Пулеметы русской армии в бою (fb2)


Настройки текста:



ФЕДОСЕЕВ СЕМЕН Пулеметы русской армии в бою


ПРЕДИСЛОВИЕ

Пулеметы применяются в боевых действиях уже более 110 лет и за это время убедительно доказали свое важное значение и прочно заняли место в системе вооружения армий. Книга, предлагаемая вниманию читателей, посвящена раннему этапу применения пулеметов в нашей стране и в основном охватывает период с середины 1890-х до 1920-х годов. Для полноты картины рассмотрена также история применения русской армией предшественников автоматических пулеметов — картечниц. Рассматриваемый период времени был насыщен бурными политическими и военными событиями — для России в него уложились Русско-турецкая война, военные экспедиции в Средней Азии, Боксерское восстание в Китае, Русско-японская и Первая мировая войны, три революции, Гражданская война. Кроме того, промышленная революция XIX века, быстрое развитие техники и технологий определили революцию и в военном деле. И пулемет стал не только участником, но и одним из ключевых элементов этого процесса. За короткий срок пулемет прошел путь от вспомогательного вооружения крепостей и кораблей и средства «колониальных» войн до важнейшего оружия пехоты и кавалерии во всех видах боя. Станковые пулеметы дополнились ручными, зенитными, авиационными, танковыми.

Все это позволяет выделить историю пулеметов в русской армии в отдельное повествование. При этом стоит рассмотреть разные аспекты — разработку и модернизацию пулеметов и их установок, производство, закупки и поставки пулеметов в войска, организацию и подготовку пулеметных подразделений, боевое применение пулеметов. В разговоре о боевом применении придется касаться как общих вопросов, связанных с развитием взглядов на роль и способы применения пулеметов в бою, так и отдельных боевых примеров.

Речь идет именно об армии, то есть сухопутных войсках. Пулеметы на русском флоте — самостоятельная тема. Зато придется вспомнить о применении пулеметов в «технических войсках» — а именно в бронесилах и авиации в период их молодости.

Описание конструкций и работы систем пулеметов, применявшихся в русской армии, а также их установок для удобства вынесены в отдельную главу в конце книги.

При подготовке книги использованы архивные документы из фондов Главного артиллерийского, Главного военно-технического (инженерного) управлений военного министерства, Главного управления Генерального штаба, Управления Генерал-Инспектора Артиллерии, Офицерской стрелковой школы, Подготовительной комиссии по артиллерийским вопросам, Особого совещания для обсуждения и объединения мероприятий по обороне государства, Центрального военно-промышленного комитета, уставы и наставления русской армии, книги и статьи видных специалистов, непосредственно участвовавших в становлении и развитии пулеметного дела в России, исследования советских и российских историков, а также зарубежных историков оружия, мемуарная литература.

ПРЕДЫСТОРИЯ. КАРТЕЧНИЦЫ В РУССКОЙ АРМИИ

«Всякая скорострелка, называть ли ее картечницей или вновь придуманным словом пулемет (и избавь нас от лукавого и метафоры!), все же есть не более, как автоматический стрелок, т. е. самостоятельного вида поражения не дает… по всем неудобствам уже есть артиллерийское орудие».

М.Н. Драгомиров. «Калибры оружия в полевых армиях европейского состава».

Осенью 1885 года на Главном артиллерийском полигоне близ Санкт-Петербурга прошли сравнительные испытания «малокалиберных скорострельных пушек». Испытанию подверглись картечницы Гарднера, Пратт-Уитней, Норденфельда, а также револьверная пушка Гочкиса. Комиссия по испытанию в составе полковников Пашкевича, Литвинова и фон дер Ховена и капитана Лангенфельда выбрала для дальнейшего изучения картечницу Норденфельда, а также рекомендовала продолжить изучение действительности стрельбы 37-мм пушки Гочкиса. Дополнительные испытания картечниц Норденфельда прошли в октябре 1886 — феврале 1887 года, и довольно удачно; большинство членов комиссии повторили мнение, «что митральезы представляют собой прекрасное средство для усиления ружейного огня в бою». Однако отличный знаток стрелкового оружия полковник А.И. фон дер Ховен записал особое мнение, в котором, между прочим, заметил: «Если же предположено было бы ввести митральезы в состав вооружения наших войск, то, по моему мнению, недавно испытанная у нас одноствольная автоматическая митральеза системы Максима заслуживает большего внимания, чем митральеза Норденфельда».


Один из предков картечниц и пулеметов — 105-ствольный «орган» («батарейка»). Конец XVII века. Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи, г. С.-Петербург

Настороженное отношение к «митральезам», или «картечницам», было вполне понятно — они уже состояли на вооружении русской армии и оставили по себе противоречивые впечатления. Стоит вспомнить о применении этого оружия в русской армии — и потому, что оно было непосредственным предшественником автоматических пулеметов, и потому, что это опыт наложил свой отпечаток на отношение к пулеметам в ранний период их развития.

Вначале о названиях. Русское слово «картечница» появилось как перевод французского «митральеза» (mitrailleuse, от mitraille — «картечь») и отражало тактические, а не технические особенности нового типа орудия — оно должно было заменить действие картечи, но стреляло отнюдь не картечными зарядами, а пулями. Дело в том, что с перевооружением пехоты нарезным оружием дальность ведения пехотой прицельного огня увеличилась до 850—1000 м, что затрудняло артиллерии на поле боя выезд на дальность картечного выстрела. Новое скорострельное орудие с той же прицельной дальностью стрельбы, что и винтовка, должно было обеспечить артиллерии возможность поражения противника в пределах дальности стрельбы пехоты. Калибр картечниц, испытывавшихся и состоявших на вооружении армий в 1870—1880-е годы, колебался от 11–12 мм (т. е. принятого в то время калибра винтовок) до 1 дюйма (25,4 мм).

Увеличение скорострельности достигалось увеличением количества стволов (от 5 до 25) и применением механического привода механизмов. Стрельба из стволов производилась залпами (как в картечнице Реффи) или последовательно. Привод в действие механизмов питания, запирания, ударно-спускового, экстракции производился от вращающейся (Гатлинг, Гарднер, Монсо) или качающейся (Пальмкранц, Норденфельд) рукоятки. Согласно современной классификации, картечницы можно отнести к классу «автоматики с внешним приводом», но поскольку привод этот основывался на мускульной энергии, картечницы заняли как бы промежуточное положение между магазинным и автоматическим оружием.

В 1866 году Русское военное министерство направило в США члена Артиллерийского комитета Главного Артиллерийского Управления (ГАУ) полковника А.П. Горлова и делопроизводителя Оружейной комиссии поручика К. И. Гуниуса. Это был важный период в развитии вооружения русской армии — начало перехода к казнозарядному оружию под унитарный «малокалиберный» патрон с металлической гильзой. После привычного 6-линейного (15,24 мм) стрелкового оружия калибр около 4 линий, конечно, считался «малым».

Главной задачей Горлова и Гуниуса было изучение американских образцов «малокалиберного» оружия и его производства, а главное — выбор образцов для перевооружения русской армии. С именами Горлова и Гуниуса связано появление на вооружении русской армии 4,2-линейного (10,67 мм) винтовочного патрона с цельнотянутой металлической гильзой, винтовки «Бердан» обр. 1870 г. и картечниц под этот патрон, револьвера системы «Смит-Вессон» со своим 4,2-линейным патроном. Надо отметить, что, взяв за основу американские образцы патронов и оружия, русские специалисты существенно доработали их. Из различных систем картечниц, имевшихся в то время в США, наибольший интерес в разных странах вызывала система доктора Ричарда Дж. Гатлинга с вращающимся блоком стволов, запатентованная в 1862 году и успевшая зарекомендовать себя на излете Гражданской войны в США.

Осенью 1867 года Бродвель, представитель Гатлинга, доставил в Россию его 6-ствольные картечницы калибра 12,7 мм (0,5 дюйма). Хотя испытание прошло неудачно, артиллерийскому капитану В.Н. Загоскину поручили изучить картечницы подробнее. На случай принятия их на вооружение Загоскин начал готовить производство на заводе Людвига Нобеля в Санкт-Петербурге. Год спустя завод представил более надежно работающий образец уже под 4,2-линейный патрон с утроенным зарядом.


Оригинальная (американская) 6-ствольная картечница Гатлинга

Одновременно Горлов получил задание собрать возможно больше данных о картечницах Гатлинга в США. 20 картечниц заказали заводу Кольта в Хартфорде, и Горлову поручили внести в них улучшения по его усмотрению. За основу был взят 10-ствольный вариант картечницы. Главные изменения, внесенные в него Горловым, — стволы выполнены под 4,2-линейный «бердановский» патрон, улучшены затвор и выбрасыватель, повышена надежность работы. Другим странам «Кольт» предлагала улучшенные картечницы уже от себя, по сути, присвоив горловские усовершенствования. Заявлял о своих правах и сам Гатлинг. Так или иначе, в сентябре 1869 г. в Санкт-Петербург прибыли двадцать 10-ствольных картечниц Горлова (точнее, Гатлинга — Горлова), вскоре принятые на вооружение под обозначением «4,2-линейная скорострельная пушка». Эта «пушка» упоминается обычно как «образец 1871 года».


«Скорострельная пушка обр.1871 г.» системы Гатлинга — Горлова на легком лафете с передком. Правые колеса условно не показаны. Видна укладка для патронов

Название «картечница», хоть и употреблялось широко, было слишком условным, официальное название «скорострельная пушка» вскоре перестало отвечать действительности, а с появлением скорострельных артиллерийских орудий с упругим лафетом просто рождало путаницу. Это заставило ввести уже в 1880-е годы новый термин — «пулемет». В его происхождении тоже можно уследить французское влияние — для картечниц во французском языке кроме mitrailleuse использовали еще и название canon aballes, т. е. «пулевая пушка». В том, что потом слово «пулемет» перешло на новый, автоматический тип оружия, нет ничего необычного — во французском слово mitrailleuse сохранилось для обозначения автоматического оружия, да и англоязычное machinegun тоже поначалу применялось к картечницам. Первые автоматические образцы в США именовали «automatic machine gun», а в России — «автоматическими картечницами».

Ну а пока производство «4,2-линейных скорострельных пушек» 1871 года поставил завод Нобеля (впоследствии — «Русский дизель»). Загоскин на основе системы Гатлинга создал 8-ствольную картечницу под старый 6-линейный патрон. Завод Нобеля выпустил только 8 таких картечниц, зато отработал на них производство. А.А. Фишер на основе лафета этой картечницы разработал облегченный лафет к картечнице Горлова — до того использовали лафет полевой пушки. В обоих случаях картечница с передком, патронным и зарядными ящиками имела четверочную запряжку.

К тому времени энтузиазм сторонников «скорострелок» несколько поостыл. В ходе Франко-прусской войны 1870–1871 гг. батареи 25-ствольных картечниц Реффи не принесли особой пользы в боях. Баварцы были не слишком довольны своими немногочисленными картечницами Фельдля. Тем не менее в 1871 году в России в артиллерийских бригадах сформировали четвертые — «скорострельные» — батареи, вооружив их картечницами Гатлинга — Горлова. С переходом в 1872 году в полевой артиллерии к 6-батарейной структуре артбригад «скорострельные» батареи стали в них шестыми.

Не забыли и 6-ствольную картечницу Гатлинга. Ее усовершенствованием занялся инженер B.C. Барановский, и уже через два года после горловской на вооружение приняли картечницу обр. 1873 г. Гатлинга — Барановского. При облегченном лафете и парной запряжке возросла маневренность картечницы. Немаловажно было и уменьшение ее расчета с 7 до 3 человек. Картечница Барановского производства Л. Нобеля была признана лучшей на «смотре митральез», организованном египетским хедивом (турецким правителем Египта).

Эта система уже могла стать «ближе» к пехоте и кавалерии, но пехотные и кавалерийские офицеры в опытах с картечницами не участвовали, вопросы их взаимодействия почти не рассматривались, что способствовало «узкой специализации» картечниц. В том же 1873 году по приказу Главнокомандующего войск гвардии и Петербургского военного округа великого князя Николая Николаевича-старшего провели сравнительные стрельбы четырех картечниц («скорострельных пушек») и полувзвода пехоты по одинаковым мишеням и с одинаковых дальностей. Оказалось, что «пехота скорее определила расстояние, скорее выпустила свои патроны» и притом — с большей меткостью. В сочетании с выявленными эксплуатацией частыми задержками в работе механизмов это не прибавляло рукояточным картечницам популярности. Картечницы в целом нашли довольно ограниченное применение. Во время Хивинского похода 1873 года две картечницы (взвод) имелись в отряде генерал-майора Головачева, составленном из пехоты и казаков. На походе картечницы двигались обычно вместе с горными орудиями. Ночью 15 июня отряду Головачева пришлось отражать нападение туркмен близ Чандыря. После коротких перестрелок с небольшими группами противника основная часть отряда начала выдвижение в Ильяллы и тут же подверглась нападению конных туркмен, которое отразила огнем стрелков, ракетной и пушечной батарей и ударом в штыки. В это время обе картечницы с двумя ротами стрелков обороняли обоз в лагере, стреляя практически в упор. В ходе этого похода картечницы обычно вели огонь вместе с «ружейными» стрелками на дальности до 1000–1100 м. Такой огонь позволял «отбрасывать» отряды туркмен, атакующие плотной массой.

Уже в 1876 году последовало распоряжение об упразднении «скорострельных» батарей и передаче картечниц в крепости, на склады и частью — на флот. После этого картечницы выдавались в войска по специальному распоряжению и использовались как «дополнительное», нештатное (или сверхштатное) вооружение. Во время Русско-турецкой войны 1877–1878 гг. со складов Одесского военного округа выдали 27 картечниц для самообороны черноморских береговых батарей на случай вражеского десанта — 8 в Одессу, 8 в Очаков, 4 в Севастополь, 4 в Балаклаву, 3 в Евпаторию. На флоте в этот период использовали вместе с картечницами системы Гатлинга картечницы Пальмкранца калибра 4,2 линии и 1 дюйм (25,4 мм) с качающейся рукояткой. В 1877 году по одной-две картечницы Пальмкранца или Гатлинга ставили среди прочего вооружения на корабли береговой обороны типа «поповою», а также на мобилизованные гражданские суда. На кораблях турецкой Дунайской флотилии также имелись тогда американские «Гатлинги», но ранних и менее надежных моделей.


Десятиствольная картечница Пальмкранца

В 1877 году Рущукский отряд русской Дунайской армии получил со складов Киевского округа 8 картечниц, образовавших «полевую скорострельную батарею» под командой капитана Мешетича. По данным С. Федорова, за всю кампанию батарея Рущукского отряда расстреляла всего 6422 патрона (в среднем по 802–803 на картечницу). Еще 8 картечниц действовали в береговых батареях на Дунае под Никополем, под Плевной, на Шипке. Эти картечницы считались в составе осадной артиллерии и применялись активнее, расстреляв всего 42 052 пули или в среднем по 5256–5257 на одну картечницу. Так, 18 июня, когда шла переправа русских войск через Дунай, батарея обстреляла турецких стрелков на противоположном берегу Дуная, выпустив 176 пуль с расстояния 625–675 саженей (примерно 1330–1440 м), заставив турок отойти, чего до этого безуспешно добивалась артиллерия, стреляя шрапнелями. Под Турну-Магурели скорострельная батарея Голощапова расположила свои картечницы в 450 саженях (960 м) от турецких позиций, быстро пристрелялась по ним и через четверть часа заставила турок прекратить огонь, чем помогла последующему взятию Никополя. 14 октября батарея картечниц капитана Голощапова прибыла под Плевну. Здесь генерал Тотлебен выдвинул идею формирования «подвижного стрелкового отряда», включающего несколько рот стрелков с винтовками Мартини и Бердана, а также нарезными крепостными ружьями и картечницами. В составе отряда генерал-лейтенанта Скобелева сформировали «летучий отряд» из двух рот стрелков, 6 картечниц и команды в 50 человек с крепостными ружьями. Перед последним штурмом Плевны картечницы расположили в передовых траншеях для фланкирования подступов к траншеям и обстрела местности впереди. Это было, пожалуй, единственной попыткой применить картечницы наилучшим образом. В этом отряде можно увидеть и отдаленный прототип совместных действий отборных стрелков, крупнокалиберных снайперских винтовок и пулеметов. Поставленные на позиции картечницы отбивали атаки турок на русские траншеи, обстреливали рабочих на выдвинутых вперед турецких укреплениях, прикрывали отход разведчиков после вылазок. Так, позицию русских частей от люнета до Тученицкого оврага прикрывала полубатарея из четырех картечниц от батареи Голощапова. Эти четыре картечницы несколько раз огнем с расстояния 470 саженей (около 1000 м) с успехом подавляли огонь турецких стрелков. Потом половину картечниц передали в отряд Скобелева, и осмелевшие турки на этом участке попытались обстрелять ружейным огнем Радищевскую позицию, но и две оставшиеся картечницы подавили их огонь. Генерал В.Л. Чебышев приводил слова турецкого писателя, что огонь русских картечниц был «убийственен и страшен».

Картечницы, доставленные на Шипку во второй половине ноября, предполагалось использовать для отражения возможных атак непосредственно перед позициями и прикрытия промежутков между артиллерийскими батареями («противоштурмовое средство»), но здесь они не принесли заметной пользы.

16 своих картечниц русские передали болгарскому Земскому войску.

Малочисленность картечниц не позволила сделать определенных выводов об их боевой ценности. Тем не менее, во время Ахал-Текинской экспедиции 1880–1881 гг. генерал М.Д. Скобелев попросил выделить ему кроме артиллерийских орудий также «картечницы, ручные гранаты и ручные мортиры». С Кавказа были выделены 8 картечниц Гатлинга — Горлова из Александропольской крепости. Эти картечницы использовали для защиты «этапных пунктов коммуникационной линии». Кроме того, Скобелев получил «морскую батарею» (ее формированием занимался капитан 2-го ранга С.О. Макаров), в состав которой вместе со скорострельными 1-фунтовыми пушками вошли 6 «морских» картечниц того же калибра 4,2 линии на легких десантных лафетах. Картечницы с двумя пушками относительно удачно применили при передовом отряде экспедиции под командованием полковника Гродекова. Картечницами прикрывали лагерь отряда при остановке на отдых. 6 июня 1880 г. отряду пришлось отступить после столкновения с противником у Янги-Кала, при этом картечницы вместе с артиллерийскими орудиями прикрывали отход, отражали атаки и рассеивали «группы неприятельских всадников». Другие картечницы вместе с залповым огнем стрелков отразили нападение текинцев на обоз. Картечницы включались во все рекогносцировочные отряды. В рекогносцировке на Янги-Кала, проведенной 4 декабря под личным командованием Скобелева, отряду пришлось столкнуться с любопытной тактикой противника: из крепости выскакивали группы всадников со стрелками на крупах лошадей, стрелки соскакивали на ходу и открывали огонь из-за бугров с 300–400 шагов. Подавить этот огонь и отразить атаки снова помогли картечницы. Во время следующей рекогносцировки 12 декабря отход разведывательного отряда прикрывали 4 картечницы — в этот день каждая из них расстреляла в среднем по 200 патронов. 20 декабря две картечницы были приданы пехоте колонны полковника Козелкова — одной из двух, участвовавших в штурме Янги-Кала. Причем картечницы вместе со стрелками должны были очищать огнем последовательно занимаемые кварталы кишлака. В этом бою они расстреляли по 100 патронов на картечницу. Затем при последовательном захвате укреплений противника на подступах к крепости Денгиль-Тепе картечницы вместе с орудиями ставили на занятые укрепления для защиты от контратак. С 22 по 28 декабря их использовали для прикрытия осадных работ русских частей и отражения вылазок из крепости (только за день 22 декабря все картечницы расстреляли 3800 патронов), а также для стрельбы с малых расстояний по противнику при штурме, проведенном полковником Куропаткиным 29 декабря. Для решительного штурма крепости Скобелев сосредоточил 4788 пехотинцев, 1043 кавалериста, 1068 артиллеристов — всего 6899 человек при 58 пушках, 5 картечницах и 16 мортирах. Инструкция, объявленная Скобелевым для штурма крепости, предусматривала нахождение картечниц «непосредственно при войсках в виде прежних полковых орудий, для ближайшей поддержки пехоты» (позже и автоматическим пулеметам придется побыть в роли своеобразных «полковых орудий»). При штурме 12 января 1881 г. картечницы и горные пушки продвигались за штурмовыми колоннами, чтобы обеспечить поддержку на каждом этапе штурма и отражать контратаки. В целом действия «морской батареи», включая картечницы, были весьма удачны. После ее расформирования Скобелев писал: «От глубины сердца и убеждения благодарю флигель-адъютанта, капитана 2-го ранга Макарова, командира батареи лейтенанта Шемана, мичманов Голикова и Майера, молодцам-матросам еще раз спасибо». Стоит отметить, что в сообщениях о действиях картечниц можно встретить словосочетания «противник отогнан», «принужден к молчанию» и т. п., но редко есть данные о количестве убитых или раненых (впрочем, и численность противника редко уточняется). По-видимому, психологическое действие картечниц намного превосходило их поражающее действие. Тем не менее применение картечниц в Ахал-Текинской экспедиции, несмотря на малочисленность, было наиболее разнообразно и активно, к тому же здесь они действовали в наиболее тесном взаимодействии с пехотой и кавалерией в обороне и в наступлении.

Мало кто из военных авторов тех лет обошел вопрос о картечницах. Независимо от того, подходили они к вопросу с «чисто теоретической» стороны или оценивали боевой опыт, мнения высказывались порой полярные. Среди сторонников картечниц были генерал В.Л. Чебышев (разработавший в 1885 году даже собственную легкую 6-ствольную модель), офицеры Генштаба И.П. Маслов, М.Н. Анненков. Начиная с первых дискуссий 1871 года ярым и последовательным противником картечниц стал генерал М.И. Драгомиров, за что его долго считали «противником новой техники». Поскольку на мнение Драгомирова принято широко ссылаться в литературе, стоит остановиться на нем подробнее. Дело было не только в «штыколюбии» генерала, но и в свойствах «рукояточных» картечниц. Считаясь артиллерийскими орудиями, они и по размерам были сравнимы с полевой 4-фунтовой (87-мм) пушкой. В 1891 году Драгомиров писал: «Если бы одного и того же человека нужно было убивать по несколько раз, то это было бы чудесное оружие… На беду, еще не находилось таких музыкантов, которые были бы в состоянии переменять направление ствола десять раз в секунду». Генерал был не столь уж не прав — во время Франко-прусской войны в трупах пруссаков находили до 20–30 пуль митральез, в то время как их соседи в линии даже не были ранены. Ручной привод механизмов даже при нескольких человеках расчета не позволял вести из картечниц более-менее прицельный огонь с рассеиванием по фронту и в глубину, быстро переносить огонь с одной цели на другую. Даже такие удачные системы картечниц, как Гатлинга — Барановского или Норденфельда, оказались слишком громоздки, стрельба быстро утомляла стрелков. Драгомиров указывал: «Мотивы, по которым я считаю пулеметы нелепостью в полевой армии нормального состава, прямо указывают на те случаи, где они не только полезны, но и, пожалуй, даже необходимы… а именно: 1) на флангах в крепостях, 2) в степных экспедициях, где малый отряд может иметь дело с большой, но плохо вооруженной толпой». Схожих взглядов придерживался генерал Г.А. Леер, а из зарубежных специалистов — Тюргейм, Люзе, Вилле, Тонжу. Сам же Драгомиров незадолго перед смертью говорил: «Господа, с непонятным упорством приписывающие М. Драгомирову презрение к огню, имеют дело не с подлинным, а с фиктивным, ими самими сочиненным Драгомировым».

Неудивительно, что положительно отзывались о картечницах генералы Эллис, Куропаткин, Давыдов, участвовавшие в тех самых «степных экспедициях». Однако все большее число офицеров склонялось к мнению Драгомирова — главного авторитета русской армии. Основания для сомнений давал и зарубежный опыт колониальных войн. Если англичане не без успеха применяли «Гатлин-ги» против зулусов в 1879 и египтян в 1882 г., а американцы — против индейцев, то английский же опыт в Судане в 1884 г. и итальянский в Абиссинии был явно неудачен.

Картечницы в целом разделили судьбу своих средневековых прототипов — многоствольных «органов» и «сорок» — те сошли со сцены с появлением легких полевых пушек, картечницы же становились просто не нужны с появлением новых нарезных казнозарядных полевых пушек с различными типами снарядов (граната, шрапнель, картечь). Скорострельная 4-фунтовая пушка обр. 1877 г. с картечным выстрелом при равной подвижности могла решать практически те же задачи, что и рукояточные картечницы обр.1871 и 1873 гг.


Опытная одноствольная картечница Норденфельда ближе остальных подошла к пулемету как оружию пехоты

Однако предложения картечниц долго не оскудевали. Улучшить «скорострельную пушку» пытались братья С. и В. Валицкие. В 1880 году Вильнер предложил ГАУ 4,2-линейную картечницу, включающую 2500 (!) стволов, а мещанин И. Дубинин в 1883-м — 8-ствольное орудие с патронами типа картечных (по 50 пуль в каждом), выстреливающее веерообразно 1600 пуль в минуту. В 1885 году Гатлинг предложил Артиллерийскому комитету ГАУ испытать две его новые картечницы — 10-ствольную на легком лафете со щитом и 6-ствольную, пригодную для «перетаскивания на руках». Артком ГАУ предложил «выписать и испытать одну гатлинговскую 6-ствольную пушку пехотного типа». Еще в 1884 году Артком составил программу испытаний систем Гатлинга и Норденфельда, а в 1885 году Журналом № 385 утвердил программу более широких испытаний «скорострельных пушек» ружейного и артиллерийского калибра — от 4,2 линии до 1,65 дюйма (калибры около 1,5 дюйма позволяли стрелять картечью или шрапнелью). С этих испытаний началось повествование, но, как мы видели, картечниц Гатлинга там не было, зато участвовали 5- и 1-ствольные картечницы Гарднера, 2-ствольная Пратт-Уитней, 5-ствольная Норденфельда, выполненные под русский 4,2-линейный патрон, 37- и 47-мм 5-ствольные револьверные пушки Гочкиса (именовавшиеся «многоствольными гранатными пушками»). Испытывали их в сравнении со штатными артиллерийскими орудиями, «деятельность которых по роду службы подходит в некоторых случаях к деятельности скорострельных пушек» — полевой конной 4-фунтовой пушкой, стреляющей шрапнелью, и 9-фунтовой бронзовой пушкой, которая использовалась в крепостях «для фланговой обороны рвов картечью». Внимание, которое комиссия уделила картечнице Норденфельда, не случайно — в то время эта система, ставшая развитием системы Пальмкранца, привлекла широкое внимание военных специалистов. Тем более что Норденфельд предлагал их в различных модификациях — с 1, 2, 3, 4, 5, 7, 10 и 12 стволами, на различных установках. В России для испытаний выбрали 5-ствольную модификацию. Отчет о дополнительных испытаниях картечниц Норденфельда в 1886–1887 гг. гласил: «Картечница Норденфельда в настоящем ее виде вполне удовлетворяет требованиям прочности и простоты механизма, а также безостановочности и безотказности стрельбы. Обращение с орудием вполне удобно и не требует особо подготовленных людей».

Картечницы же нашли себе применение еще во время Русско-японской войны. Русский флот продолжал использовать 4,2-линейные картечницы. Так, например, на исходе неравного боя русского миноносца «Страшный» 31 марта 1904 г. недалеко от Порт-Артура заменивший командира корабля лейтенант Е.А. Малеев отстреливался от окруживших тонущий эсминец японских кораблей из последнего исправного орудия — картечницы Норденфельда, снятой, кстати, с японского брандера и установленной на миноносце перед его последним походом. А японская армия имела на Дальнем Востоке одну роту с американскими «Гатлингами».

«Гатлинги» оставались в крепостях (включая Порт-Артур) — в 1895 году их было там 230, в 1900 году испытывали салазочное приспособление к ним для стрельбы из каземата. 28 мая 1906 г. Артком постановил разослать в крепости «Краткое наставление для службы при 4,2-линейных пулеметах системы Гатлинга», составленное капитаном Чернопятовым. Полсотни 4,2-линейных «пулеметов» в 1899 году числилось в береговой артиллерии.


Испытание трехствольной картечницы Норденфельда в прусском гвардейском гусарском полку (1887–1888 гг.). Примерно в то же время, когда картечницы Норденфельда испытывали в России

Долго служили картечницы на периферии. Так, в 1893 году Памирскому отряду передали для усиления «три 4-линейных пулемета (два 5-ствольных Норденфельда и один 1-ствольный Максима)». В 1905 году к ним добавили «два 6-ствольных пулемета Гатлинга», в 1909-м (!) — еще три «для замены пришедших в негодность». Только в 1910 году подняли вопрос о замене их, наконец, «3-линейными автоматическими пулеметами Максима». Впрочем, в Великобритании картечницы Гарднера продолжали службу до 1926 года, а в американском флоте до 1911 года сохранялись «Гатлинги». А вот итальянцы, выбрав картечницы Монтиньи, применяли их недолго.

Что же оставили за собой картечницы? Во-первых, они побудили к исследованию свойств и возможностей скорострельного оружия. Во-вторых, позволили отработать ряд узлов и систем, использованных потом в автоматическом оружии (хотя для России это имеет меньшее значение — производство автоматического оружия здесь ставили сравнительно поздно). А система Гатлинга, как известно, смогла вернуться на вооружение в виде многоствольных скорострельных авиационных пушек и зенитных автоматов. Причем на флоте последние решают задачу защиты от противокорабельных ракет, равно как их предки — задачу защиты от миноносок.


Пятиствольная картечница Норденфельда, испытывавшаяся в России
«Тело» картечницы Гатлинга — Горлова в экспозиции Тульского государственного музея оружия
«Тело» картечницы Гатлинга — Барановского в экспозиции Тульского государственного музея оружия

В тактическом плане наследие картечниц скорее негативно — благодаря им автоматические пулеметы первое время не вызывали доверия и, даже доказав свое значение в англо-бурской и Русско-японской войнах, вплоть до Первой мировой войны считались все же родом артиллерии. Выдающийся русский оружейник и историк оружия В.Г. Федоров писал: «В общем, необходимо прийти к заключению, что опыт вооружения армии картечницами был неудачен, и вся эта история не могла не оказать некоторого влияния на развитие вопроса о всеобщем введении нового могущественного средства, а именно картечниц, функционирование которых было основано на отдаче при выстреле, т. е. пулеметов».

О ПОЯВЛЕНИИ ПУЛЕМЕТА МАКСИМА

«На каждый вопрос — наш четкий ответ:

У нас есть „Максим“ — а у вас его нет!»

Из песни британских гренадеров.

По общему признанию, пулемет системы Максима не только открыл эпоху развития автоматического оружия, но во многом определил изменение и развитие всей системы вооружения, организации и тактики сухопутных войск в XX веке — по сути, именно с ним связано начало революции в военном деле. Появившись в конце 80-х годов XIX века, эта первая система автоматического пулемета в различных модификациях состояла на вооружении армий более 30 стран, а в некоторых используется и по сей день.

Понятно, что пулемет имел свою предысторию. Не углубляясь в дальние времена, вспомним, что еще в 1854 году талантливый конструктор Генри Бессемер предложил схему автоматической казнозарядной пушки, в которой энергия отдачи затвора использовалась для перезаряжания. Эта схема осталась в патенте, но в поисках материалов для его реализации Бессемер вплотную занялся вопросами металлургии. И внедрение в металлургию бессемеровского (1855 г.), мартеновского (1864 г.), томасовского (1878 г.) способов обеспечило, кроме всего прочего, распространение и внедрение в оружейное производство литых сталей. Появляются легированные стали, совершенствуется станочный парк, постепенно формируется точное машинное производство. В 1860-е годы начинается применение унитарных патронов с металлической гильзой. Все это стало основой повышения скорострельности и — вместе с осознанием значения «огневой составляющей боя» — активизировало работы над автоматическим оружием. Подряд патентуется несколько систем автоматического оружия — Пилона (1863 г.), Куртиса (1866 г.), Миллера (1869 г.), Плесснера (1872 г.), Уиллера и Люце (1874 г.), Фасолда и Сэведжа (1877 г.) и др. В 1876 году Бэйлей впервые использовал в автоматическом оружии патронную ленту. Однако эти системы не выходили за рамки проектов или макетов.


Хайрем Стевенс Максим у своего пулемета

В 1881 году начал свои работы в области оружия американский изобретатель и предприниматель Хайрем Стевенс Максим (1840–1915 гг.). Родившись в фермерской семье (его предками принято считать французских гугенотов, изгнанных из Франции и перебравшихся в Америку) и начав трудовую карьеру в четырнадцать лет, он успел побывать учеником каретного мастера, токарем по дереву, инструментальщиком, маляром — вообще перепробовал немало профессий в разных городах США и Канады. Главной его чертой оказалась изобретательность — тип разносторонних и предприимчивых изобретателей оказался востребован промышленной и технической революцией второй половины XIX века. Человек практичный и деловитый, он всегда делал то, что нужно именно сейчас и именно здесь, опираясь на уже созданное ранее. Среди его изобретений были «автоматическая» мышеловка для зернохранилищ, машины для распиловки камней и производства труб, автоматический огнетушитель, регулятор газовых горелок, усовершенствованные способы получения светильного газа и фосфорного ангидрида, установки питания водой паровых машин, пылесос, автомат устойчивости судна, ингалятор, улучшенная классная доска для школ, аттракцион-карусель. За 40 лет активной деятельности он получил 122 американских и 149 английских патентов, путем самообразования приобрел немалый багаж естественно-научных знаний и стал квалифицированным инженером. Неплохо вел и коммерческие дела — скажем, в Англии его патенты защищали компании «Газовые машины Максима» и «Максим Вестон Компани». Став главным инженером «Компании электрического освещения» Шуйлера, Максим создал собственные конструкции электродвигателя и генератора, электросчетчика и регулятора, коммутатора и аккумуляторов, угольной дуговой электролампы, его способ производства ламп накаливания применялся вплоть до постановки производств ламп Эдисона. Говорили, что американская электропромышленность не может сделать шаг, не наткнувшись на патент Максима. Уже после успеха своих пулеметов и автоматических пушек он занимался взрывчатыми веществами, минами и торпедами, разработал конструкцию пуленепробиваемой кирасы, самозарядного пистолета, технологию производства бездымного пороха, вместе со своим сыном Хайремом Перси запатентовал различные варианты глушителей для ружей и винтовок. Хайрем Стевенс Максим занялся и авиацией. Пионером он не был, прототип его тяжелого аэроплана с двумя паровыми двигателями так и не взлетел, но все же Максим смог оставить свой след — модернизировал паровой двигатель схемы компаунд и трубчатый котел, привнес в новую отрасль методы точного расчета и натурных испытаний отдельных узлов и всей системы, построил аэродинамическую трубу и ряд испытательных стендов, опубликовал работу о механическом полете. Прекратил же работы, судя по всему, опасаясь слишком большого перерасхода средств. Сам Максим считал эти свои работы более интересными, чем создание автоматического оружия (очевидно, ему не слишком нравилась репутация отца «чудовищного зверя»).

Ну а пока на Всемирной электротехнической выставке 1881 года в Париже дуговая электролампа Максима с автоматической регулировкой силы тока удостоилась золотой медали, а сам Максим удостаивается ордена Почетного Легиона за достижения в электротехнике и химии. Согласно легенде, вскоре после выставки один из знакомых сказал Максиму: «Бросьте ваши химию и электричество! Если хотите сделать состояние, изобретите что-нибудь, что позволит этим европейцам убивать друг друга как можно быстрее». Был, правда, и другой повод отойти от электротехники — поджимала расширяющаяся конкуренция, уже началось шествие «Русского света» осевшего во Франции русского исследователя и изобретателя Яблочкова, а Эдисон на той же выставке представил свои лампы накаливания.

Так или иначе, Максима увлекла идея повышения скорострельности оружия. Быстро оценив конъюнктуру, он, как и многие конструкторы того времени, занялся поначалу «автоматической винтовкой». Максим пытается «автоматизировать» карабин Винчестера с рычажной системой управления затвором и в 1883 году патентует самозарядную винтовку с автоматикой на основе отдачи всего оружия и неподвижным плечевым упором. В 1884 году он патентует систему винтовки с подвижным стволом. Неудачи с винтовками заставили изобретателя обратиться к оружию, в котором был бы допустим большой вес, и, естественно, обращается к картечницам. Максим прочно встал на путь использования энергии отдачи. Если автоматическая винтовка получалась заметно тяжелее большинства магазинных, то «автоматическая картечница», напротив, оказывалась легче и компактнее рукояточных, притом управлялась бы одним человеком вместо двух-трех.

Картечницы были, прежде всего, оружием колониальных войн и флота. И где скорее найдешь покупателя на «автоматическую картечницу», как не у «владычицы морей» и бесчисленных колоний — Великобритании (вообще следует признать, что своим первоначальным развитием и первыми успехами как рукояточные картечницы, так и автоматические пулеметы обязаны колониальным войнам). К тому же Великобритания продолжала держать титул «мастерской мира», здесь легче было найти предприятие, способное выпускать такую технику. В 1883 году Максим перебирается в Англию и открывает мастерскую в престижном районе Лондона, на Хаттон-Гарден, 57D. Стволы для опытных картечниц он заказывал компании Генри.

В 1884 году в английском журнале «Инжиниринг» появились сообщения об «автоматическом орудии» Максима, а в октябре был представлен публике и сам образец под 11,4-мм винтовочный патрон.455 «мартини-генри» (штатный в тогдашней британской армии). Новое свое изобретение Максим, как всегда, сразу же защитил патентами и обзавелся представителями в ряде стран.


Первый пулемет Максима 1883 г.

Первая система Максима сильно отличалась от той, что впоследствии оказалась принятой во многих странах, хотя в ней уже имелись черты будущего пулемета — автоматика работала по схеме отдачи ствола с коротким ходом, имелись пара шарнирносоединенных качающихся рычагов, патронная лента, кожух системы охлаждения. Но в целом конструкция первой «автоматической картечницы» оказалась слишком сложной, требовала многочисленных регулировок. Кроме того, патроны с дымным порохом не могли обеспечить надежной работы автоматики и вызывали быстрое загрязнение механизмов. Система оказалась капризной в работе, давала частые задержки и нигде не была принята, хотя в 1885 году на Международной выставке изобретений получила золотую медаль. Британское правительство заказало 3 штуки для дальнейших испытаний, которые и прошли в том же 1885 году в Энфилде в присутствии британских и французских офицеров, т. е. представителей армий, наиболее «занятых» в колониальных войнах.

В 1887 году Максим представил новую, значительно усовершенствованную конструкцию, включившую удачные находки первой. В том же году новое «орудие Максима» прошло испытания в Великобритании, Австро-Венгрии, Италии, Германии, России, Швейцарии, а в 1888 году — в США.

Максим получил небольшой заказ от британского флота. В 1888 году он объединился со шведским инженером Торстеном Норденфельдом, который не только имел хорошо оборудованный оружейный завод близ Лондона, но и, работая с 1873 года над многоствольными картечницами, создал к ним ряд удачных установок различного назначения. Новая компания «Максим — Норденфельд» финансировалась банкирским домом «Ротшильд и сыновья». Дело обещало успех. В 1889 году пулеметы Максима прошли весьма основательные сравнительные испытания в Дартфорде с рукояточными картечницами.

Максим был мастером рекламы — за короткий срок царствующие особы и руководители правительств стран Европы расстреляли на демонстрациях его пулемета более 200 000 патронов. Оружие Максима представлялось теперь с разнообразными установками Норденфельда — полевыми, крепостными, морскими. Пулеметы считались еще артиллерийским средством, что объясняло наличие колесных «ездящих» лафетов с передком и щитом, для кавалерии предлагался «галопирующий» лафет системы Бересфорда — легкая двуколка. Предлагались и складные трехопорные и четырехопорные переносные полевые станки, некоторые снабжались колесным ходом, крепостные установки — лафет по образцу «ездящего» и «брустверный» станок, установки для флота.


Схема устройства первой модели пулемета («автоматической картечницы») Максима
Первые образцы пулеметов на испытаниях в Вульвиче вместе с картеч-ницами Норденфельда

После объявления Норденфельда в 1890 году несостоятельным пришлось реорганизовать правление компании. Практичный Максим заключил соглашения с сильной компанией «Виккерс энд Сонз», и в число директоров компании вошел Альберт Виккерс. Норденфельду предложили место управляющего, но не сошлись в цене. В 1897 году, когда Норденфельд покинул фирму «Максим — Норденфельд» и переехал в Париж (его патенты были проданы компании раньше), концерн «Виккерс» наконец выкупил его акции. К этому времени перспективность пулеметов и автоматических пушек Максима была ясна, и Максим стал одним из директоров новой акционерной компании с ограниченной ответственностью «Виккерс, сыновья и Максим», штаб-квартира которой разместилась в Лондоне на Виктория-стрит, 32. С 1904 года имя Максима исчезло из названия, пулеметы и автоматические пушки теперь представлялись от имени концерна «Виккерс».


«Морская» установка пулемета Максима
Максим демонстрирует свой «легкий» пулемет (надо, впрочем, учесть немалую физическую силу изобретателя)

Переход многих армий на рубеже 1880—1890-х годов на патроны уменьшенного калибра с бездымным порохом, внутренняя баллистика которых существенно отличалась от прежних, потребовал от Максима и его партнеров постоянных многочисленных переделок опытных моделей, но это пошло пулеметам только на пользу — хотя бы потому, что свойственная бездымным порохам кривая давлений в канале ствола более подходит для работы автоматики, чем кривая давлений, даваемых дымными порохами.

В 1888 году первые пулеметы Максима попали в германскую армию — император Вильгельм II подарил нескольким частям несколько закупленных им английских пулеметов. После испытаний 1889–1890 гг. пулеметами заинтересовался германский флот, и уже с 1892 г. известная берлинская фирма «Людвиг Лёве и K°» начала их производство по лицензии «Максим — Норденфельд». Германская промышленность с ее первоклассной металлургией и точным машиностроением, пожалуй, наилучшим образом была подготовлена к серийному производству автоматического оружия. Неудивительно, что некоторые источники называют Германию местом начала производства пулеметов Максима, хотя реально таковым была Великобритания.

Военное министерство Австро-Венгрии после первых опытов 1887 года решило закупить для дальнейших испытаний переносной вариант пулемета с треножным станком. После сравнительных испытаний с картечницами пулеметы Максима приняли в 1891 году для вооружения крепостей. Однако вскоре на вооруженней австро-венгерской армии поступил пулемет «Шкода», а позже и его, и «Максим» обошел пулемет «Шварцлозе», который придется упомянуть еще не раз.

Италия начала испытания пулеметов Максима летом того же 1887 года и после опытов, проводившихся военным и морским ведомствами в Чирие и на кораблях в Специи, дала заказ на несколько десятков пулеметов для флота. Потом они использовались в Первой мировой войне. Однако предпочтение в Италии отдали другим системам.

Военное министерство Франции решило испытать пулеметы Максима после Парижской выставки 1889 года. Испытания прошли в 1891 году. Французское министерство колоний (!) заказало «Максимы» с вьючными седлами. Но «карьеры» во Франции «Максимы» не сделали. Однако в целом по миру пулеметы системы Максима распространялись быстрее остальных.

Первым боевым применением пулеметов Максима считается столкновение в ноябре 1894 г. вооруженных отрядов Сесиля Родса с повстанцами Матабеле в Трансваале, — Роде, занимавшийся поиском золота и алмазов в Южной Африке, приобрел несколько пулеметов Максима. В 1895 году англичане использовали пулеметы Максима против индийских отрядов при обороне форта Читрал. Немалый успех имели «Максимы» в Судане, обеспечив 2 сентября 1898 г. англо-египетской армии Китченера победу при Омдурмане. В тот же год «Максимы» запугали китайцев в Гонконге, а испанцы закупили пулеметы Максима германского производства в надежде использовать их на Кубе, где американцы применили пулеметы «Кольт». В самих же США пулемет Максима примут на вооружение только в 1904 году. Но вернемся в Россию.


Автоматическая пушка Максима

ЗНАКОМСТВО И ИСПЫТАНИЯ

«Беспрерывная струя пуль, как вода из брандспойта, если направлена в мишень, перерезает ее, как пилою, если по людям — то косит жизни в одну минуту, как целая рота стрелков. А между тем пулеметом управляет только один человек, и еще один придается ему в помощь».

«Вестник и библиотека самообразования», 1904 год

.


Первые сведения о пулемете Максима попали в Россию от военного агента в США в том же 1885 году, когда состоялись сравнительные испытания «малокалиберных скорострельных пушек». «На первый взгляд, — заключил тогда Артиллерийский комитет ГАУ, — орудие обладает следующими серьезными недостатками: механизм, хотя и чрезвычайно остроумен, но весьма сложен; орудие, как одноствольное, в самое непродолжительное время придет в негодность, если только от него потребуют той же скорости, как и от многоствольных картечниц; в случае осечки автоматическая стрельба прекращается… Ввиду вышеизложенного Артиллерийский комитет находит, что орудие это в настоящем своем виде не может еще конкурировать с существующими системами картечниц». Тогда иную роль, как замену рукояточных картечниц с их ограниченным применением, системе Максима никто прочить не мог, к тому же данное заключение относится к первой системе Максима, которую сам изобретатель вскоре коренным образом переделал.

В 1887 году в Петербург были доставлены первые три «скорострельных орудия» Максима нового типа на треножных станках. На первой опытной стрельбе 11 апреля было выпущено 350 пуль с 8 задержками, на второй 18 апреля — четыре серии в 60, 75, 100 и 333 (полная лента) пуль с 9 задержками и 3 поломками. Артиллерийский комитет Главного Артиллерийского Управления счел, что «хотя испытанная картечница и несколько проще, сравнительно с первоначальным образцом, но и теперь еще она представляет более сложный механизм, нежели испытанные у нас картечницы, стреляющие… от движения рукоятки… в минуту выпускалось около 340 выстрелов… между тем как из 5-ствольной картечницы Норденфельда… можно выпустить по 350 пуль в минуту и без задержек. Кроме того, при порче механизма картечницы Максима орудие на некоторое время перестает действовать; между тем как 5-ствольная картечница при порче механизма одного из стволов безостановочно продолжает стрелять из других… Вследствие большой сложности механизма одноствольной картечницы Максима сравнительно с пятиствольной Норденфельда (у нас уже испытанной во всех отношениях и большим числом выстрелов) в первой можно ожидать более частых неисправностей». Отмечалась, впрочем, возможность обслуживания одним человеком. Участник испытаний Н. Лангенфельд писал: «Идея пользования отдачею для заряжания чрезвычайно остроумна, но здесь самострельность вряд ли окажется практичною для боевых целей, ибо прицеливание ствола, выпускающего в минуту 600 выстрелов, невозможно во время стрельбы, не говоря уже о дыме» — все испытания велись пока с патронами с дымным порохом. Что до «прицеливания ствола во время стрельбы», то здесь Лангенфельд лишь солидаризуется с едким замечанием генерала Драгомирова об отсутствии «музыкантов, способных переменять направление ствола 600 раз в минуту».

