Огонь в тайге (fb2)


Настройки текста:



Михаил КОЛЕСОВ ОГОНЬ В ТАЙГЕ

Мотоцикл завести не удавалось...

Отцовский военный мотоцикл М-74 с коляской был завистью Сергея. Он его холил и лелеял как живое существо. Но ездить на нем ему самому отец не разрешал. Вчера родители уехали во Владивосток на два дня вместе с друзьями — родителями его приятеля Юры, и он решил воспользоваться этим редким случаем. Рано утром они с Юрой выкатили со двора мотоцикл и, заведя его, бодро покатили вниз под горку по лесной дороге, ведущей от гарнизона к шоссе. Но внизу перед поворотом они влетели в небольшой ручей. Сергей от неожиданности тормознул и мотоцикл заглох. Ничего не оставалось, как тащить тяжелый мотоцикл вверх по той же дороге. Когда ребята, уставшие, вкатили мотоцикл во двор и доставили на привычное для него место, Юра сказал:

— Ну, я пошел домой завтракать. После этого будем у вас, как договорились.

Ребята жили в маленьком военном гарнизоне, находившемся в глухой тайге. Гарнизон был разделен на две половины: военную, где располагались казарма, военные постройки и артиллерийский парк и офицерский городок, состоявший из нескольких одноэтажных домиков.

Территория гарнизона не была огорожена, так как ближайший поселок под названием Промысловка находился в пятнадцати километрах. Там находилась школа, в которую ребят возили на гарнизонном «ГАЗике». Собственно, школьников в гарнизоне было всего четверо. Кроме Сергея, который в этом году окончил девятый класс, там учились его брат-третьеклассник Сашка, Юра и его сестра Олька. Юра был на два года младше Сергея, а Олька с его братом были одноклассники.

В гарнизоне ребята жили военной жизнью, имели свободный доступ в казарму, столовую и вообще везде. У каждого был свой «тайный арсенал»: противогазы, учебные муляжи оружия, гильзы патронов и прочие предметы воинского обихода.

Однажды, придя домой, Сергей отправился на кухню, открыл дверь и обомлел: его младший брат сидел на полу кухни и держал в руках гранату!

—  Ты что! — заорал Сергей.

Сашка от неожиданности дернулся, и Сергей увидел, как он непроизвольно выдернул кольцо. Сергей прыгнул от двери на брата и, выхватив из рук гранату, бросил ее в открытую дверь во двор. Прошло несколько томительных минут. Взрыва не последовало.

—  Ты чего орешь? Напугал! — проворчал Сашка. — Дурак, она же учебная.

Сергей медленно поднялся, вышел во двор и подошел к валявшейся на земле гранате. Он увидел, что она выкрашена в красный цвет. Значит, действительно, учебная. Вернувшись в дом, он влепил брату затрещину, хотя больше злился на себя.

—    Ты чего дерешься? — вскинулся Сашка.

—    Это тебе за дурака. Старших дураками не называют.

...Сергей часто задерживался в школе после уроков. Школьные «вечера», спортивные тренировки, репетиции художественной самодеятельности — все это скрашивало однообразную жизнь в гарнизоне. Он много читал. Серьезно увлекся Шекспиром и Гюго, на которых наткнулся в школьной библиотеке, открыв для себя новый мир. Книги стали его самыми надежными друзьями. Когда в классе провели конкурс на лучшее сочинение на тему: «Что такое счастье?», Сергей неожиданно для него получил первое место. Его это удивило потому, что он написал просто, как думал: «счастье — это жизнь, и как жизнь, оно может быть большим для одних и маленьким для других».

После школы ему часто приходилось возвращаться домой пешком, напрямик через тайгу. От поселка шла просека под ЛЭП, которая значительно сокращала расстояние. Сергей любил эти прогулки. Ему нравилась особая тишина леса, которую нарушало только щебетание птиц. Вдоль едва заметной тропы, скрытой высоким папоротником, пестрели, будто были разбросаны, красивые лесные цветы....

Сейчас, летом, Сергей изнывал от безделья. Иногда по вечерам, когда в парке поселка устраивались танцы, он ездил на своем велосипеде в Промысловку. Он прятал велосипед в кусты и шел на танцплощадку. Ему казалось, что влюблен в девчонку из его класса, с которой они вместе участвовали в художественной самодеятельности: она пела, а Сергей аккомпанировал ей на аккордеоне, но она не отвечала ему взаимностью, называя его лишь своим «лучшим другом». Зато в него явно была влюблена ее подруга. Таким образом, на танцплощадке они всегда появлялись втроем, потом он должен был их обеих провожать домой. Позже он бегом возвращался в опустевший темный парк. Вытаскивал из кустов свой велосипед и мчался по лесной ночной дороге, на которой был один опасный участок: на окраине поселка, на холме, по обе стороны дороги располагалось кладбище. Мимо него он старался проскочить, как можно быстрее...

