоившаяся было пурга к вечеру разгулялась в полную силу. Вокруг все с шумом, воем и свистом кружилось и танцевало.

Мои собаки, пройдя более восьмидесяти километров, еле тащили за собой нарту. Они уже не бежали и не оглядывались назад, а шли неторопливыми шажками, нагнув почти до земли головы. Я положился на чутье собак, перестал управлять ими и, с большим трудом преодолевая усталость и сон, держался на нарте. Веки смыкались.

— Здравствуй, Василий, здравствуй, приятель! — как во сне послышалось мне.

— Здравствуй, друг, здравствуй, — все настойчивее звучал знакомый голос.

Кто-то тормошил мои плечи, руки, а в ушах все звучало: «Здравствуй, здравствуй, здравствуй…»

Охотник Парфен Егорович Ушаков — нештатный участковый в зверосовхозе «Варваринка». Ему чуть больше сорока. Спокоен мужик и сдержан. Говорит мало. А во рту постоянно держит трубку. К нему-то и привезли меня мои собаки.

— Молодой, глупый… — сердился Парфен. — Сколько раз я тебе говорил, запоминай приметы. Потеплело в тундре — жди пурги. Куда бы ты ни спешил, а тундра, паря, шутить не любит.

Ушаков вытащил бутылку спирта, налил себе в пригоршню.

— Руки чувствуешь?

— Да.

— Ну и ладно, — он не выдержал строгого тона, лицо его расплылось в улыбке. — Ко мне ехал?

— К тебе. Дело одно есть, Егорыч.

И вспомнилась первая встреча с Ушаковым. Прикатил я тогда в Варваринку на милицейском «газике», лихо затормозил около огромного оштукатуренного дома местной власти. Строго так приказал, чтобы ко мне привели нештатного участкового Ушакова Парфена Егоровича, который числился в списках моего предшественника. Через полчаса пришел коренастый мужик, молча сунув трубку в рот, посмотрел на меня этак искоса да и спрашивает: «Надолго ли в наши края, лейтенант?» — «Надолго», — строго отвечаю я. «Ну а коли надолго, так учись людей уважать. Я во-он в той избе живу, паря. Приходи. У меня и познакомимся». И пошел. А я почесал затылок, спесь с себя согнал — и за ним. Так и подружились.

С Заготовителем я решил не вилять перед Ушаковым и спросил напрямик:

— Егорыч, из нашего района большая утечка пушнины. Не знаешь, кто бы мог этим заниматься?

Охотник перестал резать хлеб, внимательно посмотрел на меня.

— Та-ак. Двух-трех я тебе сразу могу назвать, но эти по мелочи продают. А вот, чтобы помногу… — Он помолчал. — Слушай, паря. Это не только охотники могут быть. Нам Заготпушнину не обойти. А ты попробуй в оленеводческих бригадах поспрашивать. Ихние ребятки тоже на песца капканы ставят, так что, может, кто и не сдает шкурки государству-то. Поезжай в колхоз «Рассвет». Там есть пастух Гамо. Надежный человек. С ним и поговори. А я среди своих разузнаю.

— А Безносов?

— Иван?.. — Ушаков подул на горячий чай, исходящий паром, обжигаясь, отхлебнул из огромной эмалированной кружки, захрустел сахаром. — Не знаю. Разные мы с ним люди. А за того соболя я бы вообще ему морду набил. Да ты лучше к Лыткину сходи, небось ждет уже тебя.


Депутат поселкового Совета «Варваринка» Федор Лыткин действительно ждал меня. Встав из-за стола, он крепко тряхнул мне руку, улыбнулся немного раскосыми глазами.

— Не женился еще?

— Не любят, — отшутился я.

— Ха! — всплеснул руками Лыткин. — Хочешь, с моей сестрой познакомлю? Это такая девушка, Василий…

Я слушал Лыткина, а сам думал, что, пожалуй, не зря начальник райотдела порекомендовал особый упор в поиске делать на депутатов поселковых Советов. В небольших селениях, где люди знали друг о друге всю подноготную, на эту должность выбирали достойнейших людей, к которым можно было бы прийти в трудную минуту.

— Безносов сейчас в поселке? — перебил я Лыткина.

Федор перестал рассказывать про свою сестру, добродушная улыбка сошла с его лица, спросил:

— Сейчас провести к нему?

— Да, сейчас. — Я кивнул. Вчера вечером, когда я обзванивал всех депутатов поссоветов с просьбой установить лиц, переписывающихся с Киевом, занимающихся незаконной охотой на пушного зверя и склонных к присвоению шкурок, то Лыткин сказал сразу: «Есть у нас один такой. Вернее, был. Теперь работает как все. Хорошо работает».

Лыткин положил мне руку на плечо.

— Только я тебя прошу, будь с Безносовым ну… — Он замялся, — помягче, что ли. Иван — человек хороший, и я не верю, чтобы он опять принялся за старое. Я тебя очень прошу.

Изба Безносовых просторная, чистая. Даже не верится, что она затеряна в необъятных районах Якутии, где до прихода Советской власти местный народ теснился в прокопченных чумах.

Скрипнула дверь, вошла жена охотника, Саргылана. Смущенно опустив жилистые руки, она присела на кончик стула, улыбнулась.

— Может, чаю попьете?

— Спасибо, только что от стола.

Саргылана помолчала и вдруг тревожно заглянула мне в глаза.

— Случилось что? Вы уж сразу скажите, за душу тянуть не надо, — тихо попросила она.

Я еще ничего не успел ответить, как в сенцах хлопнула дверь, на пороге появился среднего роста кряжистый якут, лет тридцати пяти.

— А вот и Иван, — засуетилась Саргылана.

Безносов хмуро посмотрел на мои погоны, начал молча развязывать тесемки на кухлянке. Потом перевел взгляд на притихшую жену, кинул ей коротко:

— Ступай собак накорми. Сегодня на заимку уезжаю.

Когда Саргылана вышла, быстро проговорил, не глядя на меня:

— Неужели за мной всю жизнь этот хвост болтаться будет? Прежний участковый наезжал, теперь вот вы… — Он вскинул на меня щелочки глаз.

— А это от вас зависит: будет хвост или нет. А пока что считайте, что я к вам просто познакомиться пришел.

— Да-да, конечно, — он неуверенно протянул мне жесткую ладонь. — Безносов. Иван Безносов. — Потом как-то сразу сник, махнул рукой. — Зачем мне тогда этот соболь понадобился — ума не приложу!

Я знал, что Безносов был оштрафован и лишен на два сезона лицензии на промысловую охоту за браконьерство, но не знал, за что конкретно, и потому попросил:

— Расскажите, если можно.

— А чего ж тут нельзя. Один черт, вы и без меня узнаете. В нашей тайге соболя много когда-то водилось, ну а потом повыбили. И вот лет пятнадцать назад ученые его опять подселять стали. Ну прижился вроде бы соболь; ловить его категорически запретили. А тут недалеко от моего зимовья и увидел я его след. Да-а. Когда шкурка у меня в руках уже была, я и призадумался: поймать-то поймал, а сбыть-то как? Ну через одного знакомого продал скорняку в Якутске, а за тем уже следили, вот и загребли обоих. Тогда-то мне и воткнули за браконьерство. — Безносов, как гвозди вбивая, постучал кулаком по столу. — На всю жизнь памятку сам себе сделал.

— Совсем завязали или еще тянет? — спросил я.

Безносов вскинул на меня глаза, прищурился. Сказал, едва разжимая губы:

— А ты сам, лейтенант, год не поохоться, если жить без этого не можешь, а я посмотрю.

3

Про старого пастуха Гамо я был наслышан много, а вот встретиться с ним пришлось впервые. Мы сидим в чуме на вытертых оленьих шкурах и курим: я — «Приму», а Гамо затягивается трубкой. Пастух молчит. Я тоже. Постепенно я начинаю вникать в местные обычаи и теперь знаю, что хорошо выкуренная трубка — это уже половина дела. В подарок я привез старику пару больших пачек табака, и теперь он смакует его.

— Хоросий табак. Свежий. Трубка хоросо курилась. — Гамо приподнялся со шкур, посмотрел в булькающий котел, где варилось нарезанное большими кусками мясо.

Я молчу. Знаю, что это все только прелюдия того разговора, с которым я приехал к нему. И ответ на мой вопрос: «Подозревает ли он кого-нибудь в распродаже шкурок?» — я получу гораздо позже.

— Э-э-эх, — загоревал старик. — Однако, помирать совсем старому Гамо надо. Дожил… Вместо того, чтобы со всеми мужчинами бегать сейчас за оленями, бригадир оставил, как какую-то женщину, в лагере. Чтобы Гамо мясо варил.

Я согласно кивнул, участливо поцокал языком.

— А чем я, Гамо, хуже того же бригадира Гришки? Правда, он чуть-чуть быстрей бегает за оленями, но все равно… Нельзя же только из-за этого отправлять на центральную усадьбу.

По чуму разнесся запах свежесваренного мяса. Сразу захотелось есть. Я принюхался, сочувственно кивнул.

— Может, он о вас заботится? Все-таки тяжело вам теперь за оленями бегать.

— Заботится… — передразнил меня пастух. — Чтобы Гамо умер скорей.

Он сердито поднялся, откинул полог чума. Я вышел за ним.

На улице хорошо. Мороз пощипывает лицо. Я вижу, как ледяной корочкой обрастают редкие усы и бороденка старика. Совсем рядом, за кустарником, пасутся олени, и слышно, как боталом позванивают матки. Мне уже говорили, что пастух знает каждого оленя в стаде, а их здесь около тысячи голов.

Из запорошенного инеем кустарника показалась ветвистая голова.

— Мак-мак-мак.

Олень насторожился, застыл в неподвижности, но, увидев хозяина, побрел к пастуху.

— Мак-мак-мак. — Гамо, кряхтя, нырнул в полог чума, через минуту показался с горбушкой черного, круто посоленного хлеба. — Мак-мак-мак.

Олень потянулся мордой к старику, осторожно взял кусок губами, захрумкал, кося огромным влажным глазом на меня. Потянулся опять к Гамо.



— Ступай, ступай. Ишь ты! — Старик пастух потрепал оленя по холке, подтолкнул его в бок. Не поворачиваясь ко мне, сказал тихо: — Этот оленя тоже мой друг. Тоже старик, как и Гамо. Когда в прошлом году он не смог уйти от волков, Гамо спас его от жадных зубов.

Мы медленно поднялись на взгорок. Тоненькие чахлые деревца обступают нас. Здесь даже не тундра, а так, что-то среднее: и тундра и тайга.

С этого места хорошо было видно вокруг. Во-он там застыли в белой неподвижности похожие на пятаки небольшие озерца. А во-он там широкие поляны, истоптанные тысячеголовым оленьим стадом. Председатель колхоза говорил мне, что этой зимой здесь много ягеля и снег неглубокий — олени долго смогут пастись в этих местах без перегона.

От искрящегося снега начинают слезиться глаза, и вытянувшаяся в нитку белая громада далекого хребта теряется в пелене. Позади нас заскрипел снег. С остановившихся нарт соскочил бригадир, разбитной широкоплечий парень чуть старше меня. Увидев бригадира, старик демонстративно отвернулся и по-детски поджал губы. Видно, тот действительно здорово насолил старику.

Бригадир подошел к нам, зло бросил малокалиберную винтовку в снег.

— Дерьмо, а не винтовка! Только зайцев пугать. — Он ловко швырнул меховые варежки на нарту. — За оленями волки пошли. Ночью еще одну важенку задрали. — Бригадир повернулся к Гамо. — Ну что, старик. Обед готов? А то смотри… Если с этим женским делом не справишься — на центральную усадьбу отправлю. А на твое место женщину возьму. Может быть, даже молодую… — Он подмигнул мне. — А?

Старик промолчал, и только старые его глаза сузились еще больше. Я укоризненно покачал головой.

— Ну, зачем же вы так… Гамо заслуженный пастух…

Бригадир звонко рассмеялся.

— Ничего не пойму. То, что мы хотим старику лучше сделать, меня из-за этого чуть ли не извергом представляют. Гамо уже старый, ему давно отдыхать пора, а не за оленями бегать. На центральной усадьбе он и жить-то будет в нормальных человеческих условиях, да и пользы принесет гораздо больше, чем здесь.

Старик с тоской посмотрел на разбежавшееся огромным веером стадо, потом повернулся ко мне.

— Ничего, догор.[1] Видно, Гамо и вправду старым и немощным стал. А насчет того, о чем ты меня спрашивал, я думать буду. В других бригадах со стариками поговорю.

4

На улице залаял мой передовик. Даже не залаял, а завизжал щенячьим визгом. Я набросил на себя кухлянку, выскочил во двор. Буян стоял на задних лапах и с хрипом рвался к приближающейся к дому упряжке. Мои псы тоже, по-видимому, шокированные таким, поведением вожака, повылазили из своих нор и нерешительно гавкали, поглядывая то на меня, то на Буяна.

— Цыть, вы! — замахнулся я на собак. — Буян, на место!

В это время упряжка резко застопорила у калитки и в одном из ездоков, который был по самые глаза закутан в кухлянку, я узнал Ушакова.

— Егорыч! — Я обнял охотника. — Вот уж гость так гость.

А Буян словно голову потерял от злости. Он рвался с цепи, ощерившейся пастью хватал комья утоптанного снега. От натянутого ошейника его лай превратился в хрип, но пес продолжал рваться к собакам Егорыча. Молодая сучонка, которая явно уделяла Буяну внимание, почти что на брюхе подползала ко мне и вдруг, ни с того ни с сего, задрав кверху морду, начала выть.

Не понимая, в чем дело, я посмотрел на спокойно сидящую упряжку Ушакова. Алмаз! Передовиком его упряжки был безухий Алмаз! Теперь мне стала понятна злость Буяна. Спустя несколько дней после того, как Алмаз перегрыз постромки и убежал от Дударя, голодного и отощавшего, я поймал его недалеко от нашего поселка и привел домой. Буян, сразу же почувствовавший в Алмазе соперника, взбунтовал всю упряжку, и та набросилась на него, как только я ушел в дом. Больших трудов мне стоило утихомирить рассвирепевших псов. Окровавленного Алмаза я унес в избу, но той же ночью он убежал в тундру, так отделав на прощание Буяна, что тот долго не мог ходить в упряжке. И вот теперь…

Я подошел к Алмазу, присел на корточки, взял обеими руками собачью морду, осторожно потрогал обрубки ушей.

— Алмаз…

Собака словно поняла меня, ткнулась влажной пуговкой носа в лицо, тихо-тихо заскулила.

— Твой, что ли? — спросил Ушаков.

Я молча кивнул.

Он почесал в затылке, добавил:

— Так-то я тебе его не отдам, потому что у самого передовика нет, а этого мне пацаны из тундры привели, поймали, говорят. А вот меняться давай. Вон на того охламона, — он кивнул на Буяна. — Тем более что все равно они в одной упряжке ходить не будут. — И, считая разговор на эту тему законченным, сказал: — Пошли в избу, паря. Разговор есть. Я тут тебе мужика одного привез.

С нарты слез еще один ездок, нерешительно подошел к нам.

— Здравствуйте, — сказал он тихо. Потом развел руками. — Вот. Приехали.

Бабка Матрена уже разогревала чай и заканчивала нарезать свое дежурное блюдо: балык холодного копчения. Егорыч, сбросив у порога кухлянку и толстые рукавицы, кивнул на своего пассажира.

— Ну-ка, паря, давай выкладывай, как ты за счет Советской власти поживиться хотел.

«Паря», огромный мужик лет сорока, с широким скуластым лицом, но абсолютно русским прямым носом, нерешительно снял кухлянку и положил на пол. Потом повернулся ко мне, затем к Ушакову.

— Дык я ж, Егорыч… раз только, и все. А как узнал, так сразу к тебе.

— Ишь ты! Раз только. — Ушаков ткнул в него пальцем. — А если каждый из нас по разу государство обманет?.. Не-ет, паря, тебя пороть надо. Так ты давай, давай по порядку все товарищу лейтенанту докладывай.

— Дык, я ж и говорю, товарищ, — он повернулся ко мне. — Жадность попутала. В прошлом году приезжает ко мне на заимку незнакомый человек и говорит: «Заблудился, мол, браток. Из геологов я, переночевать не пустишь?» Ну, кто же на ночь глядя откажет. Супец я из куропаток заварил, смотрю — он бутылку достал, ну… мы и познакомились. А потом он и говорит: «Ты, браток, шкурок мне не продашь? Их вон у тебя сколько. А я тебе заплачу, как по первому сорту в Заготпушнине». Ну я ему по пьяной лавочке десять шкурок и загнал. Деньги он тут же отдал. А когда уезжал, то обещался еще и на этот год приехать. Я думаю, должен скоро быть.

Егорыч недоуменно покрутил головой, стукнул кулаком по столу.

— Нет, ты видал этого фрукта, Василий! Он еще и на этот год договорился встретиться. Ну ты давай, давай дальше рас сказывай.

«Паря» заерзал на стуле.

— А чего дальше рассказывать? Когда Егорыч нас собрал и рассказал о человеке, который шкурки скупает, то я сразу же того, из экспедиции, вспомнил. Ну, пришел домой, рассказал обо всем бабе своей, так она поначалу тоже напугалась, а потом говорит: «Ступай, Пантелеймон, к Ушакову. Он хоть и вредный, но все насквозь видит. Покайся. Может, не осудят».

— Делишки… — Я достал планшетку с картой моего участка, фоторобот Заготовителя. Все еще не надеясь на удачу, пододвинул фоторобот Пантелеймону. Спросил тихо:

— Этот человек был у вас?

Охотник аккуратно взял карточку, долго разглядывал ее, сказал неуверенно:

— Вроде бы он, а вроде и нет…

— Где ваша заимка?

Пантелеймон пошарил глазами по карте, ткнул загрубевшим негнущимся пальцем в южное урочище.

— Кажись, здесь.

Я прикинул расстояние — километров двести будет. Далеко же разбросал свои угодья этот любитель пушнины.

— Тама она, там, — закивал головой Ушаков. — На ручье Медвежий.

Пантелеймон тронул меня за рукав.

— Может быть, мы его того… А, товарищ лейтенант? Подкараулим и возьмем, ежели он опять на заимку побалует?

Вошла бабка Матрена, поставила на стол чайник и чашки с блюдцами. Произнесла певуче:

— Кушайте, пожалуйста, — И поплыла к себе на кухню.

Ушаков проводил ее долгим взглядом, потом сказал тихо:

— А может, и правда засаду там устроить, а, Василий?

Это было разумное предложение, но я молчал. Это был риск. Риск людьми. И я не мог на это пойти, не продумав буквально все до мелочей. Пантелеймон, видимо, понял мои сомнения, сказал грубовато:

— Да вы не волнуйтесь, товарищ. Я ж с напарником буду. А что он сможет против двух карабинов сделать?


Итак, узелок вокруг Заготовителя начинал медленно затягиваться. Начальник райотдела одобрил мое решение, и теперь на заимке Пантелеймона постоянно находятся надежные люди, чтобы захлопнуть ловушку. Мне же в первую очередь надо отработать все геологоразведочные партии, которые разбросаны там и тут по всей моей «Австрии». Но, по правде говоря, в затею эту я мало верю: вор, а тем более такой опытный, как Заготовитель, никогда не станет называть своего настоящего адреса. По всей вероятности, он надежно обосновался в каком-нибудь крупном поселке, а сюда наезжает, чтобы собрать шкурки у своих поставщиков.

5

Это, кажется, моя первая удача. Через тридцать минут я буду держать в руках одного из поставщиков Заготовителя!

Ах, Лыткин! Ах, Федя! Как распинался в честности Ивана Безносова! А вчера вечером позвонил мне и упавшим голосом сказал, что Безносов принес на почту объемистую, но легкую весом посылку, адресованную в Киев.

— Федя, дорогой! — кричал я на радостях в телефонную трубку. — Сделай так, чтобы эту посылку ни в коем случае не отправляли до утра. Завтра буду у вас.

На мое счастье, следователь, ведущий дело Заготовителя, был еще в отделении, и я, объяснив ему ситуацию, попросил взять санкцию прокурора на вскрытие и осмотр посылки Безносова.

И вот мы трясемся в Ми-4. Кроме нас двоих да пилотов, в вертолете больше никого нет, и мы можем свободно «проигрывать» предстоящую операцию. Капитан Гусев, с ножевым шрамом через всю левую щеку, простуженным голосом дает мне инструктаж вскрытия.

Вертолет резко ложится на правый борт, и в иллюминаторе появляются заваленные снегом крыши домов. Затем он выравнивается и, мелко задрожав, плавно опускается на очищенную от снега площадку.

Встречает нас депутат поссовета да орава мальчишек, которые наперегонки с собаками бегут к вертолету. Белоснежные лайки и мальчишки окружают пилотов, а мы здороваемся с Лыткиным и идем к бревенчатому одноэтажному зданию почты. Федор суетится сбоку от капитана и быстро рассказывает:

— Правду сказать, я не верил в эту затею: Иван мне казался мужиком честным, хоть и оступился раз. Но на всякий случай я предупредил приемщицу на почте, чтобы говорила мне обо всех посылках, которые будут отправляться в Киев.

— Приемщица — человек надежный? — перебил Федора капитан. — Не могла раньше времени разболтать кому-нибудь?

— Не-ет. Что вы, — замахал руками Лыткин. — Она у нас ударница коммунистического труда. У ней Почетная грамота дома висит.

Едва сдерживая радость, я хлопаю Лыткина по плечу.

— Забеги-ка к Безносовым да пригласи этого самого Ивана на почту. Только ему ни звука: надо, мол, и все.

Федор сворачивает к дому Безносовых, а мы идем к почте.

В кабинете у начальника почтового отделения тепло, даже жарко. Уютно потрескивают дрова в печке, заледеневшие за ночь, тройные окна оттаяли, и через них видна добрая половина поселка. Понятыми мы пригласили хозяина этого кабинета, удивительно длинного якута лет пятидесяти, и приемщицу, которая сообщила о посылке. В ожидании Лыткина и Безносова начальник почтового отделения и приемщица напряженно молчат, а Гусев поудобней раскладывает на столе бумаги, чтобы вести протокол вскрытия. Наконец входная дверь громко хлопает, в коридоре раздаются шаги, и на пороге появляются Лыткин и Безносов.

— Вот… Пришли, — тихо говорит Лыткин и неуверенно топчется у порога.

Глаза Безносова при виде меня и капитана темнеют, и он, даже не поздоровавшись, хмуро отворачивается.

— Это ваша посылка, Безносов? — спрашивает Гусев и кивает на зашитую в белую материю объемистую посылку, которая лежит перед ним на столе.

— Моя.

— Та-ак. Хорошо. — Следователь в упор смотрит на охотника. — А вы можете сказать, что в ней находится?

Безносов молчит, потом глухо цедит сквозь зубы:

— Вскройте, тогда и узнаете.

Молчавшая до этого приемщица вдруг поднимается со стула, мягко берет Безносова за рукав кухлянки.

— Не перечь, Ванюша. Зачем тебе беду на себя навлекать? Скажи, что там лежит, тебя и отпустят с богом.

Безносов долго молчит, видно, как перекатываются желваки по его скулам, наконец говорит глухо:

— Торбаза там камусовые, три пары, чулки меховые к ним да несколько шкурок камуса на женскую шапку. Друг у меня в Киеве — служили вместе, так это ему, жене его и сыну подарки. Он нам тоже посылки присылает, она вон подтвердить может. — Безносов кивает на приемщицу. — А камус мне старший брат дал. Оленевод он, и это законом не воспрещается.

— Ну ладно. Камус так камус. Жаль, что вы правду не хотите говорить. — Гусев смотрит на часы. — Будем вскрывать посылку. Понятые, назовите свои фамилии, имя, отчество.

Капитан быстро записывает в протокол показания понятых, говорит:

— Прошу вскрыть посылку.

Начальник почтового отделения берет ножницы и, не глядя на Безносова, начинает сосредоточенно разрезать швы. Под холстом оказывается картонная коробка из-под карамели, он распаковывает ее и поодиночке вытаскивает содержимое посылки на стол.

Я и Лыткин, вытянув шеи, смотрим на растущую горку жесткого, гладкого меха. Шкурки, торбаза, шкурки… камусовые шкурки, выделанные из оленьего меха. Меха, в котором ходит все мужское и женское население Якутии, Эвенкии и Чукотки. И ни одной шкурки соболя или песца.

…Когда мы уходили, я тронул Ивана за рукав и сказал единственное, что мог:

— Прости, Иван.

6

Я еще только-только начал свой рабочий день, когда на столе забренчал телефон и телефонистка невыспавшимся голосом пробормотала:

— Соединяю с «Брусничной».

В трубке затрещало, закашляло, и далекий голос спросил:

— Лейтенант Нестеров? С вами говорит Потапов.

— Какой Потапов?

Но я тут же вспомнил кудлатого невысокого парня, с которым меня познакомили в райкоме комсомола, когда я вставал на учет.

— Главный геолог «Брусничной». Чепе у нас. Человека убили.

— Что-о! Кто убил?

— Завхоз Дударь. Вчера вечером. Рабочего Моисеева.

Дударь! Я едва не выронил трубку и, стараясь унять заколотившееся сердце, спросил:

— Убийца арестован?

Потапов долго молчал, потом выдавил едва слышно:

— Скрылся он.

— Как! Как скрылся?! — заорал я. — Где начальник партии?

— Ушел на лыжах на участок. Как только сообщили.

— Участок находится где?

— Ягодный ручей. От устья семь километров.

«Дударь! Ах, Дударь», — я все никак не мог успокоиться при этом имени. Перед глазами опять всплыл длинный нартовый след и комочки запекшихся в крови собачьих ушей на белом снегу. «Ах, сволочь! Сначала собаку, а потом и человека…»

Я подошел к висящей на стене карте, нашел ручей Ягодный. Здесь недалеко стояла стационарная разведпартия «Брусничная», и место это было обведено красным карандашом. Напрямую километров семьдесят будет.