А вот полковник А.И. фон дер Ховен, записавший в уже упомянутом выше особом мнении по поводу испытаний тех самых картечниц Норденфельда в том же 1887 году: «Англия есть единственное большое государство, в котором митральезы поныне употребляются в сухопутной войне, но и там этого рода оружие не состоит как предмет нормального вооружения частей пехоты и кавалерии, но придается как оружие случайных отрядов войск, сражающихся в колониях в Африке и Индии… В настоящее время только две митральезы Норденфельда используются как пехотные орудия в 22-м Миддльсенском полку волонтеров, и как кавалерийские орудия в одном из гусарских полков. Североамериканцы потребляют митральезы Гатлинга в войне с индейцами… Если же предположено было бы ввести митральезы в состав вооружения наших войск, то, по моему мнению, недавно испытанная у нас одноствольная автоматическая митральеза системы Максима заслуживает большего внимания, чем митральеза Норденфельда».


4,2-линейный пулемет системы Максима модели 1886 г. с воздушным охлаждением и простым треножным станком Норденфельда, доставленный в Россию в 1888 г. Экспозиция ВИМАИВВС, г. С.-Петербург

ГАУ, впрочем, предложило испытать 37-мм пушки Максима в сравнении с пушками Гочкиса и Норденфельда того же калибра. Артком записал: «Комитет не находит возможным дать Максиму заказ, но если бы Максим доставил за свой счет приготовленные им орудия калибром не менее трехфунтового, а еще лучше 6-фунтового с достаточным числом снарядов, то такое орудие могло бы быть испытано». То есть речь шла о скорострельных пушках калибра 76 или 95 мм, которые, по мнению артиллеристов, представляли тогда больший интерес, чем автоматические орудия.

Военный министр генерал П.С. Ванновский все же приказал заказать Максиму несколько экземпляров пулемета под русский 4,2-линейный патрон и провести новые широкие испытания в сравнении с картечницей Норденфельда. Таким образом, кандидатами на принятие на вооружение оказались два варианта продукции фирмы «Максим — Норденфельд» — «рукояточная» или «автоматическая» картечницы.

8 марта 1888 г. в манеже Аничкова дворца из 4,2-линейного пулемета Максима производства 1886 года стрелял царь Александр III — этот пулемет на треножном станке перешел на хранение в Артиллерийский музей. А с 7 по 23 мая 1888 г. прошли уже куда более серьезные опытные «стрельбы из пулеметов Максима и Норден-фельда» на Главном артиллерийском полигоне в присутствии генерал-майоров Эрна и Кирпичева, полковника Литвинова, капитанов Зенькова и Лангенфельда, штабс-капитана Керна. Испытания прошли не слишком удачно — энергии отдачи не хватало для надежной работы системы. Один 4,2-линейный «Максим», как уже указывалось, в 1893 году передали «для усиления» Памирскому отряду, где он прослужил до 1900 года.


Один из первых пулеметов Максима 1886 г. Такие пулеметы применялись в ходе англо-бурской войны

В 1888 году испытали и 37-мм автоматическую пушку. Военное министерство почти сразу передало его морскому. Испытания на Охтинской морской батарее не выявили особого превосходства перед 37-мм револьверной пятиствольной пушкой Гочкиса в качестве «противоминной». Тем не менее в 1889 году Морское министерство заказало две автоматические пушки для дальнейшего изучения, в 1890-м они прошли испытания. В 1891 году 4 января. Морское министерство предложило провести летом «испытания на судах автоматических пушек Максима 37-мм калибра сравнительно с 37-мм 5-ствольными пушками Гочкиса», а 20 января фирма «Максим — Норденфельд» извещала Военное министерство, что может «теперь изготавливать еженедельно… от 10 до 20 пушек Максима». 37-мм пушки установили на крейсер «Герцог Эдинбургский» и плавбатарею «Кремль», затем — на броненосец «Император Николай I» и минный крейсер «Лейтенант Ильин». В том же 1891 году Морской Технический Комитет просил заказать для замены револьверных пушек Гочкиса 6 новых пушек, затем еще 20, но средств на это не отпустили. Только в 1894 году, по настоянию Комитета, заказали 8 таких пушек. 37-мм пушка «Максим — Норденфельд» с № 37 хранится в Военно-историческом музее артиллерии, инженерных войск и войск связи вС.-Петербурге. В том же 1894 году, кстати, Россия закупила также 57-мм капонирные и береговые пушки Норденфельда.

Фирма «Максим — Норденфельд Ганз энд Аммунишн Компани Лимитед» была полна энтузиазма. В феврале 1891 Foga ее доверенные Н.И. Кабат и Р. фон Гартман сообщали в ГАУ: «Компания установила валовое производство следующих типов орудий. Пулемет Максима (калибра 8 мм для бездымного пороха). Пулемет Норденфельда (тo же). Орудие Максима 37 мм (как для черного, так и для бездымного пороха). Орудия Норденфельда береговые 47 мм и 57 мм (то же). Орудия Норденфельда 57 мм (то же)». А в письме от 15 марта 1891 г. Кабат писал даже, что компания «еще в 1889 году доказала на деле Русскому правительству свое желание установить производство орудий здесь, заарендовав завод в Петербурге, но, вследствие неимения заказов, должна была от него отказаться».

16 апреля 1891 г. на вооружение русской армии была принята магазинная «трехлинейная» винтовка системы СИ. Мосина под разработанный Н.Ф. Роговцевым новый патрон с бездымным порохом. Соответственно в 1891–1892 гг. у «Максим — Норденфельд» приобрели первые пять пулеметов под 3-линейный винтовочный патрон. Эти пулеметы работали несколько лучше. Совместными усилиями офицера Главного артиллерийского полигона капитана Н.Н. Жукова и техника компании «Максим — Норденфельд» Миллера был разработан надульник-усилитель отдачи — впоследствии такое устройство ввели и в другие модификации системы Максима.


«Тело» 7,62-мм пулемета «Максим—Виккерс»

На дополнительные испытания были представлены двенадцать 3-линейных пулеметов с переделанными замками (затворами), и испытания дали, наконец, положительные результаты. Артком признал такие достоинства, как автоматичность действия, меньшая, чем у картечниц, масса, меньшая опасность затяжного выстрела, замена сложных магазинов холщовой лентой. Эти 12 пулеметов передали для войсковых испытаний в Туркестанский военный округ, где их испытывали стрельбой и возкой во вьюках.

Сложившееся отношение к картечницам продолжало довлеть над большинством специалистов. По результатам испытаний в Туркестанском и Сибирском округах Артком пришел к выводу, что «при современном вооружении пехоты и полевой артиллерии пулеметы вообще и прежних систем в особенности имеют для полевой войны весьма малое значение». Пулеметами заинтересовалась Комиссия по вооружению крепостей, признавшая их важным «вспомогательным противоштурмовым средством».


7,62-мм пулемет Максима («Максим—Виккерс») обр. 1895 г. на крепостном колесном лафете с броневым щитом. Экспозиция ВИМАИВВС, г. С.-Петербург

ПУЛЕМЕТЫ ПОСТУПАЮТ НА ВООРУЖЕНИЕ

«Автоматические пулеметы в настоящее время получили значительное распространение: они признаются хорошим вспомогательным боевым средством как в крепостной, так и в полевой войне».

Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона.

28 мая 1895 г. «высочайшим повелением» решено было «ввести в состав вооружения крепостей 3-линейные автоматические пулеметы Максима». Они должны были заменить стоявшие в крепостях «4,2-линейные пулеметы», т. е. картечницы Гатлинга — Горлова и Гатлинга — Барановского. Артком ГАУ счел, что, «хотя пулеметы полезны и в береговых и в сухопутных крепостях», «на первое время» нужно вооружить ими передовые форты важнейших западных крепостей — Варшавы, Новогеоргиевска, Зегрже, Брест-Литовска, Ивангорода, Ковно и Осовца, а также «выразил желание, чтобы в будущем такие пулеметы готовились в России».

Пулеметы включили в общий план перевооружения крепостей. Особое совещание, собиравшееся в феврале — марте 1895 г., признало необходимым иметь 24 пулемета в «составе особого Черноморского запаса орудий в Одесском военном округе». Представителю фирмы «Максим — Норденфельд» в С.-Петербурге действительному статскому советнику А.И. Палтову (позже он представлял и датский синдикат при закупке ружей-пулеметов «Мадсен») выдали запрос об условиях закупки 250 пулеметов. Заявленная цена 347 фунтов стерлингов 4 шиллинга и 4 пенса за пулемет (что равнялось 3266 руб.) не устраивала ГАУ, как и цена, уменьшенная Палтовым до 320 фунтов без учета запасных стволов. Тем более что указанные выше двенадцать 3-лин. пулеметов с улучшенными замками были закуплены для испытаний по цене 245 фунтов за штуку. Палтов заявил, что такая цена устроила бы фирму при заказе Россией хотя бы 1200 пулеметов. Но о таких «больших» заказах тогда еще никто не думал. В октябре 1895 г. на переговоры в Санкт-Петербург специально приезжал Альберт Виккерс, вновь объявивший цену в 347 фунтов. На запросы ГАУ к офицерам, находившимся в то время за границей (полковнику Федорову и военному агенту во Франции подполковнику князю Енгалычеву), пришел ответ, что парижская фирма «Баррикан и Марр» предлагает пулеметы с седельными вьюками по 7405 франков, что равнялось 293,5 ф. ст, а берлинская фирма «Людвиг Лёве унд К°» — по 5930 марок, то есть 290,25 ф. ст. Виккерс вернулся в Лондон, а вскоре фирма согласилась на цену 300 ф. ст. (2830 руб.) за пулемет в комплекте и 4,5 ф. ст за запасной ствол. Наконец, с учетом неизменности ассигнованной на закупку суммы, решили вместо планировавшихся 250 заказать 150 пулеметов для крепостей и 24 для особого запаса — все на крепостных лафетах, с запасными частями (но без запасных стволов). Такое решение, в соответствии с представлением ГАУ от 20 апреля 1896 г., записано в журнале Военного Совета от 4 мая того же года. Положение Военного Совета было «высочайше утверждено» только 31 мая 1896 г., и фирма «Виккерс, сыновья и Максим» получила заказ на 174 пулемета под 3-линейный патрон обр. 1891 г. Для заводских испытаний в Англию отправили 100 200 патронов. «Виккерс, сыновья и Максим» выговорила себе и монополию на русские заказы на пулеметы Максима — любые заказы другим фирмам не должны были даваться «без предварительного соглашения с компанией». 348 запасных стволов — по два на пулемет — поручили изготовить Тульскому оружейному заводу «ввиду очевидной экономии» (13 рублей за ствол против 42 при закупке в Англии). Так был сделан первый шаг к постановке производства пулеметов в России.


7,62-мм пулемет Максима («Максим — Виккерс») обр. 1895 г. на крепостном колесном станке (лафете): вид сзади и слева (правое колесо условно не показано)

Изготовленные пулеметы принял в Англии штабс-капитан Залесский. Поступившие пулеметы в 1897 году испытали на полигоне Офицерской стрелковой школы.

Артиллерийский комитет уже тогда счел, что «с технической точки зрения не встречается препятствий для передачи пулеметов пехотным и кавалерийским частям». И в 1897–1898 гг. в «среднеазиатских владениях» — войсках Оренбургского, Туркестанского и Амурского округов — прошли испытания три взвода 3-линейных пулеметов. Причем различались и конструкция испытывавшихся пулеметов, и их установки: пулеметы с водяным охлаждением на трех типах установок — полевых запряжных лафетах, складных треножных станках, приспособленных к перевозке во вьюках; один «легкий пулемет без кожуха, переносимый за спиной человека в виде ранца», т. е. с воздушных охлаждением и складной треногой. Кавалерийский пулеметный взвод на колесных лафетах с передками парной запряжки испытывали при Таманском казачьем полку, «легкий» пулемет — в Закаспийской стрелковой бригаде, вьючный кавалерийский взвод с треножными станками — в 5-м Оренбургском казачьем полку, взвод на колесных лафетах крепостного образца с пеше-горными передками одиночной запряжки — при Туркестанской стрелковой бригаде. Стрельбы велись на 400, 700, 1000 и 2200 шагов, прочность пулеметов испытывали возкой. В рапорте Забайкальского областного артиллерийского управления в ГАУ от 15 декабря 1897 г. сообщалось: «Переносный автоматический 3-линейный пулемет пехотного образца не удовлетворяет боевым требованиям, т. к. дает отказ действия уже после 200 выстрелов… Кавалерийский пулемет в настоящем виде пригоден… в тех случаях, когда требуется быстрый выезд и энергичный огонь на короткое время». По мнению командующего войсками области, «система остуживания водою малопригодна, особенно в Азии» (по сути, повторялось остроумное замечание того же Драгомирова, что «колодец с собой возить нельзя»). Туркестанское окружное артуправление рапортовало 18 декабря о результатах испытаний в Туркестанской стрелковой бригаде и 5-м Оренбургском казачьем полку: «Командующий войсками округа… 1) несмотря на некоторые конструктивные несовершенства пулеметов, признает очень желательным иметь их… 2) полагает наиболее целесообразным сформировать особые пулеметные батареи… 3) таких батарей сформировать 5, из которых 4 вооружить пулеметами пехотного образца (на колесных лафетах), а одну — кавалерийского образца (вьючные) — по расчету одной батареи на каждую бригаду пехоты и конницы. Каждую батарею составить из 8 пулеметов». Любопытно мнение казачьих офицеров: «В горной войне с малокультурными народами пулеметы принесут существенную пользу» (как мало изменилось за сто десять лет!). Испытания велись под наблюдением полковника Жукова, по словам которого пулеметы «показали себя страшным противоштурмовым средством». «Внести… проект заключения по поводу различных переделок» в пулемете канцелярия Арткома поручила полковнику Жукову, подполковнику Керну и капитану Маркевичу. Жуков составил баллистические таблицы пулеметов, Керн — первое официальное описание пулеметов для войск.

Между тем вопрос выбора системы пулемета все еще исследовался, и достаточно широко. «Максим» занял прочные позиции, но уже получил сородичей — на рынке уже были представлены пулеметы Манлихера 1885 г., «Кольт» 1895 г. (система Браунинга), «Гочкис» 1897 г., «Шкода» 1893 г. В журнале Арткома № 187 от 27 апреля 1898 г. записано, между прочим, следующее: «Имеются попытки избежать охлаждения водой. Так, в Северо-Американских Штатах была испытана… система Кольта, в которой стенки ствола были утолщены. Происходило самовоспламенение патронов в чрезмерно нагретом патроннике… Таким образом, условия оказались те же, как и при… пулемете Максима без охлаждения. В настоящее время предлагается еще французской фирмой „Гочкис“ автоматический пулемет с оболочкой с рядом тонких кольцеобразных ребер. Нашим Морским ведомством имеется в виду произвести испытания этого пулемета». Однако выбор Морского министерства все же остановился на «Максиме». По поводу испытанных пулеметов Максима в том же журнале Артком предложил: по пулемету — сохранить водяное охлаждение, испытать увеличенный в объеме надульник полковника Жукова, ввести съемные кольца (кольцевые прокладки) оси мотыля для регулировки зазора между казенным срезом ствола и зеркалом затвора; по колесному лафету — заменить трубчатую ось более прочной сплошной стальной, усилить крепление щита и резервуара для воды; в «пешегорном» передке — слегка изменить соединение с лафетом; по треноге «Виккерс» — потребовать от фирмы устранить «сдавание» подъемного и поворотного механизмов; изменить вьючные приспособления; принять для вьючных пулеметов ящики под ленты на 334 патрона вместо 450, как у «пехотных». Как это часто бывало с зарубежными фирмами, вожделенный «русский заказ» потребовал от фирмы «Виккерс, сыновья и Максим» детальной доработки оружия и установок. Русская армия отличалась повышенными требованиями к характеристикам и надежности оружия.

В 1898 году сформировали 8 пулеметных батарей — по одной в каждой артиллерийской дивизии (наследие картечниц), пулеметы числились в «осадных артиллерийских парках». Поскольку было признано, что пулеметы «могут значительно увеличить поражение», в 1899 году на сумму в 170 056 рублей закупили 58 штук для полевых войск, а пулеметные батареи начали переформировывать в роты и переводить их в пехотные дивизии. Кроме того, 50 пулеметов включили в состав береговой артиллерии. В 1900 году несколько пулеметных рот с крепостными лафетами одноконной запряжки отправили в Китай для участия в подавлении Боксерского (Ихэтуаньского) восстания. Дабы повысить подвижность, пулеметы цепляли к пешегорным передкам от старых 3-фунтовых горных пушек. Кстати, при подавлении Боксерского восстания пулеметы «Максим» использовали также британские и германские войска. «Китайский» опыт утвердил русское военное руководство России, Великобритании и Германии в намерении создать в войсках постоянные пулеметные подразделения.


Пулеметы на крепостном и полевом колесных станках (лафетах) продержались на вооружении достаточно долго

Через того же А.И. Палтова начались переговоры с «Виккерс, сыновья и Максим» о закупке 224 пулеметов. По согласованию с фирмой пулеметы заказали германской «Дойче Ваффен унд Мунишенфабрикен» (DWM — наследница «Людвиг Лёве и K°») по контрактам №№ 23133/1900 и 5034/1901 — германская фирма имела уже контакты с Военным ведомством, да и транспортные расходы оказывались меньше. Однако стоимость пулеметов оставалась высокой — около 3 тыс. рублей золотом за штуку. На заводы обеих фирм отправились русские артиллерийские приемщики. На берлинский завод ГАУ в феврале 1902 г. командировало капитана Кржижановского, в то же время находившийся в Берлине представитель ГАУ капитан Шокальский получил задание приобрести образцовый пулемет и комплект рабочих чертежей. Берлинский завод DWM получил следующие условия поставки: точное соответствие изделий рабочим чертежам, внесение любых изменений только с согласия ГАУ, все пулеметы должны поставляться с запасными стволами и полным комплектом других запчастей, к каждому пулемету должно быть поставлено 16 патронных лент, пулеметная лента на испытаниях должна выдерживать на разрыв нагрузку в 250 кг, пулеметы и «лафеты» (установки) должны быть окрашены в темно-зеленый цвет. Кстати, вскоре «Виккерс» передала ГАУ полные комплекты своих чертежей пулемета «Максима», и в конце 1902 г. альбом чертежей «пулемета Максима на ездящем лафете» был размножен распоряжением ГАУ в петербургской типографии Э. Арнгольда.


Ствол, кожух и верхний щит пулемета Максима на крепостном станке (лафете). Обратим внимание на надульник

К 1901 году четыре пулеметные роты имелись в Варшавском округе — в 4, 8, 6 и 16-й дивизиях, одна — при 3-й Восточно-Сибирской стрелковой бригаде в Квантунской крепости (стоит отметить, что к тому же 1901 году пять пулеметных «отделений» по 8 пулеметов MG.01 системы Максима имелись и в германском рейхсвере). Штат пулеметной роты включал 5 офицеров, 98 нижних чинов, 37 лошадей, 8 пулеметов. Пулеметы в пулеметных ротах русской армии были «ездящего типа» на колесном «пехотном» лафете высотой 1,83 м со щитом, одноконной запряжкой, пешей прислугой и пешими вожатыми. Один из пулеметов «крепостного типа» сохранился в экспозиции Музея Краснознаменного Тихоокеанского флота во Владивостоке. Он несет медную пластинку с надписью: «Трехлинейный пулемет фирмы „Виккерс, сыновья и Максим“, Лондон, 1896–1897 гг., № 6780». Такие же пулеметы ввели для гвардейских пехотных полков. А 25 января 1903 г. ГАУ направило в свое Оружейно-патронное отделение записку: «Для предполагаемого сформирования трех пулеметных рот при полках 15-й пехотной дивизии предназначены к отпуску 24 пулемета Максима крепостного образца, имеющиеся в особом запасе крепостного имущества, по переделке таковых в пехотный образец».

Итак, от начала рассмотрения вопроса до введения пулеметов на вооружение войск прошло 16 лет. И кроме вооружения крепостей уже опробовались варианты придания пулеметных подразделений пехотным дивизиям и полкам.

10 февраля 1902 г. Артком ГАУ признал необходимым «теперь же принять меры к установлению у нас производства 3-линейных пулеметов Максима». При этом речь шла не о предоставлении «Виккерс, сыновья и Максим» права на производство в России (что, как мы видели, уже пыталась сделать «Максим — Норденфельд»), а о производстве пулеметов целиком собственными силами. Для переговоров по этому вопросу в Петербург прибыл один из директоров фирмы, известный оружейный предприниматель Василий Захаров, французский гражданин, грек по национальности, хорошо владевший русским языком и знавший особенности государственной бюрократии едва ли не всех стран Европы, включая Россию (кстати, к моменту начала сотрудничества Максима и Норденфельда Василий Захаров был торговым представителем последнего). 7 декабря 1902 г. он писал Генерал-фельдцейхмейстеру великому князю Сергею Михайловичу: «Моя фирма предоставляет Артиллерийскому Управлению право на изготовление на ее Императорском заводе автоматических пулеметов Максима и других автоматических пушек Максима на следующих условиях.


Проект вооруженного пулеметом квадроцикла, предложенный инженером Б.Г. Луцким в 1900 г., сильно напоминал появившийся в тот же год проект британского изобретателя Ф. Симса

Артиллерийское Управление уплачивает моей фирме по £ 80.00 (восемьдесят английских фунтов стерлингов) за каждое и всякое орудие Максима, изготовленное в России на заводе Артиллерийского ведомства. Эта сумма… должна быть уплачиваема… в течение десяти лет, считая с того дня, как первое орудие, изготовленное в России, удовлетворительно выдержит контрольное испытание. По истечении десятилетнего срока Артиллерийское Управление приобретает в собственность все права моей фирмы на эти орудия для России и, следовательно, получает возможность беспрепятственно изготавливать любое число автоматических орудий Максима без всякой уплаты вознаграждения моей фирме…

В течение контрактного срока моя фирма обязуется сообщать Артиллерийскому Управлению о всех улучшениях как в автоматических орудиях Максима, так и в лафетах, боевых припасах и принадлежности, давать соответствующие детальные чертежи и т. д.; для полной взаимности Артиллерийское Управление со своей стороны должно сообщать моей фирме о всех улучшениях, сделанных им в тех же предметах… Моя фирма охотно будет давать все разъяснения, которые могут понадобиться Вам или Вашей комиссии по отношении к специальным машинам, заводам, изготавливающим эти машины, ценам и проч…Так как наша репутация зависит от достоинств орудий нашей системы, то мы сделаем все от нас зависящее, чтобы помочь Вам в изготовлении орудий хорошего качества». 11 декабря начальник ГАУ доложил Генерал-фельдцейхмейстеру, что «предполагается установить фабрикацию 3-линейных пулеметов Максима на Императорском Тульском оружейном заводе» (ИТОЗ), и соображения о необходимых для этого средствах. 6 марта 1903 г. начальник ИТОЗ генерал-майор А.В. Кун сообщил в ГАУ о возможности постановки на заводе полного производства пулеметов. Расчет, подготовленный помощником начальника завода по технической части полковником Филатовым, показывал, что постановка производства возможна за полтора года, при получении же готовых лекал «сборка первого пулемета могла бы быть начата через 9— 10 месяцев». С учетом неизбежного при новом производстве высокого процента брака стоимость изготовления одного пулемета составит 942 руб. при заказе 100 штук и 855 руб. при заказе 200 штук. На постановку производства и изготовление первых 100 пулеметов завод просил ассигновать 199 920 рублей, на изготовление 200 пулеметов — 276 720 рублей. «Вознаграждение фирме» в 80 ф. ст за каждый изготовленный пулемет соответствовало 756 рублям. Т. е. стоимость одного пулемета при производстве в России составляла бы от 1611 до 1698 рублей, в то время как при покупке у англичан — 2288 руб. 20 коп. Уже эта экономия окупала затраты на постановку производства, не говоря уже о перспективе начать в России выпуск автоматического оружия.

Выбор для этого Тульского оружейного завода был вполне обоснован. Пройдя основательную реконструкцию (включая обновление станочного парка, установку новых паровых машин, электростанции) при постановке производства 3-линейной винтовки, имея неплохое по тем временам инструментальное производство, хорошо подготовленные кадры рабочих и мастеров, инженеров — в том числе из числа выпускников Михайловской академии, — завод был лучше других подготовлен к постановке принципиально нового производства. Был и другой аргумент — в 1902–1903 гг., после выполнения срочной программы перевооружения армии 3-линейной винтовкой, завод остался недогружен заказами, а многие рабочие — без заработной платы. В условиях кризиса Военное министерство старалось сохранить военную промышленность. ГАУ считало «желательным установить изготовление автоматических пулеметов в России, так как помимо выгоды для казны производство это даст заработок рабочим, находящимся ныне в тяжелом положении, даст возможность изготовлять все запасные части к имеющимся уже пулеметам и вообще избавит от необходимости прибегать к заграничным заказам».

Для ознакомления с производством начальник ИТОЗ просил командировать на завод «Виккерс, сыновья и Максим» начальника инструментальной мастерской завода гвардии капитана П.П. Третьякова и старшего классного мастера той же мастерской И.А. Пастухова. Третьяков, окончивший Михайловскую артиллерийскую академию с дополнительным курсом (позволявшим офицеру служить по артиллерийскому управлению и заниматься научной и производственной деятельностью), поработавший на ИТОЗ под руководством С.И. Мосина, прослуживший начальником инструментальной и коробочной мастерской, набравший большой опыт оружейного производства и участвовавший в испытаниях английских пулеметов Максима в Туркестане в 1902 году, и опытный мастер Пастухов должны были в деталях изучить организацию производства пулеметов, весь технологический процесс от заготовочного до сборки, его экономическую сторону, применимость к условиям Тульского завода, особенности подготовки рабочих, необходимые оснастку и инструмент. Любопытно, что в документах на командирование упомянут некий «Н.Н. Пастухов», «надворный советник», что соответствовало подполковнику. Похоже, чиновники просто допустили ошибку — И.А. Пастухов носил младший (XIV) чин коллежского регистратора.

Был подготовлен соответствующий договор с «Виккерс». 30 августа 1903 г. ГАУ утвердило командировку Третьякова и Пастухова в Лондон. Однако, прибыв туда 11 сентября, они не были допущены в цех, поскольку контракт еще не был подписан. 16 сентября А.В. Кун передал начальнику ГАУ телеграмму Третьякова: «Не пускают за завод Виккерса. Прошу распоряжения». Василию Захарову пришлось срочно улаживать дело, к тому же ГАУ намекнуло англичанам, что может просто увеличить заказ германской фирме. Специалистов на завод «Виккерс» пустили, и по результатам двухмесячной командировки Третьяков составил подробный отчет о постановке пулеметного производства, определил, что «производство пулеметов может быть установлено на Тульском оружейном заводе без серьезных затруднений», и предложил дополнить контракт обязательством фирмы доставить образцовый пулемет, технологические («построительные») чертежи, полную серию лекал, спецификацию специальных сталей. На берлинском заводе фирмы DWM русских военных специалистов встретили более радушно и деловито. Причина тому была проста — для фирмы, уже несколько лет выпускающей пулеметы Максима, столь «массовый» заказ был первым. Приемщик на DWM капитан Кржижановский составил подробный отчет об изготовлении и приемке пулеметов на заводе.

Фирма «Виккерс» тем временем успела сменить своего представителя в Санкт-Петербурге — 11 января 1904 г. вместо Палтова им стал Ю.К. Миллер. 4 февраля фирма направила в ГАУ подписанное Альбертом Виккерсом и нотариально заверенное обязательство, «имеющее целью предоставить Русскому Военному министерству право изготовлять на казенных или на всяких других заводах в России по выбору русского правительства митральезы Максима или всякие другие пушки той же системы», при следующих условиях: «1.Русское Военное Министерство будет уплачивать Обществу „Виккерс, сыновья и Максим“ с ограниченной ответственностью за право производства вознаграждение в размере восьмидесяти фунтов стерлингов (ф. ст. 80) за каждую штуку (пушку или митральезу), выходящую из казенных или иных русских заводов в готовом для употребления виде, то есть после того, как каждая штука была подвергнута испытанию и принята. Это вознаграждение будет взиматься Обществом „Виккерс, сыновья и Максим“ с ограниченной ответственностью в продолжении десяти лет, считая с того дня, когда первая штука (пушка или митральеза) будет изготовлена и принята после испытания в вышеуказанных заводах. 2. По истечении вышеозначенного десятилетнего срока Русское Военное Министерство приобретает все права производства пушек и митральез Максима и освобождается от уплаты какого бы то ни было вознаграждения Обществу „Виккерс, сыновья и Максим“ с ограниченной ответственностью. 3. В течение трех месяцев со дня подписания настоящего обязательства Общество „Виккерс, сыновья и Максим“ с ограниченной ответственностью обязуется доставить безвозмездно ГАУ:

а. Строительные чертежи с обозначением размеров и с скрепою в трех экземплярах для всех частей и предметов, составляющих митральезу Максима, притом соответственно типу предшествовавших заказов русского правительства, причем допустимые отклонения в размерах предметов и частей орудия также будут указаны.

б. Полную митральезу, подвергнутую опытам, испытаниям и проверке, в качестве модели-типа.

в. Равным образом в течение шести месяцев со дня подписания настоящего обязательства Общество „Виккерс, сыновья и Максим“ с ограниченной ответственностью обязуется безвозмездно поставить ГАУ новую полную серию лекал для проверки изготовляемых предметов.

4. Общество „Виккерс, сыновья и Максим“ с ограниченной ответственностью доставит также подробную номенклатуру всех сортов стали, применяемых при изготовлении его митральез, с механическим результатом и химическим анализом каждого из сортов.

5. В продолжение вышеозначенного десятилетнего срока Общество „Виккерс, сыновья и Максим“ с ограниченной ответственностью обязуется допускать в свои заводы в Англии для необходимого изучения дела делегатов ГАУ, а равно и доставлять и давать все сведения, могущие помочь при ведении производства автоматических митральез Максима в России».

27 февраля 1904 г. Артком ГАУ утвердил отчет об успешном испытании усовершенствованного замка пулемета системы Максима.

Контракт с «Виккерс, сыновья и Максим» в окончательной редакции был подписан 9 марта 1904 г., компенсационные выплаты фирме остались без изменений — 80 ф. ст за пулемет, при том, что общая стоимость каждого пулемета российского производства составляла 942 руб. (99,5 фунтов ст.). Фирма обязывалась в течение трех месяцев поставить в Россию все построительные чертежи и образцовый пулемет, в течение шести месяцев — полные серии лекал и номенклатуру сортов стали. ИТОЗ тут же получил заказ на 175 пулеметов, вопрос стал срочным — 26 января началась война с Японией. Работы по постановке производства возглавил Третьяков. «Виккерс» не торопилась с высылкой образцового пулемета и лекал. В начале июня 1904 г. начальник ИТОЗ Кун попросил прислать на завод пулемет из Офицерской стрелковой школы, а 20 июля распорядился начать изготовление лекал по этому пулемету. Только угроза разрыва контракта заставила англичан 7 августа сдать чертежи и спецификацию, а в октябре прислать образец пулемета.


«Ездящий» пулемет «Максим» на полевом колесном лафете с одноконной запряжкой

ПУЛЕМЕТЫ В РУССКО-ЯПОНСКОЙ ВОЙНЕ

«Скорострельные пушки и пулеметы страшно увеличили силу огня и поражения».

Н.И. Мшсневт. «Тактика и ее эволюция».

На март 1904 г. в Южной Маньчжурии было сосредоточено 59 батальонов и 39 эскадронов и сотен русской армии при 140 орудиях и всего 8 пулеметах — в единственной пулеметной роте 3-й Восточно-Сибирской бригады. Кроме того, к началу Русско-японской войны 63 пулемета находились в крепости Порт-Артур, 12 в крепости Владивосток, 8 на Северном Сахалине и 4 на Южном Сахалине. У японцев к началу кампании оказалась одна опытная рота с пулеметами «Гочкис» и одна с картечницами Гатлинга.

Пулеметная рота 3-й Восточно-Сибирской бригады вошла в состав Восточного авангарда под командованием генерал-майора Кашталинского (8 батальонов, 32 орудия и 8 пулеметов), выдвинутого к реке Ялу в районе Шахедзы — Тюренчен — Фынхуанчен. Вскоре этот авангард был усилен и получил наименование Восточного отряда. Этот 18-тысячный русский отряд должен был оборонять Тюренченскую позицию — ряд господствующих над местностью холмов с достаточно удобным обстрелом. Непосредственно у Тюренчена поставили 4 батальона, 8 орудий 2-й батареи 6-й Восточно-Сибирской стрелковой артиллерийской бригады и все 8 пулеметов пулеметной роты.


«Ездящий» пулемет «Максим» на полевом колесном лафете с параконной запряжкой и хозяйственной двуколкой в качестве передка

18 апреля 1904 г. японцы перешли в атаку. Двигались они густыми цепями и были хорошо видны на фоне местности. Пулеметчики, расположенные на левом фланге русской позиции, интенсивным огнем нанесли противнику значительные потери и заставили остановиться перед участком стрелковой бригады, на котором находилась пулеметная рота. Однако под огнем японской артиллерии и перед угрозой обхода превосходящими силами 12-й Восточно-Сибирский стрелковый полк вместе с артбатареей и пулеметной ротой начал отходить от Тюренчена к общему резерву. Отвести батарею не удалось — дорога была под обстрелом японцев. Батарея снялась с передков и открыла огонь с ближайшей дистанции. Пулеметная рота, не желая оставлять артиллеристов в их отчаянном положении, тоже встала на позиции. В этом бою пулеметная рота выпустила около 35 тыс. пуль и, по выражению генерал-майора Кашталинского, «легла костьми». Ценой потери всей матчасти и большей части личного состава артбатарея и пулеметная рота помогли 12-му полку пробиться к своим.


Пулеметная рота с «ездящими» пулеметами «Максим»

Большие потери нанесли японцам русские пулеметы под Бенсиу и при отражении первого же штурма Порт-Артура. 12 пулеметов, взятые из Владивостокской крепости, составили две пулеметные роты для полевых войск. 4 пулемета привезла с собой на театр военных действий Кавказская бригада. С началом войны на Дальний Восток перебрасывали пулеметные роты из Варшавского округа.

Русские пулеметчики проявили себя в боях за главную Ляояньскую позицию 20–21 августа 1904 г. Имевшиеся здесь укрепления войска старались удерживать до последнего. Пример тому — оборона 21 августа 3-го и 4-го фортов Ляояна, когда уже имелся приказ об отходе. Атаки японцев останавливались в 400 шагах от фортов сильным ружейно-пулеметным огнем. В описании боя рассказывается, как раненые пехотинцы «подносили патроны и воду и набивали ленты пулеметов». Вечером форты очистили по приказу командования.

Ко времени сражения на р. Шахэ 214-тысячная русская Маньчжурская армия имела 32 пулемета, а 170-тысячная японская — 12. Все это — на фронте 90 км. Здесь проявились уже черты будущих позиционных боев, значение ружейного и пулеметного огня на ближних и средних дальностях, в то время как артиллерия решала огневые задачи на больших дальностях. Противники, не в силах продвинуться вперед остановились на занимаемых рубежах и приступили к укреплению позиций в ожидании подкреплений; и оборонительные позиции пока строились бессистемно. Все же русские войска создали несколько линий окопов, соединенных ходами сообщения, создавали узлы сопротивления, окапывали позиции батарей, строили блиндажи и искусственные препятствия.

Проявляли себя и японские пулеметчики. Во время «сшибки» двух сотен 8-го Сибирского казачьего полка с эскадроном японской кавалерии под Юдзятунем 17 мая 1904 г. на стороне японцев было два пулеметных отделения по 4 пулемета каждое. Выручить своих кавалеристов во время этой «сшибки» они не смогли, но своим огнем, видимо, предотвратили удар казаков по японской пехоте. 26 сентября японцы сбили подразделения 3-го Сибирского корпуса с вершины Ляотхелаза и быстро установили на ней горные пушки и пулеметы. После этого все атаки 3-го русского корпуса на вершину были отбиты. Так же быстро японцы закрепили занятую ими 3 октября на левом берегу реки Шахэ сопку между деревнями Сандепу и Сахетун. Но отряд генерал-майора Путилова на следующий день отбил сопку после рукопашного боя. При этом впервые в ходе боев в Маньчжурии были захвачены 11 японских пушек и 1 пулемет.


Вьючная пулеметная рота

К 12 октября 1904 г. силы русской армии в Маньчжурии составили около 300 тыс. человек (включая 319 батальонов, 153 эскадрона и сотни) при 1267 орудиях и 40 пулеметах. Как видим, пулеметы все еще составляли очень незначительную долю в вооружении армии. Накануне сражения под Мукденом, к началу февраля 1905 г. русские войска имели: в 1-й армии Линевича — 107 тыс. человек, 386 орудий и 22 пулемета, во 2-й армии Каульбарса — 92 тыс. человек, 439 орудий и 24 пулемета, в 3-й армии Бильдерлинга — 62 тыс. человек, 266 орудий и 10 пулеметов. Всего же русские войска насчитывали 330 тыс. человек (370 батальонов, 142 эскадрона и сотни) при 1476 орудиях и 56 пулеметах, т. е. в среднем по 1 пулемету на 5893 человека. Японские войска имели на то же время 1062 орудия и 200 пулеметов на 270 тыс. человек (263 батальона, 66 эскадронов) или 1 пулемет на 1350 человек. Это сражение происходило на большем фронте, чем на р. Шахэ, — 155 км. Японцы опередили русские войска в переходе в наступление, начав его 11 февраля. Несмотря на активное сопротивление и даже попытки перехода русских частей в контрнаступление, в целом действия японцев оказались успешными. 24 марта активные боевые действия в Маньчжурии завершились. Хотя можно упомянуть набег генерала Мищенко в тыл 3-й японской армии, предпринятый 4—11 мая силами в 4 тыс. сабель при 8 орудиях и 8 пулеметах, причем среди трофеев оказались 5 японских пулеметов.

По ходу действий, конечно, шло и обобщение боевого опыта. В частности, рекомендовалось не располагать пулеметы в редутах, где их быстро выявляли японские наблюдатели (артиллерия уже начала охоту за пулеметами), а ставить в линии окопов между редутами, на высотах с пологими скатами, готовить для каждого пулемета две-три позиции с удобным обзором и обстрелом впереди лежащей местности. Пулеметы рекомендовалось держать в укрытиях, позиции соединять укрытым ходом сообщения. Часть пулеметов располагали так, чтобы они могли вести фланговый огонь по цепям противника.

Продолжилось формирование рот. Маршал Советского Союза Б.М. Шапошников вспоминал об их формировании в Туркестанском округе: «На стрелковую бригаду были сформированы две пулеметные роты, вооруженные каждая восемью пулеметами системы Максима на треногах; одна из рот придавалась нашему батальону, а другая —2-му стрелковому батальону; офицеры в роты отбирались из всей бригады — лучшие в стрелковом деле». В Офицерской стрелковой школе в г. Ораниенбаум открыли курсы подготовки пулеметных команд, в октябре — ноябре провели курс для офицеров и унтер-офицеров ездящих и вьючных команд, вскоре здесь создали курс по обучению унтер-офицеров и оружейных мастеров обращению с пулеметом Максима. Одним из преподавателей этого курса оказался служивший на Ружейном полигоне школы В.А. Дегтярев — в будущем выдающийся советский конструктор автоматического оружия. Приказом по военному ведомству № 277 за 1905 год был введен «Устав строевой службы ездящих и вьючных рот», определявший основу организации и боевого применения пулеметных рот. В мае 1905 г. вышла «Инструкция для действия в бою вьючных пулеметов». «Инструкция Полевого штаба 1-й Маньчжурской армии» рекомендовала «подпустить противника на дистанцию действительного ружейного выстрела, никак не далее 1000–1200 шагов, а при возможности на 600–800 шагов, и только тогда открывать огонь» (интересно, что примерно те же дальности действительного огня будет указывать для пулеметов Боевой устав пехоты 1942 года).

В Германии у фирмы DWM в небольшом количестве закупили вьючные пулеметы с лентами на 250 патронов, треножными станками по типу, принятому в армии Швейцарии, без щита, с вьючными седлами. В 1904 году Военное министерство заказало 246 пулеметов с такими установками и 411 пулеметов «на лафетах», но до конца войны получить успели только 16 и 56 соответственно.


Солдаты знакомятся с пулеметами «Максим» на треноге «швейцарского» типа и на низкой треноге для стрельбы лежа

Каждой пехотной дивизии придали по пулеметной роте (по 8 пулеметов), вьючных же рот удалось сформировать только две. Главнокомандующий на театре военных действий генерал Н.П. Линевич писал военному министру А.Ф. Редигеру 23 августа 1905 г.: «Мы все же и поныне столь бедны пулеметами, что даже обидно… Это орудие в настоящую войну сделалось грозным, и им японцы с успехом пользуются; куда идет японская рота, туда она тащит за собою и пулемет. По сему вопросу его высочество генерал-инспектор артиллерии телеграммой № 46 сообщил, что пулеметы заказаны и будут готовы лишь в мае будущего года. Очень тяжело ожидать пулеметы до мая… Патронов и снарядов в армии тоже очень мало». В ходе войны части порой приобретали пулеметы на собственные средства — как, например, Кавказская казачья бригада. К концу Русско-японской войны русская армия имела уже 324 пулемета. И все же их не хватало. Закупленные в Дании для кавалерии ручные пулеметы Мадсена (речь о них впереди) попали в Маньчжурию в небольшом количестве.

Пулеметы сыграли роль и при обороне Порт-Артура. К началу боевых действий на подступах к крепости Порт-Артур был «недовооружен» — для вооружения фортификационных сооружений сухопутного фронта крепости из требовавшихся 400 орудий и 48 пулеметов 44-тысячный гарнизон имел 207 орудий и 38 пулеметов.

Зато в бою под Чинчжоу 12 мая 1904 г. на подступах к Порт-Артуру образовалась необычно высокая тактическая плотность — на фронте 5 км части русской 4-й Восточно-Сибирской стрелковой дивизии выставили 10 пулеметов (1 пулемет на 380 штыков), части 2-й японской армии — 48. 5-й Восточно-Сибирский стрелковый полк подготовил здесь 8 редутов и люнетов, окопы для стрелков расположили в два-три яруса, прикрыв их искусственными заграждениями. Кроме пулеметов позицию защищали 64 орудия. Японцы атаковали позицию тремя дивизиями при поддержке 216 орудий, японские пулеметы пытались вести огонь через головы своих войск. Русская артиллерия быстро расстреляла свои снаряды, и позиция оборонялась только ружейным и пулеметным огнем при слабой поддержке удаленных батарей и канонерской лодки. Упорные действия 5-го полка не предотвратили отступления с этой позиции по приказанию генерала Фока, причем отход под огнем противника стоил больших потерь. Русские части отошли на «передовую горную позицию», где закрепились 8 батальонов, 16 охотничьих команд при 36 орудиях и 8 пулеметах. Активные бои здесь начались 13 июня. В них проявили себя и японские пулеметы. Так, попытки русских частей отбить захваченную японцами высоту Куинсан разбились о быстро возведенный на ней редут с четырьмя пулеметами. А 16 июля русским войскам пришлось укреплять уже Волчьи горы, расположенные еще ближе к крепости. Вскоре бои шли уже у стен крепости. Атаковавшая Порт-Артур 3-я японская армия Ноги к тому времени имела 48 тысяч человек, 400 орудий и 72 пулемета, у защитников Порт-Артура было всего 646 орудий и 62 пулемета.


Взвод «ездящих» пулеметов на открытой позиции

Японцам стоили больших потерь атаки 4—10 августа Восточного фронта крепости, защищавшегося 25-м Восточно-Сибирским стрелковым полком, ротами 15-го и 16-го полков, Квантунского флотского экипажа при 134 орудиях и нескольких пулеметах. Только сильный артиллерийский огонь позволил японцам захватить укрепления. В Порт-Артуре пулеметы, по сути, впервые действовали в условиях укрепрайона.

20 августа японцы упорно штурмовали русские позиции на Водопроводном редуте, но, едва достигнув бруствера, сметались огнем стрелков и пулеметов. Только разрушив позиции артиллерийским огнем и выведя из строя пулеметы, они заняли передний фас редута и, установив там только один пулемет, отбили все попытки обороняющихся вернуть редут. Зато 9 сентября, когда русская полевая артиллерия сорвала атаку японской пехоты на гору Высокая и заставила отступить целую бригаду, трофеями русских частей в японских окопах стали одно орудие и два пулемета. Но и японцам в качестве трофеев достались «Максимы» русской армии.

Недостаток пулеметов русские войска компенсировали различными импровизациями вроде «пулемета Шеметилло». Разработал его капитан 25-го Восточно-Сибирского стрелкового полка И.Б. Шеметилло (погиб на укреплении № 3 Порт-Артура). На деревянной раме крепили в ряд 5 или 10 «трехлинеек», с помощью двух рычагов стрелок мог перезарядить сразу все винтовки и выстрелить залпом — пожалуй, последнее явление картечниц в России. Рамы ставили на опоры или снабжали катками и щитом. Образец такого «пулемета Шеметилло» хранится в Музее КТОФ во Владивостоке.


