КулЛиб электронная библиотека 

В канкане по Каннам [Венди Холден] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Венди Холден В канкане по Каннам

Посвящается Эндрю…

Ах, ты выиграл пари…

Глава 1


— И как вы будете определять уровень приглашенных музыкантов? — Кейт занесла ручку над блокнотом и приготовилась записывать ответ новой хозяйки «Панч боул».[1] — Я имею в виду те группы, которые будут выступать здесь на вечерах живой музыки?

Разговор происходил утром, паб был еще закрыт, но входную дверь распахнули настежь, чтобы проветрить помещение. Правда, свежий воздух не торопился принять приглашение и заглянуть внутрь. Запах пива, застоявшегося сигаретного дыма и вчерашней подливки щекотал ноздри Кейт. Каким бы блестящим ни было будущее «Панч боул» — Кейт уже почти час слушала подробный рассказ о планах хозяйки, — его настоящее выглядело и… пахло как обычно. Даже толстая черная муха, как всегда, лениво пыталась пробиться к стеклу через грязные тюлевые занавески.

Несмотря на намерения новой владелицы полностью обновить бар, казалось невероятным — по крайней мере в настоящий момент, — что клиенты перестанут называть его между собой «Панч ап».[2] Такое прозвище, с любовью присвоенное местными жителями, произошло от местоположения паба — крайний среди заведений, растянувшихся вдоль главной улицы Саутгейта, он соответственно оказывался последним пунктом печально знаменитого питейного пути, известного как «Саутгейтская качка». Завсегдатаи обычно добирались до него в воинственном настроении.

Даже необычайно яркий день не мог улучшить впечатление от зала. Лучи солнца безжалостно высвечивали вытертый узорчатый ковер, лежащий здесь с незапамятных времен, липкие пятна на столах и пыль, клубящуюся над диванами. Сквозь дыры в красной бархатной обивке виднелся грязно-желтый поролон. Скоро все это исчезнет — вероятно, здесь появятся металлические поручни, вентиляторы в колониальном стиле и новое «фьюжн»-меню. В амбициозные планы Джелин Шоу, о которых она сейчас рассказывала Кейт, также входило превращение «Панч ап» в площадку для выступлений местных музыкантов. Естественно, профессиональных, а не тех, что вываливаются из паба после закрытия, во всю глотку распевая «Двадцать четыре девственницы…».

— Уровень музыкантов? — Джелин — пожилая блондинка с толстым носом — медленно затянулась сигаретой. Она была в короткой юбке, максимально открывающей ее голые ноги. Кейт видела, что Джелин принадлежит к тому типу женщин, о которых ее отец — правда, лишь с легким неодобрением — отзывался как о «крупных, грубых и неопрятных». — Я лучше всех в мире чувствую настоящий талант, — заявила она. — И с первого взгляда вижу, выйдет из музыканта что-нибудь или нет.

Такая самоуверенность удивила Кейт.

— Правда? И в чем же секрет?

Опыт подсказывал ей, что в Слэкмаклетуэйте не так много людей, способных разглядеть настоящий талант. По крайней мере, ее журналистские способности пока так и остались незамеченными. Было бы интересно узнать, какими данными, по мнению Джелин Шоу, готовой взять на себя в их городе функции Саймона Кауэлла,[3] надо обладать, чтобы стать звездой.

— Приятная внешность? — настаивала Кейт. — Песни? Манера держаться на сцене? Гм-м… Музыкальный слух?

Джелин недоуменно подняла брови:

— Здесь? Дорогая, ты шутишь?

— Оригинальность? — Кейт вспомнила о рок-группе, которую организовал их младший репортер Даррен. Ее можно было назвать именно оригинальной — и никак иначе…

Джелин покачала головой. Ее неровно подстриженные волосы отливали желтизной — с точки зрения стиля это было нечто среднее между прическами Антеи Тернер и Жанны д'Арк на костре.

— Нет, все сводится к одному — стоят они на сцене или нет!

Кейт уронила карандаш.

— Стоят на сцене?

— Вот именно. Сидящие музыканты выглядят скучно, и их непросто разглядеть в пабе. Поэтому первым делом, договариваясь о выступлении, я спрашиваю: «Можете ли вы стоять?» — и только потом интересуюсь, какую музыку они исполняют.

«А ты вынуждена смеяться…» — думала Кейт, выходя из «Панч ап». Даже если иногда хочется плакать. В конце концов, ничего необычного не произошло. В слэкмаклетуэйтской газете «Меркьюри» — известной в городе как «Мокери»[4] — каждый день случались невероятные истории. Например, на прошлой неделе статья под заголовком «Любите ли вы животных?» вызвала поток жалоб от читателей, обвинявших журналистов в том, что они помешаны на сексе. А ведь целью публикации было найти желающих помочь местному приюту для собак.

Настораживала сама идея Джелин Шоу создать в их городке нечто напоминающее шоу «Поп-идол». Правда, в «Пульсе искусства» — разделе о новостях культуры «Меркьюри» — не боялись острых споров: только начал утихать шум, поднявшийся из-за материала Кейт о спектакле «Ромео и Джульетта» в постановке городского театра. То, что роль четырнадцатилетней Джульетты играла ведущая актриса труппы и одновременно ее глава Глэдис Аркрайт, которой было уже за пятьдесят, слегка удивило зрителей. «Может быть, эта Глэдис Аркрайт и не Гвинет Пэлтроу, но она, черт возьми, знает, как эффектно перегнуться через перила балкона». Говорят, именно эту похвальную речь произнес член верхней палаты городского совета мистер Брейсгирдл. Кейт процитировала его в самом конце своей статьи, что стало ошибкой. Какие бы неповторимые позы ни принимала на балконе Глэдис Аркрайт, с чувством юмора у нее были проблемы. И редактору «Меркьюри» оно, похоже, тоже временно отказало, когда актриса, требуя компенсацию за моральный ущерб, подана иск в суд графства. А вот однажды гнев Глэдис очень помог Кейт. Не так давно, после постановки труппой мюзикла «Чикаго», разгневанная миссис Аркрайт угрожала пожаловаться в Комиссию по разборам жалоб на работу прессы. Ей не понравилась фраза «выливается на сцене» — так газета охарактеризовала ее пение. «Это опечатка; я имел в виду, что она заливается», — вяло оправдывался пожилой репортер, вызванный на ковер к редактору. К сожалению, это была не единственная ошибка несчастного. Вскоре после инцидента он назвал Брэда Питта — звезду Голливуда — «сероедом» и в итоге был вынужден уйти из газеты, а его место заняла Кейт. Порой ей приходило в голову, что, как ни странно, началом своей карьеры она обязана именно Брэду Питту.

«Ну ничего», — думала Кейт, садясь за руль своего старенького «пежо». Желание миссис Шоу видеть у себя в пабе стоящих музыкантов — хорошая новость для ее коллеги. У Даррена и его группы бывают проблемы с ангажементом, но держаться на двух ногах они наверняка умеют! По крайней мере хотелось бы на это надеяться!

Последние слова Джелин до сих пор звучали у нее в ушах. «Я рассчитываю на хороший материал в «Мокери». И не забудь, что я заказала рекламу «Панч боул» на четверть полосы».

Да разве такое забудешь! Когда «Меркьюри», газета с двухсотсорокадевятилетней историей, оказалась в руках одного очень богатого и очень неприятного магната, тот явно вознамерился выжать из нее все соки. И теперь реклама была гораздо важнее любых статей — вернее, статьи просто превратились в рекламу: льстивые отзывы в поддержку объявлений, оплаченных местными предпринимателями, такими как Джелин Шоу. Они также писали о «Не хотите ли лапши?» — якобы самом большом китайском ресторане в мире, который недавно завез свои вок-сковороды в здание одной из бывших методистских церквей Слэкмаклетуэйта.

И хотя сразу после выхода статьи этот ресторан стал очень популярен, превращение огромного собора с фасадом в палладианском стиле в царство утки по-пекински и замена скамей с высокими спинками на столики с розовыми скатертями не понравились читателям старшего поколения. А их письма пришлись не по вкусу Питеру Хардстоуну, и поток негативных откликов, появлявшихся на страницах «Меркьюри» в течение многих недель, иссяк. И дело не в том, что общественности удалось добиться своего, — просто письма читателей перестали публиковать. «Какой позор! — думала Кейт. — Раздел, который начинался с критики «черной дыры» в Калькутте,[5] закрыли из-за спора о соевом соусе».

Из кучи вещей, сваленных на пассажирском сиденье, Кейт достала блокнот, исписанный небрежным почерком, — свой рабочий ежедневник. Дальше в ее планах на сегодня значилось собрание женской ассоциации за ленчем, а далее — самое приятное — встреча с Эрнестом Фартауном, членом городского совета и президентом местной торговой палаты.

Кейт тяжело вздохнула. Честно говоря, работа в «Меркьюри» не была мечтой всей ее жизни. Давным-давно, заняв второе место в графстве по итогам выпускного экзамена по французскому языку, она грезила о карьере синхронного переводчика в ООН. Но для этого нужно было четыре года учиться, а стоимость обучения оказалась слишком высока. Она не могла даже подумать о том, чтобы повесить на родителей долг в несколько тысяч фунтов, хотя они до последней минуты были готовы на такую жертву и не пытались оказывать на нее давление. В итоге Кейт решила изучать журналистику в близлежащем колледже и попытать счастья в «Меркьюри». Она как могла старалась не забывать французский, хотя, честно говоря, в Слэкмаклетуэйте ее знания никому не были нужны. Как и в газете, если уж об этом зашла речь.

Тогда она была счастлива получить работу в «Меркьюри». Кейт думала, что в газете, почти так же как и в ООН, перед ней откроется масса возможностей. Это как ворота в большой удивительный мир. Но за четыре года ее журналистская карьера, как ни странно, так и не продвинулась. А ведь сейчас она могла бы направляться на интервью не в торговую палату, а к самому президенту Соединенных Штатов. Или работать в центральной газете на какой-нибудь приличной должности. А иначе какой смысл трудиться в провинциальных изданиях? Ты совершенствуешься в своем деле, а потом отправляешься в столицу искать счастья. Бесчисленное количество молодых амбициозных журналистов прошло этой дорогой к славе.

Однако ей пока что не удалось последовать за ними. Из всех лондонских газет, куда она обращалась, всего несколько удостоили ее ответом, да и то — он был отрицательный. И это несмотря на то, что ее в буквальном смысле сногсшибательный материал о находках, обнаруженных во время прокладки школьной канализации, позволил ей оказаться в длинном списке претендентов на звание «Лучший репортер отдела расследований региональной прессы». До сих пор рассказ о том, как школьники пришли в класс, размахивая бедренными костями, найденными в заброшенной части старого церковного кладбища, оставался лучшим в ее карьере.

И этим, собственно, все сказано…

Кейт повернула ключ зажигания и оглянулась на «Панч ап». Джелин Шоу смотрела сквозь грязные тюлевые занавески и изо всех сил размахивала руками. Кейт помахала ей в ответ и лишь потом поняла, что хозяйка паба пытается поймать жирную черную муху. Она снова повернула ключ. Раздался сухой скрежет, двигатель заглох и… тишина. Еще одна попытка… Никакого результата. Машина, как и карьера Кейт, не двигалась с места.

После двух часов дня Кейт вышла из здания городского совета. От мистера Фартауна она узнала не только все последние новости, но и его мнение о них, а на ленче женской ассоциации выслушала лекцию мистера Арнольда Майлдгуза о пеших прогулках. «Во время демонстрации слайдов члены женской ассоциации были поражены архитектурным разнообразием ступеней, ведущих к началу пешеходных троп. Председатель ассоциации миссис Дорин Брейсгирдл поблагодарила мистера Майлдгуза за крайне интересный рассказ…»

Солнце скрылось за тучами, и Слэкмаклетуэйт погрузился в сумерки. Создавалось впечатление, что солнечных дней здесь гораздо меньше, чем в любом другом городе Британии, хотя официальные данные этого не подтверждали. А вот если попытаться пожарить яичницу на тротуаре…

Каждое лето, с тех пор как Кейт начала работать в «Меркьюри», газета проводила одно и то же «развлекательное» мероприятие. В день летнего солнцестояния один из репортеров — уже несколько лет это была Кейт — пробовал приготовить яичницу на тротуаре в самом центре города. Купив яйца в магазине «Экономный», она осторожно, одно за другим, разбивала и выливала их в строго определенном месте. И потом, на глазах у хихикающей толпы, никак не могла дождаться, чтобы вязкая смесь хоть немного поджарилась.

Кейт наконец удалось завести машину, но при одной мысли о том, что в этом году ей снова придется повторить ритуал с яйцами, у нее задрожали ноги. К этому моменту она просто обязана найти другую работу. Местный производитель яиц наверняка выступит рекламным спонсором, и тогда, можно не сомневаться, Хардстоун заставит ее нарядиться в костюм цыпленка. Кейт не успокаивало даже то, что когда-то, на заре своей карьеры, «сероед» Брэд Питт тоже изображал цыпленка. Но он все-таки находился в Америке, возможно, даже в Нью-Йорке — городе, который никогда не спит. Ей же придется сделать это в Слэкмаклетуэйте — городе, который никогда не просыпается.

Кейт ехала по улицам, чувствуя разочарование и ругая себя за это. Нельзя сказать, что она не любила свой родной город — скорее она даже гордилась им. Здесь, в процветавшем когда-то центре производства шерсти, было несколько впечатляющих, даже роскошных, викторианских домов. Городской совет, например, размещался в здании, напоминающем миниатюрную копию венецианского Дворца дожей. Здание было символом служения обществу, одновременно воодушевляя и восхищая, и всякий раз, когда Кейт проезжала мимо, у нее становилось теплее на душе. Кусочек Италии, эпохи Возрождения в центре северного промышленного города! Творение безумное и в то же время великолепное, оно служило напоминанием о том, какой замечательный мир существует где-то за пределами города. Но и в их уголке достаточно своих «чудес»: пустынные торфяники и зеленые долины выглядели так живописно, что при взгляде на них у Кейт перехватывало дыхание от гордости.

К тому же нельзя сказать, что она не любила свою семью, хотя мама, пожалуй, чересчур опекала ее, а отец постоянно поддразнивал. О вещах, связанных для Кейт бабушкой, лучше вообще ничего не говорить. Но тем не менее все члены семьи были очень привязаны друг к другу. Порой даже слишком. Не так-то просто жить вчетвером в маленьком доме, стоящем вплотную к соседнему. К тому же Кейт по-прежнему обитала в своей детской спальне, и от этого ей было еще тяжелее. Но семья здесь ни при чем, Кейт винила в этом только себя. Как только ей удастся найти хорошую работу, она тут же уедет. Из родительского дома, из Слэкмаклетуэйта и вообще из графства. Возможно, у Кейт сложилось такое непростое отношение к северу, потому что она нигде больше не бывала. Школа, колледж, где она изучала журналистику, а теперь и редакция «Меркьюри» располагались всего в нескольких милях друг от друга, и поэтому ее постоянно тянуло куда-то. Возможно, Господь и благословил это графство, но кто знает — захотелось бы ему остаться здесь навечно.

Редакция «Меркьюри» занимала первый этаж бывшей мясной лавки. И хотя ни больших ножей, ни мясорубок, ни колод для рубки мяса здесь давно уже не было, иногда, чаше всего в жару, в помещении появлялся неприятный запах. Еще одним напоминанием о прошлом были крупные, ничем не стираемые надписи на центральной витрине: «Ливер», «Потроха», «Вымя». Теперь место этих «деликатесов» на витрине заняли выцветшие, с загнувшимися краями фотографии местных жителей и памятных событий, сделанные когда-то пожилым штатным фотографом и опубликованные в газете. На каждом снимке стоял маленький номер — на тот случай, если найдутся желающие его купить; ведь именно с этой целью когда-то устроили выставку. Но ни одной фотографии так и не было продано…

Когда Кейт вошла в офис, Даррен, сгорбившийся за своим столом, от неожиданности подскочил. От резкого движения все его украшения зазвенели. Колечки в ушах, цепочки на шее и браслеты на руках, несколько колец в носу — этот парень звенел как китайские колокольчики.

— Это всего лишь я, — улыбнулась Кейт, бросив кожаный пиджак в сторону вешалки и чрезвычайно обрадовавшись, когда он угодил прямо на крючок.

— Здравствуй, красотка, — приветствовал ее младший репортер.

Кейт не знала, действительно ли он так считает: сексуальные пристрастия коллеги оставались тайной даже для нее. Но все равно были приятны его слова. К тому же в последнее время она сомневалась, правильным ли было решение больше не обесцвечивать волосы. Она была крашеной блондинкой несколько лет, и этот шаг дался ей нелегко.

— Нет, я серьезно, не надо ничего менять — тебе идет естественный цвет, — говорил Даррен. — У тебя хорошая кожа и большие голубые глаза; темно-русые волосы отлично с ними сочетаются. Согласен, цвет слегка мышиный, но гламурно-мышиный.

— Гламурно-мышиный?

Здесь нужно заметить, что Даррена вряд ли можно было назвать приверженцем естественности. Сегодня его ресницы были тщательно накрашены и губы ярко блестели — к тому же он выбрал черную помаду. Зачесанные наверх волосы с мерцающим фиолетовым отливом резко контрастировали с мертвенно-бледным лицом. При каждом движении младшего репортера от его обтягивающих черных джинсов и рубашки распространялся удушающий аромат пачулей. Ботинки у Даррена были огромные, черные и, как и ремень, сплошь в металлических заклепках и с цепями. Только любовь к драматическим эффектам и непоколебимая вера, что за углом его ждет успех, могли заставить младшего репортера разгуливать по городу в таком виде. Тем более когда за углом, как это часто случалось, его встречали подростки с воплями «Педик!!!».

Бедный Даррен! Трудолюбивый умный парень, не лишенный чувства юмора, он к тому же, в отличие от своих предшественников, без разговоров вносил деньги в офисный чайный фонд.

Кейт улыбнулась ему:

— Ну, что я пропустила? Что случилось, пока меня не было?

— Можешь мне не верить, но на этот раз действительно есть новости!

— Подожди, я угадаю! Наверное, на первой полосе вышло новое автобусное расписание.

— Даже лучше! Наш «Беверли-Хиллз» провалился в огромную дыру.

— Что? Ты имеешь в виду Слэк-Палисэйдс? — Кейт удивленно вытаращила глаза. Вот это сюрприз! Слэк-Палисэйдс — роскошный поселок, построенный в десяти милях к западу от Слэкмаклетуэйта, с выложенными брусчаткой дорожками, пластиковыми портиками, каретными фонарями под старину и вертолетными площадками по специальному заказу, был возведен практически за одну ночь. И то, что он исчез за одно утро, казалось вполне закономерным, хотя и невероятным. — Но ведь там живет Питер Хардстоун! — вдруг вспомнила Кейт и подумала о том, как было бы здорово, если… — А он, случайно, не провалился в эту дыру?

Даррен покачал головой:

— Боюсь, что нет. Удивительно, но все остались целы. Если не считать уязвленного самолюбия и утраченной собственности. Вот мой отчет о происшедшем. Я только что его закончил.

И он подтолкнул к ней лист бумаги. Кейт взяла его и прочитала:


Заголовок: Земля уходит из-под ног


Начало. Несколько разгневанных жителей роскошного поселка Слэк-Палисэйдс, размещенные на ночь в местной гостинице «Раманда-инн», согласились рассказать о пережитом ужасе — сады, примыкавшие к их домам, внезапно провалились на пятьдесят шесть футов под землю. Пятидесятилетний актер Гревиль Томас лишился лужайки и стоявшей на ней ванны-джакузи. «К счастью, в этот момент я находился в доме и наслаждался… гм-м… массажем, — сказал актер, в прошлом известный по роли похотливого сквайра Тиркеттла в сериале «Эммердейл». — Моя подружка говорит, что ей показалась, будто под ней земля ходуном заходила. Но, думаю, это был я».


Подзаголовок: Ночной кошмар


В это же время Джулиан Бриджмен — поп-звезда восьмидесятых годов, — только что вернувшийся из знаменующего его возвращение на сцену турне по прибалтийским государствам, обнаружил, что парадную дверь его дома заклинило и ее невозможно открыть. «А моя домработница застряла в подвале, в сортире… Сами понимаете, в каком положении, — рассказал бывший солист группы «Компью-теройд», которая в 1983 году поднялась на пятое место в хит-параде с песней «Будапешт». — А потом я услышал ужасный треск и, обернувшись, увидел, как моя звукозаписывающая студия, расположенная в отдельном здании, проваливается в эту, я бы сказал, мегадыру. А ведь там хранились оригинальные пленки с записями наших старых хитов. Я собирался сделать на них ремиксы вместе с «Фэт-бой Слим»!Это какой-то страшный сон!»


Подзаголовок: Крысы


Все жители покинули элитарный поселок. Те из них, кто сейчас находится в «Раманда-инн», заявили, что не планируют возвращаться в развалины своих роскошных особняков, оборудованных по последнему слову техники, и намерены подать в суд на застройщика — компанию «Фантазия». Представитель компании отверг все разговоры о том, что состоятельные крысы покидают в буквальном смысле тонущий корабль. «Сейчас многие жители находятся на отдыхе, и именно поэтому их нет в поселке, — заявил этот человек, отказавшийся назвать свое имя. — Это просто небольшой инцидент. Люди слишком эмоционально отреагировали. Для обвала не было никаких предпосылок, все произошло неожиданно…»


— «Небольшой инцидент»?! — оторвавшись от текста, воскликнула Кейт. — С удовольствием бы послушала, как они будут объяснять это Хардстоуну!

— Он, должно быть, вне себя! — кивнул Даррен. И Кейт стала читать дальше:


Подзаголовок: Микки-Маус наносит удар


Фрея Огден, президент природоохранного общества Слэкмаклетуэйта, не согласна с заявлением о том, что обвал произошел неожиданно. «Все знают, что Слэк-Палисэйдс построен в историческом месте, где несколько веков назад велись горные работы, — возмутилась сорокаоднолетняя мисс Огден, которая в свободное время с удовольствием выступает в роли пламенного оратора. — Именно из-за старых шахт это место и является природоохранной территорией. Или являлось. С самого начала строительства я неоднократно предупреждала «Фантазию» и городской совет о том, что может произойти нечто подобное».


— Вот это да! — Потрясенная Кейт вернула статью Даррену. — Судя по всему, эта ненормальная хиппи все-таки была права.

Она понимала, что в более крупном городе Фрею Огден не считали бы такой чудачкой. А вот в Слэкмаклетуэйте к этой огромной, шесть футов ростом, вегетарианке, защитнице окружающей среды и пламенному оратору относились с определенной долей беспокойства. Да и сама Кейт не раз попадала на ее острый язычок — во время протестов, которыми Фрея встречала ежегодную выставку производителей кровяной колбасы. В этот день она, пылая от гнева, в буквальном смысле закрывала своим телом проход к мясным лавкам, которые участвовали в выставке, и Кейт не могла пробраться туда для интервью. И хотя невозможно было не восхищаться страстью, с которой Фрея отстаивала свои убеждения, все равно создавалось впечатление, что она немного не в себе.

Как президент, основатель и единственный член местного природоохранного общества Фрея так же активно боролась за сохранение окружающей среды. Возможно, именно это и отпугнуло желающих присоединиться к ней. И хотя, вне всяких сомнений, местные жители были заинтересованы в том, чтобы сохранить первозданный вид Слэкмаклетуэйта и его окрестностей, они боялись, что их начнут ассоциировать с женщиной, которая боролась с проблемами окружающей среды, порой выходя за пределы разумного. И вот теперь Кейт задумалась, действительно ли Фрея не в себе. Ведь со своими предостережениями о Слэк-Палисэйдс она попала в самую точку. И как только Питер Хардстоун возьмется за это дело, виновный в катастрофе — кем бы он ни был — обязательно получит по заслугам, причем публично. Скорее всего это произойдет на страницах «Меркьюри». У Кейт сжалось сердце. Даррен был прав — наконец-то появилась сенсационная новость! И она, несомненно, займет первую полосу.

— У Фреи, похоже, были все основания так говорить, — хмуро произнес Даррен. — И я бы с удовольствием послушал, что она еще думает по этому поводу. Хотелось бы докопаться до сути этой истории. Уверен, там все не так просто.

— У нас есть время, чтобы успеть к ближайшему номеру, — воодушевилась Кейт.

— Я как раз собираюсь отправлять… — Даррен направился к факсу. — Эта история придется Хардстоуну ко двору. В полном смысле этого слова, ха-ха…

Кейт очень надеялась, что Даррен окажется прав. Если бы им удалось наконец заслужить одобрение нового босса, они могли бы вздохнуть с облегчением. Потому что до сих пор они выслушивали лишь ругань и угрозы — каждый день, с тех пор как газета перешла в его руки. Еще чернила — или, как заметил с дьявольской ухмылкой Даррен, кровь — не высохли на контракте, как золотистый «феррари» с затемненными стеклами бесшумно остановился перед редакцией «Меркьюри», и сотрудники незамедлительно почувствовали на себе новый стиль руководства. Как оказалось, Питер Хардстоун предпочитал все держать в своих пухлых, унизанных кольцами руках.

— Я привык выражаться прямо, — с ходу сообщил он сотрудникам, собравшиеся поприветствовать его, — и, черт возьми, сразу говорю, если мне что-то не нравится, и не беру свои слова назад.

Весь остаток дня новый владелец — агрессивный полный мужчина с хорошо заметной накладкой на волосах, торчащими зубами и черный от загара — с серьезным видом расхаживал по офису, топая наборными каблуками, изрыгая язвительные комментарии и сообщая о своем видении газеты Деннису Уэмиссу — пожилому главному редактору «Меркьюри», джентльмену до мозга костей.

«Черт возьми, я не прошу, а приказываю! — орал Хардстоун в ответ на попытки Уэмисса как-то смягчить масштабные преобразования. — Заткнись, старикашка, и, черт возьми, делай, что тебе говорят!»

Каким-то чудом Деннис Уэмисс, Кейт, Даррен и Джоан — менеджер по продажам, по-матерински относившаяся к своим коллегам, — не были уволены, но их зарплата сократилась на треть. Хардстоун также распорядился, чтобы шестьдесят процентов газеты занимали теперь рекламные материалы. Короче говоря, как работники, так и газетные площади подверглись безжалостному сокращению. Первой исчезла колонка редактора, на которой Уэмисс всегда мог высказать собственное мнение по поводу спорных ситуаций, происходящих в городе. Так, например, он обрушился с критикой на фейерверк, устроенный на заднем дворе частного дома в ночь Гая Фокса:


«Куда подевалась наша скромность? Где теперь те милые упаковки с различными фейерверками, которые каждый раз приносили разочарование, но мы все рано продолжали покупать их в газетном киоске? Сырая хлопушка «Римская свеча»? А «Колесо Кэтрин», которое, стоило поджечь его, тут же слетало с забора и терялось в траве?»


Вот только Хардстоуна такие материалы не вдохновляли.

«Ты писал про дерьмо, и вышло дерьмо! — орал он, размахивая перед редактором статьей, в которой тот негодовал по поводу все чаще встречающихся в Мемориальном парке «собачьих отходов» — так деликатно выразился Уэмисс. — Чтобы этого больше не было! На следующей неделе, черт возьми, я хочу видеть на этом месте большой рекламный материал о магазине «Домашние любимцы — это мы»!»

Мистик Мэйвис, штатный астролог «Меркьюри», очень болезненно отнеслась к своему увольнению. «Значит, она ни черта не стоит, иначе предвидела бы это!» — таков был ответ Хардстоуна на просьбу Уэмисса проявить снисхождение. Исчез также спортивный раздел. Хардстоун заявил редактору, что не видит никакого смысла в том, чтобы бесплатно рекламировать клуб «Слэгхип юнайтед», когда от этих страниц может быть хоть какая-то выгода. В конце концов, «Слэгз» — каких называли в городе — в состоянии оплатить полполосы раз в неделю. Как и «Атлетико осмазерли», «Спортинг гримсдайк» и другие команды, давно привыкшие к тому, что их редкие успехи во всех подробностях описывались на последних страницах «Меркьюри». Уэмисс пытался объяснить, что почти все эти клубы с трудом сводят концы с концами и не могут позволить себе такие затраты, но магнат оставался непреклонен. «Я не спонсирую неудачливых менеджеров! — рявкнул он и холодно добавил: — Ни в футбольных клубах, ни в других местах!»

— Кстати, — сказал Даррен, вернувшись от факса, — хочешь послушать нашу новую песню?

— Что значит «новую»?

У Даррена была своя группа, хотя и не совсем обычная. Ее название — «Денхоулм велветс» — было позаимствовано с вывески местной текстильной фабрики. Младший репортер дважды в день проезжал мимо нее на автобусе, и эти слова крепко засели у него в голове. По пути на работу и обратно он и придумал концепцию группы. Они стали «перерабатывать» лучшие хиты группы «Велвет андеграунд», придавая им, как объяснял Даррен, особый северный колорит. В репертуаре «Денхоулм велветс» теперь были «Глэдис в мехах», «Воскресное утро (Церковь)», «Галифакс (Там ждет меня смерть)» и «Дядя Рэй» — переделанная версия «Сестры Рэй». А теперь, видимо, появилась еще одна.

— Она называется «Ты ждешь автобуса»…

Даррен вышел на середину потертого ковра, прищурился, выставил ногу вперед и, отбивая по бедру ритм одной рукой, поднес ко рту другую, сжатую в кулак. А потом тихо запел:


А-а-а…

Ты ждешь автобуса, зажав в кулаке двадцать шесть пенсов…


Кейт захлопала в ладоши:

— Потрясающе!


Ты никогда не успеваешь, всегда приходишь поздно.

Едва родившись, мы учимся ждать…

О, а-а-а…

Ты ждешь автобуса…


Внезапно за спиной у Даррена распахнулась дверь, и он замолчал. В кабинет вошел редактор.

— Так-так, — сердечно промолвил Деннис Уэмисс. — Что здесь происходит? Даррен, я понимаю, что ты в восторге от своей истории о Слэк-Палисэйдс, но это не значит, что у тебя нет других дел.

— Я редактирую «Что в имени твоем», мистер Уэмисс. — Зазвенев браслетами, Даррен одним прыжком вернулся за свой стол. — Рукопись пришла совсем недавно, и я только сказал Кейт, о какой фамилии на этой неделе идет речь. Вы же знаете, с каким нетерпением она ждет…

Редактор одобрительно кивнул и направился в свой кабинет размером с телефонную будку.

Еженедельная рубрика «Что в имени твоем» посвящалась истории местных фамилий. Она не попала под нож Хардстоуна, потому что Уэмисс высокопарно назвал ее «прелюдией», привлекающей интерес читателей к разделу частных объявлений «Рождения и браки». Хотя была и другая причина — по-видимому, основная: для нее бесплатно писал бывший школьный учитель, увлекающийся этимологией. Его статьи были у Кейт и Даррена постоянным поводом для шуток, потому что он выбирал слишком уж простые фамилии. «Ваша фамилия Батчер?[6] — вслух зачитывал Даррен. — Тогда скорее всего кто-то из ваших предков был мясником или торговал мясом».

Кейт тоже села за стол и с неохотой приступила к своему самому нелюбимому занятию — составлению графика ближайших событий: собраний пенсионеров, ленчей Союза матерей и других «развлекательных мероприятий». Этот материал «Меркьюри» регулярно публиковала под заголовком «Предстоящие события». Список всегда был немаленьким, а с приходом нового владельца стал еще больше. Хардстоун считал, что клубы и пабы, в которых проходят собрания, просто обязаны размещать в газете свою рекламу.

— Давай… — сказал Даррен. — Расскажи мне о самом интересном.

— Гм… ну… В следующую пятницу методисты из Слэк-Боттом устраивают соревнования по висту в сельском клубе.

Даррен одобрительно захихикал:

— Что здесь можно сказать? Нужно держаться от них подальше…

— А бойскауты из Шестьдесят девятого гримсдайкского южного отряда приглашают в свои ряды биверов.[7]

— Само собой разумеется, — фыркнул Даррен.

— Следующее собрание Клуба слабослышащих пройдет четырнадцатого…

— А? Что ты говоришь? — закричал Даррен, прикладывая ладонь к уху.

— А с пятницы будут регулярно проходить вечера живой музыки в… Господи, я же совсем забыла!

И Кейт рассказала ему о беседе с Джелин Шоу. Даррен сиял от восторга — это было заметно даже на его мертвенно-бледном лице.

— Думаешь, она нас пригласит?

— Не сомневаюсь.

— А где это?

— В «Панч ап».

— В «Панч ап»? — Восторга у Даррена поубавилось. — Ты шутишь? Мне казалось, что живой концерт в его стенах — это потасовка с болельщиками «Манчестер юнайтед».

— Судя по всему, уже нет. Джелин Шоу хочет вывести паб на более высокий уровень и собирается приглашать местных музыкантов.

Разволновавшись, Даррен запустил худые, унизанные кольцами пальцы в волосы — черно-фиолетовые, обильно смазанные гелем и топорщившиеся, словно иглы ежа. Подведенные черным карандашом глаза сияли.

— Здорово! Это как раз то, что нам нужно. Я ей позвоню, — улыбнулся он и добавил: — Сегодня Слэкмаклетуэйт, а завтра — весь мир.

— А где Джоан? — спросила Кейт. Она только сейчас заметила, что обычно аккуратный стол их менеджера по продажам на этот раз выглядит идеально чистым. Можно сказать, совсем пустым.

— Да, я забыл тебе сказать… — Даррен прикусил нижнюю губу, покрытую черной помадой. — Тут произошла такая неприятная сцена из-за «Рождений и браков».

— Правда? — Даже учитывая переменчивое настроение нового владельца газеты, сложно было представить, что страница с информацией о смертях и рождениях или небольшие объявления о продаже принадлежностей для боулинга (в связи с кончиной прежнего владельца) или с призывом «Избавьтесь от ужасного акцента!» могут вызвать у него отрицательные эмоции. Кейт выжидающе смотрела на Даррена.

— Ты ведь в курсе, что в последнее время Хардстоун требовал от Джоан расширить раздел?

Кейт кивнула.

— Похоже, она очень волновалась и делала ошибки в записях. Одна двадцативосьмилетняя женщина пожелала сообщить, что выходит замуж за фермера тридцати лет…

— И?..

— А в объявлении в итоге было написано, что ей пятьдесят восемь, а фермеру восемьдесят…

— О Господи!

— Хардстоун ужасно разозлился. Ты ведь его знаешь: как только встает вопрос о судебных исках и перспективе за что-то платить…

— Но для Джоан такие ошибки совсем нехарактерны!

— Она нервничала и говорила мне, что последнее время плохо спит. Помнишь, в каком состоянии она вернулась после разговора с Хардстоуном о плане продаж?

Конечно, Кейт помнила. Всегда розовые щеки Джоан в тот раз были серыми — такими же, как ее волосы после химической завивки.

Даррен взволнованно теребил заклепку в носу.

— Джоан, бедняжка, никогда не слышала о планах продаж. Она думала, это как-то связано с теми людьми, которые ночуют на раскладных стульях около универмага «Харродз». А уж что такое в ее понимании крупноформатная таблица, я даже думать боюсь! Но, как бы там ни было, новости такие — сегодня Джоан вызвал Хардстоун, и, честно говоря, я не жду ее назад. Если вспомнить последние события в Слэк-Палисэйдс, вряд ли он готов проявить сочувствие.

Погрустнев, Кейт вертела в пальцах скрепку. Она не представляла «Меркьюри» без менеджера по продажам. Джоан нельзя назвать яркой личностью — скорее она была тихой, как мышка, — но ее оптимизм, безумная любовь к королевской семье и вкуснейшие вишневые пироги вот уже много лет были неразрывно связаны с их командой. В особенности пироги. Как ей удавалось добиться того, чтобы тесто не намокало, а начинка лежала ровным слоем, Джоан хранила в строгом секрете.

— Я буду скучать по ее оговоркам, — с грустью произнес Даррен. — У меня набралась уже приличная коллекция. Как тот перерыв на ленч, когда она проторчала в супермаркете, пытаясь найти «брахматический» уксус…

Кейт кивнула, вспомнив «репродуктивную мебель», которую хотела купить Джоан, и ее мечту провести ближайший отпуск на греческом острове Пафос. Интересно, удастся ли ей туда добраться?


Глава 2


— Что случилось?

На следующее утро, когда Кейт пришла в офис, Даррен был вне себя от ярости.

— Сама посмотри! — И он бросил ей свежий номер «Меркьюри». «Новое расписание движения автобусов посеяло панику среди пенсионера», — сообщал заголовок на первой странице. — Между прочим, здесь опечатка! Должно быть «пенсионеров».

Кейт недоуменно смотрела на газету.

— А куда же делась статья о Слэк-Палисэйдс? Ты слишком поздно сдал ее?

— Нет! — резко произнес Даррен. Кейт редко видела, чтобы он так злился. — Я отправил ее вовремя.

— Тогда почему ее не напечатали? Это была потрясающая история!

— Именно это Хардстоун и сказал Деннису. Ты ведь знаешь, теперь он утверждает все материалы на первую полосу.

Кейт кивнула. О том, что хозяин собирается это делать, их уведомили вчера по факсу.

— Но если он назвал ее потрясающей…

— С официальной точки зрения чуть более потрясающей, чем нужно! — недовольно объяснил Даррен.

— Что значит «с официальной точки зрения»? — Кейт в недоумении прищурилась.

— Официальная позиция гласит, что негативная информация о происходящем в городе может плохо сказаться на бизнесе — в особенности это касается застройщиков.

— Значит, Хардстоун вообще не хочет, чтобы мы писали о происшедшем?

— Нет.

— Но ведь это в его интересах. Статья о том, почему его дом провалился под землю…

— Дело в том, что, как выяснилось, его дом почти не пострадал и он по-прежнему там живет.

— Все понятно, — устало выдохнула Кейт. — Только этот материал мог бы положить начало расследованию, которое вывело бы на чистую воду «Фантазию» и помогло бы прояснить, что на самом деле случилось в Слэк-Палисэйдс. А это пошло бы на пользу нашему городу, продемонстрировало полную неподкупность и всякое такое… Плюс экологическое самосознание жителей. Фрея собиралась рассказать тебе все, что знает.

— Вот в этом-то и проблема.

— О чем ты говоришь? Почему проблема? Думаешь, у нее очередные безумные теории о заговоре или что-то подобное?.. — Нужно признать, к словам Фреи они всегда относились с опаской.

— Не совсем. Дело в том, что Фрея нарыла массу интересных фактов. Для начала, здесь не обошлось без городского совета. И Брейсгирдл, один из его членов, увяз в этом деле даже не по пояс, а по уши.

— Правда? — Кейт удивленно смотрела на Даррена. — Городской совет?

— Ну, если задуматься, без него никак. С этим делом вообще все непросто. Слэк-Палисэйдс построили в зеленом поясе, границы которого не менялись со времен принятия трехпольной системы земледелия. И к тому же неподалеку от Слэк-Топ — деревни ткачей, известной с восемнадцатого века и имеющей статус исторического памятника. Подкуп городского совета, возможно, всего лишь начало… Все это очень плохо пахнет.

— Но, — перебила его Кейт, — именно поэтому Хардстоуну следовало поручить нам расследование. Это ведь настоящая бомба! — От возбуждения у нее заколотилось сердце. — Об этом может узнать вся страна!

— Только ничего такого не случится, — уныло произнес Даррен.

— Но для чего же еще существует «Меркьюри»! Ведь наш девиз: «Мы ведем борьбу в интересах местных жителей!» — Схватив свежий номер, Кейт нахмурилась: — О, это какая-то ошибка! Здесь написано «Мы сообщаем вам все местные новости!».

— Это не ошибка. Отныне так будет всегда. Наша борьба закончена.

— Так вот почему нам нельзя писать о происшествии в Слэк-Палисэйдс? — медленно произнесла Кейт.

— Нет, настоящая причина в другом… — Даррен набрал полную грудь воздуха. — Когда мы с Фреей обратились в Регистрационную палату, чтобы выяснить, кто входит в состав совета директоров компании «Фантазия», выяснилось — там есть некий мистер П. Хардстоун.

— Что? Это он построил Слэк-Палисэйдс?

— Боюсь, что да. Наш хозяин еще более скользкий тип, чем мы думали.

— Но это невозможно. Ты уверен?

— Абсолютно.

— Но он никогда не говорил об этом. Хотя, если задуматься, мы ведь сделали поселку неплохую рекламу. Даже я написала пару материалов, что было непросто, поскольку я там ни разу не была.

— Все правильно. Он использовал газету для рекламы. Выходит, это изначально очень запутанная история. Грязное дело о землях, являющихся культурным наследием, старых угольных шахтах и взятках — крупнее, чем дают перед финальным матчем Уимблдона.

Кейт с сомнением посмотрела на коллегу. Ей показалось, что он слишком все драматизирует: обман и мошенничество такого уровня были совсем не характерны для их городка. На ее памяти случился лишь один большой коррупционный скандал, когда человек незаконно прибрал к рукам все деньги Фонда ежегодных уличных выступлений, которые Союз пенсионеров ежегодно проводил в Блэкпуле, и скрылся. Было ли очередное выступление запланировано в поддержку или против чего-либо, так и не удалось установить. Что же касается истории с Хардстоуном, Кейт предполагала, что Даррен может слегка преувеличивать.

— А что говорит Деннис? — осторожно спросила она.

— Что это темное дело и рисковать нет смысла.

— Я его понимаю, — мягко сказала Кейт. — Мне очень неприятно об этом говорить, — добавила она, исходя уже из практических соображений, — но даже если все это правда, мы работаем на Хардстоуна. И если мы не собираемся менять место работы, нам лучше забыть об этой истории.

Даррен засунул газету в мусорную корзину, выразив таким образом свои чувства.

— И это еще не все. Он не просто затыкает нам рот, а, черт возьми, фактически уничтожает нас.

— Как это?

— Джоан сказала мне, что Хардстоун распорядился наполовину сократить типографские расходы. Теперь текст будет таким бледным, что никто вообще не сможет ничего прочитать. Похоже, всем молодым журналистам пора понять, что пришло время сваливать.

«Пришло время сваливать»? Кейт прекрасно это понимала. Вопрос только — куда. С Дарреном все ясно — он собирается стать рок-звездой и так уверен в себе, что, можно считать, находится уже на полпути к успеху. А что делать ей? Нельзя сказать, что в Слэкмаклетуэйте так уж много возможностей.

— Всегда остается «Слэк найлонс», — поддразнил ее Даррен.

— Ха-ха… — раздраженно отреагировала Кейт. Воспоминания о фабрике нижнего белья угнетали ее, и Даррен прекрасно знал об этом.

Когда-то во время каникул ей пришлось там работать. И до сих пор в кошмарных снах Кейт видела это мрачное здание и себя, вшивающую ластовицу в поддерживающие колготки.

Единственное примечательное событие в истории «Слэк найлонс» было связано с коронацией ее величества, когда в качестве подарка фабрика направила ей сотню первосортных трусов телесного цвета. Скорее всего, известная своей аккуратностью королева до сих пор их носит.

Но в «Слэк найлонс» было очень даже неплохо по сравнению с другими местами, где Кейт довелось поработать в каникулы. Например итальянское заведение «Дворец пиццы», где она подавала пиццу, приготовленную «поварами», которые никогда в жизни не видели помидоров, «гурманам», которые заходили туда сразу после паба и, принеси она им кусок старого ковра, не заметили бы разницы. А с точки зрения питательной ценности старый ковер был бы даже полезнее.

Но самые ужасные воспоминания остались у нее от фермы по разведению бройлерных цыплят. Кейт вернула белые резиновые сапоги, халат и сетку для волос и отказалась бросать скудную порцию корма несчастным обреченным птицам в то же утро, когда впервые вышла на работу. Она и сейчас начинала рыдать при одном воспоминании об этом дне. И незадолго до того, как газета перешла к Хардстоуну, Кейт, вдохновленная прежним девизом «Мы ведем борьбу в интересах местных жителей!», убедила главного редактора разрешить ей написать материал о царящей на ферме жестокости по отношению к несчастным цыплятам, сидящим в переполненных клетках. Но сегодня, в эпоху Хардстоуна, «Слэк кантри чикенз» была их основным рекламодателем. И недавно Кейт была вынуждена — правда, под угрозой не расстрела, а увольнения — написать о них лестный отзыв на пятьсот слов в разделе «В центре внимания — местные производители продуктов питания».

Учитывая все это, Кейт не сомневалась, что даже в нынешних условиях работа в «Меркьюри» — один из лучших вариантов трудоустройства в Слэкмаклетуэйте. И поэтому об уходе в никуда не могло быть и речи.

— Гм!

Кейт и Даррен резко обернулись. Редактор вышел из своего кабинета размером с аквариум для золотой рыбки и оказался в центре комнаты прямо у них за спиной.

— На пару слов, если позволите, — произнес он с присущей ему учтивостью. — В моем кабинете.

Было ясно, что новость, которую он собирается им сообщить, требует соблюдения определенных церемоний. Деннис Уэмисс любил всякого рода ритуалы. Его коньком был официоз. Кейт подумала о том, что, хотя Уэмисс был уже далеко не молод, со своими причудами, которых становилось все больше, и безнадежно зациклен на «Меркьюри», все равно в нем оставалось что-то от романтика. Особенно ей нравилось, что он требует употреблять «правильные» редакционные термины — называть материалы, написанные в день сдачи номера в набор, «горячими», вдень публикации — «с колес» и так далее. И хотя в типографии этих терминов не понимали, у Кейт создавалось ощущение — хотя и слабое — причастности к живому, волнующему миру, в котором существовали все газеты, за исключением ее собственной.

Внешность Уэмисса была такой же своеобразной, как и его речь. Острая седая бородка, фетровая шляпа с узкими полями и шелковый галстук — от всего этого веяло воспоминаниями о прошлой, более строгой и романтической, эпохе в журналистике. Поступая на работу, Кейт завороженно слушала Уэмисса, который с затуманенным взором вспоминал о тех временах, когда старшие сотрудники «Таймс» сидели в собственных, отделанных дубом кабинетах с каминами и приветливые дамы после обеда развозили на тележках чай и печенье.

Еще одной особенностью их главного редактора было то, что его фамилия на самом деле произносилась как «Уимс». Но Питер Хардстоун считал это крайне претенциозным и называл редактора исключительно «Уэмисс», аргументируя свою позицию следующим образом: «Если она так пишется, то какого черта я должен говорить по-другому! Очень странно, что ты вообще достиг чего-то в журналистике!»

Когда они вошли, в кабинете почти не осталось свободного места. Рядом со столом главного редактора помещался только один стул, маленький и шаткий, и Кейт опустилась на него даже с большим страхом, чем обычно. Она с беспокойством взглянула на Даррена и по тому, как дергался его кадык, поняла, что они думают об одном и том же. Им сейчас объявят о том, что Хардстоун увольняет не одну Джоан, а их всех. Вот и настал этот момент. Они здесь для того, чтобы выслушать приговор своей карьере.

Уэмисс поправил галстук горчичного цвета и провел по редким седым волосам рукой. Кейт запаниковала. Пока редактор собирался с мыслями, перед ее глазами возникла фабрика нижнего белья — огромное и мрачное здание, закрывающее собой весь свет.

А потом случилось то, чего никто не ожидал.

— Отличные новости, — сообщил сияющий Уэмисс. — Хорошие вести не могут не радовать!

Кейт и Даррен удивленно переглянулись.

— Хорошие? — осторожно спросила Кейт.

— «Меркьюри» будет оказана небывалая честь, — с дрожью в голосе произнес Уэмисс. Его глаза светились счастьем. — Мы готовимся встретить особу королевских кровей!

— Неужели приезжает ее величество? — удивился Даррен. «Бедная Джоан! — тут же пронеслось в голове у Кейт. — Столько лет просидеть в «Меркьюри» и не увидеть даже Софии Уэссекской!»

Но Уэмисс уже качал седой головой:

— Королевской крови, но другой. Той, которая гораздо ближе к нам. Натаниэль Хардстоун будет некоторое время работать в «Меркьюри»!

— Натаниэль Хардстоун? — задумчиво переспросила Кейт. — Вы говорите о сыне Питера Хардстоуна?

— Именно о нем, о сыне владельца газеты. Сыне и, что еще важнее, наследнике. Это замечательная новость, не правда ли?

— Зачем? — спросил Даррен.

— Зачем? — переспросил Уэмисс.

— Да, зачем? — Даррен крутил в руках серебряный крест на кожаном шнурке, свисавший с шеи на его костлявую грудь. — Зачем ему приезжать сюда?

Уэмисс широко улыбнулся:

— Конечно же, чтобы изучить все составляющие нашей работы! Ведь когда-нибудь придет, время и он возьмет все в свои руки! — произнес редактор с дрожью в голосе, и Кейт поняла, что Уэмисс очень положительно воспринял новость. — Из всех изданий в империи «Хардстоун холдинге», — восторженно добавил он, — Натаниэль выбрал именно… «Меркьюри».


— Кейт? — Мама барабанила кулаком по тонкой двери в спальню. — Что ты там делаешь, черт возьми? Уже почти восемь! Шевелись!

Кейт помчалась в ванную и встала под прохладный душ. Как обычно, всю горячую воду уже давно слили, но она знала, что жаловаться не имеет смысла. У отца была твердая позиция по этому поводу: «Милочка, а о чем ты думаешь, валяясь в постели?» Быстро одевшись, Кейт отправилась на кухню, где — что опять же было обычным делом для этого часа — из-за ревущего гриля и постоянно кипящего чайника стояла жара, как в кузнице.

Вздохнув, Кейт потянулась за тостом. К этому времени ее карьера и жизнь уже могли бы сложиться совсем по-другому. Она должна была сидеть, изящно выгнув спину, за стойкой на кухне собственной, элегантно обставленной квартиры на набережной Темзы и, положив ложечку от Мэтью Уильямсона в фарфоровую чашку от Джейд Джаггер, наслаждаться блеском полов светлого дерева и открывающимся через панорамные окна видом на дорогую ее сердцу реку, медленно несущую свои воды.

Но увы… Ее зарплаты никогда не хватало до конца месяца — с «пришествием» Хардстоуна ситуация только ухудшилась, — и именно поэтому она до сих пор жила с родителями и бабушкой в примыкающем к соседнему доме под названием «Витс-энд».[8]

Справедливости ради стоит заметить, что, когда ее семья купила дом, он уже носил это название. Кейт знала, что родители не обращали на него внимания и им было абсолютно все равно. В отличие от нее всех остальных членов семьи их адрес не смущал. Однажды, много лет назад, она предложила отцу заменить слова «Витс-энд» на номер, но он походя заметил — отчасти оправданно, это она готова была признать, — что «если у его дочери нет другого повода для волнений, то ей, черт возьми, очень повезло».

Насколько она знала, более нелепый адрес был только у Даррена. Его семейное «гнездо» звалось «Шахта Эрзан». Родители совместно владели домом, и к тому же название отражало их страсть к курению: стены и потолки в доме были светло-коричневого цвета, и внутри стоял отвратительный застарелый запах сигаретного дыма. Даррен говорил, что впервые увидел родителей, когда дорос до их коленей, — настолько плотными были вокруг них клубы дыма от «Суперкингз».

— Чай, дорогой? — Встряхнув заварку в большом коричневом чайнике, мать показала его отцу.

— Спасибо, дорогая! — Широко улыбаясь, отец протянул ей чашку.

Кейт никогда не слышала, чтобы родители повышали голос друг на друга.

— Ох, я только что убрала молоко в холодильник, — вспомнила мама.

Отец отправился за ним.

— Кто это купил? — спросил он, вынимая пакет с перекошенным от отвращения лицом.

Мать с беспокойством посмотрела на него:

— Наша Кейт. А что? Неужели оно просрочено?

— Даже хуже, — проворчал отец. — Обезжиренное. — Он хитро посмотрел на дочь. — Это черт знает что такое! Чтобы забелить чай, придется налить в него в два раза больше!

Кейт покраснела. Отец любил доставать ее за любое отклонение от обычного списка покупок. Однажды, решив немного разнообразить семейные десерты, она купила упаковку заварного крема с добавлением настоящей ванили. А в результате ей пришлось терпеть насмешки отца о «заварном креме с пеплом».

С тостом в руке Кейт направилась в гостиную, где, как обычно, сидела бабушка с вязаньем в руках. Она время от времени поглядывала в телевизор, который отец всегда держал включенным. В течение дня он никогда не садился у «голубого экрана» — предпочитал стоять, делая вид, что лишь ненадолго отвлекся от какого-то важного домашнего дела.

— Привет, бабуль.

— Привет, детка.

Бабушка сидела в кресле у окна. Это было специальное кресло для пожилых людей — с высоким сиденьем, чтобы было легче подниматься, в эластичном нейлоновом чехле, где на коричневом фоне кружились коричневые осенние листья. Оно служило ей еще в пансионе для пожилых людей, когда бабушка жила там вместе с дедом. А после его смерти она забрала кресло с собой к родителям Кейт. Вместе с креслом в доме появилась масса всяких безделушек: пепельница с берегов Южного моря, карусель с латунными ангелами, которая вращалась, когда под ней зажигали свечки, триумвират пластмассовых «мудрых обезьянок» и свадебная фотография бабушки и деда в рамке. Все это стояло на подоконнике рядом с ее креслом, а на стене висели пластмассовые часы с изображениями птиц на месте цифр. Днем и ночью они издавали различные «орнитологические» звуки — для каждого часа разные.

— Что это ты смотришь? — Кейт искоса взглянула на экран.

Взъерошенная блондинка с огромными зубами высаживала целый сад карликовых деревьев на гигантском каменном надгробии и укладывала вокруг настил. «Поставьте на месте упокоения дорогого вам человека современную ограду», — агитировала она с широкой улыбкой.

— О, детка, не знаю… Какую-то ерунду. Да я и не смотрю.

Бабушка быстро вязала, спицы в ее руках так и мелькали. Кейт ни разу не видела ее без вязанья, за исключением тех моментов, когда она ела, но даже тогда, прежде чем отправить в рот очередной кусок, бабушка умудрялась набрать несколько петель. «Никто не заставит работать ленивые руки», — иногда говорила она, громко стуча спицами. Старушка вязала везде: в постели, в очереди за пенсией и даже на автобусной остановке. «Она могла бы одеть всю Англию!» — снисходительно замечала мать, и Кейт хотелось, чтобы это было правдой. Хотя, наверное, единственный человек, кого не испугали бы связанные бабушкой вещи, — это Дэвид Бэкхем. Но даже для него это могло бы стать настоящим испытанием. Кейт с беспокойством посмотрела на нечто нейлоновое в ярко-желтую и огненно-оранжевую полосу, болтающееся у бабушки на спицах. Всю неделю Кейт не оставляла надежда, что это будет чехол илидля чайника, или для одежной вешалки, но уже готовая, цвета яичного желтка, часть изделия очень напоминала горловину. Господи, пожалуйста, только не очередная безрукавка! И уж тем более не пончо! Нижний ящик комода в комнате Кейт и так уже забит ими! Она не сомневалась, что скоро наступит день, когда бабуля — несмотря на то, что один глаз у нее стеклянный, а другим она видит все хуже — заметит, что внучка ни разу не надевала ее подарки.

— А это тебе пойдет… — Бабушка помахала спицами и посмотрела на Кейт здоровым глазом. — Будешь как картинка!

Вот только интересно какая. Оранжевый и желтый цвета вряд ли удачно оттенят ее иссиня-бледную кожу.

— Отличная расцветка для лета, — удовлетворенно добавила бабушка.

— Увидимся позже! — Кейт наклонилась, чтобы поцеловать старушку, и почувствовала запах мыла «Камэй», исходящий от ее кожи.

Проходя через холл, Кейт взглянула на себя в зеркало. Хорошо ли она выглядит? Прав ли был Даррен, когда говорил о ее волосах?

— Ты ведь вернешься к чаю? — В голосе матери слышалась надежда. Кейт знала — ее мать предпочла бы, чтобы она сейчас шла гулять с бойфрендом. Или — это устроило бы ее еще больше — с мужем и детьми, как большинство ее ровесниц. Но Кейт слишком часто видела в торговых центрах бывших одноклассниц, толкавших то вверх, то вниз огромные коляски с близнецами, и давно уже решила про себя, что этот путь не для нее. Должна же где-то быть лучшая жизнь…

— Да, — сказала она, глядя прямо в глаза матери, — я вернусь к чаю.

Та печально покачала головой:

— Как жаль, что у тебя ничего не получилось с этим милым парнем, Найджелом Херрингом![9]

Кейт почувствовала прилив раздражения. Несколько недель назад она наконец-то бросила «милого парня», и мама была очень недовольна. Кейт училась вместе с Найджелом в школе и снова встретилась с ним, когда делала для «Меркьюри» материал об адвокатской конторе его отца. У них завязались отношения, основанные, как ей поначалу казалось, на обоюдном стремлении уехать из Слэкмаклетуэйта.

— Такой милый мальчик! — вздохнула мама.

Она была в восторге от Найджела, в ее представлении он мог бы стать для дочери «замечательной парой». Другими словами, профессионалом с хорошими перспективами. Наследник отцовского бизнеса, успешно сдавший экзамены, имеющий диплом и служебный «пунто»… Принц Уильям — и тот не отвечал бы всем требованиям матери.

— И так мил со своей матерью. Замечательная дама эта миссис Херринг.

— В ней есть что-то от Хайацинт Буке,[10] — не согласился отец.

Ему нравились рассказы Кейт о том, что мать Найджела подавала ужин и завтрак на разной посуде и, уходя спать, обязательно выставляла в столовой сервиз к завтраку. Еще больше отца веселила ее безумная любовь к двум старым таксам, которые очень часто и громко портили воздух, а она оправдывала их, говоря: «У этих бедняжек такая грубая кожа».

Но причиной их разрыва стало совсем другое. И дело вовсе не в том, что Найджел Херринг не был сексуальным и всякий раз, когда он пытался поцеловать ее, они стукались зубами и волосы Кейт цеплялись за его очки. И не в той ночи, которую они вместе провели в машине на придорожной стоянке. Кейт тогда поразили его трусы — она даже не подозревала, что такие еще есть в продаже, не говоря уж о том, что их кто-то носит… Нет, смертельным ударом для нее стало то, что она узнала: амбиции Найджела не простираются дальше наследования компании «Херринг энд К°, адвокаты». А Кейт вовсе не собиралась связывать свое будущее с человеком, который был в курсе всех тайн жителей Слэкмаклетуэйта, какими бы они ни были.

— Маргарет, прошу тебя, перестань вспоминать Найджела Херринга! — Шаркая ногами, в кухню вошла бабушка. — Ты как заезженная пластинка!

Кейт с благодарностью посмотрела на старушку. В такие моменты она даже прощала бабушке то, что та убедила родителей назвать дочку Кэтлин, в честь ее любимой певицы. Отец, всегда готовый бороться с тем, что казалось ему претенциозным, долго дразнил дочь, когда та попросила звать ее Кейт. Но девушка держалась твердо, и теперь он, как и вся семья, вспоминал ее полное имя только в редкие минуты гнева.

— Яи не отрицаю, что он был неплохим мальчиком, — добавила бабушка, — только наша Кейт достойна лучшего.

— Лучшего? — Мама недоуменно подняла брови. — Но в нашем городе нет ничего лучше.

— А я и не говорю про наш город! — вспылила бабушка. — Если тебя интересует мое мнение, Кейт нужно уехать отсюда. Немного приключений — вот что ей нужно. Поверь мне, уж я-то знаю.

— Я и не подозревал, что у тебя была такая бурная жизнь, — заметил отец.

— Да, бывали моменты…

Кейт стало интересно, что она имеет в виду. Насколько она знала, в жизни бабушки не случалось ничего особенного. Возможно, эти «моменты» касались деда. У них, как и у родителей Кейт, был очень счастливый брак. И хотя вот уже пять лет как дедушки не стало, не проходило и дня, чтобы бабушка не брала в руки их черно-белую свадебную фотографию. Она гладила снимок, и на полном красном пальце поблескивало простое, потускневшее от времени обручальное кольцо, которое уже невозможно было снять. И Кейт очень хотелось, чтобы ее семейная жизнь с тем человеком, которого она в итоге выберет, была хотя бы наполовину такой счастливой.

— Как жаль, что ты не постаралась как следует! — сокрушалась мать, недовольно оглядывая Кейт с головы до ног. — У тебя такие восхитительные глаза и хорошая чистая кожа! Ты умеешь делать макияж, если, конечно, не ленишься…

Кейт считала свою внешность обычной и понимала, что этим утром она далеко не в лучшей форме. Честно говоря, до лучшей формы было как до Луны! Ногти обкусаны, волосы немыты, к тому же отросшие корни не покрашены.

Выбор одежды занял считанные секунды: черные брюки и черный джемпер-поло — шкаф Кейт был полон однообразных и одноцветных вещей. Что касается макияжа, она не нуждалась в подсказках Даррена относительно «естественности», потому что уже почти не видела смысла краситься. Для чего это нужно в Слэкмаклетуэйте? Ведь здесь нет ни единого человека, ради которого ей хотелось бы хорошо выглядеть!

— Не понимаю, почему ты все время носишь брюки, — добавила мать. — У тебя вполне нормальные ноги, но об этом никто не догадывается, потому что их не видно.

Кейт опустила глаза на свои длинные ноги, которые хоть как-то компенсировали отсутствие талии и слишком большую, по ее мнению, грудь. Она потянулась к подоконнику рядом с дверью, чтобы взять ключи от машины. Но мама еще недоговорила.

— А я надеялась, что ты хотя бы сегодня постараешься, — вздохнула она. — Ведь должен приехать сын вашего босса, не так ли? По-моему, ты упоминала об этом вчера вечером…

— Натаниэль Хардстоун? — Кейт скорчила гримасу. Она чуть не забыла об этом. Может быть, Уэмисса его приезд и взволновал, но для нее он ничего не значил.

— Послушай, Маргарет, — сказала бабушка, выходя из кухни, — оставь девочку в покое. Когда придет время, она найдет себе парня.

— Если только не упустит его, — мрачно промолвила мать.

— Кого — парня или время? — решил пошутить отец.

— Ха-ха! — угрюмо отреагировала Кейт.

— Хотя сын твоего босса может оказаться вполне ничего, — заметила бабушка. — Заранее не угадаешь.

Кейт сжала зубы: она уже все знала. Во-первых, Натаниэль — глупое имя. На ум сразу приходят пухленькие вздорные мальчики, красные бархатные «пажеские» костюмчики, стрижки «под горшок» и роман «Маленький лорд Фаунтлерой». Определенно с таким именем он не может быть красавцем, хотя на это и так нет никаких шансов. Ведь сын Хардстоуна обязательно должен быть, как и его отец, невысоким, напыщенным и ужасно неприятным человеком.

Кейт бежала под дождем к машине, радуясь, что у нее все же есть один необыкновенный секрет. О нем не знали ни мама, ни даже бабушка — в ее жизни все-таки был мужчина. И не какой-нибудь заурядный… Марк был сногсшибательно красив, невероятно сексуален, очень общителен… Как и она, он был уверен, что где-то за пределами Слэкмаклетуэйта кипит настоящая жизнь.

Это именно из-за Марка Кейт в последнее время опаздывала к завтраку. И из-за него рано уходила в спальню, а потом не спала полночи, взбудораженная его обаянием, красотой и безграничной изобретательностью в сексе. Единственным недостатком Марка было то, что в действительности его не существовало. Кейт придумала его, он был героем романа, который она писала по ночам в спальне, прячась под одеялом.

К этому моменту сюжет книги уже почти полностью сложился у нее в голове. Честно говоря, много фантазии для этого и не требовалось.

Марк, репортер местной газеты, живет вместе с родителями и бабушкой, потому что финансово еще недостаточно крепко стоит на ногах. Ему ужасно скучно, и он мечтает о развлечениях, светской жизни, женщинах, больших деньгах и скоростных машинах…

Эту историю Кейт придумала довольно быстро — на одном очень скучном заседании женской ассоциации. Председательствовала на нем, как обычно, Дорин Брейсгирдл. Книга будет о том, как из удушающей атмосферы провинциального городка, где он ублажал скучающих домохозяек, Марк переберется в Найтсбридж[11] — только Кейт еще не придумала, как это произойдет, — и переключится на скучающих хозяек дорогих особняков. После этого он вихрем ворвется на престижные мировые курорты — и прежде всего на юг Франции.

С исследовательскими целями, а также для того, чтобы удовлетворить свое любопытство, Кейт мечтала увидеть шикарный, славящийся на весь мир безумной роскошью Лазурный берег — место паломничества всех знаменитостей. Каждый год, правда, не особо рассчитывая на успех, она твердила Уэмиссу, что очень хотела бы освещать для «Меркьюри» Каннский кинофестиваль. В начале этого года ей уже почти удалось уговорить его с тем условием, что она сама оплатит все расходы. Тем неприятнее было узнать о продаже газеты Хардстоуну — ведь это означало отмену всех предыдущих договоренностей.

Мечты о серьезных переменах в жизни, независимости и собственном жилье Кейт теперь все больше связывала со своим романом. «Жиголо с севера» станет бестселлером — это было ее самой сокровенной мечтой и тщательно охраняемым секретом, о котором не знал даже Даррен. У него были «Денхоулм велветс». Ау нее — Марк…

Когда машина наконец завелась, Кейт принялась прокручивать в голове текст, написанный сегодня утром. Судя по всему, когда долгожданный договор на публикацию будет подписан, ей придется изменить несколько имен.


Марк взглянул в зеркало туалетного столика и пригладил темно-русые волосы — густые и блестящие, в отличие от редких седых волосков, торчащих из одутловатой головы члена городского совета и вице-президента Торговой палаты. Ничего удивительного, что Дорин Брейсгирдл предпочитала его своему мужу.

— А-ах! Да, дорогой, да, так! О-ох! — В постели под ним в экстазе трясла мясистым задом Дорин Брейсгирдл.

Марк смотрел на ее дряблую, испещренную голубыми прожилками грудь, которая болталась где-то сбоку. Господи, сколько еще старых теток будет у него в этом городе, прежде чем он навсегда покинет его! Закрыв глаза, Марк подумал о женах миллиардеров — третьих по счету, с упругой грудью, загорающих на пришвартованных в Каннах яхтах своих мужей. Весь мир — и, что гораздо важнее, его жена — ждут его. Но как до них добраться? — Ты так красива! — прошептал он Дор…


Именно в этот момент мама принялась колотить в дверь спальни. «И все же, — размышляла Кейт, уезжая все дальше от дома, — такова участь многих литераторов». Колриджа преследовал «человек из Порлока», а у нее есть своя Маргарет из «Витс-энд».

Свернув на улицу, где находились редакции местных газет, Кейт очень удивилась, что кто-то оказался здесь раньше ее. Под вывеской «Меркьюри» стоял мужчина, он пытался укрыться под огромным зонтом от дождя, лившего как из ведра. Кейт торопливо шла по блестящему от воды тротуару. Конечно, она может ошибаться. Это совсем не маленький напыщенный человечек, которого она ожидала увидеть. Он был высоким — очень высоким, в длинном темном пальто, смотревшемся очень стильно. Приложив свободную руку к стеклу, он разглядывал — пожалуй, даже с интересом, хотя, возможно, это был ужас — выставленные в витрине фотографии. В такой дождь он не может стоять там просто так. Даже в хорошую погоду никто не станет без дела бродить около офиса «Меркьюри».

Кейт ускорила шаг и почувствовала, что у нее начали промокать брюки.

— Мистер Хардстоун?

Высокий человек обернулся. Лицо было скрыто зонтом, но ей удалось разглядеть темные волосы и высоко поднятые брови.

— Я — Кейт, — представилась она, пытаясь найти в сумке ключи и морщась, когда капли, стекавшие с волос, попадали ей в глаза.

— А я, черт возьми, промок насквозь!

И она видела, что он не преувеличивает. Даже под зонтом молодой человек вымок до нитки. Ручейки воды стекали с волос и дальше по носу вниз. Дорогое пальто топорщилось от сырости.

Кейт пропустила гостя в офис и украдкой рассматривала его, пока разгоралась, мигая, засиженная мухами лампа дневного света. На ее взгляд, Натаниэль Хардстоун оказался гораздо выше шести футов. У него были большие ярко-голубые глаза. Густые ресницы намокли и слиплись. Кейт почувствовала, что у нее зачесались ладони. Шею залила краска. И это сын Питера Хардстоуна? Это видение, этот бог — отпрыск маленького уродливого хама, владельца газеты?

Кейт сразу же пожалела о том, что не накрасилась. Она чувствовала, как по губам стекают капли воды. Сердце бешено колотилось. Как сказал бы Уэмисс, близость такой неземной красоты заставляла трепетать каждую клеточку ее тела.

Крупные яркие губы Натаниэля влажно блестели. Нос был прямой, с красиво очерченными ноздрями. На загорелых щеках играл румянец, линия подбородка была идеально ровной. Кейт ни разу не видела такого красавца — ни в Слэкмаклетуэйте, ни в любом другом месте.


Глава 3


Кейт понимала, что стоит разинув рот, и поэтому, когда на столе, за которым раньше сидела Джоан, зазвонил телефон, почувствовала облегчение. Но оподлилось недолго.

— Это «Мокери»?

— Да, это «Меркьюри».

— Думаю, я не ошибся с названием, — едко произнес мужчина на другом конце линии. — Это Адриан Гримшоу.

Кейт почувствовала приближение беды и осторожно посмотрела на Натаниэля Хардстоуна. Он уже повесил на вешалку мокрое пальто — под ним оказался темный костюм — и, присев на край стола Даррена, приглаживал мокрые блестящие волосы. У него была стройная фигура и длинные, темные от загара руки.

— Здравствуйте, мистер Гримшоу. Чем могу помочь?

— Моя жена недавно родила мальчика весом шесть фунтов. Мы назвали его Джозеф.

— От всей души поздравляю вас! — искренне произнесла Кейт, недоумевая, зачем он сообщает ей об этом.

— Что ты сказала?

— Я сказала «поздравляю». Это отличные новости.

— Могли бы быть отличными, черт возьми, — раздраженно перебил ее Гримшоу, — вот только у вас в разделе «Рождения и браки» написано, что его имя Джейкоб.

— Джейкоб очень красивое имя, — попыталась выкрутиться Кейт.

— Но это не его имя. С какой стати мне называть своего ребенка в честь печенья?[12]

Судя по всему, речь идет об очередном промахе Джоан при составлении частных объявлений.

Кейт увидела, как полные губы Натаниэля Хардстоуна скривились в усмешке. Его густые волосы, высыхая, начали блестеть и переливаться, цветом напоминая темное золото. Длинная прядь упала ему на глаза — от чего он стал еще более привлекательным, — и Нат откинул ее с безразличием супермодели. В этот момент взгляду Кейт открылись такие высокие скулы, что их, вероятно, можно было разглядеть даже с Луны.

— Гм… хорошо… Я все выясню и перезвоню вам!

Она снова посмотрела на Хардстоуна, и ее сердце тревожно забилось. Теперь он не только наблюдал за ней с нескрываемым интересом, но и — это было очевидно — прислушивался к разговору. Что-то в ее голосе взволновало его. Наверное, страх.

— Хорошо. — Кейт старалась говорить с такой интонацией, словно по телефонным проводам шла передача ценной информации от надежного источника. — Отлично, спасибо.

Она положила трубку и, взглянув в сторону Натаниэля Хардстоуна, заставила себя снисходительно усмехнуться:

— Один из местных внештатных корреспондентов. Как обычно, у него куча идей, ха-ха!

— Внештатный корреспондент откуда? — спросил он.

— Гм… из Слэк-Палисэйдс, — произнесла Кейт первое, что пришло ей в голову.

— Да? — Хардстоун прищурился. — Ты не ошиблась? — Он намеренно потянул букву «ш». — Мне казалось, кроме отца, там сейчас никто не живет.

— А-а… — Вот черт! Какая же она идиотка — забыла, что весь поселок провалился в преисподнюю, или, правильнее будет сказать, в угольные шахты! Кейт снова задумалась, не замешан ли Хардстоун в делах «Фантазии». Что, если это не плод больного воображения Даррена и Фреи?

— Хотя постой! — Лицо молодого человека озарила улыбка. — Я совсем забыл, там живет кое-кто еще. По соседству с нами, правильно?

Спасена! Кейт согласно закивала.

— Какой-то футболист, — продолжал Хардстоун. — Его зовут Игорь Блаватский, он играет за «Юнайтед».

Кейт широко улыбнулась, словно подтверждая, что именно он и есть внештатный корреспондент.

— Хотя он ни слова не знает по-английски, — хитро заметил Натаниэль.

В этот момент открылась дверь и в кабинет вошел абсолютно промокший Даррен. Пряжки на его ботинках звенели как колокольчики на оленях Санты.

Улыбка исчезла с лица гостя. Он уставился на полиэтиленовый пакет, который Даррен водрузил на голову, чтобы спасти свои «иглы» от дождя. Несмотря на все меры предосторожности, макияж младшего репортера был испорчен и по его щекам текла тушь. К тому же сегодня он выбрал мертвенно-бледную помаду.

— Это Даррен, — пробормотала Кейт, — мой коллега.

Даррен коротко кивнул Хардстоуну и, переключив все внимание на Кейт, крепко стиснул ее в объятиях. Его старая армейская шинель промокла насквозь, и от нее сильно пахло креозотом. Но он выглядел довольным, и его глаза — все в черных кругах от туши — блестели от возбуждения.

— «Велветс» получили ангажемент! Ура-а-а!

— Значит, ты звонил Джелин? У Даррена своя группа, — объяснила она Натаниэлю.

Но сын владельца газеты лишь пожал плечами:

— Ради Бога!

Даррен посмотрел на него с неприязнью.