В районе уже знали о случившемся и теперь только ждали судебно-медицинского эксперта, чтобы вылететь на место происшествия. Эксперт же должен был возвратиться в поселок только через сутки, и поэтому начальник райотдела дал «добро» на мою самостоятельную поездку в «Брусничную». О Дударе также были предупреждены все кассы Аэрофлота, автоинспекции и участковые.

Семьдесят километров по накатанной дороге — это пять часов хорошей езды. Давая собакам отдохнуть, я через каждые двадцать минут соскакивал с нарты и бежал следом за упряжкой. Вошедшие в работу, широкогрудые лохматые труженики благодарно оглядывались и, взвизгивая от удовольствия, мчались за вожаком. А Алмаз делал свою работу. Чувствуя по натянутым постромкам, что кто-то начинал филонить, он, не сбавляя хода, рывком оборачивался назад и ощеривал пасть. Провинившийся тут же делал рывок вперед, и нарта, прибавляя в скорости, неслась дальше.

На Ягодном было тихо. Не видно было людей у чернеющих точек шурфов, выделяющихся на белом пологом склоне сопки, изрытыми оспинками. Словно вымерла наспех срубленная избушка с маленьким оконцем в торце. И только сизый дым, прямым столбом поднимавшийся над печной трубой, говорил о том, что здесь живут люди. Собаки, почуяв стоянку, рванули на последних метрах и резко остановились у помойки, с которой слетела стая белых куропаток. Я вогнал остол в наст и, закрепив нарту, пошел к бревенчаку. Это первый убитый человек, которого я увидел наяву.

На вид ему лет сорок — не больше. Он лежал на спине, и заострившиеся черты лица говорили о том, что смерть наступила давно. От носа и уголка рта по щеке пролегла черно-бурая полоса запекшейся крови. Покойник лежал в двух шагах от нар, и из-под откинутой правой руки, чуть ниже подмышки, было видно расползшееся, успевшее почернеть пятно. По рваному блюдцу раны было видно, что стреляли мелкой дробью с четырех-пяти шагов. По-видимому, убитый с поднятой рукой шел на Дударя, и тот выстрелил. Почти в упор.

— Из-за чего все это могло случиться? — Я кивнул на труп.

— Не знаю. Право слово, не знаю. Я его на работу-то принял вчера утром. А вечером… — Начальник партии, широкоплечий, под «бобрик» подстриженный блондин, виновато развел руками. — Надо же такому случиться.

— Как вчера? Значит, они не знали друг друга?

— В том-то и дело, что знали. Ко мне человек этот, Моисеев, пришел утром и говорит, что хотел бы работать в поисковой партии. Тут, мол, знакомый мой работает, Дударь, так я хотел бы на тот же участок. Я и направил его сюда. А тут…

Обведя мелом конфигурацию трупа на полу, я разрешил отнести его в маленькую избушку, приспособленную шурфовщиками под баню.

Опрос свидетелей я начал с мастера участка, который все это время мрачно сидел на нарах.

— Даже не представляю себе, как все это могло произойти, — мастер кивнул на меловой рисунок на полу. — В обед прилетела «вертушка» и привезла этого… новенького. Ребята как раз с шурфовки на обед пришли. Ну, Дударь даже вида не подал, что знаком с ним. А этот, убитый который, подошел к нему, по плечу похлопал и говорит: «Чего ж корешей не узнаешь?» Дударь улыбаться стал, руку ему тряс, а потом они в сторону отошли и говорить о чем-то стали.

— О чем конкретно?

— Н-не знаю. Не слыхал.

— Вот как? — Я перестал записывать и посмотрел на начальника партии, который сидел неподалеку от, стола.

— Чертовщина какая-то, — пожал плечами начальник. — Да вот у меня с собой личное дело Дударя, для следователя захватил.

Он достал из планшетки сложенный вдвое скоросшиватель, протянул его мне.

С маленькой фотографии, криво приклеенной на личном деле, на меня смотрели чуть-чуть прищуренные глаза Заготовителя. Вытянутое лицо, тот же нос уточкой, что и на фотороботе, та же массивная челюсть, высокий лоб. Только здесь Заготовитель был живым человеком, а на фотороботе — рисунок.

Стараясь сдержать свою радость, я начал быстро читать анкету. Не судим. Не награждался Ученых степеней не имеет. «Та-ак, голубчик. Вот ты и попался».

— Вы не замечали, Дударь, кроме основной работы, больше ничем не занимался? Ну, пушниной, например.

— Не-ет.

— Он у вас постоянно завхозом работал?

— Вот уж, право слово, не знаю, как и сказать. Основная шурфовка у нас зимой: с октября по май, в это время и требуется основная масса людей. А на лето наше управление предоставляет работу в других местах. Дударь же весной всегда рассчитывался и уезжал на материк. А к зиме опять к нам. И что удивительно: за работу платят-то гроши, а тут… здоровенный мужчина и… переться откуда-то за полторы сотни. Непонятно.

— У меня к вам вопрос, — я повернулся к горному мастеру. — Как произошло убийство?

Горняк сжался, посмотрел на своего начальника, затем на меня.

— Н-не знаю, товарищ… лейтенант. Я спал в это время. А потом выстрел услышал. Когда проснулся, то… то убитый лежал уже.

— Да ты, лейтенант, лучше у Егора спроси, — раздалось с нар. — Этот все знает.

Теперь передо мной сидел Егор, широкоскулый якут, лет тридцати. Я видел якутов охотников, рыбаков, оленеводов, а вот шурфовщика якута — впервые. И поэтому вопрос: «Кем он работал до экспедиции?» сам собой соскочил у меня с языка.

— Охотника был. Хороший охотник, — расплылся в улыбке Егор. — Белку стрелял. Песца добывал.

— И почему же вдруг в экспедиции?

— А начальника платит хорошо. Очень хорошо, — вовсю заулыбался шурфовщик Егор. — А охота, что карты: один год есть зверь, два — нету.

— Та-ак, — я почесал переносицу. — Ну а что вы можете сказать насчет убийства?

Егор перестал улыбаться.

— Дурное дело. Совсем дурное. Завхоза с этим новеньким сильно ругаться стали. Новенький его обзывал нехорошо и все говорил, что Дударя ему жизнью обязан. Деньги какие-то требовал. Потом завхоза на свою постель сел, а у него в головах ружье висело, заряженное на куропатку. Новенький стал ругаться еще сильнее, тогда завхоза снял ружье со стены и выстрелил.

— Вы не пытались помешать этому?

— Зачем? — удивился Егор. — Они же между собой ругались. А когда завхоза убил этого, так я хотел и завхозу застрелить, а он убежал. Сел на своих собачек — и убежал…

7

Никогда еще я так не уставал, как сейчас. В день приходится делать по сотне километров, измеряя мою «Австрию» длинными полозьями нарты и собственными шагами. Куда только лишний жирок делся. Я уже провел четыре собрания, проинформировав население о преступнике, к поиску подключены дружинники, нештатники, общественность, но Дударь как в воду канул, А вчера в райотдел пришло разъяснение из Москвы. По дактилоскопическим отпечаткам пальцев завхоза, которые были отправлены в центральную картотеку, установлено, что они принадлежат Стрижевскому Аркадию Евгеньевичу, дважды судимому. Первый раз он осужден был за спекуляцию дефицитнымн товарами. В той же колонии отбывал первый срок за кражу и Моисеев. После освобождения Дударь-Стрижевский начал специализироваться на скупке золота у старателей Охотского побережья и перепродаже его в Грузии. Не гнушался и красной икрой, за что, кстати, был арестован и осужден на два года. Моисеев же шел по делу с золотом. Этот исполнял роль челнока Хабаровск — Тбилиси — Хабаровск. Когда шайка была раскрыта, то Дударь уже отбывал свой срок в местах заключения, что и спасло его от более суровой меры наказания. Он пропал из поля зрения Моисеева, который, по-видимому, только один знал его в лицо. После освобождения Моисеев, зная о существовании второго паспорта, нащупал концы своего бывшего компаньона и нашел его, желая, видимо, сорвать приличный куш за молчание.


Часа в четыре ночи меня разбудила бабка Матрена.

— Василек, а Василек, — тормошила она меня за плечо. — Да проснись же наконец!

Я открыл глаза, тупо посмотрел на нее.

— Чего?

— Там к тебе якут какой-то пришел. Говорит, нужен очень. Может, сказать, что спишь?

— Не. Скажи, чтоб заходил.

— «Заходил…» — Моя хозяйка шмыгнула носом, поджала губы. — Даже ночью поспать человеку не дадут. — Она зашлепала обрезанными валенками по полу.

Вошел Гамо, рассерженно посмотрел на бабку Матрену. Протянул мне высохшую от старости руку.

— Здравствуй, догор. — Он сердито кивнул на мою хозяйку. — А ты, женщина, выйди отсюда. Мужчинам поговорить надо.

Бабка Матрена едва не задохнулась от негодования и уже было хотела как следует отчитать пастуха, но только в сердцах махнула рукой и хлопнула дверью.

— Что случилось? — спросил я.

— Слушай, догор, — заволновался старик. — Сегодня я видел того… которого ты так давно ищешь.

Теперь пришла моя очередь волноваться. Я сел на кровать.

— А ты не ошибаешься?

Пастух покачал головой.

— Нет, догор, не ошибаюсь. Это был тот, о котором ты людям рассказывал. Вот послушай-ка. В последний месяц за олешками волки пошли. Бригадир Гришка и говорит: «Надо капканы ставить». Поставили мы капканы, а их росомаха сбивать начала. Хитрая зверь попался, за стадом шел. Вот я и решил перехитрить этого хитрого зверя. Только притаился на полянке, вдруг слышу голоса. От нашего лагеря в мою сторону шли двое. Гамо хотел встать и обругать этих дураков, как услышал голос Гришки. Он сильно ругался и говорил, что тот, второй, его обманывает и что эти шкурки стоят больше.

— Кто был второй?

— Э-э… Вася. Тот самый. Длинный. Борода совсем большая. Раньше я его не видел.

— Та-ак, — спросонья я еще не мог сообразить, что же мне надо сейчас делать, и, стараясь прийти в себя, смотрел на пастуха.

— Давно это было?

Гамо почесал бороденку, молча зашевелил губами, подсчитывая.

— Однако, часа два будет. Моя шибко быстро на оленях ехала. А тот, длинный, говорил еще, что ему собак кормить надо.

— Два часа… Как ты думаешь, в какую сторону поедет этот человек?

— В какую? — морщинистое лицо пастуха нахмурилось. — Гамо видел, что этот человек спешил сильно. Говорил Гришке, что ему к самолету успеть надо. Одет он был тепло. Очень тепло. Так в дальнюю дорогу одеваются.

— Ясно. — Я босиком прошлепал к зеленому ящику рации. Щелкнул рычажком включения. В ящике загудело, загорелся красный глазок.

— Сокол. Сокол. Говорит пятый. Я вышел на Заготовителя. Два часа назад он был в бригаде Григория Верхового. Брал товар. По сведениям, загружен полностью. Начинаю преследование. Сообщите на участки.


И до чего же умные твари эти упряжные псы. Я еще не успел и с крыльца сойти, чтобы бросить им по юколине: на дорожку подкрепиться, как они уже тут как тут. Из своих нор повылазили и смотрят на меня, как будто, черти широкогрудые, знают, что сейчас работенка им предстоит.

На дворе морозец щиплет здорово, и я оделся в кухлянку, нацепив под нее кобуру со смазанным «Макаровым». Несколько запасных обойм с патронами сунул в карман. Гамо, который слезящимися глазами наблюдал за мной, поцокал языком.

— Хоросо! Хоросо, Василий. Теперь ты непохож на молодого и глупого оленя.


Заготовителя я увидел, когда белесое солнце прошло половину своего короткого пути и искрящийся снег до боли резал глаза. Второпях я забыл дома темные очки и теперь беспрестанно смахивал рукавицей набегавшие слезы.

Не знаю, был ли Заготовитель в защитных очках, но то, что его собаки бежали медленнее моих, и то, что я его догонял, — в этом у меня сомнения не было. Маленькая черная точка, которую я увидел с полчаса назад на горизонте, с каждой минутой росла, превратилась в вытянутую короткую змейку из собак и нарты, отчетливо стал виден часто оборачивающийся погонщик. Я еще не различал лица, но уже абсолютно точно знал, что это «мой» Дударь.

Еще через полчаса расстояние между нами сократилось почти вдвое. Я вытащил пистолет из кобуры и переложил его в правый карман кухлянки. Так-то оно надежнее. Не знаю, почувствовал ли что Дударь, но он стал нервничать: то и дело бил собак остолом, несколько раз спрыгивал с нарты, помогая своей упряжке бежать по глубокому снегу.

В этом отношении мне было легче: он шел здесь первым, я со своими собачками — по проложенному следу. А Алмаз как взбесился. Я его не видел таким в упряжке: морда опущена вниз, шерсть вздыблена и дикая злоба в глазах, когда он оглядывался на остальных собак. Да и вся упряжка заразилась этой его злостью.

Между нами оставалось метров двести, когда он неожиданно остановился: по-видимому, желая пропустить меня вперед. В кухлянке и на нартовой упряжке я, наверное, меньше всего напоминал милиционера. Рывком остановленные, его псы недовольно ощерились, все, как один, повернулись в нашу сторону. Изо всех сил нажимая на остол, я затормозил нарту, встал, не доезжая до него метров пятидесяти. Спрыгнул в снег, сунув руку в карман, пошел к Заготовителю.

Это был точно Дударь!

Не знаю, узнал ли он меня, но то, что он узнал безухого Алмаза — это было ясно. Они смотрели друг на друга — безухая собака и человек, сделавший ее такой. Дударь перевел взгляд на меня, сощурился припоминая.

— А-а, защитник обиженных, — пробасил он. — Что? Понравилось по протоптанному следу ехать?

Я молчал, стараясь унять нервную дрожь в коленке.

— Теперь я следом поеду, надо и тебе поработать, — продолжал Заготовитель.

Все так же молча я оценил его физические возможности. Да, он мог себе позволить так нахально разговаривать со мной.

Между нами оставалось не более десяти метров, когда я медленно вытащил из кармана тяжелый «Макаров».



— Подымай лапы вверх, паскуда, — чужим каким-то голосом прохрипел я.

— Что-о?.. — Он ошалело посмотрел на пистолет, сунулся было к нартам.

— Стой! — Я выстрелил в воздух. Завыла какая-то молодая собачонка из его упряжки. — Отойди на двадцать шагов от нарт. Считаю до трех. Буду стрелять по ногам без предупреждения. Ну!

Он сузил глаза, медленно поднял руки. Отступил на шаг, второй, третий…

Я медленно, вслух, отсчитывал шаги, а сам лихорадочно соображал, что же мне делать дальше? Подпускать его к упряжке нельзя: стоит ему выдернуть из наста остол, на котором сейчас закреплена упряжка, и тогда мне несдобровать — по хозяйскому окрику его собаки бросятся на меня. Гнать же его в поселок впереди моей упряжки, а его нарту оставить здесь?.. Пожалуй, это глупо. Собаки вместе с пушниной могут пропасть. Остается ждать…

Подумав, я разрешил ему опустить руки: долго с поднятыми руками не простоишь.

Прошел час… Еще час.

А потом я увидел над белым настом черную точку: держась по следам нарт, к нам летел вертолет.

Вячеслав НАЗАРОВ ЗЕЛЕНЫЕ ДВЕРИ ЗЕМЛИ[2]

Рисунки Ю. МАКАРОВА

Люди изучали дельфинов в дельфинарии, а дельфины…

Первый, кто осмелился вступить в прямой контакт с людьми, был дельфин-разведчик Уисс, Хранитель Пятого Луча. Два года провел он в добровольном «заточении», пытаясь понять людей (зуммов), и это общение не прошло даром: «вживание» в их психику и опыт изменило в чем-то и самого Уисса, и теперь он старался «видеть» и «думать», как они.

Хранитель Пятого Луча едва успел переключиться со светового зрения на звуковидение, как заработал ультразвуковой передатчик, довольно точно имитирующий естественный сонар животных, и снова зазвучала Мысль. Уисс почувствовал, как тонкий живой нерв забытого родства — ведь предки дельфинов жили на суше — протянулся между двумя мирами.

…Они очень долго пытались понять друг друга: дельфинья цивилизация и люди Земли — понять, чтобы найти общее. И вот — первые шаги: найден общий язык, язык понятий и образов. Уисс ведет экспедицию на маленький островок-риф, что затерян в Эгейском море.

8. ХРАМ ПОЮЩИХ ЗВЕЗД

Было полнолуние, и борт «Дельфина», обращенный к луне, сверкал серебряным барельефом на фоне ночи. Тяжелые ртутные волны лизали бока маленькой надувной лодки.

Нина вытащила из-за пояса импульсный пистолет-разрядник и бросила его в багажник. Оружие ни к чему. Тем более что придется возиться с видеомагнитофоном, который почему-то именуют «переносным». От этого аппарат не становится ни удобнее, ни легче.

Уисс у борта проскрипел тихо, но нетерпеливо.

Нина опустила маску акваланга, прижала к груди бокс аппарата, еще раз глянула на луну, которая сквозь поляроидное стекло маски показалась хвостатой кометой, и, сгруппировавшись, нырнула в черный омут.

Вода нежно и сильно сжала ее тело, тонкими иглами проникла в поры, щекочущим движением прошлась по обнаженной коже — и Нина сразу успокоилась. Уисс возник рядом, она перекинула ремень аппарата через плечо и крепко взялась за галантно оттопыренный плавник. Дельфин, опустившись метров на пять, остановился. Здесь было темно, только едва заметная бледность над головой говорила о существовании иного мира — с луной и звездами.

Неожиданно где-то внизу засветились огоньки — красный и зеленый — точно там, внизу, тоже было небо и далекий ночной самолет держал неведомый курс. Потом огоньки раздвоились, соединились в колеблющийся рисунок — и блистающее морское чудо явилось перед Ниной на расстоянии протянутой руки.

Небольшой полуметровый кальмар был иллюминирован, как прогулочный катер по случаю карнавала. Все его тело, начиная с конусовидного хвоста, ограниченного полукруглыми лопастями плавников, и кончая сложенными щепоткой вокруг клюва щупальцами, фосфоресцировало слабым фиолетовым светом. Время от времени по телу пробегали мгновенные оранжевые искры, и тогда щупальца конвульсивно шевелились, а круглые доверчивые глаза вспыхивали изнутри нежно-розовыми полушариями.

Нина и раньше видела таких глубоководных щеголей — их называли «волшебными лампами». Но одно дело — когда перед тобой стекло батискафа, другое — если одна твоя рука на плавнике дельфина, а вторая свободна… Нина осторожно, чтобы не спугнуть, протянула левую руку к моллюску. Кальмар не шелохнулся, только быстрее побежали оранжевые искры, а тело приобрело цвет красного дерева. Он позволил потрогать свой бок, и Нина почувствовала, как тикают внутри наперебой три кальмарьих сердца.

Она уже хотела убрать руку, но кальмар обвил двумя щупальцами ее палец и не пустил — два гибких магнита прилипли к коже.

На мгновенье заломило виски — это подал неслышную команду Уисс, — кальмар засверкал огнями, и все трое по крутой спирали понеслись вниз, в беззвездную ночь глубины.

Впрочем, эта ночь хитрила, притворяясь беззвездной, — бесконечное множество светил блуждало в ней по тайным орбитам. Пестрыми взрывчатыми искрами загорались у самых глаз лучистые радиолярии, после которых филигранное изящество земных снежинок казалось грубой поделкой; разнокалиберными пузатыми бочонками, полными доверху густым янтарным светом, проплывали степенные сальпы; двухметровый венерин пояс, больше похожий на полосу бесплотного свечения, чем на живой организм, изогнулся грациозной дугой, пропуская мимо стремительную тройку.

Один раз Уисс и Нина с «волшебной лампой» в протянутой руке с ходу влетели в большое облако медуз — и попали в хоровод рассерженных сказочных призраков: бесшумно зазвонил десятком малиновых языков голубой колокол, над головой перевернулась пурпурная, в изумрудно-зеленых крапинках тарелка, вывалив целую кучу прозрачной рыжей лапши, диковинный ультрамариновый шлем в белых разводах грозно зашевелил кирпично-красными рогами, вязаная красная шапочка, шмыгнув бирюзовым помпоном, стала быстро расплетаться, разбрасывая как попало путаную бахрому цветных ниток…

Потом они плыли над тем самым коралловым лесом, который Уисс показывал на экране днем. Красные кусты казались пурпурными в сильном голубоватом свете. Сотни, тысячи спрятанных в грунте известковых трубочек хетоптеруса освещали их снизу, как маленькие прожекторы.

Кальмар резко остановился и, отпустив палец Нины, исполнил маленький световой этюд.

Сначала он посинел всем телом, оставив фиолетовыми только щупальца, разом погасив красные огни, заставив зеленые мигать в сложной, одному ему известной последовательности. Затем погасил зеленые и проделал все то же самое с красными.

В неровных вспышках фонариков моллюска Нина успела различить очертания большого камня, вернее целой скалы, черной от мшистых водорослей. Подчиняясь ритму миганий, на камне разгоралось алое пятно.

Непонятный обряд у камня продолжался. Кальмар притушил огни и фейерверочной ракетой скользнул куда-то вверх, растворившись в темноте. Зато пятно на камне достигло прожекторного накала, превратив ночь в подводный рассвет. Его яркое сияние помешало Нине уловить, откуда и когда появилось новое действующее лицо в цветовом спектакле.

Огромный осьминог, покачиваясь на толстенных боковых щупальцах и лениво щурясь, разглядывал гостей сонными глазами. Он был очень стар, и большие желтые глаза-тарелки смотрели мудро и печально.

Уисс свистнул. Спрут раздраженно почернел, однако заковылял к скале. Четыре мускулистых «руки» обвили вершину камня, четыре других заползли в едва заметные щели основания.

Горы мышц вздулись, наливаясь голубой кровью, и камень дрогнул. Он отвалился медленно и плавно, как бывает только под водой или во сне, и за ним открылся неширокий черный ход, ведущий в глубь рифа. Спрут протянул щупальце в проход, и там что-то блеснуло.

Уисс шевельнул плавником, приглашая Нину за собой. Нина включила головной фонарь, вслед за Уиссом подплыла к проходу и остановилась, изумленная. В проходе была дверь! Тяжелая, решетчатая дверь из желтого металла, который Нина приняла сначала за медь, но потом сообразила, что медь в морской воде давно покрылась бы слоем окиси…

Дверь была широко распахнута. Нина, словно желая убедиться, что решетка — не обман зрения и не бред, медленно провела пальцами по толстым шероховатым прутьям грубой ковки, по неровным прочным заклепкам, по силуэту дельфина, умело вырубленному зубилом из целого куска листового золота… Похоже было, что все это сделано человеком, но когда, зачем и для кого?


Академик Карагодский никак не мог уснуть в эту ночь.

Вернувшись к себе в каюту после переполненного впечатлениями дня, он разделся, накинул на плечи пушистый халат и долго стоял перед зеркальной стеной, разглядывая себя.

Из стеклянной глубины на него смотрел высокий платный старик, еще довольно крепкий, хотя и основательно расплывшийся. Чрезмерная полнота, однако, не безобразила его: даже двойной подбородок и объемистый живот только подчеркивали весомость и значительность всей фигуры. Но в этой знакомой благополучной фигуре появился какой-то диссонанс…

С некоторым замешательством всматривался Карагодский в свои собственные глаза и не узнавал их. У них изменился даже цвет, они отливали синевой. Помолодевшие, они разглядывали академика с откровенной неприязнью.

Нет, это уже слишком. Если собственное отражение начинает тебя так разглядывать, значит, дело плохо. На корабле сумасшедших, наверное, действует какое-то биополе, попав в зону которого, сам становишься сумасшедшим.

Интересно, как он будет вести себя, вернувшись домой? Снова заседания, президиумы, обременительная дружба с некоторыми «персонами». Или…

Карагодский поплотней запахнул халат и настежь открыл оба иллюминатора. Острый запах соли и шалфея щекотал ноздри. Полная луна плыла над морем, покачиваясь в темном небе, как детский шарик.

В тени острова Карагодскому почудилось движение. Что-то сильно плеснуло и стихло.

Карагодский придвинул кресло к видеофону и набрал шифр. На экране загорелась надпись: «Просим подождать». Машинам пришлось копаться в своей всеобъемлющей памяти. Наконец загорелись сигналы готовности, и Карагодский, шурша переключателем, принялся просматривать материалы: крикливые газетные заметки, запальчивые журнальные статьи, схемы и описания опытов.

Всякие сомнения отпали: о таинственном биоизлучении писали еще в XX веке. Исследовалось оно предельно наглядно и просто. Бралась схема грозоотметчика Попова — прапрадедушки радиоаппаратов. Только вместо стеклянной трубки со стальными опилками ставился «живой детектор» — цветок филодендрона. «Живые детекторы» чувствовали мысленные угрозы человека-«излучателя» за триста миль, и все известные способы экранирования не мешали растениям фиксировать сигналы. Но большое открытие прошло по разряду ежедневных «газетных уток» и было, как часто бывает, крепко забыто.

И только Пан… Откуда у него это чутье, эта прямо-таки патологическая потребность копаться в пройденном и по-новому оценивать его, сопоставляя явления на первый взгляд совершенно несопоставимые?

Карагодский снова включил экран и набрал новый шифр: «Крито-микенская культура, кикладская ветвь — полностью». Он рассеянно просмотрел по-немецки педантичные и подробные отчеты первооткрывателей «Эгейского чуда» — археологов Шлимана и Дёрпфельда, улыбнулся выспренним описаниям англичанина Эванса, без сожаления пропустил историю величия и падения многочисленных царств Крита, Микен, Тириифа и Трои — хронологию войн и грабежей, строительства и разрушения, захватов и поражений, восстановленную более поздними экспедициями.