«Пулемет Шеметилло» в экспозиции Музея КТОФ, Владивосток

Русско-японская война дала богатый материал боевого использования пулеметов в различных видах боя, на равнинной и сильно пересеченной местности, в полевых и крепостных укреплениях, в дневных и ночных боях, на малых, средних и больших дальностях. При этом пулеметы действовали и как «общедивизионное огневое средство», и как приданные отдельным частям. В боевых условиях были испытаны несколько типов установок (колесные лафеты, треноги, салазки, станки), со щитами и без них, различные способы перевозки. «Что касается системы пулеметов, — говорилось в „Сводке тактических указаний, данных начальниками в войну 1904–1905 гг.“, — то особенно хороши вьючные на треногах (швейцарского типа), переносимые на руках; ружья-пулеметы (датского образца), как не имеющие станка и холодильника, оказались малопригодными… При стрельбе они дают сильный удар в плечо, что при учащенной стрельбе заметно отражается на меткости стрельбы, утомляет стрелка и вместе с тем отзывается и на управлении огнем. Пулеметы пехотных частей несравненно поэтому выше. Что касается подвижности и удобства переноски пулеметов на поле сражения, то пехотные в этом отношении нисколько не уступают кавалерийским, являющимся слишком тяжелыми для перевозки вьюком (на лошади до 8 /2 пудов)».


Взвод «ездящих» пулеметов на крепостных лафетах на укрепленной позиции

Ездящие пулеметы оказались наименее удобны, хотя в составе отдельной огневой группы «оказывали немалые услуги» при подготовке атаки огнем с флангов (хотя пробовали и стрельбу через головы своих войск) или при отражении атаки противника с дальних дистанций. Из войск шли жалобы на крайнее неудобство для полевых войск крепостных лафетов, с трудом перемещаемых на поле боя и очень плохо маскируемых. Впрочем, и «пехотные» колесные лафеты были немногим удобнее. Одноконная запряжка «ездящих» пулеметов с горным передком при внешней легкости оказалась малоповоротливой. Прицепку пулеметов приспособили к пароконной хозяйственной двуколке, на которой можно было возить прислугу, боекомплект и ЗИП — получилось подобие четырехколесного артиллерийского лафета. Решение это было вынужденным — на разработку нового лафета не было времени, а двуколки имелись в достаточном количестве. По предложению капитана Иванова, в войсковых мастерских на театре военных действий из подручных средств производились легкие, лучше маскируемые на местности пулеметные станки «салазочного» типа — такие «салазки» довольно успешно применили при обороне частями 3-го Сибирского корпуса Гаотулинской позиции в феврале 1905 г. Вьючные пулеметные роты проявили себя лучше, — работая плечом к плечу с передовыми частями пехоты, они не только наносили большие потери противнику, но и отвлекали на себя огонь артиллерии (кроме того, уже во время Русско-японской началась «охота» отличных стрелков за пулеметными расчетами), но лучше маскировались и были не такой заметной целью, как пулеметы на колесных лафетах. Вьючные пулеметы старались ставить в цепь стрелков для усиления фронтального огня. Швейцарская тренога массой 20,4 кг на тот момент считалась лучшей установкой для горного театра военных действий. Конный вьюк швейцарского типа позволял перевозить на двух лошадях пулемет, треножный станок, боекомплект, запчасти и одного пулеметчика. Однако треножные станки швейцарского типа позволяли вести огонь только в положении сидя, так что в войсках их переделывали для стрельбы лежа.

Война привела ее участников к однозначному заключению: «Пулеметы приобрели громадное значение: позицию, усиленную искусственными препятствиями, на которой поставлены пулеметы, взять с фронта весьма трудно». Пулеметы вкупе со скорострельной артиллерией способствовали закреплению тактики наступления не сплошными, а разомкнутыми стрелковыми цепями, разделенными на ряды, перебежек и даже переползания группами под огнем, появлению в обороне сплошных линий траншей, повышению роли маскировки и ночных боев. Был поднят также вопрос о стрельбе из пулеметов с закрытых позиций — по аналогии со стрельбой артиллерийских орудий. В декабре 1904 г. коллежский асессор И. Ливчак даже предлагал специальный прицел для стрельбы с закрытых позиций из винтовок и пулеметов. Полковники Керн и Юрлов, рассмотрев предложение, сочли его «совершенно непригодным». Но сам вопрос о такой стрельбе поднимался еще не раз.


Трехствольная картечница Норденфельда, захваченная на японском брандере

В то же время опыт войны подтвердил, что пулеметы не являются «четвертым родом оружия» (в дополнение к пехоте, кавалерии и артиллерии), но должны органически входить в состав войсковых частей и соединений.

На пулеметы обратило внимание и «общественное мнение». Слово «пулемет» входило в моду — в ноябре 1905 г. появился, например, сатирический журнал «Пулемет». Но «общественность» не прочь была обсудить и вопрос вооружения пулеметами войск. Одних беспокоила «медленность» их введения в армию, других, напротив, — их «смертоносность». Тут ничего нового не было: еще в XIV веке Петрарка и другие гуманисты посылали проклятия пороху и огнестрельному оружию, после Франко-прусской войны 1870–1871 гг. художник О. Домье изобразил изобретателя игольчатой винтовки дьявольским маньяком, а иные объявляли «бесчеловечными» новые пушки с разрывными снарядами. Это ничуть не замедлило развития артиллерийско-стрелкового вооружения. Впрочем, пока рукояточные картечницы, а за ними автоматические пулеметы действовали в колониальных войнах, «общественность» не слишком будоражилась — это казалось естественным противопоставлением «техники» численному превосходству «диких народов». Но в англо-бурской и Русско-японской войнах от огня пулеметов гибли солдаты «цивилизованных армий». Ужас. Послышались требования запретить пулеметы как «негуманное» оружие. Во время Гаагской конференции 1907 года пулеметы попытались объявить «оружием массового уничтожения». Без успеха. Да и многие положения, принятые Гаагской конференцией — «О запрете применения удушающих газов», «О запрете разрывных пуль», «О запрете сбрасывания снарядов и взрывчатых веществ с воздушных шаров», — были очень скоро нарушены. Ни «общественное мнение», ни политические декларации не препятствуют применению оружия, если оно насущно необходимо, а «гуманизм» и «антигуманизм» проявляются не в характеристиках оружия, а в самом ведении войн. А впереди была мировая война, сильно сместившая представления о «массовом уничтожении» и «гуманности». Пулемет уже в ходе Русско-японской войны прозвали «чертовой поливалкой», в годы же Первой мировой его наградят эпитетами вроде «маленький злобный зверь Максима», «уничтожитель» и т. п.


Японская открытка с фотографией трофейного русского оружия, включая пулеметы

В ГОДЫ ПЕРВОЙ РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

«Рига, 7-го декабря. Сегодня утром прибыли из Петербурга 8 новых пулеметов, предназначенных для отсылки в уезды для подавления крестьянских беспорядков».

«Правительственный вестник» от 7 декабря 1905 г.

Сразу после Русско-японской войны пулеметы нашли и новое применение — на «внутреннем фронте». Размах революционных выступлений, вспышки недовольства, поднявший голову «сепаратизм окраин» превосходили возможности полиции и Корпуса жандармов, и правительство привлекало к их подавлению войска.

Газета «Новое время», например, так освещала эпизоды Декабрьского вооруженного восстания в Москве: «МОСКВА, 7 декабря. „Сегодня в Москве осуществилась всеобщая политическая забастовка, объявленная накануне Советом рабочих депутатов… Уже принят целый ряд предохранительных мер, и войскам приказано быть наготове. В манеже расположены кавалерия и пулеметы. По всему городу разъезжают патрули… 10 декабря. Сегодня революционное движение сосредотачивается главным образом на Тверской улице между Страстной площадью и Старыми Триумфальными воротами. Тут раздаются выстрелы орудий и пулеметов… 16 декабря (4 ч. 50 м. дня). Сегодня отправлен отряд с артиллерией и пулеметами для подавления восстания на станциях Перово и Люберцы Казанской дороги. Московский вокзал Казанской дороги занят Семеновским полком. В Москву прибыли новые воинские части“».

Применять пулеметы приходилось не только в Москве против рабочих дружин или в Кронштадте против моряков. То же «Новое время» сообщало: «АСХАБАД, 2 декабря с.г. Сегодня для восстановления движения на Среднеазиатской дороге из Асхабада вышли казаки с пулеметами в Кизил-Арват и Мерв». Газета «Русское слово»: «МИТАВА, 11 февраля. Усмирение обширной Дондангенской волости закончено, и отряд возвращается, оставив здесь для наблюдения эскадрон смоленских драгун и одну роту с двумя пулеметами». «Русское слово» за 5 июня 1906 г.: «В Царское Село доставлено 70 тысяч боевых патронов для пулеметной команды, которые предписано теперь не расходовать и беречь на случай забастовки и проч.» (в Царском Селе размещалась лейб-гвардии пулеметная команда).

Только за десять месяцев 1906 года войска призывались гражданскими властями 2330 раз, причем в 158 случаях применялось оружие — в основном, конечно, винтовки. Расчеты пулеметов обязательно включали и в состав рассылаемых по стране «карательных поездов». Ну и, разумеется, широко применяли казаков, которым в результате приходилось всерьез опасаться нападений на свои станицы. Военный Совет 3 февраля 1906 г. решил «отпустить Донскому казачьему войску 60 пулеметов Мадсена… для самообороны станиц».

Не меньшую тревогу испытывали и владельцы крупных имений, которые даже начали формировать «военные команды» и испрашивали оружие с военных складов. Предводитель московского дворянства князь Трубецкой даже закупил у военного министерства «для охраны имения в Херсонской губернии» ружье-пулемет «Мадсен» с патронами. Корреспондент «Русского слова» сообщал из Тулы 11 февраля 1905 г. о некоем помещике, который «ходатайствует о разрешении приобрести два пулемета».

Пулеметы вместе с другим оружием иногда захватывались рабочими боевыми отрядами у правительственных войск — один пулемет, например, захватил «шуйский отряд» М.В. Фрунзе, — но здесь редко встречались люди, знакомые с относительно новым пулеметным делом. Пулеметы и просто воровали. Б.М. Шапошников вспоминает, как в ноябре 1905 г. пропали все 8 пулеметов 2-й пулеметной роты 1-й Туркестанской стрелковой бригады: «Лишь через несколько недель один пристав узнал, что пулеметы зарыты за городом». Газета «Русское слово» сообщала, что в начале декабря 1906 года в Севастополе «сыскной полиции удалось напасть на след похищенного недавно с судов эскадры оружия (пулеметов, винтовок и прочего). Проследив подозрительных лиц, чины полиции нашли похищенное оружие в пещерах Инкерманского монастыря. В связи с этим арестовано несколько лиц». Так что это оружие в боевых столкновениях не применялось. Интересно, однако, такое замечание В.И. Ленина в статье «Уроки Московского восстания»: «Японская война выдвинула ручную гранату. Оружейная фабрика выпустила на рынок автоматическое ружье. И та, и другое начали уже с успехом применяться в русской революции (!), но далеко в недостаточных количествах».

Правительственным же войскам применять пулеметы на «внутреннем» фронте пришлось достаточно долго. Так, во время восстания 1 и 2-го Туркестанских саперных батальонов в 1912 году мятежные саперы были встречены огнем солдат учебно-пулеметной команды стрелковой бригады, а уже затем окружены полками пехоты и казаками.

«РУССКИЙ МАКСИМ»

«Пулеметы знает Бог, Третьяков и Пастухов».

Тульская пословица

В этой непростой обстановке в Туле ставилось производство пулемета Максима. В марте 1904 г. ИТОЗ получил наряд на 122 пулемета и ассигнования в 100 тыс. рублей. Начальник ИТОЗ А.В. Кун планировал изготовить первый пулемет к 1 сентября 1904 г. Но работа затянулась, и только 5 декабря 1904 г. под руководством П.П. Третьякова и И.А. Пастухова оружейники М. Зябрев, М. Судоплатов, И. Судаков собрали первый пулемет производства ИТОЗ. 8 декабря Кун направил в ГАУ рапорт, что пулемет «все установленные испытания выдержал вполне удовлетворительно», сделав без задержек и поломок 3000 выстрелов. Поскольку специальных сталей от «Виккерс» не поступило, на пулемет пошла сталь, использовавшаяся в производстве винтовок обр. 1891 г.

В январе 1905 г. ГАУ запросило Куна, в каком положении находится изготовление 122 заказанных пулеметов, и потребовало уведомить о сроке их сдачи, в апреле снова напомнило о необходимости принять самые энергичные меры к скорейшему изготовлению пулеметов. Наконец, в мае началось серийное производство — пулемет, изготовленный 1 мая 1905 г., официально носил «№ 1» (этот пулемет находится в экспозиции Тульского государственного музея оружия). Наибольший вклад в постановку и развитие производства пулеметов «Максим» обр. 1905 г. на ИТОЗ внесли Павел Петрович Третьяков и Иван Алексеевич Пастухов. На Третьякова на заводе возложили обязанности штаб-офицера по технической части.

С октября 1905 г. началась сборка пулеметов с улучшенным затвором. В конце декабря 1905 г. начальник ИТОЗ сообщал в ГАУ, что готовы 32 пулемета и почти все части для сборки еще 105 пулеметов. Однако за 1905 год ИТОЗ сдал только 28 пулеметов (в армию поступило 16). Недовыполнение нарядов во многом объяснялось отсутствием 700 необходимых станков. Правда, в 1904–1905 гг. ИТОЗ смог усилить свое оборудование на 600 станков, приобретенных, по преимуществу, за границей.

К производству изначально предъявили требование полной взаимозаменяемости деталей, давно ставшее для русской оружейной промышленности обязательным. Надо заметить, что Третьяков и Пастухов, находясь в 1903 году на заводе «Виккерс», обнаружили, что в пулеметах фирма еще не добилась взаимозаменяемости — затвор, собранный из деталей четырех пулеметов, дал задержку уже на 20-м выстреле. Затвор («замок», как его тогда называли) был самым сложным в изготовлении узлом, его детали подгонялись друг к другу наиболее плотно и изготавливались практически без допуска, точно по лекалам. А представитель «Виккерс» Ю.К. Миллер, прибывший в Тулу в 1905 году, смог убедиться, что здесь достигнута взаимозаменяемость деталей замка. Но вот объемы производства были пока малы.


П.П. Третьяков, фотография 1915 г.

Пока в Туле ставили производство, Военное министерство выдало очередной заказ берлинскому заводу DWM. Тут стоит вспомнить один эпизод. Генерал-квартирмейстер Главного штаба в письме генерал-фельдцейх-мейстеру от 9 июня 1906 г. передавал донесение русского военного агента о беседе с директором берлинского завода DWM: «Германское правительство ведет с заводом переговоры о заказе пулеметов. На вопрос о производительности заводов дирекция ответила: „100 пулеметов ежемесячно“. На сомнения, высказанные Военным министерством, указавшим на недавнюю производительность завода 20 штук в месяц, дирекция ответила, что благодаря громадному и очень выгодному заказу России завод увеличил свою производительность в пять раз. Прусское военное министерство было этим очень довольно». Давно не является секретом и то, что германская военная промышленность во многом поднялась на русских заказах, и то, что она была весьма исправным поставщиком. А приемка заказанных пулеметов у DWM, для которой в Германию направили полковника П. П. Третьякова, полковника А.А. Кубасова (принявшего от него инструментальную мастерскую) и старшего мастера Д.Н. Смирнова, стала хорошим поводом подробно ознакомиться с улучшениями, внесенными в технологию и организацию производства германскими специалистами.

Тем временем ИТОЗ для полного развертывания производства запросил 286 433 руб. на покупку за границей еще 243 станков, и 18 февраля 1906 г. Военный Совет утвердил закупку. От завода требовали новых усилий. Газета «Русское слово» 4 апреля 1906 г. сообщала: «Во время пасхальной заутрени на оружейном заводе в течение нескольких часов производилась пробная стрельба из новых пулеметов. Объясняется эта стрельба в такое неурочное время спешностью заказа».

Требовалась, конечно, и помощь других артиллерийских заведений. В журнале Хозяйственного комитета ИТОЗ № 115 от 7 февраля 1906 г. указывалось, что в счет наряда на 400 пулеметов надлежит получить: «от Брянского арсенала — 400 пар колес, от Ижевского завода — 400 штук больших щитов, 400 штук малых щитов, 400 штук осей, 1600 штук черновых пулеметных стволов» (каждый пулемет должен был иметь по три запасных ствола).


Пулемет «Максим» производства ИТОЗ с номером 1 в экспозиции Тульского государственного музея оружия. Рядом — приспособление для снаряжения ленты патронами

Как и следовало ожидать, возникли проблемы с системой питания, а именно — с холщовой пулеметной лентой. В марте 1906 г. на Главном артиллерийском полигоне испытали три английские ленты и четыре, изготовленные ИТОЗ. Ленты снаряжали вручную и с помощью машинок (приборов) — английских и Сестрорецкого завода, — в процессе испытаний запыляли, частично смачивали водой. По отчету полигона, «ленты, изготовленные из английской ткани, оказались заметно лучше изготовленных из русской тесьмы» — в последних оказались тесны гнезда, слишком большая доля энергии подвижной системы расходовалась на извлечение патрона из ленты, что приводило к задержкам в стрельбе. Артком в журнале № 218 от 23 февраля 1907 г. признал, что «совершенствование производства… тесьмы является насущной потребностью Военного ведомства». Из различных испытанных ИТОЗ вариантов наилучшей оказалась тесьма рижской мануфактуры, поставленная «Шимунек и K°». Заказ на тесьму для пулеметных лент «Шимунек и K°» получил уже в 1906 году, тогда же 300 комплектов кожаных чехлов и сумок к пулеметам заказали тульскому цеховому С. Рабиновичу — привлечение «частной промышленности» ограничивалось такими заказами. Пулеметы потребовали совершенствовать и патронное производство. В рапорте начальника ИТОЗ от 16 июля 1907 г. указывалось, что при стрельбе из пулеметов патронами Петербургского и Луганского заводов часты случаи пробития капсюлей, прорыва газов через капсюльное гнездо, выпадания пуль. Кроме того, частицы оболочки пуль (особенно в патронах Тульского патронного завода) быстро засоряли надульник, в связи с чем в 1906 году даже испытали два варианта измененных надульников, но они не показали видимых преимуществ.

За первые три месяца 1907 года ИТОЗ сдал в Тульский отдел Московского артиллерийского склада 64 пулемета: за апрель — 24, май — 40, июнь —72, июль — 56, август — 40. Всего же за 1907 год — 448 (по другим данным — 440) «пехотных» и 77 «морских» (без лафетов) пулеметов. При этом в 1906 году армии сдали только 73 пулемета из 145 произведенных (флоту сдали только 3), в 1907-м — 228 из 525, т. е. принималось около половины переданных заводом пулеметов. Не была еще отработана технология серийного производства, возникали задержки с поставкой сталей Ижевским сталеделательным заводом. До 1908 года шло, по сути, опытное производство. Тем не менее за 1905–1908 годы изготовили 1376 серийных «сухопутных» пулеметов с запасными частями (820 «крепостных» и 556 «полевых») и 208 «морских».

«Полевые» пулеметы ставили на высококолесный лафет или треножный станок.

Первые русские пулеметы попали и за рубеж — сразу после Русско-японской войны с просьбой о приобретении пулеметов обратилось к России болгарское правительство. 3 января 1906 г. «высочайше соизволено» было отпустить безвозмездно один крепостной и один вьючный пулемет с 20 000 патронов. Опыты с ними, видимо, произвели хорошее впечатление, Болгария намеревалась заказать ИТОЗ 144 пулемета вьючного и 115 крепостного типа, но, в конце концов, выбрала поставщиком ту же германскую DWM.

«МАКСИМ» ОБРАЗЦА 1910 ГОДА

«Новый русский пулемет образца 1910 года — куда совершеннее пулеметов, стрелявших на полях Маньчжурии!»

В. Г. Федоров. «В поисках оружия».

Опыт войны указал и на «желательность получения большей дальности» и настильности стрельбы, что способствовало принятию в 1908 году винтовочного патрона с остроконечной пулей. Пришлось переделывать под него пулеметы — менять стойку прицела, переделывать патронник под новый профиль пули, для уменьшения импульсных нагрузок при стрельбе увеличивать диаметр отверстия втулки надульника. Решено было также облегчить сам пулемет (Артком определил такую задачу в начале 1909 года) и принять новый станок, который позволил бы иметь пулеметы и установки одного типа в пеших и конных пулеметных командах. Требования к новому станку сформулировали Артком ГАУ совместно с Офицерской стрелковой школой.

Принятие в 1907 году в Австро-Венгрии на вооружение 8-мм пулемета, сравнительно легкого пулемета системы А. Шварцлозе заставило ускорить исследования «легких» и «облегченных» пулеметов в других странах. Кстати, в воспоминаниях В.А. Дегтярева упоминаются испытания пулемета «Шварцлозе» и в России.

Летом 1908 года свой вариант облегченного до 18,48 кг пулемета прислал для испытаний и Максим. В июле 1909 г. фирма «Виккерс» прислала новый вариант массой 11,36 кг — разработку «легкого» пулемета она вела уже несколько лет, и русские специалисты весьма интересовались этими работами. В частности, специалисты «Виккерс» заменили бронзовые и чугунные детали стальными (предлагалось даже делать некоторые детали из дюралюминия), перекомпоновали и упростили замок, облегчили короб пулемета, ввели новый надульник, попутно улучшили конструкцию спусковой тяги. Новый пулемет «Виккерс», его треножный станок и патронная коробка могли переноситься в виде ранцев тремя номерами расчета. В это же время, кстати, DWM представила свой вариант нового треножного станка.


7,62-мм пулемет «Максим» обр. 1910 г. на колесном станке Соколова первоначального образца с откидными передними ногами, подушкой-сиденьем и роликом (катком) на хоботе

Артком отметил «замечательную легкость» нового пулемета «Виккерс», и ГАУ оформило запрос о возможности его производства на ИТОЗ. Новый представитель фирмы в России инженер П.И. Балинский передал управляющему делами Арткома генерал-майору П.П. Нечволоду ответ Василия Захарова: «Балинскому. Я уполномочиваю Вас уведомить Управление, что оно может изготовлять в Туле новую облегченную модель Виккерса — Максима и треногу на условиях существующего контракта без добавочной платы и без продолжения времени». 3 декабря 1909 г. ГАУ предписало ИТОЗ «установить как можно скорее производство легких пулеметов Максима с тем, чтобы сдача их началась с августа 1910 г.», при этом на 1910 год давался наряд в 600 пулеметов.

29 января 1910 г. «Виккерс» доставила на ИТОЗ свой образцовый «легкий» пулемет. Он работал с задержками, да и тулякам пришлось вносить в свои опытные пулеметы ряд изменений. Для облегчения пулемета ряд деталей из бронзы (рукоятки управления, приемник, кожух ствола и другие, кроме втулки ствола и пароотводной трубки в кожухе ствола) по примеру англичан и немцев (пулемет MG.08) заменили стальными. Испытания в середине 1910 года «облегченного» пулемета «Виккерс» на треноге с отделяемым колесным ходом на полигоне Офицерской стрелковой школы показали, что он «вовсе не давал автоматической стрельбы ни старыми, ни новыми патронами». Заметим, что это была первая, еще не серийная модель модифицированного пулемета «Виккерс», известного в нашей стране как «Виккерс» 1910 г., англичане еще только ставили производство новой модели (ставшей впоследствии знаменитой и достаточно широко распространившейся) и торопились в рамках договора «застолбить» его в России. Характерно, что в ходе испытаний стрельбу из пулеметов вели под большими углами возвышения и склонения, — кроме необходимости применения пулеметов в крепостях тут сказался опыт боев в горной местности в Русско-японской войне. При такой стрельбе часты были «неотдача» подвижной системы из-за ее веса или недоход затвора из-за недостаточного усилия возвратной пружины. «Виккерс» улучшила конструкцию, но все же наиболее соответствующим требованиям ГАУ был признан тульский «облегченный» пулемет. С учетом того, что для ИТОЗ пулеметное производство было делом сравнительно новым, «выигрыш» у именитой фирмы «Виккерс» был заметным успехом.


Схема устройства пулемета «Максим» обр. 1910 г.

Однако и тульский облегченный пулемет нуждался в доработках. К октябрю доработанный пулемет был готов. Как это нередко случается, ряд мелких изменений дал заметное повышение надежности работы и удобства обращения. Доработка затвора и деталей приемника повысила надежность работы системы питания. Пастухов доработал конструкцию надульника. После долгих споров решено было ставить на ИТОЗ производство облегченного пулемета с изменениями, внесенными штаб-офицером завода по технической части полковником П.П. Третьяковым.

Под руководством Третьякова туляки подготовили также производство «легкого» пулемета, сдав первые два «легких» пулемета 15 июня 1910 г. Пулеметом массой «тела» 18,8 кг (с водой) предполагали вооружить конницу. Но Военное министерство для этих целей вьшало заказ на «легкий» пулемет на треножном станке фирме «Виккерс» (при этом как туляки использовали некоторые черты «облегченного» пулемета «Виккерс», так и фирма «Виккерс» использовала ряд доработок, произведенных на ИТОЗ).

Однако фирма задержала выполнение заказа. В начале мировой войны «легкие пулеметы Виккерса» показали недостаточную надежность, и их пришлось исправлять на том же ИТОЗ.

После испытаний облегченного тульского пулемета он был принят на вооружение под обозначением «станковый пулемет Максима обр. 1910 г.» с колесным полевым станком полковника А.А. Соколова. Кроме указанных изменений поменялся также прицел пулемета, детали короба и кожуха, затыльник, спусковая тяга. Пулемет обр. 1910 г. был действительно значительно улучшен по сравнению с прототипом, прежде всего в технологическом плане, однако вряд ли правильно установившееся в нашей литературе утверждение, что «русские техники создали, по сути, новый пулемет». Тем не менее финансовые отношения с «Виккерс, сыновья и Максим» в рамках контракта пересмотрели, согласовав уменьшение вознаграждения. Положением Военного Совета от 4 марта 1910 г. устанавливалось: «По контракту, заключенному 9 марта 1904 года Главным Артиллерийским Управлением с обществом „Виккерс, сыновья и Максим“, уплачивать с 1 января 1910 г. по день окончания контракта 23 февраля 1915 года по 60 ф. ст. вместо обусловленных этим контрактом 80 ф. ст. за каждый готовый пулемет». В том же 1910 году была принята и новая машинка для снаряжения пулеметных лент.


Передвижение расчетом пулемета «Максим» обр. 1910 г. на станке Соколова первоначального образца за хобот станка

Станок же к пулемету был действительно новой и совершенно оригинальной конструкцией. После Русско-японской войны установился следующий взгляд на применение пулеметов: пулемет представляет сильное огневое средство, необходимое и для пехоты, и для кавалерии; пулемет необходим как при обороне, так и при наступлении, а потому конструкция и размеры пулеметов и установок должны позволить им всюду сопровождать войска, допускать скрытное передвижение, быструю установку на позиции. Разработка нового станка началась вскоре после Русско-японской войны и с опорой на ее опыт. Провели испытания нескольких полевых установок отечественной и зарубежной разработки, в том числе предложенных офицерами, «бывшими в минувшую войну при пулеметах». П.П. Третьяков разрабатывал к пулемету свой вариант «горно-вьючной треноги», но наибольшее внимание привлекли треножные станки фирмы «Виккерс» и станок капитана Соколова, разработанный в 1907 году при участии мастера Санкт-Петербургского орудийного завода Платонова и соединивший черты «салазочного» (допускающего перетаскивание ползком, стрельбу из положения лежа и маскировку в низкой растительности), колесного (возможность перекатывания на марше и на поле боя) и треножного (устойчивость, возможность стрельбы из положения сидя) станков. Доработка станка Соколова шла по результатам испытания в Офицерской стрелковой школе и в войсках. Станок приняли на вооружение под обозначением «станок обр. 1908 г.», но чаще он упоминался как «станок Соколова».



Передвижение пулемета «Максим» обр. 1910 г. на станке Соколова с помощью лямки на поле боя и на походе

О значении, которое придавалось пулемету и новому станку, свидетельствует присвоение Соколову, ставшему к тому времени полковником, Михайловской премии за 1912 год (Большую Михайловскую премию за тот же год получила автоматическая винтовка В.Г. Федорова). Серийный выпуск новой модификации «Максима» и нового станка начался в 1911 году. Соколовым была разработана также пулеметная двуколка, изготавливавшаяся Санкт-Петербургским (впоследствии Петроградским) арсеналом, а затем — и Брянским арсеналом. Принятие двуколки было насущной проблемой — А.А. Брусилов, например, вспоминал, что, когда в начале 1909 года принимал 14-й армейский корпус в Варшавском округе, пулеметы в полках были «без запряжки, так что в случае войны пришлось бы их возить на обывательских подводах».


Пулемет «Максим» обр. 1910 г. на упрощенном станке Соколова из экспозиции Тульского государственного музея оружия. Вид спереди-справа

До полной «победы» станка Соколова к пулемету «Максим» использовалось еще четыре типа полевых установок: «полевой» колесный лафет со щитом и сиденьем для наводчика (очень похожий на «крепостной» лафет), тренога «Виккерс» обр. 1904 и 1909 г., тренога «Виккерс» обр. 1910 г. с колесным ходом и щитом. Описание установок вместе с описанием пулемета «Максим» дано в отдельной главе.

Колесные лафеты были окончательно заменены в русской армии станками Соколова или треножными станками к 1914 году, в связи с этим в 1913 году поднимался вопрос об использовании освободившихся лафетов в качестве колесных стрелковых щитов (вопрос о стрелковых щитах был поднят также Русско-японской войной). Но если от тупоконечной винтовочной пули 5,5—6-мм щит защищал на дальности 50 шагов и выше, то остроконечная пробивала его даже со 150 шагов, поэтому инженерные войска этими лафетами не заинтересовались. Пулеметы на колесных лафетах еще оставались в училищах в качестве учебных — по крайней мере, они были у юнкеров в ходе революционных боев в Москве в октябре — ноябре 1917 года.


Пулемет «Максим» обр. 1910 г. на упрощенном станке Соколова. Вид сбоку

Среди множества поступавших в военное ведомство России проектов и предложений о способах использования пулеметов были весьма любопытные по сути, хотя и курьезные по исполнению. Пример тому — проект защищенной пулеметной повозки СБ. Апостолова (на нее в 1904 году даже была взята привилегия), в которой лошадь впрягалась позади своего рода брички с тумбовой пулеметной установкой и большим бронещитом. Подобные проекты «подкатывания» пулеметов к позициям противника предлагались и десять лет спустя, в ходе Первой мировой войны — например, проект трехколесного «щита-тележки» П. Стрельцова с впрягаемой сзади парой лошадей, двумя пулеметами «Максим» и бронещитом.

Немало копий было сломано по поводу установки пулемета, наиболее пригодной для кавалерии. После Русско-японской войны при Гродненском гусарском полку испытывались две системы «легких кавалерийских пулеметных лафетов», а при Ольвиапольском полку — лафет капитана Козловского — все неудачно. 10 июля 1906 г. «высочайше утверждено» постановление Государственного Совета обороны «принять для кавалерии пулеметы вьючной системы Максима». Однако вопрос о пулеметном вооружении кавалерии решался еще несколько лет. Особое совещание при Генерал-инспекторе пехоты не смогло дать конкретных рекомендаций, и военный министр Сухомлинов приказал «несмотря на неполную приспособленность для кавалерии принимаемого типа пулемета Максим, ввести их ныне на вооружение конницы».

В 1909 году генерал-майор СИ. Федоров был командирован за границу для ознакомления с постановкой пулеметного дела. Оказалось, что вопрос о пулеметах в кавалерии в разных странах решался различно: в Дании, Норвегии и Швеции приняли пулемет «Мадсен», в Германии в обстановке большой секретности делали опыты, в других странах испытывали облегченные станковые пулеметы (Максима, Шварцлозе). СИ. Федоров счел, что «до сих пор лучшим пулеметом все-таки остается пулемет Максима» и высказался за его вьючную систему. В русской кавалерии «Максим» обр. 1910 г. охотно приняли со станком Соколова. Это позволило в 1911 году изъять из ряда кавалерийских полков ружья-пулеметы «Мадсен», перевозившиеся на седлах в кобурах — значение ручных пулеметов в полевом бою будет осознано только по опыту Первой мировой войны.


Пулемет «Максим» обр. 1910 г. на станке Соколова, без щита

В отношении «крепостных» пулеметов ситуация выглядела хуже. Во время опытной мобилизации в сентябре 1912 г. — в связи с 1-й Балканской войной — крепости Осовец, например, выявилась нехватка против штата 24 пулеметов и 678 780 патронов к пулеметам — даже по заниженным нормам 1908 г. Наблюдение и управление огнем крепостных орудий и пулеметов были слабыми. К тому же пулеметы на высококолесных лафетах оказались неудобны для стрельбы через амбразуры и приходилось ставить их на валганги. Неудивительно, что велись работы по замене колесных лафетов стационарными или переносными установками, однако в большинстве своем они остались опытными. Служивший по Главному Инженерному управлению генерал-майор И. Фабрициус разработал проекты легкой скрывающейся пулеметной башни и «бронированной трубы для скрывания пулемета Максима», которые должны были монтироваться за бетонным бруствером и быстро приводиться в боевое положение. В июне 1907 г. ГИУ даже предложило заводу «Парвиайнен» в Петрограде изготовить опытные установки Фабрициуса, но при всем остроумии конструкции приняты они не были.

В июле 1911 г. в Михайловской крепости провели опытные стрельбы из пулеметов на «треногах Виккерса». В протоколе № 1 комиссия по испытаниям указала, что при полном угле склонения «пулемет располагается так низко, что расположение его в капонире невозможно». В протоколе № 3 той же комиссии зафиксированы результаты испытаний станка для пулемета «Максим», разработанного офицером той же крепости капитаном Сухомлиным. Станок Сухомлина, изготовленный на местном заводе Каплана, был устойчивее и прочнее треног, проще переносился от амбразуры к амбразуре и был признан «вполне {годным для} установки пулемета в капонирах укреплений», но, несмотря на положительные отзывы коменданта крепости генерал-лейтенанта Бауэра и Генерал-Инспектора Артиллерии великого князя Сергея Михайловича, остался опытным. По требованию коменданта Кронштадтской крепости для укрытия пулеметов, поставленных на Алексеевском и Николаевском фортах для обороны со стороны суши, были установлены 24 «броневых поста», разработанных полковником Соколовым. Однако посты были недоработаны, и уже во время войны Артком решением от 3 ноября 1915 г. признал «необходимым сделать некоторые изменения в постах». Пулеметы в крепостях ставили не только на брустверы (куда их должны были выкатывать из убежищ) и в бронированные пулеметные гнезда, но и в бетонированных павильонах, в кофры для фланкирования рвов и подступов, прикрытия передовых препятствий, на внутренних позициях для поражения противника, ворвавшегося в форт. Фабрициусом была разработана капонирная установка пулемета «Максим», но и с ней пришлось повозиться, — во всяком случае когда строитель Гродненской крепости 6 апреля 1913 г. просил ГИУ выслать чертежи установки Фабрициуса, «предусмотренной проектом». Но в ответе ГИУ указывалось, что установка «автором перерабатывается». В некоторых крепостях остались тяжелые пулеметы на крепостных лафетах, часть их в начале войны попала в пограничные дивизии.


Холщовая патронная лента к пулемету «Максим»

Принятие десятилетней программы восстановления и развития армии и флота позволило улучшить финансирование производства нового оружия. В эту программу вошли и 1275 пулеметов для крепостей Ковно, Осовец, Новогеоргиевск, Брест и Владивосток (на сумму 5 100 000 руб.), причем в июле 1910 г. в первую очередь ИТОЗ получил наряд на 100 пулеметов для Владивостока, которые сдал к июлю 1911 г. (всего, согласно проекту 1910 года, Владивостокская крепость должна была иметь 268 пулеметов на сухопутном фронте и 56 — на береговом). Для вооружения сухопутного фронта Морской крепости Петра Великого на побережье Финского залива планировали 164 пулемета — пулеметы включали в состав «пулеметных батарей» артиллерии сухопутного фронта крепости.


Машинка для снаряжения патронных лент

По выполнению всей программы производства «облегченных» пулеметов обр. 1910 г. предполагалось переделать по его типу имеющиеся в войсках 2790 «тяжелых» пулеметов «Максим» (обр. 1905 г. и английские — заменой частей), но к последней операции приступили только в 1914 году. Для переделки старых пулеметов под остроконечный патрон начальник сборочно-пулеметной мастерской полковник А.А. Кубасов сконструировал вкладыш. Отметим, что материальная часть пулеметных команд вызвала нарекания ряда войсковых офицеров. Так, осенью 1913 года генерал-лейтенант С.И. Федоров снова был командирован за границу, причем инспектор стрелковой части в войсках при его командировании обращал особое внимание на «пулеметное дело в крепостях и горно-пулеметных частях, а также стрельбу из пулеметов с летательных снарядов и обстреливание этих последних». В «Записке о нуждах нашего пулеметного дела» Федоров указал: «Пехота получила грозную, тяжелую, громоздкую пулеметную материальную часть… проектированную без доработки штата людей и лошадей… Мы получили две различные системы установок: одну полковника Соколова, очень сложную и недостаточно устойчивую, другую Виккерса, оказавшуюся совершенно негодной». Надо отметить также, что под новый патрон к началу мировой войны успели переделать не все старые пулеметы, о чем свидетельствует сообщение ГАУ начальнику артиллерийских снабжений Юго-Западного фронта от 12 октября 1914 г. о высылке из Тулы «в передовой запас ровно 5 млн. тупых патронов… для 100 тяжелых пулеметов».

Заметное влияние на пулеметное вооружение русской армии оказала 1-я Балканская война 1912–1913 гг., в которой пулеметы применялись весьма интенсивно. В связи с этой войной в России провели учет запасов Военного министерства, причем оказалось, что в мобилизационных запасах не хватало 24 % пулеметов, наличные патроны в большинстве старого образца (с тупоконечной пулей), а запасы новых патронов не обеспечивают даже норм, установленных в 1908 году. Причина малых норм и медленности заготовления патронов крылась, прежде всего, в регулярном урезании ассигнований. Все это пришлось учесть, составляя Программу по усилению армии. «Малая программа», ставшая законом 10 июля 1913 г. и рассчитанная на пять лет, основную долю средств направляла на развитие артиллерии, включая завершение поставок пулеметов по основному плану 1906 года, переделку «тяжелых» пулеметов в «легкие», а также окончание заготовления 3-линейных патронов к винтовкам и пулеметам. 24 июля 1914 г. была принята более масштабная «Большая программа по усилению армии», предусматривавшая доведение годового производства до 1000 пулеметов и 700 станков к ним, но к ее реализации даже не приступили. Уровень производства 1000 пулеметов в год считался предельным — в затрате средств на его увеличение свыше этой нормы просто не видели необходимости. Стоит отметить, что, по-прежнему считая пулемет «артиллерийским» средством, военное руководство России, как и ряда других стран, видело главный и радикальный путь усиления «огневой составляющей боя» в принятии «автоматической» винтовки. Работы Комиссии по выработке образца автоматической винтовки в 1907–1914 гг. дали обширный и ценный материал в плане изучения и разработки автоматического оружия и патронов, вопросов производства автоматического оружия, а намеченное расширение трех оружейных заводов было напрямую связано с этими работами, хотя на ИТОЗ запланировали также создание «двух новых пулеметных мастерских».


Демонстрация облегченного пулемета «Виккерс» в Англии

Однако упование на скорое введение «автоматической» винтовки отвлекло усилия и средства от других типов стрелкового оружия, в частности от пулеметов (спустя четверть века подобная ситуация в несколько ином виде повторится в «пулеметной драме» кануна Великой Отечественной войны).

Здесь стоит сказать о «расширении» Тульского оружейного завода. Вопрос о нем ставился еще во время Русско-японской войны, но по ее окончании власти было просто не до того. Но поскольку при новых нарядах на пулеметы на заводе продолжался выпуск и винтовок, и револьверов, для производства пулеметов требовались отдельные площади. Территория завода была ограничена, и начальник ИТОЗ ходатайствовал перед ГАУ о выделении средств на строительство отдельной пулеметно-сборочной мастерской. Разрешение было получено еще 25 марта 1905 г. 27 июня того же года московская газета «Русское слово» поместила сообщение: «Тульский оружейный завод приступает к постройке отдельного корпуса, предназначенного для изготовления пулеметов. Работы по постройке поручены инженеру Робинзону». Но не все было так быстро. Финансовые трудности после Русско-японской войны и революции 1905–1907 гг. затянули решение вопроса приобретения нового участка. Только 21 мая 1912 г. Тульский Императора Петра Великого оружейный завод с разрешения ГАУ приобрел у «Торгового дома Л.В. Готье» территорию, здания и оборудование «сталелитейного и механического завода». На строительство на этой основе нового пулеметного завода ГАУ выделило 1300 тыс. рублей, проектом занялась московская фирма «Инженерное дело».


Облегченный пулемет «Виккерс» модели 1909 г.

Динамику производства пулеметов, станков, частей к ним, вьюков можно увидеть из следующей таблицы, составленной по работам А.А. Маниковского и B.C. Михайлова.

«Морские» пулеметы «Максим» на кораблях ставились на тумбовые установки с большими углами возвышения. Для флота предлагался также колесный десантный лафет, отличавшийся от полевого разве что меньшей массой, шириной хода (для установки в шлюпку) и меньшими размерами щита, но он не был принят.


ПОДГОТОВКА ПУЛЕМЕТЧИКОВ

«В Москве образуется еще одна пулеметная команда — при Сумском драгунском полку. Теперь в Москве четыре пулеметных команды».

«Русское слово» от 5 сентября 1906 г.

С постановкой собственного производства пулемета «Максим» началось широкое внедрение пулеметов в войска, широкое обсуждение постановки пулеметного дела и активное обучение личного состава пулеметных команд.

Споры о месте пулеметов в вооружении и способах их употребления в бою продолжались. Д.А. Милютин, в бытность которого военным министром успели и принять картечницы на вооружение армии, и снять их с вооружения, в 1909 году писал о пулеметных командах: «По моему мнению, это вполне специальный род оружия, близкий более к полевой артиллерии, хотя и комплектуемый прислугой из пехотинцев». Однако он считал «полезным ввести эти команды в большей соразмерности, чем ныне, и придать их не только пехоте и кавалерии, но также и артиллерии полевой и крепостной, а также войскам инженерным». А в последнем издании «Учебника тактики» генерала Драгомирова, вышедшем в 1906 году, в отдельной главе разбирался вопрос действия пулеметов на основе опыта Русско-японской войны. В частности, указывалось, что продвижение пулеметов в цепи позволит сделать эту цепь реже, не ослабив ее огня и уменьшив потери от огня противника. Отсюда — «при наступлении главная надежда на пулеметы легкого типа», если решен вопрос питания патронами в бою. «При обороне весьма полезно иметь пулеметы, обстреливающие подступы к важнейшим пунктам позиции. Здесь пригодятся и ездящие пулеметы, и пулеметы легкого типа». Пулеметы на позиции необходимо маскировать и «не открывать из пулеметов огня преждевременно». Драгомиров, категорически возражавший против рукояточных картечниц в полевых войсках, теперь требовал от автоматических пулеметов «идти рука об руку» с пехотой и — раньше многих других — вплотную подошел к признанию их принадлежности к пехоте.

Вообще военное руководство признавало, что «пулеметы должны быть принадлежностью войск», и потому пулеметные команды решено было иметь не при дивизиях, а при полках. Но в каком количестве? Одни командиры частей, участвовавшие в Русско-японской войне, выдвигали предложение довести число пулеметов «до одной пулеметной роты (8 пулеметов) на полк», другие — «иметь на каждый полк четыре вьючных пулемета, переносимых одним, а в крайности двумя людьми». Выдвигалось, кстати, и такое предложение: «Необходимо обучать работе при пулеметах всех людей полка». Увы, реализовать его не удалось и много позже.

10 июля 1906 г. Совет Государственной обороны утвердил представление Военного министерства о необходимости иметь в каждом пехотном полку и каждой кавалерийской дивизии пулеметную роту 8-пулеметного состава. В соответствии с этим ГАУ приняло решение довести производство пулеметов на ИТОЗ до 500 штук в год. Пулеметные команды 8-пулеметного состава ввели и в стрелковые полки. Нормы запасов вооружения и боеприпасов устанавливались, исходя из оценки отдельных сражений Русско-японской войны, а также из взглядов Главного Управления Генерального Штаба (ГУГШ), что будущая война продлится 2–6 месяцев, максимум — год. По нормам Мобилизационного управления ГУГШ, утвержденным в январе 1908 г., на один пулемет, находящийся в войсках, полагалось 75 тыс. патронов, в крепостях — 30–50 тыс. Комиссия Военного министерства в 1910 году оставила эту норму запасов военного времени без изменений (хотя многим было ясно, что она занижена), а запас пулеметов установила в 10 % от общего числа в войсках, т. е. 454 пулемета. С собой каждая пулеметная рота должна была возить 70 000 патронов — по 8750 на пулемет.

В связи с реорганизацией армии 1910 года происходили заметные изменения в пулеметном деле. В 1911 году был «высочайше утвержден» «Устав пулеметных команд», а 7 ноября 1912 г. — «Строевой устав пулеметных команд пехоты», последний вводился в действие приказом по Военному ведомству «взамен указаний, данных для сего в Строевом пехотном уставе». Отметим, что в том же 1912 году был принят «Устав полевой службы», с которым русская армия вступила в Первую мировую войну.

Для сформирования пулеметных команд предусмотрели дополнение числа чинов в полках. По штатам и подготовке пулеметные команды по-прежнему напоминали легкие артиллерийские батареи. Личный состав пешей пулеметной команды включал двух офицеров (старшим команды был обычно поручик), нижних чинов, включая ездовых, было около 120. Команда делилась на четыре взвода по два пулемета в каждом, пулеметы в команде нумеровались с 1 по 8. Кроме пулеметных, патронных и хозяйственных двуколок при каждой команде имелась двуколка с шанцевым инструментом для оборудования полевых позиций. Нижних чинов команды по примеру артиллеристов вооружали карабинами обр. 1907 г. и кривыми кинжалами (бебутами) обр. 1907 г.


Пулеметная команда 11-го пехотного Псковского полка с пулеметами «Максим» на крепостных лафетах. Тула, 1911 г.