— Джелин Шоу, — повернулся он к Кейт, — задала мне очень странный вопрос.

— Какой?

Даррен осторожно снял пакете головы и провел руками по волосам.

— Ну, я пытался представить нас в выгодном свете: говорил, что «Велветс» исполняет высококонцептуальную музыку и так далее, но она сразу прервала меня. Сказала, что ее это совсем не волнует, а интересно лишь одно, сможем ли мы… — Он с озадаченным видом замолчал.

— Стоять? — Кейт постаралась не улыбнуться и почувствовала, что презрение на лице Хардстоуна сменилось скептической усмешкой.

— Да. — Даррен удивленно захлопал ресницами. — Откуда ты знаешь? Да, именно стоять. На ногах… Очень странно.

— И что ты ей ответил?

— Сказал, что, конечно, «Велветс» без проблем играют стоя. Боже мой, сможем ли мы это сделать? Да мы стоим ровнее и лучше всех в музыкальном мире! Так что в пятницу мы выходим на сцену! — Даррен помахал кулаками, словно боксируя с воздухом. — Отличный результат, не правда ли?

— Ну, что скажешь? — шепотом обратилась Кейт к Даррену.

В офис только что приехал Деннис Уэмисс и, восторженно суетясь, провел гостя в свой крошечный кабинет.

— Скажу, что у нас еще остался пирог, который бедняга Джоан принесла на прошлой неделе, чтобы отметить день рождения принцессы Евгении. Мы можем почтить ее память минутой молчания, пока будем его есть. Я говорю про Джоан, а не про принцессу.

— А я спрашиваю не про пирог… — Кейт взглядом показала в сторону кабинета Уэмисса. — А про него… Натаниэля Хардстоуна.

— А-а. — Даррен с умным видом покрутил одно из колец в носу. — Ты говоришь о мистере Сексе-на-Палочке?

— Раз уж ты заговорил об этом, мне кажется, что он довольно красив.

— Да, судя по твоему виду, ты на это и рассчитывала! — Даррен насмешливо взглянул на нее.

Кейт смутилась.

— Хотя, если тебя интересует мое мнение, этот тип выглядит неплохо, — добавил Даррен, — но в нем есть что-то, что мне не нравится.

— И это, видимо, то, что он не проявил никакого интереса к выступлению «Денхоулм велветс»? — едко поинтересовалась Кейт.

— Думаю, ты меня с кем-то путаешь… Потому что мне наплевать на его мнение! — Глаза Даррена зажглись гневом. — Кейт, перестань, ты же видишь, какой он засранец!

— У него прелестный зад, если ты об этом!

— Heт, совсем не об этом, — еще сильнее разозлился Даррен.

Кейт решила, что нет смысла развивать эту тему, пока Даррен в таком настроении. Она вернулась к подборке «В этот день пятьдесят лет назад». Эту старую, насчитывающую уже не один десяток лет, рубрику они с Дарреном готовили по очереди, и на этой неделе был ее черед. Для этого приходилось спускаться по крутой лестнице в темный подвал — настолько сырой, как будто он находится под водой, — где хранились огромные и тяжелые подшивки номеров «Меркью-ри» в кожаных переплетах.

Здесь, в мерцающем тусклом свете фонаря, среди ничем не примечательных городских новостей пятидесятилетней давности им приходилось выискивать наименее скучные, а потом тащиться обратно в офис и пытаться засунуть толстую, негнущуюся подшивку в ксерокс, чтобы снять с нее копию.

В эту подборку очень часто попадали новости о закладке фундаментов давно снесенных зданий, а также выцветшие фотографии, на которых бледные футболисты, причесанные на косой пробор, махали неизвестными кубками со второго этажа открытых автобусов, а толпа фанатов в фетровых шляпах приветствовала их. Также большой популярностью пользовались заметки о местных жителях, нашедших неразорвавшиеся бомбы. «Наши постоянные преданные читатели наверняка помнят этот «взрывоопасный» материал».

Скучно, конечно, но всякое бывает… Иногда подборка «В этот день…» давала своему автору шанс — неожиданный и очень серьезный. Двадцать лет назад заступивший на пост в подвале репортер «Меркьюри» сделал сенсационное открытие — предки находившегося в тот момент у власти президента США жили в Слэкмаклетуэйте. В результате семья, о которой шла речь, стала известна на весь город, эту историю подхватила национальная пресса, а самому репортеру предложили место в лондонской газете. Правда, с тех пор о нем никто не слышал, но это уже к делу не относится.

И Кейт потащила тяжеленный том к ксероксу, по пути размышляя, какая новость больше понравится читателям: закладка первого камня в фундамент автобусной станции вице-мэром города или торжественное открытие эстрады для оркестра в честь коронации королевы.

Путь к старому и капризному ксероксу пролегал мимо кабинета главного редактора, и Кейт увидела голову с копной темно-русых волос — Натаниэль Хард стоун скучал, прислонившись к оконному стеклу.

Вернувшись к себе, она увидела, что Даррен открывает коробку с пирогом.

— Ух ты, сколько осталось! Хочешь кусочек?

— Нет, спасибо.

Даррен взял нож, который теперь постоянно лежал в коробке, и отрезал себе большой кусок. Тонкими бледными пальцами с обкусанными ногтями, покрытыми черным лаком, он поднес пирог ко рту и принялся жевать.

— Потрясающе вкусно, — вздохнул он, любуясь ровным слоем красных ягод. — Один Бог знает, как Джоан это удается. А мы так и останемся в неведении.

Подняв чашки с эмблемой Торговой палаты Слэкмаклетуэйта за «павших товарищей», они принялись за работу.

— Что ты делаешь? — спросила Кейт у Даррена.

— Я знаю это как свои пять пальцев.

— Прости?

— Очередная идея нашего великого лидера, — застонал Даррен. — Хардстоун решил доказать, что старая поговорка неверна, и заставил Колина сфотографировать пальцы разных людей, перемешать снимки и проверить, смогут ли они найти среди них свои. Он считает, что это невозможно.

— Вот это да! А мы говорим о новостях национального масштаба!

— Да. Но основная его цель, конечно, — это привлечение рекламодателей, чей бизнес связан с руками: маникюрных салонов, хиромантов, саун с услугами только для мужчин… Думаю, в основном вот этих…

Кейт скорчила гримасу:

— А после пальцев я должен буду заняться приложением для «Ковромании».

— Я и не предполагала, что у тебя мания к коврам. Некоторое время они сидели молча, вглядываясь в пустоту.

— Не знаю, как ты, — задумчиво произнес Даррен, — а я уже давно скучаю по тем безумным историям, о которых мы когда-то писали. По крайней мере, это хоть как-то напоминало репортерскую работу.

— Как тот репортаж о «летающих тарелках» в Саутгейте? — улыбнулась Кейт.

Даррен захихикал, вспомнив о нем:

— Можно подумать, пришельцы из другой галактики, имей они возможность приземлиться где угодно на нашей планете, залетели бы сюда!

— Но ведь были неопровержимые доказательства, — напомнила ему Кейт. — Семидесятипятилетняя бабушка видела огромные облака, спускающиеся с неба, а кто-то, выходя из «Панч ап» (из «Панч ап»!), заметил яркий свет и странную дымку.

— Да, а помнишь ту женщину, которой пришельцы средь бела дня выстрелили в лицо лазером на выходе из торговой галереи? Я уж не говорю об НЛО, который сняла на портативную видеокамеру домохозяйка из Слэк-Боттома. Это был «потрясающий материал почти на восемь с половиной минут».

Они заулыбались, и дружба была восстановлена. Даррен, решив устроить себе полноценный перерыв на чай, взял «Миррор», а Кейт снова украдкой посмотрела в сторону кабинета редактора. Она видела, что Уэмисс старался изо всех сил, чтобы передать свой журналистский опыт, накопленный за полвека, а на красивом лице Хардстоуна отражалась смертельная скука.

Как же он хорош! Но ей не следует особо радоваться. Не обязательно быть Дарвином, чтобы понимать — законы природы таковы, что мужчинам с такой внешностью, как у Натаниэля, не нравятся женщины ее типа. Блондинки с упругими телами в блестящих платьях, как на всех снимках с вечеринок, которые публикуют в глянцевых журналах, больше ему подходят. Красивые, дорогие женщины с широкими белоснежными улыбками и идеально покрашенными волосами. А не оборванки с волосами мышиного цвета, отросшими от корней уже на целый фут.

— Черт возьми! — пробормотал Даррен.

— Что такое?

— Шампань де Вайн, — с отвращением помахал он газетой, и фиолетовые «иглы» на голове задрожали.

— Это та девушка? — Кейт была несколько заинтригована. — Модель, актриса или… крыса, которая снималась в… — Она замолчала, не желая даже Даррену признаваться в том, что смотрела «Привет, моряк, я звезда!». У нее были все основания заявить, что во всем виновата бабушка. Преданная поклонница всех программ о путешествиях, она не отрываясь смотрела это шоу о знаменитостях типа «Большого брата», в котором известные персоны, включая и Шампань, отправились в кругосветное плавание и по очереди выкидывали друг друга из игры. Грубость Шампань по отношению к другим участникам тут же привлекла к программе внимание зрителей — правда, продержалась девушка совсем недолго. Ее выгнали первой, и она должна была пройти по доске в катер, забитый телекамерами, около французского Дьеппа. Шампань мало времени провела на борту, но зрителям очень понравились эти дни, или, скорее, небольшое количество одежды на ней. И в результате популярность актрисы сейчас была выше, чем во все предыдущие годы.

— Которая снималась в «Привет, моряк, я звезда!»? — закончил за нее фразу Даррен. — Да, именно она. И она приезжает сюда жить.

— Сюда? В Слэкмаклетуэйт? Почему?

— Потому что она подруга Игоря Блаватского… Это естественно.

— Правда? — Кейт широко распахнула глаза. У Блаватского в футбольном мире была репутация спокойного человека. «Надежная пара ног» — вот как отозвался о нем менеджер «Юнайтед». И никто не мог предположить, что он вдруг окажется в сетях такой широко известной охотницы за скальпами звезд, как Шампань де Вайн.

— В последнее время Игорь страдал от растяжения мышц в паху, — задумчиво произнес Даррен, — и из-за этого пропустил несколько важных матчей. Как ты думаешь, это с ней как-то связано? Она никогда не надевает на себя много одежды или вообще не одевается…

Он протянул газету Кейт. На центральном развороте была фотография красивой блондинки. Она лежаа на боку, кокетливо глядя через плечо. Трусики-«танга» были едва заметны между упругими загорелыми ягодицами, которые напоминали пару свежевыпеченных бриошей. «Ах какая булочка!» — гласил заголовок.

В тексте под фотографией «модель и актриса» давала «незабываемый комментарий», как его назвали в газете, о своем переезде на север.


«Была ли я когда-либо на севере? — задумывается над нашим вопросом героиня шоу «Привет, моряк, я звезда!». — Господи, вы, наверное, шутите! Конечно, нет! Какого черта я там забыла? Вам стоило бы взглянуть на это место! Слэкмаклетуэйт — вот это название! В магазинах дерьмо, еда отвратительна, местные жители — настоящая деревенщина. Они уродливы и глупы, и я не понимаю ни слова из того, что они говорят. Кстати, надеюсь, вы еще не включили диктофон?»


— Невероятно, — покачала головой Кейт. Ее глаза блестели от гнева. — Местная общественность поднимет ужасный шум, я в этом уверена. — Она со злостью сжала кулаки. Какое право имеет кто-то, не говоря уже об этой Шампань де Вайн с птичьими мозгами, так отзываться о ее родном городе? Кейт стало ужасно обидно за весь Слэкмаклетуэйт и его живописные окрестности, за местный Дворец дожей, в котором располагался городской совет, и еще за добрых, милых и трудолюбивых людей, живущих здесь. — Какая же она тупая, мерзкая, эгоистичная… — Голос девушки дрожал от переполняющих ее эмоций.

— Успокойся! Кого волнует, что думает эта глупая дамочка?

— Да, я понимаю, но… — Ноздри Кейт гневно раздувались.

Даррен поднялся:

— Я, пожалуй, пойду. Надо взять эксклюзивное интервью у владельца магазина электротоваров «Провод под напряжением», который оплатил рекламное объявление на полполосы. Думаю, он окажется ужасным типом и будет требовать хвалебный материал.

Когда Кейт вернулась из туалета, телефон на столе Джоан разрывался. Прежде чем снять трубку, девушка скрестила пальцы.

— Алло? — с опаской произнесла она.

— Чертовски вовремя! — прорычал голос на другом конце линии. — Куда все подевались в этом долбаном офисе?

— Доброе утро, мистер Хардстоун.

— Не понимаю, что в нем доброго, черт возьми! Где тебя носило, мать твою? Я жду уже очень долго!

— Я была…

— Я не желаю выслушивать оправдания, — тут же перебил владелец «Меркьюри». — Тебе нужна эта чертова работа или нет?

— Да, конечно, мистер Хардстоун! — Стиснув зубы, Кейт старалась отвечать вежливо. — Чем могу вам помочь? — Может быть, транквилизаторы? Укол? Смирительная рубашка?

— Мой сын, этот никчемный придурок, все еще там?

— Да, то есть я хотела сказать: Натаниэль здесь. Вы хотите с ним поговорить?

— Нет, черт возьми, не хочу. Мне нужен тупой старикашка Уэмисс. Он на месте, я полагаю?

— Да.

— А вот в прошлый раз, когда я звонил, его не было полдня, черт возьми!

— Это так. Мистер Уэмисс был на похоронах матери.

— Да? И что это за оправдание? Можно подумать, старой кошелке было до этого какое-то дело!

Да уж, что тут скажешь?

— А ты кто такая? — грозно поинтересовался Хардстоун. — Как твое имя?

— Кейт Клегг.

— Ах да! Та репортерша с большими сиськами.

Кейт захлопала ресницами.

— Гм… да, я репортер…

— Ага, ты вполне ничего, девочка… Можешь стать очень привлекательной, если немного похудеешь.

У Кейт от гнева перехватило горло.

— Я попробую, — пробормотала она.

А Хардстоун прорычал ей на ухо:

— Черт возьми, не надо умничать! Это я здесь самый умный!

— Простите.

— Соедини меня с этим ничтожным главным редактором! Немедленно.

— У него совета…

— Я сказал: немедленно! — заорал он.

— Вы не могли бы немного подождать, мистер Хардстоун?

Она положила трубку на стол и услышала, как из нее полился поток ругательств.

— Это Питер Хардстоун, — прошептала Кейт, приоткрыв стеклянную дверь в кабинет Уэмисса.

Она старалась не встречаться взглядом с Натаниэлем, но чувствовала, что он рассматривает ее — это было как холодная, очень холодная, вода в душе по утрам. Кейт пришлось приложить усилие, чтобы не задрожать.

Лицо редактора исказилось от испуга.

— Гм… хорошо. Дорогая, ты бы лучше переключила звонок. Знаешь что, может быть, сходишь с Натаниэлем куда-нибудь перекусить? Покажи ему город, накорми ленчем. — Он бросил взгляд на старые золотые часы. — Сейчас ведь… гм… как раз время ленча.

Кейт тоже посмотрела на часы. Ровно одиннадцать сорок пять.

— Что ж, хорошо… Мы пойдем в «Биллиз».

Уэмисс заволновался:

— Ты уверена?

Кейт понимала его обеспокоенность. Кафе «Биллиз» нельзя было назвать излюбленным местом отдыха городского бомонда. Хотя были ли вообще такие места? Неотъемлемое достоинство этого по крайней мере в том, что здесь можно было поесть дешево и быстро, еду всегда подавали горячей и находилось кафе рядом с офисом.

«Биллиз» располагалось в угловой части крытого городского рынка. Его владелец, именем которого и было названо заведение — нервный женоподобный мужчина за пятьдесят, с лицом, красным толи от любви к спиртному, то л и от стресса, а может, оттого и другого вместе, — сидел за барной стойкой и время от времени с грохотом выставлял на нее тарелки с жареным картофелем, бобами или сандвичами с беконом. По всему периметру зала тянулась стойка, заменявшая столики, и за ней на низких стульях сидели завсегдатаи кафе: дамы в возрасте, отдыхающие от похода по магазинам, молодые мамаши с пищащими и визжащими отпрысками и скучающие тинейджеры в облаках сигаретного дыма, который расползался по всему кафе.

Натаниэль Хардстоун изучал приколотую к стене рекламную листовку: «Скромный завтрак от Билли — бекон, томаты, сосиска, поджаренный хлеб, бобы, грибы, яйцо и тост».

Он присвистнул и произнес:

— Это не скромный завтрак, а скорее серьезная атака на желудок.

— На твоем месте я бы взяла сандвич с беконом.

— Как скажешь.

Сделав заказ, Кейт вернулась на место. Ее не покидало ощущение, что Натаниэль наблюдает за ней.

— Это такое необычное место, — заметил он, оглядываясь по сторонам. Хотя Кейт казалось, что самое необычное здесь — сам Натаниэль. Его красота и характерная только для привилегированного класса раскованность были заметны в любой обстановке, но здесь производили почти шокирующее впечатление. Это как увидеть ангела в очереди на автобусной остановке.

— «Биллиз»? — улыбнулась она. — Оно уникально, поверь мне.

— Не только это кафе. Я обо всем, что здесь происходит, — этакий союз провинциальных дыр, черт возьми. Слэкмаклетуэйт и «Слэгхип» стоят друг друга. — Он потер ладонями глаза. — Поверить не могу, что мне придется задержаться в этом болоте.

Кейт почувствовала, что начинает раздражаться.

— А мне казалось, ты сам захотел работать в «Меркьюри», — резко сказала она. — Нам говорили, что у тебя был выбор.

Натаниэль резко поднял голову. Глаза, голубые, как газовое пламя, насмешливо уставились на нее.

— О-о-о, прости! Я и не думал, что тебе действительно нравится жить здесь.

— Это мой дом, — защищаясь, сказала Кейт. — Я больше нигде и нежила.

— Конечно, конечно! — Лицо Натаниэля стало серьезным. Он не сводил с нее полных раскаяния глаз и понимающе кивал, а прядь блестящих волос то и дело падала на лоб. — Прости меня, ладно? Не обращай внимания. Я ненавижу свой дом, и поэтому считаю, что все испытывают такое же чувство.

— Ты хочешь сказать, что ненавидишь Слэк-Палисэйдс? Тебе не нравится жить с отцом?

Кейт старалась скрыть свой неподдельный интерес. По опыту она знала, что безразличие располагает к большему доверию, чем выражение любопытства на лице.

— Да, я ненавижу его больше всех на свете!

Натаниэль Хардстоун ненавидит своего отца! В этом, как ей казалось, не было ничего удивительного. Даже работать с этим магнатом-тираном было тяжело! А уж жизнь с ним, видимо, похожа на кошмар! О том, чтобы иметь с этим человеком родственные связи, даже подумать страшно! Кейт понимала — ее удивило не то, о чем Натаниэль Хардстоун поведал ей, а то, что он был так откровенен.

— Мой отец — агрессивный придурок! — с чувством произнес Натаниэль и выжидающе посмотрел на нее.

Кейт дипломатично улыбнулась. Она еще не решила, стоит ли доверять этому парню.

Глядя ей прямо в глаза, он прищурился и понизил голос до интимного шепота.

— Это правда, что он пытается заставить тебя написать материал о стриптизе?

Лицо Кейт исказилось от гнева.

— Что?

— Ну, может быть, я неправильно понял! — Натаниэль широко улыбнулся и продолжал гипнотизировать ее взглядом. — Зови меня Нат, ладно? — промурлыкал он. — Как все мои друзья. А я надеюсь, — он многозначительно наклонился к ней, — мы можем стать друзьями.

Кейт почувствовала, как у нее заколотилось сердце. Два громких удара о барную стойку и крик Билли:

— Два сандвича с беконом!

— Я принесу, — вызвался Нат, поднимаясь на ноги. Он явно был больше шести футов ростом.

Вернувшись назад, он брезгливо взял один из сандвичей и с отвращением принялся рассматривать его — два огромных куска белого хлеба и между ними розовый жирный кусок мяса.

— И что же ты тогда здесь делаешь? — поинтересовалась Кейт, когда он сел рядом. — Если сам говоришь, что не хочешь работать в «Меркьюри».

— Меня выгнали из Оксфорда, вот и все дела. — И Натаниэль впился зубами в хлеб.

— Из Оксфорда? — Даже не притронувшись к своему сандвичу, Кейт положила его на тарелку. И хотя в животе у нее уже урчало от голода, она оставила этот призыв без внимания: риск, что у нее появится «борода Билли» — так в «Меркьюри» называли стекающий ручьем по подбородку жир от бекона, — был слишком велик. — Тебя выгнали… из Оксфорда?

— Именно так.

Кейт изумленно вытаращила глаза, стараясь понять, как можно было упустить такой шанс.

— Что произошло? — спросила она, снова переключая внимание на Ната.

Он поднял белесые брови и ухмыльнулся:

— Роковое стечение обстоятельств. Если говорить конкретнее, то кокаин и марихуана, обнаруженные старшим наставником в моей комнате.

— Наркотики?

Нат насмешливо хмыкнул:

— Понимаю, почему ты пошла в журналистику. У тебя мозги как стальной капкан… — Заметив, что лицо Кейт исказилось от гнева, он поднял руки вверх: — Прости, я пошутил. Так вот, — он снова улыбнулся, — старший наставник ужасно разозлился. Все было бы еще хуже, узнай он, что я трахаю его жену. — Нат самодовольно усмехнулся.

— Да, конечно! — Кейт старалась скрыть свой интерес и придать голосу нотки неодобрения.

— Поэтому я и здесь. Это наказание. Меня посадили в одиночную камеру в этом чертовом Слэк-Палисэйдс и заставили работать в «Мокери». Можно сказать, что этот придурок, мой отец, запер меня.

— Хорошо прожаренные глаза! — прокричал Билли, с грохотом выставляя на стойку еще несколько тарелок.

— Это шутка… не волнуйся, — улыбнулась Кейт, увидев по лицу Ната, что он в ужасе. — Билли так называет вареные яйца, обжаренные в масле.

— Очень смешно! — Нат тоже улыбнулся ей — очень интимно, прищурив глаза, — и Кейт почувствовала, что снова тает. Наклонившись вперед, Нат прикоснулся к ее руке. — Кейт, скажи мне, — мягко спросил он, — чем бы ты хотела заниматься, будь у тебя выбор?

— Ну… — Кейт колебалась. — Не могу сказать, что мне не нравится работать в «Меркыори».

Нат энергично закивал:

— Конечно, нет. Конечно.

— Но на каком-то этапе я бы не возражала против перехода в другую газету.

Нат смотрел на нее очень серьезно, и это только подталкивало к дальнейшим откровениям.

— Где-нибудь, например… в Лондоне?

Нат продолжал настойчиво кивать.

— Конечно, это ведь вполне очевидно, правда?

— И еще кое-что, — вздохнула Кейт — сочувствие собеседника разрушило ее сдержанность. — Мне хотелось бы писать о чем-нибудь… более интересном. Например, до прихода в газету твоего отца я собиралась ехать в Канны, чтобы освещать события кинофестиваля… — Она почувствовала, что давно похороненная мечта начинает возрождаться где-то в потайных уголках души.

Но Кейт даже не предполагала, какой эффект произведет на Ната это скромное признание. Он широко разинул рот и потрясенно произнес:

— Освещать кинофестиваль? Для убогой «Мокери»? То есть, я хотел сказать, для «Меркьюри»?

— Честно говоря, газета нужна только для того, чтобы получить аккредитацию… — Кейт уже не могла остановиться и продолжала откровенничать: — Я мечтала поехать и своими глазами взглянуть на все. Попробовать немного засветиться. А если бы мне улыбнулась удача и какая-нибудь знаменитость дала бы мне интервью, можно было бы продать его в какую-нибудь лондонскую газету или еще куда-нибудь… — Она покраснела.

— Хорошая мысль. — Его голубые глаза снова излучали тепло, и Кейт задрожала, настолько это было приятно. — Ты знаешь, это потрясающее совпадение, — мягко добавил он.

— Какое совпадение?

— Кинофестиваль. Я должен быть там наследующей неделе на одном приеме. Он состоится на шикарной вилле на мысе Ферра, и там будет целая толпа режиссеров и агентов по подбору актеров.

— А актеры? — спросила Кейт, недоумевая, что такого необычного в агентах.

— Конечно, все звезды первой величины.

— Вот это да! — Кейт с завистью уставилась на Ната и вдруг вспомнила кое-что. — А отец тебя разве отпустит?

Нат сжал в губах — полных и красивых, как у какой-нибудь супермодели, — сигарету, закурил, потушил спичку, взмахнув длинной загорелой рукой, и глубоко затянулся. — Этот старый придурок не сможет мне ничего запретить. В особенности если речь идет о кино.

— А, понятно, ты хочешь стать актером. — Каждый раз, когда речь заходила об актерах, Кейт вспомнила Глэдис Аркрайт в роли Джульетты.

— Все в школе считали меня новым Хью Грантом. Пока этот чертов старший наставник не сунул нос куда не надо. А потом вмешался мой дорогой папаша!

— Какой кошмар! — Значит, Хардстоун чинил преграды не только ее карьере — со своим собственным сыном он поступал точно так же. — Это просто ужасно.

— Твоя поездка на юг Франции… — Он придвинулся очень близко к Кейт. — Кто должен был ее оплачивать? Не твой же отец, верно?

— Ты, наверное, шутишь… Э-э… то есть, конечно, не он…

— И кто же тогда выступал в роли спонсора? — Нат пристально смотрел на девушку.

— Я сама… — с гордостью заявила она. Отец, конечно, ограничивал ее независимость, но не до конца. — Из собственных сбережений.

Мать пришла в ужас, узнав, какую сумму Кейт собралась потратить на поездку. Она считала, что эти деньги следует оставить на решение вопроса с собственным жильем. Бабушка же со своей стороны убеждала внучку потратить их на развлечения.

— В конце концов, с собой ты ничего не заберешь, — говорила она, — ведь на том свете нет карманов.

— На том свете! — возмущалась мать. — Наша Кейт, к счастью, пока еще здесь.

— Ты так считаешь? Да она же здесь заживо похоронена! Никогда не забывай, — обратилась бабушка к Кейт, — приключения — это цветы жизни.

«Только этот цветок, — мрачно думала Кейт, — я никогда не увижу. И даже не вдохну его аромат. И не сорву».

Она печально посмотрела на Ната Хардстоуна — он улыбался и так пронзительно смотрел ей в глаза, что у нее затряслись колени и заколотилось сердце. Девушке показалось, что в убогом зале «Биллиз» вдруг взошло солнце.

Она улыбнулась ему в ответ. Возможно, она все же ошиблась в отношении цветка, о котором говорила бабушка.


Глава 4


За завтраком бабушка наклонилась к Кейт через стол:

— Ты очень хорошо выглядишь, детка! — Ее здоровый глаз блестел за очками. — Познакомилась с кем-нибудь?

— Не совсем, — ответила Кейт с набитым ртом, стараясь придать голосу таинственность.

— Бог ты мой, вы только посмотрите на нее! — фыркнул отец, входя в кухню. — Вырядилась как на карнавал.

— Оставь ее в покое! — не прекращая вязать, велела ему бабушка. — Детка, ты великолепна! Хороша, как морковка! — И она подмигнула внучке.

Кейт заставила себя улыбнуться. Она старалась вовсе не для того, чтобы выглядеть как морковка или участница карнавального шествия. Утонченная сексуальность — вот к чему она стремилась. Девушка ужасно измучилась: полчаса искала короткую черную юбку-стрейч, которую уже очень давно не надевала, а потом еще полчаса заново изучала содержимое косметички. Запланированное короткое свидание с «Жиголо с севера» было в итоге отложено, поскольку она очень долго пыталась подобрать себе губную помаду. Идет ли ей красный цвет?

— Чай?

Мать плеснула темно-коричневую жидкость в чашку с надписью «Слэкмаклетуэйт в цвету». Кейт видела, что она сливает остатки — такой чай казался сухим на вкус, и от него еще сильнее хотелось пить. А еще он был такого цвета — Кейт заглянула под стол, — как бабушкины колготки.

— Я так понимаю, ты наконец освободила ванную? — многозначительно поинтересовался отец.

Кейт пристально посмотрела на него. Разве она виновата, что маску для волос нужно держать пятнадцать минут? И при этом она не теряла времени даром — сбрила волосы под мышками, на ногах и между ног.

— Не обращай внимания, — шепотом успокоила ее бабушка, — ему еще повезло. Раньше у нас был только таз с водой, и обычно мы мыли сверху и снизу то, что могли. — Она придвинулась к Кейт и захихикала: — А потом, когда все выходили из комнаты, домывали все остальное.

Кейт прыснула в чашку:

— Ой, бабуля, ты испортила мой макияж!

Из часов «Птицы Британии» раздалось чириканье московки — было девять утра.

— Мне пора идти, — ахнула Кейт. — Я опаздываю.

Уходя, она с опаской посмотрела на бабушкино рукоделие. Безрукавка — в этом уже не оставалось никаких сомнений — была близка к завершению, и Кейт такое открытие совсем не порадовало.

— Я вчера сорок минут ждала автобуса, — радостно сообщила бабушка, стуча спицами, — и за это время довязала спину.

К огромному разочарованию Кейт, когда она подъехала к редакции, сына владельца «Меркыори» на улице не оказалось. Она помрачнела и вошла внутрь. Прошло целых полчаса, прежде чем дверь офиса открылась. Кейт резко обернулась — ее сердце замерло в предвкушении — и увидела… не ухоженного, сексуального Ната, а Даррена в еще более готическом виде, чем обычно. На голове «иглы» в голубую полоску, голубая помада с металлическим блеском, ногти такого же цвета и фиолетовая дымка на опухших веках.

— Отличные тени, — заметила Кейт.

— Нет, это не тени… Давай будем считать, что это результат спора о моде с футболистами у входа в ночной клуб.

— Что?.. Они смеялись над твоей одеждой?

— Нет, наоборот, это мы смеялись! — Он потер бледный лоб рукой, на которой блестело кольцо в форме черепа. — Мы так много выпили! Боже мой, мне очень плохо…

— Похмелье?

— Как минимум на шесть баллов по шкале Рихтера. И в автобусе теперь новый водитель — он в каждый поворот входит так, будто мы на трассе в Монце. К концу пути завтрак просится наружу!

— А с кем ты был?

— С ребятами из «Велветс». Мы отмечали успех в «Панч ап».

— Несколько преждевременно, тебе не кажется? Вы ведь выступаете в пятницу.

Даррен кивнул и тут же сморщился:

— Ой, больно!

— Почему вы решили не ждать?

— Ты ведь знаешь, что такое «Панч ап». Если зрители останутся довольны, они нальют нам пива. А если нет… — Его кадык нервно задергался. — В общем, мы решили выпить загодя.

— Ох, Даррен, не переживай, — улыбнулась Кейт. — Ты рожден для славы. Разве не об этом ты мне постоянно твердишь?

— Да, я знаю. Думаю, у меня просто сдают нервы.

— Не волнуйся, если кто-то и может сдержать завсегдатаев «Панч ап», то это Джелин Шоу. У нее черный пояс по карате. — Это было самое необычное, что хозяйка паба сообщила о себе.

— Да, только там у всех черные пояса по выпивке и провокации насилия.

— Ну, ты в этом деле тоже не промах. Быть избитым футболистами!

— К твоему сведению, не они нас, а мы их побили. Кстати, об одежде… — Он внимательно посмотрел на Кейт. — Вот это да! Я не видел тебя в таком виде с тех пор, как Ричард Уайтли зажег рождественскую елку.

Кейт покраснела.

— Это обычная юбка!

— Но при этом очень короткая. Я удивлен. Не думал, что ты согласишься следовать новым указаниям свыше!

— Каким новым указаниям?

— Хардстоун звонил вчера, пока ты так до-о-олго сидела в кафе со своим возлюбленным.

— Он не мой возлюбленный…

— Но ты очень этого хочешь, — кисло заметил Даррен.

— Ничего подобного.

— Да!

— Нет… — Ладно, какая разница? Даррен и Нат, похоже, не выносят друг друга. К тому же в словах младшего репортера есть доля правды. — Так что же сказал Хардстоун?

— В основном то, что попытка увеличить прибыль за счет роста количества рекламных объявлений не удалась.

— Не понимаю, как это связано с моей юбкой.

— Теперь он требует, чтобы мы пошли по другому пути. Хочет добавить немного… гламура.

— Гламура? — удивленно переспросила Кейт.

— Как Хардстоун сказал Уэмиссу, для того чтобы выжить, нам нужно резко увеличить тираж, или, если цитировать дословно, «стимулировать интерес к нашему органу». — Даррен театрально вытаращил глаза, вокруг которых темнели фиолетовые круги. — В общем, суть такова — нам требуется больше секса.

— Больше секса?.. — Кейт попыталась представить статью о сексе на страницах «Меркьюри» и не смогла. Помнится, Уэмисс однажды убрал слово «сосок» из рассказа о скандале, разразившемся вокруг грудного молока.

Но это было в те времена, когда они еще освещали серьезные новости.

— Наш великий лидер прислал тебе кое-что. Посмотри у себя…

Кейт метнулась к столу, где поверх кипы рекламных листовок из супермаркета и прочей ерунды лежали две сложенные страницы — судя по всему, вырванные из какого-то газетного приложения.

Развернув их, она увидела заголовок — «Бесстыдный шик». Просмотрев несколько первых абзацев, Кейт закипела от злости и взглянула на Даррена:

— Статья какой-то журналистки, посещавшей занятия в Лондонской школе стриптиза… Она пишет, что это занятие сейчас в моде.

Вроде бы именно об этом говорил вчера Нат? Внезапно поняв суть вопроса, она залилась румянцем.

— Хардстоун хочет, чтобы я пошла на курсы стриптиза?

— Угу.

— И писала об этом для «Меркьюри»? — Кейт снова принялась читать статью. Похоже, все гораздо сложнее, чем кажется на первый взгляд. Для начала необходимо научиться бросать «сладострастные взгляды»… А еще здесь есть раздел, озаглавленный «Работа задом».

— Если тебя это утешит, — произнес Даррен, — Хардстоун потребовал, чтобы я дал объявление в разделе «Рождения и браки». Описал, какой я клевый парень. А потом рассказывал бы в газете о ночах, проведенных с теми, кто откликнется. Я молюсь, чтобы среди них не было Глэдис Аркрайт.

— Какое унижение! — Кейт стиснула зубы. — Ужасная наглость!

— Есть, конечно, один выход.

— Какой?

— Попросить Ната Хардстоуна, твоего лучшего друга, поговорить с отцом.

Кейт бросила на Даррена испепеляющий взгляд, а потом уставилась на часы, висящие на стене офиса. Уже десять. Где же Нат?

— О, я не сомневаюсь, он будет с минуты на минуту, — произнес Даррен, без труда прочитавший ее мысли. — Думаю, он сейчас немного занят. Скорее всего полеживает в шезлонге в окружении невольниц, которые делают ему виноградный пилинг, и листает последний каталог «Порше».

— Ха-ха!

Возникла неприятная пауза, которую в итоге прервал Даррен, предложив выпить чаю.

Кейт закинула голову назад, пытаясь хоть как-то снять напряжение.

— Да, пожалуй. И может быть, немного вишневого пирога. Мне кажется, я его заслужила.

Лицо Даррена вдруг приобрело зеленоватый оттенок.

— На твоем месте я бы не стал.

— Почему?

— Я встретил вчера Джоан, и она наконец-то открыла свой кулинарный секрет. Сказала, раз она здесь больше не работает, можно все рассказать.

— И в чем же он?

— Тебе не стоит этого знать… — Голубые губы младшего репортера скривились от отвращения.

— Что в этом такого ужасного?

Даррен тяжело сглотнул.

— Она считает, что коржи намокают, потому что в вишнях очень много сока. Поэтому, перед тем как положить начинку в пирог… она берет каждую ягоду в рот и высасывает сок.

Воцарилась полная тишина.

— И мы столько лет это ели! — едва смогла вымолвить Кейт.

— Вот именно. А ты думала, что уроки стриптиза — это что-то ужасное!

И они принялись за работу. Перебирая стопку фотографий для раздела новостей, Даррен пожаловался:

— Хардстоун настаивает, чтобы мы обязательно поместили вот это… — Он помахал ярким блестящим снимком — очевидно, его сделал не Колин, а какой-то другой фотограф.

— Что это?

— Викторина и ужин организационного комитета по благотворительности в Соддингтон-Холле.

— Почему мы пишем о нем? Мне казалось, о благотворительных мероприятиях запрещено упоминать, потому что это не приносит никакой прибыли.

— Сам удивляюсь, — иронично заметил Даррен. — Возможно ли, чтобы жена Хардстоуна со всем ее богатым прошлым вдруг оказалась в приличном обществе? Среди имен, указанных на обороте, есть некая миссис П. Хардстоун.

— Фотография «миссис Икс»? О, давай посмотрим! — Кейт выхватила снимок. Третьей слева в ряду крупных дам в маленьких черных платьях стояла хрупкая блондинка в очень маленьком черном платье. — Это она?

Третья и пока последняя жена Хардстоуна интересовала Даррена и Кейт с тех пор, как младший репортер раскопал ее прошлое. Она не только танцевала у шеста в клубе «Стринг-феллоу», но и была актрисой, звездной ролью которой стал исторический фильм под названием «Сексекьюшн» о Генрихе VIII и его женах — все актрисы снимались обнаженными. Эта пикантная подробность всплыла, когда Даррен, исключительно в рабочих целях — новый владелец очень быстро отключил Интернет в офисе «Меркьюри», — изучал порносайты в библиотеке Слэкмаклетуэйта. К сожалению, дополнительной информации получить не удалось, так как младшего репортера попросили покинуть помещение.

— Если как следует попросить ее, она наверняка сможет дать тебе несколько советов о том, как правильно работать задом.

— Отвяжись.

— За весь вечер им удалось собрать всего пятьсот фунтов! — Размахивая снимком, Даррен закружился по кабинету и вернулся к столу. — Это грустно, если учесть, что там под одной крышей собрались все сливки нашего высшего общества: торговцы полноприводными автомобилями и магнаты, разводящие бройлерных кур. Думаю, они просто пришли туда поесть под благовидным предлогом.

Кейт с недоумением приподняла брови и снова принялась за «Ресторанный гид». Журналисты «Меркьюри» когда-то отчаянно боролись за право писать в эту рубрику — считалось, что это шанс сделать интересный и независимый материал и заодно бесплатно поужинать. Газета компенсировала расходы на еду, пытаясь таким образом сохранять объективность, но с приходом Хардстоуна все резко изменилось. Любая забегаловка, оплатившая рекламу в «Мокери» — даже если ее в любой момент могла закрыть Комиссия по здравоохранению и безопасности, — все равно получала восторженные отзывы, которые обязательно публиковались рядом с объявлением. Такая реклама демонстрировала полное отсутствие взвешенного подхода, что стало новым отличительным признаком газеты.

Кейт не знала, как писать статью, потому что ресторан, о котором ей предстояло писать, был исходя из ее собственного опыта худшим не только в округе, но и, возможно, во всей стране. «Ограбление по-итальянски», как она теперь называла свое прежнее место работы, на этой неделе оплатило рекламу на полполосы.

«Аромат Италии в Слэкмаклетуэйте», — начала Кейт. Что ж, в этом была доля правды. Если представить себе грязного бродягу из Генуи с дурным запахом изо рта.

«Историческая кухня». И это тоже верно. У большинства блюд была своя история — ведь перед тем, как отправиться на стол, они долгое время томились на прилавке под стеклом. Некоторые тирамису даже успевали покрыться слоем пыли.

Кейт принялась грызть ручку. Что еще можно написать?

«Незаурядные сотрудники». К счастью, проблемы с поведением у многих из тех, с кем ей довелось тогда работать, постепенно перестали причинять неудобство. В лучшем случаете, кто их вызывал, находились под залогом, в худшем — в бегах.

«Незабываемый вечер». Можно не сомневаться, вечер, проведенный в «Ограблении по-итальянски», навсегда сохранится в вашей памяти. Если вы переживете его.

Время от времени Кейт нетерпеливо поглядывала на дверь, надеясь, что появится Нат.

В другом конце кабинета Даррен что-то бормотал себе под нос.

— Что случилось? — поинтересовалась она.

— Что-то не то с проверкой правописания на моем компьютере. Странно. Вчера утром все было нормально! — Он многозначительно взглянул на нее.

Кейт вспомнила — она помнила все подробности вчерашнего утра, — что Нат какое-то время сидел за столом Даррена, когда тот выходил. Младший репортер был заметно раздражен, когда, вернувшись, обнаружил его там.

— Может, это какой-то вирус? — предположила она. Даррен фыркнул.

— Да ну, перестань, — принялась уговаривать его Кейт. Это уже смешно! Очевидно, что красавец медиапринц вызывает у Даррена ревность, и он ищет любую возможность, чтобы в чем-то обвинить его. Вполне вероятно, проблемы с компьютером вызваны тем, что техника у них в офисе старая, в плохом состоянии, и, учитывая бюджетные ограничения, исправить ничего невозможно.

— О-о-о, прости! — В широко раскрытых, подведенных черным карандашом глазах Даррена появился притворный испуг. — Наступил на больную мозоль, да?

— Я всего лишь говорю, что это, возможно, и не его вина! — Кейт понимала, что немного переборщила.

Возникла напряженная пауза.

— Планируешь что-нибудь интересное на эти выходные? — в итоге поинтересовался Даррен.

— Не думаю.

Лицо младшего репортера потемнело — даже несмотря на слой белой пудры.

— Ты забыла.

— О чем?

— В пятницу…

Кейт непонимающе уставилась на него:

— В пятницу?

— Ты действительно забыла, — с укором произнес Дар-рен. — С тех пор как на сцене появился лорд Задавала, ты не можешь думать ни о чем другом.

— Это не так, — упиралась Кейт, хотя понимала, что Даррен прав. — Просто скажи мне, о чем ты говоришь. Что произойдет в пятницу?

— Выступление «Денхоулм велветс», естественно! В «Панч ап»!

— Ах да! Конечно.

— Так ты придешь? — Даррен пытался поймать ее взгляд. — Ты должна. Ведь это ты все устроила…

— Подожди минуту, — перебила его Кейт. — Я всего лишь сказала тебе, что Джелин Шоу ищет музыкантов.

— …и ты моя подруга! — закончил за нее Даррен. В его голосе звучала мольба. — И должна поддерживать меня. Драться, если потребуется. Ты же знаешь, что это за место…

— Но ведь ты сам совсем недавно расправился с футболистами, — заметила Кейт.

— Это ничто по сравнению с «Панч ап». Там бывают такие крепыши! — Он пристально вглядывался в ее лицо. — Скажи, что придешь. Ну пожалуйста!

— Э-э-э… — У Кейт замерло сердце. Даже обычный пятничный вечер в «Панч ап» — это испытание, а уж вечер, когда перед хмурыми завсегдатаями паба появится Даррен со своими смешными песнями, обещал такое, что у Кейт душа ушла в пятки. Даррен был прав — похоже, музыкантам «Денхоулм велветс» предстояло продемонстрировать свой талант на честный и бескомпромиссный суд, как говорят в их среде, «трудной аудитории». Так что ничего удивительного, что он волнуется. Стиснув зубы, Кейт смирилась с неизбежным. Ведь как-никак Даррен ее друг. И она должна поддерживать его. — Конечно, я приду, глупенький! И даже не пытайся отговорить меня.

— Драться совсем не обязательно! — произнес Даррен с видимым облегчением. — И постарайся привести с собой как можно больше народу.

«Интересно, кого это?» — хотела спросить Кейт, но сдержалась.

Чуть позже в тот же день в редакции зазвонил телефон, и, подняв трубку, Кейт очень обрадовалась, услышав голос Ната.

— О, привет! — сказала она, старательно делая вид, что совсем забыла о его существовании, словно ей каждый день звонят красавцы — наследники миллионных состояний. — Как дела?

— Неважно, черт возьми! — проворчал Нат. — Отцу снова позвонил старший наставник. Его жена-идиотка во всем призналась. И теперь я не могу выйти из этого дурацкого дома. Чувствую себя Человеком в железной маске! Кстати, в ней я смотрелся бы гораздо лучше, чем Леонардо Ди Каприо!

Кейт украдкой взглянула на Даррена. Младший репортер делал вид, что увлеченно работает над статьей о викторине, но на самом деле ловил каждое ее слово. К счастью, в этот момент звонок в дверь известил, что принесли почту, и Даррен нехотя вышел из кабинета.

— Так вот, — замурлыкал Нат, — может, зайдешь ко мне в пятницу вечером? Возможно, днем Слэк-Палисэйдс и выглядит ужасно, но по вечерам здесь особая атмосфера. И не видно огромных дырок в земле!

Кейт прикусила губу:

— Э-э… У меня свидание.

— Серьезно?

Она постаралась не заметить его удивления.

— И кто же он?

— Пятьдесят пьяных мужиков в пабе. Там тоже особая атмосфера.

На другом конце линии Нат недовольно фыркнул:

— Ты шутишь? Выступление этого гота? Плюнь на него.

— Но я обещала.

— Обещала? Да перестань! Неужели тебе настолько хочется посмотреть, как будут бить этого Эдварда Руки-Ножницы, что ты никуда со мной не пойдешь? Вернее, не придешь ко мне? — кисло спросил он.

— Конечно, нет! — Кейт страдала, но выбора не было. Даррен никогда не простит, если она не придет. Вот черт! Лучше бы она и близко не подходила к Джелин Шоу и ее проклятому пабу.

— Увидимся, — холодно попрощался Нат и повесил трубку.

Наступил вечер пятницы, а вестей от Ната так и не было. Все решилось в тот ужасный день, когда, вернувшись домой, Кейт обнаружила, что бабушка уже закончила вязанье. В последнюю минуту она решила прикрепить к своему творению вязаную бабочку яично-желтого цвета, и теперь безрукавка выглядела еще хуже, чем ожидала Кейт.

Она съела большую порцию тушеного мяса с клецками маминого приготовления, упорно игнорируя тот факт, что джинсы сжали ее талию словно тиски, — пытаясь успокоиться, Кейт смолотила в офисе целую пачку печенья. Сегодня мамино блюдо выглядело особенно аппетитно — сочные островки мяса возвышались в море жирной подливки. Последовавший за этим яблочный пирог был не менее вкусным. Кейт и к нему попросила добавки, оправдывая себя тем, что если она хорошенько подкрепится, то сможет пережить неизбежный провал «Денхоулм велветс».

Когда она наконец положила ложку, мама завела разговор о безрукавке.

— Ты не хочешь ее примерить? — настаивала она. — Бабушка ведь ради тебя старалась.

Кейт посмотрела на нечто ярко-оранжевое с вкраплениями ядовито-желтого цвета, висевшее на вешалке с внутренней стороны кухонной двери. Безрукавка навевала мысли о несчастном случае на предприятии по переработке цитрусовых. Кейт неохотно поднялась и взяла ее.

Уединившись в ванной, она с грустью смотрела на себя в зеркало. Бабушкин подарок оказался слишком узким и таким колючим, словно в шерсть добавили цемент. Узкая передняя планка обтягивала ее чересчур большую грудь. Чтобы натянуть безрукавку, Кейт пришлось снять бюстгальтер, и теперь грудь сплющилась, а соски просвечивали где-то в районе пупка. Желтая бабочка, свисающая приблизительно в четырех дюймах оттого места, где должна была находиться грудь, еще сильнее портила всю картину. Хуже того — бабушка, как всегда, что-то напутала с мерками и плечи оказались почти полностью открытыми, а ядовитые цвета лишь подчеркивали бледную, с синеватым отливом кожу. Кейт угрюмо подняла руки и принялась разглядывать начинающие обвисать мышцы.

— Кейт? — послышался голос матери, потом — стук кулаком в дверь. — Кейт!

— Я никак ее не надену! — Она медлила, пытаясь растянуть безрукавку, которая оказалась еще и слишком короткой. Почему они так торопятся увидеть худшее из всех творений бабушки?

— К тебе кто-то пришел, — раздался шепот матери из-за двух слоев МДФ, — он у двери.

Взглянув в зеркало, Кейт заметила, что ее глаза распахнулись от удивления. Кто-то пришел к ней? Можно не сомневаться — это Даррен, окончательно запаниковавший перед выходом на сцену. В общем, все к этому и шло. Уходя из офиса, она пожелала ему удачи, а он лишь испуганно прохрипел что-то в ответ.

Дверь с матовым стеклом была приоткрыта, и за ней виднелась чья-то фигура. Чувствуя, как шерсть с добавлением нейлона обжигает кожу на обнаженной груди, Кейт широко распахнула дверь и ахнула от неожиданности. Это был не Даррен.

На пороге стоял Натаниэль Хардстоун. Скользнув холодным оценивающим взглядом по лицу Кейт — оно становилось все более красным — и по безрукавке, он недоуменно уставился на вязаную бабочку:

— Вот это да! Клевый прикид!

О нет, этого не может быть! Только не сейчас! Только не в таком виде!

Сам Нат выглядел так, словно только что сошел с рекламного плаката фирмы «Гэп». Без костюма он казался красивее, чем когда-либо: выбеленные джинсы, болтающиеся на бедрах, вязаный свитер, который смотрелся бы нелепо на каждом, хоть немного уступающем ему во внешности, и замысловатые кроссовки, без сомнения, очень модные сейчас в Хокстоне.

«Какого черта ты не позвонил? — хотелось закричать Кейт. — Почему не предупредил заранее, желательно за неделю?» Пока она медлила у порога, не зная, как поступить, из гостиной у нее за спиной раздалась музыка — основная тема «Улицы Коронации», прервавшая серию на середине, а потом послышались громкие рекламные лозунги.

— Я тоже рад тебя видеть, — задумчиво произнес Нат. — А мне казалось, что у нас свидание. Помнишь Эдварда Руки-Ножницы?

— Но… Я думала, ты под домашним арестом.

Он довольно улыбнулся:

— По сути дела, так и есть. Отец направил на меня все камеры. Но к счастью, я неплохо разбираюсь в компьютерах. Залез в центральную систему наблюдения за домом и отключил электронное управление воротами. Всего несколько проводов, которые я соединю потом, — и вот я свободный человек.

— Никогда бы не подумала, что ты захочешь увидеть выступление Даррена.

— Я и не хотел… Просто, мне кажется, это гораздо веселее, чем смотреть телевизор.

— Кейт! — раздался из гостиной крик отца. — Холодно, черт возьми! Заткни дыру!

Нат удивленно поднял брови:

— Что он сказал?

— Это значит «закрой дверь», — пробормотала Кейт. Она знала — когда отец невразумительно выражает свои просьбы, он делает это специально, чтобы позлить ее. — Входи.

Оказавшись внутри, Нат принялся осматриваться. Кейт попробовала взглянуть на свой дом глазами гостя: старый ковер — имитация персидского с многоцветным узором, на стенах в холле — большая мамина коллекция тарелок с изображением животных, которые прилагались к воскресным газетам, и несколько особо выдающихся работ школьного фотографа. На губах Ната появилась легкая улыбка, а у Кейт от стыда подкашивались ноги.

— Дорогая, мы здесь, — позвала мать из гостиной. — Пригласи своего друга войти.

Потом послышался взволнованный голос бабушки:

— Да, Кейт. Идите сюда, я хочу посмотреть, как на тебе смотрится безрукавка.

— Она сама связала ее, — объяснила Кейт Нату.

— Честно говоря, я и не надеялся, что это творение Джулиен Макдоналд, — прошептал он в ответ, чуть задержавшись на пороге гостиной.

— Входи, — крикнул ему отец, — что ты стоишь там как пень на поляне? — Обычно он говорил так каждому, кто, по его мнению, бездельничал.

Брови Ната взметнулись так высоко, что едва не потерялись в его роскошных волосах.

— Что это, черт возьми, значит? — прошипел он.

— Ничего. — Кейт сжала кулаки так сильно, что обкусанные ногти впились в ладони. Она уже поняла, что Нат не произвел впечатления на отца. Найджелу Херрингу был оказан такой же прием. Ей удастся пережить это, если только… если только он сможет сдержаться и не станет называть ее Кэтлин. — Это Нат, — объявила она, бросая на отца предостерегающий взгляд.

— Как поживаете? — Лондонский выговор Ната был безупречен.

— Нат, да? — переспросил отец весело — это не предвещало ничего хорошего. — Как орех?[13]

— Натаниэль! — раздраженно сказала Кейт. — Он работает со мной в «Меркьюри».

— Симпатичный свитер… — сказала бабушка, глядя на Ната через бифокальные очки. — Из какой он шерсти?

Нат с удивлением посмотрел на нее и коротко ответил:

— Не знаю.

— Проходи и садись, Нат, — широко улыбаясь, пригласила мама.

Он недовольно взглянул на Кейт:

— Гм… мы скоро уже уходим, да?

— Что? — фыркнул отец. — Чтобы наша Кэт… то есть наша Кейт, вышла из дома в таком виде?

— О чем ты? Она шикарно выглядит в этой безрукавке! — возмущенно сказала бабушка, разглядывая внучку. — Разве не так? — спросила она у Ната.

Он откашлялся:

— Она выглядит… гм-м… интересно…

Кейт стояла, опустив глаза, и мечтала провалиться сквозь землю.

— А я бы на все пошла ради такой девушки, — задумчиво произнесла бабушка.

Кейт пришла в отчаяние и застонала. Осталось только отцу заметить — как он делает всегда, когда хочет смутить ее, — что на улице темно, как в желудке у коровы, и слишком холодно, чтобы выходить в двух сетках для волос.

— К самому подножию лестницы, — добавила бабушка, восхищенно — как будто не могла поверить собственным глазам — рассматривая свое творение.

В это время мать, сложив пухлые руки на груди, принялась с пристрастием допрашивать Ната:

— А чем занимается твой отец?

— Ну, он… гм-м… Я бы сказал, что он продает газеты.

— То есть он работает в газетном киоске? — Это было явное разочарование.

— В издательском бизнесе, — поправил ее Нат. — Он… гм-м… фактически владеет «Меркьюри».

— Он владелец «Меркьюри»? — Мать сразу понизила голос, и в нем появились игривые нотки.

— Пойду переоденусь, — пробормотала Кейт, не в силах больше видеть восторженное лицо матери и недовольно-подозрительное отца и стремясь как можно скорее вырваться из цепких объятий бабушкиной безрукавки.

Поднявшись к себе, она с ненавистью стянула с себя вязаный нейлоновый «чулок». Словно живой, он царапал ей руки и цеплялся за лицо. Несколько минут спустя, накрасив губы, ресницы и облачившись в новую белую блузку и джинсы, которые после мучительных уговоров наконец застегнулись, Кейт вернулась к семье. Нат отказывался от пирога, которым пыталась накормить его мама.

— Пирог очень вкусный! — В голосе отца звучала обида.

— Я в этом не сомневаюсь, мистер… э-э…

— Клегг.

— Клегг. Просто я не ем пироги, понятно? Хорошо, — заметив Кейт, произнес Нат со слишком заметным облегчением, — мы, пожалуй, пойдем. Вот это да! — пробормотал он, торопливо направляясь в холл. Кейт шла за ним. — А я всегда считал, что Алан Беннет в своих пьесах все выдумал.

Кейт это заявлением возмутило.

— Они абсолютно нормальные, — пробормотала она, защищая свою семью.

— Твой старик вечно всем недоволен.

— Он просто беспокоится за меня! — Кейт не собиралась ругать родителей, хотя и подумала о том, что в плане сварливости отцу нет равных. Но говорить этого она не стала. Ей не хотелось ссориться — ни сейчас, ни тем более с Натом. Она была очень напряжена — переживала из-за родственников и себя самой, из-за Ната, вязаной безрукавки и даже из-за Даррена, который к этому времени уже наверняка приехал в «Панч ап». Кейт представила себе его — худого и уязвимого, стоящего перед полным залом завсегдатаев паба, которые свистят на все лады, как в пресловутых уличных туалетах.

— Повеселитесь как следует! — крикнула мать им вслед. Отец проводил их до дверей и выглянул в чернильно-темную ночь.

— Темно, как в желудке у коровы, — заметил он, и Кейт заскрежетала зубами.

А потом, когда Нат взглянул на него так, словно засомневался в его психическом здоровье, отец наклонился и заботливо, но с насмешкой в голосе, обратился к дочери:

— Ты уверена, что тепло одета? На улице слишком холодно, чтобы выходить в двух сетках для волос.


Глава 5


В понедельник Даррен появился в редакции лишь к середине дня. Похоже, он так и не пришел в себя от потрясения и выглядел так же, как и в тот вечер, когда Кейт уходила из паба после выступления «Денхоулм велветс», каждое мгновение которого, как она и предполагала, оказалось незабываемым.

Даррен бросил мокрую шинель в сторону вешалки. Кейт поморщилась, когда она с грохотом угодила на клавиатуру у него на столе.

Наступила тишина, лишь вода капала из дыры на потолке в стоящую на полу коробку для пирога, теперь постоянно пустующую.

— Как тебе показалось? — Даррен с беспокойством взглянул на нее. — Все прошло нормально?

— Нормально?! — Кейт бросилась к другу через весь офис. — Нормально?! Вы были просто великолепны! — закричала она и так крепко обняла Даррена, что у него в спине что-то хрустнуло. — О-о, прости…

— Все в порядке, — с довольным видом произнес он. — Кстати, я уже начинаю привыкать к повышенному вниманию поклонниц. Сегодня утром на автобусной остановке меня узнали две женщины.

— Вот это да! С ума сойти!

— Но это не значит, что они предложили меня подвезти, — улыбнулся Даррен. — Думаю, слава накапливается постепенно. Наверное, даже «битлов» никто сразу не сажал в свою машину. Особенно когда они были все вместе… Ничего, как мы поем в «Ты ждешь автобуса»…

И он ударил по струнам воображаемой гитары:


Ты никогда не успеваешь, всегда приходишь поздно.

Едва родившись, мы учимся ждать…

О, а-а-а,

Ты ждешь автобуса…


Кейт захохотала, вспомнив взрывы смеха и одобрительные крики зрителей, когда в конце концерта ребят во второй раз вызвали на бис и они сыграли эту песню под шквал аплодисментов.

Кейт, как и всех в пабе, поразило (по-другому и не скажешь), насколько веселым было выступление. При этом все музыканты (и в особенности Даррен) пели с абсолютно бесстрастным и лицами. Младший репортер не только выглядел как поп-звезда, но и идеально вжился в эту роль. Расхаживая с важным видом по сцене — Даррен явно был в своей стихии, — он смотрелся даже сексуально.

— Да, было неплохо. — Он широко улыбнулся.

— Просто великолепно!

— «Глэдис в мехах» имела большой успех.

— Настоящий триумф!

— И «Дядя Рэй».

— Все танцевали.

— Особенно после того, как пришли девушки из Общества Энди Уорхола, — добавил Даррен. Его глаза сияли. — Спасибо Алексу, нашему бас-гитаристу. Он занимается какими-то техническими вопросами в университете, вот только я не уверен, учится ли он там или просто чинит трубы. Не важно, но именно он пригласил их.

— Да, здорово. Они действительно добавили жару и выглядели потрясающе — яркий макияж, светлые волосы! Джелин должна быть довольна! Хотя, если помнишь, она и сама не осталась в стороне. — Хозяйка действительно так радовалась успеху своего первого вечера живой музыки, что залезла на барную стойку (правда, не без посторонней помощи) и с таким воодушевлением исполнила канкан, что сбила несколько кружек пива и растоптала кучу пакетов с хрустящими свиными колбасками.

— Я сначала немного волновался, — признался Даррен. — Выступать перед хранителями традиций «Велвет андеграунд» и все в таком роде… Я боялся, что им не понравится, как мы переделали песни.

— А они были в восторге, и танцевали на столах под «Роковую ферму», — сказала Кейт и запела:


В этой грязи

Лучше смотреть в оба,

Не то сломаешь ногу

По-ополам…


Мне очень понравилось. Классно!

— Все как с ума посходили, — с радостью предавался воспоминаниям Даррен. — В конце на сцену даже трусики полетели. И некоторые не такие уж маленькие, — добавил он. — Мне показалась, что это были «Слэк-найлонс», сшитые на заказ.

Кейт слегка побледнела.

— Лорд Задавала хорошо провел время? — спросил Даррен как бы между прочим, но уголки его губ поползли вверх. — Я видел, что ты привела его.

— Гм-м…

В начале вечера, когда все женщины в «Панч ап» смотрели на него с неприкрытым вожделением, а все мужчины — с нескрываемой завистью, Нат выглядел довольным. Но как только Даррен и остальные музыканты «Денхоулм велветс» оказались в центре сцены и всеобщего внимания, ее спутник — и этого нельзя было не заметить — потерял интерес к происходящему. Остаток вечера он провел, отвечая на поток сообщений по мобильному телефону.

— А как же, конечно. Это было великолепно, — заверила Кейт своего коллегу. — Ничего подобного я здесь еще не видела!

Когда Кейт с Натом уезжали, из «Панч ап» доносились восторженные крики. Но они сели в серебристую «мазду» в полном молчании. Девушка нервничала и пыталась увлечь Ната разговором. Но Нат лишь вздыхал и едва не потерял управление на опасном повороте, потому что держал черный, обтянутый кожей руль одной рукой.

— Черт! — зашипела Кейт. Нат недовольно посмотрел на нее, и она грустно уставилась в пол. В том, что вечер закончился катастрофой, винить, кроме себя, было некого. Не следовало приглашать Ната в «Панч ап» — он ужасно провел время и больше никогда и никуда с ней не пойдет. Она с удовольствием пнула бы себя, если бы не жуткая свалка в ногах под пассажирским сиденьем: старые газеты, пара поношенных вонючих кроссовок, пачки от сигарет, шоколадные батончики, почему-то без обертки.

Казалось, они ехали в тишине целую вечность. Подняв наконец глаза, Кейт заметила, что «Витс-энд» уже близко. Значит, пришла пора прощаться. Хотя, возможно, и «до встречи в офисе». Она слегка растянула губы в улыбке, стремясь встретить неизбежную новость с храбрым лицом.

Нат наклонился. От него пахло сигаретами и пивом, но ей удалось различить аромат дорогой туалетной воды.

— Приходи на чай в понедельник, — пробормотал он.

Кейт в восторге ухватилась обеими руками за кожаное сиденье. Еще одно свидание!

— Отлично. В понедельник, говоришь? — переспросила она, тщательно скрывая свои эмоции.

— Отец к тому времени уедет.

— Уедет?

— В Лондон к своим финансистам. Чтобы выбраться из того дерьма, в котором оказался.

— Ну да… — Кейт хотела скрыть, что она в восторге от приглашения и понимает, о чем идет речь. Неужели Даррен и Фрея не зря принялись за расследование? Она постаралась выдержать оценивающий взгляд Ната.

— Да, он в куче дерьма… По уши. Разве ты не знала?

Кейт пожала плечами.

— Ладно, кому нужен этот чертов придурок? — зло произнес Нат. — Его не будет, и хорошо. Нельзя допустить, чтобы такой дом простаивал. Там есть домашний кинотеатр, бассейн… все. — Его глаза хитро заблестели. — Не говоря уж о чайных пакетиках. И пирог тоже найдется, я в этом не сомневаюсь.

Боковым зрением Кейт заметила, что занавески в гостиной ее дома задрожали. Испугавшись, что на дорожке может появиться отец с фонариком, она сказала:

— Я, пожалуй, пойду.

— Да, пока не появился твой ужасный папаша и не забил меня до смерти кровяной колбасой!

— Смешно! — Кейт хотела, чтобы он понял: ей не по душе такие шутки по поводу северного образа жизни.

Нат усмехнулся, и его зубы блеснули в свете приборов.

— Приходи часа в четыре. Скажи этому глупцу, вашему редактору, что судишь соревнования хорьков, или придумай еще что-нибудь.

Перед лицом Кейт что-то задвигалось и зазвенело. Она не сразу поняла, что это унизанная браслетами рука Даррена.

— Эй! Эй! Здесь есть кто-нибудь?

— Ой, прости, — пробормотала Кейт, возвращаясь к реальности — сегодня понедельник, и она находится в офисе. — Я была так далеко…

— Не сомневаюсь в этом. Я рассказал тебе самую потрясающую новость о пятничном вечере, а ты никак не отреагировала…

— Что такое?

— Значит, мне придется начинать заново, — театрально вздохнул Даррен. — Ты не заметила в глубине зала невысокого парня в черной футболке?

— Нет, а должна была?

— Он оказался агентом из «Чип шоп».

— А как это перевести на нормальный язык?

Даррен вытаращил глаза:

— «Чип шоп» — новая многообещающая звукозаписывающая компания, а он ищет таланты. Им нужна была еще одна группа для европейского турне. Этот агент оказался здесь только потому, что по пути в Блабберхаусес, где он собирался послушать какую-то группу, играющую в стиле восьмидесятых, у него сломалась машина. И угадай, что произошло? — Даррен несколько раз стукнул кулаком по столу, и тут же послышалось шуршание — от компьютера отвалился какой-то шнур. — «Чип шоп» предлагает нам контракт! Они считают, у нас есть все данные, чтобы стать звездами!

Кейт пришла в восторг, который быстро сменился завистью. Она схватила Даррена за плечи:

— Даррен! Это же фантастика! Господи, ты станешь очень богатым и знаменитым!

— Ну, наверное, не сразу, — произнес младший репортер. — Денег обещают не так много, да и компания эта относительно молодая. Мы ведь не «Оазис», и это только начало! — Его глаза светились от радости. — А вот тур ожидается классный! Италия, Испания, Франция и пару дней на Ривьере в конце.

Зазвонил телефон. Кейт сняла трубку и почувствовала, как зависть снова накрыла ее горячей волной. Южная Франция! Нет, это несправедливо.

Но она сразу же постаралась взять себя в руки. Ее шанс тоже когда-нибудь наступит. Обязательно. Ведь так всегда происходит с теми, кто терпеливо ждет. Кроме того, есть еще сегодняшняя встреча в четыре. Кейт никогда еще так не хотелось выпить чашку чаю!

Во второй половине дня она отправилась в Слэк-Топ. Поселок располагался на холме, возвышающемся посреди равнин. Вдоль темно-зеленых, тянущихся узкими полосами полей стояли мрачные каменные ограждения. Кейт подумала, что именно в этом пейзаже есть нечто особенное и такое родное, что ее сердце никогда не остается равнодушным, хотя места чуть севернее известнее и считаются более красивыми.

Оставив машину на окраине, Кейт пешком направилась мимо симпатичных старых домиков. Она вдыхала свежий терпкий воздух, какой бывает только на возвышенностях, и с удовольствием разглядывала дома ткачей с рядами высоких окон — для работы им требовалось много света. Построенные в восемнадцатом веке, эти дома и сейчас содержали в идеальном состоянии. Кейт поднималась по петляющей, отполированной до блеска булыжной мостовой, сворачивала в сумрачные проходы между домами. Здание с красивым георгианским гербом ткачей оказалось рестораном «У пряхи Дженни», и Кейт принялась с интересом разглядывать его. Хозяева заведения упорно отказывались от рекламы в «Меркьюри», и оно оставалось в недосягаемости для рубрики «Ресторанный гид» и желудков ее авторов. В любом случае, если судить по огромному количеству припаркованных рядом сияющих «мерседесов» и «ягуаров», реклама «У пряхи Дженни» вряд ли могла заинтересовать простых читателей «Меркьюри». Это место явно пришлось по сердцу зажиточным местным жителям, которые кичились своим богатством, — «десятишиллинговым миллионерам», как любил их называть отец.

Кейт посмотрела на часы: без десяти четыре, а на чай ее ждут к четырем.

Через несколько минут она уже входила в огромные позолоченные ворота — витиеватая литая надпись сообщала о том, что за ними находится Слэк-Палисэйдс. Место это было пустынное и при ближайшем рассмотрении оказалось еще менее привлекательным, чем она ожидала. За разросшимися кипарисами виднелись подъездные дорожки из желтого кирпича, ведущие к огромным автоматическим воротам; Казалось, здесь не было ни единого дома без пристроенной пластиковой оранжереи и огромных нелепых эркеров, окна в которых были закрыты шикарными занавесями. Все сады украшали имитации голубятен, скульптуры зверей и патио с печами. Абсолютно одинаковыми казались и гаражи на несколько машин, напоминающие конюшни, и флюгеры в елизаветинском стиле.

Повсюду были видны и последствия оползня. Из большинства подъездных дорожек по краям зияющих дыр торчали куски битого кирпича, похожие на редкие желтые зубы. Если Даррен прав в своих предположениях, Хардстоун сам себя надул. Кейт улыбнулась этой мысли.

— Не понимаю, чему здесь радоваться, — проворчал кто-то у нее за спиной.

От испуга Кейт тут же спустилась с небес на землю. Из-за кипариса появилась высокая тучная женщина с блестящим красным лицом, торчащими в разные стороны выкрашенными хной волосами, одетая в нечто широкое и бесформенное цвета баклажана. Она зло смотрела на Кейт сквозь огромные очки в красной оправе. Это была партнерша Даррена по расследованию.

— Привет, Фрея.

На руках у главной вегетарианки, пламенного оратора и защитницы окружающей среды Слэкмаклетуэйта были шерстяные перчатки в разноцветную полоску, и она держана деревянную палку с транспарантом, на котором яркими желто-зелеными буквами красовалась надпись «Питер Хардстоун, убирайся домой!». Заметив взгляд Кейт, Фрея резко перевернула транспарант, и Кейт прочитала: «Жулик Питер обманывает городские власти!»

— Никакого повода для веселья нет, — раздраженно сказала Фрея. — Здесь были лучшие исторические земли, образующие зеленый пояс, а беспринципные застройщики уничтожили их. — Она выразительно помахала транспарантом.

— Это ужасно, — сочувственно отозвалась Кейт, не собираясь вступать в дискуссию, по крайней мере в той ее части, которая касалась Хардстоуна. Она пока еще сомневалась, стоит ли верить обвинениям Даррена. Кейт быстро огляделась по сторонам. Стоит Хардстоуну оказаться поблизости и увидеть ее рядом с Фреей, и все ее карьерные перспективы окажутся — впрочем, как и сейчас — равны нулю. Но потом Кейт с облегчением вспомнила, что Хардстоун уехал.

— Конечно, это ужасно, — согласилась Фрея. — Зеленый пояс! Только взгляни вокруг!

Она сделала широкий жест свободной рукой, на которой было еще больше браслетов, чем у Даррена. Вместе с огромными длинными серьгами, болтающимися у нее в ушах, они звенели, как монеты, которые высыпаются при выигрыше из автомата в Лас-Вегасе.

— Все уничтожено! Все биологическое разнообразие смыто в канализацию! Черт возьми, Питер Хардстоун приносит больше вреда окружающей среде, чем какой-нибудь заядлый курильщик с мундштуком из слоновой кости, стоящий в черном пальто из кожи носорога на борту нефтяного танкера, из которого льется нефть. — Фрея снова помахала транспарантом. — Но поверь мне, ему это так просто не сойдет с рук! Мне удалось нарыть на него больше дерьма, чем он выгреб, начиная строить здесь эту помойку.

— Даррен сказал мне… — Кейт пыталась придумать, как бы поскорее извиниться и уйти. — Как я понимаю, вы вместе этим занимаетесь.

— Занимались, — поправила ее Фрея. — Даррен говорит, что его уволят, если он будет продолжать в том же духе. Ненадежный парень. Но это меня не остановит, нет! Рано или поздно все узнают, что здесь произошло! Эта сволочь Хардстоун не сможет заткнуть мне рот! Он скоро свалится… В одну из этих чертовых дыр! — И она стукнула о землю палкой.

— Фрея, извини, но мне нужно идти. А то я могу опоздать…

— Все мы можем опоздать, — прогрохотала ей вслед защитница окружающей среды. — Спасти планету, например. А в ответе за это такие люди, как этот ублюдок Хардстоун.

И она снова с силой ударила палкой о тротуар. Кейт поспешила уйти, чувствуя себя ужасно виноватой. Конечно, Фрея права. Кажется невероятным, что такой нелепый, безвкусный поселок мог быть построен так близко от милой деревушки Слэк-Топ. Тем более на заповедной природной территории, где так много старых шахт. Хотя, похоже, земля все равно им отомстила.

Но голова Кейт сейчас была занята и другими проблемами — она забыла спросить у Ната, как его найти. Хотя, наверное, это будет легко. Ведь остальные дома пустуют.

Кейт достаточно быстро заметила нужный дом. За увенчанными пиками воротами, выкрашенными в яркий золотистый цвет, стояло самое большое и шикарное здание в поселке. Такого количества стеклянных пристроек больше ни у кого не наблюдалось. Ворота были укреплены так, словно за ними проходила встреча мировых лидеров, а с боковых столбов взирали каменные единороги. Окончательным доказательством того, что дом обитаем, стал припаркованный во дворе спортивный автомобиль. В центре огромных позолоченных ворот Кейт увидела большой герб, который почему-то оказался обугленным. Но ей все равно удалось разглядеть странную глыбу и рядом что-то похожее на туфельку на высоком каблуке. Невероятно! Ни одно из этих изображений не имело смысла, и вряд ли они могли быть одобрены Королевским геральдическим колледжем. Блестящие камеры видеонаблюдения повернулись в сторону Кейт и, как ей показалось, подозрительно уставились на нее. Она нажала кнопку переговорного устройства на столбе.

— Отвали! — послышался женский крик сквозь шум и треск интеркома. Кейт вздрогнула от неожиданности. Нат ведь говорил, что будет дома один? Или это кто-то из слуг? I Ей следовало догадаться, что у Питера Хардстоуна обязательно должен быть огромный штат сотрудников, которые если не управляют его газетами, то по крайней мере обеспечивают личный комфорт. Хотя, с какой стороны ни посмотри, это нельзя назвать теплым приемом.