Он замедлил торопливый ритм просмотра, когда на экране появились развалины Большого дворца в Кноссе. Объемный макет восстановил изумительный архитектурный ансамбль таким, каким был он добрых четыре тысячи лет назад. Огромные залы с деревянными, ярко раскрашенными колоннами, заметно суживающимися книзу; гулкие покои, тускло освещенные через световые дворики; бесчисленные кладовые с рядами яйцевидных глиняных пифосов; замшелые бока двухметровых водопроводных труб; бани с бассейнами, выложенными белыми фаянсовыми плитками — и десятки, сотни зыбких висячих галерей, таинственных ходов, переходов, коридоров, тупиков и ловушек, прикрытых каменными блоками, поворачивающимися вокруг оси под ногой неосторожного. И всюду фрески, выполненные чистыми яркими минеральными красками на стенах, сложенных из камня-сырца с деревянными переплетами: динамические картины акробатических игр с быком, праздничные толпы, сцены охоты, изображения зверей и растений…

Карагодский остановил изображение. Необычная фреска что-то ему напомнила. Полосатая рыба — судя по всему, это был морской карась — была нарисована на штукатурке сразу в шести проекциях одновременно: этакое сверхмодернистское чудище с четырьмя хвостами между глаз. Как на экране в центральной операторской, когда Пан рассказывал о том, как видит предметы дельфин…

Господи, что за чушь лезет в голову! Как могло увиденное дельфином попасть на фреску, написанную человеком?!

А если пента-волна?

Биосвязь между человеком и дельфином за две тысячи лет до нашей эры?

Карагодский теперь не обращал внимания на живописные достоинства критских росписей. Переключатель замирал лишь тогда, когда на экране появлялись дельфины или морские животные.

А таких изображений было много — на фресках, на вазах, на бронзовом оружии и на домашней утвари. И тем более странным казалось то, что все это множество рисунков повторяло в разных сочетаниях и поодиночке одни и те же темы: рубиново-красная морская звезда с пятью лучами; фиолетовый кальмар с веером разноцветных черточек вокруг тела (свечение?); серо-зеленый мрачный осьминог, раскинувший щупальца; дельфин, изогнувшийся в прыжке, и женщина в позе покорной просьбы: правая рука протянута к дельфину, левая прижата к груди.

Золотой стилизованный дельфин мелькал на дорогих кинжалах без рукоятки, с четырьмя отверстиями для пальцев — такие кинжалы островитяне надевали на руку как кастет. Силуэт дельфина был вырезан на инкрустированной большими сапфирами царской печати Кносса, на женских браслетах и на мужских перстнях. Мраморная скульптурная композиция, найденная на Кикладах, варьировала уже знакомую сцену: женщина в одежде жрицы и дельфин, могучим изгибом полуобнявший ее колени.

Но больше всего Карагодского заинтересовали «кикладская библиотека» — несколько десятков фаянсовых плиток, испещренных черными линиями пиктограмм. Письмена-рисунки иногда еще хранили сходство с предметами и существами, о которых рассказывали: в неровных точках угадывалась все та же морская звезда, все тот же кальмар, грозный осьминог и летящий дельфин. Фигурки людей в разных позах, видимо, повествовали о каких-то действиях и событиях. Но большинство рисунков не имело никакого сходства с реальными предметами — это были уже условные знаки, иероглифы, значение которых угадать невозможно.

Карагодский нажал клавишу «перевод» и получил лаконичный ответ: «Письменность не расшифрована».

Ему вдруг отчаянно захотелось закурить — впервые за тридцать лет строгого воздержания. Короткая фраза звучала прямо-таки кощунственно. Где-то в Глубоком космосе летели земные корабли, где-то гудела в магнитных капканах побежденная плазма, воскресали мертвые, думал искусственный мозг, совершал геркулесовы подвиги неустанный робот, а эти вот неказистые белые таблички с кривыми рядами убогих рисунков, словно издеваясь над разумом человеческим, столько тысячелетий хранят свою тайну — тайну, которая, быть может, важнее всего, что сделано человечеством до сих пор…

Видеофон тихо гудел, ожидая новых заданий. Карагодский положил пальцы на наборный диск и задумался.

Если нет прямого пути к разгадке символической пятерки — звезда, кальмар, осьминог, дельфин, жрица, — значит, надо искать обходный. Повторение живописного сюжета не может быть случайным — слишком велико для случайности число совпадений. Следовательно, пятерка эта имела какой-то высший смысл. Пальцы проворно отщелкали комбинацию двоичных цифр — дополнительный шифр: «Религия. Храмы».

И снова в ответ короткое «Религия неизвестна, храмы не сохранились».

Карагодский раздраженно хлопнул по панели ладонью. Экран погас.

Было уже около двух ночи, когда Карагодский, не снимая халата, прилег на тахту…

Он очнулся от резкого чувства страха. Звонил корабельный видеофон.

У аппарата стоял Пан. Он был в пижаме, но звонил, видимо, из центральной лаборатории: за его спиной пестрела путаница висячих кабелей.

— Вениамин Лазаревич, извините, пожалуйста… Я разбудил вас… Простите, но тут такое дело… Перед сном вы не заметили ничего подозрительного?

— Подозрительного? В каком… в каком смысле?

— А… Девчонка! Нина сбежала! Вот, оставила записку и сбежала!

— Вы в центральной? Я сейчас приду…

Уже в коридоре академик сообразил, что выскочил без пиджака, остановился было, но махнул рукой и, отдуваясь, полез вверх по лестнице, перешагивая через две ступеньки.

— Вот… Полюбуйтесь…

Карагодский развернул листок. Крупные неровные строчки торопливо загибались вверх: «Милый Иван Сергеевич! Пожалуйста, не сердитесь. Таково условие Уисса — я должна быть одна. Я не могу поступить иначе. Не волнуйтесь за меня. Все будет хорошо. Я верю Уиссу. Нина».

— Как вам это нравится? Современный вариант «Похищения Европы»! Место действия прежнее — Эгейское море. Время действия — двадцать первый век, поэтому в роли Зевса выступает дельфин, а в роли прекрасной критянки Европы — ассистентка профессора Панфилова, кандидат биологических наук Нина Васильевна Савина. Весь антураж сохраняется — лунная ночь, безымянный остров, аромат экзотических трав… Девчонка! Заполошная девчонка! Фантазерка!

Пан яростно потряс над головой сухим кулачком, в котором был зажат знаменитый синий галстук. Даже чрезвычайное событие не смогло сломать автоматизма привычки: внешний мир и галстук были неотделимы.

Карагодский легонько тронул за плечо разбушевавшегося Пана:

— Иван Сергеевич, а что, если воспользоваться вашей техникой?

Пан отмахнулся.

— Вызвать Уисса? Пробовали — не отвечает.

— Да нет, не вызывать, а вот об этих экранах, ведь…

Но Пан уже понял.

— Толя! Толенька! Немедленно! Гидрофон! Ну как это я сразу не сообразил… Ведь локатор Уисса работает непрерывно — мы найдем его по звуку.

Пока Толя возился с аппаратурой, Пан извелся. Он теперь не ходил, а бегал по лаборатории с завидной выносливостью опытного марафонца. Его яркая пижама какого-то немыслимого ультрамаринового оттенка методично металась из стороны в сторону, и через десять минут у Карагодского поплыли перед глазами синие пятна.

— Ни черта не понимаю…

Толя повернулся на стуле спиной к экрану и обвел всех удивленным взглядом.

— Я врубил гидрофон на полную мощность… Пусто… Или их нет в радиусе пятидесяти километров, или…

— Что — или? — очень тихо спросил Пан…

— Или они сквозь землю провалились…


Подземная галерея, изгибаясь плавной спиралью, вела куда-то вверх. Позади осталось уже не меньше трех полных витков, а выхода пока что не предвиделось. Овальный ход был метра два в диаметре, и они снова могли плыть вместе — Уисс легко и стремительно нес Нину по каменному желобу.

Время от времени в свете фонарика мелькали четырехугольные боковые ответвления от главного хода, но Уисс, не останавливаясь, летел дальше, и загадочные ниши оставались позади. Однажды среди коричневых и буро-зеленых пятен блеснуло что-то белое: Нине показалось, что ниши облицованы чем-то вроде кафеля или фаянса.

Галерея кончилась внезапно: стены вдруг исчезли, и Нина с Уиссом, пронзив толстый пласт воды, с резким всплеском вылетели на поверхность.

Их окружила плотная темнота, и луч фонарика, горящего вполнакала, беспомощно обрывался где-то в высоте. Но по тому, как забулькало, заклокотало, заверещало, загудело эхо, усиливая всплеск, Нина определила, что они попали в большую пещеру.

Воздух в пещере был свежим и острым, как в кислородной палатке. Неожиданный медовый настой эспарцета холодил губы. Уисс уже отдышался и медленно поплыл в глубь пещеры.

Нина подняла защитный рефлектор, чтобы прямой свет не бил в глаза, и включила фонарь на полную мощность. Маленькое солнце зажглось над ее головой.

Пещера оказалась огромным круглым залом с высоким сводчатым потолком. Стены в три этажа опоясывали массивные каменные балконы с невысокими барьерами вместо перил. Очевидно, когда-то с балкона на балкон вели широкие деревянные лестницы — сейчас еще торчали кое-где полусгнившие обломки раскрашенного дерева. Несколько балконных пролетов обрушилось, но на остальных сохранился даже лепной орнамент, изображающий рыб в коралловых зарослях. Над балконами свисали переплетенные осьминожьи щупальца из позеленевшей меди, поддерживающие стилизованные раковины плоских чаш. За каждым из таких давно погасших светильников на стене висел круглый вогнутый щит, густо запорошенный пылью.

Точно такие щиты металлической чешуей покрывали почти весь купол потолка, правильными рядами окружая квадратные проемы, бывшие когда-то своеобразными окнами. Травы, кусты шалфея и длинные стебли эспарцета забили теперь эти окна сплошной серо-зеленой массой, которая свисала внутрь храма многометровыми клочковатыми хвостами.

Все пространство стен между нижним рядом окон и верхним балконом было занято росписями, удивительную свежесть и сочность которых не могли погасить ни многовековой слой пыли, ни бурые потоки мхов, ни обширные ядовито-яркие пятна плесени. Часто роспись смело и непосредственно переходила в цветные рельефы, и это придавало изображениям жизненность реально происходящего.

Росписи и рельефы воспроизводили сцены какого-то сложного массового ритуала. Многочисленные повреждения не давали проследить сюжетное развитие сцен и понять смысл обряда, но сразу бросалось в глаза, что на фресках нет ни одной мужской фигуры — так же, как нет традиционных картин войны или охоты, работы или отдыха. В изысканной ритмике медленного танца на ярко-синем фоне чередовались вереницы обнаженных женщин и ныряющих дельфинов, пестрые стайки летучих рыб и осьминоги с человеческими глазами, пурпурные кальмары с раковинами в щупальцах и малиновые морские звезды, приподнявшиеся на длинных лучах. В этом красочном поясе не было ни начала, ни конца, ни логического центра — только бесконечное кружение, завораживающий хоровод цветовых пятен.

А вместо пола в зале стеклянно сверкала плоскость воды, на которой еще не стерлись бегучие круги, вызванные появлением Уисса и Нины. Глубокий пятиугольный бассейн, в который привела их длинная спираль «подводного хода» из открытого моря, занимал всю площадь зала, за исключением невысокого помоста, куда из воды вели четыре мраморные ступени. Уисс просвистел приглашение подняться на помост.

Шлепая по мрамору мокрыми ластами, Нина вышла на квадратную каменную площадку, выложенную фаянсовой мозаикой. Судя по всему, мозаичный пол служил неведомым жрицам не одно столетье. Часть плиток была выбита, другая — истерта до основания, а по оставшимся восстановить рисунок было уже невозможно.

Почти у самых ступеней стоял трон с высокой резной спинкой, вырубленный из целого куска желтого мрамора. По обе стороны на высоких треножниках покоились раковины из бледно-розовой яшмы со следами выгоревшего масла на дне. А за раковинами, чуть поодаль — два непонятных вогнутых щита, как на стенах и потолке.

Нина провела ладонью по поверхности щита, стирая пыль, и на нее глянуло чудовищно искаженное, огромное человеческое лицо. Оно испуганно и страшно перекосилось, выкатив серо-зеленые сгустки глаз, дернулось в сторону.

Господи… Зеркало. Обыкновенное вогнутое зеркало, кажется, из «электрона», как называли древние греки сплав золота и серебра. Все эти бесчисленные щиты — просто-напросто рефлекторы, отражатели для масляных светильников и немногих дневных лучей, что проникали когда-то сквозь оконные проемы купола.

А ведь это было, наверное, сказочно красиво: бледно-голубое мерцающее сияние под куполом, колеблющиеся разноцветные огни светильников, превращенные десятками зеркал в переливающиеся световые потоки, — и вся эта бесшумная, бесплотная, неуловимо изменчивая симфония красок падает невесомо в широко раскрытый, влажно поблескивающий глаз бассейна…

Кому предназначалась эта феерия? Тем, кто застыл, завороженный, за перилами балконов, или тем, кто следил за ними из глубины, через прозрачный пласт воды?

Что за таинственный ритуал совершался в этом храме? И как попадали сюда люди — ведь не для дельфинов, не для прочих морских обитателей эти лестницы и балконы, эти светильники и зеркала, эти окна и фрески — а ведь в стенах нет ни одной двери, а до оконных отверстий могут добраться только птицы…

В храм можно попасть, как попали они с Уиссом, с морского дна, по спирали подводно-подземного хода, сквозь пятнадцатиметровый слой воды в бассейне… А это возможно только с могущественной помощью существ, чьи добрые и сильные тела изображены на фресках…

Кстати, почему на фресках нет ни одной мужской фигуры? Ведь не женщины же вырубали в скале этот зал, ковали светильники и зеркала, расписывали стены и выкладывали мозаики, придумывали систему вентиляции воздуха в храме и протока воды в бассейне…

Кто, когда и зачем посещал этот единственный в своем роде храм?

— Женщины. Ты поймешь. Сядь, смотри и слушай… — прозвучал где-то в висках — или за спиной? — ее собственный голос. — Женщины. Очень давно. Слушали музыку звезд. Они не понимали всего. Ты поймешь. Сядь, смотри и слушай. Будут петь звезды. Здесь, в воде.

Уисс висел в бассейне, опираясь клювом о нижнюю ступеньку. Темный глаз его смотрел на Нину печально.

— Ты поняла? Что надо смотреть?

— Да, — неуверенно ответила Нина.

Разумеется, она ничего не поняла. Да и не пыталась понять. Думать в ее положении было так же бессмысленно, как доделывать во сне то, что не успелось наяву. Сейчас важно было смотреть и слушать, видеть и запоминать. А понимать — это потом. Если все это вообще можно понять.

Нина села на трон и вздрогнула от ледяного прикосновения мрамора к телу. Аппарат, висевший на боку, глухо звякнул о камень. Только сейчас Нина вспомнила о видеомагнитофоне и огорченно прикусила губу — ведь его можно было использовать, как обыкновенную кинокамеру, снять весь подводный путь, «волшебную лампу» и осьминога, подземную галерею и этот зал. Теперь — поздно. Впрочем, интерьер храма она снять еще успеет после того, что хочет показать Уисс.

Она поудобнее устроила аппарат на коленях, сняла переднюю стенку бокса, открыла объектив и выдвинула в направлении бассейна раскрывшийся бутон микрофона.

— Убери свет.

Рука, потянувшаяся к шлему, замерла на полпути. Уисс плавным толчком пошел на другую сторону бассейна, и, проводив его взглядом, Нина увидела прямо напротив, в глубокой нише, не замеченную раньше скульптуру.

Хрупкая, наполовину раскрытая раковина из розового с фиолетовыми прожилками мрамора зубцами нижней створки уходила в воду. Нагая женщина полулежала на боку, у самой воды, опершись локтем на хвост дельфина. Дельфин, прижавшись сзади, положил голову ей на колени. Оба отрешенно и грустно смотрели прямо перед собой, не в силах расстаться и не в силах быть вместе, и верхняя рубчатая створка, казалось, вот-вот опустится вниз, замкнув раковину и навсегда скрыв от мира их встречу.

Женщина и дельфин были выточены из дымчатого темного обсидиана, и полупрозрачные тела их как будто таяли на розовом ложе, уходя в мир несбывшегося и несбыточного.

— Убери свет. И включай свою искусственную память.

Нина торопливо выключила фонарь и запустила видеомагнитофон. Полная темнота и безмолвие хлынули из углов и затопили пространство. И только шорох аппарата нарушал тишину.

В храме повис еле слышный звук — даже не звук, а тень звука — одна томительная нота — где-то на пределе высоты, где-то у порога слуха.

В темноте возник еле видимый свет — даже не свет, а эхо света — один тончайший луч — где-то на пределе спектра, у порога зрения.

В воздухе растворился еле уловимый запах — даже не запах, а память запаха — одна мгновенная спазма — где-то на пределе дыхания, у порога обоняния.

Во рту появился еле различимый привкус — даже не привкус, а след привкуса — один соленый укол — где-то на кончике языка, у порога вкусовых отличий.

Кожу лица тронуло еле ощутимое прикосновение — даже не прикосновение, а ожидание прикосновения — одно дуновение ветра — где-то на пределе давления, у порога осязания.

Не стало ни страха, ни боли, ни радости — все перестало существовать, и сама она сжалась в бешено пульсирующий клубок, раскинувший в пространстве пять живых антенн, пять органов чувств — и предельное напряжение вытянуло антенные щупальца в длинные лучи.

Мысли остановились, исчезли. Она не могла думать, оценивать, сопоставлять — она стала оголенным ощущением, сплошным, невероятно обостренным восприятием. Она была подобием морской звезды; пять жадных лучей во все стороны, а вместо тела — хищный мозг, ждущий добычи, и память, готовая принять все, что придет…

Перед ней вспыхнул пятиугольный экран. В его голубой глубине светились многоцветные звезды.



Высокий вскрик, упавший до вздоха, пролетел над куполом. Призыв и мука слышались в нем.

Нет, это был не экран — это была дверь. Зеленая дверь в неведомый мир, который чем-то знаком и близок, он как забытая детская сказка, которую пытаешься вспомнить в одинокой старости, но не вспомнишь ни слова, только неясный свет и мягкое тепло, и прощение всему, и прощание со всем…

9. ЗЕЛЕНАЯ ДВЕРЬ

Она падала — падала безостановочно, ощущая лишь напряжение скорости и глухую тоску безвременья. Непрекращающийся взрыв потрясал все вокруг.

Ломались, едва возникнув, хрупкие рисунки созвездий, вздувались и лопались звездные шары, бешеное вращение сжимало и разрывало в клочья газовые туманности, растирало в тончайшую пыль куски случайно отвердевших масс и выбрасывало в пространство.

Она летела сквозь эту мешанину обломков и бессмысленно кипящей энергии, сквозь раскручивающийся огневорот — летела, одинаково легко пронизывая великие пустоты и сверхплотные сгустки тверди — и прямой путь ее не могли скривить ни тяга магнитных полей, ни штормовые волны гравитации…

Она была бесплотным и сложным импульсом, в ней дремали до срока силы, неведомые ей самой. Вокруг бушевал разрушительный огонь, давя гроздья неоформившихся молекул, срывая электронные пояса атомов, дробя ядра — и, казалось, не было ничего способного противостоять его гибельному буйству.

Уже десятки ледяных планет с кремниевыми сердцами кружились вокруг звезды, и звезда следила за их полетом, как засыпающий красный глаз.

Это была лишь уловка, хитрый прием хищника, ибо однажды красный глаз раскрылся широко, и цепкие протуберанцы метнулись к планетным орбитам.

Атомный огонь обрушился на среднюю планету, и там, как и везде, лед стал газом. Газ рванулся в пространство, но тяготение не отпустило его. Оно скручивало пар в титанические смерчи, свивало в узлы страшных циклонов, сдавливало и прижимало к каменному ядру.

Освобожденно и устало пронесся вздох — это ураганно и грузно упали на камень горячие ливни. Разошлись и соединились бурлящие воронки.

Нина стала морем, безбрежным и безбурным, и это было мучительно и сладко, как короткая минута, когда уже не спишь и еще не можешь проснуться. Только минута эта длилась миллиарды лет.

Она еще не была живой, но в ней бродил хмель жизни, и в голубом свечении радиации поднималась грудь, и токи желанно пронизывали плоть — и долгим жадным объятием обнимала она Землю, предвкушая и торопя неизбежный миг.

Гонг прозвучал — дрогнуло и раскололось дно, и белая колонна подземного огня пронзила водные толщи, ударила в низкие тучи и опала гроздьями молний.

В затихающем водовороте покачивался шарик живой протоплазмы…


Это походило на забавную игру, когда в бурной круговерти развития, в суматошной смене форм Нина переходила из стадии в стадию, превращаясь из организма в организм — смешные, уродливые, фантастические сочетания клеток, скелетов, раковин — все кружилось зыбко и цветасто, словно примеряло маски для карнавала.

Какой был карнавал!

Не существовало никаких законов — море щедро. Можно было сделать нос на хвосте, а глаза во рту. Можно было плавать, шевеля ушами. Можно было превратиться в большой пузырь и всплыть на поверхность или, наоборот, опуститься на дно, заключив себя в изящную роговую шкатулку. Наконец, можно было вообще ни во что не превращаться, а просто висеть куском студня в средних слоях.

Нина не заметила момента, когда перестала быть участницей пестрого хоровода, а стала только зрительницей. Крепкий кремниевый панцирь прикрывал ее от всяких неожиданностей и опасностей.

Она не могла передвигаться — да в этом и не было нужды: в морской воде было достаточно пищи, а пульсирующие каналы связи соединяли множество подобных шаров, разбросанных по Мировому океану.

Хоровод продолжался, странные создания проплывали мимо, рождались и умирали, уступая место другим, а кремниевые шары неизменно и бесстрастно следили за каруселью эволюции, стараясь найти причины и следствия каждого изменения, предугадать многозначные ходы приспособления, проникнуть в тайную тайн превращений живого вещества.

Море не помнило своих ошибок и удач. Беззаботно продолжало оно игру, перебирая цепочки случайностей.

Длился первый круг Созидания.


Все вершилось медленно, очень медленно — миллионолетние геологические эпохи проносились и затихали короткой рябью.

Жизнь переполняла океан. Колыбель становилась тесной. Место в ней доставалось боем.

Это случилось, когда базальтовый суперматерик занимал почти пятую часть поверхности планеты и первый «десант» зоофитов, цепких полуживотных-полурастений, в поисках жизненного пространства высадился на береговые скалы. Нина почувствовала голод.

Напрасно напрягались слабые мышцы, прогоняя сквозь организм морскую воду, — пищи в ней почти не оставалось после тысяч прожорливых существ, снующих рядом.

Так начался Второй Круг.

Оставалось одно — действовать самой.


Она вновь и вновь переживала свое первое движение: легкое напряжение щупалец — и тело послушно поднялось вверх, едва уловимое сокращение мышц — и тело передвинулось вбок, дрожь расслабления — и тело опустилось на песок, слежалый от века. Три внутренних приказа, три неуверенных исполнения, но она пережила целую эпоху ожидания и сомнения, страха и радости.

А когда наступал отлив, солнце тянуло к ней горячие красные щупальца, пронизывало мутную воду щекочущим теплом радиации, рождая в крови смутную музыку странных стремлений.

Близился Третий Круг.


Нина вместе с другими все чаще и дальше проникала в лагуну. Небольшая стая самых неуемных и самых отчаянных входила в узкий проход вместе с приливом и бродила по мелководью, пока дыханье отлива не позовет назад, в привычную глубину.

Подплывая к берегу, Нина видела буйные заросли неведомых трав, огромные зеленые утесы деревьев, летающие армады насекомых. И все чаще ей приходило в голову, что именно на суше, наедине с солнцем, свершится дерзкая мечта — опередить природу, используя ее собственную неустойчивость, освободиться от давящей власти Времени, предельно ускорив ритм приспособления.

Однажды, когда начался отлив и разная морская мелочь, давясь, бросилась за уходящей водой, Нина обняла острый камень и застыла на месте.

Инстинкт самосохранения стучал в ней набатным пульсом — отпусти, разожми плавники, уходи, но она, дрожа и напрягаясь, подавила тревожный импульс.

Воздух оглушил, судорога свела тело, последний мутный поток отбросил ее от камня и перевернул на спину. Зеленая линия побережья чудовищно исказилась и скрючилась в глазах, созданных для подводного зрения. Раскаленные языки опалили жабры и заставили их сжаться, Пламенная смерть оборвала пульс…

Неизвестно, сколько времени прошло, прежде чем Нина поняла, что она все-таки жива. Слизь на коже превратилась в роговые чешуйки, и спасительный панцирь защитил плоть от мгновенного высыхания. Лабиринтовый орган позволил дышать — тяжко, трудно, но дышать. Сердце билось яростной барабанной дробью, но все-таки билось.

Прошло еще немного времени, прежде чем Нина ощутила в себе возможность расправить мышцы. Попробовала перевернуться, и, как ни странно, это ей удалось.

Еще не веря в случившееся, она выкинула плавники вперед и медленно, неуверенно подтянула отяжелевшее тело…


Нина недоуменно и долго смотрела на свои руки, протянутые к бассейну.

Уисс парил у ног, кося внимательным глазом. Морские звезды на дне едва тлели, сложившись в правильный треугольник!

Она приходила в себя рывками, мгновенными озарениями. Она снова ощутила пустоту и тишину храма. Уисс молчал.

— Это все? — спросила Нина. Она не была уверена, что произнесла слова, потому что спекшиеся губы не хотели шевелиться, — Это все?