21 мая 1910 г. Главный штаб разработал штаты конно-пулеметных команд по 4 пулемета «Максим» во вьюках. На основе «высочайше утвержденного» 8 августа 1910 г. доклада Военного Совета, с января 1911 г. началось формирование конно-пулеметных команд при 19 регулярных кавалерийских и 7 казачьих полках. Но в 1912 году вместо полковых начали формирование дивизионных конно-пулеметных команд 8-пулеметного штата с пулеметами «Максим». 7 апреля 1913 г. «высочайше утвержден» «Строевой устав конно-пулеметных команд».

Штат конно-пулеметной команды включал.3 офицеров, 125 нижних чинов, 124 строевых, 34 упряжных артиллерийских и 3 обозных лошадей. Нижних чинов конно-пулеметных команд вооружали карабинами (ранее в конно-пулеметных командах у нижних чинов были револьверы и драгунские винтовки) и кривыми кинжалами.

Каждый пулемет и в пеших, и в конно-пулеметных командах вместе с пулеметной и патронной двуколкой обслуживался прислугой из 10 человек — унтер-офицер (начальник пулемета), семь номеров и два ездовых. Распределение обязанностей номеров, однако, несколько различалось. В пулеметной команде пехоты: № 1 — наводчик, № 2 — помощник наводчика, № 3 и № 5 — подносчики патронов, № 4 — дальномерщик, № 6 — двуколочный, № 7 — запасный. № 2 должен был носить цилиндр-укупорку для трех патронных коробок и емкость с водой, № 3 и № 5 — сумки с патронами и коробку с запасными частями. Предполагалось, что все номера и ездовые должны быть готовы заменить друг друга в бою. На марше пулемет располагался на пулеметной двуколке, патроны — на пулеметной и патронной двуколках. Прислуга ехала на двуколках или шла пешком. При необходимости пулеметы и патроны могли перекладывать на вьюки (при плохих дорогах, в горах и т. п.). В конно-пулеметной команде с пулеметами на двуколке: № 1 — наводчик, № 2 — помощник наводчика, № 3 — подносчик, № 4 — двуколочный, № 5 и № 6 — коноводы, № 7 и № 8 — вожатые пулеметного вьюка, № 9 и № 10 — вожатые двух патронных вьюков. Вся прислуга — верхом. Если в пеших пулеметных командах на каждый пулемет полагался дальномерщик с переносным дальномером, то в конно-пулеметной команде — один дальномерщик на двухпулеметный взвод.




Старые фотографии, рассказывающие о службе пулеметных команд

18 февраля 1912 г. военный министр генерал Сухомлинов утвердил «Описание материальной части пулеметов» (часть I «Пулеметы Максима обр. 1905 и 1910 г.»), в том же году инспектор стрелковой части в войсках генерал-лейтенант Кабаков утверждает «Наставление для обучения стрельбе из пулеметов».

Несколько слов о том, как предполагалось использовать пулеметы в бою. Господствовавшие взгляды того времени отражали попытки совместить опыт Русско-японской войны — необходимость самого тесного взаимодействия пулеметов с пехотой и кавалерией — во-первых, с установившимся отношением к пулемету как к артиллерийскому средству, во-вторых, стремление к «маневренной» войне. Считалось, что «пулеметы непригодны для… затяжного боя», что боевое значение пулемета «может быть приравнено к 50–60 стрелкам», а достоинство заключается в том, что он «легко скрывается» и может применяться для «огневых атак в короткий промежуток времени», для «развития сильного огня, где — за неимением места и времени — трудно развернуть пехоту». Устав пулеметных команд определял пулемет как «вспомогательное оружие пехоты и конницы, дающее с узкого фронта в наикратчайший срок сильнейший, сосредоточенный и меткий пулевой огонь, но вместе с тем требующее, вследствие своей скорострельности, весьма большого расхода патронов». Признавалось, однако, что «благодаря своей подвижности и мощности огня пулеметы являются действительным средством огневого боя, как на фронте, так и в особенности на флангах», значительно увеличивающим не только оборонительную, но и наступательную силу как пехоты, так и конницы. Осознавалось, что автоматическое оружие придало войскам качественно новые огневые возможности. Но накануне войны пулеметные команды, по сути дела, составляли своего рода полковую артиллерию (реальная полковая артиллерия будет создана уже после Первой мировой и Гражданской войн).


Номера пулеметного расчета и пулемет «Максим» со станком Соколова во вьюке

«Наивыгоднейшими для обстреливания пулеметами различных целей» считались дальности менее 1 версты (1067 м), но групповые цели («группа начальников, походные колонны или густые стрелковые цепи, маневрирующая конница или переезжающая артиллерия») считалось возможным обстреливать с дальностей более 2000 шагов (1420 м). На позиции пулеметы располагаются повзводно, по два или по четыре, в 15–20 шагах друг от друга. Хотя участник обороны Порт-Артура подполковник Л.Н. Гобято в своем докладе еще 23 февраля 1907 г. отмечал: «Пулеметы располагались и действовали по одному, и я не знаю случая, когда они были поставлены по два рядом… Поставленные несколько рядом, они представляют большую цель, их легче заметить и разбить артиллерийским огнем. Сила одного пулемета совершенно достаточна, чтобы уничтожить наступающую против него пехоту», и советовал распределять их в бою по пехотным ротам.

Но «Устав пулеметных команд» словно отвечал ему: «Для предоставления пулеметам надлежащей свободы действий подчинять их начальникам ротных участков следует лишь в случаях возложения на этих начальников особых боевых задач». А «Строевой устав пехоты» предлагал придавать пулеметные команды передовому батальону полка либо выделять особый «пулеметный боевой участок», придавая пулеметам — как артиллерийской батарее — пехотное прикрытие.

Главной задачей считалось наилучшее использование пулеметного огня «в целях содействия своей части в разрешении поставленной ей боевой задачи» (а не непосредственного участия в ее решении, как того потребовала война). В наступательном бою от «начальника пулеметов» требовалось по возможности продвигать пулеметы вперед с атакующей пехотой, чтобы с небольших дальностей «короткими, но интенсивными вспышками» обстреливать наиболее важные цели. Профессор Академии Генерального штаба А.А. Незнамов в своей работе 1912 года уточнял положения уставов: «Пулеметы способны принести огромную пользу в бою авангарда и боковых отрядов при захвате и удержании ими местных предметов. Особенно же велико действие их может быть, если при приближении пехоты на малые дистанции удастся взять противника под продольный или косой пулеметный огонь». При подготовке атаки предлагалось подтягивать пулеметы с пехотой на расстояние, «с которого уже возможен удар в штыки», проделывание проходов в заграждениях производить под прикрытием «огня артиллерии, пехоты и пулеметов»; отступающего противника «провожать» ружейным и пулеметным огнем, потом переходить к преследованию.

И в уставах, и в теоретических разработках признавалось, что в обороне «условия, благоприятствующие действию пулеметов, — скрытность расположения, внезапность в открытии огня, точность в определении расстояний до целей — возможно осуществить весьма полно». Главным назначением пулеметов считалось обстреливание подступов к оборонительным участкам. Замечание устава, что «выгоднее располагать пулеметы не в самих опорных пунктах», а в промежутках между ними, снова заставляет вспомнить об аналогии пулеметов и артиллерии. Подчеркивалась роль пулеметов для отражения с близких дистанций ночных атак противника, поскольку огонь пулемета лучше управляем, чем ружейный.

Пулеметы ставились на позиции на станках для стрельбы из положения «сидя» или «лежа». Любопытно, что для «особых случаев» — преимущественно «в конном бою», когда не было времени снять пулемет — допускалась стрельба пулеметов конно-пулеметных команд прямо с двуколки, распряженной или запряженной. Здесь можно увидеть и наследие «галопирующего» лафета, и преддверие появления пулеметной тачанки.

В целом пулеметам отводилась активная роль, всячески подчеркивалась необходимость их следования в бою с пехотой и кавалерией и тесного взаимодействия с ними. Правда, мало учитывался огонь артиллерии противника и возможность передвижения пулемета по различной местности.

Большой вклад в развитие пулеметного дела в войсках внесли в этот период генерал-майоры А.Э. Керн (от ГАУ) и СИ. Федоров (от службы Инспектора стрелковой части в войсках), а также начальник Ружейного полигона Офицерской стрелковой школы полковник Н.М. Филатов. Генерал Керн стал, по сути, основателем пулеметного дела в России. Принимались меры к распространению знаний об автоматическом оружии и о современной постановке пулеметного дела. Примером может служить издание в 1907 году обстоятельных книг двух однофамильцев — Генерального штаба генерал-майора С. Федорова «Пулеметное дело. Исследование о пулеметах» и капитана гвардейской артиллерии В. Федорова «Основания устройства автоматического оружия».

Началась регулярная подготовка пулеметных команд. 19 декабря 1911 г. «высочайше утвержден» специальный «Закон об отпуске из Государственного Казначейства дополнительных средств на расходы по производству практических стрельб пулеметных команд» — продолжавшиеся урезания военного бюджета требовали проводить отдельно все «дополнительные» траты.


Студийное фото. Чины конно-пулеметной команды 3-го гусарского Елисаветградского полка. Ковно, 1907 г. Пулеметчики еще вооружены как кавалеристы

В 1911 году при Офицерской стрелковой школе организован специальный месячный курс для штаб-офицеров пехоты и кавалерии, «наблюдающих за пулеметными командами в войсках», по сути, готовили для войск инструкторов пулеметного дела. В 1913 году военный министр приказал организовать с февраля по июль при Офицер ской стрелковой школе «два пулеметных курса: а) конно-пулеметный… для подготовки начальников пулеметных команд и унтер-офицеров этих команд… б) пулеметный… для подготовки штаб-офицеров пехоты и конницы».


Знак «За отличную стрельбу из пулемета» (выставлялся на аукционе «Лейбштандарт»)

Весьма способствовали изучению «нужд пулеметного дела» общевойсковые и специальные сборы. Положением Военного Совета от 5 апреля 1906 г. было установлено «произвести в Варшавском военном округе в виде опыта… весенние сборы (7 дней) начальников пулеметных команд и штаб-офицеров, наблюдающих за обучением этих команд», и осенние сборы пулеметных команд в полном составе.

В том же Варшавском военном округе в 1908 году в опытном порядке провели первые сборы пулеметных команд, для наблюдения на сборы направили полковника Н.М. Филатова. В 1910 г. пулеметные сборы прошли в Варшавском и Виленском военных округах по инициативе самих округов. Для стимулирования наводчиков пулеметов 22 июня 1912 г. утвержден нагрудный знак «За отличную стрельбу из пулемета» трех степеней — пулеметчики числились среди самых квалифицированных солдат-специалистов. Войсковые сборы 1912 года были самыми крупными перед мировой войной. Был поставлен вопрос о «несовершенстве образцов закрытий для пулеметов», и для его изучения в 1912–1913 гг. провели два полевых сбора с участием саперов, пехотинцев и пулеметных команд, после которых рекомендовали снабдить пулеметные команды земляными мешками — по 12 на расчет — к «окопной войне» просто не готовились (окопы для перекатывания пулеметов, правда, рисовали — в системе крепостных фортов). В 1913 году пулеметные сборы проводились по округам — так, в июле — августе специальные сборы прошли 40 пехотных пулеметных и 3 конно-пулеметные команды частей Московского округа у с. Клементьево.


Наградные часы «За отличную стрельбу из пулемета» (Управление по охране культурных ценностей распространяло фотографию для информации о хищении раритетов из частного собрания)

«РУЖЬЯ-ПУЛЕМЕТЫ»

«Насколько медленно проводились в жизнь полезные меры в японскую войну… видно по конно-пулеметным командам, формирование которых было начато осенью в 1904 году, но нужно было около года, чтобы они присоединились к полкам на театр военных действий, когда уже война кончилась».

Маковкин А.Е. «1-й Нерчинский полк Забайкальского казачьего войска».

Громоздкость первых пулеметов «Максим», закупавшихся Россией, естественно, вызвала интерес военного руководства к «легким» пулеметам. В 1900 году отставной ротмистр австрийской службы барон Адольф Одколек фон Аугезд представил Русскому военному ведомству пулемет своей системы массой чуть более 10 кг под германский патрон. Пулемет имел автоматику с газовым двигателем, своеобразное ленточное питание (в качестве ленты использовался простой шнур, на котором патроны крепились узелками), плечевой упор и высокую сошку. Пулемет испытали на Главном артиллерийском полигоне и в Офицерской стрелковой школе, после чего по приказу военного министра Куропаткина Одколеку предоставили возможность на казенные средства приспособить свою систему под русский патрон и доработать на Сестрорецком оружейном заводе. Потерпев неудачу, Одколек вернулся в Австро-Венгрию.

Вопрос о легком возимом пулемете остро поставила Русско-японская война. Он был нужен кавалерийским частям, действовавшим на театре военных действий. К 1904 году практически единственным предлагавшимся на рынке образцом такого оружия был датский пулемет Мадсена. В России, впрочем, многие предпочитали тогда объяснять выбор датской модели влиянием вдовствующей императрицы Марии Федоровны — бывшей датской принцессы Дагмары. Ведь и в самой Дании тогда пулемет «Мадсена» приняла только морская пехота.


Демонстрация пулемета «Мадсен» на легком треножном станке

Первый серийный ручной пулемет, получивший в России название «ружье-пулемет», стал результатом работ датского офицера Мадсена и конструктора-оружейника Расмусена над «автоматической» винтовкой. В 1890 году винтовку переработали при активном участии лейтенанта датской армии Й.Т. Скоуба (в нашей литературе для фамилии Schouboe используются также транскрипции Шубе и Шоубое, пулемет же часто именовался также «системой Скоуба»), превратив в конце концов в легкий пулемет с сошкой и возможностью установки на треножный станок. Но только с 1900 года вновь созданный пулемет выпускал в Копенгагене «Данск Реккюлриффель Сюндикат». Ставший генералом, а в 1901 году — и военным министром — Мадсен активно продвигал пулемет.

В сентябре 1904 г. на Главном артиллерийском полигоне и Ружейном полигоне Офицерской стрелковой школы испытали ружье-пулемет Мадсена, полученное через представителя синдиката в Санкт-Петербурге А.И. Палтова. Начальник Офицерской стрелковой школы отметил, что «ружье-пулемет… обладая вполне хорошей меткостью, отличается легкостью, подвижностью, удобоприменяемостью к местности и вместе с тем представляет малую цель, почему несомненно принесет пользу армии». Инспектор кавалерии просил о безотлагательном заказе 200–250 ружей-пулеметов «Мадсена». 15 сентября 1904 г. заключили первый контракт с синдикатом на поставку 50 ружей-пулеметов под русский 7,62-мм винтовочный патрон, с прицелом, насеченным до 2400 шагов (1706 м). В соответствии с положением Военного Совета от 5 февраля 1905 г. был заключен контракт еще на 200 ружей-пулеметов. Пулеметы закупались вместе с вьючными седлами, кобурами, парными седельными сумками и патронными вьюками. Для заводских испытаний пулеметов в Копенгаген отправляли 3-линейные винтовочные патроны со складов окружного артиллерийского управления Петербургского военного округа.

Поскольку Дания, как нейтральное государство, не могла поставлять оружие воюющей державе, поставки держались в секрете, а оружие в русской армии получило обезличенное название «ружье-пулемет обр. 1902 г.». Поставки первых партий шли через Штеттин и русско-австрийскую границу, затем — через Ревельскую и Санкт-Петербургскую таможню как частный груз, в ящиках с надписью: «Железные изделия». Часть пулеметов поставила лондонская «Рексер Армз Компани». Случались и накладки. Так, пришлось тихо улаживать дело с германским консульством: германский подданный Гессе также пытался выступить посредником синдиката и подал жалобу в связи с несвоевременным возвращением представленного им образца. А 17 апреля 1905 г. Ревельская таможня, не получив вовремя соответствующих документов, вскрыла ящик Р 187/204 и обнаружила там «пулеметы ручные» (пожалуй, единственный в то время случай, когда был использован термин «ручной пулемет»). Возникло подозрение, что оружие может предназначаться для революционеров. Не так уж необоснованно — чуть позже революционеры наладили тайные каналы поставки оружия почти по тем же маршрутам. ГАУ уладило и эпизод с таможней.


Ручной пулемет «Мадсен» (ружье-пулемет обр. 1902 г.) с магазином на 25 патронов

Прием ружей-пулеметов осуществляла специальная комиссия Офицерской стрелковой школы под председательством начальника Ружейного полигона полковника Н.М. Филатова. Первые пришедшие из Дании пулеметы на месте переделывались заменой приклада и установкой новой планки прицела рабочими, командированными на полигон с Сестрорецкого завода. Предназначалось оружие для конно-пулеметных команд, формирование которых было проведено по Главному штабу в ноябре 1904 г. Команда по штату включала 27 человек, 40 лошадей, имела 6 ружей-пулеметов и 3 двуколки, снабжение упряжью лежало на ГАУ. Конно-пулеметные команды начали формироваться при Гвардейской кавалерии и проходили обучение в Офицерской стрелковой школе, где уже обучались ездящие и вьючные команды пулеметов «Максим». Прорабатывался вопрос и о выдаче ружей-пулеметов в пехоту, опыт боев в Маньчжурии требовал снабжения частей пулеметами, быстро перемещаемыми с одной позиции на другую и легко маскируемыми. Командующий генерал Линевич 20 июня 1905 г. телеграфировал в ГАУ: «Пулеметные ружья… ни в каком случае не могут заменить пулеметы… Однако ввиду медленности посылки пулеметных рот, считаю весьма желательным посылку пулеметных ружей образца гвардейских команд (т. е. обр. 1902 г. — С.Ф.) по два ружья на батальон». То есть ружья-пулеметы рассматривались пока как замена «настоящих» пулеметов, а поскольку они не могли давать столь же интенсивного и меткого огня, то вызвали некоторое разочарование в частях. Из доставленных 250 ружей-пулеметов к октябрю 1905 г. 210 были распределены по 35 конно-пулеметным командам, 40 оставлены в стрелковой школе (включая 12 в двух пеших пулеметных командах школы). 24 конно-пулеметные команды сформированы на Дальнем Востоке частями регулярной кавалерии и полками Кавказской сводной казачьей дивизии. В конце февраля 1906 г. их штатно включили в состав полков, их сформировавших.

Кроме того, 14 апреля 1905 г. командир Отдельного корпуса Пограничной стражи подал запрос об условиях поставки «пулеметов т. н. Датской системы». Ввиду секретности дела все переговоры могли идти только через ГАУ, и 11 мая штаб Отдельного корпуса обратился в ГАУ с просьбой «принять на себя труд заказать… для За-амурского округа 24 пулемета», потребных «для обороны мостов, тоннелей и других сооружений Восточно-Китайской железной дороги». 23 июня шеф Отдельного корпуса Пограничной стражи Коковцев получил «соизволение» на расход на это «30 000 рублей на счет Общества КВЖД». Заказ дали, ружья были поставлены в октябре.

Хотя никаких определенных данных о боевой эффективности ружей-пулеметов обр. 1902 г. еще не было, 9 июля 1905 г. с синдикатом был заключен третий контракт — на поставку 1000 ружей-пулеметов, 100 000 магазинов и 125 «снаряжателей». Но 23 августа был подписан Портсмутский договор, и эти 1000 ружей-пулеметов, оконченные поставкой — «по причинам беспорядков в наших прибалтийских губерниях» — только к концу 1906 года, «остались без назначения».

По окончании войны оружие чаще упоминалось в документах уже под «собственным» именем «Мадсен».

В нашей литературе установилось утверждение, что ружья-пулеметы не были оценены по достоинству и практически сразу после Русско-японской войны переданы в крепости. Но дело обстояло несколько иначе.

Действительно, в постановлении Совета Государственной обороны, «высочайше утвержденном» 10 июля 1905 г. (т. е. через день после последнего заказа ружей-пулеметов), признавалось необходимым «принять в кавалерии пулемет одинаковой с пулеметом в пехоте системы Максима вьючный». Вьючные пулеметы «Максим» заслужили весьма похвальные отзывы во время Русско-японской войны. С другой стороны, вспомним отзыв, данный по опыту применения «Мадсенов» частями 1-го Сибирского корпуса: «Ружья-пулеметы (датского образца), как не имеющие станка и холодильника, оказались малопригодными… При стрельбе они дают сильный удар в плечо, что при учащенной стрельбе заметно отражается на меткости стрельбы, утомляет стрелка и вместе с тем отзывается и на управлении огнем». Тем не менее в 1906 году начали отпуск оставшихся ружей-пулеметов в кавалерийские и первоочередные казачьи части сначала Кавказского, а затем и других округов из расчета по 6 боевых и 1 учебное ружье-пулемет на полк. Полкам отпускались также деньги на самостоятельную заготовку кожаных кобур и патронных сумок, что, кстати, вызвало протест синдиката, увидевшего в заказе этих изделий в России нарушение своих прав. В 1908 году «ввиду осложнений на Персидской границе» их отпустили и второочередным казачьим полкам Кавказского округа.

Конно-пулеметные команды с ружьями-пулеметами приняли участие уже в первых пулеметных сборах осенью 1906 года. В 1907 году на Ружейном полигоне Офицерской стрелковой школы прорабатывалась возможность установки «ружья-пулемета обр. 1902 г.» на испытывавшийся в России бронеавтомобиль фирмы «Шаррон, Жирардо и Вуа».


Ручной пулемет (ружье-пулемет) «Мадсен», модификация с измененным кожухом ствола и задней опорой на прикладе

В том же году интерес к ружью-пулемету проявило и Морское министерство. То есть изучалась возможность дальнейшего применения ружей-пулеметов. В целом «Мадсены» вызвали не слишком хорошие отзывы. Кроме малой меткости (в сравнении, видимо, с «Максимом») указывались такие недостатки, как порча и заклинивание ствола при стрельбе, быстрый нагрев и невозможность быстрой смены ствола (которая требовалась после 400–500 выстрелов), невзаимозаменяемость запасных частей. Считалось, что это «собственно, не пулемет, а тяжелое автоматическое ружье, перевозимое, вместе с некоторым запасом патронов, на седле, при всаднике». К тому же сложная система с большим количеством мелких частей требовала продолжительного обучения пулеметчиков. Для обучения в 1909 году разработали надульник для холостой стрельбы, но его применение увеличивало износ деталей пулемета. Ремонт ружей-пулеметов производил ИТОЗ, но запасных частей на нем не производили, и в 1910 году пришлось специально заказывать их синдикату. Из войск приходили запросы, «не признается ли возможным заменить… пулеметные ружья пулеметами системы вьючных пулеметных рот» (т. е. «Максимами» на треногах).

Вопрос о пулеметах для кавалерии был разрешен после принятия к пулемету Максима обр. 1910 г. станка Соколова, конструкция которого позволяла перевозить пулемет и станок во вьюках. Решено было заменить ружье-пулемет обр.1902 г. в кавалерии пулеметом обр.1910 г. 21 мая 1910 г. Главный штаб разработал штаты конно-пулеметных команд (по 4 пулемета «Максим»), а оставшиеся команды с ружьями-пулеметами для отличия стали именовать «ружейно-пулеметными».

К 1 января 1911 г. в 137 кавалерийских, конных и казачьих полках и 4 казачьих дивизионах в различных округах оставалось на вооружении 874 ружья-пулемета. В большинстве полков имелось по 6 ружей-пулеметов, но некоторые имели двойной комплект (12 штук), Кубанский и Уральский казачьи дивизионы — по 4 ружья-пулемета, Офицерская кавалерийская школа — 6, Офицерская стрелковая школа — 14, учебные заведения области Войска Донского — 29. «В складах свободными от назначения» оставалось 156 ружей-пулеметов. Кроме того, было 143 учебных ружья-пулемета и 48 негодных и требующих исправления.

Генерал-инспектор кавалерии в своем отчете за 1910 год требовал упразднить ружейно-пулеметные команды, на что получил «высочайшее» согласие. Но с началом изъятия ружей-пулеметов осенью 1911 года, естественно, встал вопрос об их назначении. Военный министр первоначально предполагал направить их «на усиление казачьих частей второй очереди», но там не оказалось «обученного состава» пулеметных расчетов. Интерес Морского ведомства к этому оружию оказался недолгим. Тогда-то и решили передать ружья-пулеметы в крепости «в смысле оружия капонирного назначения» для ближней обороны и отражения штурма. Приказ об этом последовал 25 июля 1912 г., и согласно «Ведомости распределения ружей-пулеметов Мадсена по крепостной артиллерии», подготовленной 2-м отделом ГАУ уже 24 октября 1912 г., имелось:

Кроме этих ружей-пулеметов на конец 1912 года числилось: на складах Киевского округа — 58 (из них 13 учебных), на Читинском складе — 20, на Казанском — 45, в Хабаровском — 11, на Георгиевском — 21.

Таким образом, передача «Мадсенов» в крепости произошла только через 7 лет после Русско-японской войны (в это же время, кстати, в крепости передавали и «Максимы» обр. 1905 г.). За эти годы войска получили опыт обращения с подобным оружием, причем не только кавалерия, но и пехота: ружья-пулеметы были в нескольких пехотных полках, включая 177-й Изборский, 189-й Измаильский (в 1916 г. этому полку придадут опытную роту с автоматическими винтовками и «ручными ружьями-пулеметами» Федорова), 196-й Ингарский, откуда попали на склады.

В крепостях ружья-пулеметы дополняли пулеметы «Максим». Так, например, пехотные части крепости Осовец, выдержавшей во время Первой мировой войны более чем полугодовую осаду, к началу этой войны имели ружья-пулеметы «Мадсен», пулеметы «Максим» обр. 1905 и 1910 г., а также старые картечницы (всего — 200 разных пулеметов).



Передача в крепости «Мадсенов» еще не означала отказа от «легких» пулеметов вообще. Напротив, их изучение продолжалось. Интересен доклад, представленный в 1906 году в ГАУ председателем русской приемной комиссии при патронном заводе Вейса в Будапеште полковником Шульгой (вспомним, что промышленность Германии и Австро-Венгрии в это время активно работала по русским заказам), в котором он касался работ на заводе «Шкода» над пулеметами усовершенствованной системы Одколека и системы Сальватора — Дормуса («Шкода»). Шульга заключил, что «по сравнению с пулеметом барона Одколека пулемет „Шкода“ производит впечатление изделия вполне законченного, строго продуманного во всех деталях и исправленного по указанию продолжительного опыта». Однако ГАУ справедливо отказалось закупать для дальнейшего изучения и систему Одколека, и «Шкода». Однако Одколек раньше успел продать права на свою систему французской компании «Гочкис э Компани», где инженеры Л. Бене и X. Мерсье создали на ее основе станковый пулемет, а в 1909 году «Гочкис» представила на рынок ручные пулеметы массой 7 и 10 кг, сразу же заинтересовавшие русских специалистов. Оружейный отдел Арткома ГАУ решил испытать в России «тяжелый образец» ручного пулемета с быстросменным стволом с радиатором. Хотя испытания на ружейном полигоне прекратились в связи с поломкой ствольной коробки, Оружейный отдел, «принимая во внимание… распространение в иностранных армиях наряду с пулеметом также и ружей-пулеметов» (США, Япония), решил продолжить испытания, и через представителя фирмы инженера К.М. Соколовского был выдан заказ на 3 пулемета. В 1912 году фирма представила «образец для воздушного флота» с пистолетной рукояткой вместо приклада, специальным прицелом и вертлюжной установкой (в России с 1912 года изучалась возможность вооружения ружьями-пулеметами дирижаблей и аэропланов). Поставку предлагало Товарищество «К. Штан и Сыновья», но 23 июля 1914 г. «Гочкис э Компани» непосредственно выслала 4 комплекта пулеметов в Офицерскую стрелковую школу.

В 1913 году русских специалистов заинтересовал американский пулемет системы С. МакКлена и И.Н. Льюиса. Его производством уже занялось «Бельгийское общество автоматического оружия», и в начале июля 1913 г. представитель общества Б. Г. Варбуртан доставил в Петербург образец пулемета с запасными частями и 250 магазинами. Его выдали было Офицерской воздухоплавательной школе, но военный министр приказал передать пулемет в Офицерскую стрелковую школу. Прошедшие там испытания двух «Льюисов», согласно справке от 17 сентября 1913 г., выявили ряд недочетов. Главные нарекания вызвало охлаждение ствола, не позволявшее делать более 500–600 выстрелов (что считалось для пулемета мало). 9 июля ГАУ внесло в Военный Совет предложение закупить для испытаний в 1914 году 10 ружей-пулеметов МакКлена — Льюиса по 7500 рублей за штуку, 3 «Гочкиса» (для аэропланов) по 2862 рубля, а также 2 легких пулемета Бертье (Бертье — Паши) по 1875 рублей. 25 июля 1913 г. Военный Совет утвердил закупку. С началом войны средства, ассигнованные на приобретение «Гочкис» и «Бертье», пустили «на усиление средств военного фонда», интерес же к «Льюису», видимо, сохранился. После испытаний десяти «Льюисов» доработанной системы в Офицерской стрелковой школе начальник ГАУ распорядился передать их для обучения в Офицерскую кавалерийскую школу. Последняя от пулеметов отказалась, и распоряжением помощника военного министра пулеметы были переданы «на Корпусной аэродром». Положительный отзыв начальника ГАУ вдохновил Варбуртана предложить 8 августа — уже после начала войны — поставку 5000 ружей-пулеметов по 1500 рублей за комплект при уменьшении веса пулемета до 9,66 кг вместо 11,33 и с магазинами на 56 патронов. Однако выдавать новые заказы тогда не стали. Когда же потребность в оружии такого рода стала очевидна, пришлось ждать возможности заказа до конца 1915 года.

Вообще ручные пулеметы (ружья-пулеметы) в те годы, хотя и имелись в некоторых армиях, нигде не получили ясного места в системе вооружения — где-то их считали вооружением кавалерии, где-то средством самообороны артиллерии, но нигде не ожидали существенной пользы для главного рода войск — пехоты. Для индивидуального оружия они были слишком громоздки, для пулемета недостаточно устойчивы и не могли развивать столь же интенсивного огня, как станковые. К тому же в ряде стран уже шли работы над «автоматической» (самозарядной, по современной классификации) винтовкой. Замена магазинной винтовки самозарядной хотя бы у лучшей, наиболее подготовленной части стрелков казалась куда более радикальным решением проблемы увеличения огневых возможностей пехоты. В России с 1908 по 1914 г. активно работала Комиссия по выработке образца автоматической винтовки. 2 апреля 1914 г. Комиссия сообщала: «В течение ближайшего будущего будет получено для полигонных испытаний три образца автоматической винтовки:

1) 12 экземпляров 3-линейной винтовки подъесаула Токарева;

2) 10 экземпляров 6,5-мм винтовки полковника Федорова;

3) 10 экземпляров 3-линейной винтовки г-на Браунинга. После полигонных опытов, которые будут окончены в нынешнем лете, необходимо будет перейти к широким войсковым испытаниям… Так как во время произведенных Комиссией опытов ни одна из вышеперечисленных систем решительных преимуществ перед другими не обнаружила, по всей вероятности, придется заказать каждого образца по 150 экземпляров, так как только обширные сравнительные испытания могут дать окончательное решение по этому важнейшему вопросу».

Об этих работах еще придется вспомнить позже. А пока стоит привести слова генерала-майора СИ. Федорова, написанные тогда, когда работы Комиссии только еще разворачивались: «Дело принятия в армии автоматических ружей, по многим причинам (дороговизна, финансовые соображения, желание остановиться на наилучшем типе, сложность механизма автоматических пулеметов, раздумье над вопросом об огромном расходе патронов и пр.), должно затянуться, и в типах ружей-пулеметов, как дополнительном к ружью средстве, будет ощущаться большая надобность, особенно в кавалерии». Генерал оказался прав — серийной «автоматической винтовки» русская армия так и не получила, а вот потребность в ружьях-пулеметах оказалась куда шире.

НОВЫЕ ПОТРЕБНОСТИ

«Развитие этого вида огнестрельного оружия чрезвычайно характерно для мировой войны. Именно пулеметный огонь, воздвигавший непреодолимую стальную стену перед атакующей пехотой, был одной из причин, заставивших человека зарыться в землю и перейти к сидению в окопах».

В.Г. Федоров. «В поисках оружия».

Потребность армии в вооружении определяло Главное Управление Генерального Штаба (ГУГШ). 24 сентября 1910 г. Главный штаб отношением за № 4208 препроводил план снабжения армии пулеметами. В дальнейшем ГУГШ дало ряд дополнительных указаний по этому вопросу. В результате, по данным А.А. Маниковского, потребность в пулеметах исчислялась следующим образом:

В пехоте:

— 352 пулеметные команды 1-й очереди, по 8 пулеметов в каждой — 2 816 шт.

— 152 пулеметные команды 2-й очереди, по 8 пулеметов в каждой — 1 216 шт.

В кавалерии:

— 32 пулеметные команды по 8 пулеметов в каждой — 256 шт.

Закончить эту программу планировали к 1 января 1915 г.

Кроме того, по указаниям ГУГШ, полученным в разное время до начала мировой войны, должно было быть отпущено:

— в сформированную в апреле 1914 г. 4-ю Финляндскую стрелковую бригаду на 4 команды 8-пулеметного состава — 32 шт.

— Заамурскому округу Пограничной стражи на 6 команд 4-пулеметного состава — 24 шт.

— в 3 и 9-ю Сибирские стрелковые дивизии, назначавшиеся в гарнизон Владивостока, для доведения до нормы 2 пулемета на роту — 192 шт.

— 10 % запаса военного времени — 454 шт.

Всего планировалось поставить 4990 пулеметов, из них 454 — в запас.

К июлю 1914 г. даже основной план 1910 г. был выполнен не полностью. Пулеметов в русской армии имелось:

— 352 пулеметные команды 1-й очереди — 2 816 шт.

— 120 (вместо 152) пулеметных команд 2-й очереди — 960 шт.

— 4 команды 4-й Финляндской стрелковой бригады — 32 шт.

— 6 команд Заамурского округа Пограничной стражи — 24 шт.

— 32 команды в кавалерии — 256 шт.

— в запасе — 69 шт.

Всего в войсках — 4098 пулеметов, в запасе — 69. Общая нехватка — 833 пулемета — падала на полки второй очереди и резерв. Но при одной 8-пулеметной команде на каждый пехотный и стрелковый полк 4-батальонного состава и на каждую 2-бригадную кавалерийскую дивизию (24 эскадрона) в среднем один пулемет приходился на 1000 человек. Что же касается упомянутых 3-й и 9-й Сибирских стрелковых дивизий, то они, по приводимым в литературе данным, к началу мировой войны имели лишь по одной 8-пулеметной команде.

Эти нормы снабжения пулеметами казались достаточными, считалось, что «теперь можно быть спокойными за пулеметное дело». Первые же месяцы войны показали всю глубину этого заблуждения. Причем подвержено ему было отнюдь не только русское военное руководство. Русская пехотная дивизия на начало войны имела 32 пулемета, французская, германская и австрийская — по 24, русская кавалерийская дивизия — 8 пулеметов, французская — 6, при этом во французских войсках первой линии к началу войны не хватало 800 пулеметов. Перволиней-ные войска, которые, по данным на 1 марта 1914 г., могла выставить против России Германия, имели 2730 пулеметов (в среднем 1 пулемет на 495 человек), Австро-Венгрия — 1486 пулеметов (1 пулемет на 590 человек). Эти цифры показывают, что пулеметы накануне войны одинаково оценили — а точнее сказать, одинаково недооценили — во всех странах, вступивших в войну. Равным образом ошибочно оценивали и характер, и длительность предстоящей войны, и напряжение сил, которого она потребует, и то значение, какое сыграет в ней «техника» и возможности промышленности.

Соответственно, малы оказались и нормы запасов оружия и боеприпасов, что определялось также финансовым положением. Еще в 1908 году, с принятием в русской армии патрона с остроконечной пулей, ориентируясь на опыт нескольких сражений Русско-японской войны, установили норму запасов: по 1000 патронов на винтовку в войсках, 1500 — в крепостях, 200 — в ополчении, по 75 000 — на войсковой пулемет, 30–50 тысяч — на крепостной. Всего — 3 346 000 000 штук, запланировали же около 3 миллиардов. Даже запланированных запасов к 1914 году создать не успели, откладывая работы с года на год (в зависимости от средств, выделенных Министерством финансов), и к началу войны в запасах всех категорий имелось лишь 2 446 000 050 винтовочных патронов.

В целом русская армия вступила в войну, незначительно уступая своим противникам и союзникам по насыщенности армии современным вооружением и практически не уступая по характеристикам этого вооружения. Зато она сильно уступала им по своим промышленным возможностям.

Практически сразу потребовалось увеличение выхода пулеметов. К 1 января 1915 г. во всей русской армии было 4985 пулеметов «Максим» — по сравнению с планами ГУГШ накануне войны к этой дате нормы были даже превышены, но сами нормы оказались ничтожны. По воспоминаниям Маниковского, «до мая 1915 г. требования на пулеметы были случайны и эпизодичны, причем зимою (декабрь — февраль) они сильно сократились и стали возрастать лишь с оживлением военных действий». В апреле 1915 г. ГАУ, систематизировав требования из войск, поставило вопрос о введении в полки второй пулеметной команды и доведении нормы пулеметов до 16 на каждый пехотный полк и 8 (одна команда) на каждый кавалерийский и казачий полк. С учетом необходимости пополнить передовые запасы ежемесячная потребность была исчислена в 800 пулеметов. Даже после уменьшения до 600 она оказалась в 15 раз выше, чем запланированная в 1910 году (40 пулеметов в месяц). В мае 1915 г. ГУГШ утвердило соответствующее положение.


Расчет пулемета «Максим» обр. 1910 г. на треножном станке «Виккерс» на позиции

Кроме того, в ГАУ поступило распоряжение помощника военного министра генерала Беляева о необходимости отпуска пулеметов для сформирования, сверх существующих пулеметных команд, еще: 872 особых пулеметных команд по 8 пулеметов, для запасных батальонов — по 4 пулемета, для 10 запасных кавалерийских полков — по 2 пулемета, для 60 запасных казачьих сотен — по 2 пулемета на каждые 6 сотен, на 19 военных училищ и 24 школы подпрапорщиков — по 4 пулемета.


Русский пехотный полк с пулеметами «Максим» на треножных станках «Виккерс»

12 сентября уже военный министр А.А. Поливанов удвоил норму пулеметов и приказал довести ее до двух на пехотную роту или до 32 на полк (в 4 раза против предвоенной). Требования командиров частей и соединений были еще выше. В воспоминаниях А.А. Брусилова есть такой расчет потребного на тот период количества: «Минимально необходимо было иметь на каждый батальон не менее 8 пулеметов, считая по 2 на роту, и затем хотя бы одну 8-пулеметную команду в распоряжении командира полка. Итого — не менее 40 пулеметов на 4-батальонный полк». Но даже при 32 пулеметах на пехотный и 8 на казачий и кавалерийский полк требовалось: — для доведения до нового штата 616 пехотных и 256 кавалерийских и казачьих полков — 19 564 пулемета;

— для снабжения 180 запасных батальонов — 720 пулеметов;

— 50 % общей потребности в запас — 10 886 пулеметов. Всего требовалось поставить в армию 31 170 пулеметов и выполнить это за 15 месяцев — к 14 января 1917 г. На месяц выходило в среднем 2078 пулеметов — ежемесячная потребность росла стремительно. Характерен ответ, данный 17 января 1916 г. на запрос Кавказской армии: «Затруднительно увеличить теперь отпуск Кавказу пулеметов ввиду значительного некомплекта их у нас на Западном фронте и наличия у неприятеля подавляющего количества пулеметов».

Забегая вперед, отметим, что к оговоренному сроку — началу января 1917 г., — потребность в пулеметах оказалась еще больше. Уже в 1916 году раздавались требования дополнить пулеметные команды полков «переносными пулеметами на легких станках» при ротах. С другой стороны, начавшийся переход пехотных полков с 4- на 3-батальонный штат позволил формировать пулеметные команды не 8-, а 6-пулеметного состава.

В середине 1916 года ГАУ определило годовую потребность в 22 000 пулеметов из расчета: 1) единовременная потребность — 17 200, из них на новые формирования и «для доведения до высочайше утвержденной нормы» в 32 пулемета на полк — 13 000, в запас — 3200, на пополнение до штата — 1000; 2) ежемесячные поставки по 400 штук — 4800. Главное военно-техническое управление (ГВТУ) Военного министерства, кстати, на тот же период включило в свою потребность 102 «мотоциклета» с пулеметной коляской и 1042 с коляской для подвоза патронов.

Не поднимался в первые месяцы войны и вопрос о патронах. Еще на декабрь 1914 г. считалось достаточным иметь в запасе пулеметной команды 72 000 патронов, что в целом совпадало с предвоенными расчетами. Однако с началом войны Ставка давала тревожные указания об экономии боеприпасов. Командующий 8-й армией Брусилов 29 августа 1914 г. телеграфировал главнокомандующему Юго-Западного фронта Иванову: «В настоящей обстановке я не счел для себя вправе дать войскам указания беречь патроны… Противник атакует подавляющими силами, и недостаток войск у нас необходимо возмещать силою огня». А с января 1915 г. войска начали присылать требования на патроны для винтовок и пулеметов в огромных количествах. Если до 1914 года ежемесячная потребность военного времени оценивалась в 50 миллионов патронов, то в январе 1916 г. ее установили в 200 миллионов, а в 1917-м — 325 миллионов. Месячная потребность на один станковый пулемет в 1917 году оценивалась в 10 000 патронов.

СНОВА О РУЖЬЯХ-ПУЛЕМЕТАХ

«Станковый пулемет был великолепным оружием для обороны, но оказался слишком громоздким для наступления: он не поспевал за передовыми мелкими частями пехоты».

В. К. Триандафилов. «Характер операций современных армий».

В первые же месяцы войны пришлось вспомнить о ручных пулеметах (ружьях-пулеметах) — поначалу в связи с все той же острой нехваткой пулеметов в кавалерии. Возвращали в части ружья-пулеметы «Мадсен». По словам генерала А.А. Маниковского, с началом войны «кавалерийские части, что называется, „с руками“ рвали их у ГАУ». В 1915 году ГАУ собрало в крепостях и через Петроградский склад передало фронтам еще пригодные «Мадсены», некоторые из них перед отправкой пришлось исправлять (включая, видимо, доработку под патрон с остроконечной пулей) на Сестрорецком и Тульском заводах. Пока еще просто пытались сгладить общую нехватку пулеметов, но вскоре роль ружей-пулеметов выявилась яснее, как и проблема насыщения ими армии.


В окопах под Опатовом. Так выглядел «лес из винтовок» в русских окопах в 1914–1915 гг.

Станковый пулемет заполнил своеобразную пропасть между огневыми возможностями винтовки и пушки, но между винтовкой и станковым пулеметом еще остался существенный промежуток. При передвижениях на поле боя станковый пулемет был слишком тяжелым грузом, на открытой позиции оказывался слишком заметной целью, к тому же требовал выбора площадки и времени для установки. Находясь позади цепей, даже имея возможность огня через головы или в промежутки, пулеметчики не видели всех внезапно появляющихся целей и не могли быстро открыть по ним огонь. Войска стали присылать все больше заявок на ружья-пулеметы, которые могли повсюду следовать в цепях пехоты, быстро занимать позицию и открывать огонь. От ружья-пулемета не требовалось «заливать» огнем позиции противника — достаточно было обстреливать очередями отдельные точки, где были замечены или могли находиться пулеметчики или стрелки противника. Ружья-пулеметы позволяли увеличить силу огня, одновременно сокращая число стрелков в цепи при наступлении, и «экономить» стрелков в передовых траншеях в обороне.

Кроме кавалерии и пехоты ружья-пулеметы понадобились «для вооружения воздухоплавательных аппаратов и речных броневых отрядов». 17 января 1915 г. Воздухоплавательный отдел ГВТУ писал в ГАУ: «Для вооружения аэропланов необходимо спешно получить около 400 ружей-пулеметов. Из испытанных пулеметов оказались пригодными для этой цели ружья-пулеметы Люиса и относительно пригодными ружья-пулеметы Мадсена». Но запас «Мадсенов» исчерпали меньше чем за год — в августе 1915 г. ГАУ сообщало, что в его распоряжении «ружей-пулеметов Мадсена ныне вовсе… не имеется».


Ручной пулемет «Гочкис» с двуногой сошкой и задней опорой. Жесткой ленты (полосы) нет
Ручной пулемет «Льюис» с дисковым магазином и съемной двуногой
сошкой

В войсках на 1 февраля 1916 г. «Мадсенов» имелось: в армиях и резерве Северного фронта — 191, Западного — 157, Юго-Западного — 332. «Мадсены» уже «отработали» свое, наладить производство запасных частей к ним не удавалось. Порученное в начале 1917 г. мастерским Ружейного полигона Офицерской стрелковой школы изготовление частей «Мадсена» не было поставлено «ввиду приостановления в школе мастеров-оружейников всякого рода работ с наступлением революции» (имеются в виду февральские события 1917 года). Авиация заявляла, что «ружья-пулеметы Мадсена действуют плохо» и просила новых пулеметов. Новые ружья-пулеметы заказывались у союзников, но те сами испытывали в них острую потребность.


Ручной пулемет «Шоша» CSRG с коробчатым магазином и двуногой сошкой

На межсоюзнической конференции в Петрограде в январе 1917 г. Ставка Главковерха объявила следующую потребность: пулеметов «Максим» — 13 000 единовременно и 7200 в течение года (по 600 в месяц), кроме того — единовременно 10 000 станковых пулеметов «Кольт» и ПО 000 ружей-пулеметов. Потребность в ружьях-пулеметах определялась — по 8 на роту, т. е. по 128 на пехотный и по 36 на кавалерийский полк (заметим отношение к ружьям-пулеметам как к оружию роты и взвода), плюс — для вооружения аэропланов. Заявленные потребности увязывались с подготовкой на русском фронте летнего наступления.


Расчет ружья-пулемета «Шоша» в русской армии

Общая месячная потребность русской армии определялась в 4430 пулеметов — сопоставимо с тем количеством, каким в 1914 году собирались вести всю войну.