— Гм… я пришла к Нату! — прокричала Кейт в ответ.

Камеры зашумели, что-то щелкнуло, и ворота открылись, хотя и с большим шумом, чем можно было ожидать от такого высокотехнологичного с виду механизма. Стараясь обходить попадавшиеся на пути трещины, Кейт направилась по подъездной дорожке к дому.

Два ужасных каменных изваяния — мужчина и женщина — стояли в полукруглых нишах по обеим сторонам от парадного входа. В мужском бюсте угадывались черты Питера Хардстоуна, настолько идеализированные, что от его брутальности не осталось и следа. «Потрясающе!» — подумала Кейт; она даже представить себе не могла, что такое возможно. Женская голова была вся в локонах, и даже в камне были заметны ее чрезвычайно пухлые губы. Белая входная дверь была основательно отделана медной фурнитурой. Кейт пыталась найти звонок, когда дверь внезапно распахнулась. В нос ударил сильный запах духов, и лишь потом появилась худая, далеко не первой молодости, чересчур загорелая блондинка в мини-юбке. Волосы у этой женщины выглядели очень странно, словно их поджарили. Она была в туфлях на высоких каблуках и в розовой футболке с блестками и надписью «Супербеби», плотно обтягивавшей огромную грудь. Масса всевозможных цепочек скрывала совсем не юную шею, а макияж казался слишком ярким для тихого вечера в начале недели. По фотографии, сделанной в Соддингтон-Холле, Кейт уже знала, что это третья миссис Хардстоун, бывшая стриптизерша из клуба «Стрингфеллоу» и звезда фильма «Сексекьюшн». Мечтам об уединенном вечере с Натом не суждено было сбыться, но встреча с этой легендарной дамой все компенсировала.

Третья миссис Хардстоун оглядывала Кейт с головы до ног.

— Привет, — произнесла она девическим певучим голосом, стараясь, чтобы он звучал изысканно. — А я подумала, что это та вегетарианка снова пытается поджечь ворота.

— Фрея Огден… — Кейт решила не принимать близко к сердцу то, что на экране монитора ее спутали с куда более крупной защитницей окружающей среды. Возможно, третья жена ее босса страдала сильной близорукостью. Неспособность как следует разглядеть отталкивающую внешность супруга, вне всяких сомнений, могла только способствовать супружескому счастью.

— Ты ее знаешь? — спросила собеседница, раздувая ноздри, над которыми явно поработал пластический хирург.

— Э-э… нет… Почти нет, — поспешила солгать Кейт.

Блондинка с подозрением смотрела на нее из-под густо накрашенных ресниц.

— И кто же ты такая?

— Подруга Ната.

Миссис Хардстоун скрестила на груди тонкие загорелые руки.

— Нат не говорил, что ждет кого-то.

И что эта женщина хочет от нее услышать?

— Он меня пригласил, — устало объяснила Кейт, — на чай.

— Конечно… — Блестящие красные губы дрогнули в улыбке. — Чай. Он теперь так это называет.

Кейт посмотрела ей прямо в глаза. Третья миссис Хардстоун не отвела взгляд.

— Могу я поинтересоваться, откуда ты знаешь моего пасынка?

— Мы познакомились, — принялась терпеливо объяснять Кейт, — когда он пришел в «Меркьюри». Я Кейт Клегг, старший репортер.

— Значит, ты работаешь на моего мужа? — Блондинка выдавила любезную улыбку. — А я Броган Перкс-Хардстоун, — добавила она, протягивая Кейт худую загорелую руку — на пальцах сверкнули несколько больших драгоценных камней. — Миссис Питер Хардстоун. Думаю, тебе лучше войти…

Кейт прошла в холл следом за блондинкой, разглядывая ее шикарные ноги.

— Вот это да!

— Я рада, что тебе нравится, — защебетала Броган. — Это все совсем новое. Сюрприз для моего мужа. Он уехал на несколько дней, и я решила обновить комнаты, чтобы его порадовать. Так сказать, придать дому индивидуальность.

Кейт подумала о том, что некоторым не мешало бы скрывать свою индивидуальность.

— Потрясающе, правда? — подсказала ей Броган.

Потрясающе — да, так оно и было. Еще на ум приходили слова «вульгарно», «претенциозно» и «полная безвкусица». Кейт еще никогда в жизни не видела такого нелепого интерьера.

На стенах под потолком висели темно-красные бархатные ламбрекены, обильно украшенные фестонами, кистями и бахромой. Красные шелковые шнуры сдерживали бархатный поток, готовый устремиться вниз. Ниже стены были задрапированы слоями золотой парчи и шкурами леопарда. К шкурам по бокам от зеркал в позолоченных резных рамах крепились вычурные золотые канделябры. На полу у противоположных стен, разделенные ковром «под шкуру зебры», возвышались два огромных трона, обтянутых золотым и лиловым шелком и украшенных бахромой и шелковыми кистями, — сверху были навалены яркие подушки. По всей комнате были беспорядочно расставлены маленькие столики, затянутые шелком и атласом и уставленные крошечными аляповатыми фарфоровыми блюдцами.

— Вот это да! — повторила Кейт, пытаясь подобрать слова. — Это…

— Барокко-н-ролл, — радостно сообщила Броган.

— Простите?

— Мой дизайнер так называет этот стиль — смешение семнадцатого века и гламура рок-звезд.

— Понятно. — Кейт было очень тяжело сохранить невозмутимое выражение лица, потому что с каждой секундой ее все сильнее разбирал смех.

— Еще он поработал над гостиной… То есть, я хотела сказать, салоном.

Броган жестом пригласила Кейт следовать за ней и направилась в комнату, потолок в которой был обит бархатом цвета аметиста, а к нему крепились огромные пуговицы, обтянутые тем же материалом. Создавалось впечатление, что над головой висит сиденье от огромного малинового табурета для пианиста.

— Обивка потолка, — сияя, сообщила хозяйка дома. — Мой дизайнер специализируется на этом. Это его «визитная карточка». А некоторые из этих рам покрыты двадцатичетырехкаратным золотом. — Она показала еще на несколько претенциозных зеркал около обитой красной парчой стены — они свисали на шнурах из огромных жемчужин, опасно накренившись вперед.

— Невероятно, — сказала Кейт, разглядывая обтянутые атласом козетки и парчовые диваны, которыми был заставлен ковер из леопардовых шкур.

— Это особая мебель, на заказ, — заметила Броган. — Мой дизайнер делал ее специально для меня.

«Не может быть!» — подумала Кейт и спросила:

— И кто же он?

— Кто? Как это кто? Конечно же, Марк де Прованс! Мне казалось, это очевидно! Ты разве не читаешь «Уолл-пейпер»?

— Марк де Прованс?

— На сегодняшний день это самый модный дизайнер! — с гордым видом сообщила Броган. — Французский аристократ из очень старого и очень богатого рода, который все свои идеи черпает из воспоминаний о шикарных замках, в которых прошло его детство. Неужели ты никогда о нем не слышала?

— Нет.

Броган попыталась нахмурить брови, но не смогла — слишком очевидным был эффект от ботокса.

— Но его знают на семи континентах!

Кейт захлопала ресницами. Разве континентов семь?

— Ну да, конечно.

— Ладно, мне кажется, в своей работе он не ориентируется на таких, как ты, — сочувственно произнесла Броган и жеманно захихикала: — Если учесть, что пара канделябров стоит больше восьмидесяти тысяч фунтов, кровати — около ста, а весь материал, которым отделаны стены, дороже тысячи фунтов за метр, — он не твоего поля ягода.

— Да, конечно, — согласилась Кейт, пытаясь придать голосу нотки необходимого в данном случае сожаления, хотя сама с трудом сдерживалась от смеха. Броган отдала пять ее годовых зарплат за эти безвкусные подставки под свечи? С другой стороны, если вспомнить, в каком финансовом голоде держит своих сотрудников Хардстоун, это уже не кажется смешным и ужасно раздражает.

Но хозяйка дома не обращала внимания на равнодушие Кейт. Или, скорее, ей просто было безразлично.

— Звезды Голливуда просто обожают его, — продолжила она свой восхищенный рассказ. — Практически у всех есть его фирменное творение — атласный трон. Именно так я и познакомилась с его работами.

— Неужели в Голливуде? — Похоже, фильм «Сексекьюшн» имел больший успех, чем они думали.

— В эпизоде моей любимой программы «Дома знаменитостей». Именно тогда я и решила, что должна обязательно пригласить его. Он преобразил интерьер за каких-то два дня!

Кейт согласилась, что это потрясающая скорость. Просто не верится, что он успел привезти сюда столько мусора всего за сорок восемь часов! Ее захлестнуло раздражение — и не только из-за нового интерьера.

Где же Нат? Почему он не вышел ее встречать?

И как раз в этот момент в дверном проеме напротив выхода в холл появилась высокая фигура в пижаме в красно-синюю полоску. Прислонившись к позолоченному косяку, Нат зевнул, потянулся и, похоже, был крайне удивлен, увидев ее.

— Нат! — Кейт почувствовала облегчение и одновременно разозлилась. Он ведь не мог забыть! Конечно, нет!

— Только что из кроватки, дорогой? — игриво пропела Броган. — Это немного невежливо. Особенно если ты пригласил эту… гм-м… извини, я забыла ее имя, к нам на чай.

Но прежде чем Нат, который уже пришел в себя и снова мило улыбался, смог ответить, раздался громкий стук в дверь.

— Есть кто-нибудь дома?! — послышался знакомый грубый голос.

Броган вздрогнула. Кейт застыла на месте. Ведь Нат говорил, что его отец будет в Лондоне. Она посмотрела в сторону двери. Но красно-синей пижамы не было видно. Она исчезла, как и сам Нат.

А потом в гостиную, топая, вошел Питер Хардстоун — маленький, страшный и очень злой.


Глава 6


Хардстоун был не один. За ним вошел водитель в серой униформе и в фуражке с затейливой монограммой.

— Ты, чертов идиот! — орал Хардстоун на несчастного. — Ненормальный, неуклюжий придурок!

— Дорогой! — нервно защебетала Броган, бросившись к мужу. — А мы не ждали тебя до завтра! Какой потрясающий сюрприз!

Хардстоун с презрением взглянул на нее, а потом снова развернулся к бедняге.

— Ты слепой, что ли? — прорычал он. — Не смотришь, куда едешь?

Кейт стало жаль водителя. И она — как один сотрудник империи Хардстоуна другому — бросила на него понимающий и полный сочувствия взгляд. Но он никак не отреагировал.

Броган прикоснулась к руке Хардстоуна, очевидно, желая продемонстрировать, как легко она может приручить дикого зверя.

— Надеюсь, он не разбил «феррари»? — Она гневно взглянула на водителя. — Ведь это будет уже далеко не первый случай такого рода, правда? Ты как-то сдавал назад, когда я проходила мимо, и чуть не переехал меня, черт возьми!

По недовольному лицу водителя можно было догадаться, что он жалеет об этом «чуть». Хардстоун оттолкнул руку жены.

— Нет, с машиной все в порядке.

— Мой драгоценный, что же тогда произошло? — пролепетала Броган, хлопая ресницами. — Чем этот гадкий водила расстроил моего маленького сладкого Питти-Уити?

Несмотря на ужас, который охватил Кейт при виде босса, она с трудом сдержала усмешку.

Маленький сладкий Питти-Уити помолчал, а потом раздраженно произнес:

— Он не смог сбить эту чертову идиотку — хиппи, которая целыми днями шатается здесь со своим транспарантом.

Броган в ужасе всплеснула руками и украдкой бросила на шофера презрительно-торжествующий взгляд. Он дерзко посмотрел на нее. Им явно уже приходилось «скрещивать шпаги».

— Ведь она была там, — кипел от злости Хардстоун, — прямо перед капотом этой чертовой машины. И что он сделал? Свернул, чтобы объехать, — вот и все! Ведь мы могли бы сбить ее! — гневно орал он. — Никто бы не увидел! Можно было бы кашу из нее сделать! — Он стонал, как раненый слон.

— Это было бы не совсем законно, разве, не так? — пробормотал водитель.

На толстой шее Хардстоуна надулись вены.

— Незаконно? Кому, черт возьми, какое дело? Закон для обывателей! Для простого народа!

Водитель пожал плечами.

— Я не хотел никого обидеть, это точно, — произнес он таким тоном, что у Кейт создалось прямо противоположное впечатление.

— Очень на это надеюсь! — прорычал Хардстоун, и его огромная красная голова оказалась прямо перед лицом бедняги. — Ты ведь знаешь, что я не кровожадный. Просто с людьми, которые меня злят, случаются… — он понизил голос и угрожающе зашептал: — разные неприятности.

Наступила гнетущая тишина.

— Ты! — вдруг произнес хозяин дома, грозно сверкнув маленькими глазками в сторону Кейт. — А я тебя знаю! Ты девушка из «Меркьюри», правильно?

Кейт кивнула.

— И как там работает мой бездельник сын?

— Нат много помогает, — ответила Кейт, стиснув зубы. Как он мог, как посмел, оставить ее одну отдуваться перед отцом?

— Первый раз в жизни от него хоть какая-то польза, — произнес Хардстоун, обращаясь к груди Кейт. — Кстати, как продвигаются дела со стриптизом? — Он улыбнулся — настолько похотливо, что она задрожала.

Кейт задумчиво посмотрела на босса. На одно сладкое мгновение она представила, как высказывает ему в лицо все, что о нем думает. Это был бы смелый поступок, который, конечно, равнялся бы карьерному самоубийству.

— Я работаю над ним, — пробормотала она.

Босс хмыкнул с явным удовлетворением, а потом внезапно, напугав ее, требовательно прорычал:

— А почему ты не в офисе?

— Нат пригласил меня на чай.

— Чай? — снова рассердился Хардстоун. — Так вот чем он занимается целыми днями? Сидит здесь с чашкой «Эрл Грей», как какая-нибудь старая вдовушка? Надеюсь, он тебе не нравится! Ничего такого…

Кейт презрительно взглянула в сторону дверного проема, где недавно стоял Нат. Интересно, он окончательно сбежал или спрятался где-нибудь за углом? Она не стала ничего отвечать.

— Лучше, чтобы этого не случилось… — рявкнул хозяин дома. — Потому что, каким бы ленивым засранцем он ни был, мой сын слишком хорош для таких, как ты. Мне, черт возьми, нужна невестка с титулом, это как минимум!

Кейт почувствовала, что уже не в силах держать себя в руках, но в этот момент у двери появился Нат.

— Господи, папа, — тихо произнес он, — не будь таким снобом!

— Снобом?! — заорал Хардстоун. — Я? Сноб? — Он подошел к сыну, который по-прежнему был в полосатой пижаме, и, приставив короткий палец к его груди, начал орать: — Как! Я! Могу! Быть! Снобом?! Если мне наплевать, к какому классу я принадлежу? Ни к рабочему, ни к среднему, ни к высшему. Мне это, черт возьми, безразлично! Знаешь — почему?

Последний вопрос он адресовал Кейт. Она покачала головой.

— Потому что я принадлежу к единственному классу, который имеет значение! — триумфально пророкотал он. — К классу богачей…

У него за спиной захихикала Броган. Но самодовольная улыбка уже исчезла с лица Хардстоуна, словно кто-то выключил ее. Он начал озираться по сторонам, разглядывая фестоны, кисточки и бахрому. Его маленькие злые глазки постепенно округлялись, а рот открывался все шире. Пристальный взгляд хозяина дома задержался на леопардовых шкурах, канделябрах, атласных дизайнерских тронах и маленьких китайских блюдцах.

Повисла недолгая, очень тяжелая пауза, когда в гостиной слышалось лишь хриплое, неприятное дыхание Хардстоума. Броган откинула назад волосы и выставила вперед грудь. Ее глаза сияли в ожидании скорого триумфа. Она уже открыла рот, но не успела произнести ни слова. Ее остановил внезапный вопль мужа:

— Какого черта!.. — Он гневно оглянулся на Броган.

Улыбка застыла на ее лице.

— Небольшой сюрприз для тебя, Питти-Уити. Решила заняться небольшой переделкой! Сделать все чуть более… стильным.

— Я как будто попал в ящик с бельем Элтона Джона!

Кейт видела, как Броган резко перестала улыбаться и ее глаза наполнились слезами. Она не принадлежала к числу поклонниц жены босса, но такому полному провалу нельзя было не посочувствовать. Хотя шофер, не прятавший усмешки, видимо, считал иначе.

— Кто это сделал? — тихо, с угрозой в голосе, поинтересовался Хардстоун. — Кто?

— Марк де Прованс, известный дизайнер интерьеров, — проблеяла его жена. — Его стиль, барокко-н-ролл, известен па всех семи континентах.

— Барокко-н-ролл? — брызжа слюной, закричал Хардстоун.

— Да, как рок-н-ролл, — объяснила Броган запинаясь.

Подойдя к стене, обитой мехом, хозяин дома стукнул по ней толстым кулаком с такой силой, что даже парик у него на голове слегка задрожал. На глазах у всех собравшихся канделябр за восемьдесят тысяч фунтов упал на пол. Сразу за ним одно из зеркал соскользнуло вниз и повисло, держась на жемчужном шнуре, который через мгновение лопнул! Зеркало с грохотом упало на пол и тут же разлетелось на тысячу мелких осколков.

— Кем бы ни был этот педик-француз, он явно тебя поимел! — продолжал кипятиться Хардстоун. — Хотя если вспомнить твои фильмы, думаю, все имели такое удовольствие, в той или иной степени, — жестко добавил он.

Броган разрыдалась и швырнула в мужа маленьким китайским блюдцем. В этот момент Кейт заметила, как стоящий у двери Нат, отчаянно жестикулируя, зовет ее к себе.

У нее появился шанс пробраться к Нату, потому что разрушительный процесс, запущенный Хардстоуном, продолжался, подчиняясь эффекту домино. В одном углу комнаты от стены отошла обивка — красная парча стоимостью в тысячу фунтов за метр повисла на кнопках. Медленно, одна за одной, кнопки, на которых держался весь барокко-н-ролл, отлетали от стен прямо в лица присутствующим. Потом ткань с шумом поехала вниз, увлекая за собой весь ассортимент галантерейного магазина: черный атлас, алый бархат и ярко-розовые кисти. Все это обрушилось прямо на Питера Хардстоуна, который стоял возле стены.

Нат и Кейт предоставили Броган возможность самой разбираться с происшедшим. Пробежав по коридору и вверх по лестнице, они в считанные минуты оказались в безопасности — за закрытой и запертой дверью в комнате Ната. Где-то вдалеке раздавался шум, похожий на рев обезумевшего медведя, и визг, сопровождающийся звоном бьющейся посуды.

— Мне даже немного жаль Броган, — заявила Кейт, сидя на куче маленьких твердых подушек и чувствуя, что они в любой момент могут выскочить из-под нее.

— Не стоит, — заметил Нат, растянувшись во весь рост на кровати и скрестив длинные ноги. Его лицо окаменело, а глаза гневно блестели. — Ты только посмотри, во что она превратила мою комнату. Я чувствую себя дурацкой куклой Барби.

Нат имел все основания так говорить: стены были затянуты ярко-розовым жатым бархатом, в центре стояла круглая розовая кровать, и над ней нависал балдахин из белого прозрачного муслина. Комнату освещала огромная люстра, вся в нелепых фарфоровых цветочках. Высокие курильницы, дизайн которых был далек от классического, стояли вдоль стен на одинаковом расстоянии друг от друга, а между ними помещались штук пять атласных бледно-лиловых пуфов.

— И все же, думаю, я должен быть ей благодарен, — простонал Нат. — По крайней мере, она не положила стеклянные шарики в мою ванну.

— Стеклянные шарики?

— В их с отцом ванне их целая куча. Только не спрашивай меня зачем.

— Даже не думала, — бросила Кейт, содрогнувшись.

— Конечно, нельзя сказать, что раньше эта комната выглядела шикарно, — задумчиво продолжил Нат. — Честно говоря, здесь было просто ужасно. Повсюду оленьи рога, шотландские ковры и рыцарские доспехи. И я понимаю, почему Броган захотелось от всего этого избавиться. Вот только ей удалось то, что мне казалось абсолютно невозможным, — сделать еще хуже, чем было раньше.

— А кто же вешал здесь рога? Мне казалось, эти дома построены совсем недавно.

— Так и есть. Рога провисели здесь всего пару недель. Моя предыдущая мачеха Энджи, работавшая администратором в стриптиз-клубе «Мятный носорог», была помешана на Шотландии. Она назвала этот дом «Вид с высокой кручи», вот только с орфографией у нее были проблемы…

Кейт широко раскрыла глаза.

— «Вид с высокой кучи»?!

На лице Ната появилась ухмылка.

— Энджи была помешана на своей груди, так что, так или иначе, у нас был свой вид — на ее нижнее белье. — Он вздохнул. — Мы с ней неплохо ладили, только она постоянно торчала в Лос-Анджелесе, занимаясь своей внешностью. В итоге даже отец от этого устал. А сейчас мы вынуждены терпеть Броган. — Он с ненавистью уставился на младенчески розовый ковер из овечьих шкур на полу.

— Это бюст Броган у входа?

С первого взгляда и не скажешь.

— Сейчас да. Но, честно говоря, они так часто меняются, что я не понимаю, зачем отцу вообще нужно высекать их в камне. Белая туфелька на шпильке, изображенная на гербе, тоже ее. Это отец так пошутил. Броган из Эссекса, но никогда в этом не признается и очень хочет, чтобы отец получил, как она это называет, «рыцарское звание».

— Я видела герб, — заулыбалась Кейт. — А что обозначает глыба?

— Камень, конечно, как в фамилии, — сказал Нат и взглянул на нее так, словно она сморозила глупость. — Хотя, мне кажется, стоило нарисовать на нем травку. Понимаешь, в каком значении?[14]

— Да, конечно! — Кейт поняла, что он говорит о наркотиках, и вспомнила оксфордскую историю Ната, которая, честно говоря, постоянно крутилась у нее в голове.

Трах! Бах! Где-то в отдалении продолжалась битва.

— Вот только я не уверен, что Броган удастся попасть с ним на прием к королеве, — задумчиво произнес Нат. — Отец выгонял жен и за меньшие проступки. Думаю, утром он этим займется.

— Правда? Разводом?

— Ну не маникюром же, как думаешь? На этот раз причиной станут непримиримые разногласия относительно дизайна интерьеров. Хотя, уверен, Брогс удастся оставить себе джакузи. Там есть особая программа под названием «Итальянский жеребец», ее любимая. — Порывшись в кармане пижамы, Нат достал сигарету и закурил. — А ты любишь родителей? — неожиданно спросил он.

— Ну да. Да…

— Правда? И даже отца? — удивился Нат.

— Да, — твердо сказала Кейт и тут же поняла, что он ждал от нее другого ответа. — Конечно, у них, как и у всех, есть свои странности.

— Но не такие, как у моего отца, — раздраженно заметил Нат.

Она прикусила губу.

— Я понимаю, это непросто…

— Непросто!

— Может быть, у вас какие-нибудь — ну, я не знаю — сложности в общении или еще что-нибудь…

— Сложности в общении? — Его глаза засверкали.

— Если бы вы больше разговаривали, то, возможно… — нерешительно выговорила Кейт.

Нат жадно затянулся сигаретой.

— Хочешь, расскажу тебе, что произошло в последний раз, когда я пытался поговорить с отцом?

— Гм… да, — нервно пробормотала она.

— А случилось то, — холодно принялся рассказывать он, — что отец полчаса рвал пятидесятифунтовые купюры. Не останавливаясь ни на секунду.

— Зачем?

— Чтобы показать мне, как дорого его время. Здорово, правда? Отличный метод воспитания, как считаешь?

— А твоя мать? — Кейт очень долго ждала подходящей возможности, чтобы задать этот вопрос.

Нат поднял голову и выпустил струю дыма.

— Моя красавица мать, бывшая модель, — с иронией произнес он, — сейчас в Нью-Йорке со своим десятым бывшим мужем.

— Десятым бывшим мужем?

— Ну, он скоро им станет. Мама меняет мужей даже быстрее, чем отец жен. И ей тем более наплевать на меня. — Нат бросил на Кейт взгляд из разряда «Мне очень больно, но я стараюсь этого не показывать».

Сердце Кейт сжалось от сочувствия.

— Можно не сомневаться, твои родители гордятся тобой, — проворчал он. — Так ведь?

— Ну… думаю, бывают моменты, — неуверенно улыбнулась Кейт. Но она знала, что это так.

Альбом, в который она регулярно вклеивала свои статьи, лежал у бабушки в подставке для журналов между «Пиплз френд»[15] и вязаньем — всегда под рукой, чтобы родственники могли с гордостью достать его и удивить гостей, не подозревающих о ее успехах.

— Вот видишь? — с горечью произнес Нат. — Они гордятся тобой, хотя ты не сделала ничего особенного.

— Ну-у… — Кейт возмущенно захлопала ресницами.

— А вот моим было абсолютно все равно, даже когда я поступил в Оксфорд. Думаю, если бы я попал в сборную команду университета, все могло бы быть по-другому, хотя по какой-то глупой причине соревнования по актерскому мастерству не проводятся. Как и по скалолазанию, хотя это мне отлично удавалось.

— Скалолазание? Ты имеешь в виду горы?

— Образно говоря… — На губах Ната появилась озорная ухмылка. — Когда постоянно лазишь в окна чужих спален, невозможно быть плохим альпинистом, так ведь? И все же я хотя бы единственный ребенок… — философски добавил он.

Кейт понимающе кивнула:

— И как минимум унаследуешь семейный бизнес.

Нат поднял голову и холодно взглянул на нее:

— Я имел в виду, что больше никому не придется пройти через все это и страдать так же, как я. Вот что хорошо!

— Да, конечно, прости!

— И к твоему сведению, я не стану управлять этой чертовой компанией! — Он глубоко затянулся. — Я? Ты что, шутишь?

— Ну, возможно, ты еще не готов, но я не сомневаюсь — все еще впереди.

— Я вполне готов, спасибо за заботу! — Глаза Ната блестели, как кусочки льда. — Но если отец будет продолжать в том же духе, он сам недолго продержится! — фыркнул он. — Этот старый толстый ублюдок вовсе не так богат, как пытается всем доказать. — Нат снова выпустил струю дыма.

— Что ты имеешь в виду? Почему нет?

Нат по-прежнему лежал на спине, и дым клубился над ним, как морская пена вокруг кита.

— По-моему, это очевидно. Ты обратила внимание, как он урезал расходы?

— Нам пришлось нелегко, это нельзя не заметить.

— По-другому и быть не могло. Сейчас рушится весь его бизнес. Он любыми способами пытается собрать деньги. Редакторы всех его газет, даже лондонских…

Кейт насторожилась. У Хардстоуна есть газеты в Лондоне?

— …сейчас у него новая идея — уволить всех, кто откажется заложить свою недвижимость, чтобы удержать газеты на плаву. Проблема в том, что отец инвестировал крупную сумму в Слэк-Палисэйдс и сейчас по уши в долгах. Если он срочно что-то не придумает, банки отберут у него все имущество.

Кейт тяжело сглотнула — она уже ничего не понимала, и от этого ей стало не по себе. Глубоко вздохнув, она произнесла:

— Но зачем ты мне все это рассказываешь? Не забывай, я ведь работаю на твоего отца.

Нат внимательно посмотрел на нее. Его взгляд из-под низко опущенных век действовал магически.

— Да, но ты ведь терпеть его не можешь? — осторожно произнес он.

Кейт побледнела. Она вдруг испугалась, что может потерять работу и снова оказаться на фабрике по производству нижнего белья, и это подействовало отрезвляюще. Она беспомощно уставилась на Ната.

Он улыбнулся:

— Но ведь это правда. Я хочу сказать, так чувствует себя каждый нормальный человек. Ведь он полный за…

— Послушай, — торопливо произнесла Кейт, вставая. Нат сел.

— Эй, куколка, расслабься. Поверь мне, я на твоей стороне. Я терпеть не могу своего папашу. Он скандалист и мошенник! Я радуюсь его неудачам больше, чем кто-либо! И раз уж ты спрашиваешь, я рассказываю тебе все это лишь потому, что мы друзья. Понятно? И ты не меньше, чем я, хочешь выбраться из этого проклятого города… Ну ты знаешь, о чем я, — пробормотал он, заметив обиду в ее взгляде. Кейт прислонилась к стене и медленно сползла на диван. Она знала, что он имеет в виду, — слишком хорошо знала.

— И я могу тебе помочь! — Голос Ната казался сладким от переполнявшей его искренности.

Не в состоянии пошевелиться, она с надеждой уставилось на него.

Нат повернулся на бок и положил руку под голову. Немного наклонившись, он затушил окурок в переполненной пепельнице, стоявшей рядом с двумя грязными бокалами для шампанского на прикроватном столике в стиле барокко.

— Честно говоря, отец слишком усердствует. Пытается одурачить налоговое управление, перехитрить таможню и акцизное управление, скрыть реальные доходы компании и все в таком духе. Откуда я все это знаю? — Он правильно истолковал ее взгляд.

— Ну да…

— Я влез в его компьютер, это же очевидно, — ухмыльнулся Нат. — Не забыла, я ведь хорошо в них разбираюсь.

Кейт, конечно, ничего не забыла. В голове промелькнула еще одна мысль — что-то о проверке правописания в компьютере Даррена.

— Ты же слышала, как он говорил, что закон существует для дураков. А ведь это еще не все… Отец считает, что долговые обязательства погашают тоже только дураки!

— Полная противоположность моим родителям, — тихо сказала Кейт, пока Нат думал, что сказать дальше. — Для них долг — это восьмой смертный грех.

— А-а, знаменитая северная щепетильность? — насмешливо спросил он. — Хотя и они не без греха. Такие же люди, как твои родители, ставят свои подписи и дают отцу кредиты.

Кейт молчала. Сама идея, что семья Клегг могла бы спонсировать Питера Хардстоуна, представляла жизнь в долг совершенно в ином свете — ведь даже Кейт могла бы тогда одолжить ему небольшую сумму. Бабушка права — какой смысл в накоплениях, ведь на том свете нет карманов?

— Но и это еще не все, — продолжал Нат.

— Ты имеешь в виду скандал вокруг заповедной природной территории?

Глаза Ната засияли.

— Ага, значит, ты все-таки знала!

Кейт поспешила спасти ситуацию.

— Ну, ходят какие-то слухи о проблемах с плановым бюро городского совета.

— Он им уже давным-давно все заплатил. Это такая запутанная история! Господи, Кейт, ты не представляешь, как приятно с тобой разговаривать! — Нат провел рукой по волосам. — Снять камень с души, рассказать все человеку, который действительно понимает, что я имею в виду. Мне кажется, я мог бы рассказать тебе что угодно, правда? У тебя такие понимающие… — Его взгляд скользнул по ее груди. — Глаза.

У Кейт перехватило горло.

— Иди сюда, — прошептал он, хлопая по кровати рядом с собой.

Молясь о том, чтобы у нее не подкосились ноги, Кейт заставила себя подняться. Она с трудом забралась на кровать к Нату — лиловое бархатное покрывало с бахромой и кистями цеплялось за брюки.

— Малышка, давай выпьем! — Потянувшись вниз, он одной рукой нашарил в складках покрывала бутылку шампанского. Кейт заметила, что она открыта.

— Э-э… давай не будем. Я ведь, строго говоря, на работе.

— Хотел бы я услышать, как ты говоришь строго, — пробормотал Нат и помахал бутылкой. Шампанское «Круг» — ей всегда хотелось его попробовать. — Давай, выпей немного. Это поможет тебе расслабиться.

— Хорошо! — В конце концов, часто ли ей предлагали «Круг» в разгар обычного рабочего дня? И неужели Нат все утро провалялся в постели и попивал шампанское?

Нат взял грязные бокалы и лукаво улыбнулся ей:

— Оно не такое холодное, каким могло бы быть, и, честно говоря, немного выдохлось. Но у меня есть кое-что, что улучшит его вкус.

Пошарив на полу, он нашел серебряную шкатулку и, открыв ее, добавил в едва пузырящийся напиток большую щепотку какого-то порошка. Шампанское тут же зашипело.

— Это анадин?

— Что-то вроде того, — усмехнулся Нат, протягивая ей липкий бокал. — И точно обладает целебным эффектом.

— М-м-м… — улыбнулась Кейт, пробуя пахнущий дрожжами напиток. «Круг» — это и в самом деле нечто потрясающее. Ее накрыла теплая волна беспечности. Казалось, все проблемы улетучились, словно их вообще не существовало. Она почувствовала, что очень изменилась — стала одновременно более сексуальной, свободной и привлекательной. Такой женщиной, которая пьет шампанское днем в постелях красавцев миллионеров!

— Будем здоровы! — радостно воскликнула она и сделала еще один большой глоток.

— Будем! — Нат внимательно наблюдал за ней, а потом внезапно спросил: — Тебе кто-нибудь говорил, что ты красивая?

Кейт иронично улыбнулась:

— О, конечно, постоянно…

Но Нат не улыбался. Он встал на четвереньки и, дрожа от возбуждения, пополз в ее сторону. У Кейт от предвкушения закружилась голова.

— Отлично, потому что это правда… — Нат уже целовал ее — прикосновение его губ было мягким, но настойчивым.

Кейт почувствовала, как он запустил руку ей под блузку и резким движением расстегнул ее. Сначала она испугалась, а потом… Подумаешь, какая разница? Разве важно, что они едва знакомы? Что он видит все сочные выпуклости ее бледного тела, к тому же еще и со следами от резинок? Важно только то, что происходит здесь и сейчас. Бабушка права. Приключения — это цветы жизни. «А вот и стебель», — улыбнулась Кейт, опуская руку вниз.

Она закрыла глаза. Казалось, что голос Ната звучит откуда-то издалека и его едва слышно из-за шума в ушах и урчания в животе.

— Боже, — шептал он, — я хочу тебя. Я всегда хотел тебя.

— Но ты знаешь меня всего ничего.

— Да, но я хотел тебя все это время.

Рука Ната оказалась у Кейт между ног. Ее охватило возбуждение: удовольствие разливалось по всему телу, стремясь вырваться наружу, вызывая трепет и дрожь в коленях. Она извивалась и тяжело дышала, и каждая клеточка ее тела хотела лишь одного — чтобы Нат проник в нее до того, как она взорвется от желания.

А потом внезапно Кейт вспомнила кое-что и вся покраснела — только не от страсти.

— Э-э… Нат…

— Не торопись, подруга… — пробормотал он, допивая шампанское, прежде чем снова накинуться на нее.

— Э-э… дело в том… — Чувствуя, что он готов — даже более чем готов, — Кейт поборола в себе желание и с неохотой отодвинулась.

— Что такое? — резко и раздраженно спросил Нат. — Сейчас не самый подходящий момент, чтобы разыгрывать из себя девственницу!

— Нет, дело не в этом, — прошептала Кейт, слабея от смущения. — Просто… ну, ты понимаешь… безопасный секс…

— Ты говоришь о презервативе? — Отстранившись от нее, он лег на спину и привычным жестом пригладил волосы. — Разве ты мне не доверяешь? — Он явно был обижен.

— Гм… — Кейт было так неловко, что она вся сжалась и даже вспотела от стыда. Ведь мужчины должны все понимать. Разве ее просьбу можно назвать неразумной?

— Ради Бога, где, по-твоему, меня носило? — возмущался Нат.

— Дело не в тебе… — затравленно прошептала Кейт. Но все же она не собиралась сдаваться. Кто знает, где носило жену старшего наставника, особенно если ее цитадель сдавалась под натиском любого студента? — Прости, но если у тебя случайно кто-то был…

Он скатился с постели, и его член взметнулся вверх, как духовые в оркестре по сигналу дирижера. Недовольно постучав ящиками комода, он вернулся в кровать, разорвал упаковку… И через какое-то время — достаточно было всего нескольких умелых прикосновений — Кейт снова дрожала от возбуждения. Они стискивали друг друга в объятиях, дрожали и кричали, а потом без сил упали на кровать.

— Вот это да! — Не открывая глаз, Кейт наслаждалась постепенно затухающей внутренней дрожью.

Нат закурил.

— Чарли хорош в постели, правда?

— Чарли? — Может быть, она и витала в облаках от удовольствия, но не так высоко, чтобы не заметить кого-то третьего.

— Конечно, старый добрый C17H214.

— Прости? — У нее свело желудок от неприятного предчувствия.

— Алкалоид, — объяснил Нат, стараясь говорить как можно спокойнее. — Его получают из листьев и молодых побегов кустарника коки.

— Ты говоришь о кокаине?

Он кивнул:

— Слава Богу, мне наконец его привезли. А то я всю неделю курил дурацкую смесь «Травы Прованса», которую нашел на кухне.

Кейт вспомнила маленькую серебряную коробочку и недовольно посмотрела на Ната:

— Ты добавил в шампанское кокаин?

— Просто чтобы сдвинуть дело с мертвой точки. Надеюсь, ты не шокирована?

— Ты должен был мне сказать.

— Что за опасения? Передозировка исключена!

— Дело не в этом, — упрямо произнесла Кейт. — Ты должен был сказать мне. Это почти что изнасилование.

— Да ну, перестань, — протянул Нат. — Там его почти не было. И мне точно не пришлось бы тебя насиловать.

Кейт лежала, разглядывая муслиновый балдахин и стараясь справиться с чувством, что ее предали. Может быть, она преувеличивает? В спину давили пуговицы, в огромном количестве пришитые к обивке кровати.

— Прости, ладно? Этого больше не повторится.

— Я не против того, чтобы повторить снова. Все, за исключением наркотиков. И уж точно, чтобы я была в курсе.

— Договорились.

— Отлично, — сухо сказала она.

— Знаешь, Кейт, — через минуту прошептал Нат, уткнувшись носом ей в шею. — Мы ведь с тобой похожи — я и ты.

— Разве?

На лице Ната мелькнуло раздражение, а потом он снова заговорил, сверкая белоснежными зубами:

— Да, похожи в том смысле, что мы оба застряли в этом городишке и мечтаем выбраться отсюда. Разве не так?

Кейт вздохнула и сдалась.

— Ты прав, — грустно сказала она и, вспомнив прошлый разговор, добавила: — Ты ведь говорил, что у твоего отца есть газеты в Лондоне?

— Сейчас да, — зевнул Нат. — Он недавно купил их. «Эксперт илинг», «Хроники Кингз-Кросс» и «Ислингтонский страж».

У Кейт заколотилось сердце. Может быть, у нее есть шанс попасть в одну из газет корпорации Хардстоуна? Появилась долгожданная возможность переехать в столицу?

— Мне бы очень хотелось работать в Лондоне. — Она с надеждой взглянула на Ната. Ведь теперь, в конце концов, он ее должник.

— Конечно! — Он улыбнулся и провел длинным пальцем по щеке Кейт. — Знаешь, малышка, я могу сделать все для твоей карьеры. Признаюсь, я думал о том, как тебе помочь.

— Правда? — Она затаила дыхание.

— Да, и придумал, как тебе навсегда выбраться отсюда. Даже, если уж на то пошло, как нам обоим выбраться.

Забыв все обиды, Кейт в восторге бросилась на Ната и обняла его.

— Ты хочешь сказать, что мы вдвоем поедем в Лондон?

— Э-э… не совсем…

— А куда? — вскрикнула она, когда пальцы Ната снова начали исследовать ее тело.

— Потом скажу, — пробормотал он, склоняясь над ней.


Глава 7


Несколько дней спустя Даррен ворвался в офис с охапкой газет, купленных по дороге.

— Ты видела сегодняшние газеты?

В условиях нового режима ежедневная доставка прессы в редакцию считалась не профессиональной необходимостью, а совсем не обязательной роскошью. Поэтому, чтобы иметь хотя бы какое-то представление о происходящем в мире, Кейт и Даррен были вынуждены по очереди покупать газеты за свой счет.

— Нет еще. Что-то случилось?

— Масса негативных материалов о Шампань де Вайн в связи с ее заявлениями о жизни на севере.

— Отлично; надеюсь, они разносят ее в пух и прах.

— Так и есть, не волнуйся. Даже угрозы появились.

— Еще лучше. Ее хотят убить?

— Не думаю. Члены организации «Независимость севера» грозятся в случае приезда Шампань рядом с ее домом транслировать через колонки записи духового оркестра и швырять в нее резиновые сапоги всякий раз, когда она появится на пороге.

— Удивительно, что им удается сохранить чувство юмора после таких оскорбительных высказываний.

— Мне кажется, они говорят вполне серьезно. И в «Юнайтед» тоже не видят ничего смешного — они просто в ярости. Из-за этих ее заявлений Блаватский может потерять массу болельщиков.

В этот момент раздался телефонный звонок.

— Отдел сенсаций, — требовательно произнес женский голос — такой хриплый, словно связки у звонившей были обработаны наждачной бумагой.

Кейт улыбнулась. Некоторые читатели «Меркьюри» до сих пор думают, что в газете множество отделов, где трудится целая армия журналистов, и это показалось ей трогательным и приятно старомодным. Итак, пришло время разыграть спектакль под названием «Большой штат сотрудников».

— Отдел сенсаций, — ответила она с интонацией мисс Манипенни[16] и замахала Даррену. — Одну минуту, я соединю вас с редактором.

— Слушаю, — рявкнул Даррен — его голос не предвещал ничего хорошего тому, кто посмеет беспокоить его по пустякам; это у младшего репортера получалось отлично. Но через несколько секунд он насторожился — лицо стало серьезным — и даже начал что-то записывать. — Понятно. Интервью. Хорошо. Думаю, это возможно устроить. Я вам перезвоню. — Он положил трубку — на выбеленном, как у гейши, лице было написано недоумение. — Невероятно. Ее зовут Ксантиппа.

— Ксантиппа?! Да уж, в это сложно поверить.

— Но есть еще более невероятные новости. Эта женщина работает в пиар-компании «Хорошо и быстро», они представляют интересы Шампань де Вайн. Она хочет дать нам интервью. Нам… «Мокери»!

Кейт подумала, что ослышалась.

— Шампань де Вайн? Зачем?

— Да черт ее знает! — Даррен изумленно качал головой.

Кейт на минуту задумалась.

— О, я поняла! Этой стерве нужна хорошая статья в местной газете, где она будет извиняться и доказывать, что ее слова вырвали из контекста, полностью исказили и так далее…

Даррен кивал, и блестящие от геля «иглы» качались у него на голове.

— Значит, мы в кампании по ее реабилитации? Такой позитивный северный пиар?

— Именно так! Вот только хотим ли мы помочь ей соскочить с крючка?

— Все зависит от того, что нам это даст. — Даррен задумался, и его брови поползли вверх. — Спокойное, без истеричных заявлений интервью с Шампань де Вайн, учитывая шум, поднявшийся сейчас вокруг ее имени, может привлечь внимание редакторов крупных газет. По-настоящему хороший материал может привести к…

— …ко многому, — восторженно выдохнула Кейт. — К внештатному сотрудничеству или даже постоянной работе! — Она замолчала, вспомнив Ната, его обещания и план побега. От него ни слуху ни духу, а тут вдруг появился шанс взять судьбу в свои руки. — И когда она хочет дать интервью?

— Сегодня днем, если мы сможем. В доме Блаватского в Слэк-Палисэйдс.

Слэк-Палисэйдс! Это еще лучше! Разволновавшись, Кейт стиснула кулаки. Она не общалась с Натом с того самого незабываемого дня. Он предупреждал, что из-за постоянной слежки отца ему будет непросто выбираться в город. Созваниваться теперь тоже проблема, потому что Хардстоун конфисковал мобильный сына. Все это время Кейт ломала голову, пытаясь найти предлог, чтобы снова посетить роскошный особняк. А теперь удача сама идет к ней в руки.

— Это же здорово! — воскликнула она.

— Правда? — спокойно отозвался Даррен.

Их глаза встретились, и некоторое время они неуверенно смотрели друг на друга. Если подойти формально, между ними не могло быть соперничества. Кейт знала об этом и не сомневалась, что Даррен тоже все понимает, — на это интервью как старший репортер должна идти она. С другой стороны, в их работе интервью со знаменитостями — даже такими незначительными, как Шампань, — случались так же редко, как солнечные затмения. Единственными людьми в Слэкмаклетуэйте, хоть как-то связанными с голубым экраном, были мастера по ремонту телевизоров. Так что, учитывая такое положение дел, использовать служебное положение в личных целях было бы крайне невежливо.

— Давай бросим монетку, — предложила Кейт. Даррену с трудом удалось найти фунтовую монетку в кармане обтягивающих черных джинсов.

— Орел, — загадала она и, затаив дыхание, устремила взгляд на монету, закрутившуюся в воздухе. Она еще никогда в жизни не выигрывала пари.

— Орел.

У Кейт захватило дух от восторга, и, схватив телефон, она поспешила набрать номер компании «Хорошо и быстро». В тот же день она снова прошла через шикарные ворота поселка Слэк-Палисэйдс.

К ее удивлению, футболист Игорь Блаватский жил в особняке желто-оранжевого цвета, соседнем с домом Хардстоуна. Проходя мимо, Кейт сквозь позолоченную решетку разглядывала жилище своего босса. Жаль, нельзя подать Нату знак, что она здесь. Ну хотя бы по мобильному! Но Хардстоун не только забрал телефон у сына — он уже достаточно давно отключил ее рабочий номер, посчитав это слишком большой роскошью. Теперь так и было — приходилось самой оплачивать рабочие разговоры из того скудного жалованья, которое ей платили в «Меркьюри».

Подойдя к воротам дома Блаватского, Кейт услышала, что из переговорного устройства доносится странный ритмичный шум. Он напоминал животное урчание… Или, скорее…

— Здравствуйте! — решила сказать Кейт.

Ужасный треск, потом несколько сладких стонов. Все ясно; несложно догадаться, что там происходит.

— Шампань! — послышался едва различимый мужской голос. — Там кто-то есть!

Снова стоны.

Похоже, слухи о страстной натуре актрисы и модели не были преувеличением. Судя по звукам, сейчас она соблазняла Игоря Блаватского около стены рядом с переговорным устройством. А футболист, похоже, уже вылечил растяжение мышц в паху.

— Это всего лишь кто-то из дурацкой «Мокери», — прозвучал хриплый женский голос с надменными нотками. — Пусть подождут, черт возьми. Мы заняты. О-о, еще…

Все понятно — «из дурацкой "Мокери"»! Видимо, спокойное, без резких высказываний интервью, о котором она договаривалась с Ксантиппой из компании «Хорошо и быстро», станет для нее серьезным испытанием.

Пожалуй, дом Блаватского выглядел еще хуже, чем «Вид с высокой кучи», как Кейт называла теперь про себя резиденцию Хардстоунов. Прямо перед входом в желто-оранжевый особняк она увидела нечто невероятное — бассейн с голубой водой, который, похоже, был вырыт здесь с явным пренебрежением не только ко всем правилам строительства, но и к обычным для Слэкмаклетуэйта погодным условиям. Около него на выложенной каменными плитами террасе стоял плетеный шезлонг с кучей белых подушек. Повсюду валялись журналы «Хит», «Хелло» и «О'кей», страницы которых листал жадный до сплетен ветер. Тут же лежали огромные очки от солнца и стояло ведерко для льда, из которого донышком вверх торчала пустая бутылка из-под шампанского. Кейт подумала, что, судя по всему, жители Слэк-Палисэйдс пьют шампанское как чай.

Внезапно из-за угла дома появилось видение в лиловом — высокий, стройный, сильно загорелый мужчина в очень узких брюках. Лиловый, подходящий по стилю к брюкам пиджак был надет поверх лиловой атласной рубашки с распахнутым воротом, обнажавшим гладкую, как мрамор, грудь. Его лицо, черты которого с трудом можно было назвать мужскими, казалось еще более гладким. На голове у него топорщился гребень из коротких светло-желтых волос, уложенных гелем.

— Мистер Блаватский? — Странно, она представляла его более мужественным. И никакие предполагала, что он из тех, кто носит лиловые костюмы.

— Нет, я не мистер Блаватский.

Кейт покраснела.

— О, простите! — Блаватский, вероятно, все еще в доме. Заканчивает дело, которому помешал ее приход.

Видение пожало плечами, слегка надуло губы и, подбоченившись и прищурившись, уставилось на нее.

— Боншур.

— Бонжур, месье. Как поживаете? — спросила Кейт по-французски. Как здорово, что появилась возможность немного освежить в памяти давно забытые знания!

Судя по выражению лица, она застала собеседника врасплох. Втянув щеки, он спросил:

— Ты шурналист?

Кейт кивнула:

— Кейт Клегг из слэкмаклетуэйтской «Меркьюри».

— Боншур, Кейт Клегг. А я Марк де Прованс, — сообщило видение после торжественной паузы, чтобы усилить эффект от сказанного.

— Дизайнер интерьеров? — Это был тот самый человек, из-за которого в семействе Хард стоун разгорелся конфликт.

Раздражение исказило его маленькое лицо с острыми чертами.

— Даше более того, — недовольно фыркнул он. — Я не просто дизайнер, я творец. И сейчас все тебе расскашу…

— Это, конечно, замечательно, — начала Кейт, глядя на дом за его спиной, — но дело в том…

— Интервью? Шампань сейчас занята, — поторопился заверить ее он. — Она попросила меня попросить тебя подошдать, пока она собирается.

— Нет проблем, — по-французски ответила Кейт.

Дизайнер перестал жевать — как и в первый раз, его совсем не обрадовала попытка Кейт поговорить с ним на родном языке. Но для нее не было новостью, что французы этого не любят.

— Неужели у меня такое плохое произношение? — вздохнула она. — Вы вообще меня не понимаете?

Он покрутил маленькой головой:

— Тебе лучше говорить по-англишки.

Кейт ужасно расстроилась. Похоже, отсутствие практики наложило серьезный отпечаток на ее речь. Интересно, сможет ли она снова когда-нибудь с легкостью говорить на французском?

— Иди сюда и садись, — скомандовал ее собеседник, быстро проходя через патио около бассейна. Кейт заметила, что на нем туфли в черно-белую полоску. Он выдвинул два плетеных кресла, проверил, чистые ли они, сел, скрестив руки и ноги, и выжидательно посмотрел на нее: — Ты пока мошешь взять интервью у меня. Я очень хочу, чтобы все богатые местные дамы знали — я остановился здесь на несколько дней. Я мог бы заняться какими-нибудь проектами — конечно, если мы договоримся о цене.

— Ну, я не знаю…

Если вспомнить, какую оценку Питер Хардстоун дал дизайнерским взглядам де Прованса, это интервью его вряд ли порадует.

— Не знаешь?! — Де Прованс привстал в кресле, сжал губы и посмотрел на нее. Его глаза были удивительно похожи на два искусственных изумруда. — Неушели не понимаешь, что тебе предлагают? Эксклюзивное интервью со мной? Шурналы по дизайну интерьера готовы на убийство ради такой возможности.

Кейт помнила, что в глазах Хардстоуна тоже читалась жажда убийства. Это было до того, как он увидел обои по тысяче фунтов за метр.

— Я объясню тебе мою философию, — рисуясь, произнес де Прованс. — Я создаю высокую моду для интерьера. Барокко-н-ролл, знаешь?

Кейт кивнула — это она прекрасно знала.

— Я предпочитаю вещи, которые делаю сам. И это было правдой.

— И у меня особенный подход. Текстиль, разнообразные материалы, богато украшенная мебель — все это часть роскошных интерьеров. Приятных взгляду и на ощупь.

О Господи!

— А что бы вы сказали тем людям, — нахально поинтересовалась Кейт, — которым ваши взгляды кажутся немного… вульгарными?

Зеленые глаза предупреждающе сверкнули.

— Они не вульгарные, а необычные.

— И очень дорогие, — не сдержалась Кейт, вспомнив канделябры.

— Дорогие? — Марк де Прованс скрестил руки. Из-под лилового рукава пиджака показались огромные часы замысловатого дизайна. — Послушайте, леди, хорошие вещи стоят денег. За пять тысяч фунтов я не стану делать ничего. Разве только брошу трубку, ха-ха! И даже ради заказа в десять тысяч фунтов не встану с постели.

— Неужели?

Он покачал головой:

— Оно не стоит затраченных усилий. Мои клиенты даже не обращаются ко мне с такими оскорбительными предлошениями, потому что понимают — я настоящий творец.

— Значит, вы считаете, что ваша работа — это искусство. У него раздувались ноздри.

— А как же! Мои творения, они ведь уникальны!

— Я заметила! — Кейт вспомнила, какое впечатление творения де Прованса произвели на Питера Хардстоуна.

Лицо дизайнера тут же прояснилось.

— Ты видела мои интерьеры? На канале «Селебрити»?

— О нет! У соседей.

Марк де Прованс не мог скрыть свою радость.

— Ах да, Броган! Я создал для нее настоящий сказочный дворец! Как раз то, на чем я специализируюсь, — обитые потолки и атласные троны. — Он восторженно развел руками. — Она просто влюбилась во все это. Броган была идеальным клиентом. Ни разу не поинтересовалась ни ценой, ни чем-либо другим.

Судя по всему, он до сих пор пребывал в блаженном неведении о том, как муж Броган отреагировал на этот сказочный дворец. Кейт бросила недовольный взгляд в сторону дома: неужели ей придется просидеть здесь весь день, обсуждая атласные троны?

— Вам очень нравится лиловый цвет, — заметила она.

— Maus oui! Это из-за лаванды — цветка моего любимого Прованса. — На его загорелом лице появилось некое подобие улыбки. — И moi — я тоже beau Provence!

Кейт не сразу нашлась что ответить и поэтому задала другой вопрос:

— Вы где-нибудь учились? Посещали специализированный колледж?

Де Прованс пришел в ярость:

— Чему мошет колледш научить меня? Конечно, я нигде не учился! — Он презрительно скривил губы.

— Гм… а что же тогда привлекло вас в этой профессии?

Он удивленно уставился на нее:

— Деньги, конечно.

— О! — Кейт замолчала на некоторое время — ее поразила не только его жадность, но и шокирующая откровенность. — И вы так легко говорите об этом? Что вами движет желание заработать побольше?

— Естественно. А что в этом такого?

Кейт решила, что Марка де Прованса с его взглядами можно было бы обвинить во многом, но только не в отсутствии четких представлений о том, что ему нужно. И поэтому она удивилась, почему он сейчас бродит по саду Игоря Блаватского.

— Дела… — объяснил «творец». — Я закончил дом Броган и изучаю другие варианты. Этот поселок показался мне parfait[17] — он был полон денежных мешков, — а потом появились эти дыры. — Он с ненавистью взглянул на небольшой пролом около бассейна. — И теперь здесь остались только Шампань и этот футболист… — Последние два слова он произнес поморщившись.

— Так вы сейчас работаете с Шампань? — Теперь все понемногу начинало проясняться.

— Да. Мы вместе разработали великолепный план — мои творения должны быть по всему дому. И все уше готово к тому, чтобы начинать. Но теперь у нас проблема.

— Какая?

Де Прованс нахмурился и, не размыкая рук, наклонился к ней.

— Друшок Шампань, — прошептал он. — Поверь мне, это кошмар. Он критикует мою работу, высказывает какие-то свои предложения. — Дизайнер в ярости хлопнул себя по коленям. — Но мне совсем не интересно выслушивать его мнение! Единственное, что мне нужно от людей, — это их деньги.

Он недовольно откинулся на спинку кресла, достал визитницу и вложил в руку Кейт маленькую блестящую карточку лилового цвета.

«Марк де Прованс. Шик французских шато для английских замков», — прочитала Кейт.

— А почему ты ничего не записываешь? — требовательно поинтересовался он, показав на закрытый блокнот Кейт. — Разве я рассказываю неинтересные вещи? Разве я не шеланный объект для интервью?

Кейт подумала, каким долгожданным облегчением для нее было бы увидеть, как этот объект удаляется по подъездной дорожке. Она с надеждой посмотрела на блестящий стеклянный фасад дома. Может быть, постучать в дверь, чтобы заставить их поторопиться? Но что, если они еще заняты — в особенности тем делом… у переговорного устройства?

— Ты считаешь меня недостаточно знаменитым, чтобы писать обо мне в своей маленькой глупой газетенке? — рассвирепел великий дизайнер.

— Послушайте, я не против, но могут возникнуть сложности. Если бы вы оплатили у нас рекламу, все было бы проще.

— Рекламу?! — Марк де Прованс выпрямил спину и с холодным достоинством взглянул на нее: — Объявление? Ты понимаешь, что я творец? Гении, они ведь не нуждаются в рекламе! Разве Пикассо когда-нибудь давал объявление в… Как называется твоя газета?

— «Меркьюри». Нет, насколько я знаю.

— Вот именно.

Вдруг со стороны де Прованса раздался какой-то металлический звук — это была электронная версия темы «Прибытие царицы Шебы». Сверкнув красной подкладкой пиджака, дизайнер достал крошечный лиловый телефон в металлическом корпусе и предупреждающе поднял ладонь. Пока он вкрадчиво объяснялся по телефону — скорее всего с кем-то из клиентов, — Кейт смотрела на дом, размышляя, не рвануть ли туда со всех ног.

«Творец» захлопнул телефон — на его черном от загара лице появилось выражение полного удовлетворения.

— Это Виктория Бэкхем. Она только что купила одну из моих розовых кроватей со стеганым матрасом с пуговицами.

Кейт вытаращила глаза:

— Что? Та самая Виктория Бэкхем?

— Именно, — пожал плечами дизайнер. — Я часто с ней работаю. Она постоянно покупает дома, рошает детей. Тебе стоило бы взглянуть на костюмчик, который я сделал для Ромео!

Кейт ужасно не хотелось ему верить. Неужели это вообще возможно? Но ведь де Прованс здесь, в доме Игоря Блаватского. Возможно, о нем уже ходят разговоры в футбольном мире. Ведь до Олдерли-Эдж не так уж далеко. А в излюбленном ярко-лиловом дизайне Марка де Прованса, не говоря уже о тронах, есть что-то общее со свадьбой Бэкхемов, основным цветом на которой был фиолетовый.

— Вот теперь, я вишу, тебе интересно, — самодовольно ухмыльнулся дизайнер. — И мы можем начать интервью. Отлично. Что бы ты хотела узнать?

— Все, — заулыбалась Кейт. — Расскажите о ваших знаменитых клиентах.

— Ах! — Он погрозил ей пальцем. — Ты должна понимать — мне сложно говорить о моих клиентах.

Кейт вздохнула:

— Мистер Прованс, послушайте…

— Де Прованс. Месье де Прованс.

— Вы можете мне доверять. Я покажу вам статью перед публикацией и сделаю все необходимое…

«Творец» поднял руки к небу.

— Если бы, — театрально вздохнул он, — я брал с кашдого шурналиста, который говорил мне это, по одному вашему английскому фунту…

Кейт впилась в него взглядом. Учитывая его неимоверную жадность, удивительно, что он не воспользовался такой возможностью.

— Знаешь, — вздохнул де Прованс, — я бы с удовольствием рассказал тебе о Бэкхемах.

— Отлично. Я постараюсь вас не перебивать.

— Но я не рискую… — ловко вывернулся он. — Мои клиенты будут в ярости.

— Боюсь, тогда наш разговор закончен, — сказала Кейт, щелкнув ручкой.

— Но с другой стороны…

— Да?

— Я с удовольствием расскашу о своем бизнесе…

Кейт захлопнула блокнот.

— Месье де Прованс, боюсь, мне это не подойдет.

— Зови меня Марк… — сладким голосом произнес он.

— Послушайте, я готова написать статью и не взять за нее ни цента. Но вы со своей стороны окажете мне услугу и расскажете что-нибудь интересное о знаменитостях. Это принцип работы прессы.

— Услугу?! — возмутился де Прованс. — Я оказываю услугу уше тем, что трачу на тебя свое время! Ты должна быть счастлива только от одного моего присутствия!

Кейт пропустила все это мимо ушей.

— Марк, дело в том…

— Для тебя только «месье де Прованс»! — Он сжал кулаки и в ярости затопал ногами в полосатых ботинках. — Ты уше достаточно наговорила!

— Э-э…

— Если я тебе не нушен, ты меня тем более не интересуешь! Мещанка! Курянка!

Кейт удивленно захлопала глазами. Дизайнер только что назвал ее «курянкой». Наверное, он хотел сказать «крестьянка».

А потом их прервали.

— Эй! Ты! Из этой глупой «Мокери» или откуда там? — послышался крик из окна особняка. Ошибки быть не могло — этот надменный голос принадлежал Шампань де Вайн. — Будешь брать интервью или нет? Я не могу тратить на тебя целый день! — И окно захлопнулось.

— Есть здесь кто-нибудь? — Кейт толкнула парадную дверь и, заглянув внутрь, увидела холл с колоннами и широкой центральной лестницей. — Эй?

Тишина… Было слышно лишь, как раздраженный Маркде Прованс завел машину и она с ревом пронеслась по подъездной дорожке.

— Эй?

Вдруг раздалось громкое тявканье.

— А-а-а! — завизжала Кейт, когда что-то острое вонзилось в ее лодыжки. Опустив глаза, девушка увидела, что у нее на ногах болтаются пушистые крошечные комочки. — Пошли вон, маленькие ублюдки! — взвыла она, чувствуя пульсирующую боль.

— Не смей так с ними разговаривать! — раздался раздраженный голос от двери. — Они очень чувствительные!

— Как и мои ноги, между прочим! — Кейт подняла глаза, полные слез от боли. Крепко схватив собачек за шерсть, она пыталась отцепить их от себя.

— Неужели? Ты меня удивляешь.

В дверном проеме стояла девушка потрясающей красоты. Из одежды на ней была лишь мужская рубашка. Зажав в пухлых губах сигарету, она не сводила с Кейт зеленых глаз, обрамленных пышными ресницами.

Кейт внезапно ощутила прилив ненависти, и вызван он был не только незаслуженным оскорблением. Рядом с этой элегантной, от природы красивой женщиной Кейт чувствовала себя ужасно старомодно одетой и толстой. У Шампань были стройные загорелые ноги и узкие красивые ступни. На худые плечи — рубашка сползла, обнажив часть плеч, — падали прямые светлые волосы, блестящие как шелк. Красивая загорелая грудь, сочетавшая в себе дерзкий вид и щедрые пропорции, тоже была почти полностью открыта.

— Ай! — вскрикнула Кейт, почувствовав, что собаки еще сильнее сомкнули челюсти. — Убирайтесь! Пошли вон!

— Я ведь сказала: не смей так с ними разговаривать! — Зеленые глаза Шампань сверкали. — Ты их обидишь. Бедные маленькие ангелочки!

— Но мне же больно! — возмутилась Кейт. Шампань бросила многозначительный взгляд на брюки Кейт.

— Честно говоря, я удивлена, что ты вообще можешь через них что-то чувствовать! Гуччи! Прада! — проворковала она, наклонившись к собачкам. Рубашка распахнулась настолько, что теперь был виден даже ее упругий живот, и еще Кейт заметила, что Шампань не носит белья.

В последний раз стиснув зубы так сильно, что у Кейт потекли слезы, собаки оставили в покое ноги девушки и принялись играть с хозяйкой.

— Бедные мои собачки! — приговаривала Шампань, целуя их в украшенные бантами головы. — Малыши Гуччи-чи и Прада-вада!

Кейт же растирала ноги, стараясь вспомнить все, что ей было известно про столбняк и бешенство.

— Итак, — вдруг раздался неприятный надменный голос Шампань. — Ты из этой дурацкой «Мокери»?

— Слэкмаклетуэйтской «Меркьюри».

Шампань откинула голову и насмешливо хмыкнула. Кейт с грустью подумала, что задача вернуть симпатии жителей севера стоит перед далеко не самой тактичной из звезд.

Она с опаской смотрела в сторону собак, которые продолжали громко тявкать. Кем бы ни была их хозяйка, если эти твари снова набросятся на нее, она прибьет собачонок тем, что попадется под руку. Если понадобится, даже собственной туфелькой. Видимо, любимцы Шампань почувствовали настрой Кейт и держались в отдалении.

— Ты и в самом деле берешь интервью у знаменитостей? — Шампань с сомнением уставилась на нее.

— Я беру интервью у всех.

Кейт надменно, словно настоящая примадонна, вскинула голову.

— Послушай, — высокомерно произнесла она, — я не привыкла разговаривать с кем попало.

— Я поняла это уже по тому, — мило улыбнулась Кейт, — что мне пришлось ждать достаточно долго. Но надеюсь, привыкнув давать интервью, вы будете более пунктуальной.

Зеленые глаза актрисы потемнели от ярости.

— Я совсем не это имею в виду! Я одна из звезд первой величины, это ясно? Слэгхипской «Стандард» очень повезло.

Звезда первой величины! Кейт разозлилась. Возможно, рейтинг Шампань и повысился после шоу «Привет, моряк, я звезда!», но она далеко не Мадонна!

— Где фотограф? — рявкнула хозяйка дома.

— Он уже едет.

Автобус, похоже, опаздывал. Колин тоже испытал на себе режим экономии, установленный Хардстоуном, — теперь он никогда не брал с собой много аппаратуры, использовал только самую дешевую пленку и ездил на автобусе по своей пенсионной карте. Он занялся фотографией относительно поздно — начал посещать вечерние курсы через несколько лет после выхода на пенсию. В его представлении секрет мастерства фотографа состоял в том, чтобы сказать человеку перед камерой «Улыбочку, дорогуша!». В последнее время руки у него стали трястись еще сильнее. Конечно, до Марио Тестино ему было далеко, хотя Даррен уже окрестил размытые изображения, которые получались у Колина, школой фотографии «Слэк эдж» — размытых границ.

— Я думала, что сначала возьму интервью, — предложила Кейт.

— Тогда давай скорее с этим покончим. — Шампань была крайне нелюбезна. — Проходи в гостиную.

И она направилась через холл в большую комнату, заставленную белыми диванами с горами золотых подушек.

Поскольку приглашения присесть не последовало, Кейт сама опустилась на белый диван и сразу же, словно под ней был зыбучий песок, провалилась вниз. Чтобы подняться, видимо, придется вызывать кран.

— Давайте начнем с того, почему вам нравится жить на севере, — сразу приступила к делу Кейт. — Таким образом мы сможем развеять все недопонимание, возникшее после неудачной цитаты, которую недавно опубликовала одна из центральных газет.

Но на лице Шампань не было заметно и тени смущения.

— «Неудачной»! «Недопонимание»! — фыркнула она. — Скорее, это был единственный раз в моей жизни, когда мои слова не исказили.

Кейт показалось, что их разговор развивается не по намеченному сценарию. Разве Шампань дает интервью не для того, чтобы сгладить напряжение, возникшее в кругу фанатов Блаватского, да и вообще у всех жителей севера?

— Ну что ж, как бы там ни было, вернемся к Слэк-Палисэйдс, — предприняла она следующую попытку. — У вас, вероятно, грандиозные планы в отношении этого дома. Во дворе я встретила… гм… творца интерьеров. Это очень интересно.

Лицо Шампань исказилось от гнева.

— Весь ужас в том, что Игорь очень прижимист, — недовольно сообщила она. — Ну что такое несколько миллионов для футболиста? А он говорит, что его в этом доме все устраивает.

Кейт оглядела гостиную: белые диваны, ковер кремового цвета и большие кофейные столики со стеклянным верхом. Такой стиль сейчас очень распространен, и хотя его можно было бы назвать слегка безвкусным, все здесь было новым, явно дорогим и по сравнению с излишествами «Вида с высокой кучи» вполне нейтральным.

Кейт даже почувствовала симпатию к Игорю.

— Этот глупый футболист! — бушевала Шампань. — От него нет никакой пользы, черт возьми! Один Бог знает, что я с ним делаю… гм… хотя я тоже это знаю. Он зарабатывает пятьдесят штук в неделю — и из них я не вижу ни цента, — с горечью добавила она. — Он скуп как церковная мышь! Остался здесь только потому, что ему удалось договориться о снижении арендной платы. И это после того, как все дома провалились под землю!

Кейт как раз не могла понять, что стояло за решением Блаватского остаться в этом доме. И сейчас оно показалось ей вполне разумным — естественно, если надеяться на то, что больше не будет никаких провалов.

— Он такой зануда, — продолжала жаловаться Шампань, — особенно сейчас, когда у него болит задница.

— Как его растяжение?

Красивые губы Шампань презрительно скривились.

— Честно говоря, от него теперь никакой пользы.

— Бедняжка, — с сочувствием произнесла Кейт. — Растяжение мышц в паху — это кошмар для футболистов, правда? Они месяцами не могут играть. Такое положение дел не поднимает настроение.

— Не поднимает, это верно подмечено. Угораздило меня связаться с единственным молодым мультимиллионером, у которого не встает!

Кейт была озадачена. Если это правда, почему Шампань так стонала рядом с переговорным устройством?

— А Игорь здесь? — осторожно поинтересовалась она. — Было бы здорово и его тоже сфотографировать.

Шампань покрутила головой, и ее светлые волосы разлетелись по плечам.

— Слава Богу, у него матч.

«Получается, бедняга Игорь у нее не единственный, — подумала Кейт. — Кто же еще любовник Шампань? Марк де Прованс?» Вряд ли — дизайнер однозначно произвел на нее впечатление человека, который, как сказал бы отец, «едет в другом автобусе».

И Кейт решила задать следующий из своих в спешке придуманных вопросов:

— Наверное, общение с футболистом из России позволило вам окунуться в захватывающий мир другой культуры?

— Черт возьми, это было бы возможно, понимай я хоть что-нибудь из того, что он говорит.

Кейт нахмурилась. Шампань не только не пыталась выбраться из той ямы, в которую попала из-за своих оскорбительных заявлений, но, похоже, была намерена зарыться в нее еще глубже. А с какой целью она вообще дает это интервью? Она или не подозревает, для чего пресс-служба его организовала, или ей просто все равно. Кейт решила дать актрисе последний шанс.

— Я хотела спросить: что вам особенно нравится в вашей жизни здесь, в Слэкмаклетуэйте?

Шампань непонимающе уставилась на нее:

— Нравится?

— Вам приятны дружелюбие и откровенность местных жителей? — подсказала Кейт.

— Откуда, черт возьми, мне это знать? Ах да, конечно, я уверена, что это так. Послушай, — предложила Шампань, изящно поднимаясь с дивана, — почему бы тебе не придумать все самой? Ты наверняка уже набила в этом руку. А я пойду и переоденусь, пока не появился фотограф. Так мы сэкономим кучу времени.

Шампань пересекла холл, и Кейт проводила взглядом ее высокую стройную фигуру. Она размышляла. Каким бы соблазнительным ни казалось предложение Шампань, соглашаться на него было рискованно. Конечно, это может добавить ей — как автору — некоторой популярности, но при этом она сразу же превратится в грязную «выдумщицу рассказов о звездах» и ни один известный человек потом не решится с ней общаться. А поскольку всех редакторов интересуют только интервью со знаменитостями, эта стратегия вряд ли поможет ее карьере. Кроме того, из-за такого материала проблемы с Хардстоуном ей практически гарантированы.

Ее размышления прервала Шампань, с криком ворвавшаяся в комнату.

— Около моего дома бродит какой-то отвратительный старик! Он заглядывает во все окна! Смотри! — истерично визжала она.

Кейт проследила взглядом за ее дрожащим пальцем с ярким маникюром — в окно гостиной неуверенно заглядывал взъерошенный сгорбленный человек с бородой.

— Судя по его виду, это какой-нибудь бродяга! — Шампань кинулась к телефону. — Я вызову полицию.

— Не надо, — краснея, остановила ее Кейт. — Это Колин, мой фотограф.


Глава 8


Громко выразив недовольство тем, что Колин не привез с собой световое оборудование, отражающие серебристые зонты и большую команду костюмеров с визажистами, к которым она так привыкла, Шампань отправилась переодеваться.

А вернувшись — в серебристом бикини, такого же цвета туфлях на высоких каблуках и в меховом манто, — она принялась возмущаться, отказываясь выполнять стандартные требования Колина.

— Я работала с самыми известными фотографами, — кипятилась Шампань, — Бейли, Демаршелье, Тестино и многими другими. И ни один из них, черт возьми, ни разу не сказал мне «Улыбочку, дорогуша!».

Шампань вытягивалась на шезлонге, пытаясь продемонстрировать грудь даже в большем объеме, чем мог надеяться Хардстоун, при этом ее зеленые глаза с вызовом смотрели на журналистку.

Кейт заметила, что из-под тонкого бикини хозяйки дома выглядывает маленький серебристый телефон.

— Ну… — недовольно сказала Шампань.

— Вы выглядите… гм… очень мило.

— Чего не скажешь о твоем дурацком фотографе! — Она бросила недовольный взгляд на Колина, который суетился с камерой около бассейна. — Что это там у него, черт возьми? Мыльница, что ли?

Честным ответом на этот вопрос было бы «вполне возможно», если только Колин не взял с собой одноразовый фотоаппарат.

— Ты разве не хочешь узнать? — спросила Шампань.

— Что именно?

— Почему я даю это интервью, естественно, — раздраженно рявкнула она. — Почему я вообще встала из постели ради вашей глупой газетенки.

— Да, конечно. Но мне казалось, мы это уже выяснили. Разве причина не в том, что вы хотели сказать несколько теплых слов о севере?

— Ты, наверное, шутишь! Ксантиппа просто помешалась на мысли, что мои слова расстроили парочку местных мужиков. Но я сказала ей — я не из тех, кого могут волновать такие вопросы. И все же свою актерскую карьеру я готова обсудить.

— Актерскую карьеру? — Кейт считала, что она забуксовала после известных событий двухлетней давности, когда Шампань выгнали со съемочной площадки за недостойное поведение. Или за недостойную игру — это так и осталось неизвестным. Неужели ко всем отрицательным последствиям шоу «Привет, моряк, я звезда!» — помимо того, что его рейтинг оказался самым низким на телевидении, — прибавится еще и страстное желание Шампань вновь предъявить миру свои актерские претензии?