— Нет, это не все.

Голос внутри опустошенного мозга звучал глухо и низко, бился о стенки черепа, как птица, случайно залетевшая в окно и не находившая выхода.

— Нет, это не все. Был Третий Круг, когда предки дэлонов вышли на сушу и стали жить там. Третий Круг называют по-разному, но в каждом названии — боль. Круг Великой Ошибки, Круг Гибельного Тупика — стоит ли перечислять? Мы, живущие сейчас, чаще всего зовем его Кругом Запрета, ибо только Хранители способны вынести бремя его страшных знаний.

— Хранители. Ты — Хранитель?

— Да, я один из них. Остальные дэлоны не могут переносить безумное знание. Я покажу тебе песню — то, что помнят все остальные дэлоны. Это не страшно — тебе не надо перевоплощаться, Только смотреть, и слушать, и оставаться собой.


Морские звезды в бассейне плавно сдвинулись и поплыли музыкальными узорами цветовых пятен, и низкий мелодичный свист Уисса затрепетал под каменными сводами храма.

Уисс был прав — ее сознание не отключилось, она чувствовала под руками холод каменных подлокотников, незримый объем зала и дрожь «видеомага» на коленях.

Пронзительный тоскующий мотив плескался у ног, странные картины и слова сами собой рождались в аккордах цветомузыки.

Был день встречи и день прощания, и между ними прошла тысяча лет.

Было солнце рассвета и солнце заката, и обманчивый свет величья ослепил пращуров…

То, что видела Нина, не имело аналогий с человеческим опытом, и даже приблизительные образы не могли передать сути происходящего. Какие-то удивительные существа бродили по Земле — и ни одно из них не походило на другое. Больше того — сами существа беспрерывно изменялись: кентавры превращались в шестикрылых жуков, жуки — в раскидистые деревья, деревья — в грозовые облака… Раскручивалась карусель превращений, все плыло, все менялось на глазах — и вот уже то ли существа, то ли тени существ, полуматериальные, полубесплотные, распадаясь на подобия окружающих предметов, сливаясь в плотные смерчи голубого горения, проносятся на фоне текучих сюрреалистических пейзажей. Невозможно понять, что они делают, но их танец имеет какую-то непостижимую цель, А песня тосковала, переливаясь в слова:

— Они искали идеального приспособления — и все дальше уходили в лабиринты Изменчивости…

— Они все быстрее изменяли себя — и все ближе и ближе подходили к границам Бесформия, за которыми огонь и хаос.

— Они не могли, не хотели остановиться, хотя догадывались, что час близок.

— Играя с огнем, они надеялись победить природу.

— И свершилось…

Земля летела по орбите, медленно поворачиваясь к солнцу красновато-зеленой выпуклостью гигантского праматерика. Дымчато-желтые облака плыли над ним, скручиваясь кое-где в замысловатые спирали циклонов.

И вдруг в центре материка появилась слепящая белая точка. Она росла и скоро засверкала ярче солнца.

Материк лопнул, как лопается кожура перезревшего плода, и мутное зарево раскаленных недр осветило трещины.

Исчезло все — контуры суши, просинь дрогнувшего океана — пар, дым и пепел превратили планету в раздувшийся грязно-белый шар, который, как живое существо, затрепетал, пытаясь сохранить старую орбиту.

Раненой Земле удалось сохранить равновесие, хотя катастрофа изменила ось вращения.

Казалось, ничему живому не дано уцелеть в этом аду, в этом месиве огня и мрака, в этих наползающих серых тучах, среди медлительно неотвратимых ручьев лавы и рушащихся гор.

И тогда явилась та, которой суждено было явиться, и имя ей было Дэла. Из пены волн явилась она и позвала всех, кто остался.

И когда все, кто остался, собрались в одно место, она сказала им слово Истины.

— Позади смерть, впереди море, — сказала она. — Выбирайте!

Никто не хотел умирать, а все хотели жить, и поэтому выбрали море.

— Праматерь живого примет вас, — сказала Дэла, — и пусть идут века.

— Пусть идут века, и пусть покой придет в ваши души, и будет Четвертый Круг — Круг Благоразумия.

— Пусть покой придет в ваши души и сотрет память о Треть ем Круге, и только бессмертные будут помнить все.

— За Зеленой дверью запрета пусть спят до времени страшные силы и тайны, которые открылись слишком рано.

— Ибо нет большей ошибки, чем применить знание, которое не созрело, и освободить силу, которая не познана до конца.

— Ибо Равновесие — суть всего живого и жизнь — охранительница Равновесия Мира.

— И когда вы будете здоровы телом и духом, и сильны дети ваши, и беззаботны вновь дети детей ваших — тогда начнется Пятый Круг — Круг Поиска.

— Чтобы соединить вновь разрозненное в единое, разбитое в монолитное. И это будет Шестой Круг — Круг Соединенного Разума.

— А до той поры пусть нерушимо будет Слово Запрета, и пусть некоторые из вас будут бессмертны в поколениях, чтобы передать Соединенному Разуму знание Третьего Круга…

10. ПЕРЕКРЕСТОК

Нина устала, очень устала — она потеряла чувство времени и удивилась, взглянув на часы — там, в мире людей, уже занималось утро.

Она совершенно автоматически выключила «видеомаг» и продолжала сидеть на мраморном троне. И только когда Уисс во второй раз позвал ее, она покорно поднялась, спустилась по влажным ступенькам. Вода приняла тело, стало легче.

Убедившись, что Нина держится за плавник достаточно крепко, Уисс нырнул, и вновь полетел навстречу подземный тоннель — теперь уже вниз, к выходу.

Нина понимала, что времени остается все меньше и меньше, что надо, пока не поздно, задавать вопросы — как можно больше! — иначе не найти ключей ко всему виденному и слышанному. Она мучительно старалась поймать самое главное, но спросила то, о чем почти уже догадалась сама:

— Почему ты уходишь?

— Это воля бессмертных.

— Но ты же один из них?

— Да. И поэтому я должен подчиниться.

— Ты вернешься?

— Не знаю. Мне надо убедить остальных.

— Убедить? В чем?

Они пронеслись по каменной трубе добрую сотню метров, прежде чем Уисс ответил:

— В том, что люди разумны. В том, что начался Пятый Круг — Круг поиска Равных, поиска Друга.

Нина заговорила вслух, заговорила горячо, сбивчиво, и голос ее, зажатый маской акваланга, звучал в гидрофонах обиженным всхлипом:

— Уисс, катастрофа в Атлантике — ошибка. Страшная, трагическая. Ты должен понять. Люди не хотели зла дельфинам. Это вышло случайно, пойми… Я… я просто не знаю, как тебе объяснить…

И опять Уисс помолчал, прежде чем ответить:

— Я понимаю. Почти понимаю. Но остальные не понимают. Мне надо их убедить. Будет трудно. Ибо длится Четвертый Круг — Круг Благоразумия, в котором народы Дэла нашли покой.

— Уисс, каждый из нас несовершенен. Но мы строим общество, где эти несовершенства будут взаимно уничтожены. Мы называем его коммунизм.

— Я нарушил Запрет, потому что верю в людей.

Они миновали распахнутую золотую дверь и выбрались наконец из недр загадочного острова. Снова приковылял старик осьминог и с ловкостью заправского швейцара прикрыл решетку, завалив вход огромным камнем. На этот раз заговорил первым Уисс:

— Мы давно уже ищем встречи. Мы помним древний завет — собрать и соединить вместе крупицы разума, рассеянные во всем живом и разобщенные временем.

— Уисс… Уисс, расскажи обо всем — об этом храме, о поющих звездах, о тех, кто приходил сюда, — расскажи!

— Это долго. У меня нет времени.

— Расскажи.

— Ты устала.

— Уисс, прошу тебя!

— Было время, когда мы и люди почти понимали друг друга. Они считали нас старшими братьями, и мы хотели научить их тому, что знали сами. Они строили скалы, пустые внутри, и женщины приходили сюда, чтобы слушать нас. И мы говорили с ними.

— Только женщины приходили к вам?

— Да, только женщины.

— Почему?

— Долго объяснять. У людей все по-другому. Женщины учили мужчин тому, чему учили их мы.

— Что же было потом?

— Потом мы перестали понимать друг друга.

— Почему?

— Не знаю. Сейчас не знаю. Раньше мы думали, что разум людей увял, не успев распуститься, что люди выродились и на суше невозможна разумная жизнь. Так думали почти все.

— Почти все?

— Да, почти все. Но были такие, кто не верил этому. Они искали встречи даже после провала первой попытки. Многие погибли.

— Их убили люди?

— Да. А те, кто остался, приняли кару.

— Какую кару?

— Нам надо спешить…

— Ты бессмертен, Уисс?

— Да. Я не имею права умереть естественной смертью. Это и есть кара.

— Бессмертие — кара?! Бессмертие — самая сладкая мечта человечества! Человеческая наука веками боролась за всемерное продление жизни! А возможность продлить жизнь бесконечно… Это сказочное счастье!

— Люди — большие дети. Нет ничего страшнее, чем жить, когда твой жизненный круг замкнулся, когда ты отдал живому все, что мог, и не можешь дать больше, когда все повторяется и повторяется без конца, не согревая тебя неизведанным — когда нет желания жить! Только за очень большую вину наказывают бессмертием!

— Ты был виноват?

— Нет. Я принял вину отца — как он когда-то принял вину деда. Наказание бессмертием — вечно, но бессмертный может обрести право на смерть, если его вину примет сын.

— И сын становится бессмертным?

— Да.

— И ты будешь жить вечно?

— Нет. Я устал. У меня есть надежда. У меня есть сын. Он еще маленький. Но если, став взрослым, он добровольно примет мою вину, я получу право на смерть… Блаженную смерть…

— Я не понимаю, Уисс… Выходит, бессмертные виновны… Почему же они правят всеми дельфинами?

— Мы не правим. Мы несем кару.

Уисс потянул Нину вверх осторожно, но повелительно. Внизу мелькнул и пропал коралловый лес. Прожекторы хетоптерусов уже погасли, и буйные заросли медленно расплывались, отдаляясь, темным красно-бурым пятном. От праздничной подводной иллюминации не осталось и следа.

Уисс и Нина летели сквозь серо-синюю муть воды, еще не тронутую солнцем. Изредка попадались медузы, но их смутные полупрозрачные колпаки ничем не напоминали ночного великолепия. Даже пестрые рыбки, деловито снующие между всякой мелкой живностью, спускающейся на дно, выцвели и поблекли. А может быть, это чувство скорой разлуки гасило краски?

В наушниках зазвенели знакомые стеклянные колокольчики автопеленга, возвращая к действительности. Волшебная ночь подходила к финалу, и пора было думать о том, как оправдаться на корабле.

Поверят ли ей? Поймут ли? Пан… Пан поймет. Он будет дотошно крутить ленту «видеомага» взад и вперед, высчитывать и сопоставлять — милый, добрый, внимательный и все-таки… Все-таки недоверчивый. Он ученый и привык понимать разумом, а не сердцем.

Если бы он был рядом с ней в эту ночь, если бы мог физически пережить то, что пережила она! Тогда не пришлось бы ничего доказывать…

Они были уже где-то рядом с надувной лодкой, потому что серая муть превратилась в голубое сияние, а колокольчики гудели колоколами.

Уисс остановился.

— Дальше ты поплывешь одна. Я ухожу. Прощай.

Она почувствовала, как бьется сердце Уисса, и подумала о том, что общение уже не требует от нее прежнего нервного напряжения — что-то случилось то ли с ней, то ли с Уиссом, но их пента-волны встречались легко и просто, словно слова обычного человеческого разговора.

— Ты вернешься, Уисс?

Уисс не умел лгать, но он знал, что такое грусть и надежда. Он взял в широкий клюв пальцы женщины, слегка сжал их зубами и промолчал. И вдруг одним неуловимым мощным броском ушел в сторону и вниз, и через секунду его уже не было видно.

Нина не двигалась, парила в нескольких метрах от поверхности и задумчиво смотрела в водное зеркало. Прошло пять, десять минут, по зеркалу пробежала золотая рябь: где-то там, в мире людей, вставало солнце.

Вода стала совершенно прозрачной, и Нина видела вверху свое отражение — диковинное зеленовато-коричневое существо с блестящим овалом маски вместо лица, с ритмично вспухающими и опадающими веерами синтетических «жабер» за плечами.

Такой или не такой видел ее Уисс? Смешно, конечно, не такой — он все видит не так, как люди. Но тогда какой? Красивой или безобразной — с его точки зрения?

Правую руку слегка защипало. Она поднесла кисть к глазам и увидела небольшую царапину — Уисс слишком крепко держал ее руку. Нина улыбнулась чему-то, и ей стало легко и сладко.

Пора было всплывать, но это значило разбить золотое зеркало и вернуться в повседневность. Ей и хотелось, и не хотелось этого. Она медлила.

Дальнейшее случилось со скоростью неожиданного удара. Она увидела в зеркале рядом с собой, только много ниже, длинную серую тень. Ей показалось, что вернулся Уисс, и она рывком повернулась навстречу тени.

Ей помогло то, что при резком повороте бокс с видеомагнитофоном отлетел в сторону.

Страшная пасть щелкнула у самого бока, и аппарат оказался в горле пятиметровой акулы. Он застрял там — его держал нейлоновый ремень, перекинутый через плечо Нины.

Акула не откроет пасти, пока не проглотит добычи — таков инстинкт. Значит, пока цел ремень, Нине не страшны акульи зубы.

Но пока цел ремень, Нина привязана, прижата к акульему костистому боку.

Хищница уходила все глубже и глубже судорожными кругами, давясь и топыря жабры. Бороться с ней было бесполезно.

Пальцы шарили у пояса, но там было пусто. Импульсный пистолет-разрядник лежал на дне лодки. Она сама бросила его…

Уисс тоже не спешил к своим, хотя знал, что его ждут. Он хотел сосредоточиться, собраться перед нелегким спором. Чем кончится спор — неизвестно. Может быть, только Суссии поддержит его. Скорее всего — только Суссии. Но и это немало. Три глота Суссии и пять глотов Уисса — это уже восемь глотов из двадцати одного…

Слабый сигнал тревоги замигал в мозгу. Уисс встрепенулся на покатой волне и напряг локатор.

Вокруг было спокойно, но сигнал не умолкал — теперь это был призыв о помощи, призыв едва уловимый, затухающий, невнятный, он мог принадлежать только одному существу на свете, и это существо не было дэлоном…

Он летел к острову, пытаясь на ходу определить по сбивчивым импульсам размеры и суть опасности, грозящей этому существу.

Он смог уловить только пульс разъяренной акулы и еще более увеличил скорость.

Он уже видел их — хищник и жертва, непонятной силой прижатые друг к другу, метались у самого дна. Призыв о помощи мигнул и погас. Нина потеряла сознание.



Уисс выстрелил ультразвуковым лучом в затылок акулы, целя в мозжечок. Огромная туша дернулась, перевернулась через голову и, покачиваясь, медленно опустилась на дно кверху брюхом.

Нина была жива, просто ремень сдавил ей грудь, не давая дышать. Армированный нейлон оказался крепок даже для зубов Уисса, но в конце концов ему удалось перекусить сверхпрочную ленту. Не обращая внимания на оглушенную акулу, он осторожно взял Нину клювом за широкий пояс и перенес повыше, на круглую базальтовую площадку.

Нина теперь дышала свободно. Уисс терпеливо ждал, пока не проснется сознание, и, чтобы не напугать при пробуждении, отплыл немного в сторону.

Он совсем забыл об акуле и не заметил, как та, очнувшись, очумело шарахнулась за камни.

Он увидел ее прямо над собой. Благополучно проглотив аппарат с остатками ремня, она выгибала пятиметровую пружину своего узкого тела, чтобы броситься вниз, к базальтовой площадке.

Кровь! Как он не догадался сразу! У Нины была оцарапана рука, и акула учуяла запах крови. Этот запах пьянил ее.

Резкий взмах хвоста — и Уисс свечой взлетел вверх, пересекая бросок акулы. Хищница была раза в два больше дельфина, но точный удар в жабры сделал свое дело.

Уисс добил ее ультразвуковым лучом и снизился над площадкой. Нина все еще не пришла в себя, но ждать больше было нельзя.

Уисс поднял Нину на спину и легко понес вверх, к темному пятну надувной лодки. Ее ждали — он видел зума с биноклем, красные всплески беспокойства исходили от него.

Действительно, едва Уисс поднял Нину на поверхность, чьи-то руки сразу подхватили ее.

Зум был так взволнован, что даже не заметил Уисса. Он наклонился над Ниной, торопливо снял маску акваланга и поднес к ее губам какой-то пузырек.

Уисс отплыл метров на двести и навсегда отпечатал в своей бессмертной памяти все, что было вокруг — небо и солнце, море и остров, большой корабль и маленькую лодку.

Потом отключил все сорок четыре органа чувств и сосредоточил энергию в себе.

Только бессмертным был доступен нуль-полет.

Пульс перешел в острую неприятную дрожь, постепенно нарастающую.

Через секунду на том месте, где был Уисс, поднялся и опал белый фонтан, похожий на гриб атомного взрыва.

Еще через секунду там не осталось ничего, кроме медленно расходящихся концентрических кругов.

Круги скоро смыла ленивая зыбь.


Бессонная ночь порядком измотала Карагодского. И не только физически.

Вначале почти позабытое чувство творческой фантазии, так неожиданно вновь испытанное на «Дельфине», будоражило и радовало его. Вместе со всеми толкался он в центральной аппаратной, придумывая и отвергая разные варианты поиска, но если Пан нервничал всерьез, то Карагодскому все это казалось забавной игрой, этакой психологической встряской, специально для него предназначенной. В глубине души он был уверен, что игра в прятки вот-вот кончится, Нина с Уиссом вынырнут из воды — «а вот и мы!» — и тогда он выложит изумленному Пану, до чего докопался в своей каюте. Но прошел час, другой, третий, а Нины все не было.

Смутное хмурое утро повисло над морем. Свинцовая гладь воды, не тронутая ни единой морщинкой, черное щетинистое темя злополучного острова, белый кругляшок надувной лодки около — и надо всем тяжелое сырое небо без просветов.

Пан то сидел, сцепив руки и уставившись в одну точку, то принимался ходить у борта, нарочно не глядя на воду. Гоша безнадежно прощупывал биноклем горизонт. Толя, как заведенный, методично включал и выключал по очереди тумблеры аппаратуры — уже не вслушиваясь, а просто чтобы что-то делать. Остальные занимались чем попало, а часы все выстукивали и выстукивали нужные пятиминутки. Только эти щелчки и нарушали тягучую тишину.

И тут до Карагодского стала доходить вся серьезность происходящего. Вспышка энтузиазма быстро угасала. Он чувствовал себя, как пешеход, застигнутый красным огнем на переходе. Бежать вперед или благоразумно вернуться назад?

Конечно, все это очень мило и оригинально — искать родственную цивилизацию по всей вселенной, выкликать ее радиосигналами, нащупывать все удлиняющимися маршрутами космических кораблей и обнаружить… у себя дома, на Земле. Но какая польза будет человечеству от такого открытия? Надо думать, никакой.

До сих пор энтузиасты «братских контактов» соблазняли людей возможностью позаимствовать без отдачи у «иного Разума» какой-либо неизвестный вид энергии, невиданную машину на худой конец. А что возьмешь с дельфинов? Они не взрывают горы, не строят городов и не покоряют другие планеты: мирно плавают по синю морю в чем мать родила, едят сырую рыбу и сочиняют музыку. И ничего им, главное, от людей не нужно, никакой помощи, ни моральной, ни материальной. Они и без людей хорошо устроились в Мировом океане. Так что в роли «благодетеля» тоже не выступишь.

Так на кой же дьявол нужен такой «контакт»? Стоит ли из-за него лезть на рожон?

Академик исподлобья, посмотрел на Пана. Тот выглядел сильно встревоженным, но отнюдь не отчаявшимся. Казалось, он знал нечто, Карагодскому неизвестное. Может быть, у них была какая-то договоренность с этой девчонкой? Надо подождать. Иначе можно попасть впросак.

Кришат тихо перебирал клавиши электрооргана и напевал — негромко, одним дыханием — замысловатую и щемящую мелодию. Она звучала, как ветер в покинутых древних руинах:

Тебе дано законом Братства
Бессменно жить,
И умирать, и возрождаться,
И плыть, и плыть…

Карагодский перебирал в уме трофеи своих ночных «раскопок». Теперь они казались ему вздорными. Возможно, Пану они и пригодились бы. А ему самому? Не возиться же главному дельфинологу Д-Центра с фаянсовыми плитками!

— Плавник…

Гоша произнес это слово негромко, но его услышали. Все повскакали с мест, разом зашумели, а Пан схватился за Гошин бинокль, чуть ли не вырывая.

— Да нет же… — Толя вежливо, но решительно отвел руку Пана. — Это не Уисс. Это плавник акулы.

Люди замерли и смолкли, и вновь наступившая тишина сгущалась с каждой секундой, пока не стала почти осязаемой.

Теперь акула была видна без бинокля. Высокий плавник чертил упрямую прямую, и прямая эта упиралась в белое пятно надувной лодки.

Матрос в лодке тоже увидел акулу. В его руке полыхнула синяя молния, и до корабля долетел сухой треск разрядившегося импульс-пистолета. Плавник исчез.

— Промазал, — шепотом констатировал Толя. — Ушла в глубину, стерва.

Шли минуты, но акула не появлялась.

— Тертая, — Гоша опустил бинокль. — Теперь не выплывет.

— Может, уйдет?

— Вряд ли. Если она явилась на глаза, значит, что-то почуяла. Попусту эти гадины к людям не подплывают. Боятся. А если уж почуяла, то будет кружить в глубине хоть сутки.

— Может, взять акваланг да поискать ее? — предложил Толя. — Всыпать ей тройной заряд, чтобы брюхо кверху. Я смотаюсь, а?

— Бесполезно. Легче найти иголку в стоге сена. Да и опасно. Они, правда, редко нападают первыми, но если Алик задел ее выстрелом, то у нее порядком испорчено настроение…

— Что значит — опасно, черт подери? А если…

Он не договорил того, что вертелось у него на языке, и с немой просьбой посмотрел на Пана. Пан болезненно поморщился и отвернулся.

— Нет, Толя, я не разрешаю.

Небо заметно поголубело, потом к голубизне примешался прозрачный тон янтаря. Восток горел, и растущий пожар окрасил воду в цвет свежего среза меди.

Когда из-за острова наискось ударили солнечные лучи, стало как-то менее тревожно. Хотелось надеяться, что солнце рассеет ночные страхи вместе с промозглым туманом.

И действительно — минут через десять с лодки раздался крик. Все бросились к борту.

После долгожданного Гошиного «все в порядке» — без бинокля трудно было разглядеть, что происходит в лодке, — многочасовое напряжение разрядилось бестолковой суетой. Все говорили враз, не слушая друг друга, и говорили без умолку.

Карагодский, прищурясь, смотрел на приближающуюся лодку и молчал. Благополучный исход не менял дела. Можно рисковать своей научной репутацией, можно даже рисковать своей головой, но рисковать жизнью подчиненных непозволительно даже Пану. Ведь Нина рисковала собой ради Пана, ради доказательства его идей. И Пан потакал ей, хотя и делал вид, что возмущен.

Мертвая акула всплыла немного позже, прямо перед носом лодки. Видно было, как Нина закрыла лицо руками, а матрос оглянулся на тушу чудовища и уважительно покачал головой.

И тут грянул гром.

Грохочущий раскат тряхнул корабль и поплыл дальше басовой дрожью замирающего гигантского камертона. У самого горизонта, в полукилометре к северу от острова, возникло нечто, странно напоминавшее гриб атомного взрыва — только гриб этот был небольшой и совершенно белый, без единой вспышки огня.

— Смотрите!

На Толин возглас никто не обратил внимания — все и так смотрели на белый опадающий фонтан во все глаза.

— Да оглянитесь же!

Толя смотрел назад, в глубь лаборатории. Там что-то наливалось алым свечением. Вначале показалось, что вспыхнули предупредительным огнем индикаторы радиоактивности. Но, когда глаза привыкли к полумраку, по площадке пронесся легкий вздох.

Маковый венок, который надевала Нина вчера во время пента-сеанса и который за сутки превратился в горсть дожелта увядших, ссохшихся лепестков, воскресал на крышке включенного электрооргана. Неведомая сила возрождала погибшие клетки, расправляла и делала упругими стенки капилляров, гнала по ним пульсирующие соки, возвращая кучке гнили красоту только что сорванных цветов…

Карагодский нервничал. Оставаться пешеходом посреди перекрестка больше было нельзя. Надо было действовать. А он еще не знал, как себя повести — броситься навстречу приближающейся лодке или демонстративно покинуть площадку. Хитрить было невозможно, да и стыдно — подойти к лодке значило окончательно сложить оружие, окончательно попасть под гипнотическую власть Пана (или его идей, какая разница!) и выступить с ним против тех, кому всякое новое поперек горла, кого можно презирать, но сбрасывать со счетов нельзя.

Карагодский попятился к дверям. И когда вдруг появился радист с традиционным: «Вениамин Лазаревич, вас вызывает Москва», — Карагодский бросился к нему, как к неожиданному спасителю.

Никто не заметил его ухода.

11. ВЕЧНЫЙ СОВЕТ

Пан полусидел, полулежал, откинувшись на подушки, и терпеливо ждал. Обычно после двойной дозы стимулятора все приходило в норму, но сегодня приступ длился дольше обычного. Словно тонкая дрель все глубже и глубже входила под левую лопатку, глухой болью отдавая в плечо. Боль давила виски, скапливалась где-то у надбровий, и тогда перед глазами порхали черные снежинки. Ноги лежали тяжелыми каменными колодами, а кончиках пальцев противно покалывало, точно они отходили после мороза.