Недостаток ручных пулеметов и необходимость увеличить силу огня пехоты в условиях «окопной» войны породил приставные магазины большой емкости для штатных магазинных винтовок. Так, в 1916 году испытывались приставные магазины Жукова на 10 патронов к японской винтовке «Арисака», магазины Сухаревского и Кириллова к трехлинейной винтовке обр. 1891 г. — оба на 20 патронов. Но, хотя ведущий специалист в области стрелкового оружия генерал-майор В.Г. Федоров признавал «крайнюю необходимость» в таких магазинах, наладить их производство не удалось. Германские же и французские части на Западном фронте использовали магазины на 15–25 патронов к магазинным винтовкам «Маузер» и «Лебель».

ПРОИЗВОДСТВО И ПОСТАВКА ПУЛЕМЕТОВ

«Война обнаружила катастрофический провал почти во всех отраслях снабжения войск, начиная от тяжелых осадных и крепостных орудий и кончая простейшими протирками к винтовкам».

В. Г. Федоров. «В поисках оружия».

Итак, видно, как росла потребность в станковых и ручных пулеметах. Ну а как она удовлетворялась в ходе войны? Начнем с отечественного производства. Единственным пулеметным производством оставалось пулеметное отделение Тульского Императора Петра Великого оружейного завода (он же ИТОЗ). В 1914 году завод выпускал в среднем 48 пулеметов «Максим» в месяц. Уже 24 июля 1914 г. начальник артиллерийских технических заведений предписал довести выпуск пулеметов до 80 в месяц, 23 сентября Верховный Главнокомандующий увеличил это требование до 180–200, и ИТОЗ получил предписание увеличить выпуск пулеметов с 1 января 1915 г. до 200 в месяц. Но в первые 5 месяцев войны, т. е. до конца 1914 года, ИТОЗ смог лишь компенсировать предвоенную нехватку пулеметов, выдав 828 штук — уже больше запланированного, но для 5-миллионной армии мало.

С необходимостью резкого увеличения выпуска пулеметов с началом войны столкнулись, конечно, и противники, и союзники России. Имевшаяся производственно-экономическая база всех вступивших в войну стран — даже таких развитых, как Великобритания, Франция или Германия, — не могла удовлетворить текущие потребности вооруженных сил. На такие потребности перед войной никто просто не рассчитывал. И 1915 год во всех воюющих странах прошел под знаком «мобилизации промышленности», проводимой повсюду в очень непростых условиях. Но Россия, не имея ни достаточно развитой промышленности, ни даже достаточных запасов сырья, не могла увеличивать производства вооружений в требуемых войной темпах и объемах.

«Пионеры» производства пулемета Максима — Великобритания и Германия — наращивали производство вооружений за счет всемерного расширения государственного производства и привлечения всех возможных мощностей частной промышленности. В результате, если в 1914 году в Англии выпустили только 287 пулеметов, то за 1915-й — уже 6 064, а кроме того, разместили большие заказы в США. В Германии в мирное время изготавливалось ежемесячно около 200 пулеметов, в течение первого года войны производство выросло вчетверо, к августу 1916 г. достигло 2300, т. е. увеличилось в 12 раз. Согласно программе интенсификации военной промышленности («программе Гинденбурга»), ежемесячную производительность следовало довести до 7000 пулеметов, то есть еще утроить. Как и в производстве винтовок, немцы ввели в производство пулеметов «групповой метод» с распределением заказов на отдельные части и узлы по заводам частной промышленности и окончательной сборкой готовых изделий на специальных оружейных заводах. Но даже Германия с ее развитым машиностроением смогла наладить производство пулеметов на основе такой кооперации лишь к весне 1917 года. Зато ежемесячную производительность смогли довести до 14 400 пулеметов (включая ручные).


Пулеметы стали популярны в сюжетах агитационных материалов

В России попытки привлечения частной промышленности к выпуску пулеметов натолкнулись на непреодолимые тогда трудности. Центральный военно-промышленный комитет (ЦВПК) и завод Однера просто не взялись за такой заказ. В январе 1916 г. в Военное министерство поступили предложения о постановке производства «Максимов» от киевского промышленника М.И. Терещенко, инженера И.А. Семенова и акционерного общества «Пулемет».

М.И. Терещенко предлагал устроить завод для изготовления 10 000 пулеметов и произвести их поставку за 3 года со дня подписаний контракта. Цена пулемета — 2700 руб., из них 800 руб. — амортизации. Новому предприятию должны быть предоставлены авансы, перевозки, валюта, техническая помощь, стволы и т. д.

Владелец Петроградского машиностроительного завода инженер-технолог И. А. Семенов просил предоставить заказ на 10 000 пулеметов «Максим» по цене 2800 руб., также обязуясь закончить заказ в три года, но прося при этом права получать материалы и полуготовые изделия от казенных заводов. Другим заявлением Семенов предлагал поставку 10 000 пулеметов германской системы «Парабеллум» (модели 1913 г.) на тех же основаниях, но «дешевле» — по 2600 руб.

Итак, если ИТОЗ поставлял пулеметы «Максим» по цене 1370 руб. за пулемет вместе с двумя запасными стволами, частные предприниматели предлагали поставлять пулеметы по цене от 2700 до 2800 руб. за штуку при условии предоставления им частей, полуфабрикатов и ряда льгот. Впрочем, заметное превышение цен на одно и то же изделие у частных и у казенных заводов было обычным делом. А на ИТОЗ стоимость производства одного пулемета «Максим» на март 1916 г. составляла уже 1400 руб., станка Соколова — 700 руб. (тут стоит учитывать и затраты на увеличение производства и зарплат рабочим, и инфляцию русского рубля).

Интересная история произошла с предложением петроградского акционерного общества «Пулемет». Ничем не обеспеченное предложение заключалось в постройке завода при помощи «американских технических сил», для технического руководства приглашался американский знаток пулеметного производства инженер Беккер. Ему дали разрешение на осмотр пулеметного отдела ИТОЗ. Беккер, по словам бывшего начальника ГАУ А.А. Маниковского, «заявил, что и в Америке такая постановка пулеметного производства считалась бы исключительной и что ему „положительно нечему учить русских“, а потому ему остается только вернуться восвояси». Общество же «Пулемет» так ни одного пулемета и не представило, но бралось за другие заказы ГАУ.

Для производства оружия — тем более автоматического — частным заводам потребовалось бы существенное дооснащение или переоснащение, новые станки и инструменты, переподготовка рабочих. По словам генерала Е.З. Барсукова: «Не только простые рабочие, но мастера и даже большая часть инженеров гражданской промышленности… не представляли себе необходимость считаться с какой-то „тысячной дюйма“». А производство пулемета «Максим» требовало точности от 0,5 до 2 тысячных дюйма, пулеметного станка — от 2 до 5 тысячных дюйма. Так, допуск на диаметр канала ствола по полям нарезов составлял 0,0028, по дну нарезов — 0,0031 дюйма. Некоторые же части замка пулемета «Максим» «притирались» друг к другу с точностью лекал, по которым делались. Если для производства 3-линейной винтовки требовалось 106 деталей и 540 лекал, то для производства пулемета «Максим» — 282 отдельные части и 830 лекал, а его станка — 126 частей и 234 лекала. Плюс к тому производство одного пулемета «Максим» требовало 2448 операций, 2422 перехода, 700 рабочих часов и загрузки 40 станков в сутки. Чистое время производства одной винтовки — 35 часов, одного пулемета — 500 часов, пулеметного станка — 170 часов. Для изготовления пулеметных стволов использовали литую сталь с низким содержанием углерода и примесями марганца и вольфрама. Производство требовало специализированного оборудования. Невозможность постановки производства винтовок и пулеметов на частных оружейных заводах подтвердил и такой авторитетный эксперт, как директор Московского Императорского технического училища профессор В.И. Гриневецкий, изучив производство ИТОЗ. При самой большой действующей армии Россия имела наименее развитую промышленность.

Даже государственные оружейные заводы — Ижевский и Сестрорецкий, загруженные программой производства винтовок, не могли приступить к выпуску пулеметов и участвовали только в производстве отдельных частей. Новый пулеметный завод в России все же появился, но об этом — далее.

ИТОЗ с началом войны предпринял для увеличения производства оружия все доступные меры — удвоили число рабочих, перешли на круглосуточную работу, количество нерабочих дней уменьшили до двух в месяц. В 1915 году начали отзывать с фронта квалифицированных рабочих, которых успели призвать сразу после начала войны (приказ об освобождении рабочих оружейных специальностей от воинской повинности появился только 5 ноября 1914 г.). Для расширения производства провели реквизицию станков на ряде других заводов. Собственное точное машиностроение ограничивалось отделением того же Тульского оружейного завода, где в 1908 году начали постановку производства точных станков по английским и германским образцам. В 1910–1912 годах здесь выпускали до 100 станков в год для себя и других заводов, за годы войны выпуск довели до 600, с трудом обеспечивая собственно оружейное производство. С началом войны приобретение станков и приспособлений за границей стало крайне проблематичным, тем не менее в Англии, США, Японии, Франции смогли приобрести около 1000 станков. Под дополнительное оборудование занимались все площади. К концу войны на один станок приходилось около 3/4 саженей вместо двух, положенных по норме.

Необходимость срочного расширения производства была очевидна, и уже осенью 1915 года в Туле вступил в строй новый корпус для производства станковых пулеметов — того самого, строительство которого фирма «Инженерное дело» начала накануне войны и закончила даже досрочно — к 1 июня 1915 г. вместо 1 ноября. Здесь создали 1-ю и 2-ю пулеметные и пулеметно-сборочную мастерские. Они стали основой нового завода, который в Туле неофициально так и назвали — «Новый оружейный» или «2-й оружейный». Планировалось достичь на нем годовой производительности 1500 станков высокой точности, 14 000 пулеметов и 12 000 пулеметных станков. Приказ военного министра от 23 сентября 1915 г. определял основные положения последующего строительства. Работы разделили на три очереди и запланировали на 1916–1919 годы. На них отпустили 13 860 тыс. рублей. Руководил строительством П.П. Третьяков, ставший к тому времени начальником ИТОЗ. 28 октября 1915 г. он представил смету на «расширение пулеметного отдела завода», предусматривавшую закупку 800 новых станков, обещая достичь производства 45 пулеметов в день. Несмотря на все усилия, до выхода России из войны не довели до плана даже первой очереди, а 16 августа 1918 г. строительство завода приостановили (его возобновили по новому плану в 1923 году).

Увеличение выпуска пулеметов в условиях войны потребовало большого напряжения сил и больших средств. В марте 1915 г. дневной выход пулеметов на ИТОЗ вырос, по сравнению с довоенным, в 3 раза (в среднем 10,5 против 3,5), а станков Соколова — в 4 раза (6 против 1,5). Кстати, в начале 1915 года прекратились выплаты фирме «Виккерс». Кроме армии сохранялась потребность в пулеметах и на флоте — из 344 «Максимов», изготовленных в июле 1915 г., например, 40 штук ИТОЗ сдал Морскому ведомству. С вводом нового корпуса выход пулеметов заметно вырос, и в первой половине 1916 года был более чем в 1,6 раза больше, чем во втором полугодии 1915-го. Если за весь 1914 год ИТОЗ выпустил (округленно) 1200 пулеметов и 800 пулеметных станков, то за 1915 год — соответственно 4300 и 2500, за 1916 г. — 11 100 и 8000, 1917-й- 11 400 и 5000.

Тульский завод старались по возможности разгрузить хотя бы от производства пулеметных станков за счет расширения кооперации «казенных заведений». Так, сношением от 20 июня 1916 г. ГАУ предлагало дать наряды:

ИТОЗ — на 10 500 пулеметов и 6000 станков Соколова без колес и щитов, Петроградскому орудийному заводу — 2700 станков без колес и щитов, Ижевским оружейному и сталеделательному заводам — по 9000 щитов к станку Соколова, Брянскому арсеналу — 10 000 колес, еще 100 колес — мастерским Соединенного Петроградского училища судовых механиков. Петроградский орудийный завод изготавливал станки Соколова и до войны с производительностью 1,7 станка в день, в декабре 1914 г. увеличил их дневной выход до 2,7, а за 1916–1917 гг. изготовил 3900 станков. ИТОЗ за время войны выпустил всего 16 300 пулеметных станков. Ижевский сталеделательный завод изготавливал и отдельные детали к пулемету «Максим» — так, в январе 1917 г. он получил наряд на изготовление 3000 пар стенок короба к пулемету. Заказы на вьючные приспособления для пулеметов с 1915-го получал Сестрорецкий оружейный завод. Объемы выпуска станков, отдельных частей пулеметов и станков, двуколок и патронных коробок можно оценить по таким цифрам отдельных предприятий (по B.C. Михайлову и Е.З. Барсукову):



Частную промышленность попытались привлечь хотя бы к производству пулеметных станков. ЦВПК отчитался в декабре 1916 г., что среди распределенных им заказов ГАУ было «4000 станков системы генерал-майора Соколова», из них 500 — Самарскому ВПК, 2000 — Петроградскому окружному ВПК, 1500 — Московскому ВПК. Земгору (Союзу городов и земств) еще 10 октября 1915 г. выдали заказ на 100 вьючных приспособлений для пулеметов.

Бывший начальник ГАУ Маниковский приводил следующие данные о поставке пулеметов русского производства по месяцам.



Стоит отметить, что помесячные цифры производства, приводимые бывшим начальником 2-го отдела (технических артиллерийских заведений) ГАУ B.C. Михайловым, отличаются от этих очень незначительно, несколько большая разница по ряду месяцев встречается, например, в документах Подготовительной комиссии по артиллерийским вопросам. Расхождение по разным источникам вполне естественны, поскольку количество вооружения, предъявленного к сдаче, принятого и переданного войскам, как правило, различно. Так, число сданных пулеметов составляет: 1184 за 1914 год, 4251 за 1915-й, 11 072 за1916-й. В декабре 1916 — январе 1917 г. месячный выход пулеметов достиг своего максимума в 1200 штук — в 20 раз больше планировавшегося до войны. Однако на производстве уже начал сказываться общий финансовый, промышленно-экономический и транспортный кризис в стране.

Можно сравнить рост потребности в пулеметах, периодически определявшейся Военным министерством и ГАУ, с текущим производством пулеметов в России:



Как видим, рост производства пулеметов никак не успевал за ростом потребности.

Всего же за время войны в России произведено около 27 700 пулеметов. Убыль пулеметов «Максим» за два с половиной года войны оценивалась в 15 000 штук. Можно сравнить округленные цифры производства пулеметов в России и других воюющих странах:



Во Франции за 1914–1918 гг. выпустили около 312 тыс. пулеметов всех систем, в Великобритании — 239 тыс., Германии — 280 тыс. (в 10 раз больше, чем в России), Италии — 101 тыс., США — 75 тыс., Австро-Венгрии — 40,5 тыс. В 1917 году среднемесячное производство пулеметов составляло (округленно): во Франции — 10 тыс., в Великобритании — 6,5 тыс., в Германии — 8,5 тыс., в России — 1 тыс.

3-линейных патронов для пулеметов и винтовок три русских патронных завода сдали, по данным B.C. Михайлова (в млн. шт.):



Заметим, что и по этим цифрам в источниках имеются расхождения.

Всего же в 1914–1917 гг. русские патронные заводы дали от 4326,7 млн. до 4334,5 млн. 3-линейных патронов (если учитывать патроны, сданные за весь 1914 год). При том, что в мирное время выпуск патронов не превышал 300 млн. в год, а предельные возможности к началу войны составляли 550 млн. в год (по 200 млн. патронов Петербургский и Тульский и 150 млн. Луганский завод). Значительного увеличения выпуска с большим трудом удалось достичь во вторую половину 1915 года — с 71,5 млн. патронов в июне до 108 млн. в декабре.

Между тем уже на 1 сентября 1915 г. ежемесячная потребность составляла 156 млн. патронов. Годовая потребность в 1916 году составила 2400 млн. патронов, в 1917-м — 4200 млн. Как видим, отечественное производство далеко не покрывало потребности. А после 1916 года начался еще и спад производства. Для экономии боевых патронов при обучении пулеметчиков выпускались патроны с уменьшенным пороховым зарядом. Ящики с боевыми патронами, пригодными для пулеметов (уменьшенного заряда не хватало для работы автоматики), при отправке в войска помечали буквой «П». Винтовочные патроны русского образца пришлось заказывать и за границей (в США, Канаде).

Тем более важными для увеличения наличного оружия в войсках становились мероприятия, проводимые Управлением Полевого Генерал-Инспектора артиллерии и Верховным командованием для улучшения сбережения и ремонта оружия. В марте 1916 г. приказом начальника Штаба Верховного Главнокомандующего были объявлены к руководству «Некоторые указания для сбережения и исправного действия пулемета». Пулеметы «Максим» и их станки, отремонтированные в окружных арсеналах или армейских артиллерийских мастерских, порой приобретали занятный внешний вид — пулеметы могли сочетать детали разных моделей, станки вместо колес ставились на деревянные кругляши, появлялись щиты новой формы. В целом же фронтовые органы оказались плохо подготовлены к ремонту пулеметов.

ЗАКУПКИ ПУЛЕМЕТОВ ЗА РУБЕЖОМ

«Какую странную судьбу, думалось мне, имеет русская армия! Постоянный недостаток оружия, постоянные поиски его во время войны».

В. Г. Федоров. «В поисках оружия».

Как и с остальными видами вооружений, пришлось прибегнуть к массовым закупкам за границей. Это стало одной из главных забот образованного 17 августа 1915 г. Особого совещания по обороне и подчиненных ему Русского правительственного комитета в Лондоне и Комитета по заготовлению в Америке предметов боевого и материального снабжения армии. Однако Великобритания, и особенно Франция, получив за счет России в 1915 году существенную передышку и возможность мобилизовать свою военную промышленность, своими ресурсами делились с Россией неохотно. По словам генерала Беляева, «были встречены серьезные затруднения». Производи- тельность британской компании «Виккерс» была «реквизирована» британским правительством для нужд британской армии. Первый солидный контракт с «Виккерс» председателю Комитета по снабжению русской армии генералу Гермониусу удалось заключить только 25 мая 1916 г. — пока только на 400 000 пулеметных лент.


Станковые пулеметы Первой мировой войны (слева направо): «Виккерс», «Браунинг» М1917, «Максим» на швейцарском станке, французский М1е1907 «Сент-Этьен», германский MG.08 на салазочном станке, французский М1е1914 «Гочкис», впереди — австрийский М/07/12 «Шварцлозе»

В числе главных задач, поставленных миссии адмирала А.И. Русина, направленной в сентябре 1915 г. для переговоров с союзниками в Лондоне и Париже, было размещение больших заказов на станковые и ручные пулеметы, а также — ускорение доставки уже закупленного. В США затруднения в размещении заказов выражались, во-первых, в том, что свои заказы там уже разместили Великобритания и Франция, во-вторых, в возможности признания предметов вооружения «военной контрабандой». По этой причине, кстати, военные грузы не страховались при доставке морем. К тому же оружейная промышленность США еще не имела опыта выполнения больших военных заказов, что во многом определило высокие цены.

И все-таки русские заказы на пулеметы удалось разместить полностью. Многие заказы в США давались через английское правительство (а точнее — через банкирский дом Моргана), но контракт на 10 000 пулеметов системы Максима под русский патрон заключил непосредственно генерал Гермониус. Заказ приняла фирма «Кольт» по цене 2362 руб. за пулемет («тульские» обходились почти вдвое дешевле, но приходилось идти на такие траты), в контракте должны были участвовать «Виккерс» и «Пратт-Уитней». Ранее «Кольт» уже приняла британский заказ на 6000 пулеметов «Виккерс». Находившийся в Нью-Йорке председатель Комитета по заготовлению в Америке предметов боевого и материального снабжения генерал А.В. Сапожников получил также предложение на поставку пулеметов Максима от некоей фирмы «Гастон», но Гермониус в телеграмме в ГАУ от 16 февраля 1916 г. пояснил, что пулеметы «старого образца», и от заказа отказались.

Долго не удавалось разместить достаточные заказы на ружья-пулеметы, которые в России совсем не выпускались. Большой интерес представлял «Льюис», весивший 14,5 кг — против пулемета «Максим» весом в 60 кг с лишним — и притом способный развивать достаточно интенсивный огонь (благодаря системе охлаждения). 11 марта 1915 г. военный агент в Лондоне генерал-лейтенант Ермолов заключил контракт с действовавшим в это время в Англии «Бельгийским Обществом автоматического оружия» на поставку «1000 ружей-пулеметов Льюиса с запасными частями и треногами» по 1894 рубля за пулемет с поставкой до конца года. Причем уже вскоре ГВТУ запросило выдачу из этого количества ружей-пулеметов «для вооружения воздухоплавательных аппаратов». 11 октября 1915 г. помощник военного министра генерал Беляев писал: «Полагал бы настоятельно необходимым… заказать фирме „Льюиса“ 1000 пулеметов для установки на аэропланы». То есть «Льюис» оказался пулеметом, изначально закупавшимся для авиации. Однако к 1 января 1916 г. поставлено было всего 400 штук.

С началом войны пулемет приняла на вооружение британская армия. Заказ выдали компании «Бирмингем Смол Армз» (BSA), но она не могла поставить производство в требуемых масштабах, и контракт передали американской «Сэведж Армз Компани».

В конце 1915 года британское правительство «согласилось уступить» России свои заказы американским компаниям — речь шла о 22 тысячах станковых пулеметов «Максим» и «Кольт» и 10 тысячах «Льюисов». В декабре 1915 г. на «Сэведж» разместили русский заказ на 10 000 «Льюисов» со сдачей с марта по ноябрь 1916 г. Его исполнение затянулось, и 10 февраля 1916 г. начальник ГАУ генерал Маниковский запрашивал Гермониуса о возможности заказа «Льюисов» «не под английский, а под японский патрон» — Россия уже имела запас 6,5-мм патронов «арисака». Спустя 10 дней помощник военного министра Лукомский выдал запрос о заказе под русский патрон. Гермониус справедливо заметил, что «рискованно вносить изменения в контракт», в результате пулеметы «Льюис» поставлялись с английскими патронами калибра.303 (7,71 мм). Неудивительно, что и приемщики пулеметов на «Сэведж» были английскими. К ноябрю 1916 г. сдано всего 1000 «Льюисов». Только 14 ноября Гермониус телеграфировал, что «сдачи пошли лучше». В то же время к 20 сентября 1916 г. в Россию уже было отправлено около 170 млн. английских винтовочных патронов. Сдачу всего заказа на «Льюисы» компания «Сэведж» закончила в мае 1917 г. Хотя «Льюис» был разработан в США и там же выпущена основная масса этих пулеметов для России, он — прежде всего благодаря патрону — считался у нас «английским». Но британская BSA выполнила заказ только на 1200 «Льюисов» под русский патрон — их, судя по всему, и ставили на аэропланы. Для обучения офицеров и солдат обращению с ружьем-пулеметом «Льюис» в феврале 1917 г. из Англии в Петроград направили представителей «Общества автоматического оружия» Валеркейри и Бридигана.

В Англии выпускался и ручной пулемет «Гочкис», и 17 июня 1916 г. генерал Гермониус телеграфировал: «Английское правительство на днях подтвердило свое предложение о доставке нам пулеметов Гочкиса. Ввиду того, что пока по американским контрактам сдано лишь 250 пулеметов Кольта, а из Англии доставлено лишь 50 Льюиса для авиации, я высказал согласие на доставку нам „гочкисов“ в течение нынешней навигации в количестве 50— 100 шт. в неделю при условии дать английские патроны по 15 000 на пулемет и запасные стволы». Кстати, указанные 50 «Льюисов» были отправлены еще 10 июня на имя Морского Генерального Штаба с пометкой «Авиация». В декабре британское правительство предложило использовать мощности, освободившиеся после выполнения французского заказа, для производства пулеметов под русский патрон. Ручной пулемет «Гочкис» не вызывал у русских военных энтузиазма, но вопрос покупки того или иного пулемета чаще зависел не от самой системы, а от наличия патронов и сроков поставки. В Россию к пулемету «Гочкис» выслали было холщовые ленты, но работа пулеметов с ними была настолько ненадежна, что их переделали под жесткую ленту. Игнатьев 11 января 1917 г. сообщал, что «все пулеметы, посланные нам, уже переделаны для металлических лент». Оружие не показало особых достоинств за исключением сравнительной простоты устройства. Использовалось в основном в авиации. Модификация «Гочкис» Mkl позже попала в Россию в виде пулеметного вооружения британских танков.

В начале 1916 года полковник В.Г. Федоров в «Записке-отчете по вопросам артиллерийского снабжения» сообщал о новом французском ручном пулемете «Шоша»: «При посещении в Париже нашего военного агента графа Игнатьева мне было указано, что во Франции заказано 50 000 автоматических винтовок системы полковника Шоша, причем означенная система, ввиду последовавшего любезного предложения изобретателя мною может быть осмотрена на заводе, где устанавливается производство этих винтовок.

При посещении этого завода (на нем ранее делали велосипеды) оказалось, что работы по изготовлению заказанного количества только что начинаются и что пока всего изготовлено 52 экземпляра названной выше системы… По своим главным данным она скорее подходит к типу ружей-пулеметов. Очень небольшой вес, который для ружей-пулеметов колеблется от 18 до 25 фнт., объясняется крайне малой длиной ствола винтовки Шоша, а именно 15 дм (длина нашей пехотной винтовки 31,75 дм, нашего карабина — 20 дм)… Ружье-пулемет полковника Шоша, как принадлежащее к системам автоматики с очень длинным откатом, в настоящее время считающимся уже устаревшими, не может быть признано вполне современным образцом». Оценка Федорова вполне оправдалась последующей эксплуатацией «Шоша» французской, русской и американской армиями.

На просьбу ГАУ об отпуске 1000 пулеметов «Шоша» французы в начале августа 1916 г. ответили отказом «вследствие громадного спроса на эти ружья французской армией», выдав, впрочем, 100 ружей-пулеметов и 153 600 своих 8-мм патронов «лебель» марки «86 Dam». Эти ружья-пулеметы передали в Киевский артсклад для авиационных частей, но последние использовать их не стали. 16 августа Игнатьев телеграфировал в ГАУ, что появилась возможность заказать «50 000 ружей-пулеметов Шоша под русский патрон, с началом поставок через шесть месяцев со дня выдачи заказа… по цене 600 франков за ружье». Наштаверх признал такой заказ необходимым. Для установки производства «Шоша» под русский патрон Игнатьев 27 сентября 1916 г. даже просил выслать «две наших винтовки, 10 стволов и две тысячи патронов, а также чертежи винтовки и патрона». К концу года удалось заказать 50 000 ружей-пулеметов. 30 декабря Игнатьев писал: «Французское правительство обещает уступить нам с 01.11.1916 г. по июнь 1917 не менее как по 600 ружей-пулеметов Шоша марки CS.R.G… Обеспечены патронами обр. 1886 г.». Этих сроков поставок французы не могли выдержать и не выдержали. Французы предложили установить производство «Шоша» в России, хотя сам Шоша в такой возможности сомневался. Тем временем пошли поставки «Шоша» под французский патрон и самих патронов (только 24 сентября выслали 998 336 «патронов к ружьям Шоша»). Однако к этому сроку Россия получила только 3200 «Шоша», а патронов к ним до середины 1917 года прибыло 2 416 316 штук. К пулеметам «Льюис» из Англии к этому времени поставили 738 235 830 патронов (из всего заказа в 800 млн. штук).

Снова проявился пулемет Бертье. 30 апреля 1916 г. русский военный агент генерал Сапожников телеграфировал в ГАУ из Нью-Йорка: «Фирма Hopkins Allen Arms Company предлагает пулеметы Бертье, которые… подходят к типу ружья-пулемета и могут найти применение как для аэропланов, так и в кавалерийских частях». Две недели спустя ГАУ ответило, что «предложение представляет интерес при условии выработки пулеметов Бертье под наш патрон». На том дело и закончилось.

Станковые пулеметы системы «Кольт-Браунинг», заказ на которые Великобритания также «уступила» России, уже были знакомы русским специалистам и тоже поначалу не вызвали у них особого энтузиазма. Еще в январе 1915 г. не без помощи британского правительства удалось выдать заказ на 1000 пулеметов «Кольт» по цене $ 650 за пулемет (эта весьма выгодная для поставщика цена потом оставалась неизменной, общая же цена за комплект могла еще повышаться). 8 и 29 марта и 15 мая (по ст. стилю) русский военный агент в США полковник Голевский заключил соответствующие соглашения с компанией «Кольт» о поставках пулеметов до 30 октября. Первые 50 комплектов пулеметов отправлены из Сиэтла уже в марте 1915 г., а к 1 октября было сдано 700 пулеметов. Пулеметы с прочими грузами отправлялись пароходами из разных портов двумя путями — во Владивосток или в Архангельск. В августе 1915 г. на Ружейном полигоне Офицерской стрелковой школы прошли испытания пулемета «Кольт» М1895/1914 («Кольт обр.1914 г.»), по результатам которых начальник школы генерал-майор Н.М. Филатов писал: «Заряжание пулемета одному человеку очень затруднительно… Разнообразие поломок и сравнительно большое число их указывают на малую прочность частей пулемета». Однако заказ пулеметов в США казался гарантией быстрой поставки, и закупки продолжили. 31 августа ГАУ поручило Сапожникову вести переговоры о 20 000 пулеметах непосредственно в США, а Голевскому — дать заказ фирме «Кольт» еще на 1000 пулеметов под русский патрон. 23 сентября Голевский разместил заказ на 2850 пулеметов.

После «уступки» британцами своих заказов основную часть русского заказа на пулеметы «Кольт» выполнял завод фирмы «Марлин» («Марлин — Рокуэлл») — сама «Кольт» взяла на себя русский заказ на 10 000 пулеметов системы Максима. 29 января 1916 г. генерал Гермониус сообщал из Лондона, что британским правительством с фирмой «Марлин» («Марлин — Рокуэлл Корпорэйшн») заключен контракт на 12 000 пулеметов «Кольт» под русский патрон с поставкой в мае — сентябре 1916 г. 28 сентября заключен еще один контракт на 3060 пулеметов.

Заказы на пулеметы в США распределились следующим образом:



Пулеметы «Кольт» закупались в комплекте с треножными станками, запасными частями и вьючными седлами. Правда, вьючных приспособлений в США удалось заказать только на 4 100 пулеметов, остальное заказали в Англии. Первые 1750 пулеметов «Кольт» поставили с высокой «французской» треногой (такую «Кольт» поставляла по французскому заказу), причем на них пришлось усиливать ползун. Такой станок не удовлетворял требованиям боевого опыта. Усилиями генерала Сапожникова заводы «Кольт» и «Марлин» постепенно стали поставлять «низкие» треноги. Щиты оказалось надежнее делать в России на Ижорском заводе из 6,5-мм броневой стали.


Станковый пулемет М1895/1914 «Кольт»

На заводе фирмы «Кольт» в Хартфорде производство пулеметов вели полукустарным способом с пригонкой деталей вручную перед сборкой. Поэтому достичь полной взаимозаменяемости деталей не удалось. Русским приемщикам приходилось мириться с тем, что по лекалам проверялись только ствол и патронник, а затем собранный пулемет проверялся на прочность и взаимодействие частей. Спецификацию металлов определял производитель. Однако сдачу пулеметов завод «Кольт» вел довольно исправно.

Фирма «Марлин» для производства пулеметов «Кольт» спешно выстроила в г. Нью-Хэвен отдельный корпус и изначально ориентировалась на методы промышленного производства, с точным следованием чертежам и лекалам. Для консультаций привлекли специалистов фирмы «Кольт» и самого конструктора системы Дж. М. Браунинга. В июле 1916 г. «Марлин» поставила первые 50 пулеметов, но при этом попросила отодвинуть срок окончания поставок до 1 января 1917 г., на что русские представители дали согласие. При этом заказ сократили до 9000 пулеметов, а контракт на оставшиеся 3000 передали 28 сентября 1916 г. фирме «Кольт» с условием их сдачи в срок с ноября 1916 г. по март 1917 г.

Сдача пулеметов устойчиво росла: в сентябре 1916 г. завод «Марлин» сдал 1150 штук, в октябре — 1900, в ноябре — 2 400, в декабре — 3050. При сравнении с цифрами производства пулеметов в те же месяцы в России на ИТОЗ приходится признать, что завод «Марлин» за десять месяцев развил производство в большей мере, чем ИТОЗ за десять лет. Хотя кроме «американской техники и распорядительности», конечно, сыграла свою роль щедрость, с которой Россия оплачивала заказы в США. Россия стала едва ли не самым крупным «потребителем» пулеметов «Кольт». Можно сказать, что американская военная промышленность во многом поднялась на средства от русских заказов. К стоимости пулеметов, заказываемых в США, следовало прибавить проценты по британским займам (большая часть заказов выдавалась через британское правительство и оплачивалась через банк Моргана), затраты на хранение и транспортировку — а возможности привлекаемого торгового флота оказались ограничены — содержание в США штата приемщиков, проблемы с задержкой сдачи пулеметов против контрактных сроков. Не все отправленные пулеметы доходили — в телеграмме от 24 октября Гермониус сообщал: «На пароходе Astoree погибли… пулеметов Кольта… 400».

Постановка производства пулеметов системы Максима на заводе фирмы «Кольт» шла с помощью «Виккерс» — из Англии прислали чертежи пулемета, лекал и инструмента и часть лекал в натуре. Оказывали помощь и русские приемщики. Сдача первых 100 пулеметов фирмой «Кольт» планировалась на апрель 1916 г., прибытие в Россию — на июнь, далее поставки должны были нарастать, и последние 2400 пулеметов прибыть в Россию в феврале 1917 г. (от заказов, исполняемых после июля 1917 г., русское военное ведомство предпочитало отказываться, поскольку пришлось бы «принимать оружие уже после окончания войны»). 10 октября 1916 г. Гермониус сообщал, «что вследствие неисполнительности завода» фирме «Кольт» заказано только 6000 пулеметов Максима (тем более, что в это время «Виккерс» предлагала поставку 10 000 пулеметов по цене в 1,5 раза меньшей), да и те могут быть сданы лишь к 31 марта 1917 г. В его же телеграмме от 19 октября говорилось, что «Colt Arms C°» увеличивает свою производительность и сможет сдавать большие партии с февраля, хотя по контракту к этому времени поставки должны были завершиться. Русский военный агент в Лондоне генерал-майор Рубан сообщал 30 декабря 1916 г., что «некоторый избыток… может образоваться лишь после мая, но эти пулеметы будут английского калибра и могут быть использованы лишь для нашей авиации». Наконец, заказ «Кольт» на пулеметы системы Максима сократили до 3000 со сдачей к июлю 1917 г. Однако с января по октябрь 1917 г. Россия получила 900 пулеметов, а к 1 января 1918 г. сдано всего 2000. К тому времени и сама фирма утратила интерес к контракту — в связи с вступлением США в войну она получила правительственный заказ на пулеметы «Кольт».

Кроме подобных проблем приходилось, понятно, сталкиваться и с мошенничеством. Весьма характерна для тех лет такая история. В апреле 1915 г. бывший военный министр Великобритании Э.Уорд предложил генерал-майору Рубану поставку 20 000 пулеметов «Кольт» по цене 4000 франков за пулемет неким «синдикатом заводов», якобы уже имевшим заказы Сербии и Румынии. В деле участвовал и американский делец, некий архитектор Андриус. 12 мая Рубан телеграфировал из Лондона: «При переговорах Англо-русского комитета с лицами, предлагающими 20 000 пулеметов, до сих пор не установлено, какие именно заводы будут изготовлять таковые и какие банкирские дома финансируют синдикат. Налицо признаки стремления получить контракт, а уже потом внести залог, что колеблет солидность дела; исследования продолжаются, но полной уверенности в благополучии заказа нет». Его же телеграмма от 12 августа гласила: «Вокруг 20 000 пулеметов Кольта бродит толпа несомненных хищников. Вся эта компания не раз была уличена во лжи». Командированный в США генерал-майор Сапожников подтвердил, что пулеметы «предполагалось покупать и заказывать у несуществующего завода». 3 июня 1915 г. некий Бер предлагал поставку из Америки 10 000 пулеметов, не указав ни систему, ни завод. В справке ГАУ от 5 сентября 1915 г. упоминаются «предложение г. Дени заказа 50 000 пулеметов Максима под наш патрон… предложение кн. Кочубея и подпоручика в отставке Соломонова на поставку 1000 пулеметов системы Максима», но, разумеется, никаких заказов им дано не было. В июне 1916 г. некий коммерсант предлагал русскому агенту в Риме «ленты для пулеметов Максим и Шварцлозе». Осторожность и квалификация представителей русского военного ведомства позволили избегать заказов таким «поставщикам».

Но поиски пулеметов приходилось продолжать на протяжении всей войны. Россия в большом количестве закупала за рубежом винтовки разных калибров, и, естественно, было желание приобрести пулеметы тех же калибров. В связи с накоплением запаса японских 6,5-мм патронов к закупленным в начале войны винтовкам «Арисака» встал вопрос о возможности поставки японских пулеметов. Еще 27 августа 1915 г. ГАУ интересовалось возможностью закупки в Японии 10 000 пулеметов. В ходе поездки в Японию в декабре 1915 г. генерала великого князя Георгия Михайловича был поднят вопрос о приобретении японских пулеметов «в связи с переходом на Северном фронте к вооружению японскими винтовками» пехотных частей. Считалась необходимой единовременная поставка 700 пулеметов и ежемесячная — по 100 штук. Но японцы не могли обеспечить таких поставок, поскольку, по их словам, в самой японской армии имелось всего 503 пулемета (при норме 24 пулемета на дивизию, 6 на полк, 2 на батальон). В июле 1916 г. военный агент в Париже полковник Игнатьев, узнав «об уступке пулеметов Францией правительствам Румынии и Италии», просил генерала Жоффра о передаче России 500 пулеметов «Гочкис» под французский патрон, рассчитывая, что они смогут использоваться на Кавказе, где у войск были винтовки «Лебель». Однако Наштаверх признал такую покупку «нежелательной».

28 декабря 1915 г. Исполнительной комиссией по артиллерийским вопросам решено было закупить у торговца Райли пулеметы системы Дриггса массой около 11 кг, с воздушным охлаждением, дисковым магазином — для вооружения аэропланов. В начале 1916 года представитель Дриггса предлагал уже поставку 10 000 пулеметов под русский патрон. Энтузиазм охладило сообщение генерала Сапожникова из Нью-Йорка, что «компания артиллерийских заводов Дриггса» существует лишь на бумаге, а сам Дриггс имеет «репутацию искусного конструктора, но совершенно не делового человека». От предложения отказались.

Всего за границей было заказано:



До 1 июня 1917 г., по данным ГАУ, за границей было принято 16 960 пулеметов всех систем, из них в Россию поступило 10 900. Из 10 000 «Виккерс»/«Максим» (американского производства) до 1917 г. успели получить 128 (позже «Виккерсы» попали в Россию во время иностранной интервенции).

Всего за 1917 год (до 1 октября) из-за границы получено пулеметов:

«Льюис» — 9 600 из США и 1 860 из Англии;

«Шоша» — 6 100 (по другим данным — 5 600) из Франции;

«Гочкис» — 540 из Англии;

«Виккерс» и «Максим» — 900 из Англии и США;

«Кольт» — 13 871 из США.

Таким образом, из более чем 44 тыс. пулеметов, заказанных за рубежом, поставлено было около 43 тыс., из них около 33 тыс. (три четверти всех поставок) — в 1917 году. Союзники (Великобритания и Франция) поставили России около 8,6 тыс. пулеметов, остальное — США. Поставки пулеметов из США, по справке Главного управления заграничного снабжения от июля 1917 г., шли следующим образом:



Основная масса поставок пришлась уже на последний для России период Первой мировой войны. В 1914–1916 годах русская армия применяла в основном пулеметы отечественного производства и трофейные. Зато за 1917 год количество пулеметов почти удвоилось по сравнению с 1916-м.

В результате пулеметное вооружение России оказалось весьма пестрым в отношении систем и калибров. Скажем, в ведомости Петроградского склада огнестрельных припасов уже за ноябрь 1916 г. значатся: «3-линейные боевые винтовочные остроконечные с посадкой пули на 2 линии, то же на 3 линии… боевые винтовочные германские остроконечные… боевые австрийские винтовочные тупоконечные, то же с разрывными пулями… английские калибра 0,303 к пулеметам Льюиса… боевые винтовочные французские калибра 0,303… 3-лин. боевые американской выделки… 3-лин. боевые с зажигательными пулями с углубленным капсюлем» (последние предназначались для стрельбы по самолетам). Заметим, как изменился боекомплект пулеметов, — война потребовала целой гаммы специальных пуль (бронебойных, зажигательных, трассирующих).


Пулеметный взвод с пулеметами «Максим» обр. 1910 г. на станках Соколова первоначального образца. Кавказский фронт
В мастерской. На первом плане — «Максим» обр. 1910 г. на треножном станке «Виккерс» обр.1910 г., за ним — на колесном станке Колесникова, далее — трофейный MG.08 на салазочном станке Schlitten 08. Обратим внимание и на то, что рядом — вооружение минометной (бомбометной) команды.

УСТАНОВКИ ПУЛЕМЕТОВ И ОСНАЩЕНИЕ ПУЛЕМЕТНЫХ ЧАСТЕЙ

«…Я хочу просить о переводе меня в пулеметную команду.

— Вы знакомы с пулеметом?

— Знаю системы Шоша, Бертье, Мадсена, Максима, Гочкиса, Бергмана, Виккерса, Льюиса, Шварцлозе»

М.Н. Шолохов. «Тихий Дон».

Увеличение производства требовало упрощения станка. Станок Соколова лишился заднего ролика и подушки на хоботе. Затем убрали откидные ноги. Кроме ускорения производства и облегчения станка это отвечало и условиям его применения — огонь из пулемета обычно вели из положения лежа либо ставили его на бруствер окопа.

В 1915 году к «Максиму» приняли более простой в производстве станок системы мастера И.Н. Колесникова. Станок Колесникова выпускался «казенными заведениями» — Петроградским орудийным заводом, Петроградским, Брянским арсеналами, заказ на щиты к нему в августе 1916 г. получили Сормовский и Ижевские заводы. Ижевский сталеделательный завод к маю 1917 г. сдал 2386 щитов к станку Колесникова и 1937 к станку Соколова, оружейный завод — соответственно 2350 и 1760 щитов. Прочно установилась окраска пулеметов, их станков и щитов в защитный цвет.

К пулемету «Кольту» в конце 1915 года предложили треногу с сиденьем, деревянным прикладом-рукояткой и сменным медным барабаном с лентой. В пехоте установка применения не нашла, но приклад и барабан пригодились для авиации.


Чины пулеметной команды с пулеметом «Максим» и переносным дальномером

Вообще в ходе Первой мировой войны пулеметчикам русской армии пришлось применять четыре системы станковых пулеметов на колесных и треножных станках, а если кроме трофейных австрийских «Шварцлозе» учитывать и германские MG.08, то добавляется салазочный станок.

Продолжал дебатироваться вопрос о щите. Он возник раньше Первой мировой войны и решался еще долго после нее. Бронещит имело большинство станковых пулеметов, поступавших на вооружение в разных странах. Хотя еще Русско-японская война показала значение подвижности пулемета и удобства его маскировки, новые установки принимались со щитом (ведь и артиллерия получила тогда щиты). Во время Первой мировой воюющие стороны пытались снабдить переносными или «катучими» щитами даже отдельных стрелков, ставился вопрос о щитах для ручных пулеметов. Где уж тут снимать щиты со станковых пулеметов. Между тем щит не только увеличивал вес и габариты станкового пулемета — крепление щита быстро разбалтывалось, и его дрожание при стрельбе ухудшало кучность. Однако ни русская армия, ни РККА не смогли отказаться от щита — последний станок к станковому пулемету со щитом был принят в 1943 году.

Менялось и другое снаряжение пулеметных команд — так, вместо патронных и пулеметных двуколок была принята одна патронно-пулеметная четверной запряжки. Несмотря на то что штатом пулеметных команд предусматривалось наличие в них биноклей и дальномеров, вопрос об оснащении пулеметных частей артиллерийскими приборами перед войной так и не был решен. Еще в 1904 году в табельное имущество пулеметной роты ввели пять призматических артиллерийских биноклей и призматический дальномер Сумье, но работа с ним была слишком мешкотной.


«Практика в пулеметной стрельбе». Фотография 1915 г. Обратим внимание на пулеметы: на первом плане — «Максим» обр. 1910 г. с рифленым кожухом на треножном станке «Виккерс» обр. 1904 г., далее — «Максим» обр. 1910 г. с гладким кожухом на станке Соколова и трофейные «Шварштозе»

В 1906 году через частный магазин Рихтера закупили для изучения дальномеры Цейсса. Накануне войны планировали оснастить пулеметные команды дальномерами «Цейсе». На ружейном полигоне в декабре 1914 г. даже составили краткое описание «оптического дальномера Цейсса обр. 1912 г.», но ГУГШ признало «несвоевременным» даже его издание «до окончания войны», поскольку в войсках таких приборов не было. Однако ждать конца войны было нельзя и пришлось прибегнуть к заграничному заказу — правда, уже не у германских, а у английских фирм. 27 августа 1916 г.


Рисунок М. Авилова «У пулемета в ожидании врага» 1915 г. На рисунке достаточно точно изображен «Максим» на треножном станке «Виккерс» обр. 1910 г.

Подготовительный комитет Особого совещания по обороне утвердил заказ британской фирме «Барр энд Страуд» в Глазго на 340 дальномеров, аналогичных тем, что использовали британские пулеметные части. Поставить производство этого дальномера хотели на Обуховском заводе, но стоимость патента оказалась слишком велика. Оптический отдел Обуховского завода получил право только производить чистку, ремонт и выверку дальномеров. Хотя дело было не только в стоимости патента. 31 октября того же года военный министр вынужден был признать в письме в Государственную Думу, что «отечественная оптическая промышленность не достигла необходимого развития и недостаточна для удовлетворения всех требований военного ведомства».

Кроме пулеметов с запасными частями и принадлежностью и дальномеров за рубежом пришлось закупать для пулеметных команд также бинокли, вьючные седла.

ПОСТАВКИ В ВОЙСКА ФОРМИРОВАНИЕ И ПОДГОТОВКА ПУЛЕМЕТНЫХ КОМАНД

«Пулеметчики в полку были прекрасные, так как начальнику пулеметной команды было предоставлено право преимущественного выбора людей из приходивших рот пополнения».