— Давай же, начинай. Спроси меня о карьере.

— Гм… кто ваш любимый актер?

Шампань презрительно уставилась на нее:

— Откуда мне это знать, черт возьми?

— Ну, актеры чаще всего восхищаются кем-то, чьи-то работы их вдохновляют… и все в таком роде.

— Нет, никого такого нет. Понятно? С какой стати меня должна занимать чужая игра?

Кейт глубоко вздохнула.

— Тогда скажите: где бы вы хотели играть? В театре «Уэст-Энд»? — Шампань наверняка рассчитывает на триумф, и не меньший, чем был у Николь Кидман в «Голубой комнате». Или у Кевина Спейси и Гвинет Пэлтроу, в какой бы постановке они ни появлялись…

Зеленые глаза Шампань были полны презрения.

— Пьесы меня не интересуют. Отвратительные маленькие театры, миллиарды слов, которые нужно учить наизусть, — какой дурак на это согласится?

«Наверное, половина из списка голливудских знаменитостей», — подумала Кейт. Но что они в этом понимают? Шампань откинула назад белые как снег волосы.

— Это не для меня, понятно? Я планирую сразу сниматься.

— Значит, вам уже предложили роль? — Неужели какой-то безрассудный режиссер позволил ей вернуться на съемочную площадку?

— Конечно! — Победно выставив грудь вперед, она поправила манто на бедре и недовольно посмотрела в сторону суетившегося фотографа.

— Не шевелитесь! — приказал Колин.

— Черт возьми, я и не двигаюсь, это у тебя трясутся руки!

— Ага, вот так… — Колин не обратил особого внимания на ее слова. — Так, отлично! Немного назад…

Фотограф отступил немного назад, чтобы взглянуть в камеру, и Кейт заметила, что он стоит практически на краю бассейна.

— Так, давайте… — продолжал Колин. — Улыбочку, дорогуша!

Шампань с презрением оскалила зубы.

— Хо-о-орошо! — обрадовался Колин. — Отлично! Очень мило и естественно.

— Новая роль, — сказала Кейт. — Расскажите о ней. Что это за фильм?

Шампань помедлила, а потом самодовольно сообщила:

— Новый Джеймс Бонд.

— Джеймс Бонд! — Одного такого заявления было бы достаточно, чтобы свалиться со стула. Вот только Кейт его гак и не предложили.

— Именно это я и сказала! — Устроившись поудобнее на мягком шезлонге, Шампань принялась разглядывать ногти.

Кейт не могла поверить своим ушам! Хотя, конечно, такие пышные формы, как у Шампань, всегда привлекали ассистентов по подбору актеров в фильмы об агенте 007. И участие в шоу «Привет, моряк, я звезда!», несомненно, повысило ее рейтинг. Но чтобы настолько?

— Значит, вы новая девушка Джеймса Бонда?

Шампань высокомерно задрала подбородок:

— Бери выше… Я буду играть шикарную женщину — физика-ядерщика, которая спасает мир! Это очень многогранная роль.

— Звучит впечатляюще.

— Думаю, если говорить о шике, проблем у меня не будет. А вот физикой придется заняться. Эта роль для меня как для актрисы прекрасная возможность подняться.

«Надеюсь, в буквальном смысле», — подумала Кейт, делая пометки в блокноте. Возможно, в этой серии, как и во многих других частях «Бондианы», чтобы выведать секреты, героев будут подвешивать.

— Да, она храбрая, независимая женщина, у которой на все есть свое мнение, и она не верит во всякую ерунду. Тебе ясно? Она эмансипированная, умная и все такое прочее… — Шампань зевнула.

— Она совсем не похожа на обычную девушку Джеймса Бонда.

— Да, так и есть.

— Значит, больше никаких женоненавистнических глупостей, как в случае с Мэри Гуднайт, Пленти О'Тул и другими? — Кейт продолжала записывать, понимая, что у нее может получиться неплохой материал. В итоге интервью прошло не зря.

— Никогда.

— А с намеками и говорящими фамилиями тоже покончено?

— Это все осталось в прошлом. Моя героиня — символ нового тысячелетия.

Судя по всему, на эту никчемную дамочку свалилась большая удача. Подумать только — Шампань будет первой, кто сыграет новый типаж девушки Джеймса Бонда!

— И как же зовут эту героиню? — Кейт подняла глаза от блокнота.

— Мисс Касл.

Очень достойная фамилия, как раз в духе намеченных изменений.

— А имя?

— Баунси.[18]

Кейт едва сдержалась, чтобы не рассмеяться.

— Баунси Касл?

Шампань уставилась на нее, не мигая.

— А что здесь смешного, черт возьми? Я очень рада, что мне досталась эта роль. Пирс вообще был потрясен, узнав новость.

Кейт легко могла в это поверить.

— Гм… а многие уже в курсе? Что вам поступило такое предложение? — Нет смысла особо суетиться, если эта информация уже появилась повсюду в «новостях культуры».

Шампань не была настроена откровенничать.

— Не совсем. Официально об этом еще не объявлено. Так что вперед! Это настоящий горячий эксклюзив для богглетуэйтской «Трубы» или как там называется ваша газета…

— И еще кое-что, — сдержанно произнесла Кейт, щелкая ручкой. — Как называется фильм?

— «Каннам это понравится».

— Почти как у Шекспира?[19] — удивилась Кейт.

— При чем тут Шекспир? Он просто так называется, понятно? «Каннам это понравится». Съемки будут проходить в Каннах. Это же очевидно…

— Ах Каннам, вот как…

Но Шампань уже отвлеклась. Она наблюдала за Колином, который снова отступил к краю бассейна и наклонился, пытаясь сделать еще один снимок.

— Назад! — распорядилась она. — У меня сейчас проблемы с кожей.

Фотограф послушно попятился, а Кейт взглянула на актрису и отметила про себя, что ее сияющая кожа в идеальном состоянии и улучшать там просто нечего. Раздалось легкое жужжание, и на полных губах Шампань — из тех, что кажутся идеально накрашенными даже без помады, — мелькнула легкая улыбка. Кейт посмотрела на нее — запустив руку под серебристое бикини, актриса достала вибрирующий мобильный телефон — и оказалась невольной свидетельницей ее разговора.

— О, привет, сладкий! Нет, никаких шансов. Он не дает мне ни цента, жадный ублюдок. Как продвигается твой план быстрого обогащения? Серьезно? Здорово!

— Не двигайтесь! — раздался от бассейна дрожащий голос Колина.

Шампань уставилась на него и заорала:

— Назад! Нет, не ты! — обратилась она к невидимому собеседнику. — Вот черт! Алло? Алло? — Актриса завизжала в телефон и принялась трясти его.

Кейт обеспокоенно посмотрела на Колина. После очередной команды Шампань он торопливо попятился и сейчас стоял уже на самом краю бассейна.

— Послушай, давай уже закончим это дурацкое интервью, — раздраженно произнесла Шампань. — Фильм будет сниматься на Лазурном берегу. Я еду туда на следующей неделе на натурные съемки. Ну и на кинофестиваль, естественно.

Кейт стиснула зубы. Почему так получается, что все — Даррен, Шампань, даже жиголо с севера, если ей когда-нибудь удастся продолжить свой роман, — едут на Ривьеру? Все, кроме нее и Ната. Осталось только бабушке объявить, что она тоже туда направляется.

— Фестиваль начнется с грандиозного приема на мысе Ферра, — добавила Шампань, вытягиваясь и с удовольствием разглядывая свое загорелое тело. — Там наверняка будет весело.

Кейт взглянула на нее. Кажется, Нат что-то говорил про этот прием, когда они обедали в «Биллиз»? Ну конечно, она ведь ничего не забыла, словно каждое его слово, обращенное к ней, было завернуто в тонкую ароматизированную бумагу и осторожно уложено на полках памяти.

«Там наверняка будет весело». Какие у нее блестящие распутные глаза! В эту секунду Кейт не раздумывая столкнула бы надменную блондинку в бассейн. Вдруг — как будто кто-то поспешил исполнить ее желание — раздался пронзительный крик, а потом плеск воды. К сожалению, кричал мужчина. Голос был немолодой и, похоже, принадлежал Коли ну.

Кейт бросилась к бассейну. Несчастный фотограф покачивался в воде, его длинные волосы, обычно прикрывающие макушку, похожую на вареное яйцо, тянулись за ним как серые водоросли. Услышав радостный хохот за спиной, Кейт поняла, что Шампань именно этого и добивалась.


Прошло еще несколько дней, а Нат так и не появился. Он не заходил в редакцию и не звонил. И Кейт, расстроившись, уже начинала думать, что их знакомство было плодом ее воображения (в особенности последняя встреча). Или он уже уехал из города без предупреждения, потому что воспринимал их отношения только как развлечение на отдыхе? Возможно, он все-таки направился на юг Франции — казалось, что сейчас туда ехали все. Каждый раз, думая об этом, что случалось довольно часто, Кейт мучилась от стыда и разочарования. А как же план побега, о котором он говорил? Мысль о том, что они больше никогда не встретятся, была невыносимой.

От Даррена тоже было мало пользы.

— Кейт, ради Бога! Если тебе интересно мое мнение, то это небольшая потеря. — Младший репортер прищурился, и его подведенные глаза превратились в две щелочки. — Ты же не влюбилась в него?

— Не твое собачье дело…

— Как хочешь! — Даррен пригладил «иглы» на голове — сегодня их концы были красновато-коричневыми, — постучал длинными пальцами по столу и начал напевать оригинальную версию песни про сестру Рэй: «Как говорит дядя Рэй…»

Но Кейт знала, что у Даррена тоже есть проблемы. Расследование истории о коррупции и взятках при строительстве Слэк-Палисэйдс, которым он занимался тайно и урывками, в итоге зашло в тупик. В основном потому, что некий объект, движущийся с высокой скоростью, сбил с ног Фрею. И теперь защитница окружающей среды, попавшая под неизвестный автомобиль, приходила в себя в больнице. И Даррена это раздражало — не только из-за работы, но и по другим причинам. Фрея говорила, что больничная еда никак не может считаться вегетарианской, и поэтому младший репортер во время перерыва на ленч метался между местным магазином здорового питания и больницей.

Естественно, Даррен подозревал, что за происшествием с Фреей стоит Хардстоун. Кейт помнила тот разговор с водителем, при котором она присутствовала, и ни капли не сомневалась, что здесь замешан ее босс. Возможно, он даже сам был за рулем. Судя по всему, связываться с Хардстоуном опасно. Кейт очень хотелось поделиться с Дарреном всем, что знала, но тогда пришлось бы рассказать и о Нате и прежде всего объяснить свое присутствие в доме под названием «Вид с высокой кучи». Можно не сомневаться: младший репортер не одобрит ее поведение. К тому же Кейт надеялась, что, пока Фрея лежит на вытяжке, Дарреиу ничто не угрожает.

Мало того что жизнь в последнее время не радовала Кейт, так еще и дома бабушка с мамой постоянно спрашивали, когда же они снова увидят того замечательного парня. А вот отец демонстративно не принимал участия в этих расспросах.

Кейт бросила на Даррена виноватый взгляд. Все и так плохо, не хватало еще им поссориться.

— Даррен?

Он жестом остановил ее.

— Послушай, мне в любой момент могут позвонить из «Чип шоп» по поводу подготовки тура. Я должен обдумать райдер.

— Райдер? Разве вы едете не на автобусе?

— До чего же вы, простые люди, наивные! — недовольно проворчал младший репортер. — В райдере указывают, что должно быть у артиста в гримерной, ну и всякие другие моменты… Подадут ли мне шампанское «Кристалл» или старое надоевшее «Моэ». Устроят ли меня любые ароматические свечи, или они обязательно должны быть от Джо Малоун.

Неужели слава — даже в такой отдаленной перспективе — уже ударила ему в голову? Кейт с сомнением посмотрела на друга — у него подрагивали плечи.

— Прости! У тебя было такое лицо! — заулыбался он. — Ты ведь мне не поверила, правда? «Кристалл» — это же нереально! По тому, как обстоят дела, будет большим везением, если нам предложат «Райбену»![20] Но я не жалуюсь.

— Когда ты уезжаешь? — спросила Кейт, стараясь спрятать ревность за веселыми интонациями.

Он широко улыбнулся:

— В эти выходные. Деннис отпустил меня, только когда я напомнил, что еще не отдыхал в этом году.

Кейт мрачно подумала, что, возможно, Даррен скоро станет рок-звездой. Сначала маленькой, но потом его популярность обязательно вырастет… У него хватило силы духа пойти своим путем. А вот она…

Пока написана лишь пятая часть романа. Кейт только что пережила крушение всех надежд, и ей приходилось заставлять себя каждое утро приниматься за работу. Кроме того, похождения ее вымышленного героя то и дело прерывались, и она сидела, уставившись в пустоту и мечтая о реальном герое, который появился в ее жизни. Теперь, когда Нат, судя по всему, бросил ее — хотя Кейт до сих пор не могла в это поверить, — книга приобрела для нее новое значение. Казалось, что это единственный оставшийся путь к спасению. Тем вечером в «Витс-энд» Кейт старательно писала.


Вода в джакузи бурлила вокруг упругих бедер Марка…

Большие фиолетовые соски Дорин Брейсгирдл, твердые от возбуждения, касались мускулистой груди Марка. Она с силой притянула его к себе.

— О, Марк! Какой большой…


Кейт вздохнула. В такой дождливый вечер «Витс-энд» не самое подходящее место для эротических фантазий, даже несмотря на то что ее вдохновили воспоминания о джакузи Броган с программой «Итальянский жеребец». К тому же отец только что спустил воду в туалете, который от комнаты Кейт отделяла лишь тонкая стенка. И все же, как и сам жиголо с севера, девушка не собиралась сдаваться.


С каждым толчком Дорин крутила головой из стороны в сторону, и ее длинные волосы хлестали Марка по лицу…


Все-таки фантазия завела ее слишком далеко. У настоящей Дорин Брейсгирдл были короткие седые волосы, к тому же ее мучили хронические боли в спине. И вряд ли у нее в ванной стоит джакузи, хотя, если вспомнить про взятки, которые ее муж получил за разрешение на строительство, в доме у них уже должен быть целый массажный кабинет. Но как бы там ни было, имена придется сменить. Например, Дорин могла бы стать Дориан.


Марк все мощнее входил в Дорин — он брал ее с грубой силой. Ягодицы Дориан бились о плитку. Хлоп, бам!


Есть у нее массажный кабинет или нет — не так важно! А вот ванная комната наверняка выложена плиткой. Вполне вероятно, цвета авокадо.


Хлоп! Бам!

— О Боже! — шептала Дориан.


Бах! Бах!

— О Господи! — воскликнула Кейт, роняя от испуга ручку. Тонкая дверь спальни сотрясалась под сильными ударами матери.

— Кейт! Чай!

Девушка торопливо захлопнула тетрадь и сунула «Жиголо с севера» под матрас.

— Я уже! — прокричала в ответ Кейт — эту фразу вот-вот должна была произнести ее героиня — и встала с кровати.

— Твой молодой человек скоро здесь появится? — поинтересовалась мать за ужином из картофельного пюре с колбасой.

— Он не мой молодой человек, — вздохнула Кейт и взяла у нее из рук полную тарелку. В последние несколько недель она просила класть ей лишь половину порции, но теперь какой в этом смысл?

— Это не так уж плохо, если вас интересует мое мнение, — заметил отец.

— Я тебя не спрашивала, — пробормотала Кейт, с ужасом заметив у бабушки на спицах зеленую полоску искусственной шерсти. От ее наметанного взгляда не укрылись первые, неприятные, признаки того, что это будет джемпер с воротником поло. Господи, пожалуйста, только не для нее! У нее до сих пор болят уши от той безрукавки с бабочкой.

— Не переживай, ладно? — сказал отец, поливая луковым соусом гору картошки высотой с Гималаи. — В море еще полно рыбы.

Кейт чуть не подавилась куском колбасы. Он, наверное, шутит? С мужской точки зрения местные моря настолько переполнены рыбой, что общество «Друзья Земли» уже должно быть в панике. Хотя, конечно, планктона вокруг тоже предостаточно.

Она только успела приступить ко второй порции бисквита маминого приготовления, когда в дверь постучали.

Мама подняла глаза.

— Это, должно быть, дама из «Эйвон».

— Я открою, — вызвалась Кейт, чтобы хоть на несколько минут сбежать от отца.

— Скажи ей, что я еще не успела досмотреть каталог, но, наверное, возьму что-нибудь из ароматерапии для уставших ног.

Кейт прошла по ковру, у которого топорщились углы, отметив про себя, что человек на пороге — судя по расплывчатым очертаниям за матовым стеклом — выше и стройнее, чем миссис Таунэнд, которая приносила им косметику по каталогу.

— Нат! — Кейт в панике ухватилась за дверной косяк. — Где ты пропадал?

Он смотрел ей прямо в глаза и казался еще прекраснее, чем она помнила.

— Прости, я же говорил: мне было сложно с тобой связаться, — но я ведь пришел…

Естественно, она ждала от Ната вовсе не таких извинений. Он пропал так надолго. Вообще. Как ей казалось, на целую вечность. И все же девушка чувствовала, что ее губы растягиваются в дурацкой улыбке.

— Ну, ты не собираешься меня пригласить?

— Э-э… мы как раз заканчиваем пить чай… то есть ужинать.

За спиной у Кейт послышался шорох и стук спиц, которые невозможно было спутать ни с чем.

— Ничего себе! — заметив Ната, восторженно воскликнула бабушка.

Нат очень удивился.

— Я и не знал, что люди так говорят!

— Зайдешь? — Бабушка остановилась у двери в гостиную. — Я как раз собираюсь смотреть вторую часть «Эммердейл».

— Не понимаю, почему это тебе так интересно! — прокричал из кухни отец. — Там же не осталось ни одного старого героя. Одни наркоторговцы, проститутки и пироманьяки.

— Поэтому мне и нравится, — громко ответила ему бабушка.

— Кто там пришел? — снова закричал отец.

— Молодой человек нашей Кейт, — ответила она.

Нат на это лишь рассмеялся, и ее захлестнула буря эмоций: от смущения до восторга.

На кухне установилось неодобрительное молчание, а потом раздалось недовольное бормотание.

— …проблемы с головой! — В ответ на мамин успокаивающий шепот прошипел отец.

— Проходите и садитесь! — позвала мать.

Кейт решила действовать немедленно. Она ни за что не пустит Ната в гостиную — еще не хватало, чтобы родители его замучили.

— Если я понадоблюсь, мы в моей комнате, — твердо заявила она.

— Правильно, детка, — сказала бабушка, многозначительно улыбаясь. — Не делай ничего, чего я бы не сделала!

— Очень колоритная старушка! — заметил Нат, когда Кейт тащила его по узкой лестнице. — И, как я вижу, вяжет очередной шедевр.

Кейт захихикала — лед в их отношениях начал таять — и изо всех сил стукнула Ната по спине.

Они сели на край кровати. Спальня была такой крошечной, что дрожащие колени Кейт бились о батарею. Она прекрасно знала, что будет дальше.

Нат настойчиво и нежно уложил ее на кровать. Его прохладная ладонь скользнула под блузку и начала медленно спускаться вниз.

— Нат, нет… Не здесь… Ты не можешь…

— Разве? — Он слегка приподнялся, а его пальцы продолжали изучать ее тело. — А вот здесь я чувствую совсем другое…

— Нет, не нужно… Правда… — Но, говоря это, Кейт понимала, что сопротивляться бессмысленно. Устоять перед ним было невозможно, и он знал об этом. Более того, Нат добивался невозможного — самая обычная ситуация, когда родители и бабушка внизу смотрят сериал, сейчас казалась ей опасной и соблазнительной. И за это он все-таки заслуживал благодарности.

Пытаясь сдержать смех, Нат прищурился и ловко расстегнул ширинку. Кейт замерла: ни шуршания упаковки, ни щелчка резинки не последовало. Должна ли она снова останавливать его? А потом раздался стук — это спинка кровати билась о стену. Стук наверняка слышен в гостиной, и даже звук телевизора не заглушает его. Кейт закрыла глаза, почувствовав, что отключается.

— Подожди… — внезапно произнес Нат. Кейт открыла глаза. Склонившись над ней, он хлопал по краю матраса и бормотал: — Как принцесса и ее дурацкая горошина…

— Что такое?

— Здесь что-то хрустит и, так сказать, отвлекает. — Нат уже собрался запустить руку под матрас.

О Господи! Книга. Ее самый большой секрет.

— Не смотри! — скомандовала Кейт громче, чем намеревалась. Стоило ей представить, как Нат читает описание сексуальных сцен с участием Дорин — Дориан — Брейсгирдл, краска тут же залила лицо и шею.

К счастью, в этот момент зазвонил его мобильный телефон.

— Извини, это важно, — произнес Нат, торопливо отстраняясь от нее.

— Конечно, — успокоила его Кейт и, пользуясь возможностью, достала книгу из-под матраса и бросила ее под кровать.

— Послушай, — Нат уже вставал и застегивал брюки, — мне нужно идти.

— Но ты ведь только пришел.

— Извини, мне очень жаль. Что ты делаешь завтра вечером?

А что она всегда делает? Или усердно трудится над своим романом, или сидит перед телевизором и вместе с мамой и бабушкой смотрит «Школу вождения для знаменитостей».

— Ничего особенного.

— Отлично. Давай сходим в тот ресторан.

В глазах Кейт появился испуг. Он ведь не имеет в виду «Ограбление по-итальянски»?

— В Слэк-Топ, — продолжал Нат. — Единственный в округе, который выглядит более или менее нормально.

— «У пряхи Дженни»?

— Да, туда.

Кейт пришла в восторг, но он тут же сменился мрачным предчувствием.

— Там дороговато.

Нат махнул рукой:

— Не волнуйся об этом, малышка. Я приглашаю.

— О-о, спасибо! Я всегда хотела там побывать! — Это просто великолепно! Ужин среди «десятишиллинговых миллионеров»! Отцу это не понравится. Хотя ему вовсе не обязательно знать.

— Я хочу обсудить с тобой кое-что.

— Да?

— Помнишь план, о котором я говорил? Вытащить тебя из этого болота… То есть, я хотел сказать, из Слэкмаклетуэйта!

Увидев в зеркале, как ловко он взбивает русые волосы, Кейт улыбнулась. Нат поймал ее взгляд и ослепительно улыбнулся в ответ.

— Ну что, встретимся там в восемь?

— Хорошо.

— Ты не могла бы заказать столик? Я ведь не могу звонить из дома, ты же понимаешь…

Кейт кивнула:

— Конечно…


Глава 9


Кейт улыбнулась Нату, который сидел напротив нее за столом, освещенным свечами. Была выпита уже целая бутылка шампанского, и теперь Кейт уже не волновало, хорошо ли она одета и на ту ли тарелку кладет хлеб, — она по-прежнему думала о том, расскажет ли Нат когда-нибудь о плане побега. Не прекращая жаловаться на отца, который губит его актерскую карьеру, он уже справился с десятком устриц и сейчас приканчивал огромный стейк. Кейт помнила о хороших манерах и не собиралась позволять ему платить за ужин, поэтому заказала для себя лишь скромную порцию пасты. Представив себе реакцию бабушки: «Пять фунтов! За какие-то дурацкие сорняки», — она устояла перед настойчивыми предложениями официантки попробовать салат из щавеля и цветков одуванчика.

Ресторан, как теперь было модно, оказался не очень большим, и маленькие деревянные столики стояли очень близко друг к другу. Между ними расхаживали хмурые официантки. Вся обстановка напоминала Кейт письменные экзамены.

Она внимательно смотрела по сторонам, пытаясь обнаружить «десятишиллинговых миллионеров», и пришла к выводу, что это, судя по всему, солидного вида мужчины ближе к шестидесяти, с легким загаром и нарочито небрежными стрижками и сидящие напротив них дамы с пышными прическами и ярко-красными губами, закутанные во что-то воздушное бежевого цвета. Время от времени воздух, подгоняемый кондиционером, доносил до Кейт насыщенные ароматы лосьонов после бритья и духов.

— Итак, — с улыбкой глядя ей в глаза, спросил Нат, — как дела в «Мокери»?

Кейт, которая уже не надеялась, что он чем-то поинтересуется, ухватилась за эту возможность и, притворно вздохнув, произнесла:

— Потрясающе! Самая горячая новость сегодня — это новые ворота в доме приходского священника. Колин отправился их фотографировать и звонил мне четыре раза. Спрашивал, как снимать: открытые или закрытые, со священником или без.

— Так ты все еще хочешь выбраться отсюда?

— Мечтаю… — Ее глаза широко распахнулись в ожидании. Нат обхватил лицо ладонями и посмотрел на Кейт поверх пальцев.

— Не знаю, что ты на это скажешь… Помнится, ты упоминала Каннский кинофестиваль. И была расстроена, что не можешь освещать его для «Мокери». То есть «Меркьюри»…

Кейт напряженно выпрямилась:

— И?..

— Я обсудил это с отцом.

— Правда? — Она нахмурилась. — Но мне казалось, что вы не…

— Не разговариваем? Ну, честно говоря, почти нет. Но ему пришлось просить меня быть свидетелем на бракоразводном процессе, подтвердить, что интерьер получился никудышный и все такое…

— Бракоразводный процесс? Значит, он все-таки решил избавиться от Броган.

— Да, и я был прав… Она действительно хочет оставить себе джакузи.

— Ладно, продолжай… Значит, ты поговорил с отцом? Обо мне?

— Да. Он всегда готов поговорить о своем бизнесе. И вообще о себе, — с горечью заметил Нат. — Другие люди его вообще не интересуют. Посмотри, что он пытается сделать со мной и моей актерской карьерой.

— И что ты ему сказал? — перебила Кейт, стараясь вернуть разговор к более важной теме — ее будущему.

— Что тебе немного… гм-м… не хватает мотивации.

— Ты сказал такое?!!

— Постой, все отлично! — Нат ободряюще улыбнулся ей. — Куколка, поверь мне. Я знаю, что делаю.

Судя по всему, он поставил под удар ее работу. Кейт охватила паника.

— Я сказал ему, — беспечно сообщил Нат, — что ты великолепный репортер, которого газета не должна терять.

— Правда? — Кейт восторженно сжала бумажную салфетку.

— Конечно. И что единственный способ поощрить тебя — отправить освещать Каннский кинофестиваль.

— Не может быть! — Горячая волна ликования пронеслась по ее телу. Кейт наклонилась и схватила Ната за руку. — И что он ответил?

Нат торжествующе ухмыльнулся:

— Естественно, согласился. Пришел в восторг. И даже признал, что ему нравится эта идея.

Кейт с облегчением откинулась на жесткую спинку деревянного, похожего на школьный стула.

— О, Нат, — прошептала она, — спасибо тебе.

Она зажмурилась и тут же увидела перед собой лазурное море, белые отели, сияющие на солнце, пальмы и толпы кинозвезд, разгуливающих по набережной Круазетт, — их было даже больше, чем на вручении премии «Оскар».

Кейт резко открыла глаза.

— Фестиваль на следующей неделе, так ведь? Нужно сказать Уэмиссу.

— Не беспокойся, — быстро произнес Нат. — Отец как раз решает этот вопрос. Честно говоря, Деннис не одобрил эту затею. Его придется уговаривать.

— Господи, я так и знала… — Даррен ведь в это время будет в мировом турне, и с ее отъездом на одну или даже две недели главный редактор останется в одиночестве. Кейт в панике уставилась на переносицу Ната.

— Так что лучше тебе не обсуждать с ним это, — добавил он. — Слушай, не говори Уэмиссу вообще ничего. Просто считай, что все в порядке. Предоставь это нам с папашей — мы решим все проблемы!

— Ну, если ты так уверен… — Чувствуя облегчение оттого, что ей удалось избежать неприятного разговора с редактором, Кейт погрузилась в блаженное состояние и радовалась собственному везению. — Значит, ты уладишь и вопрос с аккредитацией? — добавила она.

Он непонимающе уставился на нее.

— Для фестиваля. Знаешь, такие забавные цветные карточки…

— Ах да, конечно! — Он энергично закивал. — Да, обязательно. Я все устрою.

Кейт наклонилась через стол к Нату и восторженно обняла его:

— О, Нат, ты просто волшебник! Это фантастика!

— Эй, осторожно! Ты сейчас сожжешь себе волосы… Гм… правда, есть одна вещь… — сказал Нат, когда она, слегка опалив кончики волос, снова села. — Боюсь, отец не готов оплачивать поездку и отель. Условия остаются прежними. Ты сама за себя платишь.

Кейт кивнула:

— Отлично.

Она уже подсчитала: сбережений хватит на билет в оба конца в эконом-классе, на несколько дней в каком-нибудь простом отеле и очень скромное питание. А потом ее вдруг поразила одна догадка… Отец наверняка не отпустил Ната, ведь про себя он так и не упомянул. Неужели он делает все ради нее одной?

— Нат, а как же ты?

— Что? — Он недовольно нахмурил гладкий лоб. — Конечно, я еду, черт возьми. Для чего же тогда все это затевается? То есть, — торопливо добавил он, — я имею в виду, что прежде всего туда должна попасть ты.

— Значит, твой отец не возражает? После той истории с наркотиками?

— Он уже остыл.

— И он не против, что ты едешь со мной… о-о-о! — Кейт почувствовала какое-то движение у себя под юбкой, и что-то — босая нога, догадалась она — прикоснулось к ее бедру.

Кейт ахнула и уставилась на Ната.

— После всего, что он говорил о женщинах с титулами… а-а-ах! — Кейт подавила стон. Его нога поднималась все выше. От бедер по всему телу бежали волны удовольствия, и Кейт торопливо оглянулась по сторонам. К счастью, все «десятишиллинговые миллионеры» внимательно изучали винные карты.

Итак, она все-таки едет на Ривьеру. Такое впечатление, что стены, окружавшие ее в течение стольких лет, внезапно рухнули. И внутрь хлынул яркий свет, который ослеплял не только своим сиянием, но и открывающимися вместе с ним возможностями. Каннский кинофестиваль. Гламурный прием на вилле, расположенной на мысе Ферра, среди толп кинозвезд. Ведь Нат обязательно возьмет ее с собой. Кейт взглянула на него сияющими глазами.

В этот момент его нога оказалась наконец в том месте, которое искала. Дыхание девушки участилось, зрачки расширились. Нат начал осторожно, но настойчиво шевелить большим пальцем.

— Значит, слушай, — он хитро улыбался ей, — тебе остается лишь уладить все формальности. Давай полетим как можно скорее.

— Ладно, завтра я пойду в компанию «Честный тариф» прямо к открытию, — с трудом удалось вымолвить Кейт. Ее руки мяли скатерть.

— Ты уверена?

— Конечно… — Она старалась сконцентрироваться, а ее тело сотрясалось от удовольствия.

— Значит, ты согласна одолжить мне денег на самолет?

Что? Кейт уставилась на него, ее трепет ослаб. Он — сын мультимиллионера — просит у нее в долг?

— Я хотел сказать… — медленно произнес Нат, и сладкое давление пальца усилилось. — Я ведь поговорил о тебе с отцом и Уэмиссом. Можно было бы попросить у отца, но он не подозревает, что я уже спустил все свои деньги. Он будет вне себя, если узнает, и может даже передумать…

— О нет, тебе совсем не обязательно с ним говорить, — испугалась Кейт. Ее глаза наполнились слезами, а лицо запылало, словно огни фейерверка. — Конечно, я смогу одолжить тебе деньги. Если у меня хватит.

Нат просиял от удовольствия.

— О, мне много ненужно. Всего лишь билет до Ниццы и обратно в бизнес-классе. Сможешь, правда? — Давление пальца стало еще сильнее.

— Да… да… да… да-а-а!!!


Старый семейный чемодан, который родители брали с собой еще в свадебное путешествие, а потом и во все поездки за город, уже был упакован и стоял рядом с кроватью Кейт. Мама настояла, чтобы она взяла с собой безумное количество трусов и лосьонов, а также лекарства от всевозможных болезней и новое бабушкино творение «на случай, если станет прохладно», — и в итоге в чемодане почти не осталось места.

С огромным трудом Кейт запихнула туда одежду: джинсовую куртку, черные брюки и белые футболки, красный сарафан, пару блузок и джинсы. Поездка на гламурный курорт требовала расходов, и ей пришлось разориться на симпатичные шлепанцы, украшенные цветками такого размера, что они закрывали даже кончики пальцев.

В гардеробе Кейт не было ни одного шикарного и легкого наряда, который можно было бы надеть на интервью с Леонардо Ди Каприо на террасе около бассейна в гостинице «Эден рок». Хотя вряд ли в плотном графике его встреч с журналистами найдется хотя бы полчаса для «Мокери». А вот наряд для гламурного приема, о котором говорил Нат, — это совсем другое дело.

Выяснить у него хоть что-нибудь по поводу одежды, как, впрочем, и все остальные детали этого события, оказалось делом невероятно сложным, и это раздражало Кейт. Но она надеялась, что льняной брючный костюм, желтый с зеленым оттенком, купленный в прошлом году на распродаже в «Уистлз» перед свадьбой ее кузины, вполне подойдет. Другого варианта все равно не было, как и времени, чтобы его искать. Да и денег тоже оставалось совсем мало. Ужин в ресторане «У пряхи Дженни» сильно подорвал ее финансовое положение.

Огорошив Кейт новостью о поездке в Канны, Нат решил отметить это и заказал большой кусок лимонного пирога, рокфор и кофе с коньяком. А когда принесли счет, он сразу же протянул его Кейт.

— Ты ведь можешь списать все это?

Она заколебалась:

— Но у меня нет представительских расходов. Я думала…

— Что я заплачу, да? А я не сомневался, что раскошеливаться придется папаше — через газету. — Красиво очерченные ноздри Ната недовольно раздувались. — Слушай, если ты заплатишь, я все потом отдам.

Но этого пока так и не произошло. Да и денег за билет в оба конца в бизнес-классе он тоже еще не вернул. Нат настаивал на том, чтобы вылететь в строго определенный день и только из Лондона. А самый дешевый билет, который Кейт нашла для себя, был только на следующий день и стоил сорок фунтов.

— Куколка, конечно, это неприятно, — заметил на это Нат, — но чем скорее я туда доберусь, тем раньше начну налаживать для тебя связи, так ведь?

Кейт обрадовалась его обещанию. Она уже начинала волноваться, что у нее нет никаких контактов среди голливудских знаменитостей. А для интервью это очень большая помеха. И поэтому, раз Нат готов провести для нее подготовительную работу, ее задержка не так уж страшна.

— Увидимся в аэропорту Ниццы, хорошо? Я буду встречать тебя. Чао, куколка!

И с этими словами он забрал билеты, чмокнул ее в губы и быстро ушел.


* * *


Внезапный отъезд Кейт взволновал родителей и вызвал у них массу подозрений, но они успокоились, стоило ей объяснить, что все происходит с полного одобрения Денниса Уэмисса. Ей даже хватило благоразумия не упоминать об участии Ната в этой затее. Мамины страхи окончательно улеглись, когда Кейт пообещала привезти ей автограф Мэла Гибсона. Ведь он вполне может там оказаться, думала девушка, чувствуя себя виноватой. Чем черт не шутит, каклюбила говорить мама. И сейчас она снова появилась в комнате, собравшись запихивать в переполненный чемодан большое махровое полотенце, рулон туалетной бумаги и пачку чая «Пи-джи типс» — «потому что чем черт не шутит».

— Мама, я же не в поход отправляюсь!

— Я хочу, чтобы ты была застрахована от всех неожиданностей, — парировала она. — Сама подумай, «Мокери» вряд ли закажет тебе пятизвездочный отель.

«Конечно, нет, а вот Нат вполне может», — радостно подумала Кейт. Он вызвался уладить все вопросы с отелем, ее аккредитацией и пропуском. И она не сомневалась в успехе, ведь сам Нат — или его отец — смог так хорошо убедить Уэмисса в необходимости отпустить ее, что редактор даже ни разу не упомянул о ее отъезде. А Даррена, который обязательно захотел бы обсудить все подробно, рядом не было — тур «Чип шоп» наконец-то начался.

Следующим утром, когда Кейт спешила на первый автобус в аэропорт, бабушка обняла ее за плечи и сказала:

— Детка, постарайся извлечь максимум из этой поездки. — Ее сильные после стольких лет вязания пальцы так крепко сжали плечи Кейт, что та поморщилась.

— Обязательно, бабуля! — Она в тысячный раз подумала о Каннах и затрепетала от восторга.

Теперь в жизни может произойти любая неожиданность. Простая настойчивость плюс немного удачи — и, вполне возможно, она пересечется с кем-нибудь из голливудских знаменитостей и возьмет откровенное интервью, которое сделает ее известной. И после этого пути назад уже не будет. И уж конечно, она не вернется в Слэкмаклетуэйт. Но Кейт не собиралась расстраивать своими планами родителей и бабушку, которые стояли на подъездной дорожке и с любовью махали ей вслед. Она с трудом сглотнула комок в горле.

В аэропорту, в очереди на регистрацию, она оказалась позади группы крупных и шумных богачей британцев, которые, как поняла Кейт из их чрезвычайно громкого разговора, направлялись на какую-то модную свадьбу. Она тут же мысленно окрестила их «крикунами». Всем им, вероятно, было не больше тридцати, но выглядели они на сорок, а самый громогласный и толстый — на все пятьдесят. Кейт надеялась, что невесте повезло и это не ее жених. Чрезвычайно неприятный внешне, он был одет в обычный для богачей мятый льняной костюм, и его бедра в бежевых брюках казались еще шире, чем были на самом деле. Свиноподобное лицо — красное и круглое — напоминало заходящее солнце, а над переносицей виднелся такой яркий прыщ, что, казалось, парню совсем недавно всадили пулю в голову.

Девушка за стойкой регистрации задавала стандартные вопросы:

— Вы сами паковали багаж? Кто-нибудь передавал вам вещи?

— О, хорошо, что ты напомнила, — громко произнес краснолицый. — Какой-то парень с бородой, похожий на араба, дал мне вот этот будильник, и из него торчит что-то похожее на запал…

Его спутники расхохотались, но сотрудница аэропорта холодно взглянула на них и спокойно произнесла:

— Очень смешно, сэр.

— Может быть, есть места в бизнес-классе? — спросил другой мужчина.

Девушка даже не подняла глаз.

— Нет, не надейтесь.


* * *


Оказавшись в зале вылета с белыми оштукатуренными стенами, Кейт принялась разглядывать остальных своих попутчиков. Многие, зевая, со скучающим видом разговаривали по мобильному. Мужчина с пышными волосами листал «Голливуд рипортер». «Он летит на фестиваль, — подумала Кейт, и ее сердце сжалось, — как и я». Остальные пассажиры были очень разные: семейные пары, пытающиеся сдержать беснующихся отпрысков, туристы с рюкзаками, читающие «Краткий путеводитель по Ривьере», загорелые мужчины, похожие на телеведущего Виктора Мелдрю, внимательно изучающие «Дейли телеграф», и блондинки в белых брюках, нагруженные сумками от Луи Вуиттона и журналами «Вог». Вдруг у входа возникла какая-то суета, и Кейт подняла голову от журнала «Хит». В зал вошла высокая красивая блондинка, которую Кейт сразу же узнала — ведь всего несколько дней назад она брала у нее интервью.

Что касается отъезда, Кейт сожалела лишь об одном — она пропустит номер «Меркьюри», в котором будет опубликовано интервью Шампань. Кейт планировала поместить интервью в альбом с вырезками ее статей. Пленки Колина, намокшие в хлорированной воде, в итоге оказались негодными, но компания предоставила им другие снимки. Один из них — Шампань в соблазнительной позе, на ней крошечная обтягивающая футболка, соски, как и положено, задорно торчат вверх — полностью соответствовал новому, сексуально-звездному, имиджу газеты, каким его хотел видеть Хардстоун. Единственной знаменитостью с выставленными на всеобщее обозрение сосками, появившейся в «Меркьюри» за двести сорок девять лет, была свиноматка с огромным выводком поросят на снимке, который Кейт нашла для рубрики «В этот день пятьдесят лет назад».

— Да, это какой-то кошмар! — кричала Шампань в маленький серебристый мобильник, который, когда она давала интервью Кейт, торчал у нее из бикини. — Игорь отказался оплачивать первый класс, поэтому я лечу вместе со стадом баранов.

— Замечательно! — произнесла женщина с идеальным английским выговором, сидевшая рядом с Кейт. — Я полагаю, мы все здесь оказались баранами.

— Ну конечно, я пыталась пересесть, — негодовала Шампань, проходя мимо них. На ней была небесно-голубая футболка с блестящей красной надписью «Танорексия». — Да, и эта корова за стойкой регистрации прекрасно знала, кто я такая! И все равно запихнула меня в душегубку! Сволочь!

Кейт почувствовала еще большую симпатию к сотруднице аэропорта.

— Мне очень неприятно это говорить, — заметила полная соседка Кейт, рассматривая стройные загорелые ноги Шампань. Актриса была в светлой джинсовой мини-юбке, едва прикрывавшей ягодицы. — Но, по-моему, это та мерзкая шлюха из «Привет, моряк, я звезда!»?

— Боюсь, что так, — улыбнулась Кейт собеседнице — бледной женщине со светлыми волосами, совсем невысокой, около пяти футов четырех дюймов. «Она старше меня», — подумала Кейт. Ближе к сорока?

— Надеюсь, она сядет подальше. Иначе мой муж придет в неописуемый восторг.

— Всего на пять минут, — сказала Кейт. — Нормальный человек дольше ее не выдержит.

— Ты не понимаешь: мой муж не нормальный и даже не человек…

Кейт взглянула на соседку, желая убедиться, что она шутит. Но нет…

— Он пишет колонку сплетен, — с презрением сообщила женщина. — Для одной из газет. — И она показала на мужчину, читающего «Голливуд рипортер». — Вон он. Отвратительный, правда?

Но вполне хорош собой, решила Кейт. И привлекает какой-то змеиной красотой — вытянутое лицо, проницательные темные глаза, жирные и непослушные темные волосы.

Кейт удивилась, почему эта женщина, если она настолько ненавидит своего мужа, до сих пор с ним. Но конечно, в жизни — особенно в семейной — всякое бывает, и тут не найдешь простых решений.

— Ты одна? — поинтересовалась ее собеседница и кивнула: — Счастливая. Я бы многое отдала, чтобы поехать куда-нибудь без этого придурка Ланса. И снова быть одной…

— Честно говоря, в Ницце меня будут встречать, — призналась Кейт.

— Актер, да? — спросила женщина устало, как показалось Кейт. — Здесь большинство актеры. — Она равнодушно оглядела пассажиров, собравшихся в зале ожидания.

— Я так и думала, — обрадовалась Кейт. — И все летят на фестиваль?

— Судя по всему, бедняжки… Вот что значит жить с журналистом, который пишет о шоу-бизнесе. Я издалека узнаю любого среднего актера с телевидения, мечтающего сняться в каком-нибудь фильме и стать настоящей знаменитостью. Видишь вон того мускулистого парня? Это Брюс Гуз из «Пожар! Пожар!». А еще один — тот, который держит «Голливуд рипортер» вверх ногами, — Мэнди Моран из «Хирург, хирург». Ему ужасно хочется сниматься в кино, но бедняга не понимает, что для этого нужно сначала научиться читать.

— Вы, похоже, не очень-то любите Канны, — заметила Кейт с улыбкой. У этой женщины, несомненно, есть свои странности, но в целом она забавная.

— Правда? Даже не знаю, с чего бы это. Пойдем, нам пора на посадку.

Место Кейт оказалось возле иллюминатора почти в самом конце салона. Чтобы добраться до него, ей пришлось потеснить «крикунов», которые все до одного ворчали, что оказались в «третьем классе». Когда Кейт с извинениями протискивалась к своему месту, они без стеснения разглядывали ее грудь.

Самолет разогнался и оторвался от земли. Кейт изо всех сил сдерживалась, чтобы не накричать на ребенка, который с того самого момента, как она села, натягивал резинку кармана на спинке кресла и резко отпускал.

Но когда самолет поднялся над облаками и малыш, увидев их в иллюминатор, требовательно поинтересовался: «Ну и где же Бог?» — раздражение ее прошло и настроение улучшилось.

Кейт тоже смотрела в иллюминатор. Белые скалы Дувра сменились голубыми водами пролива, укутанного дымкой, потом показались темно-зеленые поля севера Франции, напоминающие большое лоскутное одеяло. То и дело Кейт видела серебристое мерцание — это солнечные лучи отражались в излучинах рек. Постепенно пейзаж снова начал меняться, и внизу показалось огромное коричневое плоскогорье — над долинами возвышались горы, увенчанные снежными шапками ослепительного бело-голубого цвета. В итоге Кейт задремала и проснулась только когда командир корабля объявил, что самолет снижается. Она восторженно прижалась носом к иллюминатору, чтобы поскорее увидеть Лазурный берег. Сначала появились холмы, облепленные виллами с красными крышами. Бассейны в садах блестели, словно огромные аквамарины. Потом начались ряды светлых домов, которые тянулись от подножия холмов к морю. Ярко-голубая вода была усыпана белыми точками — яхтами.

Без всякого предупреждения самолет опустился так низко над водой, что Кейт могла разглядеть ломтики лимона в коктейлях владельцев яхт. И, не сомневаясь, что скоро мимо иллюминатора поплывут рыбы, она крепко зажмурилась.

— Дамы и господа, добро пожаловать в аэропорт города Ниццы. Местное время двенадцать часов тридцать минут, — сначала по-французски, а потом и по-английски объявила стюардесса. Ее голос звучал абсолютно спокойно. Очевидно, она не знала, что самолет навечно уходит под воду.

И Кейт продолжала сидеть, не открывая глаз.

— Извините, — раздался рядом громкий крик, — но это не очень-то приятно.

— Господи, простите, — ахнула Кейт, разжимая пальцы — оказывается, она сидела, вцепившись в руку соседа.

По всему ее телу — от макушки до кончиков пальцев — пронеслась волна радостного возбуждения. Она жива. Она прилетела. И ее должен встретить Нат.

Но Ницца приготовила для Кейт не очень-то приятный сюрприз. Она радостно вышла из зала прилета, но в толпе встречающих Ната не оказалось. Как не оказалось и никакой записки и ни единого человека представительного вида, в темных очках, который держал бы табличку с ее именем.

Стоя в одиночестве в сияющем мрамором зале, она чувствовала себя ужасно. Хуже того — ей пришлось уступить дорогу Шампань, которая высокомерно прошествовала мимо, громко говоря по мобильному, а сзади торопливо семенили носильщики с чемоданами от Луи Вуиттона. Кейт с ненавистью смотрела ей вслед.

«Крикуны» толпились рядом с ней. Казалось, они кого-то ждали.

— Карактакус, ты купил подарок из списка? — спросил один из них. — Честно говоря, мне понравился автоподатчик теннисных мячей, но тысяча триста девяносто девять фунтов все же дороговато. Я собирался купить им кожаного слона за восемьсот фунтов, но к тому моменту, как я позвонил, его уже продали.

Кейт чуть не ахнула от удивления. В ее семье дорогим подарком на свадьбу считался комплект хлопковых простыней. Что это за автоподатчик стоимостью тысяча триста девяносто девять фунтов? Вероятно, мячи там подает сам Тим Хемман. А что касается кожаного слона, то за такие деньги она согласилась бы только на настоящего.

— Я везу хрустальные бокалы для шампанского, — сказал третий мужчина, осторожно ткнув пальцем в коробку, прикрепленную к чемодану. — Вернее, вез, — уныло добавил он, услышав звон стекла.

— Эй, привет! Странно, что ты здесь.

Кейт подпрыгнула на месте — оказалось, это ее попутчица.

— Он не пришел, верно?

Кейт недовольно покачала головой.

— Он обязательно скоро появится! — Она с раздражением отметила, что собеседница сочувственно смотрит на нее.

— Похоже, тебе не помешает что-нибудь выпить. Там есть бар… — Женщина махнула рукой в сторону эскалатора.

— Но…

— Оттуда виден весь зал, так что не волнуйся, ты его не пропустишь. Конечно, если он все-таки объявится.

— Он придет, — мрачно повторила Кейт, — не беспокойся.

Он просто обязан. Помимо всего прочего, Нат задолжал ей немалую сумму.

— Дорогая, я не волнуюсь. Главное, чтобы ты была спокойна. Теперь пойдем выпьем, — уговаривала ее женщина. — Я буду рада, если ты составишь мне компанию. Ланс собирался арендовать машину, но, насколько я вижу отсюда, он поймал у выхода ту вульгарную актрису четвертого сорта. Видимо, решил взять интервью у этой светловолосой целлулоидной куклы — одной из надежд нашей нации. Значит, он задержится надолго. Кстати, меня зовут Селия Сент-Луис. Пойдем, я помогу тебе с вещами. Черт возьми, что у тебя в чемодане?


— Ты приехала на кинофестиваль от… какой газеты? — Держа в руках бокал с красным вином, Селия широко распахнула светлые глаза.

— От слэкмаклетуэйтской «Меркьюри», — улыбнулась Кейт, чувствуя, что белое вино приносит ей временное облегчение.

— Вот это да! Ланс ведет колонку о новостях шоу-бизнеса в одной из воскресных газет. Думаю, его работа по сравнению с твоей ужасно скучная. Что такое эта слэкмаклетуэйтская «Меркьюри»?

Кейт рассказала ей историю о Глэдис Аркрайт и балконе. Даже Даррен не был таким благодарным слушателем. Селия вытирала слезы, большими глотками отпивая вино из бокала.

— А ты тоже журналистка? — поинтересовалась Кейт за вторым бокалом вина.

Селия решительно покачала головой:

— Нет, я здесь в качестве второго номера. У нас так мало денег и Ланс настолько скупой, что эта поездка считается у нас отпуском. Тогда он сможет многое компенсировать как представительские расходы. Думаю, в этом году он даже останется в наваре. Он не только требовал скидку на билет в эконом-классе, но и отменил броню в хорошем отеле, о котором позаботилась редакция, и заказал комнату в какой-то деревне высоко в горах. Ладно, — вздохнула она, — как бы плохо там ни оказалось, все равно это хоть какое-то разнообразие после Стритхэма.

— Стритхэм? Где это? — Кейт тут же представила себе тихую деревеньку в каком-нибудь живописном месте.

— На юго-востоке Лондона, дорогая.

— Ах да, конечно.

Селия широко улыбнулась ей:

— Итак, где ты остановишься?

Несмотря на успокаивающее действие алкоголя, Кейт почувствовала приступ паники.

— Нат должен был что-нибудь придумать, — произнесла она как можно спокойнее. — Но у меня нет мобильного, и поэтому он не смог со мной связаться. И местной телефонной карты у меня тоже нет.

— Возьми мой… — Селия принялась рыться в сумке.

Кейт с благодарностью взяла ее телефон и набрала номер Ната. Не отвечает. Под воздействием алкоголя она испытывала то раздражение, то страх. Неужели с ним что-нибудь случилось? Она представила себе искореженную машину, кровь на освещенной солнцем дороге, вой сирен «скорой помощи»…

— Может быть, телефон разрядился. — Отдавая мобильный, Кейт старалась говорить спокойно. — Он действительно много им пользуется.

— В самом деле? — Селия многозначительно посмотрела на нее.

— Но он просто обязан прийти! — Кейт уже слышала в своем голосе нотки паники. — У него мой пропуск на кинофестиваль и… все остальное. А еще он собирался взять меня с собой на мыс Ферра на шикарный прием для кинозвезд.

— Мы там будем, — безо всякого энтузиазма заметила Селия. — Как и все, кто имеет хоть какой-то вес.

Кейт пришла в голову утешительная мысль. Нат, естественно, может появиться в любой момент, и это обязательно произойдет. А если нет — и она нигде не сможет его найти, — то он будет на приеме. Ведь он приехал сюда именно из-за приема.

— Значит, я найду его там, — с облегчением сказала Кейт.

— Конечно, в том случае, если у тебя есть приглашение.

— Э-э… ну…

— Неужели нет?

— Думаю, оно у Ната. Но разве я не могу просто так пойти и… ну я не знаю, найти его?

Селия фыркнула:

— Вряд ли, дорогая. Вилла будет просто забита знаменитостями. А охрана там крепче, чем задница Гвинет Пэлтроу.

Вот черт! У Кейт от огорчения свело живот. У нее нет ни приглашения, ни возможности его получить — и как же тогда связаться с Натом? Неужели желанная поездка на Ривьеру закончилась, так и не начавшись?


Глава 10


Кейт беспомощно посмотрела на свою новую подругу. Казалось, ее положение ухудшалось с каждой секундой.

— И, — продолжала Селия, — даже если бы у тебя было приглашение, тебе негде переодеться — ведь сейчас ты даже не знаешь, где остановишься. Я правильно понимаю?

Кейт видела, что Селия умеет — хотя это и неприятно для собеседника — отсекать все лишнее и сразу переходить к сути проблемы.

— Господи, все это так ужасно! Наверное, я кажусь тебе жалкой. Но, поверь мне, я вовсе не так безнадежна…

— Я тебе верю. — Селия потянулась и похлопала Кейт но руке. — Дорогая, это не твоя вина. Тебя просто водили занос…

Кейт кивнула.

— …тот придурок, который в итоге тебя бросил.

Кейт возмущенно вскинула голову:

— Подожди минуту…

Селия жестом остановила ее:

— Поверь мне. Я знаю, как это бывает. Со мной такое случалось. Когда я познакомилась с Лансом, он тоже купал меня в шампанском и комплиментах. — Ее глаза засверкали. — Но он хотел жениться не на мне, а на папиных деньгах. Какая же я была дура!

Кейт стало обидно. Неужели Селия думает, что она глупо вела себя с Натом? Должно же быть какое-то объяснение, почему он так и не появился. Ей не хотелось верить, что он бросил ее. Невозможно, невероятно…

Что-то в лице Кейт заставило Селию прекратить разглагольствования.

— Ладно, — быстро сказала она, — мы уходим от темы. Ясно одно, — она положила руки на стол, чтобы подчеркнуть сказанное, — у тебя неприятности.

Кейт сморщилась. Трудно не согласиться, что в сложившейся ситуации рассчитывать ей не на что.

— Но, — объявила Селия, — выход всегда найдется. Вот как мы поступим…

— А вот и ты… — раздался голос несколько минут спустя. — С бутылкой, как и следовало догадаться.

— Привет, Ланс. — Селия с сарказмом улыбнулась мужу. — 11аслаждался интеллектуальной беседой с представительницей британской актерской элиты?

Ланс поджал губы.

— На самом деле Шампань де Вайн рассказала массу интересного о новом фильме про Джеймса Бонда. Она обещала дать мне эксклюзивное интервью о происходящем на съемочной площадке.

— Не сомневаюсь в этом, — зевнула Селия. — Я слышала немало таких обещаний. Кстати, Ланс, это Кейт Клегг. Она идет вместе с нами на прием на мысе Ферра.

— Что?!! — в ужасе воскликнул он.

— Кейт в любом случае собиралась там быть, — твердо заявила Селия. — Она репортер, а ее парень — актер. Я не ошиблась? — добавила она, повернувшись к Кейт.

Та кивнула в ответ. Ведь у нее за спиной вся мощь «Мокери», правильно? А Нат действительно намеревался стать актером.

— В какой газете ты работаешь? — Ланс пристально смотрел на нее.

— Гм… это местное издание. Ты вряд ли о ней слышал.

— Испытай меня.

Кейт глубоко вздохнула.

— Слэкмаклетуэйтская «Меркьюри».

— Как-как? Черт возьми, я и вправду о такой не слышал, — усмехнулся Ланс.

— Значит, договорились? — перебила его Селия. — Кейт едет с нами. И нужно будет найти для нее комнату в нашем отеле.

— Но она мне не нужна, — запротестовала Кейт. — Ну или только до приема… Нат заказал для меня номер. Я должна лишь найти его.

— Да-а-а. — Селия мягко улыбнулась. — И все же давай сделаем это… на всякий случай.

— А случай серьезный, — проворчал Ланс, насмешливо глядя на огромный коричневый чемодан Кейт. — Только для него одного потребуется целый сьют.

Сен-Жан — деревня, о которой с таким пренебрежением отозвалась Селия, — понравилась Кейт. Даже больше, чем просто понравилась. Ланс, не переставая ворчать, вел арендованный трехдверный «саксо».

— Дорогой, в самом деле, ты меня балуешь! — заметила Селия, увидев эту машину.

Кейт, зажатая на заднем сиденье, зачарованно смотрела и окно.

— Какая прелесть! — выдохнула она.

Сен-Жан была из тех деревушек, которые радуют сердце редактора раздела путешествий крупной газеты, — живописное скопление домов из светло-желтого камня с оранжевыми и абрикосовыми крышами и две церковные башни, возвышающиеся над ними. Основная дорога, выложенная булыжником, вела к центру деревни через тенистый тоннель из деревьев, резко извиваясь рядом со старыми домами, стены которых напоминали козинаки из арахиса. На самом крутом повороте они въехали в зубчатую арку, давным-давно стоявшую без ворот. Башни, построенные как сторожевые, сейчас были увиты цветущими растениями — свисая вниз, их ветви в лучах солнца напоминали яркие бороды. Несмотря на многовековую историю, каждый дом выглядел присмотренным и ухоженным — новая крыша, крепкие стены, окна с кружевными занавесками прикрыты ставнями пастельных тонов, а под ними — ящики с буйно цветущими геранями и бугенвиллеями. Еще больше цветов росло в больших глиняных горшках, расставленных у дверей.

— Неплохо, правда? — В голосе Селии слышалось удивление. — Дорогой, ты уверен, что не ошибся?

— Заткнись и ищи отель «Де тур»! — рявкнул Ланс. Они медленно ехали по центральной улице.

— Это улица Миди, — сообщила Селия, читая указатели.

Блестящие витрины ресторанов и магазинов чередовались здесь с яркими навесами от солнца. По тротуару шли люди. Они проехали оживленную рыночную площадь с фонтаном из светлого камня в центре. Вода стекала в круглый бассейн, тоже белый. И над всей этой красотой простиралось голубое безоблачное небо.

— Здесь написано «Пляс де л'Эглиз», — сообщила Селия, когда с улицы Миди они выехали на площадь с аркадами по бокам.

— А вот и отель «Де тур», — показала Кейт в сторону, где под двумя арками стояли столики, накрытые симпатичными голубыми скатертями, — за ними сидели люди, неторопливо пили кофе и с любопытством разглядывали вновь прибывших.

— Вот только, — медленно произнес Ланс, — здесь написано: «Кафе "Де ла пляс"».

— Да, точно.

— И где же тогда этот чертов отель «Де тур»? — Ланс взглянул на часы. — У нас всего пара часов до начала приема.

— Может быть, вот этот? — Кейт показала на дом напротив кафе «Де ла пляс».

Под разросшимся по старой стене диким виноградом стояло несколько шатких деревянных столов. В отличие от кафе напротив здесь было пусто. Скрытая листвой, ржавая табличка без единой надписи свидетельствовала о том, что здесь уже очень давно никто не обедал.

— Но похоже, все закрыто. Или просто выглядит безжизненно.

— Не может быть. — Ланс недовольно уставился на Селию. — Я только на днях разговаривал с ними.

— Дорогой, это тебе приснилось, — вздохнула Селия. — По-другому и быть не может! Со своим французским ты дорогу спросить не сможешь, не то что заказать номер.

Тонкие ноздри Ланса раздувались от гнева.

— Есть только один способ проверить, — заметила Кейт. Ей уже надоело сидеть зажатой на заднем сиденье, к тому же она все больше чувствовала себя пятилетней девочкой в компании постоянно ссорящихся родителей. — Давайте пойдем и посмотрим.

Судя по всему, отель «Де тур» был очень необычным местом. Они ошиблись, решив, что он заброшен. За свисающими побегами винограда скрывалась огромная деревянная дверь со старым кованым орнаментом. Она была приоткрыта, и за ней виднелся маленький мрачный бар.

«Очень мрачный!» — поняла Кейт, когда Ланс, рискуя заработать грыжу, попытался открыть дверь. И почти пустой, что совсем не удивительно, если присутствующие — его постоянные посетители. По сравнению с ними завсегдатаи «Панч ап» казались людьми приличными во всех отношениях.

За одним из столиков двое мужчин неприятной наружности что-то вполголоса втолковывали друг другу. Оба широкоплечие, только один чуть ниже. На более высоком мужчине — краснолицем, с круглыми черными глазами — был белый передник. Шеф-повар, подумала Кейт, хотя так и не поняла, где находится ресторан. На столиках не было даже солонок, не говоря уже о меню. Рядом с поваром сидел мрачный человек, невысокий, толстый и крепкий. Кейт именно гак представляла себе живущего под мостом тролля из сказки про трех козлят. Под столом растянулась огромная немецкая овчарка со злыми желтыми глазами. Поймав настороженный взгляд Кейт, собака оскалилась.

Казалось, мужчины не замечали их присутствия. Был здесь и еще один человек, который вообще не обратил на вошедших никакого внимания, — худой, неопределенного возраста, с растрепанными седыми волосами. Он сидел на высоком деревянном стуле за барной стойкой и периодически прикладывался к бутылке: Его поношенные белые брюки были залиты красным вином, как, кстати, и старая голубая рубашка. Нос и щеки казались красными от проступавших сосудов, и поэтому казалось, что за стойкой сидит человек-триколор.

— Конченый алкоголик, — заметил Ланс, даже не потрудившись понизить голос.

— Лицемер! — мгновенно отреагировала Селия. — Я видела тебя и не в таком состоянии…

— Только я никогда не напивался всякой гадостью. Для меня существует только «Вдова»…

— Это и плохо, — сказала его жена. — Если бы ты пил что-нибудь попроще, мы бы не имели столько долгов. Как ты думаешь, кто здесь главный? — прошептала она Кейт.

— Э-э-э… — Кейт оглянулась. Пожалуй, женщины в баре выглядели еще менее привлекательно, чем мужчины.

Пронзительный взгляд, который жег ей спину, принадлежал старухе с перекошенным лицом, которая задумчиво водила морщинистым пальцем — Кейт заметила кольцо и ярко-красный лак на ногтях — по краю бокала с красным вином. В пепельнице лежала сигарета «Житан», потрескивавшая, как костер в лесу, — это объясняло, почему одна прядь впереди на снежно-белых волосах старухи казалась чуть темнее.

За другим столиком, уставившись в пустоту, сидела женщина с выпученными глазами и широко открытым ртом. У нее на лице отражалось такое горе, что она напоминала оглушенную форель. Ее морщинистое лицо — желтое, как кожа цыпленка, которого кормили кукурузой, — обрамляли седые волосы, собранные в неаккуратный пучок. Ладони — каждая размером с лопату — лежали на столе рядом с чем-то, похожим на большую тетрадь.

Чуть большее доверие вызывала девушка за барной стойкой — она выглядела намного привлекательнее остальных. У нее были полные губы, высокие скулы и большие красивые карие глаза. Она бросала призывные взгляды на Тролля. Кейт с интересом наблюдала, как он оторвался от приглушенной беседы и посмотрел на нее голодным, полным надежды взглядом. В ответ девушка лишь презрительно прищурилась и отбросила назад черные волосы, которые волнами заструились по плечам. Она перебирала прядь длинными пальцами и равнодушно рассматривала трех новых клиентов.

— Как твой французский? — шепотом поинтересовалась Селия, когда они выстроились у бара.

— Неплохо, — скромно ответила Кейт.

— Тогда лучше я поговорю, потому что Ланс тоже не блещет…

— Спасибо большое, — огрызнулся журналист.

Селия говорила по-французски великолепно, с очень приятным акцентом, но, как ни странно, девушка не понимала ее. Ее темные глаза ничего не выражали. Сжав полные губы, она непонимающе крутила головой из стороны в сторону.

— Теперь ты попробуй, — по-прежнему шепотом попросила Селия. — Наверное, это из-за моего акцента. После университета я два года прожила в Париже.

Кейт начала говорить, но в это время девушка зачем-то наклонилась под стойку. Внезапно бар заполнила оглушительная французская поп-музыка, и Кейт пришлось повысить голос, чтобы спросить о комнатах. Так же внезапно музыка прекратилась, и Кейт поняла, что кричит в полной тишине, как сержант на строевой подготовке. Кто-то захихикал.

Невинно хлопая длинными ресницами, барменша объяснила, что радио en panne.[21] Кейт и Селия подозрительно переглянулись.

— Этого не может быть. Она сделала это специально. Ну и корова! — прошептала Кейт, слишком поздно осознав, что говорит на французском.

Глаза девушки гневно засверкали.

— По поводу комнат нужно обращаться к мадам, — раздраженно сказала она.

Оказалось, что «мадам» — это Форель. И к огромному облегчению Кейт, она все отлично понимала, хотя и была не очень вежлива. Глубоко вздохнув, словно вопрос доставил ей массу неудобств, она принялась медленно листать тетрадь, которая оказалось бухгалтерской книгой. Да, у нее забронирован номер для мистера и миссис Сент-Луис. Да, имеется и свободный, если она хочет снять его для себя. Кейт взяла ключи в полной уверенности, что, кроме них, в отеле нет ни единого постояльца.

Когда девушка за стойкой снова включила музыку, краснолицый мужчина поставил бутылку с ликером.

— Послушай, — едва шевеля языком, пробормотал он со старомодным английским акцентом и повторил: — Послушай… — Он попытался выпрямиться, но не смог удержать равновесие. Кейт поморщилась, когда он стукнулся подбородком о деревянную стойку бара. — Ты ведь не станешь возражать, если я попрошу выключить эту ужасную…

Кейт видела, как он раскачивается на барном стуле, и прекрасно понимала, что произойдет дальше. Тяжело накренившись в одну сторону, а потом сразу в противоположную, мужчина соскользнул со стула и тяжело, как мешок картошки, упал на пол. Он вытянул руку, пытаясь ухватиться за стойку, но лишь задел бутылки и пепельницы, которые полетели вниз вслед за ним. Его приземление сопровождал звон битого стекла. И — в качестве финального аккорда — на пол упал стул.

Селия иронично взглянула на мужа:

— Это самое романтичное место из всех, где мне доводилось останавливаться.

Комната Кейт на верхнем этаже оказалась даже лучше, чем она ожидала. Большая, хотя и самая обычная, с широкой кроватью и вместительным шкафом, а «удобства» — раковина, унитаз и душевая кабина — располагались вдоль одной из стен.

Открыв белые двери с жалюзи, девушка вышла на крошечный, выложенный красной плиткой балкон с белыми перилами. На нем стоял столик с мраморной столешницей и белый пластиковый стул. Кейт перегнулась через перила, вдохнув пряный аромат трав, витавший в воздухе, и почувствовала, как плитка под ногами делится с ней своим теплом.

С балкона открывался великолепный вид на площадь. В дальнем ее углу Кейт увидела две церковные башни приятного персикового цвета — одна была с колоколами, другая с часами. Потом она принялась разглядывать дома. Окна на древних стенах — или увитых виноградом и оттого темных, или усеянных яркими пятнами цветущей бугенвиллеи — располагались в таком хаотичном беспорядке, что невозможно было сказать, где заканчивается один дом и начинается другой. К тому же дома очень различались по высоте: четырехэтажные и пятиэтажные с крытыми террасами на крышах. Такое разнообразие делало их похожими на ряд кривых зубов.

И только один дом — в дальнем углу площади напротив башен — выглядел иначе. Он казался более дорогим и основательным по сравнению с остальными: над огромной резной дверью, к которой вели высокие ступени, высечен каменный герб, а большие сводчатые окна загадочно прятались за крепкими ставнями. Кейт принялась с интересом разглядывать его. Наверняка он принадлежит или принадлежал раньше какой-то очень важной персоне.

Площадь оказалась прямоугольной. Вдоль длинных сторон тянулись ряды арок, высеченных в толстых стенах и разделенных низкими колоннами. Под арками мостовая была приподнята, виднелись двери домов — различных форм и размеров, оставшиеся еще со старых времен.

Кейт завороженно смотрела вниз на головы и плечи проходящих мимо людей. Потом она перевела взгляд на шумную толпу посетителей в кафе «Де ла пляс». Заметив группу пожилых женщин в одежде с цветочным узором, греющихся на солнце на скамейке у церкви, Кейт улыбнулась. По их лицам было понятно, что все происходящее вокруг никак не соответствует их ожиданиям.

Наконец Кейт вернулась в номер. Она подумала, что это и есть самая настоящая комната с видом. Даже жаль, что придется уехать отсюда, как только она встретится с Натом. В этот момент за спиной у Кейт зазвонил телефон, и она аж подскочила от неожиданности.

— Готова? — раздался голос Селии. — Ланс укладывает волосы. Ты должна быть внизу через десять минут.

Арендованный «саксо» мчался по дороге вдоль побережья. Кейт завороженно смотрела на искрящееся море. За окном замелькали отели с красивыми балконами, лепниной на фасадах и куполообразными сводами, ярко блестевшими в лучах вечернего солнца. Судя по всему, они подъезжали к Ницце. Кейт не могла отвести глаз от одного особенно красивого здания, похожего на дворец с оранжево-розовым куполом.

Лансу пришлось остановиться на светофоре, и он явно злился из-за вынужденной задержки. Нервно порывшись во внутреннем кармане пиджака, он достал огромную сигарету, скатанную вручную, сунул ее в рот и поднес спичку. По машине начал распространяться терпкий травяной аромат, и Кейт поняла, что он курит марихуану.

На улице было тепло, а в «саксо», где едва работал кондиционер, даже жарко. Кейт вспотела в своем льняном костюме и чувствовала, что ее ступни и голени разбухают, словно дрожжевое тесто. От запаха травки ее начало тошнить.

Она собиралась в такой спешке, что успела лишь достать костюм, взять блокнот и собрать волосы в высокий узел, стараясь скрыть, что она давно не стриглась и не красилась. И сейчас, в жаре и духоте, она чувствовала, как пряди медленно, одна за другой, распадаются и щекочут ей шею.

Селия и Ланс наконец-то перестали ссориться. Честно говоря, они вообще больше не разговаривали друг с другом. Селия выглядела великолепно: свободное шелковое платье кремового цвета, накинутая на плечи бледно-розовая шаль и туфли на таких высоких каблуках, что она казалась выше на целый фут. Светлые волосы сияли в лучах вечернего солнца, а массивные очки в стиле Джекки О. добавляли ей элегантности.

— Затянешься? — вдруг спросил Ланс, протягивая Кейт дымящуюся сигарету. Девушка взяла ее. Говорят ведь, что марихуана обладает успокоительным действием. И она поднесла сигарету к губам.

В этот момент порыв морского ветра влетел в открытое окно и сдул горячий пепел прямо на льняной жакет Кейт. Она подняла руку, чтобы стряхнуть пепел, но на ткани горчичного цвета уже появилась дыра с обугленными краями размером с пятипенсовую монету. Кейт взвыла от ужаса. Жакет был испорчен, а под ним был лишь бюстгальтер, причем далеко не самый модный. Хуже того, дыра оказалась на самом видном месте — прямо над пупком. Ее костюм испорчен. Что подумают гости, которые соберутся на этот шикарный прием? А уж что скажет Нат! Селия обернулась:

— О, черт возьми!

— Не переживай, — ухмыльнулся Ланс — прищурившись от удовольствия, он смотрел в зеркало заднего вида. — На тебя все равно никто не обратит внимания.

Виллу, где проходил прием, они заметили издалека. С главной дороги открывался отличный вид на большое розовое здание, стоявшее на самой оконечности мыса Ферра. Вилла сияла огнями, за окнами мелькали тени. Ланс припарковал «саксо» за поворотом, приблизительно в сотне ярдов от входа.

— Не хочу, чтобы нам перекрыли выезд, — объяснил он, когда они вышли.

— Ты говоришь об автомобилях в сто раз дороже твоего? — едко заметила Селия, отступая к засаженной кустами обочине, потому что мимо один за другим проплывали лимузины с затемненными стеклами. — Жаль, что ты заранее меня не предупредил. — Она с сожалением опустила глаза. — Эти туфли не предназначены для ходьбы.

Ланс быстро ушел вперед, а Кейт помогала Селии, которая едва переставляла ноги и сыпала проклятиями, преодолеть поворот. Настроение улучшилось, когда впереди показались ворота виллы — на боковых столбах стояли большие чаши, в которых на фоне темно-синего вечернего неба плясало желтое пламя. Зеваки толпились вдоль дороги и заглядывали в окна проезжавших мимо лимузинов, пытаясь понять, кто сидит внутри. Время от времени звучали приветственные крики. Около ворот несколько человек в париках и костюмах лакеев времен Моцарта наклонялись к машинам, проверяя приглашения.

За воротами Кейт увидела подъездную аллею, обсаженную пальмами. Она была устлана красной ковровой дорожкой, на которой толкались и шумели фотографы.

Гостей, выходивших из лимузинов, встречали ослепительные вспышки и крики:

— Леонардо! Сюда! Хью! Рене! Улыбнитесь!

Кейт смотрела, как пламя отражается на блестящих боках лимузинов, и сердце у нее сжалось от восторга. Она не могла поверить, что оказалась здесь. Возбуждение захватило и унесло ее, но тут кто-то тихо и тревожно напомнил, что у Кейт не так много шансов оказаться в этом волшебном мире.

Это говорила Селия.

— Вперед, — шептала она Лансу, которому явно не нравилась идея жены, — и помни, что ты должен провести Кейт.

Он смилостивился и под пристальным взглядом Селии направился к лакеям, стоявшим у вороте каменными лицами. Помахав своим журналистским пропуском, он принялся объяснять им что-то про Кейт. Девушка затаила дыхание. На лицах охранников отразилось сомнение. Они изучали приглашения, пропуска и другие бумаги Ланса — целую папку, как заметила Кейт, — и что-то говорили друг другу.