— Ну не дури, не дури, старое, — уговаривал Пан свое сердце. — Перестань капризничать. Вернемся — пойдем к врачу, честное слово. Отдохнем хорошенько, поваляешься в больнице… А сейчас нельзя, понимаешь? Никак нельзя.

Сердце стучало с натугой, то припускало дробной рысью, то вдруг замирало на полном скаку, словно прислушиваясь, и тогда все внутри холодело и обрывалось, подступая к горлу.

— Ну-ну, потише, — бормотал Пан. — Ты меня на испуг не бери. Знаем мы эти фокусы. Аритмия — это, брат, для слабонервных. А я с тобой еще повоюю…

Пан воевал со своим сердцем уже давно — и пока успешно. Вся трудность состояла в том, чтобы утаить «войну» от окружающих. До сих пор это удавалось — даже близкие друзья не знали, что делает знаменитый профессор, закрывшись и отключив видеофон. Посмеиваясь, рассказывали анекдоты — одни о том, как Пан летает верхом на помеле, другие о том, как Пан учит говорить дрессированного микроба, — а он лежал, откинувшись на подушки, скорчившийся, маленький, сухонький, и бормотал, облизывая сохнущие губы:

— Ну, старое, ну еще немножко, поднатужься, пожалуйста, вот вернемся — пойдем к врачу, честное слово, А сейчас нельзя, понимаешь? Некогда нам с тобой дурить…

И сердце послушно поднатуживалось, тянуло, хлопая изношенными клапанами, с горем пополам проталкивая в суженные спазмой артерии очередные порции крови, чтобы не задохнулся, не померк этот настырный, требовательный мозг, — и Пан появлялся снова, энергичный, неуемный, и старички-сверстники завистливо шепелявили ему вслед: «Надо же, его и годы не берут, никакая хворь не привязывается — счастливчик…»

Но сегодня сердце заартачилось. Оно уже не хотело верить обещаниям — ему нужны были отдых и покой. А трое последних суток и молодого укатали бы…

Пан проглотил еще одну таблетку и закрыл глаза.

На Нину он не сердился. Он вообще не умел долго сердиться, а на Нину тем более. Честно говоря, он очень удивился бы, поступи Нина иначе. Потому что сам в подобной ситуации бросился бы за Уиссом очертя голову. И даже записки не оставил бы.

Просто он сильно переволновался. За другого всегда почему-то волнуешься больше, чем за себя. Особенно за молодежь. Они сначала сделают, а потом подумают. Взять хотя бы это пижонство с импульс-пистолетом.

А Нина все-таки молодец. Из нее выйдет толк. Едва поднялась на борт — и сразу в слезы: «Акула видео проглотила…» То, что ее самую акула чуть не скушала, — это не в счет. Главное, что запись пропала…

Насчет записи, конечно, вышло плохо. Не поняли сразу, что к чему. А когда поняли — поздно было…

Пан поморщился, потер ладонью грудь. Боль отпускала понемногу, но не так быстро, как хотелось бы. Повернув голову, профессор посмотрел на себя в зеркальную ширму. На него глянуло измученное, заострившееся по-птичьи лицо. Набрякшие веки, потухшие глаза.

Стареешь ты, Пан. Недоверчивость — первый признак старости.

Нина убеждена, что все случившееся с ней — реальность от начала до конца. А вот он не уверен. Конечно, что-то было на самом деле. Но как отделить действительное от внушенного, внушенное от невольно придуманного? Что — научный факт, а что — художественный вымысел?

Разумеется, ничего принципиально невозможного в ее рассказе нет. Просто… Просто все это слишком хорошо укладывается в его собственные гипотезы. А полная ясность в науке — вещь коварная. Она может обернуться голой предвзятостью — когда ученый видит в явлении только то, что хочет видеть. Взять хотя бы этот храм… Ребята облазили весь остров и все дно вокруг — никаких намеков на окна и подводный ход нет. Не хочется пока говорить об этом Нине, но похоже, что храм ей примерещился.

С другой стороны, совсем уже невероятные «чудеса» с белым фонтаном и ожившими маками произошли у него на глазах, а никакого правдоподобного объяснения этому нет.

И Уисса нет. Если Нина ничего не напутала, Пану уже вряд ли придется беседовать с дельфинами.

Но сдаваться рано. Надо все еще раз проверить, надо как можно чище отмыть золото от песка, чтобы другим не пришлось начинать с нуля. Даже эта неудавшаяся экспедиция дала много — пусть пока не открытий, а только направлений поиска — для самых разных наук: историкам — об истоках религиозных культов Крита и Киклад, психобиологам — о возможностях гармонии, физиологам — о проблеме звуковидения…

А если бы экспедиция удалась полностью?

Пан встал с тахты. Голова еще немного кружилась, под лопаткой покалывало, но приступ прошел. Можно снова работать. Надо работать.

Сейчас самое главное — разобраться вот в этой пленке. Вчера Нина сняла в лазарете энцелокинограмму зрительной памяти. Это, к сожалению, не лента видеомагнитофона, но все-таки документ, из которого можно вытрясти крупицы истины, если хорошо повозиться. Не очень удобно копаться в чужих воспоминаниях и снах, но что поделаешь. Нина сама настояла на съемке. А для такой съемки нужно не только мужество, но и чистая совесть человека, которому нечего скрывать от других!

Пан сел было за проектор, но над дверью заливисто залопотал звонок.

Карагодский вошел, сияя очками, торжественный и суровый.

— Извините, Иван Сергеевич, за вторжение, но нам необходимо побеседовать совершенно конфиденциально. Обстоятельства складываются так, что я вынужден принять кое-какие меры. Я хотел бы предварительно согласовать их с вами. Хотя бы для того, чтобы у нас не возникло никаких недоразумений.

Пан сузил глаза, В последнее время он начал испытывать к академику если не расположение, то уважение. Из-под маски всезнающего метра снова выглянул любопытный Венька — а молодость не возвращается зря. Академик стал задумываться и примечать: любопытная мыслишка о связи точек для иглоукалывания с пента-волной…

Но сейчас Карагодский ему не понравился.

— Я вас слушаю, Вениамин Лазаревич.

— Вы смотрели энцелокинограмму Нины Васильевны?

— Да, смотрел.

— И что вы скажете по этому поводу?

Пан пожал плечами, слегка удивленный:

— Пока, наверное, ничего не скажу. Ее надо расшифровать. И разумеется, с помощью самой Нины. Во всяком случае, это очень ценный документ.

— Ценный документ? Пожалуй, вы правы, — Карагодскии хмыкнул, — Только расшифровывать там нечего. Я только что просмотрел все с начала до конца. Нина Васильевна тяжело больна.

— Что-что?

— Да. Я смею утверждать, что вся эта пленка — запись типичного параноического бреда, вызванного глубоким психическим потрясением и постоянной близостью дельфина. Именно вы, Иван Сергеевич, довели ее до такого состояния — вашими сумасбродными теориями, всякими пента-сеансами и прочей чепухой. Вы толкнули ее на опрометчивый поступок, едва не закончившийся трагедией, и даже сейчас после всего вы продолжаете потакать ее галлюцинациям вместо необходимого лечения, чем усугубляете и без того тяжелое состояние…

— Послушайте, что за чушь вы несете?

— Чушь?

Карагодский медленно залился краской, сунул руку в карман и, потрясая бумагой перед лицом Пана, закричал неожиданным фальцетом:

— Данной мне властью я запрещаю вам продолжать опыты! Слышите! Запрещаю!

— Простите, — Пан пружинисто встал перед Карагодским. — Простите, Вениамин Лазаревич, я вас не понимаю. Вы говорите не на том языке. Вы говорите на языке давно умершем и, как я думаю, давно позабытом. Этот язык изобрели мелкие хищники, которые пытались превратить науку в услужливую домработницу. Нет этих хищников, они давно вымерли, их трупы сгнили на мусорной свалке истории — только вот язык нет-нет да и оживает. «Данной мне властью…» Какой властью? Кто вам ее дал?

— Я говорил с Москвой. Я описал цель и направление вашей работы, суть и значение ваших «экспериментов» с ваших же собственных слов. Вот радиограмма… «В связи с чрезвычайными обстоятельствами… временно прервать исследования по программе профессора Панфилова… научно-исследовательское судно «Дельфин», аппаратуру и подопытного дельфина по кличке Уисс передать в распоряжение академика Карагодского… всем научным работникам всемерно помогать выполнению программы академика Карагодского…»

— Ясно. Сдавать, значит, по инвентарной описи: «кресла мягкие — две штуки, дельфин по кличке Уисс — одна штука, профессор Панфилов — один…» А что за чрезвычайные обстоятельства, можно поинтересоваться?

— Можно. Дельфины в последние дни повсеместно отказываются загонять рыбу, покидают ШОДы в массовом порядке. Дельфиньи стада уходят от берегов в открытое море. Государственный план по отлову морской и океанической рыбы под угрозой срыва. На ноги поднят весь аппарат Д-Центра. Это результаты ваших экспериментов, — добавил Карагодский, значительно понизив голос, — Моя задача — как можно скорее принять конкретные меры…

А Пан забыл о споре, гнев слетел с него, как шелуха: он замаячил по привычному маршруту между тахтой, столом и дверью, бормоча:

— Даже так… Это уже серьезно… Хотя и следовало пред полагать…

— Я жду, Иван Сергеевич, — процедил Карагодский, поджав губы.

— Чего? Чего вы ждете? Объяснения причин? Да они перед вами как на ладони, причины эти, вы их только не хотите принимать. Представьте на минуту себя дельфином в вашем собственном ШОДе, где вас, академика, какие-то существа учат гонять рыбу — и только. Сначала вам будет даже забавно, а потом — потом захочется настоящего дела. И еще поройтесь в памяти — не произошло ли за прошлые дни чего-либо из ряда вон выходящего?

— Стрельба в Атлантике?

— Когда надо, вы удивительно догадливы. Что вы будете делать на месте дельфина, если вдруг выясните, что сотрудничество с человеком не только скучно, но и смертельно опасно?

— Довольно. Надо действовать — и незамедлительно. От нас ждут реальной помощи. Я пришел поставить вас в известность, что с сегодняшнего дня я вступаю в права руководителя экспедиции… Если вы не согласны…

— Согласен. Вступайте. Передаю вам корабль, аппаратуру, себя, своих сотрудников… Одна тут закавыка… Не знаю, под каким номером числится этот предмет в вашей инвентарной книге — «дельфин по кличке Уисс» — так вот вышеназванный дельфин исчез. В неизвестном направлении. И судя по всему, вряд ли сюда возвратится.

— Вы… вы это серьезно?

— Вполне.

Карагодскому стало жарко, несмотря на открытые иллюминаторы. Он почувствовал, что воротник рубашки слишком туго стягивает шею.

— Вы… вы ответите за это.

— Да, Я отвечу. Отвечу громко и внятно на все вопросы, которые мне зададут. Потому что у меня есть на них ответы… А вот вам отвечать будет нечего. Вы заблудились, Карагодский. Вы так часто прикрывали важными словами свои личные выгоды, что сами поверили в свою незаменимость и всемогущество…


За трое суток до этого разговора, пролетая над Саргассовым морем, пилот рыборазведчика «Флайфиш-131» Фрэнк Хаксли услышал сильный удар грома. Он удивленно посмотрел вверх, в ослепительно чистое, дочерна отлакированное ночное небо, увешанное пышными гроздьями южных звезд, и спросил через плечо радиста:

— Бэк, ты слышал? Что это могло быть?

— Не знаю. Метеор, наверное, глянь вниз…

Они летели низко, и Хаксли хорошо разглядел подчеркнуто белый на черной воде опадающий фонтан светящегося пара.

— Запиши в журнал координаты. Надо сообщить в Службу Информации. Может быть, какому-нибудь доку пригодится…

— А, не стоит, — зевнул радист, — Мало ли всякой всячины с неба падает. Все записывать — бумаги не хватит…

— Тоже верно, — согласился Фрэнк. — Вот если бы хороший косяк скумбрии попался, это другое дело.

— А тунца не хочешь больше? — сострил Бэк.

Оба расхохотались.

«Флайфиш» развернулся и взял курс на базу, к Бермудским островам.


Воронка крутящейся тьмы затягивала в свою пасть все — живое и неживое. Слепые ураганы и смрадные смерчи клокотали вокруг. Но оттуда, из этого клокочущего ада, тянулась ввысь хрупкая светящаяся лестница, и одинокие, отчаянно смелые зумы с неистовыми глазами, борясь с ветром и собственным бессилием, скользя и падая на дрожащих ступенях, поднимались по ней. Их жизни хватало на одну-две ступеньки, но они упорно ползли вверх, и их становилось все больше. Они протягивали друг другу руки и переставали быть одиночками, и слитному движению уже не могли помешать ураганы, еще метались смерчи, но пылающий флаг всемирной надежды зажигал звезды, созвездия, галактики — и в последнем торжествующем многоголосом аккорде вспыхнула вся вселенная…

Уисс кончил рассказ. Каждый нерв его тела дрожал, заново пережив мощь, тоску и радость цветомузыкальной поэмы зумов. Уисс старался воспроизвести ее возможно точнее, во всем богатстве необычных оттенков и странности чуждых образов.

И он, кажется, достиг того, что хотел, — Бессмертные молчали, погруженные в увиденное и пораженные им.

Уисс не торопил. Он знал на собственном опыте, как нелегко все понятия принять.

Они лежали на густо-синей поверхности Саргассова моря в традиционной символической позе Вечного Совета — соединив клювы и разбросав лучами точеные длинные тела — так что казались сверху большой звездой.



Уисс давно уже не был здесь, в Центре Мира, где рождается и откуда начинает раскручиваться колоссальная спираль теплых течений. Отсюда дэлоны управляли Равновесием, отсюда при необходимости замедляли или ускоряли вековые биологические ритмы Мирового океана, устраняли нежелательные возмущения в биоценозах — достаточно было заложить нужный молекулярный шифр в генетическую память саргассов, и бурые клубки, как живые мины, уплывали по тайным дорогам течений туда, откуда пришел сигнал опасности — и через рассчитанный ряд поколений Равновесие восстанавливалось.

Бессмертные молчали, но Уисс умел ждать.

Наконец Сасоис произнес древнюю формулу начала:

— Готовы ли все быть Одним, ставшим после Двух?

Синие знаки были ему ответом.

Меланхоличный Асоу долго поскрипывал и ворочался, прежде чем начать. Наконец заговорил, осуждающе посвечивая в резкие глаза Уисса:

— Я, Асоу, говорю от имени Созерцания. Я был против, когда ты уходил к зумам, Уисс. Я был против, но меня не послушали, и ты ушел. И вот ты вернулся, и я оказался прав.

— В чем ты прав, белозвездный?

— Ты болен, Уисс. Ты слишком долго был у зумов, и они заразили тебя. Я знаю твою болезнь. Эту болезнь называли когда-то безумием суши. Когда дэлон заболевает этой болезнью, его тянет к земле. Он выбрасывается на камни и погибает.

— Почему ты решил, что я болен? Меня не тянет к скалам.

— Все, что ты показал нам, — бред. На суше не может быть разума. На суше могут существовать только низшие формы жизни.

— Но я же показал вам МЫСЛЬ! Она принадлежит зумам, а не мне!

— Ты ошибаешься. Это говорили не зумы, а твоя болезнь. Тебе приснились все эти странные и нелепые видения, они существуют только в твоем воображении. Много веков слежу я за мировым биофоном, но нигде и никогда не встречал даже намека на разумную деятельность зумов. Скорее, наоборот — нам приходится все чаще и чаще вмешиваться в биосферу, чтобы восстановить уничтоженное ими. Они нарушают Равновесие, а ты говоришь о разуме. Ты просто болен.

Уисс хотел было возразить, но Асоу раздраженно зажег красный знак, давая понять, что спорить бесполезно. К счастью, Хранитель Первого Луча имел право только на один глот, но этот глот был против.

Осаус ворвался в Спор, даже не дождавшись, пока Первый погасит сигнал голосования.

— Я, Осаус, говорю от имени Действия. Когда Уисс уходил к зумам, я отдал свои два глота ему. Я был «за», потому что надеялся, что Уиссу удастся найти способ приручить этих опасных животных. Я говорю — животных, я не верю ни единому цвету из того, что показал Уисс. Ты говоришь, что зумы разумны, Пятый? Но их тело такое несовершенное.

— У них иной разум, чем у нас, белозвездный. Они создают машины, которые искупают несовершенства их тела и помогают добывать пищу…

— Добывать пищу? Разве ради пищи зумы уничтожают все живое и нарушают Равновесие? Вспомни — мы послали в железные тюрьмы тысячи своих братьев, чтобы научить зумов ловить рыбу, сохраняя Равновесие. Братья кормили зумов, а что вышло из этого?

— Ты забываешь, Осаус, что мир дэлонов раз в десять старше мира зумов. Зумы еще дети…

— Где ты видел детей, которые убивают себе подобных без всякой причины? Нет, Уисс, зумы — это дикие хищники, они еще хуже акул, потому что акулу гонит голод, а зума — инстинкт убийства. Ты называешь разумными существа, которые только вчера убили триста дэлонов за то, что те спасали зумов от самих себя? Нет, Уисс, ты действительно болен…

— Это ошибка. Они не знали…

— Знание не остановит их — они станут только еще опаснее. Если народы Дэла хотят жить, они должны держаться подальше от зумов.

Осаус, яростно отмахнувшись, зажег два красных знака, положенные ему в Совете. Еще два глота против — итого уже три. И пока ни одного — «за».

— Что же скажет Суссии?

— Я, Суссии, говорю от имени Запрета…

Глубокие вишневые глаза Суссии, словно хранящие отблеск первородной трагедии, потемнели. Он медленно распрямил свое огромное белое тело.

— Я отдал Уиссу свои три глота тогда, отдам и сейчас. Мы видели с вами МЫСЛЬ — голос боли и счастья, крик отчаяния и надежды, мы пережили вместе с зумами века падений и взлетов, заглянули в их историю. Асоу ошибается — Уисс не болен. Любой самый больной, самый фантастический образ покоится на увиденном, услышанном, пережитом. Придумать такое невозможно при любой болезни, даже если Уисс что-то интуитивно добавил от себя. Такая МЫСЛЬ могла родиться только в мире зумов. Очень много непонятного для нас в этом мире, очень много чуждого и неприемлемого, но этот мир существовал, существует и будет существовать независимо от нашего желания.

Суссии вздохнул и, помолчав, продолжал:

— Никто лучше меня не знает темные века Круга Великой Ошибки. Ты, Первый, отрицаешь разум зумов, потому что на суше труднее жить. Но разве не суша дала дэлонам настоящий разум — не просто знание вечных истин, а разум действия, разум поражения и победы?

— Суша дала дэлонам страдания, — хмуро возразил Асоу.

— Да, суша дала страдание, но иначе мы не оценили бы радости моря. Пережитое зло научило нас творить добро. И ты, Первый, и ты, Второй, говорите о том, что зумы неразумны, ибо нарушают Равновесие. Но разве вы забыли, что делали с планетой наши пращуры? Уисс прав — зумы действительно пока еще дети, они на полпути к настоящему разуму. Неразумно их зло, но разумно стремление к добру. Да, вчера одни зумы хотели меня убить, но другие зумы пришли мне на помощь, раненному. Безумие и разум, зло и добро борются в душах этих существ. Мы должны помочь им, мы должны привести их к мудрости Соединенного Разума.

Осаус протестующе засигналил, но Суссии остановил его.

— Да, Второй, я уверен, что мы братья, разделенные временем и пространством, братья, забывшие родство, но мы живем на одной планете и во имя Соединенного Разума должны найти дорогу от брата к брату. Иначе… Что, если зумы сами придут к знаниям Третьего Круга, не ведая опасности? Кто поручится, что планета, уцелевшая чудом однажды, уцелеет и во второй раз? Если зумы слишком молоды и несовершенны, то мы слишком дряхлы и эгоистичны, раз не хотим признать очевидного. Наш единственный шанс — контакт.

Три знака Суссии зажглись зеленым. Три глота «за», три глота «против». Силы пока равны.

— Я, Соис, говорю от имени Благоразумия.

Легкий изгиб улыбки приоткрыл клюв Уисса.

Соис очень не любил возражать кому бы то ни было — он со всеми соглашался. Добряк и миротворец, он всегда делил свои четыре глота поровну между враждующими сторонами — два одной, два другой. Как поступит он сейчас?

— Я согласен — контакт с зумами неизбежен и необходим.

Несмотря на все, что разделяет нас, мы накрепко связаны прежде всего интересами Равновесия, на нарушение которого справедливо жаловались Асоу и Осаус. Мы живем на одной планете, и разделить ее на две половинки невозможно. Но вместе с тем я должен обратить внимание на опасности контакта, и в этом я абсолютно согласен с Осаусом. Уисс очень хорошо показал нам МЫСЛЬ, из которой я понял, что огонь — смертельный враг дэлонов — для зумов оказался другом и спасителем, Гибель наших соплеменников при перегоне Горящей Рыбы — это, если хотите, символическое предупреждение против излишней доверчивости к зумам. Я согласен с Уиссом — это могла быть ошибка. Но я не могу не согласиться и с Асоу — на суше не может быть полноценного разума, а поэтому возможность таких трагических ошибок в будущем совсем не исключена. Поэтому я — за ограниченный контакт, контакт по необходимости, а не по желанию. Только Благоразумие — и да продлится Четвертый Круг!

И, верный себе, Соис зажег два зеленых и два красных знака. Пять — пять.

Уисс едва выдержал ритуальную паузу раздумья.

— Я, Уисс, говорю от имени Поиска. Я сказал Вечному Совету все, что знал, и показал все, что видел. Я выслушал всех, чьи глоты против меня, и тех, чьи глоты за меня, и остался верен тому, с чем пришел. Я отдаю свое право делу своей убежденности.

И зажег торжествующе пять зеленых знаков — теперь, с его голосом, за контакт было десять глотов, против — только пять.

Он уже видел снова железный белый кор с красным значком «Д-Е-Л-Ь-Ф-И-Н», слышал ворчание Пана и смех Нины — все, что стало за два года не только знакомым, но и по-своему родным, когда заговорил Сасоис:

— Я, Сасоис, говорю от имени Будущего… Уисс, белозвездный, пойми меня правильно. Я был «за», когда ты уходил к зумам, и если бы сегодня надо было бы решать это снова, я снова отдал бы тебе свои шесть глотов. Ты сделал много, очень много. Благодаря тебе мы теперь знаем не только то, как они живут, но, и то, чем они живут. МЫСЛЬ, переданная тобой, позволила заглянуть в их души, мысли и мечты. Спасибо тебе.

Нарушая этикет, Сасоис коснулся корявым ластом Уисса, но тому почему-то стало холодно от этой грубоватой ласки.

— Я верю, что зумы разумны, что их цивилизация достаточно сложна и высока, верю в их доброе начало и в то, что случившаяся трагедия — нелепая ошибка. Я хочу надеяться на будущую дружбу. Я знаю, что ты нарушил Запрет и показал зумке танец звезд в Храме Соединения. Я не осуждаю тебя, ибо, нарушив слово Запрета, ты выполнил свое дело, завещавшее Поиск. Бросать семена — твое право и обязанность, возможно, теплые течения разбудят их, и зерна прорастут корнями понимания. Но контакт — это процесс долгий и сложный. Если даже он удался между одним зумом и одним дэлоном — это еще не значит, что обе цивилизации одинаково готовы к контакту. Ты правильно сказал: зумы пока еще дети! Так подождем, пока они подрастут. Потому что даже если мы очень захотим подружиться с зумами, ничего, кроме недоразумений, у нас не получится. Требуется такое же горячее желание дружбы и от зумов. И не только желание, но и способность понять и оценить друга. Дорогу надо прорубать с двух сторон, чтобы не оказаться в чужом мире незваными гостями.

Он помолчал.

— Подождем. Пока еще рано. Пока еще зумы слишком опасны — даже для самих себя, не только для нас. Они еще не понимают Равновесия Мира, ибо нет равновесия в их собственных душах. Мы должны уйти от железных тюрем и увести братьев. Это ускорит ход часов. И если зумы выдержат экзамен — наши пути сольются. Когда придет время. А сейчас… пусть продлится Круг Благоразумия…

12. ДВОЕ СКВОЗЬ ВСЕ

Юрка определенно не знал, куда себя девать. Почему всегда так бывает — сначала все хорошо и хорошо, а потом вдруг плохо и плохо?

Сейчас было плохо. Месяц удивительной, сказочной жизни кончился внезапно, и непонятно, что делать дальше.

Сначала исчез Свистун.

А как хорошо им было втроем! Каждое утро, чуть свет, они с Джеймсом спешили на свой берег, к своей заветной бухточке, и наперебой насвистывали пароль. Свистун появлялся всегда одинаково: он подбирался под водой к самому берегу и вдруг взмывал в воздух, отчаянно скрипя и фыркая. И, как ни старались мальчишки угадать его появление, он всегда ухитрялся выскочить неожиданно. Невольный испуг ребят приводил его в восторг, он долго не мог успокоиться, кругами носясь по бухте.

А потом они забирались далеко в море, играли, ловили рыбу, причем Свистун вытягивал из глубины таких огромных рыбин, что даже местные рыбаки прониклись к ребятам великим уважением, Рассказам о дельфине они, конечно, не верили, да мальчишки не очень-то и настаивали: в конце концов, если взрослым больше нравятся выдумки о невероятном везении — пусть себе тешатся.

Потом они палили костры на берегу, и жарили рыбу, и варили уху, и не было ничего на свете вкуснее! Правда, Свистун не очень жаловал огонь. Он предпочитал держаться подальше и хрюкал весьма неодобрительно, когда ему предлагали жареное или вареное. Однако ребята не обижались на своего морского приятеля — каждому свое.