В гарнизоне ходила легенда о «полигоне», находившемся в тайге. Говорили, что там необычайно красиво, много ягод и грибов. Сергей, провел в окрестностях гарнизона разведку и нашел вполне заметную тропу, которая, как ему казалось, может привести на «полигон». И они вместе с Юрой решили посетить его, как только представится такая возможность.

Сегодня такая возможность представилась. Родители уехали, оставив на Сергея поросенка, жившего за загородкой дровяного сарая, и десяток кур. Сначала он думал идти в поход только с Юрой, но Сашка заявил:

—  Если ты меня не возьмешь, я скажу отцу, что вы с Юркой брали его мотоцикл.

После завтрака ребята стали собираться в дорогу. В рюкзак были уложены бутерброды, фляжка с чаем, бутылка воды, заранее сваренная картошка «в мундире» и, конечно, соль. К рюкзаку он привязал саперную лопатку. Юра и Олька взяли с собой бидон для ягод и корзину для грибов. Сергей положил в карман спички и пристегнул к ремню свой «нож-штык». Все это было взято так, «на всякий случай». Предполагалось, что к обеду они вернутся.

Когда ребята вошли в лес, утро уже было в разгаре. Ярко светило солнце. Бодро шагая, они продвигались вперед по тропе. За тропой приходилось следить внимательно. Тропа в тайге — это не парковая тропинка. Она проходит по засыпанной хвоей земле или в высокой траве, часто исчезая из виду. Таежная тропа иногда пролегает по склонам сопок, спускаясь, где возможно, между ними, то есть избегает завалы непроходимого летом бурелома. Потерять такую тропу легко, а найти трудно. Поэтому нельзя сходить с тропы до тех пор, пока не убедишься, что впереди она продолжается.

Сергей шел впереди, Юра замыкал шествие.

Идти пришлось довольно долго. Часов у ребят не было. Но, когда солнце перевалило к другой стороне леса, тропа привела их к ограде из колючей проволоки. Ребята поняли, что вышли к «полигону». Они без труда пролезли под этим проволочным ограждением и оказались в «запретной зоне».

—  Смотрите, сколько цветов! — закричала Олька.

—  А вон там я вижу ягоды. Да, их здесь, на поляне, полно! — степенно сказал Сашка. — Значит про «полигон» не врали. Он есть на самом деле,

Юра нашел гриб, потом еще и еще. Ребята рассыпались по склону собирать ягоды и грибы. Сергей поднялся на вершину сопки. Большинство деревьев и кустарник на ней были повалены или сломаны. Везде видны были свежие воронки и заросшие ямы. В них и вокруг валялись «болванки» от снарядов. Он понял, что этот «полигон» использовался для артиллерийских стрельб. И решил, что здесь надолго оставаться нельзя.

Только он успел подумать об этом, как услышал характерный свистящий звук. Почти одновременно по другую сторону сопки ухнуло. Затем опять. Обстрел!

Сергей ринулся вниз по склону, крича:

—  Бежать! Не стоять! Быстро вниз!

Добежав до ребят, которые с удивлением и страхом смотрели на него, он одной рукой схватил за руку Ольку, другой успел поднять с земли рюкзак.

Они помчались вниз и даже не заметили, как проскочили проволочное ограждение. Влетев на соседнюю сопку, ребята упали на траву. Только тогда Сергей заметил, что обстрел сзади прекратился. Отдышавшись, он огляделся. Все были рядом.

—  Все целы? — спросил Сергей. — Ну, как вам грибы и ягоды?

Ребята заулыбались, еще не придя в себя от страха.

—   Ты орал так, что я чуть не наложил в штаны, — съязвил Сашка. — Подумаешь, обстрел! Они же стреляли не настоящими снарядами.

—   Да, ведь разрывов же не было, — вспомнил теперь Юра.

—   Дурак! — сказал Сергей. — А если бы тебе такая «болванка» попала в голову? Какая была бы тогда тебе разница, учебная она или нет?

—   А я — маленькая, в меня бы не попали, — встряла Олька. — Но я все равно очень испугалась.

Наверное, Сергей зря поднял панику, но сейчас он уже думал о другом: «Мы потеряли тропу!» И найти ее теперь непросто, так как, пролезая под проволочным ограждением, ребята не оставили на нем никакой отметины. Они даже не знали, в какую сторону бежали. Обойти все ограждение вокруг сопки не представлялось возможным. Но надо было попробовать.

—  Так, Юра, ты пойдешь со мной. Остальные остаются здесь, — сказал он, вставая. — Не вздумайте отсюда сдвинуться куда-нибудь!