А потом раздался оглушительный рев. Все взгляды устремились в сторону огромного черного мотоцикла, который подкатил к воротам.

— «Ангелы ада»![22] — Селия не смогла сдержать эмоций, когда крупный коренастый байкер с густой бородой снял шлем и все увидели его длинные грязные волосы, большие усы и свирепое выражение лица.

Его пассажир — стройный, в блестящем комбинезоне черного цвета, плотно обтягивавшем фигуру, — тоже снял шлем, и… по плечам рассыпались длинные светлые волосы.

— Скорее, актриса из ада, — пробормотала Кейт, когда Шампань де Вайн перекинула обтянутую черным винилом ногу через сиденье мотоцикла и вонзила острый каблук в землю.

Актриса расстегнула молнию практически до пупка, и Кейт, наблюдая за ней, недоумевала, как Шампань вообще удалось втиснуться в этот комбинезон. На нем не было ни единой складки, а под ним — ни грамма лишнего жира.

— Она отлично усвоила главное правило знаменитости, — восхищенно заметил Ланс, когда охранники, отвлекшись на сверкающую улыбку Шампань, позировавшей перед камерами, пропустили их без дальнейших разговоров. — Главное — правильно появиться. Например, на мотоцикле, когда все приезжают на лимузинах.

— Или на «саксо», — съязвила Селия, когда они приближались к ярко-красному ковру. — Она и второе правило знаменитости отлично усвоила. Только посмотри на ее грудь!

— Грудь — это сила! — произнес ее муж, многозначительно взглянув на ничем не примечательный бюст Селии. — Она определенно имеет успех, — добавил он, заметив, что Шампань идет по ковру под яркими вспышками.

— Ты, как всегда, все знаешь, — едко заметила Селия.

— Они все равно не ее фотографируют, — сказала Кейт, вытянув шею. — Сзади идет Шарон Стоун. Шампань от этого просто в ярости.

Когда Кейт вступила на красную ковровую дорожку, ее сердце заколотилось от восторга. Если бы только бабушка могла ее сейчас видеть. Даже отец не остался бы равнодушным. Испорченный костюм был временно забыт. Но потом Ланс показал на горящие факелы, которые стояли между пальмами, и, хихикая, попросил быть осторожнее.

— Заткнись! — рявкнула Селия. — Разве ты не видишь, что Кейт и так расстроена?

— Ах, прости, — ухмыльнулся Ланс. — Но к счастью, у меня есть кое-что, чем можно прикрыть твою дыру. — Он замолчал и, порывшись в кармане, протянул ей какой-то предмет. — Держи. Мне дали это на презентации какого-то телевизионного проекта.

Кейт взглянула на значок, который он положил ей в руку. «Малышка в запое» — гласили большие розовые буквы на ярко-желтом фоне.

— А отмечали, случайно, не запуск обновленной версии программы «Ньюснайт»? — сухо поинтересовалась Селия.

— Это слишком щедрый подарок, — сказала Кейт, возвращая значок.

— Возьми вот это… — Селия наклонилась к ближайшему кусту — учитывая высоту ее каблуков, это было смелым поступком, — сорвала белую розу и протянула Кейт. — Как цветок в петлице.

Пока Кейт и Селия торопливо поднимались по ковровой дорожке, Ланс отстал — он намеренно шел медленно и широко улыбался во все стороны. Но фотографы, сложив руки и опустив камеры, что-то обсуждали между собой.

Длинная широкая аллея поднималась вверх по склону. Сквозь похожие на зонты кроны сосен блестело жемчужно-синее море, гладкое словно шелк. Растущие вдоль аллеи кусты жасмина наполняли воздух приторным, пьянящим ароматом. Кейт глубоко вдохнула.

Ланс догнал их и сразу же испортил настроение, показав большое здание на побережье, выкрашенное в пастельные тона, — это был отель, в котором остановился Майкл Уиннер.

— Возможно, он будет на приеме, — добавил он.

— Я не переживу, — простонала Селия.

У входа на виллу толпились гости. Кейт, оглядываясь по сторонам в поисках Ната, узнала худого мужчину в белом костюме — его запонки, пуговицы и очки от солнца блестели золотом. В жизни он выглядел не таким крепким, как на фотографиях.

— Значит, старина Паф Дидди тоже здесь, — ухмыльнулся Ланс и полез за блокнотом. — Ну конечно, почему бы нет? Ведь его яхта сейчас пришвартована в Монако. Признаюсь, я с удовольствием побывал бы на ней. Эй! Паффи, дружище! Я Ланс, помнишь меня? — нахально прокричал он.

Мужчина в белом костюме удивленно посмотрел на журналиста, судя по всему, не вспомнил его и тут же вернулся к прерванному разговору.

Ланс раздраженно поджал губы, но потом снова расслабился.

— Вы только посмотрите! — закричал он, направляясь к группе гостей, которые только что поднялись по ковровой дорожке. — Это же известная компания! Дэвид Култхард, Ивана, леди Виктория Херви… Виктория! — окликнул он загорелую блондинку с лошадиным лицом, на которой не было практически ничего, кроме сверкающего ожерелья. Она рассеянно взглянула на него и гордо прошествовала мимо.

К разочарованию Кейт, Шарон Стоун, Леонардо Ди Каприо и Рене Зеллвегер растворились в толпе. Зато вокруг было огромное количество невысоких мужчин с большими животами и изящными спутницами.

— Директора студий, — прошептала Селия. — Они гораздо влиятельнее актеров. Хотя и менее привлекательные.

— Вот этот, например, далеко не красавец, — согласилась Кейт, заметив крупного мужчину с жирной кожей, сальными волосами и в зеркальных очках от солнца. Рядом с ним стояла худая блондинка в платье с блестками.

— Марти Сен-Пьер, — сказала Селия, — и его жена Мэнди.

Кейт не могла отвести глаз от этой пары. В крючковатом носе мужчины, его острой бородке и блестящем костюме цвета баклажана было что-то отталкивающее. Он был практически лысый, а немногие оставшиеся волосы, казалось, сконцентрировались по бокам и нависли над воротником.

— Чем он занимается? — поинтересовалась Кейт.

Селия округлила глаза:

— Это человек-загадка мирового масштаба.

— Тихо, — зашипел Ланс, нервно озираясь. — В чем он только не замешан. В основном занимается недвижимостью, но кино ему тоже интересно. Помните фильмы про мафию? «Кровавые ублюдки», «Страшные ублюдки», «Жадные ублюдки»? Он был одним из продюсеров, давал деньги…

— О! — Кейт вспомнила, что видела похожие названия на афишах местного кинотеатра.

— Но все говорят, что он стал этим заниматься только потому, — добавила Селия, — чтобы принимать непосредственное участие в подборе актеров. Если ты понимаешь, что я имею в виду.

Кейт понимала.

— Надо же! Я и не подозревала, что кастинги до сих пор проходят в постели!

Селия уставилась на нее. Ланс захохотал. Кейт пожала плечами. Возможно, она действительно слишком наивна. С другой стороны, трудно представить, что мужчина с такой комплекцией, как у Марти, может развлекаться в пляжном шезлонге. Единственная конструкция, которая, по ее мнению, могла бы выстоять, когда он раскачивается или делает еще что-то подобное, — это подвесной мост.

— Как бы там ни было, он ужасно противный, — сказала Селия. — Почти что гангстер.

— Тихо! — снова зашипел Ланс и замахал руками.

— А эти истории о покерных вечеринках с его участием! — никак не могла успокоиться Селия.

— Покерных вечеринках? — переспросила Кейт. — Ты имеешь в виду карты?

— Ну а что же еще? — гневно прошептал Ланс. — Селия, ты хочешь, чтобы мне прострелили колени?

— А что, неплохая мысль! — Селия скрестила руки на груди.

— И что же происходит на покерных вечеринках? — спросила заинтригованная Кейт.

— Лучше спроси, чего там не происходит, — громко сказала Селия, и в этот момент Ланс решил больше не участвовать в разговоре и удалился. — Марти приглашает к себе самых влиятельных людей в киноиндустрии, нескольких друзей из мира организованной преступности, а девушки, мечтающие стать актрисами, выступают в роли официанток.

— А потом они играют в карты?

— Да, бывает. Если кто-то хочет сандвич, то показывает на тарелку, выпить — на бокал… А кто хочет минет, показывает на…

— Не надо продолжать! — взвизгнула Кейт, в ужасе глядя на Марти, который увлеченно беседовал с Шампань де Вайн. Она всячески обхаживала его, разве что не тыкала грудью в лицо. — Бедная его жена, — сказала Кейт, заметив кислое выражение на лице миссис Сен-Пьер. — Она знает об этих… гм… вечеринках?

Селия посмотрела на Кейт:

— Ты спрашиваешь меня, знает ли Мэнди о покерных вечеринках?

Кейт кивнула.

— А как, по-твоему, она познакомилась с Марти?

— А, понятно…

— Пойдем, — позвала Селия. — Мы будем заходить внутрь или нет?

Издалека вилла выглядела впечатляюще, а вблизи оказалась просто необыкновенной. Расположившись на высшей точке мыса Ферра, она была похожа на розовый дворец из сказки — такой привлекательный, что его хотелось съесть. Длинные ряды высоких окон с тонкими витыми колоннами белого цвета по бокам напоминали розовую помадку. Парадный вход украшала резьба с изысканным узором.

— Эта дверь как будто ведет в собор, — завороженно сказала Кейт.

— Удивительно, что ты заметила, — произнес кто-то рядом с ней. — Ее действительно когда-то привезли из средневекового испанского монастыря.

Кейт оглянулась. Она так увлеклась разглядыванием архитектурных деталей, что только сейчас заметила официантов. Они стояли по обе стороны от входа и держали подносы с розовым шампанским.

У официантов, как и у охранников при входе, были белые парики с черными лентами, костюмы с кружевными воротниками и манжетами, атласные бриджи и туфли с пряжками  — все разнообразных оттенков белого, серебристого и розового. Кейт не могла не заметить, что бриджи на них были чрезвычайно узкие, а шелковые чулки обтягивали стройные, красивой формы икры. Каждый официант был в башмаках на высоких каблуках и с мушкой на лице, наполовину прикрытом черной маской. Насколько она могла судить по аккуратному подбородку и носу, не говоря уже о темных глазах, молодой человек, заговоривший с ними в дверях, был красив. Он предложил дамам шампанское.

— Спасибо. — Селия взяла бокал и передала еще один Кейт.

— Из монастыря? — удивилась Кейт. — Неужели такое возможно?

— Этот дом построила очень богатая дама, — начал объяснять официант. — Она всерьез увлекалась коллекционированием. Со всей Европы сюда съезжались торговцы антиквариатом. Мебель, картины и даже такие вот резные двери привозили поездом на станцию в Болье. А она выходила из дома и выбирала вещи прямо на платформе.

— Потрясающе…

— Больше всего ей нравились вещи восемнадцатого века. Мебель на вилле в основном того периода. Вот почему мы сейчас так одеты. — Он взмахнул рукой в кружевной манжете и улыбнулся. Кейт улыбнулась ему в ответ, не понимая, что больше поразило ее — его великолепный английский или обтягивающие бриджи. Это сочетание производило неизгладимое впечатление.

У них за спиной громко засмеялась Селия. Кейт повернулась:

— Что случилось?

— Ланс, — показала ее спутница. — Только посмотри, он пытается поговорить с Расселом Кроу.

Журналист действительно направился к австралийскому актеру, который, бросив на него подозрительный взгляд, тут же пошел в противоположную сторону — так быстро, насколько это было возможно в толпе.

— Расс! — закричал Ланс. — Неужели ты меня не помнишь? В тот раз в Британской академии кино- и телеискусств? Мистер Кроу!

— Пойдем. — Селия ухватилась за локоть Кейт. Спотыкаясь, она пыталась подняться по мраморным ступеням и одновременно сделать глоток шампанского.

— Осторожно! — Кейт взяла ее за руку. — Ты ведь знаешь, у тебя очень высокие каблуки.

— На приемы нужно ходить именно в такой обуви.

— Почему? Это ведь настоящее мучение!

— Да, как и танец в три утра, когда приходится дышать в подмышку какому-нибудь парню, который прыгает с восьми вечера. А в этих туфлях я по крайней мере достаю им до плеча.

Они пошли дальше. Кейт оглядывалась по сторонам, оценивая обстановку и нащупывая в кармане блокнот. Как бы ей ни хотелось найти Ната, нельзя забывать о цели поездки. Пора начинать делать записи для «Меркьюри». Некоторых гостей она знала, кого-то нет — и среди них наверняка были важные люди. Какое счастье, что рядом с ней была Селия, которая, похоже, знала всех!

— Кто это? — спросила Кейт, махнув бокалом в сторону двух мужчин, беседовавших поблизости.

— Один из них — Ридли Скотт.

— Тот самый, бегущий по лезвию?.. — Кейт с благоговением уставилась на него.

— А вот тот, в дурацких очках, — Слим Кортез, самый модный режиссер, — зевнув, сообщила Селия. — Он снял фильм «Ты, Кант», с которого началась мода на философию. Он экзистенциалист, который зависит от окружающего мира, или что-то в этом роде.

Кейт прислушалась, пытаясь разобрать слова Кортеза. Он говорил на редкость претенциозно.

— Да, но если так называемый я, так сказать, «снял» так называемый фильм… — медленно тянул он. Ридли Скотт прищурился.

А потом, когда знакомая фигура скачками приблизилась к нему, его глаза сузились еще сильнее.

— Ридли-и-и! Или мне называть тебя «сэр Ридли»? Поздравляю, дружище! — С этими словами Ланс поднял ладонь, чтобы поприветствовать знаменитого режиссера.

Пробормотав что-то — максимум нескольких слов, — Скотт скрылся в толпе.

— Ты знаешь, — сказала Селия, взяв с подноса очередной бокал шампанского, — что вино выводится из организма со скоростью один бокал в час? Кстати, не войти ли нам?

Внутри вилла выглядела даже более роскошной, чем снаружи, и казалась воплощением мечты. Холл, кессонный потолок которого украшали росписи в стиле эпохи Ренессанса, вел во внутренний двор, выложенный мрамором. Там стояли небольшие круглые столы, мерцали свечи, блестели серебряные приборы и бокалы. Изящные позолоченные стулья, расставленные вокруг столов, пока еще были пусты. По всему периметру патио тянулись аркады галерей с балюстрадами наверху. Горящие факелы, закрепленные на колоннах, освещали веселые лица беседующих людей. Но Ната среди них не было.


Глава 11


Кейт глубоко вздохнула, отпила шампанского и попыталась заставить себя не паниковать. Нат обязательно должен быть где-то здесь, в этой шумной толпе. И рано или поздно она непременно на него наткнется. А пока можно расслабиться, наслаждаться происходящим вокруг и наблюдать. Все стены виллы были покрыты резьбой и увешаны картинами.

И Кейт принялась изучать, что именно хозяйка дома — романтичная особа и любительница антиквариата — выбрала для себя на железнодорожной платформе.

— Что значит, ты хочешь посмотреть на произведения искусства? — Селия уже тянула ее назад. — Дорогая, разглядывание картин на вечеринках равноценно социальному самоубийству. Это значит, что ты никого не знаешь и тебе не с кем поговорить.

— А на открытии галерей и выставках? Это тоже социальное самоубийство?

— Тем более.

Шум разговора отражался от мраморного пола, и эхо уносило его под потолок, на котором переливались блики света. До Кейт долетали обрывки фраз — судя по акценту, здесь были люди как из Бруклина, так и из Букингемского дворца.

— …это платье такое узкое, что с ленча я не сделала ни одного нормального вдоха…

— Не такое узкое, как брюки Гвинет. Да у нее по губам читать можно…

Кейт достала блокнот из кармана жакета и незаметно записала кое-что. Интересные детали — или «соус», как называл их Уэмисс, — для репортажей в «Мокери». Но одного «соуса», конечно, недостаточно. Учитывая, что она отправилась на кинофестиваль — первый журналист за всю двухсотсорокадевятилетнюю историю газеты, — Питер Хардстоун, как и Деннис, если уж на то пошло, ожидает от нее как минимум эксклюзивных интервью со знаменитостями.

Понятно, что с неба они на нее не упадут. Даже такой журналист, как Ланс, бесстыдно бросающийся на гостей, никак не мог завладеть вниманием звезд. Так что Кейт нужно было найти хотя бы одного актера, скучающего в одиночестве, и начать действовать. Такой шанс обязательно, рано или поздно, должен был представиться, потому что гости, едва обменявшись парой фраз, переходили от одной компании к другой.

— Какой странный способ приготовления креветок! — Селия внимательно рассматривала шпажку с канапе из винограда и какого-то ракообразного, которую она взяла с подноса у проходившего мимо официанта. — Похоже на кебаб из морепродуктов. А ты видела эту мелкую розовую картошку?

Но Кейт снова оглядывалась по сторонам в поисках Ната, которого по-прежнему не было видно.

— Рассматриваете картины? — Внезапно рядом с ней возник знакомый официант. — Вон та просто замечательная. «Венецианский аристократ» Карпаччо.

В этот момент Майкл Дуглас повернулся, чтобы расцеловать в обе щеки Кейт Бекинсейл, и рассеянному взгляду Кейт открылся изображенный на картине светловолосый мужчина с мечом.

— О да, конечно. Великолепно.

Она встретилась взглядом с официантом — его глаза блестели сквозь прорези в маске. «Странные глаза», — подумала Кейт. Темные, глубоко посаженные, уверенно глядящие на нее. Она задумалась, какое у него может быть лицо, но потом резко отвернулась — ее внимание привлек высокий красавец с темно-русыми волосами. Нет, не Нат.

— Ты кого-то ищешь? — поинтересовался официант.

— Гм… да.

— Наверное, мужа?

— Нет, не совсем. Он мой…

— Друг? — Официант говорил нейтрально-дружелюбным тоном.

— Своего рода, — пробормотала Кейт, пытаясь справиться с неприятным чувством, которое охватило ее.

Он кивнул:

— Я мог бы помочь. Мне ведь приходится обходить всех гостей. Как он выглядит? Красивый?

Шампанское согревало пустой желудок Кейт — раздражение постепенно рассеивалось, и на смену ему приходило пьянящее безрассудство.

— О-о-о да! Очень красивый! — захихикала она.

— Эй, официант! — позвал кто-то по-английски.

Кейт обернулась. Даже если бы она не знала, что перед ней соотечественники, то легко догадалась бы. Ведь только англичане считают, что зеркальные солнцезащитные очки от «Рэй бэн» хорошо смотрятся на бледных и пухлых, словно сделанных из теста, лицах. Или что редкие волосы мышиного цвета, уложенные на прямой пробор, добавляют им шарма. Что уж говорить про ярко-красные брюки с рисунком в цветочек, в которых красовался один из них!

— Еще шампанского, и побыстрее! — скомандовал он. У него на ногах были легкие туфли без носков, под кожей выступали синие вены.

Кейт возмутила его грубость. Но она быстро успокоилась, когда официант, проигнорировав англичан, удалился в противоположном направлении.

— Чертов лягушатник! — заревели они. — Ты забыл про битву при Азинкуре!

— Ики-и! — раздался рядом такой пронзительный крик, что Кейт даже подскочила.

Женщина, которая, судя по виду, вполне могла быть первой женой Джаббы из «Звездных войн», опустилась на мраморный пол и принялась кормить грудью огромного младенца.

Селия снова оказалась рядом с Кейт и взяла еще один бокал розового шампанского.

— Самое приятное в многолюдной вечеринке, — заметила она, — это то, что, сколько бы ты ни выпил, упасть невозможно. Всегда есть на кого опереться.

— Ики-и!

— Кто это? — шепотом поинтересовалась Кейт. Застонав, Селия объяснила:

— Джакаранда Твайтс. Жена актера Икабода Твайтса. Изо всех сил изображает богемную даму. Но ее терпят только потому, что Икабод сейчас очень популярен.

Кейт наблюдала за тем, какДжакаранда приподняла своего огромного ребенка на руках — толстых, как фонарные столбы, — и принюхалась.

— Ики-и! — снова раздался ее крик.

Молодой человек самой обычной внешности, с козлиной бородкой, согнувшись под тяжестью огромной сумки с детскими вещами, нехотя отошел от лысого, жующего сигару человека — судя по всему, продюсера. Кейт решила, что это наверняка был кто-то очень влиятельный.

— Ики! Быстрее! Просперо делает свои дела!

— Очаровательно! — съязвила Селия. В ее темных очках отражался свет тысячи свечей. Хотя, возможно, это были отблески тысячи других очков, ведь сегодня вечером это был самый популярный аксессуар. — Дорогая, посмотри. Вон там стоит Дора Скиннер, ее называют новой Кейт Уинслет.

— Где? — Кейт тут же отвлеклась на настоящую Кейт Уинслет, которая прошествовала мимо, тряхнув светлыми волосами.

— В коричневой юбке, которая едва прикрывает ей задницу, и с мужем, похожим на лягушку.

Кейт захохотала:

— Твои описания такие гламурные!

— Неужели? Поверь, я не нарочно. Смотри, а вон там — лорд Крисп.

— Кто?

— Богатый английский аристократ — мерзкий тип, который считает себя кинопродюсером. А рядом его невеста и… гм… модная модель из Калифорнии по имени Тиддлз. Естественно, она с ним из-за его красоты и обаяния.

Кейт рассматривала хрупкую блондинку, повисшую на мужчине, который напоминал морское чудовище.

— А вот Зиги Споукс.

— Ах да, — согласилась Кейт — это имя показалось ей знакомым. — Зиги Споукс.

— Яркий автор, молодая звезда английской литературы, — напомнила ей Селия. — Его первый роман — «Похороны золотой рыбки» — был ужасно популярен! Права на экранизацию уже куплены «Уорнер бразерс».

Кейт с завистью посмотрела на Зиги Споукса. Для человека, который олицетворял все, о чем она мечтала, он выглядел далеко не лучшим образом. Взлохмаченный, в грязном замшевом пиджаке, он смог набрать где-то полную тарелку еды и сейчас жадно поглощал ее. И не важно, был он похож на будущее английской литературы или нет, главное — в нем будущее французских компаний, обслуживающих банкеты.

Мимо прошел Ланс — одной рукой он крепко держал за талию липнувшую к нему блондинку.

— Кто это? — разозлилась Кейт, рассматривая высокую изящную женщину с блестящей красной накидкой на загорелых плечах. Короткое и легкое черное платье открывало стройные ноги, а в светлых волосах, небрежно собранных на затылке, колыхались розово-оранжевые перья.

— Летиция Гарденер-Драйвер-Кук.[23] Звучит как реклама в журнале «Леди», правда?

— Кто она?

— Репортер в отделе новостей. Собирает информацию о Голливуде для Би-би-си. Или правильнее будет Си-си-си? — язвительно добавила Селия, заметив, что Ланс смотрит прямо в вырез платья своей спутницы.

Кейт сочувственно похлопала подругу по руке. Как ужасно наблюдать за таким поведением собственного мужа!

— О, смотри! — сказала она, пытаясь отвлечь Селию. — Еда!

Неожиданно в зал один за другим вышли официанты с подносами, закрытыми серебряными куполами, — судя по всему, подошло время ужина. Распорядитель в красном камзоле приглашал всех за столы, но гости не спешили. Кейт подвела спотыкавшуюся Селию к ближайшему столику и, выдвинув позолоченный стул, решительно усадила подругу.

Но очень быстро выяснилось, что сидят в этом зале только они. Как объяснила Селия, все остальные ждут, пока усядутся знаменитости. И тогда станет понятно, какой стол престижнее. Вот только звезды тоже не торопились занять места.

К их столику подошла Джоди Кидд, но, едва взглянув на Кейт и Селию, повернулась к ним спиной. Спустя какое-то время дама с испуганными глазами в платье леопардовой расцветки села через три свободных стула от них, но потом ее нервы не выдержали и она снова вскочила. Сразу после этого к столику подошла веселая компания. После выпитого шампанского они едва держались на ногах, а потому сразу же сели. Кто-то приветливо поздоровался с Селией.

— Кто это? — шепотом спросила Кейт.

— Авторы колонок из разных газет, — тоже шепотом ответила подруга. — «Телеграф», «Таймс», «Мейл он санди», «Лондон ивнинг стандард». И будь осторожна, не делай глупостей! Иначе вся английская пресса будет потешаться над тобой.

— Похоже, им весело, — заметила Кейт, наблюдая за шумной компанией. Работа в «Мокери» никогда не приносила Кейт столько удовольствия. Естественно, до сегодняшнего дня.

— Неплохие ребята, — согласилась Селия. — И совсем не надутые в отличие от Ланса. Хотя ему, по-моему, вообще нет равных.

Все замолчали, когда к столу подошел некогда популярный актер лет шестидесяти и оценивающе оглядел собравшихся. Увиденное явно пришлось ему не по душе.

— Пойдем, дорогой, — уговаривал его спутник — вертлявый брюнет раза в три моложе. — Давай сядем.

Пожилой актер недовольно покрутил головой.

— Здесь нет ни одного знакомого лица, — пожаловался он. — Ты ведь знаешь, я не могу сидеть в окружении непонятно кого.

Как только он отошел, Селия взвизгнула от удовольствия и прошептала:

— Огромная ошибка с его стороны!

Журналисты захохотали.

— Отлично! — Полный молодой человек с короткой шеей и в круглых очках потер руки. — Давайте разорвем на куски этого придурка. Если я напишу о его крашеных волосах, кто возьмет на себя туфли на высоких каблуках?

Все покатились со смеху. Когда шум немного утих, Кейт снова принялась рассматривать проходящих мимо гостей. По-прежнему ни одной одинокой знаменитости, и Ната тоже не видно.

— Иди, — приказала Селия и взяла еще один бокал розового пузырящегося напитка с подноса у официанта, который проходил мимо. — Поищи его, я же вижу, что тебе до смерти хочется…

Кейт закрутила головой.

— Почему?

— Посмотри… — Кейт кивнула в сторону Ланса и Легации Гарденер-Драйвер-Кук. Теперь она уже обнимала журналиста за шею и призывно смотрела ему в глаза. А он продолжал внимательно изучать вырез ее платья.

— О, Ланс! — вздыхала Летиция. — Ты и вправду думаешь, что сможешь договориться с Расселом Кроу об эксклюзивном интервью для меня?

— Никаких проблем, — флиртовал с ней Ланс. — Мы с ним такие — я и Расс.

Кейт стиснула зубы.

— Ты мне так помогла, — сказала она, — что теперь я не могу бросить тебя здесь. Чтобы ты сидела и смотрела, как твой муж развлекается с другой женщиной! Только взгляни на нее, это же ужасно!

Селия грустно кивнула:

— Так и есть!

Кейт с сочувствием посмотрела на подругу:

— Даже хуже, это просто отвратительно!

— Все совсем плохо. Она недостаточно старается. Давай, вперед, — шепотом подбадривала Летицию Селия, — избавь меня навсегда от этого придурка!

— Неужели твоя семейная жизнь в таком кризисе? — осторожно поинтересовалась Кейт.

Вместо ответа Селия сняла очки, и Кейт увидела, что ее левый глаз полузакрыт, а вокруг него расплылся огромный фиолетовый синяк, который просвечивал даже из-под слоя косметики.

— Сегодня днем я требовала взять тебя на прием, и вот результат!

Кейт почувствовала, как ее захлестнула волна гнева. Она взглянула на Ланса, который семенил куда-то вместе с повисшей на нем блондинкой.

— Какой ублюдок! Почему ты не бросишь его?

Неповрежденный глаз Селии засверкал.

— Неужели ты считаешь, что я никогда не думала об этом? — спросила она ледяным тоном.

— И что же тебя останавливает?

— Тебе легко говорить. Но такие вещи, — она показала на глаз, — не добавляют женщинам уверенности в себе. — Селия снова надела очки и грузно оперлась на стол.

— Конечно, я понимаю, это не мое дело… — медленно произнесла Кейт, давая подруге возможность согласиться с ней. Нота промолчала и мрачно допила шампанское. — Но ты могла бы уйти от него! — настаивала Кейт. — Ведь у вас нет детей?

— Ты, наверное, шутишь! Из Ланса вышел бы самый плохой отец в мире! Я поняла это, когда мы взяли с собой на загородную прогулку моего пятилетнего племянника Ксеркса. Мы были в лесу, — вздохнула она, — и тут Ланс исчез, а потом вдруг выпрыгнул из-за кустов со страшным ревом, изображая медведя. Это он так пошутил.

— Правда?

— Бедный Ксерки так перепугался, что заболел. А когда его мать — моя сестра — сказала Лансу, что мальчику требуется помощь психолога, тот лишь пожал плечами и заметил, что ему, как нашему родственнику, она в любом случае понадобилась бы.

— Очень мило! — воскликнула Кейт и после паузы добавила: — А на что он намекал, говоря о твоей семье?

Селия принялась крутить кольца на пальцах.

— Ну, мои родители всегда держались достаточно отстранение. В буквальном смысле, так как они жили в другом крыле огромного дома.

— Вот это да! Наверное, он был большой!

— Огромный дом, — согласилась Селия. — Скорее даже замок!

Кейт пришла в восторг. Ее мать очень любила замки и часто водила дочь по шикарным залам, в которых от стен отражалось эхо. Стоя за бархатными канатами, Кейт пыталась понять, каково жить в такой обстановке. «Наверное, — думала она, — наша жизнь в «Витс-энд» не вызвала бы ответного интереса у обитателей замков».

Селия настороженно посмотрела на нее:

— Только не подумай ничего особенного. Дом был очень холодный, нам не разрешали есть чипсы, и мы никогда не видели родителей после чая. Я росла, страшно завидуя каждому, у кого был потрепанный ковер и пуховое одеяло. И в итоге я вышла замуж за Ланса даже не потому, что хотела быть любимой, мне просто нужно было согреться. — Она шмыгнула носом и принялась искать носовой платок. — Но человека с таким холодным сердцем…

Кейт гладила подругу по плечам, пытаясь успокоить, а Селия терла покрасневший блестящий нос.

— Прости! Мне казалось, я прихватила с собой английскую стойкость, но она, видимо, потерялась по дороге. Я не должна жаловаться. Это все моя вина, и, кроме того, здесь гак здорово! — Подняв очки, она вытерла глаза платком. — Я люблю Францию. И жила бы здесь, будь у меня такая возможность!

Официант поставил перед ними тарелку с маленькими фаршированными грибами.

— Фаршированные лисички! — торжественно объявил он.

— Настоящая еда, наконец-то! — с притворной радостью воскликнула Селия и попробовала грибы. — Потрясающе! — улыбнулась она. — Это практически единственное чувственное удовольствие, оставшееся у меня в жизни.

— Правда? Герцогиня, я не могу в это поверить! — перебил ее кто-то.

Кейт и Селия уставились на маленького толстого человечка, который неожиданно возник рядом с ними.

— Все в порядке, девочки? — спросил он с сильным лондонским акцентом. — Не возражаете, если я присоединюсь? Черт возьми, я словно Хэнк Марвин…

— А ты очень изменился. Потерял очки и все остальное… Ой, прости! — Селия покраснела. — Всякая ерунда в голову лезет. Ты имел в виду, что очень голоден? Прости, я совсем поглупела.

— Неправда, — заулыбался незнакомец и, отодвинув стул, сел рядом. — Ты клевая. Как тебя зовут?

— Селия. И я вовсе не клевая. Ну не совсем… Думаю, раньше была. Если хочешь, считай, что я сбилась с правильного пути.

— Не беспокойся, я люблю настоящих леди. Один Бог знает, сколько у меня было всяких других… — Он оценивающе оглядел ее с головы до ног. — Меня зовут Кен. — Он осушил бокал. — Родился и вырос на Хай-стрит в районе Шордич. Друзья зовут меня Кен с Хай-стрит, вот так вот!

Селия захихикала. Кейт закатила глаза. Им сейчас не хватает только комичного кокни.

— Неплохо, правда? — Кен энергично работал челюстями, уплетая фаршированные грибы.

— Потрясающе! — просияла Селия. — Я никогда не соглашусь, что жизнь слишком коротка, чтобы фаршировать грибы!

Кен улыбнулся, когда проходивший мимо официант остановился, чтобы наполнить его бокал.

— Давай, друг, не скупись! Наливай полный, если не жалко! — Кен вытянул вперед маленькую ступню, на которой красовался серый ботинок из плетеной крокодиловой кожи, и, красуясь, покрутил им.

— Отличные туфли! — похвалила Селия.

А Кейт подумала, что они оказались бы к месту на международном шоу «Безвкусица года», и сдержала ехидный смешок.

— Спасибо! Это мои свадебные туфли. В том смысле, что я надеваю их на свадьбы, похороны, праздники бар-мицва, а в промежутках на разные торжественные мероприятия. Могу я предложить вам выпить? — С этими словами он достал откуда-то из-под пиджака бутылку шампанского. — Только оно тут слегка согрелось.

— Очень предусмотрительно! — улыбнулась Селия. — Такой мужчина мне по сердцу.

«И, кстати сказать, по росту», — подумала Кейт. В три часа утра рядом с ним ей будет безопасно. С Кеном с Хай-стрит Селии удастся избежать синдрома потных подмышек. И даже если пол под ней провалится, она все равно будет Кену по плечо.

Англичанин выглядел польщенным. Он продолжал раздирать зубами проволоку на бутылке.

— Ну надо же! — вскрикнул он, когда пробка с громким хлопком вылетела из горлышка. — Черт возьми, на них нужно установить глушители!

— Ты приехал на кинофестиваль? — решила поинтересоваться Кейт. Вдруг выяснится, что он характерный актер типа Рэя Уинстоуна.

— Да, можешь назвать это познавательной поездкой или, скорее, поисковой.

— Поисковой? — заинтересовалась Кейт. — И что же ты ищешь?

Кен подмигнул ей и постучал по своему красному, похожему на картошку носу.

— Я не могу вдаваться в подробности. Иначе мне придется тебя убить, вот так-то!

Кейт недоуменно посмотрела на Кена. Он это все серьезно?

Мимо прошел официант, толкая перед собой тележку с сырами. В воздухе повис насыщенный аромат. Кейт показалось, что некоторые куски так и просятся в рот.

— О, я просто обожаю сыр с сильным запахом, — сказала Селия. — Можно на минуту оставить ее здесь? — обратилась она к официанту. — Огромное спасибо.

— Черт возьми, — выругался Кен, зажав нос, — какая вонь!

— Мне кажется, — согласилась Селия, — что это какой-то посторонний запах!

— Дорогая, ты абсолютно права. И я хочу выяснить, откуда он взялся. — Кен ткнул волосатым пальцем, на котором блестело кольцо, в застывшую массу на тарелке. — Поверь мне, это что-то отвратительное! Какая гадость! Черт возьми, мне кажется, кое-что здесь не соответствует стандартам Евросоюза.

— Что ты хочешь сказать? — разозлилась Кейт. — Здесь полно знаменитостей «категории А». И повара обязательно должны быть первого класса.

Кен с сочувствием посмотрел на нее:

— Черт возьми, именно это они тебе и скажут, вот только верить не стоит. — Он снова постучал по своему красному носу. — Люди могут наболтать что угодно. Главное, не принимать все на веру. Не доверяй никому!

— Не слишком удачная жизненная позиция, — заметила Кейт. — Знаешь ли, обманывают далеко не все.

Кен усмехнулся, блеснув золотыми зубами.

— Если позволишь, я процитирую бессмертную фразу мистера Бриджера из моего самого любимого фильма — «Ограбление по-итальянски». — Он набрал полную грудь воздуха и произнес, старательно имитируя Ноэла Кауарда: — Моя дорогая, в мире нет честных людей.

Кейт снова закатила глаза. В детстве на Рождество, сидя на диване между бабушкой и отцом, она бесчисленное количество раз смотрела эту классическую криминальную комедию и знала ее почти наизусть. Но, как бы там ни было, в последние годы «Ограбление по-итальянски» стало ассоциироваться у нее с гораздо менее забавной компанией преступников — хозяевами самого худшего ресторана в мире.

— Ты не шутишь, — заметила Селия, наблюдая за Лансом, который, судя по всему, уже пообщался с Летицией и теперь бежал за ярко одетой девушкой.

— Эй, Хлое! — кричал он. — Мисс Севиньи? Всего одно слово, если у вас есть минутка! — Но очевидно, у нее не было свободного времени.

— Это твой парень? — спросил Кен.

— Честно признаться, муж. Полный придурок.

И когда она принялась во всех подробностях рассказывать Кену о своей тяжелой семейной жизни, Кейт подумала, не пора ли ей улизнуть. Для того чтобы найти Ната в этой многотысячной — в буквальном смысле слова — толпе, недостаточно просто сидеть на месте, требовалось приложить некоторые усилия. К тому же, похоже, никто из знаменитостей не собирался подходить к ней и умолять об интервью.

— Герцогиня, поверить не могу, что с вами так могут обращаться, — говорил изумленный Кен. — Я бы никогда не посмел…

Селия широко улыбнулась ему.

— Ну начинайте, начинайте ухаживать за мною, потому что я сегодня в праздничном расположении духа и, пожалуй, не прочь сдаться, — процитировала она.

— Что-что?

— Это Шекспир…

— Я пойду в туалет, — сообщила Кейт, понимая что ей и в самом деле нужно туда попасть. Ее затошнило от Кена и Селии, которые вели себя как подростки, а шампанское, подкрепленное возбуждением, уже начинало действовать.

— Удачи, — пожелала Селия, на секунду прервав свой рассказ.

— А что, там большая очередь или?..

— Дорогая, я не про туалет. Удачи в поисках Ната…


* * *


По пути в туалет Кейт внимательно огляделась по сторонам и поняла, что на приеме множество потрясающе красивых мужчин с темно-русыми волосами. И все же того единственного, кого она искала, среди них не было. Она шла по указателям и внезапно почувствовала сильную усталость.

Зеркало в туалетной комнате подтвердило — внешний вид полностью соответствовал ее самочувствию. Роза, которую дала ей Селия, выпала, и прожженная дыра над пупком теперь была отлично видна. Кейт сильно потянула жакет вниз и в этот момент заметила, что на нее смотрят нескольких одинаковых блондинок — они стояли рядом, держа в руках бокалы с шампанским и украдкой поглядывая на свое отражение в зеркале.

— Как мой макияж? — спросила одна — бледная девушка с калифорнийским акцентом — свою спутницу, которая почему-то мыла ноги в раковине.

— Прекрасно! Шрамов вообще не заметно!

Кейт вернулась в крытое патио, толпа гостей здесь заметно поредела. За спинами Кейт Уинслет и Сэма Мендеса теперь был виден зал, в котором на деревянных подставках, украшенных резными гирляндами из роз, мерцали свечи. Она подошла поближе и остановилась у входа, приготовив блокнот, чтобы записать разговор режиссера с актрисой. Но к сожалению, другие голоса звучали громче.

— …ты должна просто держать салфетку, нельзя вытирать ею лоб…

— …поздравляю, у тебя все получилось отлично. Я серьезно, это настоящий успех! Теперь очевидно, что совсем не обязательно иметь хорошую внешность, чтобы сниматься в кино!

— …фальшивая театральная кровь, дорогая. Если нанести ее на скулы, выглядит лучше любых румян.

— …да, но комедию написать очень сложно. Особенно если у тебя нет чувства юмора — как у него.

— …тебе нравится мое платье? Как мило с твоей стороны. В этом году я пыталась быть похожей на Талиту Гетти.

— …сначала ей не понравился цвет полотенец в номере. Затем нам пришлось искать термометр, чтобы ассистентка измерила температуру воды в ванне. Потом она потребовала, чтобы рядом с ней в самолете стояло два очистителя воздуха, поэтому нам пришлось заказать еще одно место в первом…

Кейт раздраженно постучала ручкой по блокноту. Шампанское уже переставало действовать — или, наоборот, только начинало, — и девушка снова разозлилась на Ната. Его поступок мог оправдать — и то частично — только очень серьезный несчастный случай — ведь выходило, что он бросил ее.

Она снова принялась разглядывать картины и мебель. Селии, конечно, это не понравилось бы. Но зал был настолько красив, что не восхищаться им казалось преступлением, а вот присутствующим, похоже, было безразлично.

Изящные стулья с овальными спинками, обитые вышитым шелком, и изысканные диваны выглядели так, словно на них совсем недавно сидела мадам Помпадур. Все вокруг, куда ни посмотри, было достойно восхищения. Не считая того места, где стоял лорд Крисп.

— Все это из эпохи Людовика Пятнадцатого, — прошептал кто-то ей на ухо. Кейт повернулась и увидела официанта с сияющими глазами — ее официанта, — который улыбался ей и держал поднос с бокалами шампанского. — Ты еще не нашла своего парня?

У Кейт внутри все вспыхнуло от гнева и стыда.

— Пока нет, но я уверена, он где-то здесь… Людовика Пятнадцатого, говоришь? — переспросила она специально, чтобы сменить тему.

Под маской мелькнула улыбка, и официант кивнул.

— Мадам Эфрусси, хозяйка этой виллы, не просто любила Францию восемнадцатого века, она как будто жила в ней. Устраивала шикарные костюмированные балы и встречала гостей одетая, как Мария Антуанетта, — в настоящие платья того времени.

— Потрясающе! — Кейт немного успокоилась и обвела глазами зал: красивые женщины и мужчины — известные лица, блестящие волосы, идеальные зубы, бриллианты. — Прямо как сейчас! — добавила она, снова восхитившись роскошью приема.

Черные глаза под маской засверкали.

— Гораздо лучше, чем сейчас. Это же просто ярмарка вакансий. Люди из мира кино! Они почему-то считают себя здесь хозяевами! Разъезжают туда-сюда на лимузинах. Называют Канны — Кан.

— О Господи! — Кейт сдержала неуместную сейчас улыбку. — Ты этого не одобряешь?

— Конечно, нет, — ответил официант спокойно и с достоинством. — На Лазурном берегу есть еще масса всего интересного. Великие художники приезжали сюда задолго до того, как актеры услышали про… — Он скорчил гримасу. — Кан.

— Правда? — Этот прием оказался не только самым шикарным, но, похоже, и самым познавательным в ее жизни.

— Конечно. Ренуар, Матисс, Пикассо — все они работали здесь. Такие люди, как мадам Эфрусси, собрали великолепные коллекции и превратили жизнь в вид искусства. Естественно, здесь и сейчас сконцентрированы огромные капиталы, но никто не тратит их на благое дело. И таких домов больше никто не строит. Например, рядом с тем местом, где я живу, недавно появился ужасный элитный поселок. Самая безвкусная застройка, которую я когда-либо видел. Если его решат подарить государству, как мадам Эфрусси поступила с этой виллой, такой подарок никто не примет.

— Эта вилла принадлежит государству?

Официант в белом парике утвердительно кивнул:

— Мадам Эфрусси не захотела больше здесь оставаться и передала ее в дар.

— Не захотела? — Кейт была потрясена. — Но почему? Я в жизни не видела ничего более красивого!

— В том-то и беда. Муж мадам Эфрусси умер через несколько лет после того, как построили этот дом. И она уже не могла здесь оставаться.

— О, как жаль! — Глаза Кейт наполнились слезами.

— Похоже, ты романтик, — подмигнул ей официант, — но не расстраивайся. Ведь теперь каждый год тысячи людей могут любоваться домом, и это замечательно…

— Официант! — раздался громкий крик. Замолчав и обернувшись, они увидели толстяка, который раздраженно смотрел в их сторону. На нем по-прежнему висела надувшая губы Шампань де Вайн.

— Вспомни о черте… Как любите говорить вы, англичане, — тихо произнес официант.

— Что ты имеешь в виду?

— Тот поселок, о котором я тебе говорил. Это он его построил.

— Неси сюда свой чертов поднос! — прорычал Марти Сен-Пьер. — Разве ты не видишь, что леди хочет выпить?

Но у леди неожиданно появились другие мысли. Ее хищный взгляд остановился на Кейт.

— Ты! — прошипела она и отошла от своего спутника. Обтягивающий комбинезон блестел в свете факелов. — Какого черта ты здесь делаешь?

— Работаю, — коротко ответила Кейт, удивившись враждебному настрою Шампань. Конечно, во время интервью между ними проскакивали искры, но расстались они вполне вежливо.

— Для своей глупой слэгхипской «Трубы»? — с сарказмом улыбнулась модель. — Значит, тебе все-таки удалось сюда попасть?

— Э-э-э… да, — недоуменно ответила Кейт. Разве Шампань знала о ее поездке?

— А кто же этот прекрасный принц? — спросила та, обошла вокруг официанта и, протянув руку к его бедру, пробормотала: — Сексуальные бриджи.

Кейт напряглась, чувствуя, что настал тот самый момент, когда ее новый друг, как бы критично он ни относился к звездам, разглядит и их привлекательные стороны. Большинство мужчин не устояли бы перед ласками Шампань. Не говоря уже об улыбке!

Но к удивлению и радости Кейт, официант спокойно увернулся и отступил на несколько шагов. Шампань продолжала тянуться вперед и закачалась на высоких каблуках. «Опасный момент, — решила Кейт. — Ее грудь вполне может перевесить, и тщательно накрашенное лицо окажется прямо на полу».

Но Шампань удержала равновесие, и катастрофы не произошло.

— Отличный костюм, — ухмыльнулась она, раздраженно оглядев Кейт с головы до ног. — Как раз на прошлой неделе я отдала один такой на благотворительную распродажу в своей бывшей школе.

— Ты слишком щедра, — ответила Кейт, сладко улыбнувшись.

— Шампанское! — заревел Марти Сен-Пьер.

— Извини! — тихо сказал официант Кейт и неторопливо направился к нему с подносом.

Толстяк схватил в каждую ручищу по бокалу и, пока официант еще был рядом, осушил один за другим и громко отрыгнул.

Кейт с отвращением отвернулась и снова отправилась на поиски какой-нибудь знаменитости… И Ната.


Глава 12


Поскольку на вилле Ната не оказалось, Кейт решила, что стоит поискать его в саду. Проталкиваясь сквозь толпу, она подошла к одному из огромных арочных окон, выходящих на террасу, с которой открывался прекрасный вид на море и побережье.

На Лазурный берег опускался вечер — мягкий и темный, как темно-синяя шаль. Внизу раскинулся бескрайний сад: фонтаны, цветники, бассейны и экзотические растения всевозможных видов и размеров блестели в свете факелов и последних лучей заходящего солнца.

На террасе тоже толпились гости. Неестественный смех смешивался с соблазнительным полушепотом, дым сигар с ароматами разнообразных духов. Здесь были хрупкие белокожие блондинки и невысокие загорелые брюнетки, лысые коротышки и высокие мужчины с подозрительно пышной шевелюрой — и все с одинаковым напряженным выражением на лице.

— …все полностью зависит от Круза. Если его новый фильм соберет хорошую кассу, нам дадут зеленый свет и начнем снимать…

— …а потом она потребовала, чтобы я взбила ей венчиком пену для ванны. Дорогая, поверь, мне показалось, что я превратилась в Делию Смит…

— …мой сценарий о комической стороне войны в Ираке. Нет, честно, тебе понравится. У солдат там отличное чувство юмора. Похоже на черную комедию, особенно это касается тех, кто выезжает собирать тела, разорванные взрывами. Ну, ты понимаешь, найти чью-нибудь руку в колее…

— …даже дизайнер ее вагины…

— …он жаловался на ужасную дорогу от Канн до Сен-Тропе. А я сказала: «Дорогой, как ты думаешь, для чего существуют вертолеты?»

Кейт отошла в сторону. Тонкий, как ноготок, месяц, будто из сказок «Тысяча и одна ночь», появился на небе среди облаков, купающихся в золоте от последних лучей заходящего солнца. По всему саду в дополнение к пылающим факелам зажглись китайские фонарики.

— Эй ты!

Кейт внимательно посмотрела на заросли кустов с одной стороны дорожки. За ними, на противоположной стороне лужайки, высилась ограда сада. К ней примыкала красивая беседка в восточном стиле, из которой можно было любоваться видом на море. И сейчас из ее тени вышел взъерошенный мужчина и, спотыкаясь, направился к Кейт.

Он шел напрямик через клумбу, разбитую в самом центре лужайки, и Кейт ахнула, узнав чрезвычайно популярного молодого актера — «сероеда», как могла бы написать о нем «Мокери». Кейт готова была запрыгать от восторга. Наконец-то у нее появилась возможность взять интервью! И она сразу же полезла за блокнотом и ручкой.

— Узнала меня, да? — медленно протянул он.

Она молча кивнула, потрясенно отметив про себя, что внешность, которая принесла ему популярность, не так уж и хороша. Одежда актера была испачкана, а из-под потрепанной шерстяной шапки свисали жирные пряди волос. Кейт показалось странным, что он бродит по клумбам. Быстро открыв блокнот, она спросила:

— Я могу задать тебе несколько вопросов?

— Вперед! Давай, малышка! Я дам тебе эксклюзивное интервью! Хе-хе!

— Отлично! — Уж слишком все хорошо, чтобы быть правдой! Волнуясь, она набрала полную грудь воздуха. — Прежде всего я хотела бы спросить: как тебе нравится прием?

Молодой актер никак не мог сфокусировать взгляд. Он стоял на клумбе, широко расставив ноги, чтобы не упасть, но все равно раскачивался и дергался, готовый в любой момент рухнуть. Судя по всему, он был сильно пьян.

— Прием? — Он приложил палец к губам, пытаясь изобразить смущение. — Думаю, неплохо. Здесь полно придурков и женщин с искусственными сиськами.

— Кто-нибудь из них привлек твое внимание? — Что ж, почему бы не рискнуть? Знаменитости, оскорбляющие себе подобных, — такие истории всегда хорошо продаются.

— Конечно. — Теперь он уже смеялся ей в лицо. — Но, милая, я тебе этого не скажу.

Вот черт!

— Тогда расскажи мне о своих последних работах.

— Конечно, только зачем терять время, обсуждая эти глупости? — Актер еще немного приблизился, и его лицо теперь было так близко, что девушка поняла — он не только выпил море шампанского, но и съел порядочно чесночных канапе. От такого запаха краска могла облететь со стен!

Кейт отступила назад.

— Какая информация о тебе могла бы больше всего удивить читателей? — спросила она, решив, что скорее всего это был дурной запах изо рта.

Но актер неожиданно наклонился и схватил ее за грудь. Кейт вскрикнула.

— Слушай, малышка, — хрипло пробормотал он, — а ты супер. Знаешь об этом?

— Э-э… спасибо… — Кейт старалась освободиться, но актер обхватил ее за спину, и она поняла, что он хочет затащить ее в кусты.

— Знаешь… — Он пожирал ее глазами. — Ты напоминаешь мне Джей Ло.

— Большое спасибо. Послушай, можно я пойду? — Забыв про интервью, Кейт изо всех сил старалась освободиться.

— Только ты еще более соблазнительная, сексуальная, мягкая… И у тебя… — Кейт почувствовала горячие ладони на своих ягодицах, — задница больше.

Известное на весь мир лицо теперь приблизилось к ней почти вплотную. Из уголка звездного рта текли слюни. Он дышал тяжело и прерывисто, и теперь ноздри Кейт раздражал запах не только чеснока, но и не знакомых с дезодорантом подмышек. Она быстро оглянулась по сторонам. Поблизости никого не было, а гости в патио разговаривали и смеялись так громко, что вряд ли смогли бы услышать ее, как бы она ни кричала. Актер был высокий и гораздо крупнее ее, а земля под ногами — очень скользкая. Еще минута, и он повалит ее. Вот черт! И где же носит Ната?

«Сероед» набросился на девушку.

— Отвали! — прокричала она в потную грудь актера и изо всех сил толкнула его. В пылу борьбы блокнот — ее драгоценный блокнот — упал на землю и мгновенно исчез в траве. Кейт застонала.

— Эй! — Пьяное лицо наклонилось к ней. — А ты забавная! Мне нравятся девушки, которые дерутся. — Он стукнул ее в висок — вроде бы шутя, но с такой силой, что едва не оглушил.

Они продолжали бороться. Кейт удалось нащупать руку актера и впиться в нее зубами. С бешеным криком нападавший разжал пальцы, упал и принялся кататься по клумбе, а Кейт, решив, что такой момент упускать нельзя, бросилась бежать куда-нибудь в безопасное место.

Чуть не плача от испуга и слыша, как сильно колотится сердце, она убежала с лужайки. Только теперь, когда ей больше ничто не угрожало, она дала волю страху. Перед тем как выйти на дорожку, Кейт остановилась и с сожалением оглянулась. Блокнот остался где-то там, в траве.

Актер лежал на клумбе, лицом к загорающимся на небе звездам, и никак не мог успокоиться.

— Эй, мисс Скромность! — закричал он. — Не хочешь заниматься этим на улице, да? Может, навестишь меня в отеле? Я живу в пентхаусе в «Эден рок». Скажешь администратору, что ты со мной… — Его голос заглушили взрывы хохота.

Кейт решила даже не пытаться спасти свои записи. На этом эксклюзивные интервью со знаменитостями для нее закончились. Она слышала, что кинозвезды бывают заносчивыми и трудными в общении, но даже не подозревала, что они могут представлять опасность. И все же она профессионал и приехала сюда по делу. Нельзя уйти с приема без материала для статьи, даже если, учитывая потерю блокнота, ей придется писать на салфетках. Вечер только начинался, и еще не все потеряно. Оставалось лишь взять себя в руки, забыть о неудаче и выпить несколько бокалов шампанского, чтобы прийти в себя.

Кейт направилась в глубь прохладного темного сада. На возвышенности меж раскидистых сосен и кипарисов блестел в сумерках водопад. А чуть выше виднелись колонны, стоящие по кругу, — небольшой храм, увенчанный куполом.

Кейт шла в сторону храма. По обеим сторонам дорожки росла лаванда, цвели апельсиновые деревья, и она вдыхала их приторный аромат, немного ослабленный морским ветром.

Подойдя к тому месту, где тропинка раздваивалась, Кейт увидела небольшой, заставленный бокалами барный стол. Из большого блестящего ведерка со льдом торчали бутылки шампанского. Рядом стояло несколько изящных стульев — развернутые друг к другу, они словно приглашали сесть и поговорить. Но поблизости никого не было. Какая прекрасная возможность выпить вина в романтическом уединении и насладиться великолепным садом! Если бы только Нат… но что уж тут говорить. В любом случае очень жаль.

Маленький храм был теперь прямо над Кейт — на скалах, с которых лился водопад. Девушка поднялась по крутым ступеням из искусственного камня, и из сумерек начала медленно проступать бухта Вильфранш, где мерцали набегающие на берег волны. Вокруг бухты и чуть дальше возвышались холмы — свет в окнах вилл и деревенских домов напоминал скопление звезд. Чуть дальше в море выдавался темный мыс — аэропорт, судя по огням, мерцавшим на его дальнем краю. Маленькие огоньки, спускаясь все ниже, приближались к мысу. Неужели ее самолет приземлился там только сегодня днем?

Наконец, взобравшись наверх, Кейт вошла в беседку с колоннами и круглой, похожей на купол крышей. В центре стояла мраморная статуя Венеры — или это была Диана? — в стиле эпохи Ренессанса. «Храм любви», — догадалась Кейт и с болью в сердце вспомнила, как закончилась история любви хозяйки виллы.

Она осторожно прикоснулась к каменной богине — статуя, нагретая за день солнцем, была еще теплая, словно живая. Откуда-то снизу, с другой стороны водопада, доносились голоса. В неподвижном, насыщенном ароматами воздухе разговор был хорошо слышен.

— Малыш, твоя карьера в кино начинается здесь. И есть лишь один путь — наверх.

Кейт застонала, узнав характерный тембр голоса Шампань де Вайн.

— Я всегда это знал, — развязно ответил ей мужчина.

От шока Кейт резко выпрямилась. Нат! Это был он! «Но ведь это невозможно», — нахмурилась она. Если бы Нат был здесь, он искал бы ее. Разве не так? Охваченная ужасом, девушка на цыпочках подошла к тому месту, где плющ, вьющийся по мраморному полу храма, устремлялся с уступа вниз словно маленький водопад.

Она присмотрелась и ахнула, прикрыв рукой рот, чтобы не закричать от удивления и гнева. Внизу, приблизительно в шести футах от себя, она у видела двоих, стоявших близко друг к другу.

— Значит, ты поговоришь с ребятами, которые снимают Бонда, насчет роли для меня? — растягивая слова, спросил он.

Чтобы не упасть, Кейт ухватилась за роскошные формы богини. Она почувствовала неприятные спазмы в желудке, к горлу подкатила тошнота. Значит, это все-таки он, Нат. Он пришел достаточно давно, но даже не потрудился найти ее и уединился здесь с самой отвратительной женщиной в мире. Кейт вдруг с ужасом начала осознавать происходящее.

— Я спрошу завтра, как только доберусь до съемочной площадки, — громко ответила Шампань.

— Постарайся добраться туда поскорее, ладно? Не вздумай снова заявляться в половине пятого, или это плохо кончится для нас обоих.

— Послушай, не лезь не в свое дело, ладно? Этот придурок Броснан…

— Он тебя уже достал?

— Да, черт возьми, — принялась жаловаться Шампань. — Из-за него ко мне относятся хуже, чем к последней собаке! Его имя на афишах пишут крупнее. У него самый большой трейлер. Можно подумать, что Броснан — главная звезда в этом чертовом фильме!

— Но он ведь Джеймс Бонд.

— И что? — возмутилась Шампань. — Или уйдет он, или я.

— Знаешь, я бы не стал… ну… заходить так далеко. — В голосе Ната послышалось беспокойство. — По крайней мере, не сейчас.

В разговоре возникла пауза, и через мгновение послышались стоны, вздохи, вскрики и пыхтение.

Кейт, наблюдавшая за ними из своего укрытия наверху, почувствовала, что у нее кровь вскипает в венах. Ситуация становилась невыносимой, но, как и богиня у нее за спиной, девушка не могла сдвинуться с места. А кровь в ушах пульсировала так громко, что она едва слышала разговор.

— Что значит «она здесь»? — долетел до нее испуганный голос Ната. — Это же невозможно?

— Но она здесь, ясно? — медленно проговорила Шампань. — Я ее видела.

Поняв, что речь идет о ней, Кейт в панике отскочила назад, за статую. Но как они могли ее заметить?

— Шампань, послушай, но она никак не могла здесь оказаться! — нервно возразил он. — У нее нет ни приглашения, ничего! Черт возьми, я сам позаботился об этом.

— Но это точно она! Я серьезно, ее невозможно не заметить — эта девчонка одета хуже всех. Для начала, у нее огромная дыра на пиджаке, — фыркнула Шампань. — Дорогой, можешь не сомневаться, это твоя глупая маленькая подружка с севера. Из слэкмаклетуэйтской «Таймс», или как там называется ее газета…

Кейт ужасно захотелось врезать Шампань прямо промеж ее больших и красивых зеленых глаз.

— Она мне не подружка, — недовольно сказал Нат.

Кейт снова ухватилась за статую и глубоко вздохнула.

— Надеюсь, теперь уже точно нет. Должно же в ее скудных мозгах выпускницы провинциальной средней школы что-нибудь переключиться!

Кейт нахмурилась. Что должно переключиться?

— Твой шикарный план приехать сюда без нее… — добавила Шампань.

— Отличный, правда? — гордо согласился Нат.

— И убедить, что твой папаша отпустил ее на кинофестиваль…

— Как будто это возможно, — фыркнул Нат. — Отец настолько жадный, что бесится, даже когда его сотрудники тратят время на туалет.

— Значит, редактор тоже не подозревал, что она уезжает? — Шампань захлопала в ладоши. — Гениально!

Кейт вся сжалась от ужаса. Выходит, ни Деннис, ни Хардстоун не знали о ее поездке? После всех заверений Ната, что он поговорит с ними… Лживый придурок! Бесчувственный, самоуверенный наглец — ему ведь безразлично, что ее могут уволить и вместо газеты она окажется на фабрике нижнего белья! После всего происшедшего только чудо могло спасти ее. И то если повезет…

Послышался щелчок зажигалки. Нат закурил.

— Мне так это не нравится… — принялся рассуждать он. — Все должно было происходить по-другому, не за спиной у отца… И я ведь пытался. Постоянно предлагал разные идеи по поводу этой дурацкой газетенки. Придумал отправить ее на курсы стриптиза…

У Кейт глаза на лоб полезли. Так, значит, это была идея Ната, а не его отца, как он ее уверял.

— Иногда… — продолжал жаловаться он, — я думаю, что от отца мне нужно всего лишь немного уважения. И именно поэтому я хочу стать актером. Чтобы он, так сказать, гордился мной… — Нат говорил не очень отчетливо, и Кейт поняла, что шампанское спровоцировало у него очередной приступ жалости к себе. — Чтобы он понял, что я не просто машина для секса, которую заправляют деньгами.

— Разве не так? — с легкой насмешкой в голосе поинтересовалась Шампань.

— Конечно, нет, — возмутился он.

— Просто хотела проверить, — весело заметила его собеседница. — В любом случае ты молодец, что заставил эту — как там ее зовут? — заплатить еще и за твой билет. Деньги фактически сами поплыли тебе в руки.

— Да, она сильно на меня запала, — самодовольно произнес Нат.

— Ну конечно, дорогой, как же иначе! Она ведь прожила в этой чертовой дыре — как там она называется? — всю свою жизнь. Возможно, она вообще никогда не видела нормального мужчину.

Кейт почувствовала прилив ненависти к Нату. Значит, он с самого начала использовал ее и Даррен был прав, утверждая, что он скользкий тип. Но неужели он все это время ее обманывал? То, как он целовал ее… И как они…

— Хотя должна заметить, — раздраженно бросила Шампань, — что трахать ее было совсем не обязательно.

— Не беспокойся. — В голосе Ната слышалась улыбка — далеко не приятная. — Это был верный способ добиться своего. Я не получал никакого удовольствия.

Кейт чуть не закричала от ярости и, представив лицо Ната, вцепилась ногтями в статую.

— Убери руки! — внезапно закричала Шампань.

— Малышка, ты такая горячая! Я хочу тебя. Прямо сейчас.

— Нет, это невозможно. До ухода мне нужно еще пообщаться с Харви Вайнштейном и Стивеном Спилбергом, а если моя задница будет в зеленых пятнах от травы, я не смогу к ним подойти.

— Тогда позже, да? — принялся уговаривать ее Нат.

— Посмотрим. Кстати, тебе тоже не помешало бы пойти поздороваться с ними. Там есть парочка продюсеров, которые ужасно хотят тебя видеть.

— Кто, например?

— Марти Сен-Пьер — он такая лапочка.

— Марти Сен-Пьер? Он здесь? — По голосу Ната стало ясно, что он внезапно насторожился.

— Все говорят, что он гангстер. Но, знаешь, мне он всегда казался очень милым. Марти — один из самых приятных мужчин на планете. Кстати, я была с ним, когда увидела… — она немного помедлила, — твою подружку.

— Ты сказала ему, что я здесь? — хрипло спросил Нат.

— Да. Кстати, ужасно забавно: он пришел в восторг, когда увидел меня, но почему-то ему не терпится повстречаться с тобой…

Кейт отошла от статуи. Она уже достаточно услышала. И теперь все стало яснее ясного. Ната всегда интересовали только ее деньги. Отец урезал его содержание, и он искал средства, чтобы сбежать из дому к Шампань, которая, судя по всему, обещала помочь ему с ролью. Вот только как они встретились? И насколько были близки?

Ну конечно же! Во-первых, они жили по соседству — ведь дома Блаватского и Хардстоуна в Слэк-Палисэйдс находятся рядом. И возможно — нет, совершенно точно, — это объясняло, чем Нат занимался целыми днями, когда сидел в изоляции. И происхождение стонов, которые она слышала в переговорном устройстве у ворот, тоже перестало быть загадкой. Теперь понятно, почему он не встретил ее в аэропорту. Как только самолет приземлился во Франции и Нат понял, что добился своего, она перестала его интересовать. Он сосредоточил все усилия на том, чтобы получить роль.

Официант был прав. Здесь нечему радоваться. Несмотря на многообещающее начало, это худшая вечеринка в ее жизни. Разъяренная и униженная, Кейт покинула храм любви.

Она пришла в себя только в отеле «Де тур» — в номере, который ее убедила снять Селия. Какое счастье, что она послушалась подругу! Надеяться на то, что Нат обеспечит ей крышу над головой, тоже было большой ошибкой. Кейт обхватила руками голову — та просто раскалывалась от боли — и застонала, когда события прошлого вечера начали потихоньку всплывать в памяти.

С ненавистью ко всему миру, самой себе и больше всего к Нату из храма любви она направилась прямо к «храму напитков» и принялась методично опустошать его запасы.

Через несколько часов дружелюбный официант обнаружил ее — потерянную и свернувшуюся в клубочек — в дальнем углу террасы. Он уронил с подноса бокал и, наклонившись за ним, заметил Кейт. Узнав ее, он проявил максимум внимания — присел рядом на корточки и погладил по плечу, не задавая глупых и бессмысленных вопросов типа «Что случилось?». Очевидно, ему, как и самой Кейт, стало ясно, что с красавцем бойфрендом у нее ничего не вышло.

Официант помог Кейт не только морально, но и взял на себя всю заботу о ней — поставил на ноги и спросил, где она остановилась. И тут девушка вспомнила заднее сиденье огромного роскошного автомобиля и резкий запах кожи.

— Не волнуйся, — подмигнул ей тогда официант, захлопывая дверцу, — тебя отвезут в гостиницу.

Это такси было на порядок или даже два выше тех, к которым она привыкла. По Слэкмаклетуэйту разъезжали развалюхи с убитой подвеской, угрюмыми шоферами, шипящими радиоприемниками и освежителями воздуха, провоцирующими приступ мигрени.

Но Кейт все равно выпрыгнула из лимузина, как будто кожаные сиденья обожгли ее.

— Мне не по карману ехать в отель на такой машине!

— Просто сядь! — Он осторожно подтолкнул ее назад, но Кейт снова попыталась выйти.

— Но чья она? Ведь кто-то же ее заказал?

— Да. — Он снова усадил ее и попытался закрыть дверь. — Но мистер и миссис Ричи смогут поехать на следующей. Они все равно еще не готовы уйти.

Кейт с широко распахнутыми от испуга глазами снова ринулась из машины.

— Ричи?

— Садись. Все оплачено! — Официант захлопнул дверцу и постучал по крыше лимузина. Машина медленно тронулась, увозя ее с приема.

Кейт старалась разглядеть через заднее стекло огни виллы, где продолжался праздник.

Кейт снова упала в кровать. Чувство благодарности к официанту перемешивалось со смущением — кто знает, что он мог о ней подумать? Хотя вряд ли она когда-нибудь снова увидит его. Наступило утро следующего дня, она проснулась во французском отеле, очень похожем на «Мотель Бэйтса», в состоянии ужасного похмелья, и неизвестно, как теперь отсюда выбраться.

Не поднимаясь с постели, Кейт пыталась оценить степень своего провала. Поездка во Францию закончилась полным крахом личной жизни. Да и профессиональным триумфом ее тоже не назовешь. Во-первых, Нат предал ее и ей так и не удалось взять ни единого интервью для «Мокери». Даже блокнот — и тот потерян. Конечно, сейчас это не имело большого значения. Ведь она, судя по всему, осталась без работы — вот что могло бы стать самой большой профессиональной катастрофой. Ощущение провала навалилось тяжким грузом, и Кейт почувствовала, что силы покидают ее.

Обрывки разговора Шампань с Натом вспыхивали в ее памяти как огни фейерверка. «Чертова дыра — как она называется? В ее скудных мозгах выпускницы провинциальной средней школы…»

И внезапно Кейт разозлилась так сильно, что почувствовала себя гораздо лучше. А что плохого, спросила она себя, в государственной школе? Или, если уж на то пошло, в жизни в провинции? Она родилась и выросла с Слэкмаклетуэйте, и это как минимум научило ее, что в жизни нужно работать, а не бездельничать за чужой счет, как это делал Нат. Также она научилась относиться к людям с уважением, а не с презрением, которое совершенно открыто проявляют к окружающим Шампань и Нат. И еще — что, судя по всему, он так и не усвоил — образование само по себе — большой плюс, а лучшие школы совсем не обязательно те, где есть средневековые часовни и списки знаменитых учеников. А еще она знала, это ей доходчиво объяснял отец, что снобизм — самый скучный путь, который человек может избрать в нашем замечательном и частенько забавном мире. И самое главное, она поняла, как важно иметь семью, которая тебя любит. А семьи Натаниэль Хардстоун был лишен, несмотря на все богатство отца. Кейт больше не чувствовала к нему жалости. Возможно, он просто вешал ей лапшу на уши, рассказывая о тяжелой участи нелюбимого сына, — он ведь актер, правильно? Или хотел им быть.

У Кейт по-прежнему раскалывалась голова. Лежа на подушке-валике — ну почему французы их так любят? — она понимала, что скучает по дому до боли в сердце. Она готова была отдать все, чтобы оказаться сейчас в своей спальне в «Витс-энд» и чтобы отец спускал воду в туалете за стеной, а впереди ее ждал день, полный дурацких историй, которые требовалось записать для «Меркьюри». Кейт вспомнила одну из них — двухлетней давности, связанную с рождественской иллюминацией на приходской церкви, — и улыбнулась. Чтобы повесить гирлянды, требовалось разрешение епископа, и Глэдис Аркрайт, которая, помимо служения театру, была церковным старостой, заблаговременно обратилась к нему. Но в этот момент епископ покидал свой пост, и ответ запаздывал. Когда до Рождества оставались считанные дни, «Меркьюри» развернула все орудия в поддержку кампании за иллюминацию и опубликовала статью, названием которой Даррен особенно гордился. «Давай, епископ, зажги мой шпиль!» — призывал заголовок на первой полосе газеты.

Кейт громко расхохоталась, а потом замолчала и шмыгнула носом. Тоска по дому мучила ее сейчас сильнее, чем похмелье. Нужно забыть про неудачи и отправиться домой. Путешествие на юг Франции обернулось разочарованием, но всегда можно было вернуться в Слэкмаклетуэйт. При мысли о доме Кейт охватило радостное чувство: холмы, Дворец дожей, в котором размещался городской совет, даже, черт возьми, бабушкино вязание. Ей сложно будет объяснить свое отсутствие Деннису, ведь он ничего не знал заранее. Но она попробует как-нибудь убедить его. Что касается Хардстоуна, то Кейт решила пока об этом не думать.

А вот с мамой нужно было обязательно поговорить. Если слухи о странных обстоятельствах ее отъезда уже дошли до родных — Деннис вполне мог позвонить и поинтересоваться, почему она не вышла на работу, — тогда мама скорее всего вне себя, в буквальном смысле в «Витс-энд».

Понимая, что звонок из отеля обойдется ей в целое состояние, Кейт отправилась на поиски телефонной карты и автомата.

Мама схватила трубку после второго же звонка. Кейт представила себе картину — в гостиной орет телевизор, а крошечная кухня затянута паром от бурлящих кастрюль.

— Мама?

— Кэтлин!

Кейт надеялась, что мамин голос подарит ей облегчение, но в этот миг оптимизма у нее поубавилось. Как и все остальные родственники, мать называла ее полным именем только когда злилась. Страхи Кейт материализовались. Деннис все-таки звонил, и мама была вне себя.

— Прости!

— «Прости»?

«Бедная мама! — виновато подумала Кейт. — И какое счастье, что кто-то так сильно любит меня!» Она сдержалась, чтобы не всхлипнуть.

— «Прости»?! Это, черт возьми, и так ясно! Что за игру ты затеяла, девочка?

— Я могу объяснить… — Дела обстоят хуже, чем она думала. Мама разозлилась всерьез.

— Честно говоря, я не ожидала от тебя ничего подобного. Даже представить себе не могла, что ты способна на такое!

— Но я думала, что они знают! — оправдывалась Кейт. — Была уверена, что все согласны…

— Согласны? Они что, ненормальные? Это же просто невероятно!

Кейт постепенно начала осознавать — и это было очень неприятно, — что они говорят о разных вещах. «Неужели мама имеет в виду тот вечер, когда к ним приходил Нат?» — заволновалась она.

— Ты была воспитана совсем на других ценностях! — негодовала мать.

Но в тот раз ничего особенного не произошло. Ната прервал звонок мобильного. Как теперь понимала Кейт, ему тогда звонила Шампань.

— У твоей бабушки чуть не случился приступ! — продолжала кричать мать.

Кейт никак не могла взять в толк, что могла увидеть бабушка. Ведь она в тот момент сидела у телевизора и шторы в спальне были задернуты.

— Мы всего-то затеяли небольшую весеннюю уборку, — продолжались объяснения. — Хотели немного привести в порядок твою комнату!

Кейт похолодела, на лбу выступил пот. У нее появилось подозрение — самое ужасное из всех, что были до сих пор.

— Никто из нас, никто, — кипятилась мать, — не сможет больше посмотреть в лицо Дорин Брейсгирдл.

Кейт зажмурилась. Перед глазами у нее разлилось красное море, и в нем испуганно заметались маленькие черные точки. Теперь она понимала, что чувствуют ее родные. Это не могло быть правдой, но увы… Мама обнаружила рукопись «Жиголо с севера» под кроватью, куда Кейт спрятала ее от Ната.

— …больше никогда. Что касается главы о женской ассоциации…

Кейт хватала ртом воздух. Наверное, ей не стоило тогда так увлекаться фантазиями и писать про бисквитный пирог…

— А то, что ты пишешь про Джелин Шоу! Даже если это правда! — кипела от возмущения мама. — Мне стыдно за тебя. Я говорю серьезно. Просто взять и оставить это… эту гадость под кроватью. Ведь ее мог найти кто угодно!