Но самое интересное начиналось, когда все трое отдыхали, отяжелев от еды, — Юрка с Джеймсом в моторке, Свистун — снаружи, положив круглолобую голову на борт. Они рассказывали друг другу замечательные истории о море и суше, о людях и дельфинах, о себе и своих товарищах. Ребятам было многое непонятно в рассказах дельфина, дельфин плохо понимал ребят, но все-таки им было хорошо вместе, а это уже половина понимания.

В тот день все шло, как обычно. Они вернулись с хорошим уловом, Джеймс начал разжигать костер, а Юрка — чистить рыбу. Свистун крутился в бухточке и недовольно фыркал.

Вдруг он замер.

— Мама…

Юрка от неожиданности чуть не порезал палец, а Джеймс выронил в тлеющую кучу высохших водорослей целый пиропакет. Пламя ухнуло вверх огненным деревом, Свистун шарахнулся от бухты, да и сами ребята испугались не меньше.

А за волноломом, метрах в ста мористее, разыгралась «семейная драма». Мать Свистуна, большая светло-серая дельфинка, взволнованно трещала, стараясь увести сына в море. Сын пытался что-то доказать, выводя еще более оглушительные рулады, и порывался вернуться. Наконец рассерженная мамаша ухватила сына за ласт крепкими зубами и бесцеремонно потащила за собой. Свистун обиженно взвизгнул, но покорился.

— Это ты виноват, — сказал Юрка, когда дельфины скрылись. — Зачем такой фейерверк устроил? Они не любят огня, а ты… Свистуну теперь попадет за нас…

— Я же не нарочно, — всхлипнул Джеймс. — Уронилась пачка… Я чуть сам не стал загораться… Фух-фух!

— Вот и фух-фух теперь…

Свистун не появился на следующий день, не появился и на последующий. Ребята сидели на берегу грустные, ловить рыбу не хотелось; моторка бесцельно покачивалась на ленивой зыби. Потом на целую неделю зарядил дождь, и стало ясно, что Свистун больше не вернется.

А теперь улетает Джеймс.

Закинув голову, Юрка смотрел в небо адлеровского аэропорта, отыскивая среди толчеи летательных аппаратов китообразный корпус межконтинентального реалета. Когда долго смотришь, начинает казаться, что ты на дне колоссального аквариума и над тобой гоняются друг за другом пестрые экзотические рыбки: вот золотым вуалехвостом всплыл пузатый гравилет, вот стайкой испуганных гуппи срезало вираж звено спортивных авиеток, вот степенно спускаются два туристских дископлана — чем не семейство скалярий?

А вот и Джеймс. Трехсотметровый реалет поднимается медленно, словно боится передавить ненароком всю снующую вокруг мелочь. Синие с красным лопасти едва подрагивают, и вид у реалета какой-то обиженный.

Юрка помахал рукой, хотя отлично понимал, что Джеймс даже в бинокль не разглядит его.

Хороший парень Джеймс. Настоящий друг, хотя и любит читать нотации не хуже взрослого. Зато он честный и преданный. Юрка подарил ему на память лучший камень из своей космической коллекции — кусок лабира, который папа привез с Прометея. Лабир передразнивает окружающее: положишь его на синее — он становится красным, положишь на красное — становится синим, на черном он прозрачен, как горный хрусталь, а в темноте светится желтым, как маленький осколок солнца. Такой уж упрямый наоборотный минерал. Интересно, как поведет себя лабир в лондонском тумане?

Реалет тем временем выбрался из толчеи и замер, уткнувшись тупым носом в небо. В следующую секунду у него выросли плазменные хвосты, ослепительные даже на такой высоте. Словно проснувшись, реалет вздрогнул и исчез в стратосфере.

Вот и все.

Почему хорошее так быстро кончается?

Вместе с потоком провожающих, улетающих, прилетающих, встречающих и просто скучающих Юрка вышел из аэровокзала на площадь. В центре зеленой подковы поблескивала зеркальная спина соленоидного метропоезда. Но лезть под землю не хотелось, да и спешить было некуда.

Он взял в автомате двойную порцию ананасного мороженого и побрел к полосе кинетропа. Погода хмурилась, влажные тротуары бежали по аллеям почти пустыми. Только на крытых лавочках сидели кое-где редкие попутчики — в основном бабушки с младенцами.

Юрка тоже уселся на лавочку и принялся за пломбир.

Чем же все-таки заняться до маминого приезда?

Когда он вчера говорил с ней по видику, она улыбалась, а глаза у нее были заплаканные. Папа ее успокаивал, а она ругала этого толстого академика и повторяла про нерешенные проблемы. И про то, что профессор Панфилов заболел.

А на самом деле ей, наверное, жалко Уисса. Он был такой сильный и добрый.

Хотя то, что мама приезжает раньше срока, совсем неплохо. С ней веселее. Особенно, когда остаешься без друзей. Папе сейчас совсем некогда. Он работает. Скоро будет большой международный конгресс, на котором папа сделает самый главный доклад.

И тут Юрке послышался знакомый свист.

Мальчик недоуменно оглянулся, но бабушки и младенцы сидели как ни в чем не бывало. Значит, он ослышался. Конечно, ослышался. Отсюда до моря добрый километр, а то и больше. Да и кто мог так свистеть…

Надо ехать домой. Одному на улице серо, сыро, холодно и скучно. В такую погоду лучше всего забраться с ногами в кресло и читать про какие-нибудь необыкновенные приключения. Или фантастику. Про будущее.

Мальчик снова принялся за пломбир, но смутное беспокойство уже стучало у виска. Может, завернуть еще раз на старое место, к морю?

А что там делать, оборвал он себя. Только расстраиваться. Моторка и снасти со вчерашнего дня в бюро проката, даже кострище, наверное, смыло дождем и прибоем. Но Юрка все-таки встал и перешел на нижнюю ленту.

Глупости, говорил он себе. Как маленький. Ничего на таком расстоянии нельзя услышать. К тому же море изрядно штормит, а в шторм дельфины уходят от побережья, чтобы не угодить на скалы. Незачем туда ходить…

Но какая-то неодолимая сила заставляла его все быстрее перескакивать с ленты на ленту, а когда кинетроп кончился, описав круг над обрывом, он бросился бегом в самую гущу колючек, к распадку. Распадок тупо толкнул в лицо смрадом гниющих водорослей.

Юрка задержался на минуту, чтобы снять ботинки: пластик подошв предательски скользил на мокром камне.

Он выскочил на галечную полосу уже уверенный, что Свистун здесь.

Дельфин стоял в бухточке, прижавшись к волнолому, и заметно вздрагивал, когда прибой с грохотом перехлестывал через валуны.

— Что… Что ты здесь делаешь? — только и смог выдохнуть Юрка.

— Жду тебя, — просто ответил дельфин.

— Но я же… Тебя давно не было… Мы решили, что ты уже не придешь…

— Я пришел. Плохо, что нет Джеймса.

— Да… Джеймс улетел в свою страну. Только сейчас. А я совсем не собирался сюда. Я пришел случайно…

— Я звал тебя. Я знал, что ты придешь.

— Почему тебя не было так долго?

Дельфин промолчал. Юрка огляделся, не зная, плакать или смеяться, радоваться встрече или укорять верного друга за безрассудство: даже в бухте вода нервно ходила вверх и вниз, а в горле прохода все хрипело и клокотало. Море час от часу дышало неспокойней, и белые шапки волн становились все курчавей и выше.

— Ты давно здесь?

— С утра. Утром было тише.

— А теперь ты сможешь выйти в море?

— Не знаю. Выход узкий и мелкий. Там бурно. А дальше не так опасно. Надо сразу уйти в глубину. В глубине тихо.

Юрка сердито стукнул кулаком по колену.

— Так почему же ты раньше не ушел? Когда было тихо?

— Я ждал тебя.

— Ждал! Ты что, разбиться хочешь? Можно было встретиться завтра или послезавтра, в конце концов!

Дельфин медленно отошел от стенки и подплыл к самым ногам мальчика. Юрка сел на мелкий галечный гребень, намытый качающейся водой, и взял голову Свистуна на колени, защищая от случайных ушибов.

— Глупый! Я бы приходил сюда и завтра и послезавтра, потому что я тебя люблю. Мы бы все равно встретились…

— Нет. Мы бы уже не встретились. Сегодня мы уходим. Все дельфины. Все. Насовсем.

Рука мальчика, гладившая округлую гладкую голову товарища, вздрогнула и обмякла.

— Как насовсем? Почему?

— Чтобы быть подальше от людей. Так сказал Вечный Совет, и все взрослые согласились.

— Но почему?

— Люди зажигают огонь и отравляют воду. Они делают зло. Они опасны для дельфинов, даже когда хотят добра.

— Это неправда!

— Я не знаю. Так говорят взрослые.

— Неправда. Есть плохие люди, но их меньше, чем хороших, честное пионерское!

— А почему тогда хорошие не лечат плохих?

— Как — лечат?

— Если дельфин родится плохим, его лечат, и он становится хорошим. Почему так не делают люди?

— Люди… Мы еще не умеем… А это было бы здорово! Раз — и в больницу! А как вы их лечите?

— Не знаю. Это делают взрослые.

— А почему ваши взрослые не научат наших!

— Говорят, люди неразумны…

Юрка обиделся не на шутку, но, поразмыслив, пробурчал сердито:

— Это все взрослые неразумны. И ваши и наши. Они вечно задирают нос и никого, кроме себя, не хотят понимать.

— Да, — эхом отозвался дельфин, — Они умеют только защищать.

— И ссориться со всеми, — добавил мальчик.

Он сидел, мокрый насквозь, накат шатал его то в одну, то в другую сторону, выскребая снизу гальку и лишая опоры, он порядком продрог, но крепко держал обеими руками голову Свистуна, потому что боялся, что того стукнет о камни.

— Мы будем не такими, когда вырастем. Правда?

— Правда. Не такими.

— Мы будем дружить. Правда?

— Правда. Будем дружить.

Откуда-то издалека, сквозь хриплые вздохи прибоя, донесся высокий вибрирующий звук. Он был едва слышен, но от него начинало зудеть в ушах и ломить виски.

— Это ищут меня. Мне пора уходить.

— Но мы еще встретимся, правда?

— Встретимся. Обязательно. Когда у меня будет имя.

— Но у тебя есть имя!

— Нет. Это матрица. Имя получают, когда становятся взрослыми. Я хочу выбрать имя Уисс.

— Уисс! Странно… Почему Уисс?

— Так зовут моего отца, Я хочу быть, как он. Я приму его имя и бремя бессмертия…

— Уисс — твой отец! Постой… Моя мама… Уисс…

Юркины мысли завертелись колесом, руки выпустили дельфинью голову. А вибрирующий звук тем временем вырос до свиста, смолк и повторился где-то в стороне, значительно тише.

— Мне надо в море. Иначе уйдут без меня. Прощай.

— Постой… Это просто удивительно! Ведь моя мама…

Но дельфин уже не слушал. Он несколько раз примерился, то подплывая к опасному проходу, то отходя к стене волнолома. И вдруг, сжавшись и враз распрямившись, он бросил свое тело длинным прыжком над клокочущим выгибом выхода.

Всего на долю секунды повис он над клыкастой пеной, но именно в эту долю секунды встречная волна сшибла его на лету.

Перекувырнувшись, он отлетел чуть ли не в центр бухты.

Юрка вскочил, и все вопросы разом вылетели из головы.

Вторая попытка тоже не удалась.

Где-то далеко и уже едва слышно проверещал и затих вибрирующий призыв.

И когда после третьей попытки дельфина едва не бросило на валуны, мальчик отчаянно закричал:

— Стой, Свистун, стой же! Не надо! Нельзя так! Нужно вдвоем.

У мальчика не было определенного плана, просто он видел, что дельфину не выбраться одному, просто он верил, что вдвоем легче, что вдвоем ничего не страшно.

Дельфин остановился и доверчиво повернул к Юрке. И столько надежды было в этом повороте, столько веры в человеческую помощь, что отступать было нельзя.

Надо было что-то делать.

И тут Юрке на глаза попалась длинная дюралевая штанга. Еще вчера эта штанга была флагштоком и одновременно маяком их «флибустьерской республики», а сегодня валялась на берегу, потому что вывезти ее не удалось: она не влезла в лодку ни вдоль, ни поперек — заклинивалась в проходе. Штанга заклинивалась в проходе!

Мальчик перекинул штангу наискось через изгиб коварной горловины, стараясь зажать оба дюралевых конца в щелях между валунами. Это удалось не сразу, потому что рычащие волны шарахались взад и вперед, норовя выбить мачту из рук. Но Юрка, пряча лицо от холодных брызг, все-таки сумел попасть противоположным концом шеста в трещину рассевшегося камня. Штанга заклинилась наглухо, соединив по диагонали начало и конец короткого коридора.

Дельфин терпеливо поскрипывал за спиной, но ничего не понимал: техника была не по его части.

— Я пойду по проходу вброд, понимаешь? Он мелкий. Буду держаться за штангу, понимаешь? А ты держись за меня зубами. Изо всех сил. Я буду твоим буксиром, понимаешь?

— Понимаю, — неуверенно сказал дельфин. — А если тебя собьет?

— Не собьет. У меня пятерка по физкультуре. Ты только держись за меня крепче. Вдвоем мы, брат, сквозь все на свете пройдем.

Юрка снял мокрую рубашку и, скрутив ее жгутом, крепко-накрепко завязал на животе. Получился надежный пояс.

Он влез в воду у самого начала хода под прикрытием облупленной бетонной плиты. Здесь только покачивало, но впереди бесился настоящий водоворот.

Дельфин уцепился за пояс и, выгнувшись латинским «S», прижался крепко к мальчишескому телу.

— Готов?

— Готов.

— Поехали!

Ухватившись поудобнее за дюралевый поручень, мальчик с дельфином сделал первый шаг из-за прикрытия.

Волна сразу накрыла их с головой, водяные змеи сдавили, стараясь оторвать от поручня, переломить, оглушить, отбросить, разбить о камни. Босые ноги разъехались на скользком полированном монолите дна, дыхание перехватило, пальцы свело на дюрале мертвой хваткой, и не было сил перехватить штангу подальше.

Закусив губу до крови, мальчик заставил себя сделать еще один шаг. И еще один. И еще…

Тело дельфина, изогнутое вокруг худой Юркиной фигурки, стало напряженней стальной пружины. Плавно выгибаясь, дельфин помогал мальчику делать эти трудные, невероятно долгие шаги. Если бы не он, Юрку переломила бы, наверное, тугая сила водоворота.

Шаг. И еще шаг. Десять сантиметров. И еще десять.

Сердце билось неровными толчками где-то у самого горла. Волна ударила в спину, стальная пружина распрямилась. Юрка совершенно непонятным образом взлетел в воздух и очутился верхом на валуне.

Полуоглушенный, он тер глаза, отплевывался, кашлял и никак не мог опомниться.

И вдруг понял все радостно замершим сердцем.

Они прошли!

Дельфин теперь на свободе…


Море гремело. Могуче и властно сотрясая сушу, горы вздрагивали от вечных ударов прибоя, и белая пена изменчивой пограничной полосой металась между двумя великими мирами жизни.

Двое из этих миров в последний раз взглянули в лицо друг другу, прежде чем разойтись по своим непохожим дорогам.

Дельфин сразу нашел своим локатором крошечную фигурку на далеком камне и ощутил, что маленькому телу холодно, а сердцу одиноко.

Сородичи звали его за собой, и он уходил за ними все дальше, но прежде, чем горб моря, взбухая, закрыл резкие черты суши, дельфин взлетел на острый гребень волны и крикнул земле:

— До встречи! Я приду!

Мальчик не мог видеть так далеко, но он слышал далекий свист и понял его смысл, и прошептал морю белыми от холода губами:

— До встречи… Я жду…

Качалось море, и качалась суша, а он все стоял, опустив руки, не вытирая мокрых щек.

Он плакал откровенно и светло, как плачут только в детстве.

Рудольфе Перес ВАЛЕРО (Куба) НЕ ВРЕМЯ ДЛЯ ЦЕРЕМОНИЙ

Рисунки Г. ФИЛИППОВСКОГО


ЧАСТЬ ПЕРВАЯ ЖИЗНЬ КАК ПОВОД ДЛЯ УБИЙСТВА?

В эту тропическую «зиму» даже ночь не приносила прохлады. Сверху, с небосвода, светили звезды… Впрочем, как в любое время года. Давно установлено, что звезды — это вовсе не звезды, а солнца, и наше Солнце — всего лишь одна маленькая звезда. Говорят, что многих звезд, блеск которых мы видим, на самом деле уже нет, и только свет их доносится до нас, подменяя те, что еще не видны, а, оказывается, уже есть. Все это очень просто: так установила наука.

«Если б морская вода могла служить горючим, тогда, пожалуй, эта улица была бы ярче освещена…» — размышлял Хорхе по пути к автобусной остановке, пока вдруг не споткнулся о корень цезальпинии, проросший сквозь тротуар. От боли Хорхе на минуту прислонился к стене. Он находился на Мирамаре,[3] на одной из боковых улиц, пересекающих Пятую авениду. Почти на уровне глаз он увидел прикрепленную к решетчатой ограде особняка табличку с надписью: «Экспортно-импортный трест горнодобывающей промышленности. Департамент нефтедобычи».

— Надо же! Только подумал о горючем — и вот тебе нефть собственной персоной.

Пожав плечами, Хорхе, словно мяч, стал катить вниз по улице маленький круглый камень, оказавшийся у его ног.

Неожиданно сзади появился автомобиль. Хорхе даже обрадовался: от света фар стало лучше видно, но радость его вмиг исчезла, когда машина медленно поехала вслед за ним и остановилась за его спиной.

«Может, хотят ограбить меня?» — Хорхе быстро наклонился и взял в руку камень, который только что был его мячом.

«На всякий случай», — сказал он себе и прибавил шаг. До остановки, слава богу, оставалось всего полквартала. Он оглянулся и увидел двух мужчин из машины, склонившихся над газоном между тротуаром и мостовой, которые что-то разыскивали при свете автомобильных фар.

«Наверное, что-то потеряли», — решил Хорхе, уже добравшись до Пятой авениды. На остановке рычал автобус тридцать второго маршрута. Хорхе успел вскочить в автобус, и водитель захлопнул дверцу.

«Три минуты первого». Он невольно усмехнулся при мысли о том, что сейчас у него отпуск и не надо вставать в шесть утра.

Автобус рванул вперед по авениде, а за ним — машина с теми двумя типами.

0 часов 06 минут

Карлос Травьесо, сотрудник Департамента нефтедобычи, остановил машину перед особняком на Мирамаре, подошел к решетчатой ограде и с силой нажал на кнопку звонка.

0 часов 07 минут

На следующей остановке в автобус тридцать второго маршрута вошли трое: молодая парочка и мужчина в синей рубашке. В этот момент Хорхе с удивлением обнаружил, что до сих пор сжимает в руке поднятый на улице камень. Хорхе подвинулся к свету. Камень имел неправильную форму и изображал человеческую головку с ясно выраженными чертами лица.

Автобус продолжал свой путь, а машина следовала за ним. Только теперь в машине находился один человек.

0 часов 10 минут

Травьесо выскочил из автомобиля и побежал к кабине телефона-автомата, чтобы позвонить сперва в полицию, а затем своему шефу.

0 часов 19 минут

Когда автомобиль Травьесо, шурша шинами по асфальту, снова подкатил к особняку департамента, его поджидал у ограды младший лейтенант Янес из полицейского управления. Травьесо подошел к нему.

— Шеф уже послал мне ключи с шофером, — сообщил Травьесо. — Через несколько минут они будут здесь.

— Подойдите-ка сюда, — попросил младший лейтенант. — Смотрите, — и рукой показал направо, внутрь ограды.

Травьесо прижался лицом к прутьям решетки и, когда его глаза привыкли к темноте, разглядел на цементной дорожке, ведущей к главному входу, вытянувшегося дога.

— Это собака ночного сторожа, — сказал он. — Ее прибили?

— Может, и так, — ответил офицер.

0 часов 21 минута

Автомобиль из Мирамара, в котором оставался теперь только водитель — мужчина в бежевой рубашке, резко затормозил перед светофором, и что-то упало с заднего сиденья на пол. Водитель уже был готов нарушить правила и поехать на красный свет, но вовремя заметил патрульную машину.

Полицейский посмотрел на него в упор, и мужчина в бежевой рубашке почувствовал, как у него похолодели пальцы, сжимавшие руль.

«Они еще не успели», — попытался утешить он себя, но не смог сдержать дрожи в губах. Равнодушно взглянул на полицейского, изображая образцового водителя, и вдруг заметил, что передние колеса его автомобиля наехали на белые полосы пешеходной дорожки. Судорожными движениями он дал автомобилю задний ход. Колеса сошли с «зебры». Он облегченно вздохнул и робко улыбнулся, снова глянув на полицейского, который неодобрительно покачал головой. Мужчина в бежевой рубашке, в свою очередь, наклонил голову в знак благодарности за то, что ему дали возможность исправить ошибку. Полицейский нетерпеливым жестом показал на светофор, который вот уже несколько секунд светился зеленым. Мужчина в бежевой рубашке торопливо включил первую скорость, до отказа нажал педаль газа и резко отпустил тормоз, так что машина пулей рванула с места. Тогда он резко отпустил педаль газа и едва не врезался лицом в руль. Опять нажал педаль и рванул вперед. Так, чередуя рывки с остановками, ему удалось переключить на вторую скорость, потом на третью и в конце концов подчинить машину себе. Несколько успокоившись и не переставая смотреть вперед, он слегка наклонился вправо, подобрал с застланного ковровой дорожкой пола два маленьких предмета и положил их на заднее сиденье, рядом с двумя кожаными чемоданчиками и пиджаком.




Подъехав к следующему светофору, он взял в руки один из предметов с сиденья, включил внутреннее освещение и внимательно рассмотрел маленькую человеческую головку примитивной работы.

«Сколько может это стоить?» — спросил он себя.

Потом выключил свет, сунул обе скульптуры в чемоданчик и, как только загорелся зеленый огонек, нажал педаль.

0 часов 24 минуты

Автобус тридцать второго маршрута распахнул дверцы на остановке «Ранчо-Луна». Хорхе вышел и направился к улице Г. «Авенида Президентов», — мысленно отметил он и вспомнил какой-то старый анекдот из серии «поднимается занавес — опускается занавес». Авенида была пуста. Он добрался до Двадцать первой улицы и на тротуаре присоединился к небольшой очереди, поджидающей сто девяносто пятый автобус.

— Кто последний? — спросили сзади.

— Я, — ответил Хорхе.

Тип в синей рубашке — тот самый, что шел за ним следом, как только он вышел из тридцать второго, тоже прислонился к стене и стал поджидать автобус, не сводя глаз с правой руки Хорхе, в которой тот сжимал маленькую скульптуру.

0 часов 26 минут

На Мирамаре автомобиль министерства остановился перед особняком, и шофер отдал ключи Карлосу Травьесо. Вместе с Янесом они втроем быстрыми шагами направились к центральной части ограды.

0 часов 27 минут

Сто девяносто пятый свернул с Двадцать третьей на улицу Г и подкатил к углу Двадцать первой. Очередь зашевелилась, словно змея, которую автобус заглатывал кольцо за кольцом. Хорхе был доволен, что удалось сесть возле окошка. На следующем сиденье за ним уселся тип в синей рубашке и брюках из темной ткани с едва заметными маленькими пятнами. Их вполне можно было принять за следы от брызг грязи. И нужно было очень внимательно присмотреться, чтобы понять, что это капли крови.

0 часов 33 минуты

Приехав в Лоутон,[4] мужчина в бежевой рубашке поставил машину на место, о котором условился со своим спутником двадцать пять минут назад на Мирамаре, когда тот, сбросив пиджак, сел в тридцать второй автобус, чтобы проследить за парнем со скульптурой. Прибыв к месту назначения, мужчина в бежевой рубашке никак не решался выйти из машины, опасаясь даже немногочисленных прохожих.

«Чем больше стараешься, тем скорее влипнешь», — вспомнил он фразу из дрянного гангстерского фильма, и, хотя никогда с этой мыслью не соглашался, в данный момент она придала ему смелости. «Выхожу!» — решительно сказал он себе.

Открыл дверцу, взял чемоданчики и пиджак и, забросив все это внутрь багажника, снова закрыл его. Спрятал ключи за буфером, возле номерного знака, как было условлено. «Все получилось как нельзя лучше. На улице ни души», — похвалил он сам себя. По мере того как автомобиль оставался все дальше за спиной, его наполняло приятное чувство облегчения. И только когда вспомнил о ночном стороже и собаке, нервы его снова напряглись, и по позвоночнику прошли мурашки.

«Что теперь будет?» — мысленно спросил он себя и, щелкнув с досады языком, грязно выругался, проклиная случившееся.

0 часов 35 минут

В особняке Департамента нефтедобычи младший лейтенант Янес озадаченно спустился по лестнице, осторожно ступая, чтобы не задеть пятен крови, которых немало было на каждой ступеньке. Только что он поднимался наверх, уверенный в том, что в конце кровавых следов найдет тело человека, и был немало удивлен, когда увидел на втором этаже в луже крови труп собаки с перерезанным горлом. Шофер министерства и Травьесо оставались, как он им велел, за входной дверью — из соображений предосторожности. Ведь любое нарушение обстановки на месте преступления — случайное или преднамеренное — может помещать реконструкции событий и фактов, которые пролили бы свет на личность преступника.

Янес поднял трубку и набрал номер. Прислушиваясь к прерывистым сигналам, он в который уже раз задержал взгляд на вытянутой фигуре, лежавшей на полу, перед архивным шкафом. Младший лейтенант обследовал это помещение еще до того, как поднялся на второй этаж, но все равно не мог отвести глаз.

«Любопытно, — подумал он. — Если бы я стоял чуть правее, перед письменным столом, то видел бы только рукоятку ножа, торчащую вертикально над плоскостью стола».