А.А. Свечин. «Искусство вождения полка».

Через год после начала войны, 22 августа 1915 г., помощник военного министра генерал Беляев писал своему коллеге Лукомскому: «Одним из вопросов, касающихся снабжения армии средствами борьбы и до сего времени не получивших сколько-нибудь удовлетворительного разрешения, является дело обеспечения частей войск пулеметами, как выразителями интенсивности стрелкового огня… Когда у противника пулеметами снабжены не только полки, а роты — в нашей армии число пулеметов в пехоте недостаточно, а в коннице — ничтожно… Запасные батальоны не имеют совершенно пулеметов, ввиду чего пришлось для обучения пулеметчиков сформировать особый пулеметный запасной полк, который, однако, и поныне не снабжен положенным ему числом пулеметов».

Потери материальной части при большом отступлении 1915 года еще более ухудшили ситуацию с оснащением войск пулеметами. В конце октября Главнокомандующий армий Северного фронта генерал Рузский донес в Ставку, что на 105 пехотных полков фронта приходится только 503 пулемета. Полки 3-й очереди по сформировании имели только по 4 пулемета или не имели их вовсе.


Пулеметная команда практикуется в стрельбе из пулеметов «Максим» в положении лежа

«Выручали австрийские Шварцлозе, переделанные под русский патрон, и, не в такой, правда, степени, германские Максимы (немцы были далеко не столь исправными поставщиками, как их союзники). В каждом нашем полку, помимо штатной пулеметной команды, имелась еще и сверхштатная, а то и две», — писал А.А. Керсновский в

«Истории Русской армии». Трофейные пулеметы действительно стали неплохим подспорьем для пополнения русских войск столь необходимым автоматическим оружием. Маршал Советского Союза A.M. Василевский вспоминал, как осенью 1915 г. прапорщиком прибыл в 409-й Новохоперский полк Юго-Западного фронта: «Многие солдаты, в частности весь наш полк, имели на вооружении трофейные австрийские винтовки, благо патронов к ним было больше, чем к нашим. По той же причине наряду с пулеметами „Максим“ сплошь и рядом в царской армии можно было встретить австрийский „Шварцлозе“». Значительное количество «Шварцлозе» было захвачено в 1914 году в Галиции. Часть трофейных пулеметов была переделана под русский 3-линейный патрон, остальные использовались с трофейными боеприпасами — в основном это были пулеметы, которые части сами оставляли у себя для пополнения в вооружении. Трофейные «Шварцлозе» использовались и для вооружения бронепоездов — их имел, например, бронепоезд «Хунхуз», построенный в конце 1915 года. Вообще-то использование трофейных пулеметов было обычным делом. Германские и австрийские войска, например, охотно использовали русские «Максимы». А британские войска на Западном фронте применяли германские пулеметы MG.08, переделанные под британский патрон.

Россия получала предложения на поставку «Шварцлозе» и от союзников. Полковник Игнатьев сообщал из Парижа 1 мая 1916 г.: «Французское правительство предлагает нам пулеметы Шварцлозе, вывезенные из Сербии… Таких пулеметов имеется около шестидесяти». Французы и сербы просто хотели сократить типы пулеметов сербской армии, «которая имеет уже часть пулеметов „Сент-Этьен“ 1907 г. и часть Максима». ГАУ решило воспользоваться предложением, хотя годных пулеметов оказалось лишь 50. В сентябре из Франции прислали еще 1000 лент к «Шварцлозе». Для снабжения патронами трофейных пулеметов и винтовок в России поставили производство австрийских патронов, но сделать это в достаточной мере не удавалось. Уже в середине 1916 года Ставка Верховного Главнокомандования установила месячную норму армии в 225 млн. патронов, из них 25 млн. — австрийских. А Петроградский патронный завод на максимуме своей производительности в октябре — ноябре 1916 г. выпускал в месяц 13,5 млн. австрийских патронов. Под русский патрон «Шварцлозе» переделывали в мастерских Киевского и Петроградского артиллерийских складов. Переделанные трофейные пулеметы имелись в войсках уже в 1915 году. А в декабре 1915 года в русских частях уже воевали купленные в США пулеметы «Кольт» — по крайней мере, они были на Юго-Западном фронте.

В прямой зависимости от потребностей войск и поставок материальной части менялись количество и штат пулеметных команд.

Так, в счет поставки первых 1000 пулеметов «Кольт» ГУГШ 9 августа 1915 г. выдало предписание о формировании 150 «пулеметных команд Кольта». Для ускорения формирования им определили сокращенный 4-пулеметный штат, «высочайше утвержденный» 11 октября. Для формирования команд в Офицерской стрелковой школе создали нештатный «батальон пулеметных команд Кольта». Формирование и отправка 150 «команд Кольта» закончились к середине февраля 1916 г. Распоряжением Штаба Верховного Главнокомандующего эти команды придавались тем пехотным и конным частям, которые на текущий момент испытывали «наиболее острую нужду в пулеметах».


Георгиевский кавалер с трофейным германским пулеметом MG.08 (обратим внимание на большой щит и дульное устройство для холостой стрельбы). 5-й Сибирский стрелковый полк

Зимой 1915–1916 гг. начали формировать новые пулеметные команды в коннице — вместо 8-пулеметных дивизионных вводились 4-пулеметные полковые.

По данным ГАУ, с начала войны по 1 января 1916 г. поступило 5094 пулеметов «Максим» от ИТОЗ и 1000 пулеметов из США, из них не отправленных в войска по разным причинам на 1 января осталось только 67. Цифры отправки пулеметов в войска в середине войны можно увидеть из справки ГАУ за январь 1916 г.:



На 1 февраля 1916 г. три основных фронта имели около 4,4 млн. бойцов и следующее количество пулеметов:



В среднем — 1 пулемет на 590 человек, хотя по армиям, корпусам и дивизиям показатели различались весьма значительно.

Увеличение поставок отечественных «Максимов» позволило в 1916 году удвоить число пулеметных команд в пехотном полку и начать перевод «пулеметных команд Максима» с 8- на 12-пулеметный состав. Правда, для этого к 1 июня 1916 г. на Западном фронте, несмотря на наибольшие поставки именно туда, недоставало 150 пулеметов, на Юго-Западном — 30, на Севере и Кавказе был «полный комплект», и пулеметы туда не отправляли. С 8 по 14 июля ГАУ распределило полученные «Максимы» следующим образом: на Северный фронт — 89, на Западный — 25, на Юго-Западный — 25, в Кавказскую армию — 38; а 332 полученных в это время «Кольта» пошли на новые формирования.


Пулеметы «Кольт» в Офицерской пулеметной школе. Обратим внимание на установки — «низкая» тренога, «высокая» тренога, опытный колесный станок

Для «команд Кольта» 28 августа был «высочайше утвержден» новый 8-пулеметный штат. И 23 октября 1916 г. начальник Штаба Верховного Главнокомандующего (Наштаверх) приказал при каждом полку иметь две 12-пулеметные команды «Максима» и одну 8-пулеметную команду «Кольта», т. е. через два года войны количество пулеметов в полку увеличили в 4 раза. Но поскольку снабдить одновременно все части требуемым количеством пулеметов было невозможно, пополнение производилось постепенно: 2 команды «Максима» формировались в тех полках, в которых уже имелось более 16 пулеметов; в дальнейшем число «Максимов» доводили до 24. «Команды Кольта» высылались в полки по мере формирования.

Пик поставок пулеметов «Кольт» в Россию пришелся на сентябрь 1916 — апрель 1917 года, что и сказалось на росте их доли на фронте.

На 1 января 1917 г. имелось станковых пулеметов:



Соотношение поставок отечественных пулеметов «Максим» и заграничных видно из таблицы.



«Русская армия во время войны удвоила свои пулеметные части, в значительной степени опираясь на полученные из Америки пулеметы Кольта», — писал позже В.К. Триандафилов. Пик общих поставок пулеметов пришелся на ноябрь 1916 г. — 2200 штук всех систем. Правда, к 1 ноября 1916 г. и общая численность действующей армии достигла максимума — 6 900 000 человек (для сравнения к 1 октября 1914 г. она составляла 2 700 000, а к 1 ноября 1915 г. — 4 900 000 человек).

12 декабря 1916 г. Наштаверх отдал приказ об образовании в полках «взамен существующих одной вьючной, а другой повозочной пулеметных команд» — то есть одна команда имела пулеметы во вьюках, другая на пулеметных двуколках. Это давало командиру полка возможность применять пулеметы более гибко.

При этом количество 4-пулеметных взводов в каждой пулеметной команде доводили до соответствия штату полка — по 4 в 4-батальонных полках и по 3 в 3-батальонных. Так, согласно штату 3-батальонного пехотного полка 1917 года, «повозочная» пулеметная команда включала 3 взвода, всего — 4 офицера и 137 нижних чинов, включая 3 взводных и 3 пулеметных старших унтер-офицеров, 12 наводчиков (первых номеров) в звании ефрейтор, 12 рядовых — вторых номеров к пулеметам, 36 подносчиков патронов, 24 человека при двуколках, 28 ездовых. Отличия штата вьючной команды было связано в основном с количеством лошадей и ездовых. Нижние чины пулеметных команд должны были вооружаться «винтовками основных образцов» — немаловажно с учетом разнообразия моделей и калибров винтовок, имевшихся к тому времени в частях на разных фронтах. Но независимо от этого пулеметы предпочитали использовать под русский патрон.

Что касается самих патронов, то к тому же 1 января 1917 г. русская армия получила 2850 млн. патронов от отечественных заводов и 1078 млн. патронов из-за границы.

Война вызвала резкий рост доли пулеметов в вооружении войск. В русской армии с 1914 по 1917 год общее количество пулеметов всех марок увеличилось в 6 раз (с 4152 до 23 800 на 1917-й), в германской с 1914 по 1918 год — в 9 (с 12 000 до 104 000 в 1918 году), во французской — в 20 раз (с 5000 до 100 000, хотя основную часть прироста составили ручные пулеметы).

К концу войны пулеметные команды полков по мере возможности переформировывали в роты с соответствующими правами их командиров. Так, при формировании корниловского Ударного полка летом 1917 года в нем полагалось «вместо пулеметной команды содержать пулеметную роту из четырех 8-пулеметных команд».


Знак Офицерской пулеметной школы

Несмотря на рост поставок, количество пулеметов на фронтах «недотягивало» до штатной потребности. Неудивительно, что по-прежнему широко пользовались трофейными пулеметами. Скажем, на 1 марта 1917 г. в армиях Северного, Западного и Юго-Западного фронтов станковых числилось: пулеметов «Максим» — 10 793 (при штатной потребности 19 032), «Кольт» — 2 433 (при штатной потребности 6732), переделанных трофейных австрийских и германских пулеметов — 408, не переделанных австрийских — 961, германских — 84. На 1 мая того же года на Юго-Западном фронте среди прочего числилось также 5 трофейных пулеметов «Бергман». Большое количество австрийских пулеметов — результат наступления Юго-Западного фронта летом 1916 года, когда среди трофеев оказалось 1795 пулеметов.

По ходу войны отставание русской армии от союзников и противников в «машинизации пехотного огня» становилось все больше. Если к началу войны на одну русскую пехотную дивизию приходилось по штату 32 пулемета, а на германскую, французскую и британскую — по 24, то к концу войны в русской пехотной дивизии было 72 пулемета, в германской — 324 (из них 216 ручных), британской — 684 (576 ручных), французской — 400 (336 ручных). Французский пехотный полк в августе 1914 г. имел 6 станковых пулеметов, в 1915 г. — 12, в середине 1916 г. — 24, к концу 1916 г. — 24 станковых и 72 ручных пулемета, в 1917 г. — 25 станковых и 144 ручных.

Во время Рижской операции августа 1917 г. наступавшая 8-я германская армия имела до 2 тыс. пулеметов на60 тыс. человек, противостоящая ей 12-я русская армия — 1943 пулемета на 161 тыс.

Средняя насыщенность боевых частей русской пехоты пулеметами к 1917 году увеличилась до 6,2 пулемета на 1000 штыков, однако она оставалась ниже, чем у противника и союзников, — скажем, во французской (8,5 пулемета на тысячу штыков), бельгийской (14,9 пулемета) или сербской (7,2 пулемета) армиях.

Несколько слов о подготовке пулеметных команд.


Чины пулеметной команды, 1917 г. Обратим внимание на знаки на погонах и бебуты в руках

Хотя пулеметы признали пехотным оружием, специфика работы пулеметчиков, с одной стороны, и нехватка матчасти и опытных инструкторов — с другой, заставили для подготовки «во время войны личного состава для укомплектования пулеметных команд» формировать особые запасные части. 2 марта 1915 г. «высочайше утверждено» Положение о пулеметном запасном батальоне для подготовки «во время войны личного состава для укомплектования пулеметных команд». Батальон включал 8 рот (по 3 пулемета), конно-пулеметную команду (2 пулемета), учебную пулеметную команду (4 пулемета), имел всего 16 пулеметов на станке Соколова и 14 на треножных станках «Виккерс». Административно батальон подчинялся начальнику Офицерской стрелковой школы, каковым тогда был выдающийся специалист стрелкового дела генерал-лейтенант Н.М. Филатов, в учебном — инспектору стрелковой части в войсках. Уже 17 мая высочайше утверждено переформирование батальона в пулеметный запасной полк, число рот увеличено до 16, пулеметов — до 55 (48 для строевых рот полка, 2 для конно-пулеметной команды, 5 — для учебной команды, все — на станках Соколова). В запасном полку личный состав пулеметных команд получал в целом неплохую техническую и стрелковую подготовку, однако обучение велось практически вне связи с пехотой и тактическому взаимодействию пулеметная команда обучалась уже на фронте, там же пополнялась нижними чинами до штата. Для обучения «команд Кольта» 16 мая 1916 г. утверждено формирование в Ораниенбауме 2-го запасного пулеметного полка. 18 августа было утверждено положение Военного Совета о формировании 605 «команд Кольта» — 480 во 2-м запасном пулеметном полку и 125 в стрелковой школе. Уже к 1 декабря 2-й запасной полк отправил на фронты 92 команды, 32 были готовы к отправке. К концу февраля 1917 г. 2-й запасной пулеметный полк отправил в армию около 175 команд, стрелковая школа — 27.

В связи с ростом количества пулеметов в войсках в начале 1917 года сформированы 3-й и 4-й запасные пулеметные полки («Максима»), расквартированные в Казанском военном округе — соответственно в Пензе и в Вятке.


Австрийский пулемет «Шварцлозе» немало послужил в русской армии

Летом 1917 года (уже при Временном правительстве) в Офицерской стрелковой школе создали Офицерские пулеметные курсы. Любопытно, что на знаке курсов, утвержденном в августе 1917 г., изображались силуэты пулеметов «Максим» и «Кольт» — к тому времени число «кольтовских» команд немногим уступало «командам Максима». Продвижение германских войск создало угрозу Ораниенбауму, формирование «команд Кольта» в июне 1917 г. частично передали 59-му запасному пехотному полку в г. Воронеже. 6 июня 1-й («Максима») и 2-й («Кольта») запасные пулеметные полки переподчинили Главнокомандующему Петроградского военного округа, а после эвакуации стрелковой школы в Москву ее нештатный батальон оставили в качестве гарнизона Петропавловской крепости.

Согласно приказу начальника Штаба Верховного Главнокомандующего от 3 февраля 1917 г. началась работа по обучению пулеметному делу пехотинцев: в каждой роте обучали одно отделение, его бойцы были ответственны за приданные роте пулеметы и были готовы заменить выбывшую из строя прислугу пулеметов. Своевременная мера — кроме уже установившейся практики придания на время боя ротам станковых пулеметов еще и ожидалось поступление из-за рубежа большого количества ручных пулеметов, которые должны были придаваться пехотным ротам. Хотя по степени использования ручных пулеметов русская армия также сильно отставала от германской или французской.

БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ ПУЛЕМЕТОВ

«Пулеметчики-чики, голубчики-чики,
Выручали вы нас, молодцы!»
(Солдатская песня)

Первая мировая война стала звездным часом пулеметов, и прежде всего — пулеметов системы Максима. Номенклатура пулеметов, имевшихся у стран — участниц Первой мировой войны к моменту их вступления в войну, охарактеризована В.Г. Федоровым:

«Россия — Максим обр.1910 г. Пулеметы Максима обр. 1905 г. (тяжелого типа) постепенно были сняты с вооружения и переданы в крепости; равным образом были сняты с вооружения и ружья-пулеметы Мадсена обр. 1902 г.

Германия — Максим обр. 1908 г.

Англия — Максим обр. 1904 г., Виккерс обр. 1909 г.

Франция — С-Этьен обр. 1907 г., Гочкис обр. 1914 г. Пулеметы Гочкиса обр. 1897 г. и 1900 г., а также легкого типа 1909 г. и пулеметы Пюто были сняты с вооружения и переданы в крепости.

Италия — Максим (вьючного типа), Перино 1909 г., Виккерс, ФИАТ 1914 г.;

Австро-Венгрия — Шварцлозе обр. 1907/12 г. Пулеметы Шкода частично были уже сняты с вооружения

США — Кольт…

…В Сербии, Черногории, Румынии, Болгарии, Греции, Турции состояли на вооружении пулеметы Максима, в Японии же, Бельгии и Португалии — как Максима, так и Гочкиса».

Как видим, различные модификации пулеметов системы Максима были наиболее массовыми, воевали на всех фронтах, часто — с обеих сторон фронта.


Вьючный пулемет в пулеметной команде сибирских стрелков
Сибиряки за пулеметом. Пулемет — «Максим» обр.1910 г. на треноге «Виккерс» 1904 г.

Разумеется, главной огневой силой воюющих армий была мощная и разнообразная артиллерия. Однако самая интенсивная и длительная артподготовка не могла уничтожить все пулеметы противника, которые, «оживая» с началом атаки, встречали наступающего уничтожающим огнем. Результаты огневого воздействия обороны превзошли все предвоенные ожидания. Но ответный огонь артиллерии обороняющегося также совершенно не мог помешать наступающему подтягивать свои пулеметы за передовыми частями. Так что «перешедший в пехоту» пулемет стал «королем» не только «ничейной полосы» между окопами, но и полосы заграждений и передовых траншей, а фактически — всего поля боя.

Забегая вперед, отметим, что огневая мощь пулеметов породила в ходе войны артиллерию сопровождения пехоты, «траншейную» артиллерию, танки (которые поначалу именовали даже «истребителями пулеметов»), пулеметы во многом определили и развитие боевой авиации.

Станковые пулеметы вступили в дело уже в первых боях мировой войны. Б.М. Шапошников, например, так описывал первое боевое столкновение 14-й кавалерийской дивизии 2 августа 1914 г. близ Рад ома: «Около 4 часов дня примерно до роты самокатчиков противника со взводом драгун проехала через Кельце и направилась к высотам у деревни Шидловец. Было приказано подпустить их на дистанцию пулеметного огня. Когда вся рота самокатчиков выехала из Кельце и приблизилась на 100 м к занятой нами позиции, по врагу открыли огонь два орудия и четыре пулемета. Австрийцы, бросая велосипеды, теряя убитых и раненых, бросились обратно в город». Последовала артиллерийская дуэль.


Пулеметчик с «Максимом» обр.1910 г. на станке Соколова первоначального образца в положении для стрельбы сидя, 1914 г.

А.А. Брусилов вспоминал о столкновении своей 8-й армии с 11-м австрийским корпусом 23 августа 1914 г. В районе Городка австрийская кавалерийская дивизия «произвела нападение» на 2-ю сводную казачью дивизию. «Наша казачья дивизия была поддержана 4 ротами пехоты, которые были ей временно приданы. Для встречи подходящего к Городку противника наша пехота заняла густою цепью околицу села, а также поблизости находившуюся возвышенность… Пулеметы же казачьей дивизии были поставлены на этом же фланге так, что могли обстреливать всю местность впереди залегшей пехоты… Австрийская конница, подходя к Городку, развернула сомкнутый строй и без разведки очертя голову понеслась в атаку на нашу пехоту в столь неподходящем строю. Частью артиллерийский, а затем ружейный огонь встретил эту безумно храбрую, но бессмысленную атаку. Вскоре и пулеметы наши стали осыпать австрийцев с фланга, а кавказские казаки ударили по ним с фланга и тыла. При этих условиях, очевидно, результат австрийской атаки оказался весьма для них плачевным: трупы перебитых людей и лошадей остались лежать на поле битвы, одиночные люди бегали по полю по всем направлениям, а остатки этой дивизии бросились беспорядочной толпой наутек».

Среди подвигов нижних чинов, удостоенных Георгиевского креста уже в начале войны, немало было связано с действиями пулеметов. Так, например, капитан Г.М. Пантелеймонов награжден Георгиевским крестом за доблесть в бою у Тарнавки 26 августа 1914 г., где Лейб-гвардии Московский полк, потеряв большую часть своего состава, вместе с Лейб-гвардии Гренадерским полком разгромил одну из дивизий германского корпуса генерала Войрша и захватил 42 орудия. Пулеметная команда капитана Пантелеймонова отбила все контратаки противника и удержала захваченные позиции.

Подпрапорщик 71-го Белёвского пехотного полка П.М. Рыжов был удостоен Георгиевского креста IV степени «за то, что в бою 24 сентября 1914 г. огнем пулеметов отбил несколько неприятельских атак». Георгиевский крест II степени он получил уже «за то, что в бою 19 и 20 октября 1914 г. под сильным ружейным, пулеметным и орудийным огнем действием пулеметов выбил противника из окопов». А подпрапорщик того же полка К.И. Алексеев получил Георгиевский крест IV степени «за то, что в бою 24 августа 1914 г. проявил личную храбрость и неустрашимость при отбитии захваченных неприятелем пулеметов, Георгиевский крест III степени — за то, что во время боя 10 и 11 декабря 1914 г., руководя подчиненными, примером личной храбрости увлек их и спас оставленный в виду неприятеля пулемет». Спасение своих пулеметов под огнем и захват вражеских пулеметов непременно отмечались и потом.

Поручик 18-го драгунского Северского Короля Датского Христиана ІХ полка В. Ширяев получил орден Святого Георгия IV степени за то, что «8-го ноября 1914 года во время атаки к югу от с. Брезины обоза германского гвардейского резервного корпуса, получив приказание обстрелять неприятеля, с двумя пулеметами лихо выскочил на позицию в 1400 шагах от этого обоза и в 1800 шагах от неприятельских орудий, одним пулеметом стал действовать по прикрытию обоза, а другим по неприятельской батарее, осыпавшей его шрапнельным огнем; результатом таких действий было то, что орудия противника должны были замолчать, так как вся прислуга была перебита, а прикрытие обоза было обращено в паническое бегство».

Германский автор В. Бренкен, описывая действия германской кавалерии против частей русской 2-й армии во время Лодзинской операции в ноябре 1914 г., признавал: «Конница сразу же из своих первых смелых атак на Восточном фронте должна была извлечь горькие уроки, что атаки крупных кавсоединений против современного автоматического огнестрельного оружия являются абсолютно безнадежным предприятием». В марте 1915 г. в бою под Сувалками пулеметчики 256-го Елизаветградского пехотного полка массированным огнем отразили атаку немецкой кавалерии и помогли отстоять соседнюю батарею. Впрочем, атаки больших частей плотным строем приводили к большим потерям и в пехоте, и в спешенной кавалерии.

Массовость применения пулеметов заставляет кроме отдельных примеров рассматривать и общие изменения тактических форм этого применения. Развитие пулеметов как вида вооружения и развитие тактических приемов их применения теснейшим образом связано с общим развитием тактики пехоты и кавалерии, чьей неотъемлемой принадлежностью они стали.

Тактика наступления, выработанная у воюющих сторон к началу войны, разбилась об огонь артиллерии и пулеметов. Тот же огонь, надо сказать, за первые месяцы войны выкосил в армиях основной кадровый костяк офицеров и обученных нижних чинов. Германская армия, признавая на словах, что «атаковать — значит продвигать огонь вперед», в начале войны посылала пехоту в атаку густыми цепями, желая совместить наибольшую плотность огня цепи и силу ее удара. Очевидец так эмоционально описывал атаку германской пехоты на русском фронте: «Эту колонну косят пулеметы, ужасающие пулеметы, вырывающие буквально целый строй, — первая шеренга падает, выступает вторая и, отбивая такт кованным альпийскими гвоздями сапогом по лицам, по телам павших, наступает, как первая, и погибает. За ней третья, четвертая, а пулеметы трещат». В ходе Восточно-Прусской операции в сражении у Гумбинен 7 августа 1914 г. пехота 17-го германского корпуса не только остановлена сильным артиллерийским и ружейно-пулеметным огнем двух русских дивизий, но и в панике отступила, понеся тяжелые потери. В ходе Галицийской битвы 13-я и 25-я австрийские пехотные дивизии, пытаясь 19 августа охватить фланг русского 19-го корпуса у Комарова, встречены мощным артиллерийским и пулеметным огнем и остановлены с тяжелыми потерями. Фронтальные атаки густыми цепями только способствовали успеху фронтального огня, который пулеметы обороны в основном вели в начале войны (хотя преимущества флангового и перекрестного огня уже признавались перед войной).

Но и русским частям пришлось почувствовать на себе огонь вражеских пулеметов. Тяжелые потери, например, понесли кавалергарды и конногвардейцы в конных и пеших атаках против германской бригады ландвера у деревни Каушен в Восточной Пруссии 6 августа 1914 г. В ходе наступления русского 22-го корпуса на Иоганнесбург, начальник 1-й Финляндской стрелковой бригады 24 августа 1914 г. попытался атакой захватить город после короткого артиллерийского обстрела полевой артиллерии его окраин и одной батареи врага. 4-й Финляндский стрелковый полк, ворвавшись, несмотря на вражеский артиллерийский обстрел, на окраину города, был встречен частями 1-й германской пехотной дивизии огнем из пулеметов, скрытых в домах, и вынужден был отойти. 1-й полк, пытаясь через высоту обойти противника, был также неожиданно встречен огнем пулеметов, сам охвачен с фланга и тоже отошел на исходное положение. Артиллерия, не имевшая связи с пехотой, подавить пулеметы противника не могла. Атака кончилась неудачей, и с наступлением темноты полки отошли на 13 км на восток.


Перестрелка пулеметчиков 132-го пехотного Бендерского полка с противником на р. Двине

Даже в начале войны преодоление еще очаговой, неглубокой и слабо оборудованной, но снабженной пулеметами обороны потребовало многочисленной артиллерии, особенно больших калибров и навесного огня. Русские войска готовили атаку ружейным, пулеметным и артиллерийским огнем. При этом огонь стрелков и пулеметов помогал выдвигать вперед дивизионную артиллерию, которая расстреливала пулеметные гнезда противника. Далее нам придется рассматривать эволюцию применения пулеметов в наступлении и обороне в их тесной связи.


Команда русского бронепоезда с пулеметом «Максим» обр. 1910 г.

Готовясь к маневренной войне и стремясь «до последней крайности» избегать войны позиционной, войска почти не учили окапываться, а полевую оборону планировали строить как неглубокую линию опорных пунктов, фланкирующих подступы к соседним пунктам огнем. Русский «Устав полевой службы» 1912 года ставил основной целью обороны всеми силами и средствами расстроить противника огнем перед передним краем оборонительной позиции с целью последующего перехода в наступление. С началом войны пулемет стал главным исполнителем этой задачи. Оборона поначалу строилась как очаговая. Главная оборонительная позиция состояла из отдельных опорных пунктов, составленных из групповых стрелковых окопов, небольших полевых укреплений и приспособленных к обороне местных предметов. Опорные пункты занимались передовыми пехотными батальонами и ротами, в них устанавливались практически все пулеметы полков. Такая оборона не отличалась устойчивостью против массированных атак противника, поддержанных тяжелой артиллерией. Правда, окопы уже начали удлиняться, а их фланги загибались, чтобы предотвратить обход противником и обеспечить огневую связь с соседними участками. И уже в октябре — декабре 1914 г., в ходе встречных сражений Варшавско-Ивангородской и Лодзинской операций, когда из-за больших потерь и растянутых коммуникаций войска вынужденно переходили к обороне, опорные пункты дополняются сплошными линиями окопов.

Можно взглянуть на насыщенность войск огневыми средствами к началу Лодзинской операции (конец октября 1914 г.):



Насыщенность войск пулеметами и орудиями пока различается незначительно. К тому же развиваются оборонительные позиции русских соединений. Так, в 9-й и 32-й пехотных дивизиях 3-й армии, 21-й и 52-й дивизиях 4-й армии, 46-й и 73-й дивизиях 9-й армии в обороне на главной позиции появляются две сплошные линии окопов с вписанными в них взводными и ротными опорными пунктами, на тыловой позиции — одна-две линии окопов. Пулеметы целиком располагали в первой линии окопов, распределяя равномерно по фронту. Перед главной позицией могли оборудовать проволочные препятствия. Наступление противника встречали ружейно-пуле-метным огнем перед фронтом обороны.

Интересен бой трех русских полков (105-го, 106-го и 108-го) 27-й пехотной дивизии 3 февраля 1915 г. за деревню Махарце близ Августова. Полки пошли в наступление, но и германский 138-й полк 42-й пехотной дивизии также двинулся в атаку, ведя пулеметный огонь. Русские части подтянули пулеметы в стрелковые цепи и их огнем заставили противника отступить в деревню, откуда он открыл интенсивный огонь, в том числе пулеметный. Русская пехота продвигалась к деревне под прикрытием своего пулеметного огня. По германской батарее близ деревни был открыт ружейный и пулеметный огонь с фланга, в результате батарея потеряла почти всю прислугу и не смогла оттянуть орудия. Выбив противника из деревни в ходе штыкового боя, русские части заняли выгодные высоты за деревней и преследовали отступающего к лесу противника ружейным и пулеметным огнем. Два пулемета, выдвинувшись вперед, заняли новую позицию и открыли огонь по правому флангу противника на опушке леса, заставив его отойти. То есть пулеметы продвигались за пехотными цепями на протяжении всего боя, поддерживая и прикрывая их своим огнем. Среди трофеев русских частей в этом бою были 13 орудий и 9 пулеметов.

Стороны все еще пытаются решать свои задачи в основном наступлением. В 1915 году в наступлении на смену цепям приходят волны, следующие одна за одной из глубины. Волны должны были обеспечить продвижение пехоты на всю глубину полосы обороны, хотя такой боевой порядок замедлял движение пехоты в атаку, наращивания силы удара не получалось. Зато активнее применялись пулеметы. Германские части, например, продвигали свои пулеметы в промежутках между наступавшими волнами пехоты. Артиллерийская подготовка атаки становится намного сильнее, а пулеметы обороны оказываются в числе главных целей артиллерии. О том, какое значение придавалось артиллерии в наступательных действиях противника, можно судить по такому соотношению сил сторон к началу Горлицкого прорыва германо-австрийских войск, т. е. к 19 апреля 1915 г.:



В целом в русских войсках 1 пулемет здесь приходился на 365 человек, у германо-австрийских — на 542 человека. Правда, на участке прорыва у германо-австрийцев, не считая превосходства в артиллерии и количестве боеприпасов, на 1 км фронта приходилось 7,4 пулемета, у русских — 2,9. Но отсюда видно также, что и на начало 1915 года по насыщенности войск пулеметами русская армия практически не уступала противникам — Германия еще не провела мобилизации своей промышленности. А вот с боеприпасами было хуже. Перед началом отхода русских войск на восток, 7 мая 1915 г., главнокомандующий Юго-Западного фронта Иванов докладывал начальнику Штаба Верховного Главнокомандующего Янушкевичу, что остающийся в его распоряжении запас легких снарядов и ружейных патронов не покрывает даже четверти некомплекта их в войсках и полевых парках. И — получил указание о необходимости резко ограничить расход ружейных патронов. Хотя недостаток патронов и не был основной причиной отхода войск из Галиции, он сыграл свою роль.


Пулемет «Максим» обр. 1910 г. на станке Соколова первоначального образца в пулеметном гнезде с козырьком. Обратим внимание на положение ног, ролика и сиденья станка, вставленную в пулемет патронную ленту, а также — на карабин одного из номеров расчета.

Во время Наревской операции июня — июля 1915 г. наступавшие германские войска натолкнулись на позиции 1 — й армии из двух линий обороны и тылового оборонительного рубежа. Однако полностью была подготовлена только первая линия, включавшая окопы полного профиля, проволочные заграждения и различного рода убежища. Но ни инженерное оборудование, ни стойкость и упорство русских войск не могли и здесь компенсировать нехватку патронов. «Непреодолимость» обороне мог придать, прежде всего, ружейно-пулеметный огонь. Русским войскам пришлось отойти к Нареву, хотя и здесь германским войскам не удалось полностью выполнить поставленные задачи.


Расчет пулемета М1895/1914 «Кольт». Обратим внимание на запасной ствол в кожаном чехле, а также на шлем Адриана и бинокль у начальника пулемета, бебуты у номеров расчета и установленный на бруствере легкий стрелковый щит

К началу германского прорыва севернее Вильно, на стыке Северного и Западного русских фронтов, 27 августа 1915 г. соотношение сил на участке прорыва было следующим:



Даже с учетом того, что русские части представлены в основном кавалерией, насыщенность пулеметами в германских частях здесь значительно больше. Заметим к тому же растущую роль ручных пулеметов в германской армии. Русская же армия пока имела ручные пулеметы (ружья-пулеметы) в очень небольшом количестве.

В 1915 году, когда русская армия несла на себе главную тяжесть боев, пулеметчикам часто приходилось брать на себя прикрытие отхода. «Строевой устав пулеметных команд» 1912 года, опираясь на опыт Русско-японской войны, уже писал, что при отходе обороняющегося «часть пулеметов, жертвуя собою, остается на позиции до последней возможности и огнем с близких дистанций парализует порыв наступающего, облегчая отступление своих».

И пулеметчики нередко жертвовали собой, прикрывая отходы не только подразделений, но и частей. Поручик 7-го драгунского Кинбурского полка Стасенко получил Георгиевский крест IV степени за то, что в бою 4 ноября 1914 г., прикрывая со взводом конно-пулеметной команды отход казачьего полка и будучи тяжело ранен (практически весь взвод погиб), отстреливался из пулемета от наседавших австрийцев, пока не потерял сознание. При отступлении 8-й армии с Карпатских гор в 1915 году ее командующий А.А. Брусилов приказал оставить в окопах полковые команды разведчиков с несколькими пулеметами, а остальным войскам скрытно отходить «в строгом порядке» с наступлением темноты. При отходе 1-й и 3-й Финляндских стрелковых дивизий к г. Стрый противник, заметив отход, пытался атаковать отходящие русские части, но был остановлен. Отход прошел беспрепятственно. Разведчики с небольшим числом пулеметов и орудий сутки сдерживали наступление противника в горных дефиле. Хотя многие пулеметы были потеряны. С другой стороны, в кавалерийских полках стали создаваться импровизированные «летучие пулеметные команды», которые в ходе боя с большим риском буквально выбрасывались перед фронтом обороны, чтобы нападать на артиллерию противника.


Пулеметчики полкового резерва в ходе обучения. д. Замостье, Вилейский уезд, июль 1917 г.

Во главе такой команды 3-го Хоперского полка отличился сотник Шкуро. В боях под местечком Таржимехи, когда казаки пошли в контратаку в пешем строю, он с пулеметной командой под артиллерийским огнем вылетел во фланг цепям германской пехоты и трем батареям и осыпал их фланговым огнем из «Максимов». Атака противника была сорвана.

До осени 1915 года на Русском фронте преимущественно еще велась маневренная оборона с широким применением контратак и маневра частями. Русский фронт Первой мировой войны был более подвижным, чем Западный, в том же 1915 году и здесь вполне оправдали себя позиционные формы. Линии узких окопов, в которых — за недостатком пулеметов — громоздили «забор из винтовок», чтобы достичь максимально возможной плотности огня перед фронтом обороны, уже не отвечали своей задаче. Артиллерийский огонь противника, быстро засыпавший такие позиции шрапнелью, осколками и землей, заставил развивать главную позицию обороны в глубину, постепенно отходя от линейной тактики. Теперь она включает три разнесенные в глубину линии окопов, от внезапных нападений ее обеспечивают проволочные заграждения в несколько рядов, прикрываемые плотным ружейно-пулеметным огнем. На открытых местах для передвижения оборудуются ходы сообщения. Разумеется, развитая система траншей и заграждений образовывалась там, где войска надолго оставались на одном месте. Скажем, войска 8-й армии Юго-Западного фронта даже летом 1915 года не могли создавать ничего большего чем «окопы примитивного свойства», поскольку перемещались с места на место. Соответственно, на одних участках фронта оборудовались пулеметные гнезда с козырьками, навесами и бойницами, на других пулеметы перед атакой противника просто поднимались со дна окопа на бруствер окопа.

Осенью 1915 года на Русском фронте воюющие стороны переходят к позиционной обороне, глубже зарываясь в землю на виду друг у друга и совершенствуя свои позиции. Главная и тыловая позиции русской обороны теперь включали две-три траншеи полного профиля, оборудованные пулеметными гнездами и ходами сообщения, допускавшими маневр подразделениями, включая пулеметные расчеты. Широкое распространение получили блиндажи и убежища с прочными дерево-земляными перекрытиями. Войска той же 8-й армии зимой 1915–1916 гг., по словам А.А. Брусилова, «стоя все время на одних и тех же позициях», получили возможность совершенствовать их. В результате «каждая укрепленная полоса имела от трех до четырех линий окопов полного профиля с многочисленными ходами сообщения. Строили также пулеметные гнезда и убежища, но не использовали для этой цели, как германцы и австрийцы, железобетон, а строили убежища, зарываясь глубоко в землю и прикрываясь сверху несколькими рядами бревен с расчетом, чтобы такой потолок мог выдержать 6-дюймовый снаряд».


Подготовка инженерного плацдарма полка перед наступлением Юго-Западного фронта весной 1916 г. Обратим внимание на расположение пулеметов

Кроме лучшего укрытия пулеметчиков такие позиции позволяли быстрее готовить пулеметы к бою и удобнее вести прицельный огонь. Маскировка пулеметных гнезд и позиций в целом пока еще была слабой. Окопы еще часто строят по гребням возвышенностей, пулеметы располагают на высотах, рассчитывая на лучшее наблюдение и обстрел и игнорируя уязвимость таких позиций от огня противника. А.А. Свечин, вспоминая о действиях пулеметчиков 6-го Финляндского полка, которым командовал с августа 1915 г., пишет, что немцы сосредотачивали на стреляющих пулеметах настолько интенсивный артиллерийский и ружейно-пулеметный огонь, что у выдвинутых в первую линию на высоты пулеметов «наводчики… выбывали в каждом бою чуть ли не на 50 %, преимущественно убитыми; сильно страдала даже материальная часть: пробивались кожухи и вытекала вода».

В то же время поле боя продолжало «пустеть» — боевые порядки наступающей пехоты более расчленяются по фронту и в глубину, пехота начинает передвигаться мелкими подразделениями, перебежками, оставляя обороняющемуся меньше времени на прицеливание и поражение целей. Передовые траншеи противников оказывались друг от друга на расстоянии одного броска пехоты и находились под постоянным наблюдением и обстрелом. Все более широкое использование артиллерии и других «технических средств борьбы» только повышало значение ближнего боя пехоты. Тем более требовались скорострельность и быстрота маневра огнем оружия пехоты, чтобы успеть выпустить наибольшее количество пуль по целям, обнаруживающим себя внезапно, в считаные секунды. Все это заставляло уделять больше внимания фланговому и перекрестному огню пулеметов, который позволял прикрыть фронт меньшим числом пулеметов, при этом лучше замаскировать сами пулеметы. Стоит отметить, что русская армия стала уделять внимание такому огню пулеметов раньше, чем ее союзники и противники. В то время как на Западе, по замечанию майора Вогера, еще в 1916 году «значительное число пулеметов стреляло в направлении, перпендикулярном фронту», русские части уже в 1915 году делали «изломы» в начертании траншей — именно для фланкирования позиций огнем, а в январе 1916 года «Наставление для укрепления позиций» в 7-й русской армии, например, вводило изломы траншей как обязательное требование.


Расчет пулемета «Максим» на картине художника И. Владимирова «Наготове», 1917 г.

В 1916–1917 гг. оборона становится более глубокой и способной противостоять массированным ударам противника, наносимым на узких участках фронта.

Плотность огня в обороне росла. По опыту войны была выработана норма, согласно которой «для борьбы с хорошо организованной атакой» достаточно создать перед передним краем обороны плотность ружейно-пулеметного огня 5 пуль на 1 м фронта в минуту. По расчетам для получения такой плотности на 1 км фронта нужно было разместить 1 батальон с 10 станковыми пулеметами в первой линии. И если в 1915 году в обороне русских войск на 1 км фронта обороны пехотной дивизии приходилось в среднем 1,3–1,6 пехотного батальона, до 3 пулеметов и 4–5 орудий (с учетом приданных и поддерживающих), то в 1916–1917 годах — 1,6–2 пехотных батальона, 10–15 пулеметов и до 5–8 орудий.

Насыщение обороны пулеметами в сочетании с искусственными препятствиями и траншеями позволило увеличивать и ширину, и глубину обороны.

По опыту нескольких операций на русском и Западном фронтах исследователи вывели следующие ориентировочные цифры развития обороны:



В конце 1916 года оборона русских войск строилась обычно в две полосы, каждая — из двух последовательных позиций — главной и тыловой. Каждая позиция, в свою очередь, включала две-три траншеи полного профиля, проложенных параллельно и удаленных друг от друга настолько, чтобы из следующей траншеи можно было вести прицельный ружейно-пулеметный огонь по впереди лежащей, если ту захватит противник. Проволочные заграждения перед передним краем включали от 2–3 до 20 рядов кольев. Траншеи соединялись ходами сообщения. Соответственно, с увеличением глубины обороны пулеметы размещались не только в первой (для «прикрытия») и второй (основные усилия обороны) линиях окопов, но и в глубине полосы обороны. Больше внимания стали уделять маскировке позиций. Для оборудования траншей воюющие стороны теперь используют обратные скаты высот, укрываясь от обстрела и наблюдения и создавая удобные условия для обстрела движущегося в атаку противника. Кроме того, организуются своего рода пулеметные «заставы», выдвинутые вперед перед оборонительными позициями, на которых укрыто располагали подготовленные к стрельбе пулеметы. С переходом противника в атаку пулеметчики по замаскированным ходам выдвигались на «заставу» и открывали кинжальный огонь во фланг неприятельской пехоте.


Русские пулеметчики с трофейным германским пулеметом MG.08 в бою (пулемет — на салазочном станке, без щита)

В позиционный период зарождается система огня как один из главных элементов построения обороны. Она включала участки сосредоточенного ружейно-пулеметного и артиллерийского огня перед передним краем, на флангах и стыках между частями и подразделениями. Система огня увязывалась с искусственными и естественными препятствиями.

Пулеметы, находящиеся в первой линии, должны были «встречать наступление врага огнем с самых дальних дистанций», как только огонь сможет нанести наступающему потери. Для поражения противника, прорвавшегося в глубь оборонительной полосы, часть пулеметов ставили в глубине — во второй линии окопов. Эти пулеметы либо ожидали атаки противника и «внезапно оживали» при его приближении, либо — если необходимо было поддержать первую линию — открывали огонь через головы своих подразделений или через промежутки. Правда, стрельба через головы своих войск требовала от пулеметчиков занимать позиции на господствующих высотах или на флангах и хорошего наблюдения за результатами стрельбы.

В то же время количественный и качественный рост германской артиллерии заставил увеличивать расстояние между позициями и глубину самих позиций. Постепенно происходил отказ от упорной обороны первой траншеи — артиллерия противника быстро разрушала ее. Усиление заграждений, увеличение количества пулеметов, наличие в тактической зоне минометов и выдвинутых вперед пушек в сочетании с фланговым обстрелом из пулеметов участков впереди первой траншеи позволяли оставлять в ней лишь охранение и дежурные подразделения, отводя основные силы в убежища во второй траншее. Основные усилия обороны переносятся в глубину, основной задачей становится удержание главной позиции. От равномерного распределения сил и средств по фронту переходят к созданию на наиболее важных и угрожаемых участках сильных узлов сопротивления (опорных пунктов) и эшелонированию их в глубину. Опорный пункт включал различного рода убежища, блиндажи и групповые окопы, расстояние между которыми не превышало 150 м. Позиции пулеметов в опорных пунктах приспосабливали для стрельбы вперед и в сторону флангов, для прикрытия огнем ходов сообщения от передовой полосы, промежутков между опорными пунктами.

Основой боевого порядка в обороне становится боевая группа пехоты в составе отделение-взвод, которая, тесно взаимодействуя с приданными и поддерживающими огневыми средствами, обороняли участок траншеи или опорный пункт. Вообще «группа» как новая тактическая форма зарождалась «снизу», в войсках. Начиналось все с «тактики воронок». Группы, снабженные каждая пулеметом и ручными гранатами, быстро «обживали» воронки, ямы, участки траншеи, приспосабливая их для обороны. Они могли быстро локализовать успех противника, прорвавшегося в глубь обороны, остановить его, взяв в «огневой мешок», не дать закрепиться.


Германская агитационная открытка — взятые в плен русские пулеметчики сами тащат в германский тыл собственные пулеметы. Как видим, такие фотографии немцы делали не только в 1941 году

В атаке на местности, изрытой воронками, нередко пересекающимися друг с другом, через многорядные проволочные и другие заграждения постепенно «цепь» и «волны» сменяются «змейками» — колонками, перемещающимися почти в затылок, продвигающимися от укрытия к укрытию. Так группы могли сближаться с противником и даже просачиваться в его оборону, находясь на удалении 100–300 шагов одна от другой и представляя небольшую цель для пулеметов и артиллерии противника. По мере насыщения войск автоматическим оружием, ручными и ружейными гранатами оформлялась групповая тактика. Понятно, почему на Западном фронте, значительно более насыщенном «новыми техническими средствами», чем русский, групповая тактика оформилась четче и яснее. Но и в русской армии увеличение числа станковых пулеметов, введение «траншейной» артиллерии и минометных команд в полках, ружей-пулеметов в пехотные роты и выделение «гренадеров» для действия ручными гранатами меняли характер пехоты и способы ее действий. На 1917 год в пехотных полках уже только примерно 2/3 личного состава действовали винтовкой со штыком, 1/3 составляли специалисты — пулеметчики, гранатометчики, артиллеристы, связисты и т. п.