Судя по всему, так и произошло. Кейт услышала шум на другом конце линии, в трубке что-! то засвистело, и раздался голос:

— Маргарет, дай мне поговорить с ней. А сама пойди на кухню и успокойся.

Громко хлопнула дверь.

— Кейт?

— Бабуля?

— Детка, с тобой все в порядке?

Бабушка говорила тихо, почти заговорщически, и это поразило Кейт. Совсем не похоже на взрыв эмоций, которого она ждала., — Пятьдесят на пятьдесят, — осторожно ответила она.

— Твоя мать немного расстроена, — прошептала бабушка.

— Я уже поняла.

— Ничего страшного, она переживет это. Та книга… — добавила она с неожиданным энтузиазмом.

— О, прости! Но, честно говоря, она предназначалась не тебе.

— А показалась очень забавной, — засмеялась бабушка. — Он классный — этот парень, о котором ты пишешь, по-другому и не скажешь. И Дорин Брейсгирдл. Хи-хи…

Кейт почувствовала, что у нее рот открылся от изумления.

— Но мама сказала, что ты была на грани приступа.

— Приступа смеха, ты хочешь сказать?

— О, бабуля, ты замечательная. Как мне хочется тебя увидеть!

— Надеюсь, ты не собираешься возвращаться?

— Честно говоря, я думала об этом! — Кейт почувствовала, что у нее задрожал голос. И она снова дала волю слезам.

— Ради чего? Чтобы вернуться в «Мокери»? Тебе лучше остаться там, — твердо сказала бабушка. — Дай матери возможность успокоиться.

— Но я хочу домой, — захныкала Кейт. — И очень хочу работать в «Мокери».

— Честно говоря, я не думаю, что они возьмут тебя, — прямо заявила бабушка. — Твоему редактору не понравилось, что ты уехала, не предупредив его, и он узнал об этом только от нас.

— Да, все так…

Перед мысленным взором Кейт уже возникли темные, похожие на тюремные ворота фабрики нижнего белья. Даже от работы в каникулы у нее остались ужасные воспоминания, а уж перспектива задержаться там надолго? Хотя и в этом можно было найти свои плюсы. По крайней мере, она была бы дома, в любимом Слэкмаклетуэйте. А не здесь — в жаркой, солнечной стране, где ее преследуют только неудачи и некому довериться.

— Но я все равно хочу домой… — заныла она.

— Не будь дурой! — ответила бабушка.

— Но на что мне жить, если я останусь здесь?

— А что ты будешь делать, когда вернешься? К тому же, детка, если ты начнешь там чуть меньше есть, тебе это пойдет только на пользу. Ты же прячешь от нас отличную фигуру!

— Спасибо, — надулась Кейт.

— Найди работу, — продолжала уговаривать ее бабушка. — Тебе обязательно что-нибудь предложат — с твоими-то способностями. Наслаждайся свободой! Развлекайся, попробуй что-нибудь новое! Пока не слишком поздно.

— Но…

— Поверь мне, детка, будет гораздо лучше, если ты останешься там. — Тон бабушки не допускал возражений. — Сейчас не самый подходящий момент для возвращения. Пока еще нет.

— Но…

— К тому же ты сможешь продолжить книгу, — со смешком сказала бабушка. — Мне не терпится узнать, что будет дальше… И оставь мне адрес и телефон. Хотя бы один из нас должен знать, где ты. Не волнуйся, твоей матери я ничего не скажу.

Кейт, запинаясь, назвала адрес. А потом, наблюдая, как на табло мелькают цифры, отсчитывающие последние секунды ее разговора — так тонущий человек смотрит на удаляющуюся лодку, — прошептала:

— Ну, я пойду.

— Так всегда происходит, детка. С одними раньше, с другими позже.

Когда на другом конце линии наступила тишина, чувство жалости к себе и собственной слабости переполнило девушку, и она зарыдала.

«Сейчас не самый подходящий момент для возвращения». Ей так не терпелось уехать из дома, а теперь она не может вернуться. Выходит, что ее собственная семья препятствует этому. Кейт в отчаянии тихо плакала в телефонной будке, но потом решила взять себя в руки. Детей в Слэкмаклетуэйте учат еще и тому, что не стоит плакать над пролитым молоком, — это не только бессмысленно, но и то, что осталось, может прокиснуть. А вот если хорошенько вытереть пол, небеса обязательно помогут тебе.

Кейт снова вышла на улицу Миди. Она понимала, что эта деревня теперь может стать ее домом, и смотрела на нее совсем другими глазами. Яркие и разноцветные витрины магазинов, казавшиеся раньше такими привлекательными, сейчас навевали мысли лишь о расходах, высоких ценах и состоянии ее банковского счета, подорванного отношениями с Натом. Проблема в том, что жизнь на Лазурном берегу не может быть дешевой. Хватит ли ей денег на месяц? А может, лишь на неделю…

«Найди работу». Бабушке легко говорить. Вопрос в том, какую? Чем обычно занимаются приезжие во Франции? Устраиваются в семьи? Работают ассистентами учителей в школах? «Слава Богу, я неплохо говорю по-французски, но у меня нет здесь знакомых». Конечно, можно было бы писать статьи, но этим заняты тысячи французских журналистов. Кейт закусила губу и нахмурилась.

 «…с твоими-то способностями…» А на что она вообще способна, кроме как попадать в неприятности?

Магазины, претендующие на звание роскошных, действовали на нее угнетающе, и Кейт свернула на улицу, которая шла параллельно центральной и тоже вела к Пляс де л'Эглиз. Здесь, в тенистой прохладе старых деревьев, она глубоко вздохнула и замедлила шаг. У нее накопилось много нерешенных вопросов, и теперь можно было спокойно все обдумать. Похоже, что ей, как и герою «Жиголо с севера», придется искать свое счастье на Ривьере. Только, хотелось бы надеяться, другим способом.

Старая улочка резко свернула в сторону. Кейт шла, задумчиво глядя в землю, и за углом, прямо на середине дороги, наткнулась на какую-то кучу. Наверное, кто-то потерял… Похоже на груду сваленной одежды. Кейт подняла глаза и увидела перегруженные стойки для просушки белья, торчащие практически из всех окон. Может быть, что-то упало сверху?

И только приблизившись, Кейт поняла, что на самом деле на мостовой лежит человек. Более того, она знала, кто это, — та злобная старуха, которая недовольно поглядывала на нее в баре отеля. Она лежала, неестественно вывернув одну руку. Чуть поодаль валялась открытая черная сумка.

Глаза старухи были закрыты, а желтая морщинистая кожа напоминала использованную тонкую бумагу для выпечки. Кейт показалось, что она мертва.

Охваченная ужасом и любопытством, Кейт опустилась на корточки. Она еще никогда не видела мертвого человека.

— С вами все в порядке? — спросила она по-французски, понимая, что это глупый вопрос. Естественно, с этой женщиной что-то произошло, иначе она не лежала бы на улице в таком виде.

Кейт снова посмотрела вверх. Судя по звукам, которые доносились из окон, все жители деревни были заняты ленчем. Стук тарелок и шум голосов отражался от высоких стен и звучал на узкой улице так громко, что даже если она позвала бы на помощь, ее вряд ли бы услышали.

Дотронувшись до тонкого запястья старухи и поняв, что та еще жива, Кейт почувствовала облегчение и принялась растирать ее почти прозрачные ладони.

— Мадам? — прошептала она.

Старуха медленно повернула голову. И теперь со смешанным чувством испуга и жалости Кейт поняла — то, что в сумраке бара показалось ей хмурой гримасой, на самом деле было изуродованным лицом. Одна его половина оказалась сморщенной, как сдувшийся воздушный шар, уголки рта поникли, а глаз был полностью закрыт обвисшей кожей. Другая половина, наоборот, выглядела абсолютно нормально и даже казалась красивой — изогнутая бровь, выступающая скула и блестящий карий глаз. И этот глаз очень недовольно смотрел на Кейт.

Старуха села и схватилась за голову, а заметив сумку, тут же быстро взяла ее и прижала к себе.

— Голова болит? — вежливо поинтересовалась Кейт.

— Немного, — поморщилась старуха.

Кейт помогла ей подняться. Руки и ноги у нее были худые и хрупкие, как ветки, но, судя по всему, она ничего не сломала.

— Что произошло? Вы упали?

— Как видишь, — раздраженно ответила старуха.

Кейт начинала злиться. Почему она так груба с ней?

— Мы не знакомы. Я Кейт, — представилась она.

— Девушка из отеля.

— Да. Послушайте, обопритесь на мою руку. Я отведу вас домой.

Не обращая внимания на предложение Кейт, старуха в ярости разглядывала свою юбку в мелкую ломаную клетку.

— Только посмотри. Это же «Шанель»! И абсолютно испорчена!

— Я уверена, что в химчистке… — попыталась успокоить ее Кейт.

Старуха вскинула голову.

— Отдать вещь в деревенскую химчистку? Это же безумие! — по-французски заметила она и добавила: — Ты совсем не разбираешься в одежде, да? — Блестящий карий глаз рассматривал мятый красный сарафан и шлепанцы Кейт.

Девушке тут же захотелось уйти и бросить неблагодарную старуху там, где она на нее наткнулась. Но ведь не всегда нужно судить строго. Бабушка, например, хотела бы, чтобы Кейт поступила правильно. Ведь перед ней совсем немолодая женщина, к тому же пережившая сильное потрясение. И сейчас ей нужно прилечь и выпить чашку чаю… или что в таких случаях обычно пьют во Франции?

— Где вы живете? — угрюмо поинтересовалась Кейт, ожидая услышать название улицы где-нибудь в нескольких милях отсюда. Тогда ей пришлось бы тащиться в переполненных автобусах и провести не один час в компании этой раздражительной старухи.

— Пляс де л'Эглиз, — буркнула та.

Кейт очень удивилась, хотя это объясняло, почему она тогда сидела в баре, — просто он рядом с ее домом.

— Пойдемте, — решительно сказала Кейт. — Держитесь за мою руку.

Старуха недоверчиво взглянула на нее, и Кейт вдруг показалось, что она сейчас покачает головой и откажется. Но тут костлявые пальцы неуверенно взяли ее за локоть.

— Вон мой дом… — Когда они с Кейт оказались на залитой солнцем площади, старуха махнула рукой на здание в дальнем углу.

— Какой? Большой?

— Да, большой, — недовольно подтвердила старуха и направилась к загадочному дому с закрытыми ставнями, который Кейт заметила вчера перед приемом. Он тогда заинтересовал ее и показался очень красивым. Правда, было это до того, как ее жизнь — в чем теперь можно было не сомневаться — полностью изменилась.

Пять пожилых женщин, которые, похоже, все свое свободное время — а его было немало — проводили на площади, подняли головы и посмотрели на проходящих мимо. Они почтительно кивнули старухе и с гораздо меньшим уважением оглядели Кейт.

— Теперь можешь идти, — распорядилась старуха, когда они подошли к красивой лестнице с крутыми ступенями, ведущей к парадной двери в ее дом.

«Ничего, не стоит благодарности», — возмущенно подумала Кейт и повернулась, чтобы уйти. Но сзади раздался голос:

— Мадемуазель, если позволите…

— Да? — Неужели эта старая крыса вспомнила о хороших манерах и сейчас поблагодарит ее?

— Мы не были представлены должным образом, — высокомерно произнесла старуха. — Я графиня д'Артуби.

— А я Кейт Клегг.

Не сказав больше ни слова, графиня развернулась и начала медленно подниматься по лестнице.

«Несчастная старуха!» — думала Кейт, возвращаясь в отель.


Глава 13


Кейт провела остаток дня на балконе, обдумывая в полудреме свой роман. О работе и ее поисках можно было подумать завтра. Она сильно устала и плохо себя чувствовала, а в голове, казалось, работал целый отряд подрывников. Так что размышления о финансах сейчас вряд ли способствовали бы ее выздоровлению.

Она подвинула стул к краю балкона, чтобы лучше видеть шумную Пляс де л'Эглиз. Закинув ногу на стол с мраморной столешницей, а другой упершись в выложенный плиткой пол, она рассматривала дома на противоположной стороне площади. В просветы между ними можно было разглядеть побережье. С высоты холма, на котором располагалась деревня, была видна большая часть Ривьеры и даже пристани для яхт, стоявших рядами, словно кормящиеся поросята. Дальше простиралось голубое, подернутое дымкой море.

Кейт посмотрела в конец площади на красивый дом с закрытыми ставнями — тот, в котором жила старуха. Ей показалось, что блестящий карий глаз следит за ней через щель в ставнях.

До балкона долетали аппетитные запахи: сначала базилика, потом баранины с чесноком. По булыжной мостовой шли люди, бегали собаки и кошки, и звуки площади отражались от стен домов, как это происходило на протяжении многих веков.

На глазах у Кейт разворачивались разные забавные ситуации. Вот плотный полицейский в светло-голубой форменной рубашке подошел к неправильно припаркованному автомобилю. Напряжение возросло, когда невысокий толстый человек — судя по всему, владелец автомобиля — выскочил из дома напротив и подбежал к машине. Громко возмущаясь и бурно жестикулируя, он вытащил с пассажирского сиденья черную квадратную коробку и открыл ее. Содержимое коробки заинтересовало полицейского. Кейт улыбнулась, поняв, что он разглядывает новый набор для игры в шары. Как это по-французски!

Кейт положила блокнот на стол — будучи достаточно предусмотрительной, она захватила в поездку еще один — и постаралась сосредоточиться на романе, но постоянно отвлекалась и принималась листать блокнот — в нем были ее рабочие заметки, которые тут же вызывали воспоминания о «Меркьюри». Вот, например, один из рецептов загадочного библейского хлеба, который так любят в методистской церкви Слэк-Боттома. «Взять одну щепотку Книги Бытия, добавить ложку порубленной Книги пророка Амоса, приправить Книгой пророка Аггея…» и так далее. Казалось, теперь от этих рецептов ее отделяет целый мир — здесь воздух был наполнен сладкими средиземноморскими ароматами: розмарина, томатов и красного вина. «Но я-то знаю, где хотела бы сейчас оказаться», — мрачно размышляла Кейт. И все же бабушка выразилась ясно — двери родного дома для нее закрыты. И она не могла вернуться — пока не могла.

Кейт заметила владельца кафе «Де ла пляс», расхаживавшего взад-вперед по принадлежащей ему территории. Во всяком случае, она решила, что хозяин — тот худой, невысокий, начинающий седеть мужчина, который то и дело тыкал пальцем в несчастного суетившегося официанта и что-то громко ему выговаривал. А если он не размахивал руками и не кричал, то кланялся и заискивал перед солидными клиентами или пинками прогонял несчастных четвероногих, забредших в кафе в поисках пищи. На площади жили в основном коты, и всех их хозяин кафе жестоко отшвыривал подальше.

Кафе было переполнено. За столиками разместилась большая группа людей в желтых бейсболках. Они выглядели как туристы, и Кейт подумала, что это скорее всего англичане. А еще ей показалось, что они кого-то ждут — во всяком случае, что-то в их поведении указывало на это. Туристы спокойно пили светлое пиво, и только появление двух уличных музыкантов в жилетах и с гитарами вызвало среди них некоторое оживление.

Музыканты остановились около кафе и начали петь серенады. Кейт ожидала услышать затасканную мелодию «Ла Бамба» и очень удивилась, когда зазвучал какой-то горячий испанский мотив, — они играли просто превосходно. Несмотря на непрезентабельную внешность — грязные волосы, хмурые лица и худобу, — им удалось в одно мгновение перенести слушателей в отдаленные деревни юга Испании. Кейт завороженно слушала — тревожные звуки гитары, навевающие грусть, долетали до нее вместе с возгласами туристов в бейсболках: «Эй, парень, в Дадлее такого не услышишь!» Когда песня закончилась, слушатели восторженно зааплодировали.

В середине второй песни музыканты пустили шляпу по кругу. Туристы охотно бросали в нее деньги, и тут хозяин кафе вернулся из кухни, выглянул из своей «берлоги» и, яростно жестикулируя, набросился на музыкантов. Насколько Кейт удалось понять, он не желал, чтобы кто-нибудь посторонний зарабатывал на территории его кафе.

Через несколько секунд музыканты отправились прочь, возмущаясь и недовольно оглядываясь. «Какой позор!» — подумала Кейт. Ясно, что в данном случае хозяин мог только выиграть, позволь он им немного заработать, — они привлекали бы новых клиентов и развлекали тех, кто уже сидел в кафе, и это пошло бы только на пользу. Но, судя по всему, хозяин кафе «Де ла пляс», уверенный в монополии своего заведения, считал, что ему такая помощь ни к чему, а мнение посетителей его не интересовало.

Размышления Кейт прервал телефонный звонок.

— Дорогая, это ты? — откуда-то издалека, сквозь треск помех послышался голос Селии. — Я боялась, что не застану тебя. Думала, ты уже уехала…

— Нет, я еще здесь. А как в Лондоне?

— Серо и уныло, как всегда, скорее всего…

— Гм… а ты разве не там?

— Нет, дорогая, я здесь. В номере под тобой.

Так вот откуда тот странный стереоэффект, который Кейт заметила в начале разговора. Если убрать трубку от уха, можно было услышать доносившийся снизу голос Селии — даже лучше, чем по телефону. Связь в отеле «Де тур» была такая же ужасная, как и его работники.

— Давай встретимся в баре! — закричала Селия из своего номера. — Мне нужно о многом тебе рассказать!

— А мне еще больше! — прокричала Кейт в ответ.

Бар был таким же мрачным, как и в предыдущий день. В полупрозрачной завесе сигаретного дыма сидели все те же посетители. Кейт заметила Форель — женщина устроилась за столиком у стены, положив большую ладонь на широкий лоб землистого цвета; почти все ее лицо закрывали большие нелепые очки от солнца. Она опять перелистывала страницы бухгалтерской книги. Неужели, учитывая плачевное состояние бизнеса, это занятие может приносить ей какое-нибудь удовлетворение? Рядом с ней примостился сгорбленный старик с недоверчивым морщинистым лицом. Несмотря на жару, он был одет в толстый шерстяной свитер красного цвета и теплую грязно-белую шапку — судя по виду, связанные вручную много лет назад.

— Сюда!

Над дымом поднялась рука Селии. Она сидела за столиком напротив открытой двери бара, улыбалась и была совсем не похожа на ту подавленную женщину, которую Кейт оставила вчера на приеме на мысе Ферра.

— Рада тебя видеть! — Кейт обняла ее.

— Дорогая, и я тоже! Но я не смогу ничего рассказать тебе, пока не выпью…

— Я принесу.

Но высокомерной брюнетки за стойкой не оказалось. Тролль, слонявшийся у входа, выглядел еще более отталкивающе, чем в первый приход Кейт в бар. Кейт нерешительно взглянула на него.

— Он шердится, — прошепелявил единственный человек, сидевший за барной стойкой, — очень бледный, в розовом заляпанном галстуке-бабочке и панаме, на которой, казалось, кто-то потоптался. К его грязному белому пиджаку был прикреплен желтый значок с надписью «Путешествуйте с нами!». Это был тот самый мужчина, который вчера свалился со стула.

— Сердится?

— Да, потому что девушка его мечты не явилась на работу.

— Ты имеешь в виду барменшу? Она его подружка?

— Он об этом мечтает! Хе-хе… Нет, он ей не интересен. Девушка считает, что сможет найти себе кого-нибудь получше. Но ей нравится внимание, поэтому она поощряет его. Я называю ее беспощадная… — Казалось, он только разглядел перед собой Кейт. — Кстати, мое имя Крайтон Портерхаус.

— Кейт Клегг.

— Клегг, да? — Он одобрительно закивал. — Хорошая северная фамилия.

— Точно. — Кейт почувствовала гордость.

— А мы, случайно, не встречались? У меня такое чувство, что я тебя где-то видел.

— Да, я была здесь вчера.

Крайтон выглядел сконфуженным.

— Я был сильно пьян? — Он прикрыл ладонью рот и потер его.

— Да, гм… Ты упал со стула.

— А! — Он скривился. — Точно! Боже мой! — И, снова наполнив бокал, тут же осушил его.

Кейт оглянулась на Форель и старика. Казалось, они переживали какое-то личное горе и даже не думали о том, чтобы подняться и обслужить ее. «Интересно, — подумала Кейт, — этот старик — ее муж? И снимает ли он когда-нибудь шапку?»

— На твоем месте я бы сам себе налил, — сказал Крайтон, проследив за ее взглядом. — Я всегда так делаю, и, похоже, они не возражают.

— Я подожду.

— Как хочешь… Боже мой, — покачнувшись на стуле, с сожалением забормотал он, — мне нужно постараться пить меньше.

— Ты когда-нибудь думал о том, чтобы обратиться… — Кейт постаралась выразиться как можно деликатнее, — за помощью?

— Спасибо, что говоришь об этом, — вздохнул Крайтон. — Я однажды пытался вступить в общество анонимных алкоголиков в Кенсингтоне, но встретил там так много милых людей, что мне сразу же захотелось пригласить их в паб.

— Значит, ты переехал во Францию?

— Можно и так сказать. Английский теперь мой второй язык. После шепелявого французского. Послушай, на твоем месте я все-таки налил бы себе. — Покачиваясь, он оглянулся на погруженных в тоску хозяев.

Кейт взяла с барной стойки открытую бутылку вина, два бокала и вернулась к Селии.

— Не знаю, что это за вино, — сказала она, разливая пурпурную жидкость по бокалам.

— Будем здоровы! — воскликнули они хором, чокаясь.

— Вкусно! — Селия сделала первый большой глоток, и на ее бледных губах засияли яркие капли.

Кейт осторожно попробовала. Напиток оказался на удивление хорошим, с ярко выраженным вкусом черной смородины. Она могла бы много такого выпить. Наверное, так и получится — ведь Селия теперь в полном ее распоряжении и готова все выслушать. Наконец-то можно рассказать про Ната. С ощущением какого-то мстительного, жгучего удовольствия она предчувствовала, как подруга сначала разозлится, придет в ярость, а потом будет сочувствовать ей.

— Я не собираюсь возвращаться в Лондон, — начала она.

Селия кивнула, словно Кейт не сказала ничего особенного.

— И я тоже.

— Что? — Оказалось, она не единственная, у кого есть новости.

Кейт опустила бокал.

— Дорогая, я ухожу от Ланса, — сообщила Селия.

Кейт ахнула.

— Где он?

Она была так удивлена, что задала первый пришедший в голову вопрос. И даже оглянулась, словно ждала, что сюда украдкой может пробраться знакомый худощавый красавец.

Селия посмотрела на часы.

— Я выгнала его.

— Но почему?..

— Так внезапно? — усмехнулась Селия. — Почему сейчас, когда я столько лет терпела его рядом с собой?

— Ну да. Правда, мне кажется, Ланс на приеме вел себя просто отвратительно. Флиртовал с той женщиной в узких брюках, да и все остальное…

Селия выпила вино и снова наполнила бокалы.

— Да, дорогая, но, как я сказала тебе тогда, он не очень-то старался… И в итоге мне пришлось взять дело в свои руки.

— Что ты имеешь в виду? — Кейт была озадачена. — Когда я видела тебя в последний раз, ты была с каким-то странным мужчиной.

— С Кеном с Хай-стрит! — Счастливая улыбка озарила лицо Селии. — Дорогая, признаюсь честно, за мной никогда в жизни так не ухаживали. Какой джентльмен! Он обращался со мной как с королевой! — Она хрипло засмеялась. — Знаешь, очень приятно, съев столько, сколько я вчера, в три часа утра услышать, какая у меня красивая фигура.

У Кейт перехватило дыхание. Королева Селия? Кен если и похож на короля, то только своими округлостями.

— Но…

— Что «но»?

— Но… разве он не кажется тебе немного странным?

— Да нет. Не забывай, я десять лет была замужем за Лансом. И границы нормы для меня шире, чем для большинства.

— Но что он вообще делал на приеме? Тебе удалось это выяснить? Он ведь сказал нам, что ищет кого-то.

Селия пожала плечами:

— Это его дело. Не могу сказать, что меня это очень интересовало. А потом, были другие, гораздо более важные вопросы, которые требовалось прояснить. — Взглянув поверх бокала на вытаращившую глаза Кейт, она удовлетворенно улыбнулась. — Тебе не нравится, что он маленький и лысый, — заявила она.

— Гм… я бы так не сказала, но…

— А что хорошего в красавцах? Как я понимаю, тебе так и не удалось найти своего? Честно говоря, я в этом не сомневаюсь, потому что почти весь вечер он не отрывался от губ Шампань де Вайн. Ланс практически закончил статью о них для своей газеты.

— Спасибо, что сказала мне… — Кейт с силой закусила губу — внутри у нее все кипело.

Селия тут же пожалела о своих словах.

— О, дорогая, прости меня! Мне не стоило говорить об этом. Но Нат Хардстоун такой придурок! Тебе будет гораздо лучше без него.

«Новообращенные — самые пылкие проповедники!» — подумала Кейт. Кто бы говорил! Можно подумать, она уже многие годы припеваючи живет без Ланса!

— Расскажи мне все-таки про Кена. Что произошло, пока меня не было?

Селия восторженно вздохнула:

— Мы сразу же понравились друг другу. Я рассказала ему все о своей семейной жизни. В этот момент — как раз вовремя! — вернулся Ланс. Честно говоря, он едва на ногах держался. И вел себя отвратительно, пытаясь заставить меня уйти вместе с ним. А Кен сообщил ему, что я остаюсь, и заодно добавил все, что о нем думал.

— Какой молодец!

— Ну и немного его подтолкнул. Думаю, они могли бы подраться, если бы Ланс не был так пьян. А так он сразу же свалился в пруд. То, что все это произошло на глазах у самых известных людей, конечно, было серьезным ударом по его гордости. А к тому моменту многие уже собрались поглазеть на них, включая и журналистов, сидевших за нашим столиком.

Кейт захихикала:

— Как бы я хотела там оказаться! — Там или в любом другом месте, но только не в храме любви, слушая разговор Ната и Шампань де Вайн. Улыбка на ее лице погасла.

— Потом Кен сказал ему, что если он когда-нибудь снова поднимет на меня руку, то будет плавать вместе с рыбами. Или он говорил что-то про бетон, я уже не помню.

— Ты уверена, что он грозил чем-то одним?

— Дорогая, все возможно. В итоге Ланс выбрался из пруда и ушел, прокричав, что свяжется со мной через адвокатов. Я же ответила, что мои будут первыми. А потом случилось самое интересное… — загадочно произнесла Селия.

— Что?

— Все захлопали! Невероятно. Аплодисменты, радостные крики — судя по всему, они решили, что мы что-то репетируем.

— Не может быть!

— Дорогая, это чистая правда. Люди кино настолько сосредоточены на себе, что им везде чудятся съемки. Я слышала, как кто-то сказал, что у Кена договор на три картины с компанией «Уорнер бразерс».

— Вот это да!

Селия, улыбнувшись, закивала. Кейт вспомнила слова официанта о том, что люди кино считают себя хозяевами всего мира. Ничего странного, что Нат так стремился влиться в их ряды. Вот если бы Кен ударил и сбросил в пруд Ната! А потом еще подержал бы его под водой.

Селия протянула руку и прикоснулась к Кейт.

— Я знаю, о чем ты думаешь…

— Нет, не знаешь.

— Я ведь не дура и понимаю, что вся эта история с Кеном может закончиться провалом. Но Бога ради — я наконец-то встретила настоящего мужчину! Разве ты не понимаешь? Это не имеет значения! — Ее глаза сияли. — Важно лишь то, что я наконец решилась объясниться с Лансом. Хотя совсем не представляю себе, что будет дальше. — Она улыбнулась. — 'За одним исключением — в Лондон я не вернусь.

— Что ж, здорово… — Кейт старалась, чтобы ее голос звучал искренне. В конце концов, кто она такая, чтобы критиковать выбор Селии? Нельзя сказать, что она лучше всех в мире разбирается в мужчинах. — А где Кен? Он тоже здесь остановился?

Селия кивнула:

— Должен вот-вот вернуться. Он рано уехал. Это связано с тем человеком, которого он ищет.

Кейт не смогла удержаться и предприняла очередную атаку:

— Но разве это тебя не беспокоит? Уж очень странная у него миссия.

Селия подняла руки над головой и удовлетворенно потянулась.

— Дорогая, как я уже сказала, это его дело.

Кейт отметила про себя, что ее подруга сегодня — просто образец спокойствия и расслабленности. Усталая циничная женщина, которой она была вчера, исчезла после встречи с невысоким лысым мужчиной в блестящем костюме.

— Но естественно, мне нужна работа, — добавила она, откинув назад голову. — А ты что будешь здесь делать?

— Я пишу роман.

Селия захлопала в ладоши:

— Правда, дорогая? Ну конечно же! Ведь все журналисты делают это. Ланс постоянно твердил о своем шедевре — модной комедии о репортерах, которые освещают жизнь знаменитостей.

— Правда? — Кейт не особо понравилось такое сравнение.

— Она так и не вышла. Но ты все равно молодец. Аванс уже получила?

— Гм… нет… — призналась Кейт. — Поэтому мне нужна хоть какая-нибудь работа, чтобы платить за комнату, ну и все такое… Ноя стараюсь об этом не думать.

— Может быть, мы вместе что-нибудь найдем?

— Возможно.

Крайтон осторожно пытался поставить пустой бокал на стойку бара.

— Я говорю… — недовольно бормотал он себе под нос. И тут его рука неожиданно наткнулась на стойку и соскользнула с нее. Кейт поняла, что сейчас случится неизбежное.

Раздался стук, что-то затрещало.

Потом наступила тишина, которую нарушал лишь шум воды в туалете. Громко хлопнула дверь, послышались шаги, и тяжелая дверь в дальнем конце бара распахнулась.

— Чтоб мне провалиться! Я думал, что никогда не заставлю этот толчок работать. Боже, он опять валяется? — Кен остановился рядом с распростертым на полу телом Крайтона.

— Кен! — воскликнула Селия.

Он широко улыбнулся и, пританцовывая, направился к ней.

— Как дела у моей шалуньи? — нежно прошептал он, уткнувшись носом в шею Селии.

— Очень голодна, раз уж ты спрашиваешь, — улыбнулась Селия. — Говоря твоими словами, я словно Хэнк Марвин…

Кейт удивленно наблюдала за ними. Судя по всему. Селия помешалась на этом маленьком нелепом человечке. Это было необъяснимо, даже учитывая все ее проблемы с Лансом.

— И я, — поддакнул Кен. — Мне нужен ленч. — Он оглянулся, оценивая обстановку. С легкостью, которая появляется от постоянной практики, Тролль поднял Крайтона на ноги и пытался прислонить его к стене. — Может, поедим здесь, в «Фолти-турс»,[24] ха-ха!

Кейт с содроганием вспомнила шеф-повара. Селия тоже засомневалась:

— А здесь хорошо кормят?

— Понятия не имею, но почему бы нам не попробовать? Эй, друг! Можно меню? — позвал он Тролля и добавил, после того как тот что-то пробормотал в ответ: — Что он сказал?

— Что у них нет меню, — перевела Селия. — Нет, в самом деле, ну что это, за ресторан? Он говорит, что подойдет и расскажет нам о блюдах, когда у него будет свободная минутка.

— Свободная минутка? — повторила Кейт. — Но он ведь ничего не делает, просто сидит с несчастным видом.

— Да, дорогая, и мы должны это терпеть.

Наконец Тролль освободился. У него была своеобразная манера обслуживания — приблизившись с сердитым видом, он с грохотом опустил волосатые руки на стол и недовольно сообщил, какие блюда имеются в наличии. Всем своим видом он давал понять: «Соглашайтесь или убирайтесь», — а его невысказанные рекомендации предполагали последнее.

— Сначала паштет, потом ягненка, — решился наконец Кен, после того как Тролль, раздражаясь все сильнее, несколько раз повторил все меню. Он не стал ничего записывать, просто смерил Кена презрительным взглядом и повернулся к Селии.

— Мне то же самое, пожалуйста, — пискнула она.

— Я ничего не буду, — торопливо сказала Кейт. — Я ухожу через минуту.

Тролль вернулся и бросил на стол столовые приборы.

— Самообслуживание! — ухмыльнулся Кен. — Вы представляете? Вот это да! Один Бог знает, что это будет за жратва!

Напротив Кена появился суп в тарелке размером с таз.

— Но я ведь заказывал паштет, — пожаловался Кен в широкую спину Тролля, удалявшегося от них с равнодушным видом.

Кейт с удивлением заметила, что суп Кена выглядит очень аппетитно. Честно говоря, он казался безукоризненным: сочные белые бобы, зеленые кусочки цуккини, оранжевая морковь, поверх всего — зеленоватая пленка масла из базилика.

— Это ведь овощной суп с базиликом? — спросила она, поняв, что им подали одно из знаменитых блюд кухни Прованса.

— Понятия не имею, но очень вкусно! — Кен, который к этому моменту уже принялся за еду, схватил салфетку, чтобы вытереть ароматные капли, стекающие по подбородку.

Кейт наблюдала, как полоски сыра, которыми был посыпан горячий суп, растягиваются и рвутся — настолько быстро двигалась ложка Кена.

Селия подняла голову от тарелки цуккини в сливочном соусе:

— Честно говоря, вкус просто фантастический!

В течение нескольких минут тишину нарушали лишь стуки ложек и одобрительные возгласы.

— Итак, Кейт, что такая милая девушка, как ты, делает здесь? — Кен промакивал почти пустую тарелку ломтем свежего хлеба.

— Пишу роман, — недовольно пробормотала она.

— Роман, правда?

— Именно.

— А какой? Детектив? Криминальную историю?

— Нет, скорее, о любви. — Хотя можно ли назвать «Жиголо с севера» историей любви? Скорее, это история страсти. Но она не собиралась рассказывать ему об этом. Судя по всему, со страстью у него все в порядке.

Когда волосатая рука Кена оказалась на бедре Селии, Кейт решила, что засиделась в баре, и поднялась из-за стола.

— Романы, — произнес ей вслед Кен, — у меня на них не хватает времени. Читал тут одну книгу, так там такие непристойности. Понимаешь, о чем я?

Кейт кивнула. Она отлично его поняла. Ведь и в ее романе их было немало.


Глава 14


Кейт вышла из бара. На улице было очень жарко, и она как будто наткнулась на стену из горячего воздуха. Голубые зонтики кафе на другой стороне площади не только обещали тень, но и наводили на мысль о чашечке кофе. Там можно было посидеть и неспешно перекусить, наблюдая, как на площади кипит жизнь.

Но свободных столиков в кафе «Дела пляс» не оказалось — англичане в желтых бейсболках оккупировали почти половину всех стульев. Теперь уже не оставалось сомнений, что они кого-то ждали.

Остальные места были заняты состоятельными путешествующими парами, которым явно нечего было сказать друг другу. Кейт замешкалась у входа и отступила, пропуская измученного официанта, который, пошатываясь, нес заставленный тарелками поднос размером с колесо от телеги.

— Пардон, — пробормотала она, — пардон.

— Извини… — Внезапно из-за одного из столиков в крайнем ряду поднялся темноволосый молодой человек в красной рубашке. — Если хочешь, присаживайся — через минуту я ухожу. — К удивлению Кейт, он говорил по-английски. Неужели так заметно, что она иностранка? Возможно. Бледная кожа, покрасневший нос, волосы мышиного цвета… И конечно же, присущая всем англичанам несколько скованная манера общения.

Молодой человек выглядел лет на двадцать пять, у него были карие глаза, взъерошенные темные волосы и худое уставшее лицо, заросшее щетиной.

— Спасибо! — Кейт осторожно присела на стул напротив него и взяла меню.

— Хочешь есть?

— Ужасно.

— Тогда ты пришла не по адресу. Здесь только кофе сносный. И то лишь потому, что его подают быстрее, чем там, — он кивнул в сторону отеля.

— Но это же кафе?

Он пожат худыми плечами:

— Судя по вывеске, да. Но еда здесь отвратительная. Пресная, безвкусная… Непрожаренные сандвичи, увядшая зелень в салатах. Тебе следует попробовать что-нибудь в пекарне на углу.

Кейт вспомнила витрину той пекарни. Пицца с помидорами, толстые куски яичного торта с прожилками шпината, золотистая корочка лотарингских пирогов, совершенно непохожих на те бледные, непропеченные и дурно пахнущие, которые она помнила с детства.

— Но если здесь плохая еда, почему это кафе так популярно?

— Потому что нет конкурентов. — Он кивнул в сторону отеля.

Кейт понимала, что он имеет в виду. Хотя уже подошло время ленча, на деревянных столах, расставленных как попало в тени под арками, так и не появились скатерти. И в отличие от кафе «Де ла пляс» никто не потрудился выставить у входа деревянный щит с сегодняшним меню. Не было и суетливых официантов, разносящих аппетитные блюда, которые всегда привлекают к себе внимание. Правда, в кафе их тоже не было — вернее, суета была, а вот еда на тарелках выглядела просто отвратительно и не шла ни в какое сравнение с тем, что Селия с Кеном пробовали за тяжелой дверью отеля, или «Фолти-турс», как назвал его толстяк.

За соседним столиком стройная женщина ела вялый и жирный салат. Кейт подумала, что она, возможно, специально ходит сюда — ведь риск набрать вес от местной пищи был минимальным.

— И обслуживание здесь ужасное, — произнес молодой человек.

«В отеле «Де тур» оно тоже ненамного лучше», — подумала Кейт, с интересом сравнивая оба места. Очевидно, хозяин кафе «Де ла пляс» опережал своих соседей в умении преподнести собственное заведение. Его фирменным знаком были голубые зонты. И выглядело кафе более привлекательно — скатерти, салфетки, цветы на столиках. Имелось и меню, и даже официант, хотя и сильно измученный.

Кейт поняла, что ее собеседник не торопится уходить. Напротив, казалось, он намеренно тянет время, допивая остатки кофе.

— Меня зовут Фабьен, — сказал он, и его лицо озарила улыбка.

— А я Кейт. Ты прекрасно говоришь по-английски, — заметила она.

— Знаю, но в этом нет ничего странного. Я пять лет проучился в Англии. Мой отец какое-то время работал в Лондоне.

— Правда?

— Он был на дипломатической службе.

— Потрясающе.

— Ну, — он показал на себя, — как видишь, обо мне этого не скажешь.

— Э-э… ты живешь в Сен-Жан?

— Нет, но очень близко. А здесь я работаю, рисую. Я художник.

Кейт удивилась, что он так просто сказал об этом. Настолько буднично, будто он чинит тракторы.

— Мне кажется, это замечательная профессия.

— Особенно если живешь и работаешь здесь, среди такого богатого культурного наследия.

— Я знаю, — сказала Кейт, решив продемонстрировать, что хотя она и англичанка с красным носом, но все же отличается от обычных глупых туристок. — Ренуар, Матисс, Пикассо — все они творили здесь.

— Это так, — одобрительно кивнул он.

— А еще есть потрясающая коллекция картин мадам Эфрусси на мысе Ферра.

Уголки губ Фабьена дрогнули, и он прикрыл рот длинными пальцы.

— Прекрасно, я потрясен… Ты столько знаешь об искусстве.

— Да, знаю, — самоуверенно произнесла Кейт.

Он широко улыбнулся и спросил:

— А ты? Чем ты занимаешься?

— Я пишу романы.

— О, это ведь тоже искусство!

— Своего рода… — Кейт сомневалась, можно ли так сказать о ее «Жиголо с севера».

— Здесь бывали и многие писатели. Фрэнсис Скотт Фицджеральд, Грэм Грин, Кэтрин Мэнсфилд… — Фабьен умолк и улыбнулся.

— А художникам хорошо платят? — поинтересовалась она после небольшой паузы.

Он криво улыбнулся:

— У художников никогда нет денег.

— Как и у писателей, — вздохнула Кейт.

— А вот когда творец умирает, его картины становятся бесценными. Но я не могу ждать так долго, поэтому чем только не занимаюсь: убираю сады, работаю на стройке, официантом… и всякое такое.

Снова наступила тишина, которую нарушали лишь шум моторов и голоса на площади. Кейт оглянулась в поисках официанта, но его нигде не было видно. Фабьен не преувеличивал, говоря о плохом обслуживании.

— Ты живешь в отеле? — спросил Фабьен.

Кейт кивнула. Это так романтично, она даже почувствовала гордость за себя. Женщина-романистка в отеле на Ривьере. Чем-то напоминает Агату Кристи, даже несмотря на то что, она пока еще не написала ни строчки.

— Обычно я работаю на балконе с прекрасным видом на площадь. Кстати, его видно отсюда, — показала она. — Вот только не знаю, смогу ли я задержаться там надолго.

— Почему?

— Деньги, — вздохнула Кейт. — Мне самой нужна какая-нибудь работа, чтобы платить за комнату.

Фабьен медленно кивнул. А через секунду вскочил на ноги, в ужасе глядя на часы.

Кейт разглядывала его одежду — он не преувеличивал, говоря о своей неаккуратности. Хлопковые, выгоревшие на солнце брюки, болтавшиеся на худых бедрах, были вымазаны краской и заляпаны глиной. На рубашке сзади проступили пятна от отбеливателя. Одежда выглядела заношенной и грязной — очевидно, она давно не знала стирального порошка, — но носил он ее с определенным изяществом.

— Ты думаешь, что я неряха, — тихо произнес Фабьен.

Кейт подскочила, поняв, что разглядывала его слишком долго.

— Вовсе нет. Смотри сам… — И она опустила вниз руку, показывая на свой мятый сарафан и потрепанные шлепанцы.

И он посмотрел — возможно, даже чуть дольше, чем следовало, — а потом взглянул ей в лицо и улыбнулся:

— Я должен идти. Рад был снова увидеть тебя, Кейт.

Он пожал ей на прощание руку, и от его теплой сухой ладони по телу Кейт пробежала волна удовольствия. А потом в голове зазвучал тревожный сигнал. Рад увидеть ее… снова?.. И она озадаченно уставилась на удалявшуюся фигуру в красной рубашке.

— Кстати, еще хотел сказать… — обернулся Фабьен. — Вино здесь такое же отвратительное, как еда. На розовое шампанское рассчитывать не стоит.

И с этими словами он ушел, быстро переставляя мускулистые ноги в старых парусиновых туфлях.

Розовое шампанское! Кейт прижала руки ко рту. Это ведь он! Официант со вчерашнего приема! Ценитель искусства, ненавидящий актеров, — тот человек в маске, который был так обходителен и внимателен с ней. Официант наконец принял у нее заказ, и она продолжала смотреть вслед уходящему художнику, чувствуя, как в душе борются смущение и благодарность. И тут, пошатываясь и спотыкаясь о булыжники мостовой, со стороны отеля «Детур» появился Крайтон Портерхаус. За спиной Кейт послышались радостные возгласы:

— Крайтон! Смотрите, это же Крайтон! Он вернулся.

Кейт обернулась и увидела, как оживились туристы в желтых бейсболках. Только сейчас она заметила, что над козырьком каждой из них была надпись «Путешествуйте с нами!» — такая же, как на значке у Крайтона. Кажется невероятным, что они ждали именно его. И еще более странно, что ему как-то удалось протрезветь.

— Друзья, простите, я немного задержался, — пробормотал Крайтон. — К сожалению, на почте была большая очередь. И вы даже не поверите, какая огромная в банке…

«Нет!» — подумала Кейт, улыбнувшись про себя. Она бы точно не поверила.

— Мы будем есть или нет? — возмущенно поинтересовалась тучная брюнетка в футболке с надписью «Астон вилла». — Нам до сих пор не принесли сандвичи, которые мы заказали давным-давно. Крайтон, пойди и разберись, ладно?

Но он только что заметил Кейт и виновато улыбнулся ей.

— Привет еще раз, — улыбнулась Кейт. — Вот, значит, чем ты занимаешься? Ты гид? — Она старалась скрыть свое удивление.

Крайтон робко подошел к девушке и устало потер глаза.

— Да, это одна из моих ипостасей. Вожу стада из Бирмингема по набережной Круазетт и горным деревням! — Он закатил глаза. — Я делаю все, что в моих силах, чтобы заинтересовать их архитектурой французского Средневековья. Но туристам не нужно ничего, кроме «хлеба и зрелищ».

Что-то со стуком опустилось на ее стол, и Кейт подпрыгнула.

— Твой заказ, — сообщил голос — достаточно громкий и без панических ноток, как у официанта.

На пиве почти не было пены — видимо, оно долго простояло на барной стойке. Кейт подняла глаза.

На нее в упор смотрел хозяин кафе. Вблизи он был еще более неприятным, чем казался с балкона, — скользкий тип с редкими седыми волосами и маленькими злыми глазками.

— И я надеюсь, что ты не собираешься сидеть здесь весь день, — рявкнул он по-французски. — Ты одна занимаешь столик на четверых. А сейчас время ленча. Такие, как ты, обходятся мне в целое состояние.

Понимая, что за ними наблюдают туристы в желтых бейсболках, Кейт покраснела и почувствовала, что закипает от злости.

— Я не знала, — холодно ответила она тоже по-французски, — что бокал пива нужно выпивать за определенное время.

— Это мое кафе и мои правила, — резко произнес он. — Пей и уходи. Из-за тебя четыре человека не могут поесть.

— Судя по тому, как выглядит здесь еда, я оказываю им услугу.

Хозяин кафе выкатил глаза. Крайтон, стоявший у него за спиной, закашлялся.

— Извините, — мягко сказал он, — не хочу вас перебивать, но что касается еды… Может быть, вместо того чтобы кричать на эту молодую леди, лучше пойти и проверить, как там наш заказ? Мы сорок минут назад попросили принести двадцать горячих сандвичей.

Хозяин кафе презрительно посмотрел на Кейт.

— Допивай и больше сюда не приходи! — прорычал он.

И удалился, криво расставляя ноги и громко топая. Кейт видела, как он остановился и расплылся в льстивой улыбке, приветствуя семейную пару — судя по всему, постоянных клиентов.

— Какой приятный мужчина! — обратилась дама к своему мужу, когда они проходили мимо Кейт.

— Спасибо, — стиснув зубы, сказала Кейт Крайтону.

— Не за что. Я готов на все, чтобы позлить его. Он почти такой же гадкий, как здешняя еда. Почти, — повторил Край-тон, когда усталый официант принялся швырять на столики тарелки с сандвичами, которые выглядели такими бледными, словно не были знакомы с грилем.

Он обвел печальным взглядом площадь.

— Действительно отвратительное место, но, похоже, мне больше некуда повести эту толпу.

Кейт попрощалась с Крайтоном и вышла на улицу Миди. В конце главной улицы она увидела офис с вывеской «Ривьера газетт». Поняв, что это местная газета, девушка заинтересовалась.

По объявлениям за стеклом она поняла, что «Ривьера газетт» — еженедельное издание для местной англоговорящей общины. Совсем как «Мокери». Хотя, честно говоря, она сомневалась, можно ли некоторые диалекты, на которых говорят читатели «Мокери», живущие в отдаленных районах, назвать английским языком.

Кейт вздохнула, снова подумав обо всем, что оставила дома. Она понимала, что «Меркьюри» достойна меньших баллов, чем самая плохая песня на «Евровидении». Но сейчас — в чужой стране, без работы, уязвимая и, честно говоря, не в лучшей физической форме — она помнила только забавные моменты своей прежней работы. Кейт жадно вглядывалась в окно редакции. Грязные белые жалюзи закрывали практически все пространство, но щелей в них было достаточно, чтобы сделать вывод — офис пуст. Вероятно, все сотрудники занимались поиском материала. Интересно, какого? Рядом с дверью стоял проволочный ящик. Табличка на нем гласила: «Свежий номер для вас бесплатно!» Видимо, предложением воспользовались многие, поскольку ни одной газеты Кейт не обнаружила.

У нее сразу мелькнула мысль попытаться найти здесь работу, хотя, естественно, вряд ли это будет просто. Ее опыт и журналистские навыки могут и не пригодиться, и не только из-за сложностей французского трудового законодательства. Вряд ли было что-то общее между газетами, одна из которых писала о событиях на звездном курорте, а другая — на тренировочной площадке слэкмаклетуэйтских юниорских команд. Да и трудно устроиться без рекомендаций.

И ее внешность вряд ли их устроит. Наверняка редактором «Ривьера газетт» окажется один из неприступных французов, которые носят серые костюмы, курят сигары и начисто лишены суетливого очарования Денниса. А его квалифицированные, вышколенные сотрудники одеваются в офис так шикарно, что вечером могут без труда попасть на ужин на вилле миллиардера или на вечеринку на яхте какой-нибудь звезды первой величины. А в самой газете, в подборке «В этот день пятьдесят лет назад» — если такая вообще существует, — наверняка печатаются фотографии Хамфри Богарта, развлекающегося на вечеринках в Каннах, а не члена городского совета Хамфри Силсдена в момент торжественного слива воды в новых туалетах в здании городского совета.

И рекламные объявления в «Газетт» должны быть совсем иными. Вряд ли здесь можно встретить типичное для «Меркьюри» скучное сообщение о том, что «продается свадебное платье, бежевое, нейлоновое, надевалось дважды, размер восемнадцатый». Здесь наверняка пишут только о яхтах, виллах, шоферах, уборщицах и чистильщиках бассейнов — неотъемлемых атрибутах красивой жизни, не пользующихся популярностью в Слэкмаклетуэйте. Ближе всех к чистильщику бассейнов там может оказаться кто-нибудь из бара «Панч ап» с кием в руках.

У Кейт раскалывалась голова. Ее положение можно было бы назвать плачевным, даже если бы она не чувствовала похмелья. А так она просто в отчаянии… Ее долгожданный побег во Францию обернулся катастрофой. Лживый изменник, наследник миллионного состояния, который манипулировал ею, — это раз. Потерянная работа, что вполне вероятно, — это два. Она далеко от семьи. Иностранка в чужой стране, всего за двадцать четыре часа с момента приезда пережившая несколько неприятных стычек с местными жителями.

Хотя, если уж на то пошло, кто она такая? Так называемая писательница с едва начатым романом? И все же именно им она сейчас и могла бы заняться, ведь отвлекаться особо не на что. Так что хватит болтать, пора приниматься за дело. Разве может быть лучший стимул, чем продолжить роман именно там, куда она собиралась отправить своего жиголо. Ничего страшного, что оригинал рукописи скорее всего покоится у мамы на кухне, на дне помойного ведра под кучей картофельных очистков. Ей все равно придется начинать все заново — следовало переписать каждую сцену в свете последних событий. Кейт ненавидела Ната за обман, но по крайней мере теперь она знала, что такое секс ради развлечения. И больше не нужно было придумывать, что Марк делал с Дорин — то есть с Дориан — Брейсгирдл. Она знала… Как и сама Дориан Брейсгирдл.


Следующим утром, сидя на балконе, Кейт быстро писала:


На встрече представителей женских ассоциаций округа и Слэкмаклетуэйта Марк, сидевший в заднем ряду, наблюдал, как Дориан Брейсгирдл поднялась, чтобы поблагодарить только что выступившую даму. «Замечательная речь об экономии энергоресурсов!» — сказала она.


Внезапно тишину замечательного солнечного дня нарушил оглушительный шум. У нескольких машин одновременно взревели двигатели. Теперь Кейт нужно было время, чтобы снова собраться с мыслями.


«Экономия энергоресурсов!» — устало подумал Марк. Прошлой ночью об этом никто и не задумывался. Дориан была даже более ненасытной, чем обычно, — пять раз, и один из них с шоколадным соусом. Но по-прежнему никаких признаков обещанной «Мазды-Х-5». Пора бы уже увидеть результат своих усилий.


З-з-з… Кто-то неподалеку включил инструмент для резки плитки. Кейт в отчаянии потерла глаза. Черт возьми, она же пытается работать! Усерднее, чем когда-либо. Но сконцентрироваться в таком шуме было невозможно.


— И, пользуясь случаем, — заявила с трибуны Дориан Брейсгирдл, — я бы хотела объявить победителя нашего конкурса на самый лучший совет по экономии энергоресурсов. Это Мэнди Болсоувер, которая предлагает тем, кто вскипятил слишком много воды, хранить ее в термосе!


И тут Кейт показалось, что одновременно залаяли три тысячи собак. Когда они замолкли, раздался громкий кошачий вопль.

Кейт выглянула на площадь как раз в тот момент, когда хозяин кафе снова возомнил себя святым Франциском Ассизским и в воздух взлетел очередной несчастный кот. Завтрак был в самом разгаре, но даже с балкона Кейт видела, насколько он отвратителен. Кофе подавали в крошечных чашках, а круассаны выглядели бледными и явно не совсем свежими.


Марк лениво посмотрел в сторону Мэнди Болсоувер. Поговаривали, что эта маленькая аккуратная куколка, недавно приехавшая в Слэкмаклетуэйт, была замужем — если он правильно помнил — за человеком, который разбогател, основав популярную сеть магазинов оптики «Специально для глаз». Взгляд Марка задержался на ее небольшой округлой груди. Что ж, вполне подходящая оправа, и с его стороны было бы неблагоразумно упустить такой шанс и не узнать ее поближе…


Теперь прямо под балконом кто-то выяснял отношения — такого громкого разговора Кейт не слышала никогда в жизни. Сопротивляться бесполезно. Она бросила блокнот и ручку на столик и в подавленном настроении отправилась вниз — искать, где бы позавтракать.

С трудом отворив тяжелую дверь бара, девушка отпрянула. Шум едва не сбил ее с ног. Здесь серьезно ссорились. В эпицентре бури стояла барменша, истерично кричавшая на старика, который опять был в красном свитере и шерстяной шапке. Его морщинистые желтые руки, сжимавшие два пластиковых пакета с туалетной бумагой, тряслись от гнева.

— Пэппи, как ты смеешь?! Я работаю здесь уже семь лет! — кричала девушка, и ее грудь поднималась, словно лошадь, становящаяся на дыбы. Это зрелище явно завораживало Тролля — он стоял рядом, нервничая и время от времени порываясь выйти вперед, чтобы попытаться всех успокоить.

— Работаешь? — не выдержал Пэппи. — Николь, разве ты знаешь, что такое работа?

Большие черные глаза девушки вспыхнули от возмущения. Схватив с барной стойки блюдце, она с силой запустила им в своего обвинителя.

Но это был неудачный бросок — «снаряд» пролетел мимо и разбился о стену над головой сгорбленного старика, потягивавшего коньяк из большого бокала.

— А знаешь, — обратился он к Николь, вынимая осколки из бокала, — тебе идет, когда ты сердишься.

— А ты похож на урода, — парировала та.

— И еще кое-что… — заорал Пэппи и принялся быстро перечислять все свои претензии к Николь.

В ответ она просто швырнула симпатичный зеленый кувшин для ликера. Кейт увернулась и по звуку поняла, что он угодил в стену. Она взволнованно наблюдала за стариком, который полез в пакет и начал забрасывать Николь туалетной бумагой. Но он оказался еще худшим стрелком, чем Николь, — рулон попал в полку рядом с дверью, на которой были аккуратно сложены сигареты. «Житан», «Мальборо», «Голуаз» и «Кэмел» разноцветным водопадом устремились вниз.

А у противников начался очередной раунд соревнований по крику.

— Я устала вкалывать на тебя, отвратительная старая жаба! — шумела Николь. — Я ухожу! Слышишь? С меня хватит!

Скривив губы от гнева, она вышла из-за стойки и, остановившись, отвесила Пэппи такую сильную пощечину, что Тролль поморщился. Он шагнул вперед и, желая удержать девушку, положил огромную руку ей на плечо, но Николь презрительно сбросила ее, распахнула тяжелую дверь и выскочила из бара.

Наступила полная тишина. Несколько минут никто не двигался. Первым пришел в себя Тролль. Его широкие сгорбленные плечи опустились еще ниже. Кейт видела, что он сильно подавлен, и ей стало жаль его. Но потом Тролль вскинул голову, расправил плечи и подошел к Пэппи.

— Посмотри, что ты наделал! — с тоской в голосе прогудел он. — Она никогда сюда не вернется!

— И очень хорошо! — закричал старик. Отпечаток ладони Николь пылал на его сморщенной щеке.

Он встряхнулся, расправил одежду и в этот момент встретился глазами с Кейт.

— Ты! — вдруг воскликнул он, показывая на нее трясущимся пальцем. — Ты!

Кейт вытаращила глаза. Неужели он и в нее собирается швырять туалетную бумагу?

— Что? — нерешительно спросила она.

Пэппи направился прямиком к ней, его глаза на желтом лице горели огнем. А потом он неожиданно наклонился, достал что-то из-под барной стойки и протянул ей.

— Это принесли тебе сегодня утром, — пробормотал он.

Небольшой пакет с логотипом службы курьерской доставки. Кейт взглянула на адрес на обороте — «Слэкмаклетуэйт, "Витс-энд"» — и застыла на месте.

Особенно ее взволновало то, что письмо отправили не по почте. Видимо, в нем какая-то новость, которую мама хотела сообщить безотлагательно, пока разум не взял верх над эмоциями и она не передумала. «Неужели, — со страхом подумала Кейт, — они отрекаются от меня?»

Пэппи выжидательно уставился на нее, но Кейт не собиралась открывать письмо в присутствии этого сморщенного старика. Держа пакет так, словно в нем была бомба, она поднялась по неровным ступеням в свою комнату. Ей показалось, что внутри что-то шуршит. Что могла прислать мама? Может быть, там пепел — все, что осталось от тетради с романом «Жиголо с севера»?

Выйдя на балкон, Кейт разорвала упаковку курьерской службы. Сердце готово было выскочить из груди, когда она открывала бумажный пакет. От матери там ничего не было. В конверте лежал лист бумаги, исписанный бабушкиным почерком, банкноты евро и большая горсть земли.

«Посылаю тебе немного земли с севера, — прочитала Кейт кривые строчки, написанные шариковой ручкой. — А теперь прекращай ныть, бери себя в руки, найди дело — и вперед!»

Кейт почувствовала, что вот-вот заплачет, и буквы запрыгали у нее перед глазами. «Я жду от тебя не благодарностей, а писем, — говорилось в постскриптуме. — Так что не забывай об этом».

Она расправила купюры, чувствуя одновременно вину и облегчение. Она знала, что бабушка очень ограничена в средствах. После такого подарка ей придется экономить в течение нескольких месяцев. Кейт представила, как старушка просит на городской почте — она скорее всего именно так и сделала — выдать ей пенсию «в этих, как их… в евро». Удивительно, как ей пришло в голову воспользоваться курьерской службой доставки! Кейт и не подозревала, что бабушка знает о ее существовании. Возможно, необычайно любезный служащий почты помог ей и с тем и с другим.

«Наслаждайся свободой!» — наставляла ее по телефону бабушка. И теперь Кейт осознала, что свободна. Впервые за много лет все дни принадлежали ей, ее время не было заранее куплено за гроши ни Питером Хардстоуном, ни фабрикой по производству нижнего белья. И это, несомненно, было хорошей новостью!

Перегнувшись через перила балкона, она посмотрела на площадь. Если задуматься, даже в «Фолти-турс» можно найти свои плюсы. Например, великолепный балкон.

Конечно, бывали места и похуже. Даже перспектива поиска работы казалась теперь не такой пугающей — ведь у нее были бабушкины деньги, чтобы продержаться некоторое время. Завтра она начнет поиски. Может быть, в отеле есть вакансия горничной? Спасибо маме, Кейт многие годы училась заправлять нижние простыни. Хотя в свете последних событий сейчас не самый подходящий момент для воспоминаний о маме и уборке постели.

Если понадобится, она могла бы мыть посуду. Об этом способе заработать на жизнь даже в книгах пишут — например Оруэлл в романе «Фунты лиха в Париже и Лондоне». Кстати, после того как Николь так театрально удалилась из бара, освободилось и ее место.

Возможно, стоило попробовать и еще где-нибудь.

Она отбросила мысль о работе в «Ривьера газетт», даже не попытавшись ничего выяснить. Может быть, стоит хотя бы попытаться встретиться с редактором? «Ничем не рисковать — значит ничего не иметь» — так часто говаривал отец, когда Кейт отправляла очередное письмо в какую-нибудь лондонскую газету. Правда, она так ничего и не добилась.

От серебряного перезвона часов на Пляс де л'Эглиз настроение Кейт стало еще лучше. Она взяла себя в руки, потрогала землю в конверте и крепко ухватилась за перила балкона. Кейт была ранена, но сдаваться не собиралась — по крайней мере теперь она точно это знала.


Глава 15


Когда на следующее утро Кейт проснулась, погода по-прежнему была замечательная. Она с легким сердцем вышла на балкон и залюбовалась, глядя, как лучи солнца отражаются от булыжной мостовой и заливают светом густые заросли дикого винограда на стенах. Желто-оранжевая церковная башня сияла под ярким солнцем. Единственным темным пятном на безоблачном горизонте был, как обычно, хозяин кафе напротив. Он изо всех сил пытался очаровать элегантную пару с детьми — вся семья была в белом. Кейт с отвращением наблюдала, как он щекочет под подбородком малыша и хватает его за толстые розовые щечки. И конечно же, малыш начал истерично кричать.

Кейт решила, что нужно спешить. Ей предстояло заново наладить жизнь и найти работу. Для начала девушка собиралась зайти в «Ривьера газетт». Она подумала, не поделиться ли своими планами с новой подругой, но Селия скорее всего по-прежнему не может оторваться от Кена — в полном смысле этого слова — и вряд ли будет довольна, если им помешают. Приняв душ и заодно постирав кое-что, Кейт развесила футболки и белье на перилах балкона и вышла на улицу Миди.

В пекарне толпился народ, что лишний раз подтверждало любовь французов к хлебу. «Это им только на пользу», — с завистью подумала Кейт, наблюдая, как из дверей одна за другой выходят стройные женщины с длинными тонкими багетами в руках. Судя по всему, где тонкий хлеб, там и люди тонкие.

Кейт задержалась у небольшого бутика, жадно разглядывая витрину. Перед собеседованием не мешало бы обновить гардероб. Отороченный кружевом розовый кардиган, который она надела сегодня, не только выцвел от постоянной носки и стирки, но и не сочетался с ее обгоревшим носом и красным сарафаном. Во всяком случае, об этом с утра ей безжалостно сообщило зеркало.

Но Кейт сразу же сказала себе, что ей нужна не только одежда, но и деньги, чтобы ее купить. Тем более что вещи, которые продавались в Сен-Жан, судя по их виду, предназначались исключительно бледным гномам, предпочитающим носить платья грязно-белого цвета из толстой ткани и без рукавов.

Девушка направилась дальше.

— Кейт!

Слева к ней приближался высокий молодой человек с темными растрепанными волосами. Тот самый художник и официант… Фабьен. Он улыбался ей, прищурившись на ярком солнце.

Кейт покраснела, вспомнив их разговор в кафе.

— Привет! — улыбнулся он.

— Привет! — Смутившись, она вызывающе взглянула на него: — Послушай, по поводу того приема…

Он снова улыбнулся, сверкнув ровными белыми зубами:

— Ах да, прием…

Фабьен действительно выглядел неплохо. Хотя после истории с Натом Кейт сомневалась, что внешность имеет какое-то значение. Она просто отметила про себя, что он достаточно привлекательный; к тому же неряшливые мужчины не вызывали у нее отвращения.

— По-моему, я осталась должна тебе за такси, — сказала она.

— Забудь об этом. К тому же оно было оплачено, и шофер, к счастью, не знал, кем именно.

— Но я оставила Мадонну без машины.

Он пожал плечами:

— Ну и что? Ее от этого не убудет. Но если ты так переживаешь, пойди и скажи ей об этом.

Кейт улыбнулась:

— Что ж, в любом случае спасибо. Я еще хотела извиниться за свое состояние…

Фабьен откинул голову назад, и на лице у него появилось вопросительное выражение. Они молча смотрели друг на друга. Сердце Кейт колотилось все сильнее.

— Фабьен!

Хриплый голос нарушил тишину. Внезапно в лучах солнца мелькнула грива черных волос, и чьи-то изящные руки обвились вокруг шеи художника. Кейт разглядела полную грудь и тонкую талию — это была Николь, барменша. Или бывшая барменша. Если в гневе она была красива, то сейчас выглядела еще лучше. Девушка жевала жвачку — ее пухлые темные, как у Бардо, губы ритмично двигались, обнажая блестящие белые зубы. Большие карие глаза смотрели с насмешкой и как-то по-хозяйски.

— Это Николь, — представил ее художник.

Кейт, оцепенев от неожиданно накатившего раздражения, кивнула и заставила себя приветливо пожать протянутую руку.

— Мы уже встречались, — сказала она.

Николь и виду не подала, что знакома с Кейт. И уж тем более что когда-то специально включила радио, чтобы заглушить ее голос. Она просто проигнорировала журналистку, хихикая и кокетничая с Фабьеном как легкомысленная школьница.

— Мы виделись в отеле «Де тур», — решительно повторила Кейт.

Глаза Николь вспыхнули огнем.

— В этой дыре?! Худший бар в мире! Ну и семейка! Идиоты! Уроды!

— Они не такие уж плохие, — мягко произнес Фабьен и с упреком добавил: — А ты неблагодарная. Я слышал, ты очень нравишься одному из них.

Николь скривила губы:

— Этому огромному страшному идиоту!

— Внешность не главное, — заверил Фабьен.

— К счастью для некоторых, — огрызнулась Николь.

Кейт стало жаль Тролля. Даже собственная мать вряд ли назвала бы его красавцем. И все же перед такой преданностью могла устоять только девушка с каменным сердцем. И к сожалению для него, Николь, похоже, была именно такой.

— И когда-нибудь он унаследует семейный бизнес. — Фабьен подмигнул Николь.

— Бизнес! Ты называешь это бизнесом? Это все равно что получить в наследство передвижной фургон, с которого продают блины.

— Странно, что ты так говоришь, — удивился Фабьен. — Я однажды видел в Ницце одного хозяина блинной, ехавшего на работу в «мерседесе».

Николь уставилась на Фабьена. Кейт подумала, что, несмотря на красоту, она, похоже, начисто лишена чувства юмора. К тому же ее обвинения безосновательны. В отеле не самый худший бар в Сен-Жан, а уж о целом мире и говорить нечего. Это звание по праву должно было принадлежать кафе «Де ла пляс».

— Я должна идти, — хрипло сказала Николь и посмотрела на Фабьена таким взглядом, что вполне могла обжечь его даже с расстояния в пятьдесят шагов.

А Кейт в качестве прощания удостоилась насмешливо-неодобрительного взгляда.

Она пристально посмотрела на Фабьена. Казалось, встреча с пылкой искусительницей не тронула его, но, возможно, страсть сжигала художника изнутри. Разобрать было невозможно. Когда Николь удалилась, он почесал взлохмаченную голову и непринужденно улыбнулся Кейт:

— О чем мы говорили? Да, тебе понравилось в кафе «Де ла пляс»?

— Честно говоря, бывало и лучше. — И она рассказала ему всю историю.

Казалось, Фабьен оцепенел от ужаса.

— О, мне так жаль!

— Нет, ничего страшного.

— Но так и есть. Я виноват в том, что у тебя сложилось превратное впечатление о Ривьере. Ты, наверное, думаешь, что все бары и кафе здесь такие странные, как в отеле «Де тур», или такие ужасные, как кафе «Де ла пляс»? Так ведь?

Кейт вежливо что-то пробурчала.

— Именно так. И поэтому, чтобы все исправить, я хочу пригласить тебя кое-куда. Ты любишь коктейли?

— А кто их не любит? — поинтересовалась Кейт, хотя, честно говоря, ее знакомство с серебристым шейкером для мартини было очень поверхностным. Отец умел готовить лишь «снежок» — приторно-сладкую смесь из лимонада, вишневого ликера и напитка «Адвокат» из пыльной бутылки, которая хранилась у него долгие годы и выставлялась на стол только в Рождество. И еще однажды в Хаддерсфилде она выпила слишком много коктейлей под названием «Кричащий оргазм», что имело неприятные последствия.

Фабьен радостно воскликнул:

— Отлично, я знаю один бар в Антибе — он такой клевый!

— «Клевый»? Где ты научился так говорить?

— Я ведь рассказывал тебе, что ходил в школу в Англии. Когда ты свободна? Сегодня вечером?

Кейт заколебалась — в голове прозвенел предупреждающий звонок, связанный с недавним горьким опытом. Но он ведь предлагал ей не руку и сердце, а всего лишь коктейль. И бабушка очень хотела бы, чтобы она приняла его приглашение. Помня про письмо с деньгами, Кейт чувствовала себя в долгу перед ней.

— Хорошо.

— Отлично, встретимся на площади около шести! — Он помахал ей и ушел. А Кейт продолжила свой путь, хотя не сразу смогла вспомнить, куда именно направлялась.

Пять минут спустя она уже стояла у офиса «Ривьера газетт». К счастью, в проволочном ящике у двери оказались свежие газеты. Кейт увидела, что не ошиблась относительно рекламы. Там было все: объявления о виллах, шоферах, горничных и нянях. По меньшей мере двадцать раз в разделах «Требуются» и «Ищу работу» упоминались чистильщики бассейнов. Самыми занимательными были объявления о яхтах. За неделю аренды судна с водными мотоциклами, диско-баром, роскошными каютами и двойными реверсивными турбодвигателями просили совершенно невероятные суммы.

С прежним местом работы Кейт эту газету роднило не только огромное количество рекламных объявлений. По количеству опечаток она тоже вписывалась в стандарты «Мокери». Вот, например… Кейт увидела статью под заголовком «Очень британская девушка». Но это же невозможно! Нет, так оно и есть — Шампань де Вайн собственной персоной и во всей красе, в той же обтягивающей футболке, что и на снимке в «Мокери». Похоже, это та же самая фотография. Волна ненависти захлестнула Кейт. Неужели незаслуженная и нелепая популярность Шампань распространилась и сюда? Почему от этой женщины невозможно скрыться?

И вдруг что-то в заголовке привлекло внимание Кейт. Она прочитала подпись мелким шрифтом: «Наш корреспондент в мире звезд Кейт Клог». Она сжала в руках газету. Неужели это ее интервью?

Судя по всему, так оно и было. Просмотрев несколько параграфов вначале, Кейт убедилась, что этот материал действительно слово в слово совпадает с тем, что написала она. Но как он попал в «Газетт»? Она еще сильнее нахмурилась. Удивительно не то, что произошло — журналисты «Газетт», не без оснований полагая, что встретить на Ривьере читателя «Мокери» практически невозможно, попросту перепечатали ее интервью, — странно другое — как это могло произойти? Как номер «Мокери» оказался на юге Франции?

И все же это случилось. Более того, это мог быть ее счастливый случай. По пути в редакцию Кейт сожалела, что у нее нет с собой альбома с вырезками статей. А теперь он уже не нужен. По странному стечению обстоятельств, редактор газеты не только читал ее статью, но уже успел ее опубликовать.

Взглянув на свое отражение в стекле, Кейт тщательно пригладила волосы. Затем, выпрямив спину и подняв подбородок, толкнула стеклянную дверь и вошла в редакцию.

Офис «Газетт» был меньше, чем офис «Мокери», и выглядел даже более захламленным. За исключением календаря с фотографией пляжа и старого постера с Каннского кинофестиваля, здесь не было никаких признаков того, что газета выходит на шикарном курорте. Полки были забиты толстыми картонными папками, крепко стянутыми резинками, а два старых стола, занимавших всю комнату, ломились под тяжестью бумаг. Над одним из них висела большая магнитная доска, на которой были беспорядочно развешаны какие-то фотографии и обрывки бумаги.

Напротив Кейт, спинкой к двери, стояло массивное кресло на колесиках. Из-за высокой спинки торчала голова с начинающими седеть волосами — она ритмично поднималась и опускалась под аккомпанемент пьяного храпа. Похоже, редактор спал.

Кейт громко кашлянула. Никакой реакции. Она откашлялась. По-прежнему ничего. В конце концов она стукнула кулаком по столу и громко закричала:

— Есть тут кто-нибудь?

Тишину разорвал пронзительный звук, похожий на ржание лошади. Потом раздалось громкое ворчание, кресло сильно затряслось, повернулось со скрипом, и Кейт увидела человека, который в нем сидел.

— Крайтон! — радостно закричала она.

Как только редактору удалось сфокусировать взгляд, он вскочил с кресла, спровоцировав резким движением обвал бумаг на столе. За ними обнаружилась большая бутылка анисового ликера. Бутылка медленно покатилась к пустому стакану, стоявшему рядом со старой настольной лампой. Время завтрака еще не прошло, а Крайтон уже допивает бутылку!

Он с осуждением взглянул на нее:

— Ты меня напугала.

— Прости, я не хотела. Просто я ищу редактора.

Крайтон снова опустился в кресло — это было непросто, потому что сиденье уже повернулось в другую сторону и ему пришлось нащупывать его.

— Вот ты его и нашла. Редактор — это я.

— Ты?

— Удивлена, да?

— Не особенно, — вежливо сказала Кейт, хотя так оно и было. Зато пристрастие Крайтона к алкоголю объясняет все опечатки в газете. — Мне просто казалось, что ты гид и работаешь с туристами.

— Так и есть, но не весь день. Ты же не думаешь, что зарплата редактора этой газеты позволяет англичанину безбедно существовать на Ривьере? Бюджет «Ривьера газетт» очень мал — можно сказать, он минимальный. Нет, чтобы как-то существовать, я вынужден заниматься этими современными глупостями! — покривился он.

— Какими современными глупостями?

— Решать нескольких задач одновременно, работать гидом. А ведь вся моя жизнь — это журналистика! — Крайтон открыл мягкую пачку «Винстона», выбил одну сигарету, сунул ее в рот и прикурил от зажигалки в форме обнаженной женской фигуры.

— Какого рода журналистика? — недоверчиво поинтересовалась Кейт и подумала, что он скорее всего писал заметки в школьный журнал.

На секунду Крайтона закрыло облако дыма.

— Я начинал работать в «Таймс». В лондонской «Таймс».