—  А вы куда? Мы тоже с вами, — проговорила Олька.

— Они идут искать тропу, — объяснял ей Сашка. — А тебя здесь одну оставлять нельзя. Потеряешься. Потом ищи тебя по всей тайге.

Поиски оказались бесполезными. Пробродив, наверное, час вокруг ограды из колючей проволоки, ребята вынуждены были вернуться обратно. День клонился к вечеру. Сориентироваться по солнцу уже было невозможно. Вокруг стояли огромные хвойные деревья, на которые просто так не влезешь. Да, если и удалось бы, все равно отсюда не увидишь затерянный в таежных зарослях гарнизон. Но и оставаться здесь не имело смысла.

Сергей принял решение идти. Он знал, что, если двигаться все время на восток, то есть в противоположную от затухающего дня сторону, то рано или поздно можно выйти к океанскому побережью.

Когда у него по каким-то причинам бывало плохое настроение, он не торопился возвращаться из школы домой, а шел по просеке в противоположную сторону, и через два-три километра от Промысловки оказывался на скалистом морском берегу. Здесь у него был свой любимый камень, громоздящийся над бьющимися о скалу волнами. Он подолгу сидел на этом камне и смотрел на лежащий впереди остров Путятина. Здесь он мечтал о том времени, когда станет капитаном дальнего плавания и однажды пересечет Тихий океан, увидит противоположный американский берег.

Сергей тогда не знал, что так и не станет капитаном, но спустя очень много лет, он все-таки в один прекрасный день будет стоять на противоположном берегу Тихого океана и вспомнит свой «заветный» камень...

Ребята шли долго, очень долго, переваливая одну за другой сопки , стараясь не спускаться вниз, потому что там было уже темно. Малыши устали, пришлось дважды делать привал. Сергей старался пройти как можно большее расстояние до наступления темноты.

Наконец, он выбрал, как ему казалось, самую высокую сопку и решил, что ночь они проведут здесь. Под большим деревом был сооружен шалаш из веток, которыми в нем также выстелили пол. Пригодились саперная лопатка и штык. С другой стороны дерева расчистили место для костра. Сашка и Олька насобирали хвороста, и Юра развел костер. Сергей разрешил доесть оставшиеся бутерброды и допить чай из фляжки. Воду, а также ягоды и собранные по дороге лесные орехи оставили назавтра. Они не знали, сколько времени им предстоит еще пробыть в лесу.

—  Дежурить у костра будем поочереди, — сказал Сергей. — Сначала Юра, затем я, после меня Сашка и последняя Олька. Дежурный будит следующего.

Конечно, он не собирался будить малышей для дежурства. Но хотел, чтобы они тоже почувствовали свое участие в общем деле и не расслаблялись. Он дивился тому, что они до сих пор вели себя без капризов.

Сашка и Олька забрались в шалаш и вскоре там затихли. Сергей остался у костра рядом с Юрой.

—    Я посижу немного с тобой. Все равно спать не хочется. Они сидели и молчали, каждый думая о своем.

—    Смотри, — вдруг сказал тихо Юра, — огонь.

—    Где? — не понял Сергей. — Какой огонь?

—    Да вон там, на соседней сопке. Видишь?

Сергей посмотрел в направлении, указанном Юрой, и действительно увидел огонь. До соседней сопки было, наверное, несколько сот метров. Но в ночи огонь был виден очень четко.

—  Как здесь может быть костер? — поразился Сергей.

—   Может быть, это нас ищут? — спросил с надеждой в голосе Юра.

—   Откуда? Еще никто не знает, что мы ушли. Нас хватятся только завтра вечером, когда вернутся родители.

—   Тогда, может быть, это охотники?

—   Сезон охоты еще не начался. На кого сейчас охотиться, на рысь?

Сергей знал это от своего отца, который был заядлым охотником. Поэтому, когда они шли по лесу, он время от времени поглядывал на ветви деревьев, где могла затаиться таежная кошка.

Это могут быть дезертиры, — неуверенно сказал он.

Отец рассказывал, что иногда только что прибывшие солдаты-новобранцы уходили «погулять» в тайгу, думая, что тайга — это просто большой лес. Если кто-либо из них не возвращался к поверке, отправлялись их искать. Отец переодевался в свой «охотничий костюм», который представлял собой старую воинскую форму без знаков различия, брал охотничье ружье и говорил:

—  Ну, я пошел за «зайцами». К ужину не ждите.

Он всегда возвращался с «зайцами». После такой прогулки они отсиживались на «губе». Они никогда не уходили в лес с оружием, поэтому Сергей знал, что их можно не бояться. Но костер решил больше не разжигать.

—  Ну, иди спать, — сказал он Юре. — Твоя смена закончилась.