Атака и прорыв позиционной обороны кроме массированного артиллерийского огня и масс пехоты требовали пулеметного огня. Согласно «Уставу полевой службы войск» 1912 года и «Наставлению для действий пехоты в бою» 1914 года, боевой порядок батальона в наступлении состоял из боевых участков рот, а боевой порядок роты — из взводов, рассыпанных в цепь, и взводов, оставленных в резерве (в цепь могли быть рассыпаны все взводы). Командир батальона во время наступления должен был следить за сосредоточением огня на участке главного удара, ставил задачи ротным боевым участкам и пулеметным командам, находившимся в его распоряжении.


Германские пулеметчики осматривают трофейные русские «Максимы» — на станке Соколова и на треноге «Виккерс» обр.1904 г.

«Строевой устав пулеметных команд» 1912 года гласил: «Стрельба по пулеметам противника, вследствие обычного тщательного укрытия и маскирования пулеметов, в большинстве случаев мало успешна и не окупает расхода патронов. Для уничтожения пулеметов противника надлежит обращаться к содействию своей артиллерии». Это положение претерпело корректировку в ходе войны. Пулемет — наравне с легкой полевой артиллерией — стал и основным средством борьбы с вражескими пулеметами. Тем более что, по замечанию одного обозревателя: «Количеством пулеметов немцы возмещают недостаток людей в тех случаях, когда им приходится обороняться или защищать захваченные позиции». Поразить вражеских пулеметчиков пулеметным огнем было сложно, но можно было подавить их огонь. Примером тому служит бой 23 января 1915 г. за высоту 673 в Карпатах 1-го взвода конно-пуле-метной команды отряда Балтийского флота, приданного Кавказской туземной конной дивизии. Пулеметы «Максим» и другое снаряжение (взвод выдвигался вместе с подрывной командой) моряки подняли на высоту с помощью импровизированной «канатной дороги», а с помощью самодельных «маскхалатов» из белой парусины подобрались к противнику незаметно. Согласно приказу о награждении Георгиевским оружием, командир пулеметного взвода мичман В.В. Дитерихс «устроил на открытой позиции с четырьмя нижними чинами пулемет, лично открыл огонь и принудил замолчать пулеметы противника, причем пулемет мичман Дитерихс устанавливал под сильным обстрелом противника на расстоянии 300 шагов от его окопов».

Готовя атаку пехоты, станковые пулеметы должны были подавить стрелков и пулеметы противника на переднем крае его обороны. Для «приведения к молчанию» окопавшегося противника считалось необходимым создать плотность огня до 10 пуль на 1 м фронта в минуту. Таким образом, пулеметная команда могла подавить противника на фронте 300–400 м.

Подавление противника пулеметным огнем из передовых траншей нередко способствовало успеху атаки, но потом нужно было подтягивать пулеметы на захваченные позиции и быстро устанавливать их там для отражения контратак, а это не всегда удавалось. Так было, например, в ходе декабрьских боев 1915 года 2-го армейского корпуса на Стрыпе. Русские и австрийские позиции находились здесь на расстоянии 300–400 шагов. Ночью 25 декабря 3-я Туркестанская стрелковая бригада через заранее проделанные проходы в заграждениях атаковала высоту 384. На флангах атаки располагались орудия и пулеметы, наведенные на те точки окопов противника, где были обнаружены его стрелки и пулеметы. Когда стрелки бригады были остановлены на проволочных заграждениях огнем австрийцев, по условному сигналу открыли огонь свои пулеметы и артиллерия, которые подавили огонь врага. После 20-минутного огня атака возобновилась, и к утру части заняли первые линии окопов противника, но дальше пройти не могли, наткнувшись на неподавленную тыловую позицию врага и отсечные позиции. Не имея возможности подтянуть свои огневые средства — прежде всего пулеметы — и закрепиться, они на следующий день были выбиты австрийской контратакой и отошли с большими потерями.


Трофейный русский пулемет «Максим» в австрийской части вместе с пулеметами «Шварцлозе» — такое же сочетание пулеметов в то время имели и многие русские пулеметные части

Действия пехоты в целом и пулеметов в частности тщательно готовились в наступлении Юго-Западного фронта в 1916 году. Для атаки войска нужно было не только подвести как можно ближе к позициям противника — до 200–300 шагов, но и оборудовать их позиции, обеспечить возможность быстро и в порядке двинуться в атаку, продвигать за атакующими огневых средств. Для этого на участках прорыва готовили исходный плацдарм для наступления. Вместе с пехотными подразделениями к первой траншее подтягивали и пулеметы. Так, по два станковых пулемета держали уже позади окопов передовой роты и по одному на фланге, часть пулеметов и бомбометов размещали в убежищах позади передового батальона. A.M. Василевский, вспоминая об оборудовании позиций передовых частей накануне наступления Юго-Западного фронта в мае 1916 г., описывает «пулеметные гнезда с трехсторонним обстрелом», на которые пулеметы ставились ночью, а днем скрывались в окопах.

Пехота должна была вести атаку волнами цепей. Таких волн требовалось образовывать три-четыре, держа за ними резервы. Первая волна должна была не задерживаться в первой линии окопов противника, а двигаться ко второй — ведь противник сосредотачивал основные усилия на борьбе за вторую линию. В наступлении пехотный полк обычно держал два батальона в первом эшелоне, два — во втором, батальоны разворачивали свои роты в линию или также в два равных по силе эшелона. Рота образовывала три-четыре волны, из которых первую составляли стрелки и гренадеры, вторая служила для очистки вражеских окопов, следующие — для поддержки. «Особое внимание, — указывал войскам Брусилов, — обращать на закрепление флангов, на сосредоточение к ним пулеметов для противодействия контрударам противника с флангов». Для этого станковые пулеметы обычно следовали за второй и третьей волнами пехоты.

Взглянем, кстати, на то, сколько пулеметов имели армии Юго-Западного фронта к началу наступления. Согласно Боевому расписанию на 22 мая 1916 г. имелось:



Указанное число пулеметов составили не только штатные пулеметные команды полков, но и придававшиеся дивизиям отдельные команды. Скажем, 7-я армия для своих соединений получила 14 отдельных пулеметных команд «Кольт», 8-я армия — 18 команд «Кольт» и 1 опол-ченческую пулеметную команду, 11-я армия — 4 команды «Кольт», 9-я — 3 команды «Кольт» и 1 ополченческую команду. Это позволило увеличить насыщенность войск пулеметами.

Любую атаку непременно встречал огонь пулеметов. Атакующим требовались легкие артиллерийские орудия и пулеметы, которые, продвигаясь с цепями пехоты, могли бы подавлять «оживающие» пулеметы противника. Например, в ходе боев под Иллукстом в октябре 1916 г. контратаки русских войск встречались германскими частями огнем в упор, с 15–10 шагов. Затем немцы пропускали атакующих через первую линию окопов и открывали пулеметный огонь уже им в тыл. Выскакивая из второй линии окопов (куда заранее отводилась большая часть сил), немцы выкатывали проволочные рогатки и быстро ставили заграждения перед атакующими. Для противодействия работе этих «проволочников» и подавления оживающих огневых точек приходилось быстро подтягивать пулеметы за атакующими подразделениями.

Постоянное наличие на позиции противника неподавленных пулеметов накладывало существенные ограничения на движение своей пехоты в атаку. Так, согласно русским положениям на 1916 год, пехотная рота, сближаясь с противником, должна была делать несколько остановок, окапываясь на каждой и пополняя цепь — на расстоянии 1400 шагов от первой линии противника (действительный ружейный огонь), 800 шагов, 400 шагов. Передвижение от 800 до 400 м совершалось перебежками поодиночке и даже переползанием, от 400 до 50 шагов — преимущественно переползанием. С 50 шагов пехота по команде ротного командира бросается в атаку. Если роте придавались пулеметы, они «до выяснения места и времени их применения» держались при ротном резерве, в цепь для стрельбы выдвигались по приказанию командира роты. Строевой устав пехоты определял: «Пулеметы, при движении роты в атаку, продолжают обстреливать противника, пока двигающиеся взводы не закроют им огня; после чего, если не последует особого приказания, они снимаются с позиции и следуют за ротою, чтобы быть наготове немедленно вновь открыть огонь, как только к тому представится возможность». Причем требовалось, чтобы в бою «на расстояниях действительного неприятельского огня» они были «хорошо укрыты от взоров и выстрелов противника». И движение «вслед за ротою», и укрытие «от взоров и выстрелов» было непросто обеспечить с громоздкими станковыми пулеметами.


Нередко встречались гибриды различных систем пулемета Максима и их установок. Здесь, например, показан «Виккерс» на русском станке Соколова. Из экспозиции польского военного музея

Пулеметы применялись и отрядами, направлявшимися в тыл противника. Так, 25 августа 1915 г. командующий Северным фронтом генерал Рузский одобрил отпуск «формирующейся при 3-м армейском корпусе партизанской сотне» двух вьючных пулеметов «Максим», четырех ружей-пулеметов, ручных гранат и подрывных патронов «для взрыва и порчи мостов и железных дорог». Впрочем, по мнению профессионального кавалериста генерала Брусилова, в условиях сложившегося позиционного фронта толку от конных «партизанских» сотен и эскадронов было немного даже при таком усилении. А вот ночные нападения на ближайший тыл противника пеших отрядов с пулеметами бывали довольно удачны. Например, 27 февраля 1916 г. 600 пехотинцев под командованием капитана Щепетильникова (40-й пехотный Колыванский полк) при 16 пулеметах «Кольт» и 8 ружьях-пулеметах в темноте перешли по льду озера Нарочь, внезапным налетом захватили четыре германские батареи, привели в полную негодность 14 орудий, взяли пленных и смогли отойти под огнем к своим позициям, потеряв около четверти отряда.


Другой пример уже периода гражданской войны в Испании — германский MG.08 на советском станке Соколова

Нередко, впрочем, удавались и внезапные атаки кавалерии под прикрытием пулеметного огня. Любопытен бой за деревню Блудники в полосе 12-го армейского корпуса 27 июня 1917 г. Находившаяся в авангарде 3-я черкесская сотня Кавказской конной дивизии в конном строю переправилась через реку Ломница и атаковала спешенных венгерских гусар, отбросив их от переправы и деревни. При этом сотню постоянно прикрывали огнем через головы четыре пулемета 6-й конно-пулеметной команды штабс-капитана Ананьева отряда Балтийского флота. Кавказцы вместе с балтийцами-пулеметчиками закрепились в занятой деревне и ночью передали ее подошедшей пехоте.

О ДЕЙСТВИЯХ ПУЛЕМЕТЧИКОВ В БОЮ

Стоит подробнее сказать о действиях при пулемете, к которым готовили расчеты. Выше уже указывалось, что прислуга каждого пулемета составляла 10 человек. Из них «боевую часть» или собственно расчет пулемета составляли унтер-офицер и номера 1 (наводчик), 2 (помощник наводчика), 3 и 5 (подносчики патронов).

На позиции № 1 должен был располагаться за пулеметом, № 2 — справа от пулемета для подачи ленты, № 3 и № 5 — позади них, унтер-офицер (с биноклем) — по обстановке, дальномерщик — по указанию командира. Однако ситуация с дальномерами в русской армии оказалась напряженной — для пулеметных команд их не хватало, и дальномерщик обычно выполнял задачи подносчика патронов. Двуколки (или вьюки, если пулемет и патроны доставлялись на них) отводились в укрытие или на расстояние, указанное командиром.

Для стрельбы лежа — ноги станка Соколова расчет подгибал назад, обойму с катком и подушкой (если она была) укладывал на хобот, сошник хобота упирал в грунт. Для стрельбы сидя — ноги станка откидывали вперед и разводили в стороны в зависимости от необходимой высоты установки, подушка лежит поверх катка, образуя сиденье для наводчика. Для установки на бруствер окопа хобот станка подгибался вперед, ноги назад — подобно положению для переноски или крепления на вьюк, только подушка на конце хобота (или сам хобот) не крепилась ремешком к кожуху ствола. При сложенном вперед хоботе станок упирался в грунт концами соединений хобота с дугами остова. Пулемет на треножном станке «Виккерс» обр. 1910 г. для стрельбы лежа мог ставиться на ноги или катки. В первом случае передние ноги станка вытягивали вперед, во втором — назад и привязывали к задней ноге ремнем.


Пулеметчики в окопе

Достигнув с пулеметом на станке Соколова позиции, на позиции помощник наводчика (№ 2) разворачивал пулемет за хобот в сторону цели и упирал сошником в землю, наводчик (№ 1) разворачивал вертлюг и устанавливал в нужное положение стол станка. Подготовка пулемета к стрельбе, согласно Уставу, сводилась к следующим действиям. Наводчик принимал удобное для действия положение, направлял пулемет в сторону цели, поднимал прицел. В это время его помощник открывал пробку пароотводного отверстия и прикреплял к пулемету пароотводную кишку, открывал крышку патронной коробки, ставил коробку правее приемника пулемета на землю (если стрельба производилась сидя — то на патронную коробку или на ящик) и подавал конец ленты наводчику, направляя ее в катушку. Наводчик пропускал наконечник ленты через окно приемника, брался правой рукой за рукоятку пулемета, посылал ее до отказа вперед и, приостановившись, протягивал ленту на один патрон, отпускал рукоятку, потом снова посылал ее до отказа вперед (тем самым досылал первый патрон в патронник) и протягивал ленту влево еще на один патрон. Пулемет был готов к стрельбе.


Трофейные германские MG.08 осваивались русскими пулеметчиками без особого труда

Для открытия огня унтер-офицер должен был подать команды (вариант): «По такой-то цели» или «вправо (влево) по такой-то цели», «14» (высота прицела), «Целик вправо (влево) 3», «Наводить туда-то», «ОГОНЬ». По первым четырем командам наводчик направлял пулемет в цель, устанавливал прицел и целик, наводил пулемет и докладывал: «Готово». По пятой команде — поднимал большим пальцем правой руки предохранитель и, нажимая большим пальцем левой руки на спусковой рычаг, открывал огонь и накладывал на спусковой рычаг большой палец правой руки. Для стрельбы с рассеиванием унтер-офицер перед командой «ОГОНЬ» должен был скомандовать: «С рассеиванием» и указать его пределы; для стрельбы очередями скомандовать «Очередь» или «две (три) очереди». Во время стрельбы помощник пулеметчика поддерживал ленту, облегчая ее подачу в приемник и предотвращая скручивание. При стрельбе очередями нужное число выстрелов, согласно уставу, отслеживал по ленте помощник и останавливал наводчика, положив ему руку на плечо. Подносчики патронов подносили по две патронные коробки и принадлежность, убирали опорожненные ленты и патронные коробки. Понятно, что в бою делать все по уставу не удавалось.

Прекращение огня — по команде «Стой». Далее следовало исправление прицела и возобновление огня. Для прекращения стрельбы после команды «Стой» следовала команда «Разряжай». По ней наводчик опускал прицел (поставив целик и хомутик прицела на постоянную установку) и разряжал пулемет. Если ствол был сильно нагрет при стрельбе, то перед разряжанием наводчик дважды передергивал рукоятку, чтобы выбросить нагревшийся патрон из патронника. Помощник наводчика нажимал на нижние пальцы приемника, вытягивал ленту и собирал ее в патронную коробку. Затем отделялась пароотводная кишка и закрывалась пароотводная трубка.

Для передвижения пулемета на колесном станке Соколова вручную предусматривались варианты:

— «на катках» — пулемет сдвигался на столе максимально назад и ставился на максимальный угол возвышения (чтобы не цеплять грунт дульной частью), механизмы закреплялись, наводчик и его помощник двигались, пригибаясь, и катили пулемет за собой за хобот станка. Этот способ был пригоден на ровной, укрытой со стороны противника местности;

— «тачкой» — двигаясь присядью, наводчик и его помощник толкали пулемет впереди себя за хобот. Так преодолевалось небольшое расстояние по открытой местности;

— «ползком» — наводчик и его помощник, переползая, тянули пулемет на катках или толкали вперед «тачкой»;

— «на носилках» — если хобот откинут назад, наводчик брал станок за хобот, его помощник — за правый каток, один из подносчиков патронов — за левый каток, ноги сложены назад; если же хобот подогнут вперед, а ноги назад, наводчик брался за ноги. Как «носилки» пулемет переносили обычно по пересеченной местности, через рвы, окопы, броды.

Остальные номера несли патронные коробки. Позднее для передвижений пешком на большие расстояния и по пересеченной местности добавился вариант переноски на руках в разобранном виде — наводчик переносил за спиной станок, положив хобот себе на плечи, в руках нес щит, а помощник наводчика нес на плече «тело» пулемета.

Пулемет на треножном станке «Виккерс» обр. 1910 г. можно было также перемещать по полю боя «на катках», «тачкой», «ползком» или переносить как «носилки». В последнем случае номера расчета брали станок за ноги, а вертлюг поворачивали в крайнее правое положение.

Для установки станкового пулемета на позиции требовалась ровная горизонтальная площадка. Чтобы избежать сваливания пулемета, сильно влиявшего на меткость стрельбы, нередко одно колесо станка подкапывали. В наступлении станковые пулеметы должны были занимать позиции позади стрелковых цепей и ружей-пулеметов для ведения огня в промежутки или через головы своих войск, выдвигаться в передовые линии — в основном — для ведения фланкирующего огня по позициям противника перед броском своей пехоты в атаку. Менять позицию «станка-чи» должны были реже, чем ружья-пулеметы, чтобы максимально использовать свой огонь. Для уменьшения потерь «Устав пулеметных команд» рекомендовал передвижение небольшой группой или поодиночке, например — унтер-офицер с биноклем перебегает к новой позиции первым, за ним — подносчик патронов для подготовки позиции, затем по знаку унтер-офицера — остальные номера с пулеметом и патронами. Как уже указывалось, передвижение тяжелых «Максимов» по полю боя за стрелковыми цепями было весьма тяжелой и опасной работой.

В обороне подготовка удобной позиции была, конечно, проще. Для пулемета готовили по две-три позиции в открытых пулеметных гнездах или в укрытиях. Действия пулеметного расчета в обороне художественно описаны в книге «Солдаты России» маршала Советского Союза Р.Я. Малиновского, начинавшего военную службу в пулеметной команде 256-го пехотного Елизаветградского полка 64-й пехотной дивизии и здесь получившего первую награду — Георгиевский крест IV степени.


Пулеметная команда Русского экспедиционного корпуса во Франции со станковыми пулеметами «Гочкис»

«С той стороны заработали пулеметы, ведя дальний огонь, — пули посвистывали где-то над головами (видно, взяли высоко). Артиллерия полка отвечала, встречая шрапнелью приближающиеся цепи германцев… Ванюша быстро подал в приемник конец ленты, Душенко зарядил пулемет, оценивающим взглядом окинул наступающие цепи врага. Вот проклятые пруссаки, прут прямо во взводных колоннах. Ну, погодите, сейчас мы вас проучим! Душенко выбрал колонну, поднимавшуюся на бугорок. Пулемет вздрогнул всем телом, застрочил и задрожал, изрыгая смерть; надульник обволокло легким букетом пламени. Колонна противника мигом рассыпалась. Многие немцы упали и больше не поднимались… И германцы, очевидно, оценили мастерство пулеметчика, стали вести по нему прицельный огонь. Пули защелкали по щиту. Справа и слева легли близкие разрывы тяжелых „чемоданов“ и обдали пулемет землей. В ответ пехотинцы батальона открыли огонь пачками. А Душенко перезарядил пулемет, сменил прицел и положил на землю другую цепь. Вдалеке появились новые колонны немцев. Душенко снова дал длинную очередь. Пар из пароотводной трубки кожуха сильной струей ударил в землю.

— Козыря, воды! — крикнул Душенко, и сейчас же Казимир подполз с банкой.

Ванюша быстро приладил банку, охладил раскалившийся ствол, вместо пара из трубки полилась тонкая струйка воды (вместо использования пароотводной кишки. — С.Ф.). Быстро закручена пробка — и снова пулемет строчит, косит, как траву, немецкие колонны и цепи…

Пулемет перекатили в подготовленный окоп. Стрелять стало удобней, да и вражеские пули не достают — шипят и зыкают немного выше, а то ведь невмочь было — прямо рядом, перед самым носом взрывают землю, прошивают полы шинели… Но вот немцы вроде бы успокоились и перестали подниматься в атаку. Можно и пулеметчикам дух перевести. Подсчитали: выпущено двадцать семь лент. Можно сменить ствол, хоть это дело далеко не простое…

…Страшный треск близких разрывов тяжелых снарядов оглушил пулеметчиков. Разрывы все учащались, земля гудела. Все ошалело повскакивали со своих мест. Дальше оставаться на этой позиции было невозможно, и взводный распорядился переползти вперед шагов на сто-двести — лучший способ уйти из зоны поражения.

Душенко и Ванюша двигали пулемет перед собой, переползая за ним на животах и прикрываясь от осколков пулеметным щитом („тачкой ползком“. — С.Ф.). Нужно сказать, что щит пулемета выдерживает прямое попадание пуль на близком расстоянии и, конечно, служит до известной степени защитой для первого и второго номеров, больше, разумеется, для первого, который располагается всегда за самым центром щита.

Кстати, насчет этого самого щита много было толков среди пулеметчиков: некоторые даже предлагали бросить его… Без него было бы куда легче переносить на руках да и передвигать на катках пулемет. И хоть эта обязанность лежала на первом и втором номерах, Душенко твердо считал, что щит — это чуть ли не главная часть пулемета, все равно как тело его, и бросать эту часть нельзя ни при каких обстоятельствах». Вопрос о щите, как видим, вызывал споры на всех уровнях. Кстати, кроме будущего министра обороны маршала Советского Союза Р.Я. Малиновского пулеметчиком в Первую мировую войну начинал военную службу и будущий нарком обороны маршал Советского Союза С.К. Тимошенко. А будущий знаменитый писатель М.М. Зощенко попал на фронт младшим офицером пулеметной команды.

Опыт Первой мировой и последовавшей за ней Гражданской войны внес немало «тонкостей» в организацию огня пулеметов. Для станковых пулеметов выделяли четыре вида пулеметного огня: непрерывный («лента за лентой», 2–4 ленты подряд с боевой скорострельностью до 500 выстр./мин., допускался только в наиболее напряженные моменты боя), непрерывный с приостановками (длинными очередями, 250 выстр./мин., нормальный вид огня), очередями (по 10 выстрелов), одиночный (по отдельным целям, для сохранения маскировки пулеметной точки). По наведению выделяли стрельбу «в точку» и с рассеиванием по фронту и в глубину. Кроме того в обороне огонь пулеметов разделяли на «прицельный» и «заградительный» — под последним понимали обычно косоприцельный и перекрестный огонь в заранее определенных секторах, применяемый ночью, в туман, при дымовых завесах. Станковые пулеметы с их устойчивостью, кучностью стрельбы («узким снопом траекторий») наличием механизмов наведения с ограничителями рассеивания подтвердили возможность ведения огня в промежутки и через головы своих войск. Те же свойства повсеместно привели к убеждению, что выделенные станковые пулеметы при наличии патрона с тяжелой пулей могут начинать обстрел противника как при наступлении, так и в обороне с максимальной дальности — 3000–3500 м, а все станковые — с больших дальностей, т. е. с 2000 м с закрытых позиций и с 1000 м и ближе с открытых позиций (прямой наводкой). Ружья-пулеметы открывали огонь прямой наводкой со средних дальностей, т. е. с 800–900 м и ближе. Выработанные в те годы положения, включая огонь станковых пулеметов с максимальных дальностей и норму 5 пуль в минуту на 1 км фронта обороны, вошли потом в уставные документы РККА.

Война подтвердила огромное значение организации непрерывного снабжения войск огневыми припасами в ходе боя. Патронные двуколки из обоза первого разряда полагалось держать непосредственно при полках и по израсходовании патронов немедленно отправлять в тыл за новыми запасами. Пополнялись одни из двуколок обоза второго разряда, которые для этого подтягивали как можно ближе к позиции полков, но вне зоны прицельного обстрела противника.


Станковый пулемет М1е1914 «Гочкис»

Кроме русского фронта, пулеметчики русской армии действовали и на других фронтах — в составе особых пехотных бригад, направленных во Францию и Македонию («пехота за вооружение», как говорили об этом соглашении с союзниками). Формирование пулеметных команд для особых бригад велось при Офицерской стрелковой школе в Ораниенбауме, но вооружали их уже во Франции французским оружием. Так русские пулеметчики получили французские станковые «Гочкисы». Р.Я. Малиновский, попавший во Францию в апреле 1916 г. в качестве начальника пулемета пулеметной команды 2-го Особого полка 1-й Особой пехотной бригады, писал: «Из одной пулеметной команды на полк предстояло развернуть три команды — по одной на батальон. О таком обилии пулеметов в полку на русско-германском фронте никто, конечно, даже мечтать не мог… Команда получила пулеметы „Гочкиса“, легкие пулеметные повозки под одну лошадь, которую повозочный должен был водить в поводу, и такие же легкие патронные двуколки. Это, конечно, ущемляло самолюбие пулеметчиков. Теперь никто не ездил на двуколке, никто, кроме начальника команды, не имел верховых лошадей.


Станковый пулемет МЫ914 „Гочкис“ с жесткой лентой (полосой)

— В пехтуру превращаемся, — поговаривали пулеметчики, чувствуя, что теряют свои привилегии». В русской армии пулеметчики любили подчеркивать некоторую свою «элитарность» в рядах пехоты.

У Малиновского (заслужившего, кстати, и французский военный крест) есть описание — не без оттенка зависти — пулеметно-стрелкового «аванпоста» на французском фронте в июне 1916 г.: «Убежища были оборудованы глубоко под землей. Вниз вели тридцать восемь ступенек, а там — крепкое дубовое крепление, как в шахте, по бокам деревянные клетки, обтянутые железной сеткой, а на них солдатские матрацы. Это — койки. Для начальника пулемета даже отдельная комната с одной койкой, столом, сбитым из досок, запасом ручных гранат и патронов в лентах. Из убежища два выхода — один от начальника пулемета прямо в траншею к стрелкам и другой — из общего помещения к пулеметному, крытому, хорошо замаскированному гнезду».

Ну а со станковыми «Гочкисами» русская армия имела дело и на других фронтах. Они были, например, среди трофеев, взятых войсками Кавказской армии в турецкой крепости Эрзурум, занятой 3 февраля 1916 г. Близко с 8-мм пулеметами «Гочкис» пришлось познакомиться и как с «танковыми»: «Гочкисом» был вооружен первый прошедший испытания в России бронеавтомобиль «Шаррон, Жирардо и Вуа», ими были вооружены бронеавтомобили «Морс» бельгийского бронеавтомобильного дивизиона, присланного на русский фронт, а во время Гражданской войны в Россию попали французские танки «Рено-FT», частью также вооруженные «Гочкисами».

СНОВА «МАДСЕН», ИЛИ НОВЫЙ ПУЛЕМЕТНЫЙ ЗАВОД

«Акционерное общество… имеет целью учреждения — устройство и эксплуатацию в городе Коврове Владимирской губернии завода для изготовления всякого рода ружей, машин и станков для снарядов, предметов снаряжения и других заводов».

Устав «Первого Русского Акционерного общества ружейных и пулеметных заводов».

Второе явление в России «Данск Реккюлриффель Сюндикат» напоминало детектив. 18 октября 1915 г. русский военный агент в Риме Волконский сообщил, что к нему обратился представитель синдиката с предложением о продаже ружей-пулеметов системы Мадсена и что он ведет переговоры через некоего Жентини. 14 ноября он сообщил детали предложения: «1)… немедленно 2,5 тыс. пулеметов… под 7-мм патрон Маузера… 2) принимается заказ на ежемесячную поставку по 1000 пулеметов того же или иного калибра». Сумма контракта оценивалась в 22,5 млн. франков. «Обходной маневр» синдиката объяснялся просто: Дания — снова в числе нейтральных стран, а Россия — в состоянии войны.

Хотя получение 7-мм «маузеровских» патронов вызывало трудности, Военное ведомство заинтересовалось предложением — военному агенту в Лондоне Рубану даже поручили выяснить возможность получения 7-мм патронов через британское правительство. 31 декабря новое, усовершенствованное ружье-пулемет Мадсена, доставленное инструктором синдиката, испытали на ружейном полигоне и признали «удовлетворяющим всем требованиям» — участие в испытаниях такого специалиста, как В.Г. Федоров, делало этот вывод весьма авторитетным. Эти результаты сообщили в Ставку, и оттуда был получен ответ о возможности дать заказ синдикату на 15 000 ружей-пулеметов. Однако «обойти» законодательство Дании было теперь куда сложнее. И 6 января 1916 г. через петроградского 1-й гильдии купца Д.Л. Лурье синдикат подал в ГАУ новое предложение — о постройке в России завода для изготовления ружей-пулеметов под русский патрон с производительностью 600–800 пулеметов в месяц. Позже выяснилось, что подобная история имела место и в Великобритании. 25 июня 1916 г. генерал Рубан сообщал: «1. Английское правительство заказало синдикату 900 пулеметов, из них 450 готовы, но вывезены, согласно датским законам, в воюющую державу быть не могут. 2. Английское правительство заключило… соглашение о возведении завода в Англии для выделки пулеметов Мадсена, но произошли весьма большие задержки. 3. Вопрос стал казаться безнадежным, а английские заводы стали давать большие сдачи пулеметов… контракт было решено расторгнуть».


Опытный отстрел пулеметов «Мадсен». В центре — генерал-майор В.Г. Федоров. Ковров, лето 1917 г.

Для русского Военного министерства предложение датчан выглядело куда заманчивее. Для переговоров в Петроград прибыла представительная делегация. Среди приехавших был и технический директор синдиката Й. Ско-уба. На заседании в ГАУ директорам синдиката «было предложено отыскать в указанном районе место для постройки завода». Согласно документам, именно Скоуба выбрал место в г. Коврове Владимирской губернии. Выбор объяснялся рядом моментов — близость к Москве, наличие железной дороги, рабочих кадров, запасов леса.

Для «постановления на прочных основаниях выполнения столь важного заказа» вокруг будущего завода создали Первое Русское Акционерное Общество ружейных и пулеметных заводов. Его учредителями с русской стороны выступили генерал от артиллерии В.И. Гиппиус и тот же купец Д.Л. Лурье, с датской стороны — К. Винтер и

3. Йенсен. Тут происходит заминка — при обсуждении устава Общества чиновники потребовали «ограничения участия в администрации… иностранцев и полного недопущения лиц иудейского вероисповедания». Основанием такого требования могли служить правила, введенные еще 18 апреля 1914 г. и ограничивавшие возможность иудеев и иностранных подданных занимать места в руководстве акционерными предприятиями. Правда, 16 июля того же 1914 г. действия этих правил приостановили, но обычное «расейское» опасение сказывалось и далее. Поскольку в данном случае иностранными подданными оказывались все технические сотрудники — датчане, а лицом иудейского вероисповедания — посредник и учредитель Общества Лурье, помощнику военного министра пришлось улаживать дело, дабы не погубить его на корню и надписать на письме Лурье пожелание допустить для пользы дела «хотя бы одного иудея». Директором Правления Общества стал В.Д. Сибилев, а кандидатом в директора генерал В.И. Гиппиус. Понимая, что заказ в любом случае не будет исполнен скоро, начальник ГАУ генерал-лейтенант Маниковский в июле 1916 г. вновь пытался выяснить возможность другого заказа ружей-пулеметов Мадсена «желательно под русский патрон». Но предложений не было.

Между тем англичане еще в мае 1916 г. предлагали построить в России завод для производства «Льюисов», французы в том же году предлагали установить в России производство пулеметов «Шоша». Но уже действовало приказание военного министра о постройке датского завода.

В начале сентября 1916 г. Совет министров, по запросу Особого совещания по обороне государства, наконец, разрешил ассигновать средства для заказа синдикату ружей-пулеметов. В октябре утвердили устав Общества, предусматривавший «устройство и эксплуатацию в городе Коврове Владимирской губернии завода для изготовления всякого рода ружей, машин и станков для снарядов, предметов снабжения и других заводов и фабрик, обслуживающих военные нужды» (эта часть программы реализовалась позже, совсем другими людьми и в других условиях).

Строительство завода уже шло. Участок для завода выделялся Ковровской городской Думой на 99 лет — до 15 августа 2015 г. 14 августа (по ст. стилю) состоялась торжественная закладка. Договор на составление проекта и строительство Общество заключило с петроградской фирмой инженера И.Н. Квиля, руководил строительством инженер СИ. Оршанский. Предполагалось уже к 1 февраля 1917 г. возвести три основных производственных корпуса, но планы эти были не реальны. Предвидя, что строительство основного (большого) корпуса «А» затянется, в 1916 году приняли решение о строительстве временного (малого) деревянного корпуса «Б». Он был построен за 2,5 месяца и уже в ноябре 1916 г. там начали размещать оборудование — более 200 станков, верстаки, участок сборки. Для привода станков установили два дизель-генератора. Часть оборудования для завода закупалась в США через русский комитет. Строительство же корпуса «А» завершили только в 1918 году. Зато в 1917 году успели отстроить жилые дома для рабочих и общежитие. Техническим директором завода стал датчанин лейтенант 1-го ранга С. Брандт-Меллер, коммерческим — капитан И. Юр-генсен, должности старших мастеров, старших слесарей, старших машинистов и т. п. также занимали датчане. К январю 1917 г. датские специалисты конструкторского бюро завода закончили планы размещения оборудования, шел набор рабочих.

28 января 1917 г. ГАУ заключило с Первым Русским Акционерным Обществом ружейных и пулеметных заводов контракт на производство 15 000 ружей-пулеметов «Мадсен Р. 1916» с началом поставки в 1918 году и окончанием в феврале 1919-го и о постройке и оборудовании завода, на котором «имеют быть изготовлены заподрядные ружья-пулеметы». Цена одного ружья-пулемета с запасными частями и принадлежностями и с укупоркой — 1733 руб. 30 коп., сюда входила часть стоимости и оборудования завода в размере 220 руб. 80 коп. Стоимость всей поставки — 25 999 500 руб. Обществу выделили аванс в размере 10 399 800 руб. (40 % общей стоимости поставки), выплачивавшийся частями. Представителем ГАУ на строящийся оружейный завод назначается старший техник Тульского оружейного завода штабс-капитан Г.А. Апарин. Предполагалось, что по выполнении заказа завод должен бесплатно отойти в распоряжение Военного ведомства.

В мае 1917 г. на заводе доводятся опытные пулеметы, а сам завод признан «работающим всецело на государственную оборону». В июле была изготовлена опытная партия пулеметов, 12 августа по соглашению с Третьяковым начали сдачу первых четырех ружей-пулеметов с запасными стволами — с этого момента и принято отсчитывать историю Ковровского пулеметного завода. Хотя приемные испытания прошли неудачно. Само производство носило пока черты кустарного — скажем, инструментальный цех на заводе не создали, рассчитывая на поставку инструмента и лекал из Дании. Наконец, к декабрю 1917 г. закончили подготовку чертежной документации и начали производство двух серийных партий — в 50 и 300 пулеметов.

Заказ на ружья-пулеметы Мадсена был важным, но уже не главным — в январе 1918 г. уже была заявлена потребность в 100 000 ружей-пулеметов. Так что Военное ведомство интересовали не столько 15 000 «Мадсенов» (к тому же с поставкой в 1918–1919 гг.), сколько возможность получить новый хорошо оборудованный оружейный завод с мерительным и рабочим инструментом, штатом опытных техников и мастеров-инструкторов.


Пулемет «Мадсен» модели 1916 г. (Р1916)

ПРОЕКТЫ И ПРЕДЛОЖЕНИЯ

«Во время войны Артиллерийскому комитету ГАУ и Упарту приходилось давать заключения и производить испытания по чрезвычайно большому числу вопросов артиллерийской техники… и по инициативным предложениям изобретателей, нередко не имевших надлежащей технической квалификации».

Е.З. Барсуков. «Артиллерия русской армии (1900–1917 гг.)».

Поступало множество предложений и собственных конструкций пулеметов. Среди них, как водится, попадались и довольно курьезные. Скажем, рабочий Тульского оружейного завода К.И. Короткое решил сделать пулемет попроще — предложенное им 12 ноября 1915 г. «ружье-пулемет» действовало — подобно старым картечницам — от вращающейся рукоятки. «Ружье» имело разрезной патронник, ленточное питание и вентилятор для охлаждения ствола. Чуть раньше, в сентябре, князь А.В. Чегодаев предлагал Председателю ЦВПК переделать свое старое изобретение — 19-ствольное ружье-митральезу для охоты на крупную птицу — для «обстреливания воздушных кораблей. Калибр, конечно, придется принять подходящий к самому малому пушечному» (любопытно — знал ли князь о переделке германцами 37-мм револьверных пушек Гочкиса для нужд ПВО).

Рязанский мещанин М.И. Михайлов, подавая 5 марта 1916 г. предложение «ручного плоского пулемета», писал, что «применявшиеся до сих пор в России ручные пулеметы были круглого типа, со сложным портящимся механизмом, мало понятны простому солдату, неудобны для держания в руках во время стрельбы». В целом верные наблюдения, но само предложение показывало слабое знакомство с оружейной техникой (Михайлов, например, считал, что выстрел в пулемете происходит прямо в патронной ленте), хотя на свой «пулемет» — опять же с ручным приводом — он даже получил «охранное свидетельство № 513».

Ефрейтор учебной команды 4-й бригады государственного ополчения К. И. Краукле 28 августа 1915 г. направил по команде свой проект «автоматической винтовки-пулемета», в которой соединил барабанную схему подачи с газовым двигателем автоматики, и установил все это на станок с механизмами наведения. Проект был плохо проработан и справедливо отвергнут. Рассматривать же такие изобретения Арткому ГАУ и Отделу изобретений ЦВПК приходилось немало.

Были изобретения и интересные. Скажем, проект автоматической винтовки архитектора М.Г. Калашникова с магазином на 14 патронов заслужил более похвальные отзывы, но также не был реализован в металле. Как и «ручной пулемет „Кубанец“», эскиз которого 31 июля 1915 г. представил в ЦВПК мастеровой старшего наряда Кубанского казачьего войска М.К. Молоков. По сути дела, речь шла о малогабаритном пистолете-пулемете под револьверный патрон Нагана с компоновкой по типу С-96 «Маузер» и сменным магазином на 33 патрона. Генерал-лейтенант Н.И. Юрлов признал, что конструкция «отличается новизной», но что «изобретением Молокова не удастся воспользоваться для текущей войны» — негде было вести работы.

Патрон револьвера «Наган» (правда, переделанный укорачиванием гильзы) или пистолетный патрон «маузер» предлагал использовать в своем легком пулемете и старший делопроизводитель Госбанка В.К. Фром. Работы над пулеметом Фром вел с 1916-го до середины 1917 года в оружейной мастерской в Варшаве, затем в образцовой мастерской Сестрорецкого оружейного завода в надежде на заказ от морской или военной авиации — предоставление изобретателю таких возможностей показывает, что к его проекту отнеслись серьезно. Однако довести его до надежно работающего образца изобретатель не успел. Тут стоит вспомнить, что интерес русских специалистов вызвал и опытный итальянский двуствольный пистолет-пулемет С. Ревелли — с ним русская приемная комиссия ознакомилась в начале августа 1916 г. в Лондоне, причем англичане, как писал Игнатьев, считали его «подходящим для аэропланов только как дополнительное вооружение». Специалист в области авиации и воздухоплавания полковник Ульянин предложил заказать 100 штук таких «пулеметов». Уже в ноябре 1916 г. экземпляр «малого пулемета Ревелли», полученный через военного агента в Италии, был направлен в Россию. Однако сведений об испытаниях пистолета-пулемета Ревелли в России найти не удалось. В Италии же он, как известно, был принят на вооружение пехоты.

Любопытно предложение, поданное 12 декабря 1915 г. членом Симбирского Военно-промышленного комитета А.А. Кузнецовым в связи с острым недостатком пулеметов «приспособить для нужд армии все имеющиеся в России охотничьи ружья для стрельбы картечью по неприятелю, приблизившемуся на известное расстояние». Полковник И.П. Граве в отзыве от 29 февраля 1916 г. писал: «Предложение не обещает дать осязательные результаты ввиду незначительной скорострельности и малой убойности большинства… охотничьих ружей, а также трудности снабжения… вследствие их полной разнокалиберности».

От отечественных изобретателей и зарубежных фирм поступало множество предложений прицелов и приспособлений для «скрытой» стрельбы из пулемета, установленного на бруствер окопа, сводившиеся к установке перископического прицела и дополнительного спускового рычага. Так, в марте 1915 г. «перископ для ружья и пулемета» предлагал А. Васильев. 23 февраля 1916 г. Артком рассматривал подобное приспособление Орловского, причем указал, что оно уступает «имеющемуся на Ружейном полигоне прибору господина Глиенека».


Так выглядели стрелковый щит «Черепаха» и «Бронепулемет» по проекту Н.Г. Шухарда и Ф.А. Манулевича-Мейдано-Углу

Необходимость приближения пехоты к позициям противника ползком под плотным огнем породила в воюющих странах множество конструкций соответствующих переносных щитов. Некоторые их них даже нашли применение. Это вдохновило изобретателей на разработку переносных или «катучих» щитовых прикрытий для продвижения расчетов пулеметов «Максим» по полю боя вместе с ползущей пехотой. В России некоторые из них испытывались, но не были приняты к производству. Пример тому — коробчатый щит «бронированный пулемет» штабс-капитана Н.Г. Шухарда и инженера-технолога Ф.А. Манулевича-Мейдано-Углу, предложенный в конце 1915 года вместе с колесным щитом «Черепаха» для стрелка и рассчитанный на передвижение ползком. «Бронепулемет» был изготовлен, испытан на Ружейном полигоне Офицерской стрелковой школы и обоснованно отвергнут, поскольку его движение по местности оказалось затруднительным. Та же судьба постигла большинство подобных предложений — решить проблему смогли, как известно, только вездеходные бронированные машины. Не зря и британцы, и французы, работая над своими первыми танками, рассматривали их не только как «истребители пулеметов» противника, но и как возможность для собственных пулеметов и легких пушек не плестись за атакой пехоты, а возглавить ее.

ПУЛЕМЕТЫ НА КОЛЕСАХ

«Тут пулеметы не ждут немца на себя,

а сами идут на него, отыскивая всюду,

где есть мало-мальски удобный путь».

Вас. И. Немирович-Данченко «Блиндированные черепа».

Первая мировая уже стала «войной моторов». Широкое применение в боевых действиях новых технических средств привело к созданию специальных пулеметов — авиационных, зенитных, танковых. «Танковые» пулеметы начинались с вооружения бронеавтомобилей. Двигатель внутреннего сгорания повысил подвижность пулеметов. Не случайно в эмблеме русских бронеавтомобильных частей периода Первой мировой знак автомобильных войск («колеса с крылышками») был наложен на знак пулеметных частей (силуэт «Виккерса» на треноге) или помещался рядом с ним. И это вполне соответствовало условиям русского фронта той войны с не столь застывшими, как на Западе, позиционными формами борьбы и не столь высокой плотностью огневых средств.


На рисунке И.А. Владимирова от 1915 г. изображен, по-видимому, бронеавтомобиль «Маннесманн-Мулаг» 1-й автопулеметной роты
Бронеавтомобиль «Руссо-Балт» с тремя пулеметами 1914 г. «Максим».

19 октября 1914 г. была сформирована 1-я Пулеметная автомобильная рота. Всего в 1914–1917 гг. в России построили 201 бронеавтомобиль, правда, отечественных шасси хватило только на 24 из них. Практически все русские бронеавтомобили и бронепоезда вооружались «максимами». Импортировано 496 бронеавтомобилей, часть из них в России перевооружили теми же «максимами» и перебронировали.


Пулеметный бронеавтомобиль «Остин русский» («Остин-Путиловец») «Чуткий» 18-го автобронеотряда, 1920 г.

11 февраля 1915 г. Приказом Верховного Главнокомандующего № 7 была введена «Инструкция для боевого применения бронированных автомобилей». Согласно ей, при наступательных действиях и встречных столкновениях в задачи бронеавтомобилей входили: «самое интенсивное огневое содействие наружным флангам наших войск, обстреливание противника, занимающего укрепленную позицию, для облегчения приближения к ней наших атакующих частей». Одной из главных задач в обороне было «обстреливание действительным огнем выдвинувшихся или отделившихся частей противника, с целью облегчить переход в наступление наших войск», при преследовании — «неотступное преследование своим огнем» противника, «врезаться как в самые отступающие колонны противника, так и особенно между отступающими его частями, для обстреливания их фланговым огнем». Зависимость от дорог обусловила специфику действий этих «подвижных пулеметов» вместе с пехотой и кавалерией — бронеавтомобили обычно работали «выездами для обстреливания противника». Так, 4 июня 1916 г. в ходе наступления Юго-Западного фронта в полосе 33-го армейского корпуса у г. Латаг бронеавтомобиль «Цесаревич», выехав вперед пехотных цепей и открыв пулеметный огонь во фланг австрийцам, обеспечил 6-му Заамурскому полку захват вражеских окопов.

Характерен приказ от 8 ноября 1915 г. начальника Офицерской стрелковой школы генерал-майора Филатова, ведавшего подготовкой автоброневых частей, требовавший от командира Запасной броневой автомобильной роты вести практические стрельбы из пулеметов на разных установках прицела с обязательным «показом попаданий и рикошетов».


Полугусеничный пулеметный бронеавтомобиль «Остин-Кефесс», 1919 г.

Пулеметные бронеавтомобили различались не только по типу шасси и схеме бронировки, но и по количеству пулеметов и типам их установок. Скажем, бронеавтомобили «Руссо-Балт» имели казематную установку пулеметов с подвижными щитками, Поплавко (на шасси полноприводного «Джеффери Куад») — казематные установки на подвижном станке Соколова, Некрасова (на шасси «Руссо-Балт»), «Ллойд», «Шеффилд-Симплекс», «Армстронг-Уитворт-Фиат», «Остин» нескольких серий (наиболее многочисленный пулеметный бронеавтомобиль русской армии) — башенные установки. «Остин» (Путиловский з-д) и «Фиат» (Ижорский з-д) получили башенные «зенитные» установки с большим углом возвышения. В бронеавтомобиле Мгеброва (на шасси «Рено» и «Изотта-Фраскини») два пулемета на тумбовых установках с подвижными щитками ставились в одной поворотной башне. Пушечные «Маннесманн-Мулаг» и «Гарфорд» несли по два пулемета «Максим» в качестве вспомогательного вооружения в амбразурах корпуса, «Гарфорд» — еще и в башне рядом с орудием, «Ланчестер» — один «Виккерс» в башне позади орудия.