— Правда? — Кейт не удалось скрыть недоверие в голосе.

— Конечно… — В красных глазах редактора неожиданно появилось мечтательное выражение. Он уже был где-то далеко. — Что это были за времена! Редакторы сидели тогда в собственных, отделанных дубом кабинетах с каминами. Приветливая дама после обеда привозила на тележке чай и… — Он с сожалением выдохнул и шмыгнул носом.

Этот рассказ очень походил на воспоминания Уэмисса, и она решила проверить, не знаком ли с ним Крайтон. В конце концов, они были примерно одного возраста.

— Удивительно, мой прежний босс тоже работал в «Таймс», — сказала она и внимательно посмотрела на него.

Лицо Крайтона просветлело.

— Это замечательно! Как его зовут?

— Деннис Уэмисс.

Он прищурился и зашевелил губами, повторяя про себя это имя. Кейт недоверчиво смотрела на него. Естественно, он никогда не слышал о редакторе «Меркьюри». И не нужно было притворяться, что он работал в «Таймс». Но Крайтон вдруг с такой силой ударил кулаком по столу, что бутылка «Рикар» снова покатилась.

— Уэмисс, конечно же! — быстро сказал он и, резко наклонившись вниз, успел поймать бутылку. — Он немного старше меня, но я хорошо его помню. Старина Уэмисс был большим любителем женщин! Хотя тогда он, естественно, был молод.

— Женщин? — Теперь пришла очередь Кейт удивляться. Их главный редактор никогда не проявлял особого интереса к женскому населению Слэкмаклетуэйта.

— Да, конечно, девушки его любили. Он был таким веселым и элегантным. А я… — Крайтон посмотрел вниз, на заляпанные брюки. — Я из тех, кого называют независимыми журналистами. Был репортером в отделе криминальных расследований. Деннис Уэмисс. Вот это да! — Он задумчиво затянулся сигаретой. — Хотел бы я знать, что с ним стало.

— Он редактор местной газеты на севере Англии.

— И все? — В голосе Крайтона слышались довольные нотки. — Думаю, каждый боится, что бывшие коллеги превзойдут его в чем-нибудь. А как называется газета?

— Слэкмаклетуэйтская «Меркьюри». — Кейт и надеяться не могла, что у нее появится такой удобный предлог спросить про интервью Шампань.

— Надо же, какое совпадение! Забавно, я ведь только на днях видел газету с таким названием.

— Да, я знаю, и именно поэтому пришла сюда…

Но Крайтон снова отгородился от нее завесой дыма и воспоминаний.

— Да, какие это были времена! И мне доводилось освещать серьезные события… Криминальные истории… — Он запустил обе руки в волосы, которые делали его похожим на Бетховена, и страстно застонал. — Истории с ногами… С ногами до зубов, не говоря уже о большой заднице и фантастической груди… Прости, — пробормотал он, заметив взгляд Кейт сквозь пальцы. — Профессиональный жаргон, ха-ха!

— Ха-ха! — Этот жаргон совсем не похож на тот, который использует Уэмисс.

— Да, здорово было! — Он продолжал дымить и шмыгать носом. — Не проходит и дня, чтобы я не скучал по прошлому. Если ты понимаешь, о чем я. — И он неуверенно посмотрел на Кейт.

Она кивнула и перевела взгляд на бутылку с ликером. Несложно догадаться, почему Крайтон, начинавший работать в отделе расследований «Таймс», теперь редактирует бесплатную газету и показывает туристам из Бирмингема, где можно поужинать и развлечься.

— Здесь, должно быть, очень спокойно после Лондона, — предположила она. — Не думаю, что на Лазурном берегу так уж много преступников. То есть основные новости — это пляжи и кинозвезды, так ведь? Ладно, это не важно… Тебе, наверное, интересно, зачем я пришла…

— Пляжи и кинозвезды? — Крайтон потрясенно уставился на нее. — Поверь мне, тут все гораздо сложнее.

— Да, конечно, есть еще замечательные произведения искусства.

— К черту искусство! — Крайтон выразительно затянулся сигаретой. — Конечно, на Лазурном берегу не обходится без криминала. Здесь штаб-квартиры нескольких самых известных и отъявленных мошенников из разных стран мира.

— Неужели?

— Господи, конечно же! — Крайтон все больше воодушевлялся. — Куда ни взгляни, везде происходит что-то странное. Например, каждую среду днем в аэропорту Ниццы салится белый самолет без опознавательных знаков. Мне бы очень хотелось знать, что в нем. — Он решительно затушил окурок. — И я намереваюсь это выяснить.

— Как ты думаешь, что там может быть?

— Сама подумай. Но поверь мне, я напал на след. Криминального репортера можно выгнать из «Таймс», но он от этого не изменится, — торжественно заявил он. — Есть и еще кое-что.

— Опять самолеты?

— Преступления.

— Например, нарушение авторских прав при перепечатке чужих статей?

Налитые кровью глаза Крайтона сощурились от удивления.

— Что ты сказала?

Кейт схватила «Газетт» и открыла страницу с интервью Шампань.

— Просто интересуюсь, откуда ты это взял. Ведь это моя статья.

Наступило молчание. Редактор шмыгал носом.

— А, понятно.

— Раньше я работала в «Мокери», то есть в «Меркьюри». Под руководством Денниса Уэмисса.

На лице Крайтона читалось потрясение, смешанное со смущением.

— Господи! Сколько совпадений! Значит, это газета Денниса?

— Да.

— А ты Кейт Клог, правильно?

— Клегг. Да, вот такое совпадение. И, думаю, это не самый этичный способ получить материал, как считаешь? — Кейт постаралась придать лицу строгость.

Крайтон в панике потянулся за сигаретой.

— О, дорогая, прими мои извинения, но, честно говоря, учитывая бюджет газеты и то, что я… — он снова посмотрел на бутылку с ликером, — постоянно занят… — Он опустил глаза. — Кстати, мне очень понравилось интервью. Оно просто замечательное. Я никак не мог придумать основную тему очередного выпуска, и когда нашел номер хекмаклеслэгекого «Горна»…

— Где нашел?

— В мусорном баке прямо у дверей офиса. — Крайтон выпустил большое облако дыма. — Понимаешь, обычно я не роюсь в мусоре.

— Конечно, нет, — быстро сказала Кейт. Она даже подумать не могла! Он совсем не похож на бродягу! Ни малейшего сходства!

— Газета просто попалась мне на глаза. Честно говоря, я решил, что это судьба.

— Но как она туда попала?

Крайтон пожал плечами:

— Я даже не думал об этом. Так случилось, и это здорово!

Они замолчали. Кейт почувствовала, что подходящий момент настал.

— Что ж, — начала она, широко улыбаясь, — случившееся доказывает, что здесь слишком много работы для одного человека.

— Именно так! — Крайтон выразительно шмыгнул носом.

— О! — Она не ожидала, что он так легко согласится. — Конечно!

— Иногда с ней невозможно справиться. Нужно искать сюжеты и писать статьи. — Он робко взглянул на нее. — Сводить все это воедино на компьютере, отвозить диск в типографию. К счастью, объявлениями я не занимаюсь, иначе было бы невыносимо.

— И тебе никто не помогает?

Крайтон снова пожал плечами:

— Был один человек — мадам Дюкрок, моя ассистентка. Но она уволилась на этой неделе.

— Какая жалость! Ты не смог больше ей платить?

— И да и нет. — Крайтон шмыгнул носом. — Честно говоря, кое-что случилось.

— Что такое? — Кейт чувствовала, что произошло нечто невероятное.

Крайтон бросил взгляд на магнитную доску. Кейт тоже украдкой покосилась на нее. Там было множество фотографий, но ее внимание привлек снимок Крайтона с безумным мутным взглядом, растрепанными волосами и какой-то надписью на лбу, сделанной, похоже, красной помадой. Кейт присмотрелась — да, она не ошиблась, там действительно было слово «осел».

— Это ты?

Крайтон оглянулся и, увидев снимок, изобразил удивление.

— Гм… нуда.

— А почему на лбу написано «осел»?

— Ну, ты понимаешь, — пробормотал он. — Это такая вещь… Со всяким может случиться.

— Но почему это произошло с тобой? Редактор потер глаза.

— Я возил группу туристов в Канны. Мы немного выпили, а потом я помню лишь, как проснулся на набережной Круазетт с этой надписью на лбу. В окружении фотографов из разных международных изданий.

— Из международных изданий?

Он устало кивнул.

— Думаю, они приехали на кинофестиваль. Они все решили, что «осел» — это название нового фильма, который рекламируют таким вот странным образом. — Он снова шмыгнул носом. — К сожалению, один из фотографов счел нужным прислать этот снимок мне как редактору местной газеты. И к еще большему сожалению, вскрыла конверт мадам Дюкрок.

У Кейт затряслись плечи, но она подавила приступ смеха. Нужно было обязательно сохранить серьезность.

— Понятно, и сейчас тебе здесь никто не помогает.

— Да, выходит, что так.

— А тебе еще нужно исполнять обязанности гида? — сочувственно проворковала Кейт, понизив голос.

— Даже не напоминай мне! — Редактор закрыл лицо ладонями. — Завтра я должен везти их на рынок в Ниццу. Там нет ни единого туалета, и чтобы зайти в кафе, приходится брать чашку кофе за миллион фунтов. Потом у нас ленч в Соспеле — по дороге туда не меньше сотни крутых поворотов, а мне придется вести автобус. Последний водитель угодил в лобовую аварию, вылетел через стекло и получил перелом таза. Между прочим, у него были серьезные проблемы с алкоголем.

— Что ж, я готова оказать любую помощь.

— У тебя есть лицензия на вождение автобусов? — с надеждой поинтересовался он.

— Я имею в виду работу в газете, — сердито сказала Кейт. — Интервью, статьи, редактирование. Скажи, что нужно, и я все сделаю. У меня большой опыт. Считай, что я явилась в ответ на твои молитвы. А еще, думаю, ты у меня в долгу. Стащил мое интервью, нарушил авторские права! — Не стоит упоминать, что права на весь материал принадлежат Питеру Хардстоуну.

Крайтон задумчиво дымил сигаретой.

— Что ж, если ты так ставишь вопрос…

— Да, именно так.

— Возможно, ты могла бы мне помочь. Но только на внештатной основе. У меня нет средств, чтобы нанимать постоянных сотрудников.

— Отлично, как скажешь. Со мной легко договориться.

— К тому же сейчас в самом разгаре кинофестиваль…

— Здорово! — перебила его Кейт. — Интервью со знаменитостями… Я согласна. — «Пирс Броснан, Джулия Робертс — подождите, мы скоро увидимся!» И бабушка будет в восторге.

Крайтону это не понравилось.

— Честно говоря, я имел в виду, что сейчас, в самый разгар кинофестиваля, я буду проводить в Каннах очень много времени. Заводить связи… ну и все такое. — Он замолчал и шмыгнул носом. — Так что не помешало бы, чтобы кто-нибудь другой взял на себя все остальные скучные… то есть насущные, вопросы. Зарабатывал бы на хлеб с маслом, или baguette et beurre, если хочешь.

Кейт оценивающе посмотрела на него. Итак, ей снова предстоит работать на подхвате. Но с другой стороны, скучные дела лучше, чем безделье.

— У меня есть несколько идей, которыми я мог бы с тобой поделиться, — добавил Крайтон, чтобы немного подбодрить ее. — Заходи завтра, и мы все обсудим. А сейчас, — улыбнулся он и достал новую бутылку ликера, — хочешь рюмочку в честь твоего появления на борту?


Глава 16


В приподнятом настроении после пары рюмок ликера Кейт вышла из редакции «Газетт» на залитую солнцем улицу Миди. Наконец-то жизнь начала налаживаться: на вечер было назначено свидание с очаровательным художником, и появились некоторые перспективы с работой. Если все сложится, у нее будут деньги и она сможет продолжить роман. Конечно, Кейт мечтала совсем о другой работе, но для начала… А через некоторое время, возможно, она, как и Крайтон, будет выполнять разные задания одновременно.

— Мадемуазель! — раздался голос за спиной у Кейт, и она подпрыгнула от неожиданности.

Графиня была пугающе хороша в узком черном костюме с черными с золотым ободком пуговицами. Элегантный красный шарф из шелка отлично подходил к ее алым губам и красному лаку на ногтях. Она была в туфлях на высоких каблуках, густые седые волосы, как всегда, уложены в пучок. Вот только перекошенное лицо нельзя было назвать идеальным.

— На минутку, пожалуйста, — позвала она и поманила Кейт к себе.

Та засомневалась. У нее были дела и поважнее, чем исполнять все прихоти заносчивых иностранцев. Кроме того, как близко они будут общаться? Ведь Крайтон так настойчиво угощал ее выпивкой, что она, наверное, вся пропиталась запахом анисового ликера.

— Я приглашаю тебя выпить со мной кофе, — сказала графиня и пронзительно взглянула на Кейт единственным глазом.

Кейт сначала хотела отказаться, но потом уступила. Какого черта! Кофе не только поможет ей протрезветь, но и даст возможность получше рассмотреть этот таинственный дом с закрытыми ставнями. Кроме того, графини не так уж часто приглашают ее пообщаться. Об этом тоже можно будет написать бабушке.

Графиня, величаво кивнув группе пожилых дам, направилась через площадь — ее высокие каблуки стучали по булыжникам, и Кейт последовала за ней. Несмотря на возраст, ноги у этой женщины были идеальной формы — гораздо лучше, чем когда-либо будут у Кейт. Девушка размышляла, с какой целью ее пригласили. Скорее всего, у старухи что-нибудь выпало из сумки, когда она поднимала ее.

Графиня поднялась по ступеням, достала огромный ключ, открыла дверь и жестом пригласила Кейт войти.

Дом оказался совсем не таким, как предполагала Кейт, глядя на его богато украшенный фасад. Она рассчитывала увидеть вытертые за века каменные плиты на полу, а над ними — низкий балочный потолок с поблекшими остатками средневековой росписи. Она представляла себе старые камины, украшенные сверху гербами, вырезанными из камня, и по обеим сторонам от них — кресла, обитые истлевшим дамастовым полотном. Но вместо этого взгляду Кейт предстали белые стены. Легкое фиолетовое свечение придавало внутреннему пространству некоторое сходство с храмом.

Из центра холла вверх вела лестница, но совсем не такая, как можно было ожидать. Вместо деревянной, потемневшей от времени и украшенной резьбой лестницы семнадцатого века вверх уходила спираль из зеленого стекла, похожая на огромное сверло. А на самом верху виднелась стеклянная крыша ярко-синего цвета, на которой резвились и размахивали крыльями красные птицы. Теперь Кейт поняла, откуда струился фиолетовый свет.

— Марк Шагал… — Графиня показала пальцем наверх. — Слышала о нем?

Кейт кивнула, смутно припоминая изображение собак, женихов, невест и коз, летающих в небе над Парижем.

— Он не только писал картины, но и делал витражи. Когда-то мы дружили. Ты заметила остальную мою коллекцию?

Только в этот момент Кейт обратила внимание на картины. Размытое пятно, которое она видела где-то сбоку, разделилось приблизительно на десять полотен, сиявших под специальным освещением, словно драгоценные камни на фоне белых стен. Кейт подошла поближе, чтобы лучше разглядеть их.

Это была современная живопись: женские портреты, большие и маленькие, в разных рамах — судя по всему, работы нескольких художников. Один из них — девушка с красными губами, завитыми желтыми волосами и в ярко-зеленом платье — был выполнен в стиле, который Кейт сразу же узнала.

— Как у Энди Уорхола, — заметила она.

— А это он и есть.

Другая картина — сплошные точки, «облачка» с текстом и яркие цвета — очень напоминала работы в стиле поп-арт пятидесятых годов.

— Рой Лихтенштейн, естественно, — сказала графиня. — А рядом с ней работа Мари Лорансен.

Кейт принялась рассматривать картину — потрясающий портрет. У изображенной на нем женщины было плоское невыразительное лицо, светлые волосы и черные-черные глаза.

— Она очень мила. Кто, вы сказали, ее написал?

Почувствовав запах дыма, Кейт обернулась и увидела, что старуха затягивается сигаретой так, словно от этого зависит ее жизнь. Похоже, в Сен-Жан все злоупотребляют курением.

— Мари Лорансен была подругой Пикассо. Он жил недалеко от Сен-Жан. Знаешь, вверх по побережью, в Жуан-ле-Пен. Это очень известное место. Все знаменитые художники — Ренуар, Леже, Матисс — работали в тех краях.

Кейт кивнула. Этот список был ей уже знаком.

— Выпьем кофе в гостиной, — объявила графиня.

Кейт поднялась за хозяйкой по лестнице, ее шлепанцы скользили по стеклу.

Гостиная, в которую они вошли, оказалась размером со спортивный зал. И, как и в спортивном зале, там был светлый деревянный пол. Кейт заметила два камина минималистичного дизайна — обычные черные прямоугольники в тонких хромированных рамах, вмонтированные в противоположные стены.

Из мебели здесь была лишь пара черных кожаных диванов — они стояли в центре комнаты, спинками друг к другу, как принято в картинных галереях!

— Я не открываю жалюзи, — худая рука графини показала на плотно закрытые окна, — чтобы сохранить картины.

Но не только диваны делали эту комнату похожей на картинную галерею. Все стены занимали картины: в рамах и без, портреты и пейзажи, изображения животных, натюрморты, абстракция и образная живопись, красочные и одноцветные — все они были подсвечены лампами, вмонтированными в белый потолок, и соперничали, притягивая к себе взгляды. У Кейт даже голова заболела от яркого света и обилия красок. Ей очень хотелось обещанного кофе, но, похоже, графиня о нем забыла. Она быстро обходила комнату и, показывая на картины, называла имена художников. Список привел Кейт в замешательство.

— Здесь Гертлер, а это — Нэш, а вот тут Бен Николсон, а это…. — Она вытянула морщинистую руку в сторону одного из каминов. — Эта последняя в моей коллекции. Тебе нравится?

Увидев огромное полотно без рамы, Кейт вытаращила глаза. Портрет обнаженной в полный рост. Из всех возможных женщин в целом мире эта выглядела наиболее отталкивающе. И из всех возможных моделей… неужели это действительно она… графиня?

Откровенно говоря, картина была ужасна. Художник — Кейт попыталась разобрать подпись, но не смогла — намеренно подчеркнул возраст старухи и изобразил ее ужасно худой, с серой кожей и выпирающими костями. Перекошенное лицо, как и худые руки и ноги, было прорисовано очень тщательно. Безжалостный глаз художника не упустил ни единой складки на ее теле. Но самому пристальному вниманию подверглись костлявые колени, высохшая грудь, обвисший живот и — Кейт затаила дыхание — волосы на лобке.

Кейт опустила глаза. Родители готовили ее к любым неожиданностям в жизни, но пить кофе под картиной, на которой изображена обнаженная восьмидесятилетняя аристократка — хозяйка дома?

— Замечательно, правда? — спросила графиня. Она зажгла очередную сигарету и с удовольствием затянулась.

Кейт пробурчала что-то, соглашаясь.

— Тебе нравится мой дом? — неожиданно поинтересовалась графиня.

— Очень.

— Но он не всем по вкусу.

— Мне нравится, — честно призналась Кейт. Большой, тихий и просторный — она впервые такой видела.

— Я люблю свободное пространство, — выразительно произнесла графиня. — Когда, много лет назад, здесь жили мои родители, дом был забит антиквариатом. Отвратительными старыми столами и мрачными портретами. Настоящий склад всякого хлама: гербы, вазы, картины, канделябры, аляповатые маленькие зеркала, часы из золоченой бронзы. Ужасные комоды с росписью, прогнившие стулья, на которые невозможно было сесть, кровати с балдахином на четырех стойках, в которых невозможно было спать из-за боязни, что тебя вот-вот зарежут.

Кейт улыбнулась.

— И что со всем этим случилось?

— Естественно, я избавилась от этой мебели, которая просто гнила и собирала пыль. Я не хотела жить в такой обстановке и все продала. Моей семье это не очень понравилось, но я сказала, что дом завещан мне, а не им, и я могу делать здесь все, что вздумается. А мне нужно было место, чтобы развесить картины, которые я собирала столько лет. — Графиня сделала паузу и взяла очередную сигарету. — Мне не нужна мебель. Для чего она, когда есть такие картины? Если подумать, больше вообще ничего не нужно.

«Это ты так считаешь», — подумала Кейт. Сейчас ей смертельно хотелось кофе.

— Мне очень нравится Англия, — вдруг заявила графиня.

— Вы бывали там?

— Неоднократно.

И старуха засыпала Кейт вопросами о ее прошлом и о жизни в Англии. Девушка отвечала осторожно, не желая, чтобы графиня, услышав подробности о «Мокери», наморщила свой аристократический нос. Она старательно уходила от ответов и пыталась представить свою работу как благородную журналистскую миссию в небольшом, празднично украшенном городке, какие часто изображают на коробках со сливочной помадкой.

Графиня сделала паузу в «допросе» и снова закурила.

— А чем ты планируешь заниматься в Сен-Жан?

«Хороший вопрос», — подумала Кейт и постаралась не встречаться с ней взглядом.

— Я слышала, что ты писательница, — осторожно произнесла графиня.

— Да. Но откуда вы узнали?

— Что ты пишешь?

— Романы. То есть роман.

— И тебе хватает на жизнь?

Кейт смутилась.

— Я работаю еще в нескольких местах, — угрюмо ответила она.

— Где?

— Внештатным сотрудником в «Ривьера газетт».

— В «Ривьера газетт»! — Потону графини было понятно, что она не питает большого уважения к печатному органу, который возглавляет Крайтон.

Они замолчали. Старуха пересекла комнату и принялась снова рассматривать свой портрет над камином.

— Я пригласила тебя сюда с конкретной целью… — Она так быстро повернулась, что Кейт вздрогнула. — Хочу предложить тебе работу. На несколько часов, чтобы оставалось время писать.

Кейт уставилась на нее. Она не ожидала услышать ничего подобного.

— Вот это да! Как… здорово!

— Я еще не сказала, что именно предлагаю. Это не очень-то приятное занятие. Мне нужна уборщица. Справишься?

Кейт усмехнулась. Справится ли она? Известковый налет с кранов можно убрать с помощью уксуса и зубной щетки. А если разрезанной картофелиной потереть подпалины на ковре, они исчезнут. Разве она не прошла курс обучения в «академии чистоты» в «Витс-энд» — самом передовом учебном заведении такого типа во всем мире? Выпускники этой «академии» так хорошо убирают грязь и наводят чистоту, что даже самые пытливые и вечно недовольные аристократы не найдут к чему придраться! Пусть даже иногда главные дамы «академии» — мама и бабушка — находят некоторые забытые вещи, как, например, незаконченный роман, которые тоже следовало бы убрать.

— Да, я справлюсь.

— Отлично. В этом доме много комнат, и я уже не успеваю, как раньше, бороться с пылью. И остается очень много грязи.

Кейт внимательно посмотрела по сторонам. Мебели почти нет — на то, чтобы протереть пыль, хватило бы и нескольких минут.

— Нет проблем. Я с удовольствием все сделаю. Спасибо.

— Я слышала, тебе нужна работа, — резко сказала старуха. — Ты помогла мне, когда я упала. Как говорят англичане, долг платежом красен.

Но откуда она узнала? Неужели Форель ей рассказала? Она не могла не слышать ее разговора в баре. Или это был кто-то другой?

После того как они обсудили время работы и оплату — вполне щедрую, — графиня проводила ее к выходу. На лестнице Кейт обернулась:

— Гм… спасибо…

Но дверь уже захлопнулась.

Кейт шла по площади очень довольная собой, что бывало редко. Что ж, она действительно молодец! Утром, когда она проснулась, у нее не было никакой работы, а теперь их целых две. Благодаря бабушкиным деньгам она сможет вполне комфортно жить и сосредоточиться на романе. Эта мысль была так приятна, что Кейт даже рискнула улыбнуться пяти пожилым дамам, сидевшим на выступе стены перед арками. Они насмешливо посмотрели на нее и склонили головы в знак приветствия.

Часы на церковной башне пробили половину шестого. Кейт радостно взглянула на черно-белый циферблат. Теперь у нее была работа, а через полчаса состоится свидание с Фабьеном. Ей показалось, что легкий ветерок уносит ее сердце ввысь как воздушный шарик. С финансами все более или менее наладилось, а впереди ее ждали изысканные коктейли. Похоже, этот день оказался для нее счастливым.

Кейт стояла перед зеркалом и сражалась с волосами, пытаясь привести себя в порядок, но отражение в зеркале не радовало ее. В этот момент в дверь постучали.

— Войдите, — пробормотала Кейт, зажав в зубах заколки, и в панике взглянула на часы. Без десяти шесть, а она еще не одета и макияж сделан всего лишь наполовину.

Дверь отворилась, и в комнату заглянула Селйя.

— О-о-о! Дорогая, ты куда-то собралась?

— Гм… да…

Увидев подругу, Кейт совсем разочаровалась в своей внешности. Глаза Селии сияли, волосы блестели, и вся она излучала безграничный оптимизм, как в жизнеутверждающей рекламе шампуня. Она стремительно вошла в номер и упала на кровать.

— Счастливая, я тебе завидую.

— Зато у тебя есть Кен с Хай-стрит, — заметила Кейт и напряглась. Понятно, что за тридцать минут невозможно привести себя в порядок полностью, с ног до головы, но она надеялась — до этого самого момента — провести хотя бы десять минут наедине с косметичкой.

— Иногда да, но он с головой погружается в свои поиски. Его постоянно нет, вот и сейчас неизвестно, где он. Ты же знаешь, какой он… себе на уме. — Селия снисходительно улыбнулась.

— Селия, прости, но… — Без десяти шесть, а у нее еще не накрашен один глаз и губы. К тому же нужно выбрать что-то наиболее подходящее из мятой и немного влажной одежды. Кейт умоляюще посмотрела на подругу.

— С кем это ты идешь? — подозрительно спросила Селия, и на ее лицо набежала тень. — Случайно, не с этим придурком, твоим бывшим?

— Нет. — Внезапно испугавшись, Кейт уставилась на свое отражение. То огромное черное пятно у нее на лбу или на зеркале? — Это один человек, с которым я познакомилась здесь, в деревне.

— Серьезно?

— Да, и, честно говоря, — Кейт взглянула на одежду, поверх которой развалилась Селия, — я пытаюсь собраться и…

— Да-да, дорогая, но у меня есть кое-какие новости, — перебила ее подруга. — Ты ни за что не догадаешься, чем я занималась все это время. Просто не сможешь, и поэтому я сама расскажу тебе. Я искала нам работу!

— Работу? — Рука Кейт, сжимавшая щеточку от туши, задрожала.

— И нашла превосходное занятие для нас обеих, — радостно улыбаясь, сообщила Селия.

Кейт испуганно закусила нижнюю губу.

— Не хочешь спросить, какое именно?

«Больше всего меня интересует, — подумала Кейт, — как сообщить ей новость, что у меня уже есть две работы и третья совсем не нужна».

— Гм…

— Отлично, слушай. Барменша и официантка.

— Селия, дело в том…

— Работать здесь! — Селия радостно заколотила ладонями по простыне.

— Здесь? — удивилась Кейт. — В «Фолти-турс»? Да ты шутишь!

Ее подруга села на кровати.

— Нет, дорогая. Я говорила со стариком, с Пэппи. Помнишь, это в него Николь кидалась кувшинами.

Кейт кивнула. Подумав про Николь, она сразу же вспомнила Фабьена. Когда она видела их вместе в последний раз, черноволосая красотка тоже кидалась, только на Фабьена.

— Мы будем работать вместо Николь, — гордо сообщила Селия.

— Что… мы вдвоем?

— Я сказала Пэппи, что он может разделить одну зарплату на двоих, поскольку нам обеим нужна работа. Не могу сказать, что он сразу же ухватился за мое предложение, но ведь он такой старый, бедняга…

— Гм… — От неожиданности Кейт открыла рот.

— Дорогая, я знала, что ты это скажешь, но просто выслушай меня, хорошо? Это место — настоящая золотая жила. Как только мы возьмемся задело, старый «Фолти-турс» уже никогда не будет прежним.

Кейт по-прежнему сомневалась.

— Им требуется лишь небольшая помощь, — уговаривала Селия. — Ведь здесь есть все, что нужно для успеха. Во-первых, хорошая еда.

— Ну да. — Кейт пришлось признать, что это правда.

— И расположение просто замечательное — в самом центре деревни. А этот невероятный старинный интерьер бара…

— Если ты имеешь в виду, что его не меняли с семнадцатого века…

Селия махнула рукой.

— Ты никогда не слышала про потертый шик?

Слышала ли она? Кейт недовольно взглянула на свое отражение в зеркальной двери шкафа. Это ведь про нее.

— Люди в Найтсбридже платят дизайнерам целое состояние, чтобы их дома выглядели точно так же, как бар внизу.

«И делают огромную глупость», — подумала Кейт. Где-то в подсознании у нее мелькнул образ Марка де Прованса.

— Кроме того, нельзя забывать про галереи снаружи. Арки, проходы, романтичные тенистые уголки. Все это создает потрясающую атмосферу!

— Да-а! — И Форель тоже вписывается в эту атмосферу.

— У этого ресторана огромный потенциал! — восторженно говорила Селия. — Если бы он выглядел чуть более привлекательно, от посетителей отбоя бы не было.

— Вот именно что «если»!

Минутная стрелка на часах Кейт приближалась к шести.

— Поэтому, когда мы начнем работать на улице, нужно будет привести там все в порядок. Положить на столы клетчатые скатерти, поставить свечи, цветы и все в таком роде. Мы даже могли бы, — хитро добавила она, — иногда улыбаться. У нас все получится. Мы составим идеальную пару. Как Тельма и Луиза, только в ресторанном бизнесе.

Кейт начинала ощущать все больший дискомфорт.

— Ты все это серьезно?

— Естественно. Если я хочу остаться здесь, мне нужна работа. Господь свидетель — в Лондоне меня ничто не ждет. Кроме, конечно, адвоката, который высосет из меня все соки. И тебе нужна работа, правильно?

— Гм… — Кейт еще больше напряглась.

Фабьен, наверное, уже ждал ее на площади.

— Я так старалась, уговаривая месье Валлонверта! — В голосе Селии послышались предостерегающие нотки.

— Какого месье? — Кейт никогда не приходило в голову, что у сумасшедшей семейки хозяев отеля может быть нормальная фамилия.

— Месье Валлонверт. Пэппи. Сначала его это не особо заинтересовало. Пока я не сказала ему, что мы обе хорошо говорим по-французски и у тебя большой опыт работы в ресторане.

— Селия, послушай, я не уверена…

— Но ты ведь рассказывала, когда мы сидели в кафе в аэропорту… — Селия с осуждением уставилась на нее, широко распахнув глаза. — Как тебе удавалось справиться со всем в «Ограблении по-итальянски», правильно?

— Ну да.

— И как ты умеешь обращаться со всевозможными типами машин по приготовлению капуччино.

Глаза Кейт засверкали.

— Я никогда такого не говорила!

Владельцы «Ограбления по-итальянски» всеми способами стремились сократить расходы, и больше всего это касалось горячих напитков. Честно говоря, у них вообще не было кофе-машины. Чтобы приготовить капуччино, в чашку с растворимым кофе со сливками вставляли соломинку (единственную, имевшуюся для этих целей) и дули в нее, пока не образовывалась пена. А еще они частенько добавляли в кофе питьевую соду.

Селия пожала плечами:

— Ну да, артистический талант.

— Безусловно.

— Но ты согласна, что это хорошая идея?

— Честно говоря… — Кейт слышала, как часы на башне пробили шесть. У нее не было времени спорить.

— А еще мы сможем переманить клиентов из кафе напротив, — продолжила уговоры Селия. — Люди ходят туда только потому, что у них нет выбора. Разве тебе не будет приятно увидеть, как этот грубиян растеряет всех своих клиентов?

— Конечно, будет… Но…

— Что «но»?

Но ей не нужно три работы. Тогда у нее будет не только неприятная, тяжелая работа, но и совсем не останется времени писать.

— Значит, ты согласна, что мы могли бы все здесь изменить?

Кейт в ужасе посмотрела на часы, а потом изнеможенно взглянула на подругу:

— Я согласна, что в принципе это возможно. Ладно, Селия, черт с тобой, ты победила… Я тебя поддержу. С радостью.

Селия захлопала в ладоши:

— Замечательно, дорогая! Но ты точно уверена? — Она внимательно посмотрела на Кейт. — Мне очень не хотелось бы силой заставлять тебя делать что-то, чего ты не хочешь.

— Нет, ты не заставляешь, — сказала Кейт. — Я не смогла бы придумать ничего лучше. Но, извини, мне действительно пора идти.


Глава 17


Кейт выбежала на площадь и с возмущением обнаружила, что не было нужды переживать и торопиться, так и не закончив макияж. Фабьена нигде не было видно. Вокруг бегали дети, лаяли собаки, из окон выглядывали люди, кто-то прогуливался в лучах вечернего солнца. Но среди них не было того, с кем она должна была встретиться сегодня.

Неужели из этого автомобиля ей кто-то сигналит? Кейт прикрыла глаза рукой и сердито посмотрела на водителя. Он поднял загорелую руку с руля, обтянутого белой кожей, и помахал ей.

— Кейт!

— Фабьен?

Ее удивило, что у бедного художника вдруг оказалась машина. К тому же это был красивый светло-голубой антикварный «мерседес»-кабриолет с белыми полосами на шинах.

— Садись. — Фабьен наклонился и открыл длинную сверкающую дверь.

Кейт поймала свое отражение в боковом зеркале. В итоге она собрала волосы в хвост в надежде, что это будет выглядеть просто и элегантно, и надела очки от солнца, чтобы они скрыли то, что не удалось исправить нанесенному второпях макияжу. Стекла очков были исцарапаны, а одна дужка держалась на согнутой скрепке для бумаг. Их вряд ли можно было назвать атрибутом сладкой жизни. Тем не менее Кейт с удовольствием уселась на низкое кожаное кресло кремового цвета.

— Какая потрясающая машина! Я и не подозревала, что… — Она остановилась, поняв, что ее замечание могло бы прозвучать нетактично.

— Что бедный художник может ездить на такой? — На лице Фабьена, скрытом за темными очками, появилась широкая улыбка. — Честно говоря, она не моя. Так, одолжил у одного друга.

Кейт задумалась, кто бы это мог быть. Судя по всему, у Фабьена есть несколько богатых друзей.

— Она просто великолепна!

И сам Фабьен тоже выглядел великолепно — он явно очень постарался. Влажные волосы приглажены, на рубашке заметны следы знакомства, хотя и недолгого, с утюгом. Ярко-розовый цвет рубашки сочетался с темным загаром на его сильных руках, а очки от солнца подчеркивали тонкие черты лица. Фабьен был настолько худым, словно никогда не ел, и все же это было ему к лицу. Художники и должны быть такими. Сам род занятий располагает к этому: горящие глаза, работа среди ночи, созидательная энергия. Кейт даже представить себе не могла толстого художника.

— Готова? — «Мерседес» уже ехал через площадь мимо старых дам, пристально разглядывавших их и что-то бормотавших. И еще кто-то показался из-за поворота. Фабьен громко поздоровался, а Кейт подняла глаза и встретилась взглядом с Николь. В какое-то мгновение она решила, что девушка сейчас запрыгнет в машину и расцарапает ей лицо, но, возможно, ей просто показалось.

— Николь выглядит очень недовольной, — заметила Кейт как бы между прочим.

Фабьен лавировал в толпе пешеходов на улице Миди. Люди даже не подозревали, что сзади машина, пока «мерседес» не подъезжал вплотную. Вот тогда они подпрыгивали, расступались, как воды Красного моря, и смотрели на кабриолет и сидящих в нем со смесью презрения и восхищения.

— И что? — Теперь они уже выезжали из деревни по крутой, выложенной булыжником, улице.

— Николь недовольна; мне даже показалось, что она в ярости.

— Она постоянно злится. Ты слышала, как она ушла из отеля «Де тур»? Разгромила весь бар! Дала пощечину хозяину!

— Я при этом присутствовала…

«Более того, — застонала Кейт про себя, — я ее заменяю».

Неужели Николь так злит то, что на ее место взяли двух англичанок? Вряд ли, если вспомнить, с каким скандалом она покинула бар. И все же, как пылкая уроженка средиземноморской страны, эта девушка вряд ли отличается рассудительностью. Естественно, когда она увидела Фабьена вместе с Кейт, последнюю каплю в эту гремучую смесь могла добавить ревность.

— Не переживай из-за Николь, — сказал Фабьен, — она просто не в себе. И любит все драматизировать.

Они уже спустились с холма и выехали из деревни. Кейт сразу же обратила внимание на ряд рекламных щитов вдоль дороги с объявлениями о продаже эксклюзивной недвижимости.

— Что это? — спросила она Фабьена.

— Это? — Он повернул голову и ухмыльнулся: — «Ле Жардин де Лавабо».

— «Ле Жардин де…» — Она нахмурилась. — «Лавабо» — это же «туалет». «Туалетные сады»?

Фабьен, который снова смотрел на дорогу, захихикал:

— На самом деле поселок называется «Ле Жардин де ла Лаванд» — «Лавандовые сады». Но здесь возникли какие-то проблемы с трубами, особенно с канализацией. — Он притормозил. — Принюхайся.

Кейт втянула в себя воздух. Над дорогой висел едкий серный запах.

— Ужас.

— Теплыми вечерами, как сейчас, воняет особенно сильно. Как раз в то время, когда все жители могли бы выходить из дома в сад.

Они как раз проезжали мимо рекламных щитов, и Кейт принялась разглядывать огромные фотографии особняков с описанием всех прелестей жизни в «Ле Жардин де Лавабо». Несмотря на постоянно повторявшуюся фразу об «индивидуальном эксклюзивном проекте», все дома были очень похожи друг на друга. Большие коробки с огромными эркерными окнами. К каждому дому вела извилистая подъездная дорожка из желтого кирпича. Вместе все это производило ужасное впечатление. Но больше всего Кейт потрясло сходство этого поселка со Слэк-Палисэйдс. Она даже подумала, что их вполне можно было бы назвать братьями-близнецами.

— Кто здесь живет?

— Никто.

— Никто?!

Фабьен покачал головой. Поток ветра над лобовым стеклом раздувал его приглаженные волосы.

— Только сам застройщик и его жена. У них большие трудности с продажей этих домов.

— Из-за запаха?

Он кивнул:

— Есть еще некоторые скользкие моменты. Поселок построен на земле, которая считалась особо охраняемой. Он подкупил плановое бюро городского совета. По крайней мере все об этом говорят.

Кейт разинула рот от удивления. Это все больше напоминало ей историю со Слэк-Палисэйдс. Может быть, и у Фреи Огден есть французский двойник, митингующий с транспарантом где-то рядом? Или существует копия миссис Хардстоуп?

И тут она кое-что вспомнила. Слова Фабьена на приеме на мысе Ферра. Она представила себе агрессивного магната с жирными волосами, стоявшего рядом с Шампань де Вайн. Того, кто устраивал покерные вечеринки.

— А это не тот поселок, который построил Марти — как там его? — Сен-Пьер?

— Тот самый.

Блестящий голубой «мерседес» летел вперед. «Вот это настоящая жизнь!» — думала Кейт. Тот самый шик юга Франции, о котором она так мечтала, но пока ей не удалось ощутить его в полной мере. Солнце обжигало лицо, но легкий ветерок, проникавший за лобовое стекло кабриолета, тут же охлаждал его. Кейт откинулась на кожаное сиденье, положила руку на дверь и улыбнулась себе в боковое зеркало.

Они уже выехали на прибрежную дорогу. Машина неслась вдоль блестящей голубой глади, и Кейт рассматривала пляжи, уставленные зонтиками и вагончиками с прохладительными напитками и заполненные мужчинами в плавках «танга» и женщинами в бикини.

Указатели вдоль дороги заставляли сердце девушки биться сильнее: Антиб, Канны, Сен-Тропе. В противоположном направлении находились Ницца, Монако и Монте-Карло. Как это не похоже на таблички с названиями городов, в которых обязательно присутствует слово «Слэк»: Слэк-Топ, Слэк-Боттом и Слэкмаклетуэйт!

— Куда мы едем? — спросила она Фабьена.

— Кричать совсем не обязательно.

Это точно. Кейт всегда считала, что в кабриолете ветер сдувает с сидений, и никак не ожидала, что здесь можно спокойно разговаривать.

— Все равно это сюрприз, — добавил он.

Они свернули на указателе «Антиб» и поехали через гавань. Кейт завороженно смотрела на воду, напоминающую разлитое жидкое серебро, — в ней отражался целый лес яхтенных мачт.

— Я никогда раньше не видела море такого цвета, — вздохнула она. Честно говоря, она вообще не так уж часто видела море — не больше одного раза в год. Слэкмаклетуэйт располагался таким образом, что был одним из самых удаленных от воды мест на всех Британских островах. Среди детских воспоминаний Кейт было северное побережье и море — тонкая коричневая полоска вдалеке, на горизонте грязно-зеленого цвета. На таком вот «море» она, мама и — иногда — бабушка пытались незаметно, обернувшись полотенцами, надеть или снять купальники, но этим только привлекали к себе внимание.

— Антиб известен своим цветом моря, — объяснил Фабьен, вернув ее назад — в яркое и жаркое настоящее. — Именно поэтому многие художники предпочитали работать здесь.

Кейт кивнула, вспомнив о картинах в доме графини. Глядя на ряды больших сияющих яхт, белые борта которых поднимались из серебристой воды к голубому небу, она вспомнила «Жиголо с севера» и пожалела, что не взяла с собой блокнот. Палубы этих яхт словно были созданы для того, чтобы на них лежали, скучая, богатые дамы средних лет с блестящей от лосьона кожей. Легкая — или, скорее, уже ощипанная — добыча для какого-нибудь красивого и меркантильного парня вроде Марка. И сейчас Кейт заметила одну такую даму и принялась разглядывать ее, стараясь запомнить все детали. Синий купальник, волосы такого золотисто-каштанового оттенка, что нельзя было понять — блондинка она или брюнетка.

— Кроссовки, — сказал Фабьен.

— Что?

— Эти яхты. Они похожи на огромные кроссовки. Тебе не кажется?

Кейт уже собиралась сказать «нет», но потом поняла, что он прав. Большие суда из белого пластика, квадратные сзади и суживающиеся к носу, с обтекателями и выпуклыми иллюминаторами по бокам — яхты были очень похожи на современную спортивную обувь.

Что касается внутренних помещений — насколько Кейт удалось рассмотреть через иллюминаторы, — в отделке салонов для отдыха в основном преобладали медь и тиковое дерево. Почти везде висели картины в позолоченных рамах с изображением цветов или букетов, в основном из желтых гвоздик. На задниках «кроссовок» закругленными буквами были выведены названия: «Пей до дна!», «Корму вперед!», «О'кей!». Судя по всему, у их хозяев денег было гораздо больше, чем вкуса. И все же Кейт не отказалась бы прокатиться на такой яхте. Конечно, исключительно с исследовательскими целями.

Они медленно ехали через порт. Прогуливающиеся по набережной разодетые парочки оценивающе оглядывали окружающих и ловили на себе такие же взгляды. Расслабленные элегантные мужчины в мокасинах на босу ногу и женщины, у которых золото блестело в ушах, на каблуках и на сумках, искали, где бы поужинать. Здесь были и похожие на матросов смуглые личности с кудрявыми волосами и австралийским акцентом; крупные немцы с розовой кожей и бледные британцы; симпатичные местные подростки, высокие и загорелые. Кейт заметила, что многие женщины смотрели на Фабьена с интересом.

Выехав из порта, они свернули под арку и оказались в красивом старом городе.

— Здесь работал Пикассо, — сказал Фабьен, показывая вверх на крепостные стены из светлого камня, где на вечном посту стояли статуи воинов, устало вглядывавшихся в морскую даль. — Он использовал Шато д'Антиб как студию.

— Счастливый, — сказала Кейт. Как место работы эта крепость за толстыми стенами выглядела очень даже романтично. И уж точно отличалась от фабрики нижнего белья.

— Местным тоже повезло. Он ведь оставил там много картин.

Тенистые галереи, улицы, вымощенные булыжником, и ряды живописных домиков с плотно закрытыми ставнями закончились, и «мерседес» выехал на прибрежную дорогу, по обеим сторонам которой возвышались дома с шикарными апартаментами. Перед входом в красивые, отполированные до блеска холлы лежали ковры и возвышались красные навесы. Кейт подумала, что в такой обстановке, даже просто возвращаясь домой с покупками, легко представить, что идешь на церемонию вручения «Оскара».

— Некоторые двери здесь позолочены специально для того, чтобы гармонировать с зубами жильцов, — сухо заметил Фабьен.

Машина летела по новому черному асфальту. Казалось, что под колесами покрытие из бархата. Теперь они ехали мимо высоких заборов и крепких ворот с пиками наверху, за которыми изредка можно было разглядеть огромные, кремового цвета виллы в стиле бель-эпок с фасадами, богато украшенными лепниной, балконами и закрытыми жалюзи на окнах.

— Вот это да! — вздохнула Кейт. — Кажется, я чувствую запах денег!

— Люди здесь живут как боги, — заметил Фабьен. — Эти дома — одни из самых дорогих в мире.

— Мы снова вернулись на мыс Ферра? — спросила Кейт. Она оглядывалась по сторонам в поисках розовой виллы, где начались все ее неприятности. Или — она украдкой взглянула на Фабьена — закончились?

— Нет, но ты права, они действительно очень похожи. Это мыс Антиб, где живут звезды. Те, у которых нет дома на мысе Ферра.

— И кто же здесь живет? — Об этом она тоже смогла бы написать бабушке, если хватит времени — ведь так много других новостей! Графиня, работа с Селией и, конечно же, незабываемый вечер, прогулка по побережью и «мерседес» Фабьена, в котором она чувствовала себя частью этого волшебного мира.

— Звезды? Назови любого. — Фабьен пожал плечами. — Кого здесь только не было. Королевские особы, киноактеры, художники, писатели… А вон там пляж де ла Гаруп, — добавил он, кивнув в сторону промелькнувшего указателя, — который Фипджеральд упоминал в романе «Ночь нежна».

— Мы туда направляемся?

— Нет, там весь берег поделен между ресторанами и атмосфера уже совсем не та. Если, конечно, тебе не нравится наблюдать за толпами людей, жующих салат «Нисуаз» и с жадностью пьющих шампанское по тысяче евро за бутылку.

Кейт немедленно захотелось увидеть все собственными глазами. Она считала, что в этом тоже была определенная атмосфера. И отличный материал для ее романа. Она испугалась, что пропустит что-то важное.

— Поверь мне, — Фабьен взглянул на нее, — там, куда я тебя везу, гораздо интереснее.

И они поехали дальше. Виллы как будто увеличились в размерах и стали еще красивее и изысканнее, пальмы — толще, а дороги — ровнее и тенистее. Кейт пыталась разглядеть хоть что-нибудь за воротами и подъездными аллеями, но машина шла на очень высокой скорости. Повернувшись, чтобы заглянуть в щель в одном особо заметном заборе, Кейт заметила, что их догоняет черный блестящий лимузин.

— Черт, — тихо выругался Фабьен, взглянув в зеркало заднего вида, — боттом-снифер.

— Кто?

— Так мы называем водителей, которые подъезжают практически вплотную и вынуждают увеличить скорость. Во Франции такое часто встречается, а в этих местах особенно. На Лазурном берегу масса самовлюбленных придурков!

— Это же ужасно! — Кейт это совсем не понравилось. — А если за рулем новичок или пожилой человек, да мало ли что?

— Ты права.

Лимузин приблизился, и, когда Фабьен взглянул на Кейт, его глаза заблестели.

— Но не переживай, я знаю способ, как с ними бороться. Держись крепче!

Она ожидала, что Фабьен свернет с дороги, но он протянул руку и дернул за рычаг под ее креслом. Девушка ахнула, поняв, что лежит на спине, а ее подбородок расположен на уровне приборной доски. А потом Фабьен, продолжая вести машину, опустил и свое сиденье, но его руки по-прежнему крепко держали руль.

Лимузин отчаянно засигналил.

— Это всегда приводит их в ярость, — фыркнул Фабьен. — Сзади кажется, что за рулем никого нет.

— Но это ведь правда! — испуганно вскрикнула Кейт. — Ты ведь не видишь, куда едешь.

— Не волнуйся, это всего на несколько секунд…

Но, судя по часам Кейт, прошла почти минута, прежде чем Фабьен наконец решил, что, как он выразился, они достаточно сократили жизнь водителю лимузина. Он свернул в боковую улицу. Недовольно сигналя, большой черный автомобиль пронесся мимо. Кейт показалось, что из машины на них в ужасе посмотрел человек с бородой.

Они продолжали ехать с прежней скоростью. Снова сидя прямо, Кейт вглядывалась в нежно-голубое море и бархатное синее небо, на котором уже появлялись звезды. Высоко-высоко ждал своей очереди хрупкий диск луны.

Неожиданно Фабьен притормозил, и «мерседес» въехал в высокие железные ворота. В конце широкой заасфальтированной подъездной аллеи показался небольшой замок светло-серого цвета, обсаженный деревьями с темно-зелеными кронами. Широкие ступени вели к стеклянному входу, сияющему огнями.

— Вот мы и на месте, — буднично произнес Фабьен. — Отель «Дю рок».

Кейт уставилась на него, широко распахнув глаза:

— Это отель? А похож на дворец.

— В некотором роде так и есть. Когда ты приезжаешь, они стирают и гладят всю твою одежду, а потом возвращают, завернутую в тонкую бумагу. К каждому номеру приставлен слуга, который будит тебя утром, собирает с пола все вещи и наливает ванну с ароматическими добавками. Потом даже вытираться не нужно — они раскладывают на кресле рядом с ванной большое пушистое полотенце, поэтому нужно лишь выбраться из воды и сесть.

— Как в раю! — вздохнула Кейт. И как не похоже на жизнь в ее родном «Фолти-турс»!

— Bonsoir, Hubert![25]

Кейт потрясло, что Фабьен поздоровался со швейцаром в серой униформе, который поспешил открыть дверцу «мерседеса», чтобы выпустить ее.

— Они паркуют машины гостей в подземном гараже, — сказал Фабьен. — Старший менеджер считает, что, оставаясь у входа, они портят эстетику этого места.

— Неужели? Даже такие шикарные, как твоя?

— Можешь мне поверить, в гараже он окажется самым дешевым. Хотя, возможно, и самым красивым. — Фабьен посмотрел в зеркало на приближающийся ко входу яично-желтый «феррари», за рулем которого сидел маленький лысеющий человек. — Но он станет еще лучше, когда мы вернемся. Дело в том, что машины здесь тоже моют.

Юбер сел в «мерседес» и уехал. Поднявшись вслед за Фабьеном по ступеням, Кейт оказалась в залитом золотым светом холле с мраморным полом и одновременно пришла в восторги испугалась. Все проходившие мимо нее люди выглядели состоятельными и уверенными в себе. Кейт подумала, что их прически смотрятся так, словно каждый волосок мыли и сушили отдельно.

— Ты часто бываешь в этом отеле? — удивленно поинтересовалась она.

— Моя мать останавливается здесь, когда приезжает навестить. Именно поэтому я бедный художник.

— Как это? Ты платишь за нее?

— Нет, но она обожает пить коктейли в роскошных барах. А теперь и я пристрастился.

Кейт доводилась слышать всяческие жалобы на матерей, но эта была самая утонченная.

— Должно быть, твоя мать очень эффектная дама. Фабьен не отрицал этого.

— Но я сильно ее разочаровал. Она хотела, чтобы я остался в Париже на фондовой бирже и хорошо зарабатывал. Узнав о моем решении стать художником, мама пришла в ужас.

Фабьен вел ее через холл, и Кейт, оглядываясь по сторонам, старалась хорошенько все рассмотреть: белые диваны, высокие потолки с лепниной, огромные лампы с гофрированными абажурами и блестящую барную стойку, где бармены в белых пиджаках смешивали и разливали напитки. Они прошли мимо больших, ярко освещенных витрин, заполненных туфлями и бриллиантами, и снова оказались на улице.

— Кейт, посмотри, какой потрясающий вид!

Она поняла, что они вышли в сад за отелем, — правда, такого ей еще видеть не приходилось. Они стояли на верхней площадке широкой лестницы—двойника той, по которой поднимались в отель. У ее подножия начиналась аллея — широкая, как взлетно-посадочная полоса, — она вела через изумрудные луга к искрящейся глади моря. Над водой возвышались голубые неровные скалы потрясающей красоты.

— Эстерель, — сказал Фабьен, — небольшой горный хребет справа от Канн.

— Как в раю! — еле слышно пробормотала Кейт.

— Но люди здесь далеко не ангелы, — прошептал Фабьен, выводя ее на заставленную столиками террасу с белым навесом. — Это еще одна причина, почему мне здесь нравится. Можно почерпнуть массу новых идей для картин. Что-нибудь выпьешь?

— Пожалуй, да.

Они сели за столик, и все присутствующие в баре тут же повернули головы в их сторону.

— Все они надеются, что следующим сюда войдет Джордж Клуни, — тихо сказал Фабьен, — или Элизабет Херли. Ведь по время кинофестиваля они живут здесь.

— Правда? И сейчас тоже?

Фабьен равнодушно пожал плечами:

— Они мне не интересны. Мне нравятся, — хитро прошептал он и близко наклонился к ней, — неизвестные люди, которые приходят в такое место. Странные пары, когда невозможно догадаться, что удерживает их вместе. То есть догадаться, конечно, можно, потому что обычно это две стандартные причины.

Кейт огляделась по сторонам. Тучный мужчина лет шестидесяти внимательно смотрел на девушку, похожую на молоденькую боснийскую поп-певицу, которая пила какой-то шипучий ярко-розовый коктейль. За другим столиком рядом с пожилым, явно богатым мужчиной сидела — со скучающим видом уставившись на деревянную шахматную доску — девушка, похожая на Лорен Хаттон.

— Какие именно? — поинтересовалась Кейт.

— Секс и деньги, естественно. — Фабьен взглядом показал ей на пару, сидевшую перед ними.

Стильный молодой человек с тщательно взъерошенными светлыми волосами пил шампанское в компании женщины с внешностью постаревшей Бетт Дэвис. Кейт завороженно смотрела на ее нарисованные брови, красные губы, яркие румяна и чрезвычайно худые ноги в туфлях на невероятно высоких каблуках.

— Это его бабушка? — с сомнением прошептала она.

Фабьен покачал головой.

— Ты думаешь, он жиголо? — Кейт пришлось сдерживаться, чтобы говорить тихо. Это же реальный прототип ее героя! Она принялась разглядывать его, подмечая каждую деталь: очень тихая, отрывистая речь, гладкое лицо и льстивая, отсутствующая улыбка и холодный взгляд.

Официант в белом пиджаке загородил его от Кейт.

— Месье, как обычно? — почтительно обратился он к Фабьену.

— Да, пожалуйста, Антуан.

— А мадам?

— Я буду то же самое.

Официант вернулся с подносом и принялся расставлять на столе блюдца с оливками, орехами и солеными крекерами—в таком количестве, что ими можно было бы накормить небольшую компанию.

Оказалось, что обычно Фабьен заказывает большой, с огромным количеством пузырьков коктейль с шампанским в высоком запотевшем бокале с тонкой полоской лимона сверху.

Кейт сделала глоток и почувствовала, как крепкий холодный напиток, словно бомба, разрывает желудок.

— Вот это да! Он сбивает с ног не хуже Бэкхема.

Она подняла бокал, глядя сквозь стекло с каплями влаги на золотое вечернее небо. А потом, откинувшись на белые подушки, вдохнула аромат трав, моря и духов, смешанный с запахом шика и богатства, который витал здесь повсеместно.

— Вот видишь? — Фабьен с удовольствием закурил. — На Ривьере есть не только кафе «Де ла пляс»… В чем дело?..

Кейт в шоке разинула рот.

Боснийская поп-певица и ее пожилой друг встали и ушли, весело смеясь, и к столику провели другую пару. Сердитый мужчина, одетый во все черное, очень маленький и толстый, с жирными седыми волосами, и хрупкая блондинка. Кейт тут же поняла, кто именно ехал за ними в черном лимузине, — киномагнат, организатор покерных вечеринок и хозяин элитной недвижимости, которая не пользовалась спросом. На террасу вошел Марти Сен-Пьер. Судя по всему, он был в ярости. Похоже, с Питером Хардстоуном его роднили не только неудачные вложения в недвижимость, но и отвратительный характер.

И на этом сходство не заканчивалось. Жена Сен-Пьера при ближайшем рассмотрении оказалась очень похожей на миссис Хардстоун. Судя по всему, она тоже прослушала полный курс «школы молодящихся старушек». На лице у нее был толстый слой макияжа, светлые волосы блестели — над ними явно потрудился дорогой специалист по окраске волос. Beроятно, лет двадцать назад она была очень хорошенькой — изящной и с большими глазами, но время и земное притяжение смягчили овал лица и еще сильнее скосили ничем не примечательный подбородок. На ее пальцах с ярким маникюром блестели бриллианты, дизайнерские джинсы сидели низко на бедрах, а на футболке блестящими кристаллами было выложено слово «Попбитч». Ансамбль завершал крошечный джинсовый пиджак.

К ним тут же подбежал официант.

— Вы будете ужинать сегодня, месье Сен-Пьер? — Кейт показалось, что он был бы счастлив услышать отрицательный ответ.

— Да, — прорычал толстяк, жуя сигару размером с небольшое дерево.

— Не хотите ли взглянуть на меню?

— Нет, черт возьми. Ты вполне можешь не торопиться, к нам еще кое-кто присоединится.

— К нам? — удивленно переспросила его жена.

Официант беззвучно удалился. Мистер и миссис Сен-Пьер начали тихо пререкаться. В конце концов Марти вынул сигару изо рта и, словно медиум на спиритическом сеансе, выпустил облачко дыма.

— Закрой рот, черт возьми! — заорал он на жену.

Фабьен недоуменно поднял брови.

— Шампанского! — крикнул Марти официанту.

И тут появилась она — словно по команде, уверенно вышла на террасу и откинула назад платиновые волосы, продолжая кричать в маленький серебристый телефон. Человек, которого Кейт хотела видеть меньше всех на свете. Естественно, после Ната. Напрягшись в ожидании, Кейт пыталась заглянуть за красивое обнаженное плечо Шампань. Но красавец предатель так и не появился на террасе. Актриса приехала одна.

Не желая, чтобы ее узнали, Кейт надела темные очки. Поскольку солнце к этому моменту уже опустилось за горы, Фабьен удивленно взглянул на нее, но не стал ничего спрашивать, поскольку сосредоточенно потягивал коктейль.

Кейт почувствовала облегчение, но все равно была немного разочарована. С одной стороны, она не желала больше видеть Ната, а с другой — была бы не прочь устроить ему бурную сцену, унизить так, как он унизил ее. Так где же он? Ведь прием состоялся всего пару дней назад и он наверняка где-то поблизости занимается поисками путей к славе. «Может быть, — с грустью подумала Кейт, — он сейчас на пробах».

— Это она! — вдруг раздался шепот Фабьена. — Та женщина с приема, которая натянула на себя черный пластиковый пакет!

Он смотрел на белокурую богиню, не отрывая глаз. На ней было еще меньше одежды, чем обычно, если такое вообще возможно. Те небольшие участки тела, которые не были выставлены напоказ, прикрывали крошечные джинсовые шорты, обтягивающий топ цвета фуксии и розовые туфли без задников на высоких каблуках.

— Кажется, ты считаешь ее красивой, — мрачно заметила Кейт.

— Но излишне откровенной.

— Сюда, Шампань! — помахал ей пухлой рукой толстяк.

Супруги перестали ссориться.

— Марти! Дорогой! — защебетала Шампань, подойдя к ним. — Увидимся позже, мой сладкий! — прокричала она в телефон и захлопнула его.

Кейт нахмурилась, догадавшись, кого именно она назвала «сладким».

Миссис Сен-Пьер недовольно посмотрела на, Шампань.

— Что она здесь делает? — требовательно обратилась она к мужу с сильным акцентом уроженки Эссекса.

— Я пришла обсудить свои перспективы в кино, — с важным видом сообщила модель и уверенно опустилась в кресло. — Свою работу!

— Работу?! — взорвалась жена киномагната. — Единственная работа — твоя и таких, как ты, — это лечь под продюсера и раздвинуть ноги.

Шампань тряхнула светлыми волосами.

— Вообще-то я здесь для того, чтобы обсудить роль… — Она бросила на Марти такой взгляд, что от него могли бы вспыхнуть даже мокрые поленья.

— Я воздержусь от стандартной шутки на этот счет, — недовольно сказала миссис Сен-Пьер.

— …в новом фильме, который планирует снимать Марти, — холодно продолжила Шампань. — «Безжалостные ублюдки».

— Мне кажется, там нужен особый типаж. А что произошло с тем фильмом о Бонде, о котором мы так много слышали?

Шампань высокомерно тряхнула головой.

— Ах тот фильм… Честно говоря, не сложилось…

— Потому что это был просто треп. В этом причина…

Марти Сен-Пьер, который только что сделал большой глоток красного вина, чуть не подавился и закашлялся. Брызги разлетелись во все стороны: на стол и всех, кто сидел за ним. Кейт это напомнило фильм «Резня в День святого Валентина». Магнат разъяренно взглянул на жену.

Грудь Шампань оказалась усеяна мелкими красными каплями, и она в ужасе завизжала.

— Это не треп, — резко сказала она, вытираясь салфеткой. — Просто возникли… разногласия. Вот и все.

— Разногласия?! — Жена магната смахнула каплю вина с лица. — Естественно, разногласия были. Я читала про них в «Голливуд рипортер». Проблемы со временем — ты появлялась на съемочной площадке через четыре часа после режиссера. Разногласия по поводу актерской игры — когда ты считала, что играешь, как Вивьен Ли, он приходил в ужас. В итоге, естественно, роль Баунси Касл, которую теперь будут звать Пичи Дерьер, отдали кое-кому другому. По-моему, Бритни Спирс, так ведь?

Даже Фабьен усмехнулся, услышав это, а Шампань так взглянула на жену Сен-Пьера, словно готова была забить ее до смерти пустой бутылкой. Кейт поднесла коктейль к губам, про себя провозгласила тост за миссис Сен-Пьер и подумала, что самый замечательный вечер в ее жизни только что стал еще лучше.


Глава 18


Кейт постучала в дверь дома графини в тот момент, когда серебряный перезвон часов на церковной башне известил о том, что наступило девять утра.

Внезапно запаниковав, она подумала, что, наверное, нужно было взять с собой все необходимое для уборки. А может, хозяйка дома даст ей то, что нужно? Кейт едва стояла на ногах от усталости. Или из-за всех коктейлей, выпитых прошлым вечером. Официанты так часто приносили новые блюдца с оливками, арахисом и крекерами, что она сбилась со счета. Они с Фабьеном просидели на террасе отеля дольше, чем все остальные посетители. К радости Кейт, крики и язвительные замечания за столиком Сен-Пьера продолжались даже после спора о Баунси Касл, и через некоторое время магнат и его спутницы удалились.

На небе появилась луна, набегающие на берег волны отражали огни яхт в гавани, а Кейт с Фабьеном все говорили и говорили. Или, правильнее будет сказать, говорила она, а он слушал. Третий — или даже четвертый — коктейль с шампанским развязал ей язык, и в итоге Кейт принялась описывать жизнь в ее родном городе. Этот рассказ был таким насыщенным, ярким и откровенным, что практически лишил Фабьена дара речи.

— Этот твой Экмаклетуэйтс, — проговорил он, когда Кейт закончила историю о заголовке «Давай, епископ, зажги мой шпиль!». — Мне бы очень хотелось нарисовать его.

— Обязательно нарисуй, городу это только пойдет на пользу, — засмеялась Кейт, вспомнив некоторые районы. — Шутка, — добавила она, когда Фабьен непонимающе взглянул на нее.

Когда он высадил ее у отеля «Де тур», Кейт быстро взбежала по лестнице в свой номер. Ее сердце колотилось от радости, а в животе словно бабочки порхали. Вечер был просто потрясающий.

Но, как любила повторять мама, кто громко смеется, потом горько плачет. И утро действительно оказалось очень грустным. После беспокойной ночи — Кейт снились шейкеры, наполненные краской, — она с трудом выбралась из кровати. Во рту пересохло, голова раскалывалась и лицо горело — ведь она ехала в кабриолете, даже не позаботившись о том, чтобы защитить кожу от солнца. Впереди ее ждал долгий день и три работы, и Кейт это совсем не радовало. Похоже, даже с одной она была не в состоянии справиться.

Дверь в дом графини приоткрылась, и девушка вернулась с небес на землю. Старуха, одетая в свободное серое платье, недовольно выглянула на улицу, сигарета у нее в руке дрожала.

Она не стала утруждать себя приветствием, а просто придержала дверь, пропуская Кейт в тихий холл, залитый фиолетовым светом.

— Сюда… — Графиня величественно поднималась по зеленой стеклянной лестнице.

Кейт увидела, что в доме есть еще третий и даже четвертый этаж — последний пролет из блестящих ступеней вел, казалось, прямо на фиолетовую крышу, к творению Шагала.

Старуха остановилась на площадке третьего этажа.

— Начнешь со спален. Здесь основная комната для гостей. Прости, я на минуту, — добавила она, когда где-то в глубине дома зазвонил телефон.

Кейт замерла на пороге комнаты. Она оказалась светлой, просторной и очень тихой, как и весь дом. Мебели тут почти не было: только стол, кресло, большая кровать светлого дерева и дверь в стене, где, вероятно, размещался гардероб.

Напротив кровати Кейт увидела французское окно, скрытое за хлопковыми занавесками, которые тоже заглушали шум площади. С улицы в стекло било жаркое солнце.

Кейт слышала доносившийся внизу оживленный голос графини. Она вошла в комнату, открыла окно, ведущее на балкон, и вышла на яркое солнце. Прямо под ней в утренней жаре сиял зеленью большой сад.

Это был самый ухоженный сад из всех, что Кейт когда-либо видела. Тонкие темные стволы сосен изящно поднимались из травы, которая была такой гладкой и зеленой, что напоминала поверхность бильярдного стола. В дальнем углу сада виднелись какие-то сооружения, и Кейт догадалась, что это современные скульптуры: неокрашенная бетонная арка, в некоторых местах облицованная яркой плиткой, с торчащими мраморными рогами носорога. Огромная металлическая вилка, длинная и тонкая, смотрела в небо слева от арки, а справа стояла большая погребальная урна из керамики. Ближе к центру лужайки блестел неглубокий овальный пруд — его дно было выложено плиткой с изображениями вытянутых синих и черных рыб. Этот сад, как и дом графини, был храмом современного искусства.

На склоне холма за забором теснились старые деревенские домики. Кейт перегнулась через тонкие перила балкона — она слышала, как под палящим солнцем жужжат насекомые, и всем телом впитывала тепло. С порывами ветерка до нее доносился аромат тимьяна и розмарина, приятно щекочущий ноздри. Вокруг царили тишина и спокойствие!

Внезапно по спине Кейт пробежал холодок, и она тут же вспотела от испуга. Казалось, кто-то пристально смотрит ей в спину. Графиня? Кейт развернулась, затаив дыхание и ожидая увидеть в дверях хозяйку дома.

Но там никого не было. Только фиолетовый свет с крыши отражался от сияющего деревянного пола на лестничной площадке. Кейт подбежала к двери. Никого. Если кто-то и стоял там, то он исчез.

Графиня снова поднималась по лестнице и, дойдя до третьего этажа, остановилась, тяжело дыша. Потом она провела Кейт в другую большую комнату, где сладко пахло духами.

— Моя спальня…

Здесь, как и во всем доме, прежде всего бросалась в глаза любовь графини к современному стилю. Основным предметом мебели в комнате была большая кровать с белым покрывалом. Все стены — от пола до потолка — занимали полки из светлого дерева, забитые книгами с белыми корешками. И все они — это Кейт даже не удивило — были об искусстве.

— Нужно протереть книги и телевизор. Мистраль приносит с собой много пыли. Ветер… — пояснила графиня, заметив недоуменный взгляд Кейт.

— Телевизор? — Она, слава Богу, знала, что такое мистраль. А вот телевизора нигде не было видно.

Графиня подошла к книжному шкафу, взялась за что-то и потянула. Средняя секция библиотеки с книгами по искусству отъехала назад, и Кейт увидела большой телевизор с широким экраном, на котором блестела ярко-синяя надпись «DVD».

— Еще нужно будет убрать ванную.

Еще одно быстрое движение, и стена справа от кровати отодвинулась. За ней оказалась светлая туалетная комната с раковиной, биде, смесителем, унитазом и душем — огромным, как крышка мусорного бака. Обилие белого цвета и блестящего серебра в освещении галогенных светильников, утопленных в потолке, — Кейт именно так представляла себе ощущения человека в момент клинической смерти.

— И гардеробную. Одежду нужно выбить, чтобы не завелась моль.

Графиня подошла к единственной стене в комнате, которая еще не раскрыла своих секретов, и привычным движением отодвинула полки. За ними оказались вешалки с множеством нарядов в прозрачных чехлах. К каждому из них наверху была приклеена аккуратная бирка, на которой было напечатано имя дизайнера и год. «Курреж, 1972», — прочитала Кейт. Бирок было так много, что у нее глаза разбежались. «Мадам Гре, 1961». «Шанель, 1987». «Карден, 1968». «Шиапарелли, 1955». Похоже, графиня не выбрасывала ничего, что имело хотя бы какое-то отношение к моде.

— Они до сих пор мне впору, даже это, — гордо сказала старуха и сняла крайнюю вешалку. На ней был крошечный жакет, узкий в талии, а под ним — очень пышная юбка. — Узнаешь? — И она пронзительно уставилась на Кейт.

— Э…

— «Нью лук»… — Ее голос звучал почти ласково, а ореховый глаз излучал нежность. — Мой самый первый наряд — я купила его в тысяча девятьсот сорок седьмом году. Ты ведь знаешь, что такое «Нью лук»?

— Кристиан Диор, да?

Старуха снова перебирала вешалки.

— Ив Сен-Лоран. — Графиня достала черный брючный костюм. — Смокинг. Ты должна знать, это же классика. И естественно, — добавила она, нырнув под вешалки, и появилась, держа черную бархатную туфельку, — для каждого из них своя обувь. Красивые туфли — вот секрет настоящей элегантности. Если ошибиться в выборе, можно испортить весь образ.

Кейт тут же встала так, чтобы не были видны её шлепанцы. Странно, зачем графиня тратит так много денег на красивую одежду — ведь как бы хорошо ни был скроен наряд, ничто не сможет отвлечь внимание от ее перекошенного лица.

— Эпоха элегантности уже закончилась, — вздохнула старуха. — В наше время у всех француженок le complexe des quarante ans.[26] Они считают, что будут выглядеть моложе в теннисных туфлях и джинсах. — Она презрительно сморщила нос.

Но Кейт слушала ее невнимательно, потому что обнаружила еще кое-что. На дальней стене комнаты висела фотография улыбающейся девушки в серебряной рамке. Девушка была в бикини, ее светлые волосы сияли на ярком солнце. Она весело смотрела в камеру, и на лице у нее застыло озорное выражение — казалось, если прислушаться, можно даже услышать звонкий смех.

— Кто это? — спросила она графиню. — Ваша дочь?

Здоровый глаз старухи недовольно засверкал.

— Это я. Мне здесь двадцать один год, и это расцвет моей красоты.

Кейт ощутила дискомфорт. Что она должна была ответить на это? Найти какое-либо сходство между ее уродливым лицом и идеальной красотой девушки на фотографии было невозможно. Это просто нелепо.

— О да, — глядя на фотографию, тихо промолвила старуха. — Тогда я была очень хорошенькая. Художники вились вокруг словно мухи. — В голосе у нее уже не было гнева — наоборот, послышались мечтательные нотки. — Все они хотели рисовать только меня одну.

У Кейт сердце сжалось от жалости. Похоже, старуха оказалась фантазеркой, трагической жертвой возрастных иллюзий. Это объясняет и ее элегантную одежду. Скорее всего это часть одного представления, реквизит для воплощения фантазии в жизнь.

— Я написала список, чтобы ты ничего не забыла. — Графиня достала из кармана юбки несколько листов бумаги. — Здесь перечислено все, что нужно убрать. Думаю, ты уложишься в отведенное время. — И, протянув Кейт по меньшей мере три страницы, исписанные мелким почерком, она добавила: — В подвале ты найдешь все необходимое для уборки.

В полдень Кейт наконец-то покинула дом графини. У нее болела спина, были стерты колени, а руки стали такими же красными, как обожженное на солнце лицо.

Несмотря на кажущуюся чистоту — обман зрения, вызванный обилием блестящего на солнце дерева и небольшим количеством мебели, — пыли в доме было очень много. Почти на каждой картине лежал слой приблизительно в полсантиметра — Кейт подумала, что, наверное, так же проходит весенняя уборка в Национальной галерее. За три часа, отведенных на работу, она добралась только до гостиной второго этажа. Верхние этажи, включая четвертый, залитый фиолетовым светом, и спальню графини пришлось отложить до следующего раза.

Кейт устало брела по улице Миди на свою работу номер два.

В офисе «Газетт» сидел уже хорошо подвыпивший Крайтон.

— Поправляю здоровье. — Он шмыгнул носом, размахивая стаканом с остатками желтоватого ликера. — Вчера был тяжелый вечер с туристами из Бирмингема.

— Что произошло?

— Даже не спрашивай… — Он достал мягкую пачку «Винстона», выбил одну сигарету, привычным жестом постучал по пачке и прикурил от «обнаженной дамы». — Я был на ужине у них в отеле в Ницце. — Он выпустил густое облако дыма и прикрыл глаза. — И в итоге все закончилось не очень-то весело.