—    А как же ты останешься один? А если «они» придут сюда?

—    «Они» сюда не придут, потому что не знают, кто здесь, — сказал Сергей, больше убеждая себя, чем приятеля. — На всякий случай, ты возьми с собой саперную лопатку. А у меня есть штык.

—    Ну, ладно, я пошел. Но, ты, если что, буди меня, — сказан на прощанье Юра и исчез в шалаше.

Сергей остался один. Костер догорал, и темнота вокруг сгущалась. Это было даже лучше, потому что в темноте ориентироваться легче. Огонь на противоположной сопке продолжай гореть. Но чем больше Сергей вглядывался в него, тем больше у него было сомнений. Костер горит не так. Костер в лесу горит, либо уменьшаясь время от времени, либо увеличиваясь. Вокруг него в темноте обычно виден некий ореол из разлетающихся искр. А здесь огонь горел ровно, как будто кто-то включил большую Лампу дневного света.

Подумав об этом, Сергей вспомнил, как однажды поздно ночью на велосипеде возвращался домой от своего друга Николая. Друг жил в рыболовецком поселке на берегу моря, километрах в двадцати от гарнизона, только в другую от Промысловки сторону. К этому поселку вела бетонная, вероятно, военная дорога. Так что мчаться по ней на велосипеде было одно удовольствие. Правда, в конце пути надо было свернуть с этой дороги и километра два спускаться к морю по петляющей проселочной дороге с продавленной грузовиками глубокой колеей. Он овладел этим «слаломом» и спускался, не слезая с велосипеда, за несколько минут. Назад вверх приходилось вести велосипед пешком. Сергей очень любил Промысловку, эту маленькую рыбацкую деревушку. Они с другом обследовали все береговые окрестности. Облазили вытащенные на берег старые рыболовецкие суда. На весельной лодке уходили к скалам, ограждавшим вход в бухту. Там рыбачили и купались. В доме друга его принимали, как своего. Обычно он оставался ночевать. Но однажды он решил вернуться домой вечером, надеясь успеть до наступления ночи. И не успел. Ночь его застигла в середине пути. Но фонарик на велосипеде работал надежно, и он спокойно крутил педали. Вдруг Сергей увидел впереди два огонька, которые он принял за светящиеся глаза довольно крупного животного. Какой зверь мог оказаться на дороге? Он знал, что волков здесь ни разу никто не видел. Но волк обычно появляется там, где его никто не ждет. А, может, это рысь? Останавливаться было нельзя. Если он повернет обратно, любой зверь тотчас догонит его в два-три прыжка. Единственная надежда, что огонь его фонарика отпугнет зверя. И еще Сергей подумал о том, что «нормальные» звери летом на людей просто так не нападают. Эти мысли молнией пронеслись в голове, тем временем он продолжал «жать» на педали, приближаясь к огонькам. Вдруг, в какой-то момент он понял, что проскочил между ними! Он резко затормозил и оглянулся. Огоньки также ровно продолжали гореть сзади. «Черт, — засмеялся Сергей. — Это же светлячки!» Успокоившись, он сел вновь на велосипед и продолжил путь...

Сейчас, вспомнив об этом забавном приключении, Сергей уже знал, что такой огонь в тайге не может быть костром. А когда стало светать, огонь моментально исчез, как будто кто-то выключил лампу.

Поднимавшееся солнце осветило кроны деревьев, и Сергей понял, что они на правильном пути. С востока был океан. Он влез на большое дерево, под которым они провели ночь. Это был старый дуб, по крепким веткам которого подниматься было довольно легко. К счастью, их сопка оказалась выше других, соседних сопок. Очень далеко в лучах солнца ясно виднелся город на берегу моря. Это была Находка! Значит, за ней Промысловка. Он слез с дерева. Внизу его уже ждал Юра.

— Поднимай малышей, — сказал ему Сергей. — Пора домой.

Ребята двинулись вниз с вершины гостеприимной сопки. Через некоторое время они вышли на просеку ЛЭП. Вскоре уже были дома.

Войдя в дом, Сергей посмотрел на настенные часы. Еще не было восьми часов утра. Куры уже гуляли по двору. В сарае его возмущенно встретил голодный поросенок. Отцовский мотоцикл стоял на том же месте, где Сергей с Юрой его вчера поставили. Теперь у нero была одна забота, как объяснить отцу, почему мотоцикл вдруг перестал работать.

Сергей все же рассказал об их походе на «полигон» и спросил о странном огне в тайге. «Это — гнилушка, — рассмеялся отец. — Так светится в ночи большое старое дерево, сгнившее изнутри».

Севастополь

Брега Тавриды 2009 04


Оглавление

  • Михаил КОЛЕСОВ ОГОНЬ В ТАЙГЕ