Однако Янес находился возле телефонного столика, и с этой позиции было хорошо видно не только рукоятку ножа, но и часть лезвия, воткнутого почти целиком в живот ночного сторожа под углом приблизительно в сорок пять градусов.

0 часов 58 минут

Легкий ветерок, проникавший через окошко автобуса, усыпил Хорхе. Когда сто девяносто пятый уже стоял на остановке «улица Пепе Антонио» в Гуанабакоа,[5] Хорхе едва успел сообразить, где он, и стремглав бросился к заднему выходу. Вслед за ним вскочил и тип в синей рубашке, но двойная дверца захлопнулась раньше, чем они оба добрались до нее, и автобус зарокотал, готовый отправиться дальше.

— Послушай, водитель, открой сзади, прошу тебя, я просто не сообразил, что моя остановка, — попросил Хорхе.

— Спать нечего! — пробурчал водитель, но дверцу открыл.

Хорхе сообщнически, как бы говоря: «Вот повезло!», посмотрел на мужчину в синей рубашке, и оба быстро сошли. Хорхе повернул налево, а тип в синей рубашке — направо.

Но не успел Хорхе отойти и на несколько метров от автобусной остановки, как его преследователь, сделав пол-оборота, возобновил игру в кошки-мышки.

На углу возле парка Хорхе повернул на улицу Марти. Поравнявшись с витриной магазина, вспомнил, что хотел купить выставленные там мокасины, но, не останавливаясь, пошел дальше. Синяя рубашка по-прежнему следовала за ним.

Хорхе свернул на улицу Версальес и, дойдя до небольшого деревянного домика, по своему обычаю оглянулся кругом, затем поднял руку и над дверной рамой нащупал ключ. У них с братом было условлено — уходя, оставлять там ключ.

Тип в синей рубашке, притаившись за углом, наблюдал всю эту операцию и, когда Хорхе вошел в дом, медленно двинулся вперед. Поравнявшись с домиком, внимательно его рассмотрел, но не остановился, пока не достиг следующего угла. Там закурил сигарету. Казалось, он расположился здесь надолго; так бы, видимо, и случилось, но вдруг обнаружил, что за ним наблюдают мужчина и женщина. Более того, над их головами можно было разглядеть вывеску с аббревиатурой КЗР.[6] Он подчеркнуто неспешно поднес сигарету к губам, последний раз затянулся и отшвырнул окурок. Потом с равнодушным видом засунул руки в карманы брюк и двинулся в обратный путь.

Проходя мимо домика Хорхе, удостоверился, что там погасили свет.

«Уже улегся», — подумал он и направился к автобусной остановке.

1 час 16 минут

Автомобиль «Шевроле-56» остановился позади патрульной машины Полицейского управления. Из нее вышли младшие лейтенанты Сабади и Эрнандес и направились к решетчатой ограде особняка Департамента нефтедобычи.

1 час 19 минут

В Гуанабакоа человек в синей рубашке сел в автобус семьдесят восьмого маршрута, следующий в Лоутон.

1 час 32 минуты

Бежевого цвета автомобиль «Альфа-Ромео» отошел от здания Управления государственной безопасности и взял курс на Мирамар.

2 часа 00 минут

Внутри и во дворе на Мирамаре сновали люди. Высокий полицейский агент дотошно обследовал то место на дорожке от решетчатой ограды к главному входу, где была обнаружена раненая собака. Другой искал следы на высокой стене, окружавшей особняк. На заднем дворике судебно-медицинский эксперт и офицер из Полицейского управления обменивались мнениями с младшим лейтенантом Янесом.

Эксперты-трассологи уже обследовали подъезд и дверь черного хода, но не нашли каких-либо следов взлома.

На первом этаже, где в прежние времена была просторная гостиная, а теперь служебный кабинет с четырьмя письменными столами и тремя шкафами, фотограф без устали щелкал затвором своего аппарата. Безобидное окошко — щелк! Панорама кабинета — щелк! Пятна крови на лестнице — щелк, щелк, щелк! Массивный письменный стол — щелк! Труп ночного сторожа с торчащим ножом — щелк! Крупным планом нож и рана — щелк!

Рядом с имитацией камина — непременным украшением особняков Мирамара — младший лейтенант Сабади из следственного управления допрашивал служащего Травьесо. Присутствовавший при этом агент Управления государственной безопасности время от времени вставлял тот или иной уточняющий вопрос, если что-то вызывало его интерес. Все трое стояли перед серым металлическим шкафом с вмятинами на верхнем ящике.

На втором этаже младший лейтенант Армандо Эрнандес обводил мелом то место на полу, где были найдены жестянка с водой и керамическое блюдце с остатками пищи. Справа на него смотрели остекленевшие глаза мертвой собаки.

Эксперт по дактилоскопическим отпечаткам посыпал специальным порошком короткие пролеты лестничных перил, после чего внимательно их обследовал.

Все действовали ловко, без суеты, и четкие, выверенные движения ясно говорили о том, что эти люди подобную работу выполняют далеко не впервые. Профессионализм, доведенная чуть ли не до абсурда скрупулезность, узкая специализация каждого из участников общего дела — все это походило на работу хирурга с ассистентами в операционной.

Единственное существенное различие заключалось в том, что в данном случае рука принадлежала не врачу, пытавшемуся спасти жизнь.

2 часа 30 минут

Автобус междугородного сообщения, прибывший из Сантьяго-де-Куба, остановился на Гаванской автостанции. Высокого роста мужчина с курчавыми волосами и лицом цвета меди направился к стоянке такси и микроавтобусов. Вид он имел заспанный; в правой руке нес чемоданчик.

Лейтенант Арнольдо Сарриа, сотрудник следственного управления, возвращался из центра провинции Орьенте после выполнения чрезвычайно сложного задания.

Располагая единственной уликой, найденной на месте преступления в Гаване, книги со штампом одной из библиотек Сантьяго-де-Куба, следователь отправился туда и чуть больше чем за неделю изнурительного труда сумел отыскать убийцу.

«Полцарства за постель», — мысленно сказал он себе и сонно улыбнулся.

Подошел микроавтобус и, приняв пассажиров, отправился в город.

«Утром, утром доложу об этом деле», — подумал Сарриа.

Будучи опытным следователем, он знал, что, как правило, после завершения трудного дела наступает период относительного затишья.

«А потом… — пробормотал он себе под нос, — снова за настоящую работу».

За окном мелькали дома. Гавана спала, и сон придавал ей какой-то голубой оттенок, как, впрочем, наверное, и другим спящим городам.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ ВОПРОСОВ ВОЗНИКАЕТ БОЛЬШЕ, ЧЕМ МЫ В СОСТОЯНИИ РЕШИТЬ

ЗА РАССЛЕДОВАНИЕ БЕРЕТСЯ ЛЕЙТЕНАНТ САРРИА

— Я протестую! — покривил душой Сарриа и, усмехнувшись, плюхнулся в мягкое кресло. — Не успел носа показать в Гаване, как на меня наваливают новое дело. Ну что там у вас?

— Как нам удалось установить, — начал Сабади, — произошло следующее. Вчера приблизительно в двадцать три часа сорок пять минут Карлос Травьесо, сотрудник Экспортно-импортного треста горнодобывающей промышленности, позвонил по телефону в свое учреждение — Департамент нефтедобычи — чтобы попросить ночного сторожа прочитать ему какие-то данные из бумаг, лежавших на его письменном столе. На звонок никто не ответил, и он забеспокоился, так как знал, что сторож должен находиться на месте. Тогда он решил подъехать туда в своем автомобиле. Департамент этот размещается в двухэтажном особняке, ранее принадлежавшем какому-то семейству, которое покинуло страну; вокруг особняка высокая стена, в конце которой имеется решетчатая ограда, дающая единственный доступ во внутренний двор-сад. Травьесо нажал на кнопку звонка в ограде, но никто не отреагировал. Тогда он снова сел в машину, доехал до ближайшего телефона-автомата и позвонил в полицию, а затем своему шефу, который находился на совещании в Министерстве горного дела, металлургии и топлива; шеф пообещал прислать ему ключи с шофером министерства. В 0 часов 18 минут к дому прибыл младший лейтенант Янес из Полицейского управления; минутой позже Травьесо, а за ним шофер с ключами. Открыли решетчатую ограду и на дорожке, ведущей к главному входу в особняк, обнаружили собаку: ее ударили чем-то по голове, и она лежала распластанная на цементе, но живая. В доме Янес обнаружил мертвого ночного сторожа, взломанный шкаф и еще одну собаку — на этот раз убитую — в комнате наверху. Причем сторож был убит ножом; глубина раны свидетельствует о том, что нападавший — довольно сильный мужчина. Других ранений на теле нет.

— А нож? — спросил Сарриа.

— Этим занимался я, — отозвался младший лейтенант Эрнандес. — Речь идет о совершенно обычном ноже, из тех, которые можно приобрести в любом магазине или даже скобяной лавке. Так что мы не считаем его сколько-нибудь важным вещественным доказательством. К тому же никаких следов на нем не обнаружено.

— Убитый был ночным сторожем в этом учреждении. Его опознал Карлос Травьесо. Звали сторожа Марио Каррерас, возраст — шестьдесят один год, жил вместе с дочерью Селиной и зятем. По степени трупного окоченения было определено, что он уже около двух часов, как умер…

— Мы обнаружили кое-что интересное, — продолжил младший лейтенант Эрнандес. — Радио было включено. А дочь ночного сторожа сообщила, что ее отец обычно прослушивал три радиопрограммы подряд, по полчаса каждая. Первая из них — от 23.00 до 23.30, вторая — от 23.30 до полуночи и последняя — от полуночи до половины первого.

— Как раз в один из этих интервалов и было совершено убийство, — отметил Сарриа.

— Да, — согласился Эрнандес. — Дочь сказала также, что ее отец по обыкновению совершал обход после второй программы и быстро возвращался в комнату, чтобы как можно меньше пропустить из третьей программы.

Сарриа сунул в рот шариковую ручку. Из-за этой своей привычки он вынужден был менять ручки раньше, чем успевал израсходовать пасту, а покусывал их, «чтобы легче думалось». Взглянул на младшего лейтенанта:

— На какую громкость было включено радио?

Эрнандес почесал затылок, ответил:

— Можно сказать, на среднюю или, пожалуй, чуть громче.

— В таком случае не исключено, что преступник дал больше громкости, чтобы не было слышно, как он «трудится» со шкафом.

— Отпадает, — сказал Эрнандес. — Дактилоскопическая экспертиза установила, что никто, кроме сторожа, радиоприемника не касался. Это очень старый приемник, и рукоятка регулятора громкости вращается довольно туго. Эксперт заявляет, что никаких чужих отпечатков на рукоятке нет и что, если бы ее стал вращать кто-то в перчатках, то он стер бы отпечатки пальцев сторожа, а они отлично сохранились. Кроме того, не думаю, чтобы шум, производимый преступником, был слышен на улице: особняк отстоит от ограждающей каменной стены метров на пятнадцать, а прохожих в эту ночную пору почти не бывает.

— Ладно, — согласился Сарриа, — есть и такие, кому нравится включать радио на полную мощность. Быть может, ночной сторож был как раз из этой категории.

— Положение тела сторожа и окружающих предметов позволяет предполагать, что ни до, ни после его ранения никакой борьбы не было: вся мебель на местах, ничего не сдвинуто. Возле трупа обнаружено только одно пятно крови, а это значит, что смерть наступила скоропостижно.

Всякий раз, когда изложение событий доходило до какого-то пункта, который младшему лейтенанту Эрнандесу казался туманным или просто интересным, он брал слово и давал свое толкование фактам. Зачастую он и сам не мог бы объяснить, почему тот или иной момент имел для него, как он выражался, «странный запах», но в его толкованиях как будто звучало предостережение: «Внимание, в том, что я говорю, есть что-то неверное, не вяжущееся с логикой, но я и сам еще не знаю, что именно». Сейчас наступил один из таких моментов. И Эрнандес размеренно произнес:

— Были пятна крови на лестнице и следы собачьих лап, которые вели в комнату наверху, где и нашли труп собаки. Неподалеку стояли жестянки с водой и пищей. Похоже на то, что собаку ранили внизу, и она дотащилась по лестнице на второй, этаж, чтобы умереть возле того места, где ее кормили.



— А почему у сторожа было, две собаки? — спросил Сарриа.

— Дочка пояснила, что ее отец держал одну собаку из жалости. Этот американский кокер-спаниель жил у него много лет и от старости оглох. Поскольку для службы он ему уже не годился, зять сторожа Нестор достал ему другую собаку — далматского дога — того самого, что охранял сад и получил там удар по голове. А кокер-спаниель находился со сторожем внутри и сопровождал его при обходе, хотя фактически никакой пользы от этой собаки не было. — Сабади взглянул на Сарриа, добавил: — Скоро должны подъехать начальник департамента и управляющий трестом, может, они помогут кое в чем разобраться. Дело в том, что один из шкафов в департаменте оказался взломанным, и из него похищена папка.

— Все указывает на то, — заметил Эрнандес, — что сторож слушал свое радио, когда вдруг услыхал какой-то шум, вероятно, это вор орудовал со шкафом. Пошел туда, но преступник, услышав шаги сторожа, спрятался, а затем напал на него. Факт тот, что сторож не успел даже выхватить пистолет, висевший у него на поясе.

— Сторож не слышал никакого шума, — уверенно возразил Сарриа.

Оба младших лейтенанта впились в него вопрошающим взглядом.

— Откуда вы это знаете? — спросил Эрнандес.

— Очень просто, — пояснил Сарриа. — Когда человек слушает радио и внезапно слышит какой-то посторонний шум, то первое, что он сделает, это уменьшит громкость, чтобы лучше уловить шум, когда он повторится. А раз сторож пошел туда с пистолетом в кобуре и к тому же оставил приемник включенным на полную громкость, то, значит, он ничего подозрительного не слышал.

— Согласен, — признал Эрнандес. — И все-таки что же заставило сторожа начать обход раньше обычного, если, как заверяет его дочь, он всегда слушал передачу до двадцати четырех часов и только после этого совершал свой обход? А из показаний Травьесо следует, что уже в 23.45 сторож на телефонный звонок не ответил.

Сарриа достал сигарету, чиркнул спичкой, затянулся.

— Поставь себя на место сторожа: что заставило бы тебя уйти от радиоприемника?

Эрнандес не спешил с ответом; он сосредоточенно всматривался в какую-то точку вблизи Сарриа, потом сказал:

— Я могу допустить три причины: желание пойти в туалет, телефонный звонок или неинтересную передачу.

— В таком случае первая причина отпадает, — заметил Сабади. — При той комнате, где приемник, есть свой туалет. Выходить из комнаты не было необходимости.

— Возьмем теперь телефонный звонок: как ты поступил бы после разговора? — спросил лейтенант.

— Пожалуй, вернулся бы к приемнику, — ответил Эрнандес.

— Но сторож не вернулся. Так что я склоняюсь к третьей причине — насчет скучной передачи, хотя и мало в это верю. Постоянные слушатели той или иной программы не перестанут ее слушать только потому, что она вдруг покажется им менее интересной. Нет, они всегда будут слушать до конца.

— Может быть, в расписании передач произошло какое-то изменение? — предположил Эрнандес.

— Это не исключено, — согласился Сарриа и обратился к Сабади: — Позвони-ка на студию и спроси, не было ли у них изменений в программе передач между одиннадцатью и двенадцатью часами вечера.

Через пять минут стало известно, что второй передачи не было. Из-за болезни артиста не удалось передать в эфир программу, намеченную на 23.30, и вместо этого была пущена легкая музыка. Вот почему сторож и предпочел совершить обход раньше обычного, чтобы успеть вернуться к началу третьей передачи. А это означало, что никакого шума он не слышал и был застигнут врасплох.

— Мне не дает покоя кое-что еще, — сказал Сарриа, услышав сообщение Сабади. — Почему преступник не избрал для ограбления время вечернего дежурства? Ведь у того охранника собаки нет. И было бы гораздо легче попасть в сад.

— В сад-то, пожалуй, легче, — согласился Эрнандес, — но потом? С тем охранником ему было бы намного сложнее проникнуть в дом. Зато при ночном стороже, который спокойно слушает свое радио…

— Вот об этом я и хотел сказать! Если преступник, вместо того чтобы попытаться проникнуть в особняк во время вечернего дежурства, когда охрану нес только один человек, предпочел ночное дежурство, когда на вахте бы ли, кроме сторожа, еще две собаки… то, стало быть, он знал насчет тех преимуществ, которые давала ему привычка сторожа слушать радио. И надо именно в этом направлении работать. Теперь скажите, что дала дактилоскопическая экспертиза?

— Ровным счетом ничего. Преступник или преступники проявили достаточную предосторожность, работая в перчатках.

— Таким образом, — заключил лейтенант, — мы не знаем ни того, сколько было преступников, ни того, как они проникли в особняк. Да, а что было украдено из шкафа? — Сарриа повернулся к Сабади.

— Одна-единственная папка с документацией по нефтяной скважине, которая в настоящее время находится в стадии бурения. Мы известили Управление государственной безопасности, и они направили к нам своего следователя, поскольку не исключено было, что планируется диверсия. Правда, Управление госбезопасности, вникнув, решило, не упуская из виду возможности диверсии, оставить это дело в наших руках по следующим причинам, — Сабади достал акт, прочитал вслух: — «Судя по способу совершения преступления, маловероятно, чтобы оно было делом рук какой-то профессиональной банды. Указанная нефтяная скважина, находящаяся еще в стадии бурения, не представляется подходящим объектом для совершения диверсионного акта ввиду ограниченности ущерба, который мог бы быть этим причинен».

Младший лейтенант поднял глаза от документа, добавил:

— А насчет способа товарищи из управления разъяснили нам, что, как правило, контрреволюционеры фотографируют документы, а не крадут их. При этом исключается, что они могли сфотографировать другую папку, а украсть эту, чтобы сбить нас с толку: дело в том, что все папки были опечатаны и никаких нарушений экспертиза не установила. Слишком примитивен и способ, которым был взломан шкаф — сразу бросается в глаза, откуда изъяты документы. К остальным же шкафам они даже не притронулись. Что касается похищенной папки, она была далеко не самой ценной в департаменте.

— А что со скважиной? — спросил Сарриа.

— В качестве предупредительной меры дано распоряжение усилить ее охрану. Если в ближайшее время на этой скважине будет совершена попытка вредительства, будут основания полагать, что основным мотивом кражи была диверсия.

Лейтенант достал сигарету из пачки, прикурил, несколько мгновений просматривал свою записную книжку, после чего предложил:

— Итак, попытаемся восстановить картину событий. После двадцати трех часов пяти минут, когда удалился вечерний охранник, ночной сторож отправился в свою комнатушку и стал слушать радио. В какой-то момент между 23.05 и 23.30 в особняк проник преступник. При этом он нейтрализовал собаку, находившуюся в саду, оглушив ее ударом по голове… Когда убийца находился в доме, к нему подошла глухая собака, и преступник смертельно ранил ее в горло. Неизвестно, правда, почему старая собака подошла к преступнику…

— Минуточку, — извинился Эрнандес, — а откуда вы знаете, что собака подверглась нападению раньше, чем ночной сторож, а не после него?

— Очень просто, — объяснил лейтенант, — ведь нож обнаружен в теле сторожа, значит, он и был последней жертвой. Согласны? Ладно, продолжаю. В двадцать три часа тридцать минут по радиоприемнику вместо обычной передачи начали транслировать легкую музыку. Вскоре после этого ночной сторож включил приемник на полную громкость, чтобы издали услышать начало третьей передачи, и вышел в свой преждевременный обход. Здесь он был застигнут врасплох и убит. В двадцать три часа сорок пять минут, когда позвонил служащий, сторож уже был мертв. Смерть наступила мгновенно. Таким образом, можно считать установленным, что сторож погиб в интервале между 23.30 и 23.45. После этого служащий Травьесо позвонил у ограды, а в ноль часов восемнадцать минут на место прибыл младший лейтенант Янес. Преступники на то, чтобы взломать шкаф, похитить папку, убить сторожа и покинуть особняк, располагали временем от двадцати трех часов шести минут до ноля часов семнадцати минут. Никаких указаний на то, что они воспользовались автомобилем, мы не имеем, хотя это вполне вероятно. Отсутствуют какие-либо отпечатки пальцев и следы взлома на дверях и окнах. Единственное, что оставил нам убийца — это нож.

В дверь постучали. Вошла молодая девушка в форме.

— Заключение судебно-медицинского эксперта, — протянула она папку.


КУАКУАКУИЛТИН ИЗ ТЕОТИУАКАНА

Франсиско Канделярия, преподаватель университета, был специалистом по ацтекской культуре, и Хорхе, зайдя к нему утром, показал свою находку.

— О, это прекрасная копия! Керамика… гм… из Центральной Америки… вероятно, из Теотиуакана[7]… - Франсиско посмотрел на Хорхе. — Говоришь, нашел ее? Где?

— На Мирамаре вчера вечером. Решил сперва, что это простой камень. Царапины на ней — моя работа: я же не знал, что это такое.

— Какая жалость! — воскликнул Франсиско, сосредоточенно изучая скульптуру. — Пожалуй, это важная персона.

— Кто?

— Я говорю о скульптуре. Если верить Торкемаде, такие вещи изготовлялись либо в честь богов, либо в память о великих покойниках. — говоря это, он подошел к книжному шкафу, достал две книги. Положив их на стол, чуть ли не одновременно стал листать обе. — Может, здесь что-то отыщу.

Франсиско поставил миниатюру на стол рядом с собой и каждые три-четыре секунды бросал на нее испытующий взгляд, сопоставляя с очередной иллюстрацией в книгах, после чего, обнаружив отличия, продолжал свой поиск.

— Это, должно быть, какой-нибудь куакуакуилтин, — заметил он.

— Что-что? — Куа-куа-куил-тин. Знатный житель Города Богов.

— Вот как! — воскликнул Хорхе, хотя ничего не понял.

— Они тоже стриглись наголо, как и простолюдины, но на самой макушке оставляли длинный пучок волос — исключительно как знак отличия. По крайней мере, так утверждает Саагун.

— Саагун, — механически повторил Хорхе, не решаясь на расспросы.

— Что, он тебе не по душе? Да, верно, некоторые предпочитают Дурана. Я же лично склоняюсь больше к Мотолиниа.

— Мото… что?

— Монах — брат Торибио де Бенавенте, — пояснил Франсиско, не прекращая поглядывать то на скульптуру, то в книги.

— Ага! Ну и как, он представляет какую-то ценность?

— Брат Торибио?

— Нет. Я имею в виду этого… куакуа… куикуина.

— Видишь ли, именно этот, разумеется, нет. Копии имеют чисто дидактическую ценность. Любой турист может приобрести подобную вещицу по сходной цене. Но зато оригинал…

— А откуда ты знаешь, что эта скульптура не оригинал?

— Так ведь никто не станет разбрасывать оригиналы по улицам Мирамара. А впрочем, — тут Франсиско протянул руку к верхнему ящику книжного шкафа, достал маленькую лупу, — если нам удастся отыскать фотографию оригинала, с которого снята эта копия, ты и сам сумеешь найти мельчайшие различия.

— Дай-то бог! — пробормотал Хорхе. — А то я уж начал понимать, что искали те типы с автомобилем…

Франсиско быстро перелистывал страницы книг, уже почти не глядя на миниатюрную скульптуру, стоявшую рядом. Дойдя до конца второго тома, захлопнул его, встал, взял с полки и разложил по столу кипу фоторепродукций. Выбрав из них несколько, стал лихорадочно сортировать. Затем отбросил три фоторепродукции в сторону, осталось еще четыре. Хорхе зажег спичку, и в тот момент, когда подносил ее к сигарете, Франсиско вскочил, со стула, потрясая каким-то листком в правой руке.

— Вот она! — победоносно воскликнул он.


ДЕЛО ЗАПУТЫВАЕТСЯ

— Вот оно! — Армандо Эрнандес бросил папку на стол, вскочил на ноги. — Из судебно-медицинской экспертизы явствует, что в луже крови под трупом глухой собаки содержится кровь этой собаки… и кровь человека.

— Не может быть! — изумился Сарриа.

— Именно так! А на нижнем этаже нет ни капли собачьей крови, только кровь ночного сторожа, и это неопровержимо указывает на то, что собака погибла наверху, а не внизу.

— Но как же тогда быть со следами собачьих лап на лестнице? — озадаченно спросил Сабади.

— Минуточку, минуточку, — вмешался лейтенант. — Не будем забегать вперед. Возможно, человеческая кровь, обнаруженная под трупом собаки, принадлежит преступнику.

— Нет, здесь нам не повезло. Экспертиза установила, что это кровь сторожа.

— Но это невозможно. Ведь сторож не мог… — запротестовал было Сабади, но тут же осекся. — Погодите-ка, так это означает, что сторож был убит на втором этаже.

— Конечно! — согласился Эрнандес. — А потом его стащили вниз и дальше до шкафа, чтобы заставить нас поверить, будто это липовое похищение папки было подлинной целью преступления.

— Но как тогда объяснить собачьи следы на лестнице?

— Очень просто: они заставили старую собаку подняться по лестнице, и при этом макали ее лапы в кровь, которой истекал ее хозяин, когда его тащили вниз. Затем от несли наверх жестянки с водой и пищей, чтобы мы клюнули на версию о том, что собака пришла умирать к месту кормежки. Об этом же говорят и две круглые отметины на полу комнаты, в которой находился приемник сторожа; они в точности соответствовали тем собачьим жестянкам.

— Ловко! — воскликнул Сабади. — Но кое-что ты все-таки упустил: если собаку повели на второй этаж и прикончили уже после убийства сторожа, тогда почему нож торчал в теле сторожа, а не собаки?