— Почему?

— Менеджер сказал, что пустит меня за столик только если я надену галстук… — Снова затяжка.

— Ты разве не мог у кого-нибудь одолжить?

— Я так и сделал. Надел галстук и вошел в зал… — Еще затяжка.

— И что же было не так?

— Не спрашивай.

В голосе Крайтона она услышала легкие, но все же различимые застенчивые нотки. С подозрением взглянув на него, она попросила:

— Продолжай.

— Ну… честно говоря, у некоторых людей нет чувства юмора, — неожиданно с отвращением произнес Крайтон.

— Во что ты был одет?

— Гм… ну, должен признать, я тогда уже немного выпил… — И он снова затянулся сигаретой.

— Да. И что еще на тебе было?

— Гм… ничего… — Он шмыгнул носом.

— Ничего?!

— Конечно, если не считать галстука.

Повисла тишина — Кейт пыталась представить себе эту картину.

— Скандал… — Затянувшись, он снова шмыгнул носом.

— Могу себе представить.

— Клиентам понравилось. Скажу тебе, меня даже поддержали. А вот у руководства отеля проблемы с чувством юмора. Чертовы французишки! Ну ничего. — Крайтон допил остатки ликера. — Будет день, будет пища. Или, лучше сказать, галстук? — Фыркнув, он снова исчез в облаке сигаретного дыма.

Кейт так хотелось спать, что пришлось приложить колоссальные усилия, чтобы заставить голову работать.

— Послушай, Крайтон, что касается нашей прошлой встречи. Ты говорил, что можешь поручить мне кое-что.

— Правда? — Крайтон потер руками посеревшее лицо и взъерошил волосы. — Что ж, я думаю, у меня есть в запасе пара интервью. Одно завтра или уже сегодня? Если я не ошибаюсь, то сегодня.

— Сегодня? — Кейт посмотрела на часы. У нее почти не оставалось времени подготовиться.

Редактор выбил из пачки очередную сигарету.

— Разве это проблема? Ты ведь профессиональная журналистка, правильно? А мы, профессионалы, если это необходимо, можем брать интервью и с высокого старта. Когда я работал в «Таймс»…

— С кем интервью? — перебила его Кейт, не желая выслушивать очередную серию воспоминаний о Флит-стрит.

— Подожди минуту, я найду свои записи. — Отложив в сторону незажженную сигарету, Крайтон принялся рыться в куче бумаг на столе. Половина из них тут же полетела на пол. — Нашел! — радостно воскликнул он и покосился на измятый листок. — О да, все-таки сегодня!

— Что сегодня?

— Твоя миссия, если ты согласишься. — Крайтон шмыгнул носом. — Рассказ о доме.

Кейт кивнула:

— Отлично!

Раньше перспектива описывать интерьер какого-нибудь шикарного дома — диваны и все остальное — не обрадовала бы ее. Но сейчас, после того как не удалось поговорить ни с кем из знаменитостей на приеме на мысе Ферра и после увольнения из «Меркьюри», профессиональная самооценка Кейт была очень низкой. И она чувствовала, что небольшой легкий материал такого рода — как раз то, с чем она могла бы справиться. Кроме того, у нее ведь было еще две работы.

— Чей дом?

— Мэнди Сен-Пьер.

Которую она прошлой ночью видела в отеле «Дю рок», когда та устраивала взбучку Шампань де Вайн.

— Отлично, — почувствовав интерес, согласилась Кейт.

— Ты знаешь Мэнди Сен-Пьер? — удивился Крайтон, поднося зажигалку к сигарете.

Кейт кивнула:

— Это жена того застройщика… Владельца поселка, который расположен сразу за деревней. Как тут его называют? «Туалетные сады»?

Крайтон чуть не подавился дымом.

— Ты на удивление хорошо информирована. Откуда ты знаешь, что он так называется?

Кейт улыбнулась:

— Так, держу нос по ветру. Это ведь моя работа, правильно? Не забывай, что я журналистка.

Кейт сказала это в шутку, но взгляд Крайтона вдруг стал серьезным и он заговорщически наклонился к ней:

— Я могу тебе доверять?

Она нерешительно посмотрела на него:

— Ты ведь дал мне работу. Это основание для моей преданности.

Крайтон удовлетворенно шмыгнул носом.

— Просто здесь даже у стен есть уши.

Кейт огляделась. Учитывая, сколько разного мусора было разложено на полках, приколото булавками к стенам и доскам для объявлений, она не видела здесь свободного места для ушей.

— «Ле Жардин де Лавабо»… прости «де ла Лаванд», — сказал Крайтон, — самый дорогой частный элитный поселок на побережье с этой стороны мысаАнтиб. Сен-Пьер вложил в него целое состояние. Даже не одно, я бы сказал. И не факт, что это только его деньги.

Кейт кивнула:

— И?..

— Он хочет, чтобы там поселились богачи, говорящие по-английски, — продолжил редактор, — состоятельные американцы. Британцы, имеющие деньги и подыскивающие себе дом, чтобы жить там на пенсии. Вот такие люди… Но никто не клюет на наживку…

— Из-за запаха.

Редактор кивнул.

— Там многое плохо пахнет, — воодушевленно прошептал он.

— Я слышала. — Теперь Кейт тоже сидела, перегнувшись через стол, и шептала как заговорщик. — Вокруг этого поселка многое нечисто. Подозрения во взятках на самом высоком уровне, нарушение строительных норм и так далее…

У Крайтона глаза на лоб полезли.

— Откуда, черт возьми, ты это знаешь? — Он изо всех сил стукнул кулаком по столу и возбужденно пробормотал: — Нет, молчи. Ты тоже занимаешься его делом?

— Занимаюсь его делом?

— Не строй из себя дурочку! Ты ведь поэтому приехала сюда. Как репортер, работающий под прикрытием? Собираешь досье на Сен-Пьера? Работаешь на Интерпол? Секретную службу? — Крайтон замолчал, а потом добавил с дрожью в голосе: — На «Таймс»?

— Конечно, нет.

— О, я понимаю, ты не можешь мне ничего сказать, — восторженно продолжал он. — Я в курсе, как это бывает. Но мне достаточно знать, что мы плывем в одной лодке. Поем один и тот же гимн.

— Что?

— Мы можем работать вместе! — Крайтон принялся рыться в столе, вытащил измятую папку с наклейкой, предупреждающей о ядерной опасности, на обложке и с гордостью улыбнулся: — Вот чем я занимался в последние несколько месяцев. — Он погладил наклейку. — Это настоящая бомба. Оказывается, Сен-Пьер — самый большой мошенник на этой части побережья… ну или второй на всем Лазурном берегу. И вместе мы можем разоблачить его!

Кейт заметила, что лицо редактора просветлело. Оно сияло так, словно рядом горела его зажигалка.

— Гм… — Кейт пыталась вставить хоть слово.

— Потрясающе! — восторгался Крайтон.

— Гм… — Кейт прикрыла глаза. Постойте! Он же предлагал ей написать об интерьере, а не разоблачать международную преступную группировку! Она осталась в Сен-Жан, чтобы продолжить свой роман, и не собирается заниматься теорией заговора, которая возникла в его нетрезвой голове. Серьезная журналистика для нее если не закончена, то отложена на неопределенный срок. Конечно, она ни капли не верила, что Крайтон занят чем-то серьезным… Но все равно… — Послушай, — начала она, намереваясь все ему объяснить.

Но он разгоряченно продолжал:

— Все это очень подозрительно. Земля, на которой построен «Ле Жардин де Лавабо», раньше считалась особо охраняемой природной территорией выдающейся красоты. И можно только догадываться, как Сен-Пьеру удалось получить разрешение планового бюро городского совета Ниццы. Об этом знают только те, кто там работает.

Кейт застонала — история с Питером Хардстоуном и городским советом Слэкмаклетуэйта повторялась. Даррена наверняка хватил бы удар. Но она все равно не хотела ввязываться в это дело.

— Мне удалось выяснить несколько любопытных фактов, — добавил Крайтон и снова погладил папку. — А контрабанда… Он ведет себя просто возмутительно! Каждую среду утром в аэропорту Ниццы садится белый самолет без опознавательных знаков. Я наблюдал, как он прилетает и улетает. — Его пальцы снова прикоснулись к картонной обложке. — И…

— Ты хочешь выяснить, что в нем, — перебила Кейт — она вообще не хотела ничего об этом знать. А тем более что-нибудь предпринимать. Ни в коем случае нельзя влезать в дело по разоблачению Сен-Пьера.

— Как здорово! — широко улыбался Крайтон. — Знаешь, мне так нужна помощь в этом деле. Я мечтал найти человека, который, как и я, знает, как подойти к расследованию криминальной истории, — настоящего мастера своего дела.

— Крайтон! — напряженно сказала Кейт. Пришло время заканчивать этот разговор. Ему пора узнать, что она не собирается участвовать в этом безумном расследовании.

— Ведь в любом случае, — продолжал редактор, — разоблачать международную преступную сеть — задача не из легких. Особенно когда ты вынужден отрываться от дела и возить туристов из Годалминга на рынок в Антиб. Но с твоей помощью все будет как в старые времена. Как в «Таймс»!

— Подожди минуту…

— Какая потрясающая удача, — торжествовал он, — что первым поручением для тебя оказалось это интервью с женой Марти Сен-Пьера! Ты сможешь хорошенько изучить поселок! Почуешь самую суть происходящего, если ты поняла мой намек… ха-ха!

— Ха-ха! Крайтон, теперь послушай…

— Ноя, вероятно, тебя недооцениваю. Ты наверняка уже проделала массу подготовительной работы.

— Нет, черт возьми!

— Ничего страшного. Не расстраивайся, даже лучшие из нас иногда совершают ошибки. Кстати, вот ее адрес… — Редактор протянул ей клочок бумаги. Он был весь в жирных пятнах и кругах от грязных стаканов — разобрать написанное оказалось очень сложно. — И заодно возьми мои папки с материалами. Прочитай, что мне удалось раскопать за это время.

— Послушай, думаю, мне это не понадобится.

Крайтон изо всех сил стукнул себя ладонью по лбу:

— Идиот! Конечно, они тебе не нужны. Ты наверняка уже выяснила все это и даже больше.

Кейт в отчаянии заскрипела зубами. Какой смысл с ним разговаривать?

— Что ж, если они когда-нибудь тебе понадобятся, — заговорщически прошептал он, наклонившись к ней через стол, — если ты захочешь узнать, что я раскопал, все будет вот здесь. — И он показал на ящик слева от кресла. — Все папки лежат под автобиографией Эстер Ранцен. Думаю, это лучший способ отпугнуть тех, кто захочет здесь рыться.

Кейт наклонилась к нему:

— Крайтон, есть одна вещь, которую мне хотелось бы знать.

— Все, что угодно. — Помятое лицо редактора сияло от возбуждения. — Я отвечу на любой твой вопрос.

— Почему ты занимаешься Сен-Пьером? Какая тебе от этого выгода? Если учитывать массу возможных проблем? — Ей вдруг пришло в голову, что этот эксцентричный человек, почти алкоголик, не похож на репортера, готового жертвовать собой.

Горящие глаза Крайтона уставились в стол.

— Ну…

— Так что же?

— Хорошо, — он снова поднял голову, — тебе интересно? Я объясню. — От напряжения его лицо искривилось. — Потому что если мы — я, ты, да кто угодно — разоблачим Сен-Пьера, об этом напишут газеты во всем мире. Редакторы обожают истории о коррупции на Ривьере. Это будет сенсация! Все лондонские газеты наперебой бросятся предлагать мне место в отделе криминальных новостей. А значит, я смогу выбраться из этой ямы и вернуться в нормальную газету, которой я достоин.

Кейт осознала, что сочувствует ему. Всего лишь несколько дней назад она сама была в подобной ситуации.

— Ты ведь поможешь мне, правда? — Он умоляюще уставился на нее.

Она застонала. В глубине души — очень доброй, что часто мешало, — Кейт знала, что хочет помочь этому бедняге. И хотя интуиция подсказывала ей, что вмешиваться не стоило, рассудок напоминал о необходимости зарабатывать на жизнь. Хотя у нее и три работы, но ни за одну из них — даже за уборку в доме графини — не платят так, чтобы не думать о деньгах. Она бросила взгляд на часы. Ее первая вечерняя смена в отеле «Де тур» начинается через сорок пять минут.

Кейт постаралась рассуждать здраво. Разве это поручение такое уж опасное? Ведь, по сути, Крайтон просто просит ее написать статью о доме жены застройщика. Если она не станет глазеть по сторонам и задавать лишних вопросов, то ничего плохого не случится. Может быть, самого Сен-Пьера не окажется дома.

— Хорошо, — согласилась Кейт. — Я поговорю с ней, но на этом все.

— Вот это дело! — Широко улыбаясь, Крайтон полез в ящик и достал бутылку. — Отметим?


Глава 19


— У вас есть скатерти, мадам Фо… мадам Валлонверт? — обратилась Кейт к Форели. Первый вечер работы в отеле «Де тур» складывался совсем не так, как они надеялись.

План разработала Селия. Девушки совещались в ее номере минут пять, прежде чем спустились вниз — аккуратно одетые и готовые к работе, как и подобает официанткам. Их задача, как Селия сообщила Кейт, сделать так, чтобы ресторан стал пользоваться популярностью. Для этого требовалось привести в порядок интерьер, который, в свою очередь, привлек бы внимание к отличной кухне. И нужный результат — финансовый плюс моральное удовлетворение оттого, что они переманят клиентов из кафе «Дела пляс», — не заставит себя ждать.

Кейт работала уже полчаса, но пока не смогла даже накрыть столы.

— Скатерти? — повторила она.

Форель подняла глаза от бухгалтерской книги, которая постоянно лежала перед ней, глубоко вздохнула и с таким видом, будто она сейчас испустит дух, показала на лестницу в конце бара, ведущую вниз. Кейт осторожно спустилась в подвал, напоминающий пещеру, и нашла там плетеный сундук — в дальнем углу, под кучей сломанных стульев. Обнаружив в нем стопку чистых, хорошо выглаженных толстых хлопковых скатертей и салфеток в яркую клетку, она удивилась и очень обрадовалась. Судя по всему, раньше кто-то серьезно следил здесь за столиками.

Кейт вынесла стопку скатертей в галерею, чтобы вытряхнуть их и проветрить. В низкие арки заглядывали косые лучи мягкого вечернего солнца. Чуть раньше она переставила здесь столы и принесла стулья, растащенные по площади. Хозяин ресторана все это время наблюдал за ней, но даже не сдвинулся с места, чтобы предложить помощь. Кейт немного вдохновило, что он не остановил ее, но потом она подумала, что он может поручить это сыну. Но Тролль пока не появлялся.

Как только Кейт расправила скатерть на первом столе, у порога бара возникла знакомая бочкообразная фигура со свирепым лицом. Тролль был одет в шорты, из-под которых торчали колени, размером и формой напоминавшие кочаны цветной капусты, и ромбовидные икры. Скрестив толстые, как окорока пармской ветчины, руки, он с каменным выражением лица наблюдал за Кейт и Селией, которые продолжали приводить в порядок столы. Простояв так несколько минут, Тролль в итоге мрачно поинтересовался, что они делают.

— Приводим все в порядок, — ответила Селия, разглаживая красную клетчатую скатерть. — Так ведь значительно лучше, правда? — Она одарила его ослепительной улыбкой. Но Тролль по-прежнему неодобрительно морщил лоб.

Селия быстро расправила следующую скатерть.

— В самом деле, дорогой, — обратилась она к Троллю, — если ты ничем не занят, сходи на кухню и попроси у повара ножи и вилки. Мы разложим их на столах вместе с салфетками. Я была бы тебе очень благодарна.

«Подожгите фитиль и отойдите в сторону», — подумала Кейт, заметив, что глаза Тролля вспыхнули от удивления и раздражения. Селия сделала паузу, а потом повернулась к нему:

— Да, дорогой, и захвати бокалы. Бокалы и свечи.

Тролль выглядел потрясенным.

— Шевелись же, — тихо пробормотала Селия. — У нас совсем мало времени. Скоро все выйдут на вечернюю прогулку и будут искать место, где бы поужинать. Мы должны составить достойную конкуренцию этому отвратительному кафе «Де ла пляс».

Часы на башне только что прозвонили половину восьмого. Несколько человек, проходивших мимо, остановились и с интересом поглядывали в их сторону. Но Тролль не двигался с места.

— Mais с'est incroyable…[27] — потрясенно произнес знакомый голос за спиной у Кейт. — Кто это сделал?

Кейт обернулась и увидела перекошенное лицо графини. Сердце девушки испуганно заколотилось.

— Это ваша работа? — требовательно поинтересовалась старуха, махнув костлявой, унизанной кольцами рукой с идеальным маникюром в сторону столиков под арками.

Оглянувшись через плечо, Кейт заметила, что враждебность исчезла с лица Тролля и он выжидательно смотрит на них. Ведь графиня была их постоянным клиентом и к тому же жила поблизости уже очень давно. Ее мнение об изменениях в ресторане имело большое значение. «Неодобрение обернется для нас катастрофой», — подумала Кейт, понимая, что, вполне возможно, она занимается самообманом. Она тяжело сглотнула.

— Да, это мы сделали.

Наступила тишина. Или по крайней мере стало так тихо, как еще никогда не было на Пляс де л'Эглиз. В дверях бара Тролль выжидающе переминался с одной громадной ноги на другую.

Потом раздался громкий хлопок. Графиня подняла руки, покрытые печеночными пятнами, и начала аплодировать.

— Mais c'est superbe,[28] — прохрипела она. — Вы только посмотрите: скатерти, салфетки… Ресторан уже многие годы не выглядел так хорошо. Правда, Бернар? — неожиданно обратилась она к Троллю.

Он выпучил глаза, но под взглядом старухи желтое пламя недовольства в его глазах быстро погасло.

— Все… по-другому, — согласился он.

— Здесь недостает только приборов, бокалов и свечей, — сказала Кейт Троллю и заставила себя широко улыбнуться. — Ты, случайно, не знаешь, где их можно найти?

Тролль мялся в нерешительности.

— О, я уверена, что он все знает, — вступила в разговор графиня. — И принесет их вам. Правда, Бернар?

Сначала казалось, что Бернар не намерен делать ничего подобного, но потом, недовольно ворча себе под нос, он направился внутрь.

Старуха заговорщически улыбнулась Кейт:

— Значит, ты работаешь здесь, когда не занята в моем доме?

Возглас Селии помешал девушке ответить.

— Ты сущий ангел! — закричала она, когда недовольный Тролль вышел из бара с корзинкой для хлеба, полной столовых приборов.

— Ты очень трудолюбива, — обратилась графиня к Кейт. — Я довольна, как ты сегодня убралась. Хорошая работа!

— Спасибо.

Сзади послышался звон посуды. На этот раз Бернар принес поднос с бокалами и подсвечниками, который он с таким грохотом опустил на стол, что у Кейт заныли зубы.

— Спасибо тебе! — сказала Селия, а Тролль снова направился ко входу в бар и, скрестив руки на груди, принялся злобно разглядывать каждого, кто осмеливался подойти поближе.

— Бедный Бернар! — Графиня понизила голос. — Боюсь, он очень несчастлив. Понимаешь, ему не везет в любви.

Кейт кивнула.

— Я хотела попросить тебя об одном одолжении… — Графиня уставилась на Кейт здоровым глазом. — Я вынуждена уехать на несколько дней. В Париже заболела моя сестра.

— Я вам сочувствую, — вежливо сказала Кейт. Старуха кивком поблагодарила ее.

— Судя по всему, ты заслуживаешь доверия и на тебя можно положиться. Поэтому я хотела спросить — не могла бы ты пожить в моем доме, пока я буду в отъезде?

— О… — Кейт задумалась над ее предложением. В доме графини гораздо комфортнее, чем в номере отеля. И там потрясающие картины. Свободное светлое пространство.

— Я была бы тебе очень благодарна, — настаивала старуха.

— Гм… — И еще там тише и наверняка гораздо удобнее работать, особенно на балконе в гостевой комнате, выходящем в сад.

— Естественно, это я оплачу отдельно.

— Ох… — Выехав из отеля, она сможет сэкономить деньги. Если все суммировать, предложение графини становится таким заманчивым, что от него нельзя отказываться. — С удовольствием!

— Отлично. Я уезжаю завтра рано утром. Перебирайся в любое время, когда тебе будет удобно. Ключ у тебя есть. — Она улыбнулась и, стуча каблуками по булыжной мостовой, удалилась.

— Дорогая, что это за дама? — спросила незаметно подошедшая Селия.

— Это та старуха, о которой я тебе вчера рассказывала. Я убираю ее дом. Попросила меня переехать к ней.

— Вот это да! Она не ходит вокруг да около, правда? Один Кен по-прежнему дарит мне цветы. Но она немного старовата для тебя, как думаешь?

— Прекрати. Она хочет, чтобы я присмотрела за домом.

— Дорогая, ты уверена? После твоих рассказов об обнаженных дамах на портретах я почему-то в этом сомневаюсь.

Кейт повернулась к столикам — после того как Селия поставила на них все необходимое, они смотрелись очень привлекательно. Не менее привлекательным был и аромат, доносившийся с кухни.

— Как жаль, что у нас нет нормального меню, — пожаловалась Селия, бросив взгляд на Тролля, стоявшего у входа в бар. — Он не считается. Я говорю о человеческом меню, если это подходящее слово.

— В любом случае Тролль никогда не бывает точен, — заметила Кейт. — И приносит клиентам совсем не то, что они заказывали.

Девушки мрачно переглянулись.

— Ну ничего, — весело сказала Селия, — как-нибудь справимся. В любом случае ресторан выглядит гораздо лучше.

— Смотри, вон та пара! — прошептала Кейт, раскрасневшись от возбуждения. — Похоже, они заинтересовались.

Туристы, судя по всему из Скандинавии, в модных очках без оправы, смотрели в их сторону с середины площади — «нейтральной» территории между кафе и рестораном. Кейт и Селия ободряюще улыбнулись. Скандинавы переглянулись, кивнули друг другу и направились в их сторону. Селия радостно подскочила к ним и проводила за самый удобный столик.

— Меню? Да, конечно! — услышала Кейт неестественно бодрый голос Селии. — Я попрошу Бернара рассказать вам, что мы сегодня предлагаем. — Она нервно оглянулась.

Тролль с мрачным лицом подошел к ним. В середине его раздраженного рассказа о том, что могло — или не могло — сегодня появиться из кухни, невозмутимые скандинавы потеряли терпение. Они встали и через площадь направились в кафе «Дела пляс». А Тролль с невозмутимым видом вернулся на свой пост у дверей бара.

Уже потом Кейт подумала, что появление Николь именно в этот момент — самый неудачный, когда на их лицах было написано только что пережитое разочарование, — было неизбежно.

Сегодня бывшая барменша была в образе сексуальной вдовы. Блестящие темные волосы падали на плечи, черный кардиган подчеркивал ее ничем не стесненную грудь — она шла через площадь пружинящей походкой, а короткая юбка черного цвета едва прикрывала ее длинные загорелые ноги.

— Бонжур, Бернар, — тихо и неторопливо промолвила она. Тролль выскочил из-под арки и уставился ей вслед.

— Бонжур, Николь, — хрипло ответил он.

— Я смотрю, благодаря этим двум англичанкам бизнес просто процветает! — Она насмешливо взглянула на девушек.

Тролль пожал плечами. Селия, стоявшая за спиной у Кейт, пришла в ярость.

— Сука! — прошипела она.

Как подобает любой уважающей себя femme fatale[29] Николь сопровождали две девушки — они были ниже ее ростом, полнее и требовались только для того, чтобы оттенять ее красоту. И сейчас она остановилась и прошептала им что-то, прикрыв рот загорелой ладонью. Все трое захихикали. А потом, бросив на Тролля дразнящий взгляд, а на Селию и Кейт — раздраженный, Николь быстро удалилась, раскачиваясь как морской конек.

— В чем ее проблема? — недовольно пробормотала Селия.

— Кто знает… — Кейт подумала, что с их проблемами все равно ничто не сравнится.

Теперь уже стало ясно, что, несмотря на все их старания и стремления, ресторан в отеле «Де тур» за одну ночь изменить невозможно. Чтобы развернуть этот танкер, потребуется нечто большее, чем несколько скатертей в клетку. Им нужны клиенты, а сейчас — чего уж скрывать — все стулья были пусты. И, похоже, уже ничего не изменится.

В конце вечера под бесстрастными взглядами Валлонвертов грустные девушки собирали чистые скатерти и неиспользованные салфетки. Вечер прошел неудачно. После скандинавов за одним из столиков расположилась пара туристов из Германии, но, едва заметив приближавшегося к ним Тролля, они встали и ушли. И потом интерес к еде проявляли лишь комары, и Кейт приходилось постоянно шлепать себя по ногам. Для этих кровососущих насекомых ее светлая северная кожа наверняка была равноценна лучшей фуа-гра. Или овощному супу с базиликом — поэтическому творению повара, которое сейчас пропадало на кухне.

— Нужно время, чтобы о нас начали говорить, — сказала Селия с притворным энтузиазмом, складывая чистые приборы назад в хлебницу. Но Кейт подозревала, что слухи уже начали распространяться. Только не те, которые им были нужны.

— Добрый вечер.

Девушки подняли глаза в ожидании — неужели посетитель? Даже если им придется отказать ему, потому что уже поздно, — это все равно будет положительный результат. Но они увидели лишь хозяина кафе «Де ла пляс». Неторопливо приблизившись к ним, он сочувственно поинтересовался, помогли ли скатерти привлечь больше клиентов.

— Только его нам не хватало, — пробормотала Селия.

— Интерес проявили многие, — громко сообщила Кейт, решительно бросившись на защиту кафе.

— Ах интерес! — злорадствовал хозяин кафе, ковыряя зубочисткой в зубах. — Но это все-таки не клиенты, согласитесь. Между нами говоря, я считаю наиболее полезным тот интерес, который увеличивает мой счет в банке. Спокойной ночи, девушки!


Ворота «Ле Жардин де ла Лаванд» со скрипом распахнулись. Перед Кейт простиралась улица, по обе стороны которой возвышалась высокая живая изгородь, похожая на ту рыхлую субстанцию, в которую члены женской ассоциации Слэкмаклетуэйта, посещавшие курсы по флористике, втыкали гвоздики и хризантемы. «Оазис» — так она называлась. Бабушка удивлялась, почему известные рок-музыканты решили дать своей группе такое же название, но в целом одобряла их выбор. «Возможно, им нравится составлять цветочные композиции, — предположила она. — Должно быть, это очень милые и обходительные молодые люди».

На месте этих изгородей в поселке Хардстоуна росли кипарисы. Погода тоже резко отличалась от английской — сияющее солнце на голубом небе вместо холода и серости. Но во всем остальном, судя по рекламным плакатам, вывешенным за забором, «Ле Жардин де Лавабо» был очень похож на Слэк-Палисэйдс. Дома здесь, как и в Англии, были построены из дешевых материалов и выглядели нелепо. Кирпичные подъездные дорожки, слишком большие окна, огромные гаражи, в которых можно было разместить катамараны, крыши без единой трубы, покрытые отвратительной серой черепицей, и масса флюгеров и каретных фонарей под старину. А еще ужасный едкий запах, накрывший поселок словно покрывалом, — настолько сильный, что у Кейт начали слезиться глаза.

Ей поначалу казалось, что от своего английского собрата этот поселок отличается лишь одним — на лужайках здесь не было видно зияющих провалов. Но, пройдя вперед по центральной улице, от которой под острыми, по-армейски выверенными углами расходились подъездные дорожки, она заметила несколько больших глубоких ям. В темноте на дне виднелись какие-то трубы. Судя по всему, проблемы с канализацией пытались когда-то решить, но безрезультатно. Кейт потрясло, что здесь, как и в Слэк-Палисэйдс, поруганная земля смогла отомстить за себя.

Она направилась дальше, испуганно озираясь по сторонам — не появится ли Марти Сен-Пьер. Но этого страшного толстого дельца нигде не было видно. Впрочем, здесь вообще никого не было. Как и предупреждал Крайтон, поселок пустовал.

Следуя логике Слэк-Палисэйдс, Кейт решила, что самый большой и некрасивый дом с огромным гаражом — именно тот, который она ищет.

Дверь открыла раздраженная маленькая филиппинка в переднике.

— Ты девушка! — с осуждением произнесла она.

— Правильно, — согласилась Кейт.

— Мадам Сен-Пьер ждет мужчина.

— Мужчину? — Об интервью с Мэнди договаривался Крайтон. Может быть, на него что-то нашло и он сказал, что придет сам.

— Мужчина украшать дом! Дизайнер!

— Я пришла, чтобы взять интервью. Я не занимаюсь дизайном! — Похоже, это какое-то недоразумение.

— Мадам Сен-Пьер… в саду, в развалинах! — прокричала филиппинка, махнув рукой налево от дома, и с грохотом захлопнула дверь.

Развалины? Кейт сомневалась, правильно ли она расслышала. Может быть, где-то там есть летний дом, где Мэнди делают массаж, или она занимается тем, чем обычно заняты жены застройщиков в течение дня.

Она направилась в ту сторону, куда показала служанка. Прошла через патио с бетонным полом, заставленное белой пластиковой мебелью, мимо бассейна с ярко-голубым дном и большой глиняной печи, чье выпуклое основание и высокая труба делали ее очень похожей на огромный пенис. Вокруг не было никаких признаков жизни, лишь большой желтый аэратор, напоминавший осьминога, двигался вверх-вниз по бассейну и работал разбрызгиватель воды — быстро вращаясь, он выбрасывал тонкие струи. Кейт почувствовала себя очень неуютно.

Границу патио обозначали кипарисы, посаженные очень близко друг к другу, — деревья напоминали головной убор Сидящего Быка[30] и, как предположила Кейт, должны были скрывать бассейн от любопытных взглядов соседей. Вот только больше в поселке никто не жил.

Между кипарисами была протоптана тропинка. Кейт пошла по ней и словно перенеслась в другой мир. Яркий свет отражался от серебристых листьев. По всему склону расстилался огромный луг. Старые оливы с толстыми, переплетенными стволами, посаженные примерно на одинаковом расстоянии друг от друга, возвышались над некошеной травой, усыпанной желтыми и красными цветами ракитника и маков. Когда-то здесь была оливковая роща.

Кейт почувствовала в воздухе сладкий аромат трав. Это место показалось ей заброшенным и каким-то волшебным. Похоже, поблизости никого не было. Она огляделась по сторонам: ни миссис Сен-Пьер, ни развалин. Кейт уже собиралась вернуться в дом, как вдруг в дальнем конце поля, где оливковых деревьев было особенно много, заметила нечто напоминавшее груду камней.

При ближайшем рассмотрении это оказался небольшой полуразрушенный сарай. В щель между камнями, высеченными вручную и по цвету напоминающими золотистый окрас Лабрадора, проскользнула ящерица. Кейт подумала, что эти камни — даже разбитые и раскрошенные — выглядят намного лучше обычного кирпича, из которого построены «Туалетные сады».

Вход располагался под широкой аркой с потемневшими от времени створками деревянных ворот, в которые в свое время, должно быть, часто въезжали поскрипывающие телеги. Внезапно Кейт почувствовала, что оказалась на другом Лазурном берегу, где все было гораздо проще и спокойнее, как много лет назад. Она знала, что Фабьену здесь понравилось бы.

Кейт вошла внутрь. Там было тенисто и прохладно — лишь солнечные лучи, пробивавшиеся сквозь щели в крыше, сливались на полу в островки света. В центре на неровном земляном полустоял огромный механизм — из тех, что любил изображать на своих карикатурах Хит Робинсон, — большой деревянный столб и рядом круглые камни. «Интересно, что это?» — подумала Кейт. Она подошла поближе, чтобы лучше разглядеть его, и в это время из темноты вылетел камень и упал ей на ногу.

— Ой! — вскрикнула Кейт.

Кто-то ахнул и зашумел в сарае, который от Кейт закрывала полуразрушенная стена.

— Персеус, это ты? — раздался звонкий женский голос.

— Миссис Сен-Пьер?

— Да, кто это?

— Я из «Ривьера газетт». Пришла поговорить с вами о вашем… замечательном доме.

К ней вышла женщина. Кейт понимала, что это миссис Сен-Пьер, вот только она очень отличалась от дамы на террасе отеля «Дю рок». Та красавица была на высоких каблуках, со светлыми прядями в волосах, и на лице у нее краски было больше, чем в косметичке. Сегодня же перед Кейт стояла женщина в мешковатой рубашке, с собранными в хвост волосами, на лице — ни малейшего намека на помаду. Под мышкой она держала какие-то чертежи, а в руках — рулетку.

— Мой замечательный дом? — удивилась Мэнди Сен-Пьер. — И где же он?

— Ну… конечно, в «Ле Жардин де Ла…»…то есть «…де ла Лаванд».

Мэнди скорчила гримасу:

— Ах да, я забыла, что ты должна прийти. Ты ведь из газеты?

Кейт показалось, что она как-то подозрительно на нее посмотрела.

— Именно. Мне поручено написать положительный отзыв, — сказала Кейт и улыбнулась, давая понять, что не слышала ничего, что могло бы представить этот поселок и его владельца в невыгодном свете.

Мэнди уперла руку в бок и шмыгнула носом.

— Только это особо не поможет, — прямо заявила она, — люди не хотят покупать дома в этой сточной канаве, и они абсолютно правы!

Кейт постаралась скрыть удивление и полезла за блокнотом. Она еще в отеле «Дю рок» заметила, что брак супругов Сен-Пьер нельзя назвать идеальным. Но все равно странно, что жена Марти разделяет общее негодование по поводу элитного поселка, который ее муж возвел на Лазурном берегу. Симпатии Кейт к этой женщине усилились.

— Только не надо это записывать. — Мэнди увидела блокнот, и у нее в глазах мелькнул страх. — Марти придет в ярость, если узнает, что я назвала его поселок сточной канавой.

— Не беспокойтесь! — Кейт меньше всего было нужно, чтобы Марти пришел в ярость. Она не так часто встречала мужчин, чья внешность сразу намекала на «медленную мучительную смерть».

— Хотя, судя по запаху вокруг, вряд ли можно назвать его по-другому. Что уж удивляться, что местные прозвали это место «Туалетные сады», а еще «Парк ночных горшков».

Кейт кивнула:

— Да, пахнет достаточно сильно.

— Сильно? Да там нос выворачивает наизнанку! Это единственное место, где не воняет.

Кейт принюхалась. Ей казалось, что она просто привыкла к запаху — хотя он был настолько сильный, что это вряд ли было возможно, — и поэтому не чувствует его.

— Честно говоря, все это моя вина, — раздраженно сказала Мэнди.

— Что именно?

— И вонь, и все это. Марти обвиняет меня в том, что затея с поселком провалилась. — Она убрала прядь светлых волос за маленькое ухо. — Говорит, что это я предложила строить его здесь.

— А это правда?

— Ну, как посмотреть. Несколько лет назад мы путешествовали по Провансу, и я заметила полуразрушенную ферму, которая выглядела очень романтично. Она смотрелась очень мило — камни блестели на солнце, везде были заросли плюща, — и я сказала Марти, что хотела бы здесь жить. И он ее купил.

— Какой молодец! — сказала Кейт, удивившись, что он способен на такие добрые поступки.

— Не совсем. К вечеру ферму сровняли с землей, и возник план построить здесь этот чертов «Парк ночных горшков». Его интересовала только земля.

— Ох!

— А это, — Мэнди погладила разрушенную стену, — все, что осталось оттого милого дома. Вот почему я пытаюсь восстановить здание, хотя Марти против. Считает, что перестраивать старую маслодавильню — пустая трата времени и денег.

Маслодавильня. Так вот почему вокруг так много оливковых деревьев! А сложная конструкция как будто с карикатуры Хита Робинсона, должно быть, механизм, с помощью которого из плодов извлекают масло. Теперь она понимала, почему Мэнди хотела перестроить этот сарай. Он был в ужасном состоянии, но выглядел очень романтично. А природа вокруг — серебристая листва, яркое солнце и цветущий луг, спускавшийся вниз по холму, — создавала настоящую идиллию.

— Мы полностью перестраиваем ее и добавляем несколько комнат. — Лицо Мэнди просветлело.

— «Мы»? Мне показалось, что Марти это не интересует.

— Нет, конечно. Но он сейчас немного… гм… отвлечен. — Мэнди грустно скривила губы, и Кейт подумала о Шампань де Вайн. — Поэтому мы решили воспользоваться моментом и заняться этим домом. «Мы» — это я и мой дизайнер, хотя он не любит, когда его так называют. Говорит, что он творец интерьеров. — Мэнди добродушно усмехнулась.

— Как его имя? — В голове Кейт раздался тревожный сигнал.

— Персеус Чолмонделей-Чатсуорт.

— О! — Она ожидала услышать имя другого человека — капризного дизайнера, друга многих звезд.

— Он потрясающий, — продолжала Мэнди, — дружит со всеми местными знаменитостями. Каждый раз, когда мы встречаемся, оказывается, что он только что сидел за ленчем с Джорджем Майклом. Или пил чай с Джоан Коллинз. Или коктейли с Элтоном Джоном. Мне очень повезло, что он согласился со мной работать. Принцесса Монако Стефания мечтала о такой возможности…

Кейт молча слушала. Насколько она помнила, капризная монакская принцесса в свое время мечтала о многих недостойных. В любом случае список друзей-знаменитостей Персеуса Чолмонделей-Чатсуорта напомнил ей о Марке де Провансе, который заявлял о своей дружбе с Бэкхемами. Похоже, дизайнеры по всему миру хвастались своей близостью к звездам «категории А».

— Интересное имя, — заметила Кейт.

— Да, очень благородное. Он учился в Итоне и Кембридже. А вырос в огромном замке в Дербишире — там триста комнат и обитает множество привидений.

— Серьезно?

На напряженном лице Мэнди появилась широкая улыбка.

— Одно из них живет в унитазе, поэтому вода в нем сливается сама по себе. А когда в семье кто-то должен умереть, она течет постоянно.

— Понятно… — Кейт все сильнее интересовала эта примечательная личность. Она надеялась, что Персеус Чолмонделей-Чатсуорт скоро появится.

— Именно воспоминания о детстве, проведенном в замке, вдохновляют его на работу, — добавила Мэнди. — Большие диваны, позолоченные зеркала, шелковые шторы и все в таком роде… Думаю, здесь это немного не к месту, но мне все равно нравится. Он называет свой стиль высокой модой для интерьеров.

Эти слова снова показались Кейт очень знакомыми. Она с подозрением взглянула на Мэнди.

— А как выглядит этот Персеус? — решила поинтересоваться она. — У него, случайно, не лиловый костюм?


Глава 20


— Лиловый? — Мэнди покачала головой. — Нет, скорее, он выглядит как… ну, я не знаю. Наверное, как Шерлок Холмс. Он очень консервативен в одежде — похоже, англичане любят такой стиль. Да ты сама все увидишь. Вот он идет!

— Эй, на корабле! Миссис Сен-Пьер! — прогудел голос, словно из книги Вудхауза.

Мэнди вышла навстречу гостю, а Кейт выглянула через сломанную дверь. По освещенному солнцем полю шел странный человек. На нем был большой красный галстук-бабочка, ослепительно яркий клетчатый жакет горчичного цвета и подходящие к нему брюки-гольф. Невероятно, но, несмотря на жару и место действия, ансамбль завершал клетчатый шерстяной охотничий шлем с козырьком спереди и сзади.

— Прости, я опоздал, — сообщило видение. — К сожалению, я совсем без сил. Вернулся с вечеринки у Элтона только в два часа ночи.

Чем ближе он подходил, тем больший эффект производил его пиджак. Кейт стояла, в потрясении открыв рот. Неужели это происходит на самом деле? Похоже, именно в этой точке земного шара реальность была понятием относительным.

Видение протянуло руку с печаткой на пальце:

— Персеус Чолмонделей-Чатсуорт. Здравствуйте…

Кейт почувствовала холодок в его голосе. Судя по всему, он ожидал, что его клиентка будет одна, и был недоволен появлением кого-то постороннего. Девушка вглядывалась ему в лицо, но почти ничего не видела — лишь монокль блестел в тени под козырьком шлема.

— Вам не жарко в этой шапке? — поинтересовалась она.

— Совсем нет, — сухо ответил дизайнер, — даже, я бы сказал, прохладно. — Но почему-то его лицо, насколько можно было судить, было залито потом.

— Перри, сними шапку, — уговаривала его Мэнди. — В ней, должно быть, чертовски жарко!

Но дизайнер прикрыл голову рукой.

— Боюсь, это невозможно. Я… гм… у меня вши.

— Вши! — с отвращением воскликнула Мэнди.

— Вот именно, — быстро сказал Персеус. — Я подцепил их от одного из крестников Хью Гранта, когда мы все вместе обедали на днях. Он захотел померить мой шлем. Вы же знаете детей! Маленькие проказники!

Кейт недоверчиво посмотрела на него. Скорее всего он лысый и скрывает это. Мэнди вздохнула и опустила глаза.

— Мне этого никогда не узнать, — с грустью сказала она, — Марти всегда был против детей.

Кейт стало жаль ее. Она взглянула на Чолмонделей-Чатсуорта и заметила, что он сдерживает зевоту. Да уж, вот оно — высшее проявление человеческого сочувствия!

— Ничего страшного, — радостно обратилась к нему Мэнди. — А я как раз рассказывала Кейт о том, какой ты гениальный дизайнер.

Он быстро кивнул.

— Она журналистка, — добавила Мэнди, — и сможет написать о тебе хвалебный материал. Дай ей свою визитку. Ты ведь постоянно твердишь, что хочешь известности. Вот и шанс.

Персеус Чолмонделей-Чатсуорт колебался пару секунд.

— У меня нет визиток.

— Не может быть, — удивилась Мэнди. — Неужели ты уже раздал все своим друзьям-знаменитостям?

— Что-то вроде того.

Кейт неприязненно посмотрела на дизайнера. В блеске его монокля было что-то неприятное.

— По-моему, у меня где-то была одна, — нахмурилась Мэнди и полезла в карман джинсов. Достав небольшую грязную картонную карточку, она протянула ее Кейт.

Визитка оказалась кремового цвета с ярко-зеленой рамкой.

«Персеус Чолмонделей-Чатсуорт, стиль английских замков для шикарных французских дворцов». Прочитав ровные буквы, Кейт едва заметно вздрогнула.

Чолмонделей-Чатсуорт взирал на нее из-под козырька своего шлема. Почему он был настроен так враждебно? Или ей это просто показалось? Но ему вряд ли удастся быстро от нее избавиться. Помимо прочего ей еще нужно было взять интервью.

— Миссис Сен-Пьер как раз рассказывала мне о ваших планах относительно маслодавильни, — сказала Кейт.

— Правда? — Его монокль угрожающе заблестел.

— Довольно. — Мэнди, должно быть, почувствовала возросшее напряжение и широко улыбнулась. — Не знаю, как вам, а мне нужно выпить. Давайте вернемся в «Парк ночных горшков». Думаю, — добавила она, обращаясь к Кейт, — я должна показать тебе все, что нужно для статьи о моем замечательном доме.

Кейт пришла к выводу, что дом Мэнди может понравиться только тому, кто не возражает против безумного смешения стилей. Кухня была похожа на бункер Доктора Но, в спальне хозяина сразу же бросалась в глаза цветная фотография во всю стену в толстой черной раме. Кейт поначалу показалось, что волнистые оранжевые изгибы — это песчаные дюны, но оказалось, что она смотрит на сильно увеличенный снимок обнаженного женского зада. Неужели он принадлежит Мэнди?

Сразу же после экскурсии по дому выяснилось, что хозяйка торопится к парикмахеру. Интервью закончилось. Узнав, что Кейт приехала на автобусе, Мэнди предложила дизайнеру отвезти ее в Сен-Жан.

— Но мне там нечего делать, — резко ответил он.

«Очень грубо, — подумала Кейт, — особенно для того, кто заявляет, что вырос в замке».

— К тому же я должен вернуться на мыс Ферра. Эндрю и Мадлен — Ллойд-Уэббер, естественно, — ждут меня.

— О, не нужно беспокоиться, — начала Кейт. Похоже, она правильно подметила — дизайнер действительно невзлюбил ее с первого взгляда.

— Но это займет у тебя всего несколько минут, — настаивала Мэнди. — Я бы сама отвезла тебя, — добавила она, повернувшись к девушке, — но мой стилист работает в Каннах, а это в противоположной стороне. Поэтому попрощаемся здесь. Было приятно с тобой познакомиться.

— Взаимно. — Кейт искренне улыбнулась.

— Моя машина припаркована с другой стороны забора, — раздраженно сообщил Чолмонделей-Чатсуорт, и они пошли дальше в полной тишине.

— Почему Мэнди поехала к парикмахеру на лимузине? — непринужденно поинтересовалась Кейт, заметив, как большая черная машина с затемненными стеклами выехала с подъездной дорожки, засыпанной гравием. — Для меня это было бы слишком.

Дизайнер многозначительно взглянул на неопрятные, мышиного цвета волосы Кейт.

— Да, — коротко ответил он, — это заметно.

За домом Мэнди был припаркован маленький грязный фургон. Дизайнер едва сдержался, чтобы не затолкать ее внутрь.

— Давай, — проворчал он — в его голосе уже не было аристократических интонаций, — я не могу возиться с тобой целый день.

И фургон с огромной скоростью помчался по дороге. В кабине не оказалось ремня безопасности, поэтому Кейт сидела, ухватившись за ручку двери. Ее тошнило. Когда они повернули и впереди уже показались крыши домов Сен-Жан, дизайнер вдруг громко выругался и резко вывернул руль, чтобы помешать какой-то машине обогнать их, ударившись при этом головой о зеркало заднего вида. Кейт вскрикнула, осознав, что фургон съехал на обочину, резко развернулся и с огромной скоростью полетел в обратном направлении.

— В чем дело? — закричала Кейт, когда деревня скрылась из виду. — Куда мы едем? Ой!..

Чолмонделей-Чатсуорт сыпал проклятиями и, одной рукой держа руль, пытался нащупать шлем, который от удара слетел у него с головы. Кейт поняла, что его нельзя назвать ни лысым, ни лысеющим. Наоборот, короткие жесткие волосы торчали во все стороны. И теперь, наконец-то разглядев его злое, лоснящееся от пота лицо с мелкими чертами, она точно вспомнила, где его видела.

— Это ведь ты?

Теперь он гнал еще быстрее, бросая испуганные взгляды в перекошенное зеркало.

— Я не понимаю, о чем ты говоришь, — зло бросил он.

— Ты ведь не Персеус Чолмонделей-Чатсуорт. Ты Марк де Прованс, верно?

Дизайнер взглянул на нее с презрительной гримасой — такой же, как во время их последнего разговора в Слэк-Палисэйдс. Его глаза сверкали, он оскалился и так же, как тогда, агрессивно выставил вперед челюсть. И хотя он говорил уже не на смешном французском, а на чистом английском языке и внешне напоминал не лиловый первоцвет, а мистера Тоуда, перед ней все равно был Марк де Прованс.

Кейт громко расхохоталась:

— Это же ты! Перестань, я тебя узнала.

— Убирайся из моей машины! Немедленно, черт возьми! — Он резко затормозил, перегнулся через нее и дернул за ручку. Через мгновение раздался глухой удар. Кейт оказалась на обочине, но не ушиблась, а только очень испугалась. Встав и отряхнувшись, она удивилась: неужели Марк де Прованс вытолкнул ее из машины, даже не притормозив? И все из-за того, что она узнала его?

Но теперь у нее появился еще один вопрос. Почему этот модный дизайнер, знаток французских интерьеров, надел охотничий шлем и превратился в Персеуса Чолмонделей-Чатсуорта? И к тому же заговорил с идеальным английским произношением? Кейт несколько минут сидела неподвижно, пытаясь найти ответ, но у нее ничего не вышло.

Она знала точно лишь одно — интуиция ее не подвела. Не нужно было связываться с Сен-Пьерами — даже с безобидной, казалось бы, Мэнди. Она запишет это интервью, сдаст материал и распрощается с газетой. Что бы Крайтон ни говорил!

Скрип тормозов прервал размышления девушки — рядом с ней остановилась машина. Она испуганно подняла глаза и увидела знакомого лысеющего человека.

— Дорогая, что ты здесь делаешь? — широко улыбнулся Кен, сверкнув золотыми зубами. На его крупном красном лице блестели темные круглые очки от солнца. — Загораешь?

Кейт устало посмотрела на него.

— Тебя подвезти? Я еду в «Фолти-турс».

Первым желанием Кейт было отказаться, но солнце палило нещадно, а в машине, похоже, было прохладно. Насколько это вообще возможно в старой арендованной машине с обивкой сидений под джинсовую ткань и надписью на багажнике — «Блу джинс».

— Куда это ты направлялась по такой жаре?

— Просто гуляла. — Кейт не собиралась ничего ему рассказывать.

— Гуляла там? — Кен показал на кусты у обочины.

Господи, до чего он любопытный!

— Да, мне… гм… нужно вдохновение для романа.

Какое-то время они ехали молча.

— Послушай, — Кен повернулся к ней, одной рукой крепко сжимая переключатель скоростей, — по поводу нас с Селией.

— Это не мое дело, — напряженно сказала Кейт — ей был очень неприятен этот разговор.

— Я знаю, что ты не одобряешь, но…

— Кен, мы с ней знакомы совсем недавно… Ас тобой еще меньше. Вряд ли я имею право судить! — Но Кейт прекрасно понимала, что именно этим она и занималась. И решила для себя, что Кен — выдумщик, похожий на Уолтера Митти.[31] И серьезное дело, которое привело его на Ривьеру, — скорее всего, просто поиск людей, которым можно было бы продать тайм-шер. Селия достойна лучшего.

Кен смотрел на нее, поджав губы, и Кейт поняла, что он догадывается, о чем она думает. И когда он заговорил, его голос звучал с сожалением, почти умоляюще.

— Да, я знаю, — сказал он, — но для нее твои слова имеют большое значение. И я надеялся, что мы могли бы… гм… подружиться.

Кейт закрыла глаза. Ее нервы после неожиданного полета из фургона и так были на пределе, а еще этот неприятный разговор с маленьким нелепым англичанином!

— Как я уже сказала, это не мое дело. Вы с Селией — взрослые люди! — Хотя, честно говоря, иногда она в этом сомневалась. Особенно когда они были вместе.

— Как знаешь…

В Сен-Жан они въехали в полном молчании.

— Вот мы и на месте, — холодно произнес Кен, высаживая ее на площади.

— Спасибо.

— И еще я хотел сказать…

— Что? — настороженно спросила Кейт.

— Эта твоя прогулка по кустам… — В его голосе слышался сарказм.

— Что такое? Это место очень вдохновляет.

— Серьезно? Забавная, должно быть, у тебя книга, — хмыкнул Кен. — Там ведь настоящая мусорная свалка.

И он уехал. А Кейт с ненавистью смотрела ему вслед.


Кейт решила переехать в дом графини во второй половине дня. Разложив вещи и быстро протерев везде пыль, она могла бы несколько часов провести на балконе, выходящем в тихий сад, и заняться романом. Кейт чувствовала себя виноватой из-за того, что надолго забросила «Жиголо с севера». С другой стороны, она все-таки собралась и написала бабушке обещанное письмо.

Кейт так и не поняла, как Форель отнеслась к новости о том, что она временно выселяется из номера, — лицо хозяйки гостиницы осталось абсолютно бесстрастным. Так что в итоге девушка поднялась по лестнице, собрала вещи, с грохотом стащила чемодан с лестницы и поставила на мостовую — этого оказалось достаточно, чтобы пять пожилых дам взглянули на нее с еще большим осуждением, чем обычно. Даже бродячие музыканты из Испании, выступающие перед завороженными зрителями в кафе «Дела пляс», резко повернулись, чтобы посмотреть на того, кто помешал им. Кейт даже испугалась, поймав недружелюбные взгляды музыкантов.

Кейт потащила огромный чемодан по площади — до ее нового дома было ярдов двадцать или около того. Не успела она подняться по лестнице, как раздался громкий возмущенный голос хозяина кафе, который требовал, чтобы музыканты немедленно убрались с его территории. После короткого громкого спора они направились через площадь, что-то недовольно обсуждая, и оказались рядом с Кейт, боровшейся с тяжелым чемоданом.

— Давай помогу, — предложил один из них — тот, который был повыше. Он осторожно, словно ребенка, положил гитару и взялся за ручку чемодана. Кейт с благодарностью смотрела, как он, выкатив глаза от напряжения, тащит его вверх по лестнице.

— Что у тебя там? Труп? — поинтересовался он, потирая худую руку, и неожиданно тепло улыбнулся, обнажив редкие зубы.

Улыбнувшись в ответ, Кейт внимательно посмотрела на него: карие водянистые глаза, бледное лицо, стройное поджарое тело. Похоже, у этого бродячего музыканта скудное питание.

— Спасибо.

— Пожалуйста, мадемуазель… — Он отмахнулся от ее робких попыток сунуть ему монеты и вернулся к своему товарищу. Поклонившись и закинув гитары за спину, они направились прочь.

Кейт вошла в дом и тихо закрыла за собой дверь. В холле, залитом фиолетовым светом, стояла абсолютная тишина — шум, разговоры и солнечный свет остались на улице. Даже чемодан неслышно скользил по деревянному полу — создавалось впечатление, что современная спокойная обстановка дома поглощала шум.

Кейт с сомнением взглянула на стеклянную лестницу. Шансы затащить наверх вещи, не испортив ступени и без ущерба для себя, казались довольно призрачными. Но чемодан вполне можно было оставить в холле. Вряд ли это оскорбит чьи-то чувства — ведь графиня уехала и оставила дом в ее полном распоряжении.

Кейт прислушалась. Что это было? Какое-то движение наверху? Тишина звенела в ушах.

Девушка испуганно оглянулась на картины. С белых стен холла на нее смотрело множество глаз. Узкие, подчеркнуто большие или всего один, как у Циклопа, — они выражали всю гамму эмоций: от любопытства до вызова, от недовольства до явной агрессии. Кейт попыталась взять себя в руки. Это просто картины. Она ведет себя глупо. А что касается шума наверху, то это была всего лишь белка, пробежавшая по крыше, или кошка, или еще что-нибудь…

Сегодня она совсем выбилась из сил: напряженное утро, потом незапланированный полет из фургона. Ей нужно отдохнуть, полежать на гигантской белой кровати в гостевой спальне — ее спальне на ближайшие несколько дней. А теплый ветерок из сада быстро убаюкал бы ее.

В спальне она подошла к французскому окну, чтобы открыть его, и тут же почувствовала, как по спине пробежал холодок. Кейт резко обернулась к двери, но там никого не было.

Она отнесла старую косметичку в ванную и обнаружила там большие, толстые и, судя по всему, новые полотенца, а на краю ванны кусок мыла с восхитительным запахом цветущего апельсинового дерева. Кейт изучающе уставилась на свое отражение в зеркале. Кожа на лице все-таки начала шелушиться, хотя она старательно наносила крем. Девушка вздохнула. Похоже, она зря надеялась на красивый загар!

А потом снова раздался какой-то звук. Кейт услышала скрип и шаги прямо у себя над головой. Затаив дыхание, она посмотрела на свое испуганное отражение в зеркале. В этот раз ошибки быть не могло. Наверху, на четвертом этаже, залитом фиолетовым светом, куда ей со шваброй еще предстояло добраться… был кто-то… или что-то.

Неужели грабитель? Какой-нибудь обычный воришка, который видел, что графиня уехала, и решил воспользоваться удобным моментом? У Кейт колотилось сердце, его шум громко отдавался в ушах. Каждая клеточка ее тела рвалась поскорее убежать из дома. Но графиня доверила ей дом и свои любимые картины. Выбора не оставалось — нужно пойти и выяснить, в чем дело.

На верхней лестничной площадке оказалась самая обычная белая дверь. Кейт приложила к ней ухо и прислушалась. Сначала она слышала лишь стук собственного сердца. А потом… да, раздался какой-то странный скребущий звук. Кто-то затачивает когти? Или нож?

Кейт трясущейся рукой взялась за ручку двери. Неожиданность — вот ее оружие. Нужно быстро заглянуть внутрь, застигнув врасплох любого, кто бы там ни находился, а потом быстро сбежать по лестнице и поднять тревогу. И, внезапно набравшись решимости, она открыла дверь.

Сначала Кейт ослепил яркий свет — он бил из окон, которые занимали практически всю стену. А потом она увидела мужчину, стоявшего в центре комнаты. Он был в бледно-голубой рубашке, которая великолепно смотрелась на фоне его темного загара, и улыбался ей так, словно в его присутствии или в ее внезапном появлении не было ничего необычного. — Фабьен!


Глава 21


— Ты не знала, что я здесь? — Он отступил от мольберта и удивленно уставился на нее. — Разве Одиль не говорила, что я иногда здесь пишу?

— Одиль?

— Графиня д'Артуби, — пояснил он с улыбкой и, положив кисть, испачканную розовой краской, вытер руки грязной тряпкой.

Одиль. Кейт несколько удивила такая фамильярность.

— Нет, не говорила… — Она почувствовала, как кровь приливает к шелушащимся щекам. — Хотя, может быть, и собиралась, но ей приходилось постоянно спускаться вниз и отвечать на телефонные звонки. Но она сказала, что узнала о том, что мне нужна работа, от одного друга. Не от тебя, случайно?

— Да, я упомянул об этом. Она говорила, что ей требуется помощь по дому, и я подумал, что ты как раз подойдешь.

— Я и не подозревала, что вы знакомы.

— Да, она ведь любит искусство, как ты, наверное, уже догадалась. И поддерживает меня. — Он хлопнул в ладоши, широко развел руки и поклонился: — Что ж, раз уж ты здесь, пойдем, я покажу тебе мою студию.

Из окна, как и с ее балкона, открывался вид на сад и крыши домов. Во всем остальном просторная светлая мансарда резко отличалась от всех остальных помещений старого дома.

Она была невероятно захламлена. Повсюду валялись кучи разных предметов, заваленных сверху чем-то еще. Рядом со стеной, когда-то чистой, а сейчас заляпанной краской, стоял рабочий стол Фабьена с грудами журналов, газет, шляп и ручек. Также на нем лежал пластмассовый — хотелось бы надеяться — череп и несколько крупных кристаллов, покрытых слоем пыли. Стульев в студии не было. Похоже, Фабьен не собирался превращать ее в гостиную.

— Какой здесь беспорядок! — заметила Кейт.

Фабьен пожал плечами:

— У художников всегда так. — Он оглядел комнату. — Конечно, это плохо, но ничего не поделаешь… — Взяв череп, он перебросил его с руки на руку и добавил: — Вот так вот, бедный Гораций!

— Йорик, — поправила его Кейт. Конечно, не стоило ожидать от француза, даже такого образованного, как Фабьен, что он знает Шекспира.

Он удивленно посмотрел на нее:

— Я знаю. Просто этого я зову Гораций.

На полу под столами валялись грязные тряпки. Кейт подумала, что он, наверное, вытирает о них кисти, но вдруг увидела там красную рубашку, которая была на Фабьене, когда они встретились в кафе.

— Там у тебя гардероб?

Он улыбнулся:

— Да, храню там кое-что из одежды. Ты же видишь, здесь не убрано.

Еще в студии стояла скульптура из папье-маше — изящная женская фигура с яблоком в одной руке и чем-то типа грелки в другой. На полу в ужасном беспорядке валялись велосипедные рули, рулоны холста и сломанная деревянная статуя неизвестного святого. У противоположной стены стояла низкая кушетка, покрытая измятой грязно-белой простыней.

— Да, — согласился Фабьен, проследив за ее взглядом. — Ее не мешало бы постирать. Да и не только ее… В первую очередь мои волосы.

Вся голова Фабьена была измазана фиолетовой краской. Кейт сразу же вспомнила Дарреиа и подумала, насколько далеко он продвинулся в своем стремлении покорить мир. Наверняка у младшего репортера все шло как по маслу.

Судя по всему, Фабьен не пользовался палитрой и смешивал краски на всем, что попадало под руку: тарелках, полиэтиленовых пакетах, обрывках старых газет. Пыльные огарки свечей на полу и на мебели указывали на то, что иногда он работает по ночам. На заляпанном краской буфете — или, вернее, на том, что от него осталось, — стоял целый лес кистей в банках.

Кейт заметила сваленные в кучу холсты у стены и устремилась к ним. На одном, еще не законченном, был изображен петух. Ее привело в восхищение, как всего несколькими яркими мазками Фабьену удалось передать характер этой тщеславной домашней птицы. На картине не было ни солнца, ни птичника, и все же Кейт ощутила жизнерадостный хаос, царящий на ферме.

— Посмотри, над чем я сейчас работаю.

Он взял ее за руку — абсолютно спокойно, без стеснения и церемоний — и повел к мольберту, перед которым стоял, когда она вошла.

— Узнаешь?

Кейт увидела наброски портрета какой-то пары — судя по всему, состоятельной, с легким налетом порочности и тайны. И тут Кейт узнала узкие глаза мужчины, его оценивающий взгляд и розовое платье девушки. Это была боснийская поп-звезда и ее пожилой поклонник.

— Просто потрясающе, — тихо выдохнула Кейт. — Как же это здорово — уметь рисовать!

— Но сочинительство во многом похоже на живопись, — сказал Фабьен. — Ведь нас тоже интересует форма, размер и баланс. Ты должна создавать историю так же, как я картину. И точно так же необходимо противопоставлять светлое и темное. Только ты используешь не краски, а слова, придумываешь героев и пишешь о добре и зле, о смешном и грустном.

Кейт смотрела на него во все глаза — она никогда не думала так о своей работе.

— И чтобы достичь успеха, каждому из нас нужно отдавать работе всего себя, используя весь свой опыт. Жить полноценной жизнью, наблюдать за происходящим вокруг…

Кейт задумалась о том, живет ли она так, как сказал Фабьен. Нет, похоже, она только в самом начале пути.

— Выпьешь вина? — Он достал бутылку из старого холодильника, который тоже ютился под рабочим столом, и разлил напиток по двум разномастным бокалам. — Конечно, не очень-то изысканно, — извинился он, протягивая ей бокал.

— Спасибо.

Напиток оказался на удивление вкусным и прохладным.

— Лучше, чем в «Биллиз», да?

— В «Биллиз»?

— «Биллиз»! — кивнул Фабьен. — Где ты завтракаешь в Англии. Ты рассказывала мне недавно, в отеле «Дю рок».

— Я говорила о «Биллиз»? — не веря своим ушам, переспросила Кейт.

— Кафе в Окмаклетуэйте, — улыбнулся Фабьен.

— В Слэкмаклетуэйте.

— Я ничего не забыл. — Он удовлетворенно причмокнул губами. — Газета, пиццерия, Дорин Брейсгирделл и женская ассоциация. Глэдис Аркрайт и «Ромео и Джульетта».

— Я обо всем тебе рассказала? — Она выпила тогда гораздо больше, чем ей казалось. Как неприятно! К счастью, графиня ничего об этом не знает.

— Да, и мне очень понравилось. И Одиль тоже была в восторге, когда я пересказал ей.

— Пересказал? Про Дорин Брейсгирдл и Глэдис Аркрайт? — Кейт представила себе, как перекошенное лицо графини еще сильнее искажается от отвращения.

— А почему нет? Одиль считает, что ты очень интересный человек. Она наверняка сказала тебе, что очень любит Англию и все, что с ней связано. И отлично говорит по-английски.

— Правда? Я общалась с ней только на французском.

Фабьен кивнул:

— Ну да. Мы часто беседуем по-английски ради практики. Я тоже обожаю Англию. Как я уже говорил тогда в отеле, я хотел бы поехать и поработать в твоем городе. В Экмаклетуэйтсе.

— Слэкмаклетуэйт. — Конечно же, это шутка. Что он может там нарисовать? Обнаженную Глэдис Аркрайт? Натюрморт с картошкой и сыром из «Биллиз»? Обнаженную Глэдис Аркрайт, поедающую картошку с сыром?

— Я мог бы написать твою бабушку. Как она вяжет. Она ведь любит вязать, правильно?

Кейт кивнула — у него поистине великолепная память.

— Или твою маму на кухне. Или отца, стоящего напротив телевизора. Или ту женщинус… как вы это называете, 1е cocktail des fruits…[32] Тетю Жанну?

— Тетушку Джоан? — Неужели она рассказала даже эту семейную историю? Доктор прописал сестре отца диету, но через несколько недель она снова пришла к нему, жалуясь, что не сбросила ни фунта, хотя твердо следовала его советам и ела фрукты вместо пудинга. Правда, в итоге выяснилось, что ела она консервированный фруктовый коктейль, поливая его сверху заварным кремом.

— А еще твой дядя с рулонами туалетной бумаги. Настоящий английский чудак!

Кейт улыбнулась. Неужели она и об этом проболталась? Дядя Грэхем имел привычку каждый вечер перед сном менять рулон дорогой цветной туалетной бумаги «Андрекс» на самую обычную белую из супермаркета. Он объяснял это тем, что нет никакого смысла пользоваться хорошей бумагой в те часы, когда к тебе никто не может зайти, чтобы оценить ее.

— Или я мог бы написать Слэк-Палисэйдс, — фыркнул Фабьен. — Шампань де Вайн. Ната Хардстоуна. Или, — вдруг пробормотал он, заметив застывшее лицо Кейт, — это плохая идея?

— Нет, — сказала Кейт и подумала, что ее очень порадовало бы, если бы Нат утонул в скипидаре или был до смерти забит мольбертом. Никакие другие его связи с миром искус ства ее не устраивали. Она выпила много вина, но упоминание о Нате подействовало на нее отрезвляюще. И еще более отрезвляющей была мысль о том, что, если Фабьен запомнил в деталях все рассказы из отеля «Дю рок», он не забыл и то, о чем она говорила на приеме на мысе Ферра.

Все время, пока они разговаривали, рука Фабьена двигалась над маленьким блокнотом. Кейт поняла, что он рисует ее. Она напряглась и постаралась одновременно втянуть щеки и принять более выгодную позу.

Фабьен резко остановился.

— Ну вот, когда ты начинаешь позировать, твое лицо уже не такое интересное. Расслабься, — сказал он, — продолжай говорить.

— Э-э… — Кейт пыталась придумать тему, которая не была бы связана с дядей Грэхемом или тетушкой Джоан. Или Натом Хардстоуном. — Расскажи мне о графине, — попросила она.

— Одиль… — Фабьен осторожно водил карандашом по бумаге. — Очень интересная женщина. Она прожила потрясающую жизнь.

— Правда? — Кейт уже готовилась услышать, что художники наперебой хотели, чтобы Одиль им позировала. Наверняка старуха и Фабьену все это рассказывала.

— Очень интересная женщина. Она когда-то сама рисовала и позировала… была очень красивой моделью. Все хотели рисовать ее.

— Послушай, по поводу красивой модели… Это ведь неправда? Посмотри на ее лицо! Оно же все перекошено!

Фабьен продолжал молча рисовать.

— Она показывала мне фотографию, — Кейт понимала, что поступает низко, но была полна решимости докопаться до истины, — красивой молодой девушки на пляже. И сказала, что это она, но это же невозможно! Между ними нет ничего общего!

— Это была она.

— Я не верю, — заявила Кейт. — Девушка на фотографии была очень красива, просто ослепительна. А графиня… она…

— У нее был удар.

— Что было?

— Апоплексический удар. Несколько лет назад. Ей удалось восстановиться, но лицо пострадало очень сильно…

Кейт почувствовала, что заливается румянцем, и закрыла щеки руками.

— Не может быть! Ты шутишь?

— Боюсь, что нет.

Кейт не решалась на него взглянуть. Она вся горела от стыда. Она знала об ударах не очень много, но достаточно, чтобы понять — они происходят внезапно и разрушают жизни, превращая здоровых энергичных людей в абсолютно беспомощных. И загорелые красавицы становятся одноглазыми старухами с перекошенными лицами.

— Но как? — прошептала она. — И почему? Почему это случилось?

Фабьен пожал плечами:

— Никто точно не знает. Но я уверен — думаю, и она тоже, — что это как-то связано с курением. Но графиня все равно не собирается бросать. Говорит, что для нее это единственная радость и молния не ударяет дважды в одно и то же место. Надеюсь, она права.

Кейт стояла не поднимая глаз — все это было слишком страшно.

— Я сказал «единственная радость», — объяснил Фабьен, — но есть и другие. Она по-прежнему любит позировать и остается отличной моделью, одной из самых моих любимых… Смотри!

Фабьен подошел к холстам у стены и с явным удовольствием вынул один из них. Это был портрет графини: перекошенное лицо совсем без макияжа, волосы забраны назад, — она смотрела так, словно бросала вызов всему миру. Фабьен прорисовал ее скулы и изящную линию подбородка настолько хорошо, что Кейт увидела на ее лице тень былого очарования — эта женщина когда-то была очень красива. У нее перехватило дыхание.

— Я постоянно ее пишу. Портретов очень много, — спокойно заметил Фабьен, показывая Кейт одну картину за другой. Графиня в желтом платье на бледно-голубом фоне. Она же в красной блузке на фане обоев с розами. Обнаженная графиня с серой кожей и грудью, похожей на сморщенные сухофрукты, над выпирающими ребрами.

Кейт наконец-то все поняла.

— Та картина внизу… — медленно произнесла она. — Это ведь ты написал.

— Да, ту, которая в гостиной, — кивнул Фабьен. — Но только ту из всех других портретов Одиль. В холле, например…

Кейт ахнула:

— В холле? На них тоже она?

— Конечно. А кто же еще, по-твоему?

Он, должно быть, решил, что она глупая и вдобавок еще и злая. Чтобы скрыть от Фабьена покрасневшее лицо, Кейт подошла к окнам. Одно из них — в самом углу — было открыто, и девушка выглянула на улицу, подставив пылающие теки под легкий ветерок.

Вдруг загорелые руки обхватили ее и крепко сжали. Кейт резко обернулась. Она не слышала, как он подошел.

— Осторожно, — пробормотал Фабьен, — я не хочу, чтобы ты упала. — От него сильно пахло скипидаром. — Я должен показать тебе еще кое-что.

— Что? — недовольно спросила она и попыталась выпрямиться. Фабьен потянул ее к себе, его руки пробежали у нее по спине, плечам, потом вниз и как будто случайно прикоснулись к груди. Он посмотрел ей прямо в глаза, а потом пошел в конец комнаты — туда, где стояли холсты.

— Вот это, — произнес он, достав один из них. На нем была изображена девушка с волосами мышиного цвета и широко расставленными глазами.

И вдруг Кейт поняла — волосы, бледная кожа, небольшой, но округлый рот, полные губы, — что смотрит на свое отражение.

— Да, — сказал Фабьен, — это ты. Похожа, правда?

Кейт кивнула — она слишком расчувствовалась, чтобы говорить. Он нарисовал ее. И, более того, сделал это великолепно. Портрет получился скромный, но очень романтичный, а ее лицо художник явно считал привлекательным. Она выглядела почти красавицей. Вот только…

— Разве это возможно? — Ведь они познакомились всего несколько дней назад, и она ни разу не позировала ему. Неужели он рисовал ее по памяти?

— В этом-то вся загадка, — произнес Фабьен, осторожно приближаясь к ней. — Я был просто поражен, когда увидел тебя на приеме. Этой картине уже много лет.

— Много лет? Но мы ведь встретились совсем недавно.

— Я знаю, — прошептал Фабьен, и его губы оказались совсем близко от ее лица. — Это было как озарение. Меня всегда преследовали несколько образов. И твой — один из них.


Кейт опоздала к началу своей смены в ресторане.

— Прости, — извинилась она перед Селией.

— Ничего страшного. Я бы не сказала, что у нас наплыв клиентов.

Как обычно, в ресторане не было ни единого посетителя. А бизнес в кафе напротив, как всегда, процветал. Его хозяин, ненавидевший всех вокруг, обходил границы своей империи, готовый в любой момент дать отпор голодным котам или музыкантам с гитарами.

— И все же где ты была? В своем новом доме?

— Да, переносила вещи. Это заняло кучу времени.

— Конечно, — усмехнулась Селия. — Несложно догадаться, чем еще ты занималась.

— О чем ты? — с вызовом спросила Кейт.

— Твой друг художник помогал тебе? Переезжать? — поддразнила ее Селия.

Кейт покраснела. После поцелуя Фабьен объявил, что приглашает ее завтра на ленч. В какое-то особенное место, как он выразился. Но Кейт не хотела искушать судьбу и рассказывать об этом подруге. Если в итоге у них ничего не получится, она бы предпочла, чтобы об этом никто не знал.

— Я все равно рада, что у вас все в порядке, — улыбнулась Селия и внимательно посмотрела на Кейт. — Жаль, я не могу сказать то же самое про нас с Кеном.

— Что случилось? — Кейт почувствовала себя некомфортно, вспомнив разговор с Кеном в машине. Но разве она виновата, что воспринимает его по-другому — не так, как Селия.

— Бедняжка, он начинает впадать в депрессию.

— Боже мой, — ради приличия промолвила Кейт. Скорей бы он впал в сильную депрессию и уехал отсюда! — А что случилось?

Селия положила руки на талию.

— Кен почти ничего не рассказывает о том, что ищет…

— Неужели? — съехидничала Кейт, не сдержавшись. Подруга недовольно взглянула на нее.

— …но у него не все идет гладко. Он постоянно нападает на след, вот только он его никуда не приводит.

— Кен так до сих пор и не рассказал тебе, что ищет? — нетерпеливо перебила ее Кейт. — Если это не выдумки.

Селия подняла глаза.

— Дорогая, это правда, поверь мне. Он и