Гнетущая тишина заполнила кабинет. Эрнандес хотел ответить, но ничего толкового придумать не мог. Вмешался Сарриа:

— Быть может, собаку прикончили другим оружием? Подождем результатов вскрытия, — И, играя шариковой ручкой, признался: — Лично меня вот что беспокоит: чем занимался преступник наверху — там, где убил сторожа? И зачем ему надо было перетаскивать вниз труп и устраивать весь этот собачий спектакль?

— Я уже ответил на это, — не сдавался Эрнандес, — для того, чтобы версия с кражей папки выглядела правдоподобнее.

— Но если мы признаем эту версию ложной, — заметил лейтенант, — нам придется допустить, что имело место какое-то иное преступление. Между тем в особняке не отмечено никакой другой пропажи.

— Ого! — неожиданно воскликнул Сабади, который все это время просматривал заключение судебно-медицинской экспертизы. — Вот это уже ни в какие ворота не лезет!

— Что еще случилось?

— Здесь сказано, что нож, который торчал в теле сто рожа, не является орудием его убийства.

— Что-о-о?.. — протянул от неожиданности Эрнандес.

Сарриа провел рукой по свежевыбритой щеке и решил воспринимать вещи спокойно.

— Вот послушайте, — сказал Сабади. — «Осмотр трупа Марио Каррерас Бланко, сына Мерседес и Марго, рожденного в Гаване 18 июня 1912 года. Цвет волос: белый. Проживал на улице Сан-Франциско в Лоутоне. Род занятий: ночной сторож. Обнаружено одно глубоко проникающее ранение в эпигастрической области, смертельное. Удар холодным оружием был нанесен, когда жертва находилась в вертикальном положении. Оружие с заостренным концом, но без режущих кромок. Возможно, это кинжал, но гораздо длиннее тех, какие производят в настоящее время…»

— Старинный кинжал в таком случае? — неуверенно спросил Эрнандес.

Сабади пожал плечами и продолжал:

— «Судя по глубине и форме ранения, исключается что оно было нанесено оружием, представленным на экспертизу. Смерть наступила между 23.30 и 24.00».

— Насчет сроков совпадает с нашими расчетами но что касается оружия… — Сарриа оборвал фразу. — Какое оружие применил убийца? Где оно? И если он забрал его с собой, то зачем оставил другое?

— Может быть, он хотел, чтобы мы захлебнулись ложными данными? — высказал предположение Эрнандес.

— Подождите, — Сабади снова вчитался в заключение экспертизы. — Здесь написано, что смертельное ранение в шею собаки было нанесено оружием с сильно заостренным лезвием.

— Должно быть, тем самым ножом, — предположил Эрнандес.

— Хорошо, тогда нам остается представить ход событий следующим образом: убийца находился в верхней комнате по какой-то, пока неизвестной нам причине. Если бы он поджидал там сторожа, то не стал бы применять компрометирующее его оружие, а ударил бы его ножом. Стало быть, можно утверждать, что врасплох были застигнуты оба — и преступник и сторож. Вероятно, преступник воспользовался первым попавшимся под руку предметом, чтобы нанести жертве удар. После чего перетащил труп, прикончил глухую собаку ножом и подменил оружие…

— Нет, — возразил Эрнандес. — Еще до подмены он вычистил нож и взломал им архивный шкаф.

— С чего ты взял?

— Шкаф, по логике вещей, взломан после убийства, а не до него. Ведь если бы сторож увидел взломанный шкаф до того, как поднялся по лестнице, он наверняка бы вытащил пистолет. А не увидеть взлом он практически не мог, так как шкаф находится на очень видном месте.

— Тогда остается выяснить, что хотел скрыть убийца, унося оружие.

— Послушайте-ка, — сказал Сабади, перевернув еще одну страницу заключения экспертизы. — Что касается раненой собаки в саду, то здесь сказано, что ее ударили каким-то предметом с неровными гранями и краями. Как можно судить по частицам, обнаруженным в ране, этот предмет изготовлен из обсидиана — магматической горной породы, относящейся к разряду вулканических стекол. В заключении содержится еще пояснительная сноска, в которой говорится: «Обсидиан применялся в качестве орнаментального камня, который иногда называют исландским агатом. Американские индейцы применяли его для изготовления стрел, зеркал и холодного оружия. Нередко встречаются ацтекские инструменты, изготовленные из обсидиана». Это все.

— И, на мой взгляд, вполне достаточно, — сказал Эрнандес и почесал затылок. — Почему не могли ударить собаку обыкновенной палкой? Зачем понадобилось применять предмет, изготовленный из… — усмехаясь, он произнес по слогам, — об-си-ди-ана? Неужели они хотят, чтобы мы…

Его монолог был прерван телефонным звонком. Сабади снял трубку:

— Слушаю!.. Да, хорошо… да, пускай заходят. — Повесив трубку, пояснил товарищам: — Прибыли начальник Департамента нефтедобычи и управляющий трестом.


ТЕОТИУАКАНСКИЙ ГОРИЗОНТ

«…и только Большой Капитан мог себе позволить связать в пучок волосы, что было одним из знаков высокой знатности, и такого человека называли Куачитлин, и это было самое почетное имя, какое давали им, капитанам, и мало кто получил его», — прочитал Франсиско и добавил: — Так писал Торкемада.

— Разве ты не собираешься обследовать скульптуру с помощью лупы? — торопил Хорхе.

— Да-да, сейчас. Достаточно взглянуть на нее, чтобы понять, что это копия. Оригинал относится к так называемому периоду Теотиуаканского Горизонта, охватывающему третий-шестой века нашей эры. Теотиуакана был тогда важным культурным центром, городом, где…

И Франсиско перешел к пространному изложению своих взглядов на культуры Центральной Америки. Его речь полилась неудержимым потоком, и он без устали разъяснял мельчайшие детали, которые сам считал интересными. Хорхе, как человек воспитанный, притворялся, что внимательно слушает его, на самом же деле с нетерпением ждал только одного — сопоставления копии с подлинником.

— а… далее последовал Горизонт Местных Культур — эпоха, которая в сравнении с предшествующими была явным упадком.

Хорхе, воспользовавшись короткой паузой, поспешил вставить слово:

— Послушай, а как же ты можешь отличить оригинал от копии?

— Очень просто. Иди сюда. Смотри. Берем, к примеру, на фотографии вот эту маленькую черную крапинку под носом. Присмотрись к ней повнимательнее через лупу. Какой-нибудь выступ или ямочку еще можно скопировать с помощью гипсового слепка, но случайно окрашенное пятнышко в самом материале скопировать невозможно. Так вот, теперь сам посмотри на копию и скажи, видишь ли эту крапинку, — предложил Франсиско профессорским тоном.



Хорхе метнулся от фотографии к скульптуре и вдруг выпалил:

— Да, гляди. Вот она, на том же самом месте, что и на фото.

— Как! Не может быть! — запротестовал Франсиско. — А ну-ка дай мне.

Он взял лупу и тщательно обследовал черное пятнышко, которое вызывающе бросалось в глаза.

— Какое совпадение! Тогда возьмем другую деталь — и все встанет на место. Вот смотри, здесь, на фото, часть головы имеет несколько более светлую пигментацию, в то время как на копии, — он перенес лупу от фотографии к скульптуре, — вся голова имеет одинаковую…

Он осекся, в изумлении разглядывая скульптуру. Затем снова судорожно бросился к фотографии, потом еще раз к маленькой скульптуре и не мог скрыть волнения.

— Ну что? — нетерпеливо спросил Хорхе.

— Похоже, что это подлинник, — робко признал Фцансиско.

— Значит, это не дешевая и примитивная копия?

— Нет. Это… это оригинал.


КАКОВ БЫЛ ИСТИННЫЙ МОТИВ?

— А разве они не могли изготовить для себя хорошие дубликаты? — спросил младший лейтенант Армандо Эрнандес, беспокойно шагая по кабинету.

Начальник Департамента нефтедобычи и управляющий трестом уже ушли, и следователи снова остались наедине со своими вопросами, предположениями и догадками.

— По правде говоря, проблема ключа давно гвоздем засела в моей голове, — признался Сарриа. — До сих пор еще можно было допустить такую возможность, что преступник применил отмычку, чтобы проникнуть в дом, но то, что нам рассказал управляющий трестом насчет этих спаренных замков на дверях главного и черного ходов, как будто отметает подобное предположение.

— А я повторяю: действительно ли невозможно, чтобы они сделали хорошие дубликаты этих двух ключей?

— По их заявлениям, — Сабади указал на дверь, — никогда как будто не возникало такой возможности. Перед тем как бывшие хозяева эмигрировали, они оставили ключи, которые были надежно спрятаны, пока особняк не перешел в ведение министерства и в нем не обосновался Департамент нефтедобычи. От некоторых замков, — как, например, от ограды и двух входов в дом, имелось по два экземпляра ключей, так что заказывать дубликаты не было нужды. Все три ключа были в отдельной связке, и начальник департамента лично вручал ее каждый вечер охраннику, а тот ночному сторожу, который и возвращал ее по утрам. Эта связка ключей была обнаружена в кармане брюк сторожа, и нет никаких признаков того, что именно ею воспользовались преступники. Главная же связка со всеми ключами от особняка всегда находилась у начальника департамента, и именно ее он передал через шофера министерства младшему лейтенанту Янесу.

— Следовательно, мы имеем еще одну головоломку, — заключил Эрнандес и нервно потер руки.

— Что же касается служащих, — сказал лейтенант, — то и здесь мы мало чего достигли. Они, как люди, знающие обстановку, документацию, имеющие доступ к ключам и замкам, действительно могли бы привлечь наше внимание; но, оказывается, всех их нужно исключить из списка подозреваемых.

— А их восемь человек, — добавил Сабади. — Первый — сам начальник департамента, который находился в министерстве. Второй — сотрудник, пятнадцать дней назад уехавший в Болгарию принимать закупленное оборудование. Третий целый вечер провел за телевизором, и его видели соседи. Четвертый находится в Гуанабо, где проверяет работу нового оборудования. У пятого болен ребенок, и он не выходил из дому, а в 23.30 к нему приходил врач. Шестой и седьмой выехали на выходные дни по путевкам. Восьмой же — это Карлос Травьесо, тот служащий, который звонил по телефону. Таким образом, все находятся вне…

— Не все, — оборвал его Эрнандес. — Сам Травьесо мог совершить преступление, после чего известить и полицию и своего…

— Все! — повторил Сабади. — Я уже проверил. Он позвонил в 23.45, после чего выехал на своей машине. В его доме в это время находилось несколько соучеников его дочери, и они это подтвердили.

— Хорошо, — признал Эрнандес, — но любой из этих восьми мог проинструктировать какого-нибудь постороннего человека и насчет документов, подлежащих изъятию, а насчет привычки сторожа слушать радио по определенному расписанию. Во всяком случае, кто-нибудь из них мог невзначай все это выболтать.

— Послушайте, — сказал лейтенант. — Я полагаю, что мы должны окончательно отбросить версию о похищении папки как цели преступной акции. Начальник департамента разъяснил, что в других шкафах и даже в том самом, взломанном, находились гораздо более ценные документы, и все служащие об этом знали. Никто из них, следовательно, не польстился бы на эту папку. Еще одна интересная деталь — на украденной папке были пропечатаны слова «ОСОБОЙ ВАЖНОСТИ». Хотя, как пояснил начальник департамента, это служило у них всего лишь условным знаком первоочередности работ на данный месяц. Преступник же этого не знал. Папка лежала в первом ящике сверху, а шкаф стоял на самом видном месте в комнате. Иными словами, взяли то, что было под рукой. Все это говорит явно в пользу версии, что папку украли для отвода глаз.

— Но в таком случае какова же была истинная цель преступников?

— Возможны два варианта, — сказал лейтенант. — Первый — это преступники не осуществили своего намерения. И второй — осуществили, но мы пока не знаем, в чем оно состояло.

— Не исключен и третий вариант — убийство ночного сторожа. — Уловив недоуменные взгляды друзей, Сабади сжал зубы. — По крайней мере, так думаю я и не считаю эту мысль лишенной основания. Почти с самого начала расследования мы отвергали версию о том, что кража папки была истинной целью преступления, но подтверждения этому не имели. Теперь, когда имеем этому веские подтверждения, бессмысленно и бесполезно пытаться искать какой-то другой мотив преступления, не имея ни малейшего на него указания… В настоящий момент у нас нет буквально ничего, за что можно бы ухватиться, за исключением смерти сторожа. Это единственный конкретный факт, над которым мы имеем возможность поразмыслить.

Почувствовав какую-то неловкость, Сабади стал защищаться:

— Имейте в виду, я вовсе не пытаюсь объяснить этим всю бездну вопросов, которые поставило перед нами расследование. Предлагая эту версию, я просто хочу выразить ту мысль, что мы должны исходить только из доказанных фактов, из заключений экспертов.

— Сабади, — вступил в разговор лейтенант, — если следовать заключениям экспертов, то получим, что убийца перетащил тело сторожа из той комнаты, где убил его, не так ли?

— Так.

— Стало быть, именно в той комнате должно было что-то находиться, из-за чего он и стал устраивать весь этот спектакль. А следовательно, твоя версия просто нелепа. Надо тщательно обследовать эту комнату, и я думаю, что лучше будет, если этим займешься именно ты. Пойдешь с экспертом-трассологом.


ПОСЛЕ ОТКРЫТИЯ

Франсиско с супругой внимательно слушали рассказ Хорхе.

— Вот я и поднял ее, думая, что это простой камень. Теперь-то понимаю: искали они именно эту скульптуру.

— Бедняги, — посочувствовала жена Франсиско. — Потерять такую вещь!

— Вот это-то меня и беспокоит, — посетовал Хорхе. — Я хотел бы вернуть скульптуру, но кому? Кто ее владелец?

— Ну, это можно установить, — успокоил его Франсиско.

— Как?

— Просто: сходим завтра в музей «Фелице Поэй». У них там должны быть сведения о том, кому принадлежит эта теотиуаканская скульптура.

— Отлично, — обрадовался Хорхе. — Ну я пойду. И так изрядно вам надоел.

— Послушай, Хорхе, ты не смог бы оставить мне до завтра эту скульптуру? Хочу еще порыскать в книгах.

— Бери.

— Для меня подобные вещи словно какое-то наваждение. Можешь мне поверить, я все еще нахожусь под впечатлением сегодняшнего открытия.

— Да, — согласился Хорхе и уже в дверях с улыбкой добавил: — Особенно под впечатлением той крапинки под носом. Ну да ладно, до завтра.


СТРАННАЯ СМЕРТЬ НОЧНОГО СТОРОЖА

После ухода Сабади принесли пакет фотографий места преступления; некоторые изображали один и тот же объект, но в разных ракурсах.

— Видите вот это? — показал Эрнандес на одну из фотографий. — Если учесть, где стоит архивный шкаф, ясно, что сторож, идя наверх, просто не мог не заметить, что шкаф взломан, если, конечно, его взломали раньше. Теперь обратите внимание на следы от жестянок в комнатушке с радиоприемником… А вот здесь собака, находившаяся в саду. Ее поддерживает Нестор, зять убитого. Когда Травьесо туда приехал, собака уже была ранена… Травьесо…

— Что?

— Нет, нет. Ничего.

— Красивая собака, далматский дог, — заметил Сарриа.

— А вот глухой спаниель. Мертвый. И под ним лужа крови.

— Есть фотографии убитого?

— Должны быть. Вот смотрите! Довольно неприятное зрелище. А вот в увеличенном виде нож в ране. Фотограф хорошо поработал.

Изучив фотографии, лейтенант, словно расческой, провел пальцами по волосам, глубоко вздохнул:

— Ну и темное же дело. Как будто никакой логики. Понимаешь?

— Понимаю ли я? — Эрнандес даже обиделся и принялся измерять кабинет неторопливыми шагами. — Еще как понимаю! Уже несколько часов мы анализируем дело. Исследовали одну возможность за другой, но всякий раз, стоило нам что-то выявить, разобраться в каком-то вопросе, как выяснялось, что это решение лишь ставит перед нами еще более сложные задачи…

— Я тут кое-что записал, — сказал Сарриа, беря в руки блокнот, — некоторые наиболее важные вопросы, с которыми мы столкнулись. К примеру, кто убийца? — Сарриа пожал плечами. — Этого мы не знаем. Как он проник в особняк? Какими ключами воспользовался?

— К этому можно кое-что добавить, — вставил Эрнандес. — Почему он ударил собаку каким-то предметом из обсидиана, а не из дерева или железа, что было бы естественно? Для чего преступнику надо было приносить с собой этот предмет из обсидиана?

— Да, мы и этого не знаем, — согласился лейтенант и продолжил: — Что делал он в той пустой комнате?

— Не знаем.

— Дальше. Если истинной целью преступления была не кража папки, тогда зачем он там находился?

— Это важнейший момент, но, к сожалению, мы пока не можем его прояснить.

— Хорошо, продолжим наш перечень. Каким образом выдало бы преступника подлинное орудие убийства?

— В этом стержень всего дела, — согласился Эрнандес. — И я никак не могу понять: зачем ему надо было применять два оружия — одно, какое-то необычное, для убийства, а второе, обыкновенное, для замены первого?


ЦЕРЕМОНИЯ ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЯ

— Слушаю, — произнес в телефонную трубку Франсиско.

— Франсиско, ты?

— Да.

— Послушай, это Хорхе. Случилось такое… такое…

— Хорхе! Как хорошо, что ты позвонил! Я нашел еще материалы, причем весьма интересные. Слышишь?

— Но, Франсиско… — перебил его взволнованный голос.

— Существует гипотеза, что подобные миниатюры изображали ту или иную важную персону, удостоившуюся чести стать жертвой богам. Что ты на это скажешь?

— Очень хорошо, но выслушай, что я тебе…

— Но насчет жертвоприношений в Теотиуакане я ничего не нашел. У меня есть данные об ацтеках более позднего периода, и я тебе их непременно передам. Погоди, вот у меня под рукой книжка.

— Да, да, потом. А сейчас послуш…

— Нет, для меня это не составляет труда. Вот слушай: «Жертва шла на смерть добровольно, поскольку это считалось честью, а не наказанием. Человек сам поднимался по ступеням храма, а наверху несколько одетых в черное служителей укладывали его на жертвенный камень и крепко держали…»

— Франсиско!

— Интересно, правда? «Затем появлялся жрец и ножом из обсидиана вспарывал ему грудь, извлекал сердце и подходил к краю лестницы, где, взглянув вниз, на молчаливую толпу людей, торжественно воздымал руки к небесам, отдавая им жертву». Как это тебе нравится?

Ответа не последовало, и Франсиско продолжал:

— «Ацтеки верили в магическую силу крови и потому приносили себя в жертву богам. Для них это было чистое волшебство». Ну разве не страшно от этих слов? Эй, Хорхе! Интересные данные, не так ли? Хорхе!.. Ты меня слышишь?.. Отвечай же… Ты на проводе?

— Скажи мне… — пробормотал Хорхе, словно очнувшись от оцепенения.

— Что случилось?

— Пожалуй, твой рассказ произвел на меня сильное впечатление.

— Но почему он должен был произвести на тебя такое впечатление?

— Не знаю. Но после всех этих событий я сам не свой.

— А что, собственно, стряслось?

— Кто-то побывал в моем доме, пока я находился у тебя.

— Как это? И почему ты не сказал мне об этом сразу?

— Потому что ты не… Ладно, забудем об этом. Важно то, что они это сделали.

— Но кто?

— Почем я знаю. Когда вернулся домой, вижу — все вверх тормашками. Ящики пустые, вещи разбросаны по полу. Книжные полки пусты. Книги и вся одежда на полу… Короче, все.

— Тебя обокрали?

— Нет, я, собственно, тебе позвонил…

— Одежда. Тебя оставили без одежды! Если хочешь, я…

— Я хочу одного — чтобы ты выслушал меня! — Хорхе начал терять терпение.

— Говори же. Скажи, что тебе нужно, и я принесу тебе это.

— Мне нужно твое внимание. Кое-чего я не сказал полиции, потому что подумал…

— Полиция? Они уже у тебя были? И вора схватили?

— Полиция только обследовала место и задавала вопросы.

— Что у тебя украли?

— Ничего. У меня ничего не украли!

— Что-о?

— То, что слышишь. Именно поэтому, заметь, я тебе и звоню. Слушай же! Они перерыли весь дом, обшарили все углы, но не нашли того, что искали, понимаешь?.. Не нашли… И я позвонил тебе…

— Успокойся, успокойся, ты слишком возбужден. Интересно, что же именно искал этот вор?

— Не догадываешься? Пошевели мозгами! Какой предмет мог искать вор и не найти по той причине, что я унес его с собой?

— Тебе лучше знать. Пиджак? Деньги? Может быть… Постой! Ты же не хочешь сказать, что они искали именно… именно эту скульптуру?

— Разумеется. Только так и могло быть, я об этом подумал сразу же, как только убедился, что ничего не пропало. Я не решился сказать об этом полиции, потому что мне это казалось нелепым, а они… я думал, все равно не поверят; но тебе я обязан об этом сказать. Теперь улавливаешь, зачем я позвонил?

Ответа не последовало.

— Что с тобой? Ты онемел, Франсиско?

— Нет, нет.

— Хорошо, и каково же твое мнение?

— Ну, знаешь ли…

— Не понял.

— Я говорю, что… Послушай, лучше всего, если ты меня подождешь дома. По дороге я подумаю, как надо действовать, а потом мы вдвоем это обсудим. Идет?

— Идет. Только постарайся не задерживаться. До скорого!


КЛЮЧИ УБИЙЦЫ

Позвонил Сабади.

Лейтенант взял трубку. Вслушиваясь в торопливую речь, одобрительно закивал головой.

— Что-то нашли? Очень хорошо, не торопись. Так, слушаю. Гм-м-м! Любопытно. А где еще?.. Хорошо-о… В обоих? Значит, гипс и ржавчина… Великолепно. Не забудьте об остальных замках, слышишь? Ага, вот что важно: ты проверил обе связки ключей? Да? Так я и думал. Хорошо, поздравляю. Помни об инструкциях. До свидания. Как?.. Ансельмо Молина. Хорошо, пока.

— Есть хорошие новости? — воодушевился Эрнандес.

— Еще какие! Наконец-то обнаружено кое-что, наводящее на след. Правда, весьма крошечное, вроде зернышка, которое, однако, мы сумеем взрастить, если хорошенько поработаем. Понимаешь, мельчайшие частицы гипса и ржавчины в замочных скважинах на главном входе и на ограде с улицы.

— Не может быть! — Эрнандес присвистнул и, опершись о письменный стол, нервно усмехнулся.

— Сабади попросил обе связки ключей у начальника департамента и удостоверился, что те ключи из-за постоянного употребления не окислены и к тому же не содержат следов гипса.

— Стало быть, из этого можно заключить, что…

— Что теперь мы знаем, каким образом удалось убийце проникнуть в особняк. Он воспользовался каким-то третьим набором ключей, слегка покрытых ржавчиной и перепачканных гипсом. Причем возникает вопрос. Если все сданные эмигрантами ключи находились вне досягаемости, тогда откуда мог преступник взять ключи, которыми воспользовался?

— Откуда он их взял, не знаю, но из того, что вы мне рассказали, можно заключить, что эти ключи были не из числа сданных. Кто-то должен был их хранить у себя, после того как эти контры улепетнули.

— Прекрасно. А теперь ответь мне: если бы ты вел следствие, с кого бы начал?

— Понятное дело: с родственников, оставшихся на Кубе. А также с бывших слуг дома.

Перевод с испанского В. ХАЗИНА
Окончание в следующем выпуске



Примечания

1

Догор — друг (якут.).

(обратно)

2

Окончание. Начало в предыдущем выпуске «Искателя».

(обратно)

3

Мирамар — район Гаваны.

(обратно)

4

Лоутон — район Гаваны

(обратно)

5

Гуанабакоа — район Гаваны.

(обратно)

6

Комитет Защиты Революции — массовая общественная организация, на которую возложена, в частности, охрана общественного порядка.

(обратно)

7

Теотиуакан — город в Мексике, где сохранились многочисленные памятники ацтекской культуры.

(обратно)

Оглавление

  • ИСКАТЕЛЬ № 5 1977
  • Николай КОРОТЕЕВ СВЯЗНОЙ ЦК
  •   ГЛАВА ПЕРВАЯ
  •   ГЛАВА ВТОРАЯ
  •   ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  •   ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  •   ГЛАВА ПЯТАЯ
  • Владимир КИСЕЛЕВ ИМЕНЕМ РЕВОЛЮЦИИ
  • Анатолий ПОЛЯНСКИЙ ЕДИНСТВЕННЫЙ ШАНС
  •   1
  •   2
  •   3
  •   4
  •   5
  •   6
  •   7
  • Юрий КАШУРИН АВСТРИЯ, ЛИХТЕНШТЕЙН И ПОЛОВИНА ШВЕЙЦАРИИ
  •   1
  •   2
  •   3
  •   4
  •   5
  •   6
  •   7
  • Вячеслав НАЗАРОВ ЗЕЛЕНЫЕ ДВЕРИ ЗЕМЛИ[2]
  •   8. ХРАМ ПОЮЩИХ ЗВЕЗД
  •   9. ЗЕЛЕНАЯ ДВЕРЬ
  •   10. ПЕРЕКРЕСТОК
  •   11. ВЕЧНЫЙ СОВЕТ
  •   12. ДВОЕ СКВОЗЬ ВСЕ
  • Рудольфе Перес ВАЛЕРО (Куба) НЕ ВРЕМЯ ДЛЯ ЦЕРЕМОНИЙ
  •   ЧАСТЬ ПЕРВАЯ ЖИЗНЬ КАК ПОВОД ДЛЯ УБИЙСТВА?
  •   ЧАСТЬ ВТОРАЯ ВОПРОСОВ ВОЗНИКАЕТ БОЛЬШЕ, ЧЕМ МЫ В СОСТОЯНИИ РЕШИТЬ