На середину 1917 года броневые силы русской армии включали 13 дивизионов бронеавтомобилей (300 бронеавтомобилей различных марок) и 7 бронепоездов.

В ходе Первой мировой войны появился и такой тип подвижных пулеметов, как вооруженный мотоцикл («мотоциклет») с коляской. Об установке пулеметов «или на трициклетках, или на легких грузовых автомобилях» писал помощник военного министра генерал Беляев в упомянутом выше письме генералу Лукомскому от 22 августа 1915 г. Для такого применения планировалась, например, часть закупавшихся тогда пулеметов «Кольт» — благо они были легче «Максима». Еще Большой программой предусматривалось формирование самокатных частей, для придания которым мотоциклы-пулеметовозы подходили лучше всего. С начала войны до 1 января 1916 г. Россия успела заказать за рубежом для возки пулеметов и патронов всего 125 мотоциклов марки «Скотт-Виккерс», два «Виккерс» и по одному «Рекс», «Санбим» и «Ковентри-Премьер». А годовая потребность, заявленная 1 августа 1916 г., составляла: трехколесок под пулеметы — 102, трехколесок для патронов — 1042, пулеметных бронеавтомобилей — 70 (из них 60 — шасси), шасси для пушечных бронеавтомобилей — 71. На 1917 год заказали 1250 «мотоциклеток, из которых 400 с прицепками».


Бронеавтомобиль с именем «Витязь» модели «Гарфорд» («Гарфорд-Путиловский»)
Мотоциклисты ведут зенитный огонь. Отметим установку пулемета «Максим», небольшой бронещит коляски, приспособления для перевозки пулеметного станка и патронов
В вооружении русского бронепоезда «Хунхуз» использовались трофейные пулеметы «Шварцлозе»

В качестве «пулеметовозов» использовали и автомобили. Скажем, во время боя у деревни Шупарка на Днестре 2–3 июля 1915 г., когда вражеским огнем были подбиты два пулемета отряда Балтийского флота при Кавказской туземной дивизии, еще два пулемета пулеметной батареи отряда были доставлены к линии фронта на автомобиле. В том же 1915 году автомобили помогли доставлять пулеметы на передовую и в ходе оборонительных боев в Галиции. Стрельба с автомобиля или мотоцикла, как и с пулеметной двуколки, допускалась только в крайнем случае.

В «ВОЗДУШНОЙ ОБОРОНЕ»

«Самолеты, служившие в начале войны лишь для разведки и отчасти для корректирования стрельбы артиллерии, стали приспосабливаться к бомбометанию и пулеметному обстрелу наземных целей. Создалась такая угроза с воздуха, с которой необходимо было считаться».

Е.З. Барсуков «Артиллерия русской армии (1900–1917 гг.)».

Вопросы стрельбы из пулеметов с летательных аппаратов и с земли по воздушным целям интересовали русское Военное ведомство еще до Первой мировой войны. Однако в стрельбе из пулеметов по воздушным целям достигли тогда очень немногого, хотя на эти цели и отпустили 40 000 рублей из «чрезвычайной сметы».


Импровизированная зенитная пулеметная установка. Обратим внимание, что пулемет — на станке Соколова без ног, но с подушкой (сиденьем) и роликом, а также на маскировку установки

Еще в 1909 году под руководством полковника Смысловского проводили опыты стрельбы по воздушным шарам из орудий и винтовок. В 1910 году на ружейном полигоне провели опыты стрельбы по воздушным шарам из пулемета «Максим» (согласно предписания ГАУ № 3991 от 28 января) со станка Соколова и треног «Виккерс» с отключенными механизмами наводки. Отключение механизма позволило вести огонь под углом возвышения 51° со станка Соколова и 26°36 — с треноги «Виккерс». В рапорте начальника полигона генерал-майора Н.М. Филатова от 16 апреля указывалось лишь, что при больших углах возвышения особенно проявляется чувствительность автоматики пулемета к натяжению возвратной пружины, чаще происходит перекос ленты, и давал рекомендации по обеспечению ее надежной работы. В феврале — марте 1912 г. Офицерская стрелковая школа совместно с Офицерской воздухоплавательной школой провела стрельбы по привязным аэростатам «как при расположении таковых на месте, так и при передвижении». Результаты были сведены в специальном отчете: «При равных прочих условиях результаты стрельбы из винтовок выше таковых при стрельбе из пулеметов… По привязным аэростатам, движущимся на расстоянии около 2 верст от стрелков — результаты из винтовок ничтожны, из пулеметов и того хуже… Опытных стрельб по управляемым аэростатам, змеям и аэропланам не производилось». Более того, последовал вывод, что «сама идея снабжения армии специальными орудиями» для стрельбы по воздушным целям «является нерациональною». От вывода этого откажутся очень скоро. Что же касается стрельбы из пулеметов, то поскольку она велась со штатных наземных станков, а о специальных установках и прицелах даже не шла речь, неудивительно, что выводы оказались противоположными тому, что даст опыт войны.


Зенитная пулеметная установка на колесе в 303-м пехотном Сеннен-ском полку 76-й пехотной дивизии

А опыт этот выявил насущную потребность организации стрельбы по воздушному противнику из пулеметов. В войсках делались различные варианты импровизированных зенитных установок — легкие деревянные тумбы, поворотные «опоры» под станок Соколова и т. п. К станку Соколова была разработана стойка с обоймой для зенитной стрельбы, но она применялась ограниченно. Упомянутый мастер Колесников осенью 1915 года изготовил в мастерских ружейного полигона треножный «пулеметный станок для стрельбы по воздушным аппаратам», дававший круговой обстрел и большие углы возвышения. Прочная высокая тренога обеспечивала устойчивость и достаточную меткость, наводка — свободная для стрельбы с рассеиванием по направлению и высоте либо для стрельбы «в точку» с использованием зажима. На рукоятку затыльника пулемета мог крепиться приклад. 5-й (оружейный) отдел Арткома в журнале № 411 от 20 декабря 1915 г. признал «желательным сообщить начальникам воздушной обороны местности об этом станке, указав, что… обращаться с запросами следует в Офицерскую стрелковую школу». Титулярный советник Федоров представил зенитную установку, легко изготавливаемую из подручных материалов: на деревянной крестовине ставился деревянный же стержень, на котором горизонтально крепилось колесо с наклонным столом. На стол крепился пулемет «Максим» со станком Соколова. Установка, доработанная вместе с капитаном Ковалевым, не удовлетворила специалистов (особенно проигрывала она в сравнении со станком Колесникова). Весной 1916 года Федоров представил улучшенный и упрощенный вариант, допускавший стрельбу с углами вертикального наведения от +30 до +90°. По результатам испытаний на ружейном полигоне Офицерской стрелковой школы 5-й отдел Арткома в журнале № 130 от 5 апреля предложил «разослать для сведения копию настоящего журнала». Таким образом, «заготовление» зенитных установок передавалось на усмотрение войск и их местные возможности. Некоторые такие установки делались мелкими партиями. Зенитную пулеметную установку своей системы предложил Путиловский завод, проект был рассмотрен Броневой комиссией ГВТУ, но оставлен без последствий. Однако, судя по телеграмме генерала Гермониуса от 14 октября 1916 г., установка заинтересовала британских союзников — генерал просил телеграфировать в Лондон мнение Броневой комиссии. Штатной зенитной установки к пулемету русская армия так и не получила. Впрочем, и во время Великой Отечественной войны, когда имелись штатные зенитные пулеметные установки, их хроническая нехватка вынудила даже включить в «Боевой устав пехоты» 1942 года чертежи простых установок для изготовления их в войсках.


Отработка расчетом пулемета ведения зенитного огня с установки типа установки Федорова

Применение зенитных пулеметов продолжало совершенствоваться в ходе Гражданской войны, — разумеется, в зависимости от степени применения воюющими сторонами авиации на данном фронте. Так, при подготовке операции Западного фронта (май — июнь 1920 г.) в связи с усилением активности авиации со стороны поляков командующий 16-й армией издал указание по борьбе с самолетами противника, включая стрельбу из винтовок и пулеметов. Пулеметы, выделенные для этой цели, развертывали на позициях на дистанциях 500 м друг от друга, устанавливали непрерывное дежурство.

Зенитные пулеметные подразделения были не только в действующей армии — они включались и в «воздушную оборону» тыловых объектов и крупных административных центров (хотя главную роль здесь отводили, конечно, артиллерии). Так, в феврале 1916 г. командование 6-й армией дало указание командующему 42-м армейским корпусом регламентировать организацию противовоздушной обороны западных районов Финляндского княжества. На ряде участков для этой цели специально отряжались пулеметные команды — например, к противовоздушной обороне г. Николайстада (Васа), где дислоцировался штаб 3-го боевого участка, привлекалась конно-пулеметная команда.


Трофейный пулемет / М 07/12 «Шварцлозе» на треножном станке для зенитной стрельбы

При организации в 1915 году «воздушной обороны Петрограда» специально выделенные пулеметные команды прикрывали главные объекты в городе «на выбранных начальником обороны местах и приспособлены для стрельбы по воздушному противнику». Эти пулеметные команды подчинялись командиру Петроградской Крепостной артиллерийской бригады. Пулеметная команда в составе 6 пулеметов была назначена для обороны императорской резиденции.

23 октября 1917 г. была сформирована Офицерская стрелковая школа стрельбы по воздушному флоту, включавшая и пулеметный взвод. Уже после Октябрьской революции 11 ноября (по нов. стилю) 1917 г. был создан Путиловский Стальной противосамолетный артдивизион, в состав которого кроме 8 зенитных пушек вошли и 12–14 станковых пулеметов. К началу 1918 года в воздушную оборону Петрограда входили 13 противосамолетных батарей и 5 пулеметных взводов. После переезда правительства в Москву началось формирование московской ПВО. Согласно приказу № 01 руководителя московского района обороны от 25 апреля 1918 г., был создан отряд воздушно-артиллерийской обороны, в который вошли 35 самолетов, 4 противосамолетные батареи, 6 прожекторных станций и 6 пулеметных команд. Эти пулеметные команды несли круглосуточное дежурство, часть — на крышах высоких зданий города. Устанавливалось, что высота поражения целей пулеметным огнем — до 1 км, но наиболее эффективно — при снижении целей на 500 м и ниже.

ПУЛЕМЕТЫ В РУССКОЙ АВИАЦИИ

«Летчик, владеющий в совершенстве пилотажем, но не умеющий стрелять, относится к категории спортсменов, но не воздушных бойцов».

Е.Н. Крутень.

«Невооруженность» авиации к началу Первой мировой войны объяснялась не столько недооценкой ее боевого значения, сколько незавершенностью работ по авиационному вооружению, начатых накануне войны в разных странах.


Отработка зенитной стрельбы из пулемета М1895/1914 «Кольт» (с барабаном и мешком-гильзосборником, на деревянной треноге войскового исполнения) с использованием шаров-«метеозондов»

В России лет за пять до мировой войны был поднят вопрос о вооружении воздухоплавательных частей. Так, еще во время постройки дирижабля «Кречет» в 1909 году предлагалось вооружить его пулеметами, пушками и бомбами. Энтузиаст воздухоплавания подполковник Одинцов предлагал установить по пулемету в носовой части и корме дирижабля. 25 февраля 1912 г. была создана комиссия для разработки вопроса вооружения дирижаблей. Попытка вооружения поначалу дирижаблей понятна — на тот момент по грузоподъемности и обитаемому объему они превосходили аэропланы. Члены комиссии провели опыты обстрела наземных целей с дирижабля из ружья-пулемета «Мадсен», получив попадания в щит 9x7 м с расстояния в 1500 м. Комиссия разработала установку для монтажа пулемета «Мадсен» в гондоле дирижабля, а также установку под пулемет «Максим» для монтажа на гребне дирижабля «Альбатрос». Предполагалась также установка пулемета на «Альбатрос» над радиатором двигателя. 25 апреля того же года Воздухоплавательный комитет Главного Инженерного Управления в своем журнале № 47 записал: «Управляемые аэростаты малой емкости, как то „Лебедь“, „Кречет“ и „Сокол“ вооружить ружьями-пулеметами Мадсена в количестве от 2 до 4 шт. (в зависимости от подъемной их силы) с 1500 патронов на каждое ружье; управляемые аэростаты большой емкости, например „Гриф“ и „Альбатрос“, вооружить каждый двумя пулеметами Максима с 3000 патронов на каждый пулемет, для чего испросить у артиллерийского ведомства соответственное число пулеметов и ружей-пулеметов, а также патронов для них». С 15 августа 1912 г. Офицерская воздухоплавательная школа провела опыты стрельбы с дирижаблей «Лебедь», «Ястреб», «Альбатрос». Стрельба из ружья-пулемета «Мадсен» дала неплохие результаты попадания по наземным целям с высоты 600 м.

По данным авиаконструктора и историка авиации В.Б. Шаврова, на июньской Авиационной неделе 1911 года в Москве авиатор Б.Л. Масленников взял «с собой в самолет офицера с пулеметом». Правда, пресса тех лет указывала в связи с этим опытом авиатора А. Габер-Волынского и сообщала об опыте стрельбы «в глубине полигона», хотя о результатах стрельбы и о том, велась ли она с аэроплана или уже на земле, ничего не говорилось. Характерно, что в объявленных в 1912 году требованиях военного ведомства к аэропланам, представляемым на конкурсный смотр, впервые учитывалась необходимость их вооружения «огнестрельным оружием». В ходе конкурса, проведенного с 10 августа по 10 сентября того же года в Петербурге, некоторые летчики брали с собой в полет пассажира с ружьем-пулеметом «Мадсен» или с карабином. Высокую оценку по выполнению условий конкурса получили аэропланы Масленникова, Лобанова, Рябинова, Ушакова, но специальных установок для монтажа вооружения ни один аэроплан еще не имел.


Дирижабль «Альбатрос» с пулеметной установкой («гнездом») вверху

Ряд работ по вооружению летательных аппаратов провели в последний предвоенный год. В июне 1913 г. Воздухоплавательная часть ГУГШ (в это время туда перешли вопросы воздухоплавания) возложила производство опытов стрельбы из пулемета с аэроплана на летчика авиационного отряда 4-й Сибирской воздухоплавательной роты поручика 11-го гренадерского Фанагорийского Генералиссимуса князя Суворова полка В.Р. Поплавко. Поплав-ко предложил и свою схему установки «облегченного» пулемета «Виккерс» на полутораплане «Фарман-XV». Над местом пилота на пирамидальной стойке крепилась шарнирная установка, допускавшая угол вертикального наведения относительно продольной оси самолета, перед летчиком ставилась мушка для грубой наводки пулемета аппаратом. Стрелок располагался позади пилота. Стрельбы прошли в августе на Клементьевском полигоне в ходе пулеметных сборов Московского округа, и, по заключению штаба сбора, испытания установка «выдержала отлично», в отношении применения отмечалось, что «необходима полная слаженность летчика и пулеметчика».

На конкурсе военных аэропланов, проводившемся в Петербурге в 1913 году, высокую оценку получил биплан И.И. Сикорского, вооруженный кроме бомб ружьем-пулеметом «Мадсен» на шкворне в центроплане верхнего крыла. Правда, пулемет, управляемый пилотом, мог обстреливать только верхнюю переднюю полусферу, в то время как установка Поплавко позволяла стрелять вперед, вверх и вниз, но требовала второго члена экипажа. (Во время войны Поплавко перейдет в автопулеметные части и разработает свой бронеавтомобиль с пулеметным вооружением.)

19 августа начальник Офицерской стрелковой школы генерал-майор Шрейберк писал в ГУГШ: «Вопрос о применении пулеметов или ружей-пулеметов для стрельбы с каких-либо воздушных аппаратов и по воздухоплавательным аппаратам крайне интересный и имеет значение государственной важности». Свою установку для пулемета «Виккерс» с алюминиевой патронной коробкой предлагал тогда и завод «Дукс».

7 августа 1913 г. Воздухоплавательная часть ГУГШ сообщала инспектору стрелковой части в войсках: «Пулеметы системы Максима положено содержать в воздухоплавательных частях для вооружения таковыми управляемых аэростатов и легкие пулеметы „Виккерс“ для вооружения таковыми аэропланов», причем считалось, что «кратковременные воздушные бои» не потребуют большого запаса патронов, а вот приемку пулеметов для воздухоплавательных частей следует ужесточить, поскольку от них потребуется большая надежность действия. Хотя инспектор стрелковой части в войсках генерал-лейтенант Кабаков в записке от 11 октября 1913 г. в Воздухоплавательную часть ГУГШ указывал, что «наиболее удобным оружием для стрельбы с летательных аппаратов являлась бы система ружей-пулеметов», и рекомендовал ружье-пулемет «Мадсен», для которого гвардии штабс-капитан Ковалев разработал аэропланную установку. Кабаков также приводил рекомендации переделки пулемета «Максим» в авиационный, включавшие: отказ от водяного охлаждения, поскольку очереди будут короткими, установку приклада и «револьверного спуска» (пистолетной рукоятки), закрепление на коробе патронной коробки или катушки с лентой. Заметим, что почти через пять лет подобные меры реализуют немцы в пулемете MG.08/18. Установки Поплавко и Ковалева отправили для изучения в воздухоплавательный батальон полковника Новицкого. Заметим, что опыты стрельбы проводились, прежде всего, по наземным целям — стрельба по противнику в воздухе еще и в начале мировой войны считалась маловероятной. И хотя во время войны автоматическое оружие понадобилось как раз в воздушных боях, предвоенный опыт обстрела наземных целей не был напрасным — хотя и реже, но русские самолеты обстреливали наземные и даже надводные цели противника.

Отметим постановку вопроса о ружьях-пулеметах. Что же касается станковых пулеметов, то еще в 1912 г. начальник Генштаба обратился к военному министру с просьбой об отпуске для вооружения летательных аппаратов 30 пулеметов «Виккерс» модели 1909 г. (или «обр. 1910 г.») из числа тех, что хотели заказать для вооружения кавалерии. Пока шли споры, в воздухоплавательный батальон передали пулемет «Максим», станок Соколова и треногу «Виккерс» для выработки системы установки на дирижабль. Конечно, убедились, что узлы полевых пулеметных станков для этого плохо подходят. Опыты стрельбы провели только с «Мадсен».

В войну авиационные части вступили, имея на аэропланах разве что личное оружие пилотов. И 17 января 1915 г. Воздухоплавательный отдел ГВТУ писал в ГАУ: «Для вооружения аэропланов необходимо спешно получить около 400 ружей-пулеметов. Из испытанных пулеметов оказались пригодными для этой цели ружья-пулеметы Люиса и относительно пригодными ружья-пулеметы Мадсена, в последних происходит застревание патронов». Поскольку относительно ружей-пулеметов «Льюис» не было «надежды получить их скоро», а возможность закупки «Мадсена нового образца» была сомнительна, в 1915 году использовали собранные из крепостей ружья-пулеметы «Мадсен». «Мадсены», иногда называвшиеся еще «мацонами», были удобны для установки на одноместных самолетах, их ставили, например, на аэропланы «Фарман» и «Моран-Ж». Так, летчик Петренко и наблюдатель Кузьмин на «Фармане» одержали победу над германским «Альбатросом» в сентябре 1916 г., ведя огонь из «Мадсена». С началом войны «Мадсены» поставили на вооружение воздушных кораблей «Илья Муромец», где их использовали всю войну. На «Илье Муромце» серии Б на открытой площадке в центроплане ставились шкворневые поворотные установки для «Мадсена», серии В — установки для «Льюиса» (или «Виккерса») и «Мадсена». Именно с «Мадсеном» самолет «Илья Муромец Киевский» впервые вступил в воздушный бой 19 июля 1915 г. «Илья Муромец» серии Е-1 имел восемь пулеметов, из них — три «Мадсена». Однако скорострельность «Мадсена» мало отвечала задачам авиационного вооружения. Нарекания вызывала малая емкость магазина — 25 патронов. К тому же многие «Мадсены» были уже в значительной степени изношены. Из закупавшихся Россией ружей-пулеметов разных систем разве что «Шоша» не нашел применения в авиации, — очевидно, из-за общей громоздкости и неудобства смены магазина.


Самолет «Вуазен» со шкворневой установкой пулемета «Максим» впереди кабины

18 июля 1915 г. дежурный генерал при Главковерхе просил о «снабжении эскадры воздушных кораблей десятью пулеметами Льюиса, а также патронами с разрывными пулями полковника Солонина». В июле 1915 года заказали только 1000 пулеметов. 11 октября помощник военного министра генерал Беляев сообщал: «Фирма Льюиса предлагает изготовить для нас в Америке 30 000 пулеметов, в том числе пулеметы для установки на аэропланы. Принимая во внимание: 1) что почти все неприятельские аэропланы имеют на своем вооружении пулеметы… парализуя деятельность наших летательных аппаратов… и 2) что все принятые до сего времени меры к снабжению авиационных отрядов соответствующими пулеметами не привели к сколько-нибудь удовлетворительным результатам… полагал бы настоятельно необходимым… заказать фирме Льюиса 1000 пулеметов для установки на аэропланы». Правда, начальник Офицерской стрелковой школы, на которую были возложены испытания и проверка пулеметов, соглашаясь в рапорте от 18 апреля 1916 г., что установка на аэропланы была бы для ружей-пулеметов «самым подходящим и наиболее соответствующим способом использования», заметил, что «число необходимых ружей-пулеметов для этой цели… не превышает 300–400, а потому является необходимость разработать вопрос о вооружении ими пехоты или кавалерии».


Установка пулемета Ml895 «Кольт» над кабиной самолета «Вуазен»

Действительно, как писал 15 июля начальник ГАУ: «От ГВТУ в настоящее время поступило требование на 234 ружья-пулемета для вооружения воздухоплавательных аппаратов и речных броневых отрядов». Пулеметы закупались в варианте под английский патрон калибра 7,71 мм (303 «бритиш»).


Синхронная установка пулемета «Виккерс» на самолете «Ньюпор»

В авиацию попал и «Льюис» под русский 7,62-мм патрон: 9 января 1917 г. ГАУ распорядилось переслать 140 таких пулеметов, присланных для испытаний Бирмингемским заводом, из Офицерской стрелковой школы в Винницу — в эскадру воздушных кораблей, нуждавшуюся в срочном пополнении вооружения. «Льюисы» на шкворневых установках ставили также на «Фарманы», «Вуазены», «Ньюпор»-Х, летающие лодки М-11. Емкость магазина 47 патронов была больше, чем у других ружей-пулеметов, но все же оказалась недостаточна для более-менее длительного боя, как и обычно поднимаемый самолетом боекомплект в 10 магазинов. «Льюисы» были также у воздухоплавателей, хотя стрелять из них им приходилось с рук.

Недостаток «легких» пулеметов заставлял устанавливать на аэропланы «тела» станковых пулеметов. Первое место здесь, конечно, заняли «Максимы».

30 сентября заведующий авиацией Великий князь Алексей Михайлович просил «выдать во все отряды хотя бы по одному пулемету облегченного типа „Виккерс“ 1913 г. Таковые имеются в крепостях». В апреле 1916 г. он же телеграфировал в ГВТУ, что «Максимы» облегченного типа («Максимы» обр. 1910 г.) желательны «за неимением других». Алексей Михайлович, кстати, вообще высказывался за «ленточные пулеметы». ГВТУ еще 3 марта просило ГАУ о поставке 100 пулеметов «Максим» для аэропланов. Наконец, ГАУ передало 104 «Максима»: 60 в ожидании назначения оставили в Петрограде, 22 — отправили в Киевский авиапарк, остальные — по авиаотрядам. «Максимы» ставили на самолеты «Илья Муромец», «Фарман»-XVI, «Сикорский» C–XVIII, на дирижабли «Астра», «Лебедь» и другие. На части пулеметов для облегчения наполовину укорачивали кожух. Английские пулеметы «Виккерс» были чуть компактнее «Максимов», перезаряжание их было несколько проще благодаря конструкции крышки короба. Ими вооружались самолеты «C–XVIII», «Ньюпop»-XXIV, «Спад»-УИ, «Вуазен», «Анасаль», летающая лодка М-9.


Самолет «Спад с кабиной» с установкой пулемета «Льюис»

Интересно мнение о поставке «Виккерсов» военного агента в Лондоне генерала Рубана, изложенное в его телеграмме от 30 декабря 1916 г.: «Некоторый избыток… может образоваться лишь после мая, но эти пулеметы будут английского калибра и могут быть использованы лишь имя нашей авиации» — при условии покупки патронов авиация не была столь требовательна к единству калибров, как пехота. «Виккерс» ставили еще на первые советские боевые самолеты (И-4, например).

Отметим, что специальной авиационной модификации пулемета «Максим» в России, в отличие, скажем, от Германии, во время Первой мировой войны не создали. Впрочем, в фондах Тульского музея оружия имеется опытный пулемет «Максим» с воздушным охлаждением, выполненный по типу германского LMG.08 (перфорированный кожух) и облегченный за счет профрезерованных наружных канавок коробом. Предполагается, что эта попытка создания авиационного пулемета относится к 1917 году. Между il'm еще в начале 1916 г. на ИТОЗ изобретатель П.П. Макашовский разрабатывал свой вариант «охлаждения пулемета Максима без воды». Однако практический результат дала только переделка «Максима» в авиационный пулемет, начатая уже в мае 1923 г. по инициативе А.В. Надаш-кевича и закончившаяся принятием на вооружение РККА пулемета ПВ-1.

По поводу пулемета «Кольт» стоит вспомнить мнение начальника Офицерской стрелковой школы генерал-майора Н.Ф. Филатова, изложенное им в рапорте в ГУГШ от ЛО августа 1915 г.: «Заряжание пулемета одному человеку очень затруднительно… это заставляет признать, что пулемет Кольта совершенно непригоден для постановки на воздухоплавательные аппараты и бронеавтомобили». Вставление ленты в низко расположенную боковую щель пулемета и оперирование с качающимся рычагом поршня действительно было непростым в тесной кабине самолета. И все-таки «Кольту» нашлось место в русской боевой авиации — нужда в пулеметах было очень острой. К тому же «Кольт» был легче «Максима» или «Виккерса» — масса тела 16,1 кг против, соответственно, 18,43 и 18,1 кг (без поды). Еще 4 октября 1915 г. генерал Сапожников в Англии специально для авиачастей наличной покупкой приобрел у торговца Райли 67 пулеметов «Кольт» калибра 7 мм и 1 млн. патронов к ним. Их доставили только в январе 1916 г., а 30 апреля передали Воздухоплавательному отделу ГВТУ. Правда, вскоре ГВТУ вернуло в ГАУ часть пулеметов, дабы приспособить их для стрельбы патронами с зажигательными пулями. Но использовать пришлось в основном «чужие» патроны — в ноябре 1916 г. фирме «Ремингтон» заказали 500 000 штук 7-мм патронов специально для «Кольтов» авиационных отрядов.

19 февраля 1916 г. штаб 4-й армии сообщал в «Авиа-канц», что в гренадерском авиационном отряде произведен удачный опыт — установка пулемета системы «Кольт» на трофейный аппарат «Альбатрос». Заряжание пулемета со временем удалось несколько упростить, но в целом в русской авиации пулеметы «Кольт» не имели такого значения, как в армии.

На некоторые аэропланы ставили трофейные пулеметы. Согласно докладу начальника Полевого управления генерал-инспектора артиллерии от 19 апреля 1916 г., например, в авиачастях состояло 72 пулемета «Кольт», 150 — «Максим», 89 — «Виккерс», 20 — «Льюис», 14 — трофейных. Зарубежные поставки более легких пулеметов позволили отказаться от «Максимов» и части «Виккерсов». Из 1069 пулеметов, числившихся в авиации на 1 апреля 1917 г., было: пулеметов «Виккерс» — 186; «Кольт» — 352, «Льюис» — 479, «Гочкис» — 52. Правда, «Максимы» продолжали использовать в эскадре кораблей «Илья Муромец» — ими частично заменяли изношенные «Виккерсы».

Война породила два основных типа авиационных пулеметных установок — подвижные (для самообороны разведчиков, корректировщиков, бомбардировщиков и двухместных истребителей) и неподвижные для стрельбы поверх винта или через винт (для истребителей). В.В. Иордан выполнил оригинальную установку для стрельбы из неподвижного пулемета вне диска винта — с этого начиналась практика неподвижных установок и у германцев, и у союзников. Однако синхронный пулемет, установленный на фюзеляже, менее подверженный вибрациям и приближенный к летчику, был предпочтителен и с точки зрения меткости, и с точки зрения обслуживания. Для стрельбы через винт начали использовать сначала крепящиеся на лопасти винта отклонители пуль, а затем — синхронизаторы.


Установка на самолете «Вуазен» авиационного пулемета «Льюис». Рядом — проекции пехотного «Льюиса», который также мог ставиться на самолет

Первым и наиболее распространенным типом подвижных установок стали шкворневые — они изготавливались даже силами мастерских авиаотрядов. Например, на «Вуазен» или «Фарман» пулеметы «Кольт», «Виккерс» или «Льюис» ставились над головой пилота на подобии жесткой треноги с гнездом под шкворень, так что находящийся сзади наблюдатель мог вести огонь стоя. На самолетах «Илья Муромец» серии В на открытой площадке в центроплане ставились на шкворневых установках ружья-пулеметы «Мадсен» и «Льюис» (хотя мог ставиться и «Виккерс»), на самолетах серии Г-2 появилась хвостовая пулеметная точка со шкворневой установкой «Льюиса». На истребителе C–XVI ставился неподвижный синхронный пулемет впереди и подвижный сзади. «Анаде» («Анатра-Декан») также имел переднюю синхронную установку («Виккерс») и заднюю турельную.

Из турельных довольно удачной была установка работавшего на заводе «Лебедев» инженера Л.Д. Колпакова (Колпакова — Мирошниченко) под пулемет «Кольт». 30 сентября 1916 г. УВВФ заказало 109 установок Колпакова. Такая турель ставилась на самолеты «Лебедь-ХП», «Анаде», «Сопвич». Признавалось, что по сравнению с другими она «надежнее, удобнее и лучше во всех отношениях». Однако на январь 1917 г. приняты были всего 23 установки. В апреле 1917 г. Колпаков предложил более совершенную конструкцию в виде вращающейся на 360° «башни» с сиденьем для стрелка, опирающуюся на штангу или роликовый погон. Технический комитет УВВФ 11 апреля 1917 г. указал, что: «Предложенные г-ном Колпаковым пулеметные установки его системы могут быть рекомендованы (предпочтительно тип со штангой) для оборудования на аппаратах типа „Лебедь-12“, „Сопвич“, „Спад“ и т. д., т. е. на бимонопланах со стрелком сзади». Но на постановку производства не оставалось ни средств, ни времени.

Пулеметы «Кольт» на турельных или шкворневых установках ставились на аппараты «Лебедь-ХН», «Спад с кабиной», «Фарман-ХХХ», «Вуазен». Так, на «Лебедь XII» пулемет ставился на турельной установке Шкульника. В конце 1915 года к «Кольту» была предложена пехотная установка, включавшая деревянный приклад-рукоятку и быстро сменяемый медный барабан (катушку) с лентой. В пехоте установка не нашла применения, но приклад и барабан пригодились для аэропланов. 10 декабря 1915 г. заводу АО «В.А. Лебедев» дали наряд на 85 медных барабанов с установкой на пулеметы и мешками для стреляных гильз и 170 запасных барабанов — т. е. на один пулемет полагалось три сменных барабана с лентой. 29 февраля 1916 г. на Комендантском аэродроме в Петрограде установка «Лебедев» успешно прошла испытания стрельбой 200 патронами из двух лент, заключенных в один и тот же барабан. А в сентябре 1916 г. в Россию из Англии был специально направлен квалифицированный механик для монтажа на аэропланах установок под пулеметы «Виккерс» и «Льюис» по английскому образцу.


Изготовленный в войсках тренажер для обучения стрельбе с самолета из пулемета «Льюис» Мк2

Вместо штатных прицелов пулеметов или простейших приспособлений вроде мушки на фюзеляже постепенно вводились специальные авиационные прицелы — их, правда, тоже постоянно не хватало. Для подвижных установок использовали кольцевые прицелы с флюгер-мушкой. Свой вариант такого прицела («автокорректора») предлагали и французы к пулемету «Льюис». Для неподвижных установок полковник С.А. Ульянин создал весьма удачный коллиматорный прицел с кольцевой сеткой для установки упреждения. Похвального отзыва Отдела изобретений Московского военно-промышленного комитета, а вслед за ним и Н.Е. Жуковского удостоился усовершенствованный коллиматорный прицел прапорщика Ру-бинского и лаборантов Ушакова и Раковского, разработанный «для стрельбы с аэропланов, преимущественно истребителей, по аэропланам». Однако «ни один завод и мастерская за этот заказ не брались», как записал начальник УВВФ 25 октября 1916 г. На отдельных аппаратах «Спад», поставлявшихся из Франции, по запросу ГВТУ ставили оптические прицелы английской системы «Альдис» (кратность Iх, ставился сверху фюзеляжа перед кабиной пилота). Авиационный коллиматорный прицел такого типа был принят на вооружение 4 апреля 1917 г.

К концу войны появилась отечественная модель легкого автоматического оружия, которая вызвала живой интерес боевой авиации и воздухоплавателей. Речь идет о «ручном ружье-пулемете», созданном В.Г. Федоровым в середине 1916 года и названном позднее «автоматом». Но о нем — разговор особый.

Огонь авиационные пулеметы вели обычно штатными винтовочными патронами. Война вызвала к жизни целый ряд специальных патронов. Петроградский патронный завод выпускал к русскому винтовочному патрону зажигательные пули «с углубленным капсюлем для стрельбы по твердым оболочкам» — прежде всего, для поставки в эскадру воздушных кораблей «Илья Муромец». Пуля массой 11 г несла 3 г зажигательного состава (бертолетова соль, тетрил, алюминиевая крошка), предназначалась для стрельбы по «цеппелинам» и по бензобакам аэропланов. Полковник Солонин разработал вариант разрывной пули. Полковник Ульянин, один из ведущих специалистов в области авиации, предложил закупать к «Льюисам» английские «патроны с отмеченной траекторией», т. е. с дымовым трассером пули, но приобрести их в достаточном количестве не удалось. Пытались использовать в авиации и бронебойные пули.

О применении пулеметов с аэропланов можно судить по описанию гвардии штабс-капитаном С.Н. Никольским нескольких боев «Ильи Муромца» в 1916 г. над Галицией:

«25 марта при полете к Монастержиско корабль был атакован тремя „фоккерами“… Вторая атака уже встречена огнем… Первый „фоккер“, нырнувший под корабль, получает в упор обойму из „Мадсена“, пущенную Ушаковым, и падает. В это время второй ранит Ушакова и штабс-капитана Федорова. Ушакова — смертельно, разрывной пулей в верхнюю часть ноги, а штабс-капитана Федорова разрывною же пулей в руку ниже плеча… Верхний пулемет заел. Остается „Льюис“ у Павлика, да Федоров, сбросив бомбы в деревню Барыш, стреляет из „маузера“… Но и „фоккеры“ уже нерешительны. Павлик подбивает второго. Он садится в поле и разбивается. Третий ходит вне выстрелов и наконец отстает окончательно». «27 июля вылетаем… Уже около Плотычей одна из батарей задумала стрелять по нашим окопам. Мы сочли это наглостью и тотчас же накрыли ее из трех пулеметов. Конечно же, сразу же замолчала». Это был далеко не первый случай штурмовых действий тяжелых бомбардировщиков. Так, еще 17 сентября 1915 г. тем же «Муромцем» в ходе полета «обстреляны из пулемета некоторые деревни, занятые противником, а также немецкая тяжелая батарея с пехотными окопами у Чаусена».

Надо признать, что на протяжении всей войны русская ивиация оставалась недостаточно вооруженной. Даже к песне 1917 года авиация не имела должного количества автоматического оружия. Так, на 1 апреля 1917 г. в русской авиации числилось 1069 пулеметов (включая запас), г.е. примерно по одному пулемету на каждый военный самолет. С учетом тяжелых воздушных кораблей с несколькими установками и некоторого количества истребителей с двухпулеметными установками — маловато. Но авиация просто не могла быть вооружена автоматическим оружием лучше, чем вся армия, которой так и не удалось преодолеть общую нехватку пулеметного вооружения.

«ПУШКИ-ПУЛЕМЕТЫ» В РУССКОЙ АРМИИ

Вернемся к автоматическим пушкам системы Максима, или, как их называли в России, «пушкам-пулеметам». Боевое применение 37-мм пушек Максима (прозванных «пом-пом» за характерный звук стрельбы) обеими сторонами во время Англо-бурской войны 1899–1902 гг. привлекло широкое внимание. Гаагская конвенция 1899 года даже оговорила возможность стрельбы разрывными снарядами калибра не менее 37 мм — тут явно проявили себя сообщения о действиях пушек Максима. Основной интерес к «пушкам-пулеметам» проявляла морская артиллерия.


40-мм автоматическая пушка «Виккерс» на тумбовой морской установке

Еще в 1901 году в России на Обухове ком заводе изготовили 37-мм пушку Максима. Пушка снабжалась гидравлическим буфером, холщовой лентой на 50 патронов (позже — на 25) она ставилась на тумбовую установку, снабженную винтовым механизмом вертикального наведения (углы наведения — от —10 до +85°), круговое горизонтальное наведение осуществлялось вручную с помощью приклада. Общая масса 37-мм пушки Максима с установкой и лентой составляла 361 кг. Предлагалось выпускать также 47-мм пушку, разработанную по той же схеме конструктором А.П. Меллером. Однако появление новых эсминцев с новым вооружением заставило вскоре отказаться от использования в «противоминной» артиллерии пушек такого малого калибра. С началом Первой мировой войны интерес к малокалиберным пушкам возобновился и в армии, и на флоте — уже как к средству борьбы с воздушным противником. Согласно принятой тогда классификации это были «орудия специального назначения». Любопытное предложение подал в июле 1915 г. потомственный почетный гражданин Самары Д.И. Голубев — видимо, не зная о существующих пушках-пулеметах, он предлагал «по образцу пулемета… построить пушку желаемого калибра, делающую 300–600 выстрелов в минуту… Снаряды подаваться должны лентой… быть по преимуществу шрапнельные». Ну а ГАУ в ноябре 1915 г. дало Обуховскому сталелитейному заводу подряд на поставку 200 пушек «Максим — Норденфельд» калибра 37 мм «с установками, тележками для перевозки, а также запасными частями». Подряд завод смог сдать только в ноябре 1917 г. Морское ведомство заказало Обуховскому заводу 120 штук 37-мм пушек на тумбовой установке, но начать их сдачу завод смог только в конце 1918 года.


37-мм автоматическая пушка («пушка-пулемет») «Максим» на полевом колесном лафете

Уже в начале войны России пришлось закупить 40-мм автоматические пушки «Виккерс». Морское ведомство закупало 40-мм пушки «Виккерс» на тумбовых установках типа испытанной на морском полигоне в августе 1914 г. Тяжелая установка массой 409 кг обеспечивала устойчивость при стрельбе, имела механизм вертикального (от —5 до +80°) и горизонтального (360°) наведения. Питание — из ленты на 25 патронов. Патроны снаряжались осколочными снарядами с 8- или 16-секундной дистанционной трубкой. Патроны к пушкам-пулеметам закупались за границей. Так, 30 мая 1916 г. генерал Сапожников сообщал из США: «15 мая из Нью-Йорка в Архангельск отправлен пароход „Царица“ с… 365 ящиками с пулеметами и 351 ящик с 37-мм шрапнелями». А через день из Архангельска сообщали, что из числа уже прибывших грузов в Петроградский склад огнестрельных припасов отправлен «251 ящик патронов для 40-мм пушек», к июлю 1917 г. в Россию поставили по всем заказам 203 000 патронов к 40-мм пушкам «Виккерс», в основном — с 16-секундными трубками. Поручик Шерспобаев разработал для автоматов «Виккерс» и «Максим — Норденфельд» один из первых в мире автоматический установщик трубок.

Уже к концу 1916 года по двадцать 40-мм пушек «Виккерс» состояло на Балтийском и Черноморском флотах. В том же году заказ Морского министерства на 60 пушек-пулеметов «Виккерс» получил Обуховский завод, тумбовые установки к ним должны были делать мастерские Морской крепости Петра Великого. В вооружение крейсера «Аврора» к 1917 году входили одна 40-мм автоматическая пушка «Виккерс» и четыре 7,62-мм пулемета «Максим».

Обуховский завод сдал 12 автоматических пушек в конце мая 1917 г.

Армия начала применение автоматических пушек в самом начале войны — два небронированных грузовика с 37-мм «Максим—Норденфельд» придали 1-й автопулеметной роте (пушки могли вести огонь с машины или с колесного лафета), пушками на тумбовых установках с коробчатым щитом вооружали также бронеавтомобили на шасси «Руссо-Балт» тип «Д». О применении этих бронеавтомобилей можно судить хотя бы по наградным листам полного Георгиевского кавалера старшего комендора 1-го Балтийского флотского экипажа П. Коробкина, служившего в 1-й автопулеметной роте. 21 ноября 1914 г. он в бою под деревней Пабианице, «состоя наводчиком 37-мм пулемета, умело и спокойно управляя своим орудием, нанес с близкого расстояния большие потери неприятелю, чем содействовал успеху пехоты», за что удостоен Георгиевского креста IV степени. Георгий II степени он получил за то, что «в ночь на 18 апреля 1915 года, вызвавшись охотником, огнем своего 37-мм пулемета, подведенного на 400 сажен, сбил неприятельский опорный наблюдательный пункт у д. Бромерж и сжег его». И, наконец, награжден «за то, что в бою 10 июля 1915 года на Пултусской переправе, у д. Хмелево, выдвинувшись под ураганным огнем легкой и тяжелой артиллерии немцев, вперед наших проволочных заграждений со своим 37-мм пулеметом против наступавших цепей противника, отбил в упор несколько яростных атак противника на участок, дав этим возможность нашим войскам этого участка отойти назад и устроиться на новой позиции». Как видим, огонь автоматических пушек «Максима—Норденфельда» там, где они появлялись, играл в бою немаловажную роль.


40-мм автоматическая пушка «Виккерс» на тумбовой установке с местами для наводчиков

В конце 1915 года начальник Офицерской стрелковой школы генерал-лейтенант Н.М. Филатов предлагал в целях облегчения пушечных бронеавтомобилей «допустить вместо 3-дм противоштурмовой пушки 37-мм автоматическую пушку; такие пушки изготавливаются Обуховским заводом». Хотя для бронеавтомобилей выбор был все же сделан в пользу 3-дм пушки.

3 октября 1914 г. представитель фирмы «Виккерс» инженер П.И. Балинский сообщал, что «компания готова поставить 20 штук 40-мм противоаэропланных пушек». 1-й отдел Арткома в надписи № 1269–1914 высказался за такую покупку, и 5 ноября ГАУ заключил с «Виккерс и K°» контракт № 59187 на поставку 16 пушек-пулеметов «Виккерс» на «морской установке на автомобилях» и 4 на полевых колесных лафетах Депора, 72 000 патронов к ним, 640 патронных лент и 20 приборов для снаряжения лент. Патроны закупались с шрапнельными и с осколочными снарядами. Пушки предполагалось использовать для противовоздушной обороны Ставки.

40-мм пушка на тумбовой установке монтировалась в кузове бронированного 3-тонного грузовика «Пирлесс». Тумба была уменьшена и облегчена по сравнению с морской, вращалась на шаровом погоне, наводчики сидели под орудием — слева наводчик по вертикали, справа по азимуту. ГАУ также заказало заводу «Г.М. Пек» 24 автоматических установщиков Шерспобаева, они были сданы к 7 мая 1916 г. с опозданием, но сами «крутобойные пушки» опоздали еще больше. Первые шесть пушек были отправлены в Россию 10 декабря 1915 г., бронеавтомобили высылались отдельно. Два бронеавтомобиля с пушками погибли с пароходом «Комб». «40-мм пулеметы Виккерса», прибывшие в Архангельск 21 марта 1916 г., стали предметом спора военного и морского ведомств. Представитель ГАУ подполковник Казаринов приказал направить их в Царское Село, но начальник Морского Генерального штаба, полагая, что это их заказ, потребовал немедленно отправить орудия в Ревель «для срочной установки на миноносцы Балтийского флота». Однако в документах упоминается, что «из Архангельска от Казаринова отправлено 16 марта г. (?) 17 ящиков 40-мм пушек в Царское Село». 16 зенитных бронеавтомобилей вместе с 6300 патронами, 352 лентами и 11 приборами снаряжения были приняты у «Виккерс и К0» к 27 мая, но в Россию прибыли только в сентябре 1916 г. К тому времени «противоаэропланная» оборона стала куда более актуальной на фронте. Поэтому бронеавтомобили свели в три «отдельные бронированные батареи для стрельбы по воздушному флоту» и поставили на каждый дополнительно по пулемету «Максим» для самообороны. По предложению командира запасной тяжелой артиллерийской бригады полковника Фонштейна, прицелы «Виккерс» решили заменить призматическими типами прицелов к 37-мм пушкам «Гочкис», каковые и заказали Путиловскому заводу вместе с обжимочными приборами. В действующую армию батареи смогли отправиться только в мае 1917 г., но успели неплохо себя зарекомендовать. 40-мм пушка на лафете Депора весила в боевом положении 832 кг, в походном — 1536 кг и штатно перевозилась упряжкой в 6 лошадей. 37- и 40-мм автоматические пушки хорошо подходили для стрельбы по воздушным целям на высотах 1–3,5 км.


«Пушки-пулеметы» на защите Смольного, октябрь 1917 г.

В октябре 1917 г. пушки-пулеметы были выставлены для самообороны Смольного — правда, уже не от воздушного противника. 40-мм «Виккерсы» решили использовать и для защиты железных дорог: в апреле — мае 1917 г.

Артком разработал установку «40-мм пулемета» на деревянной железнодорожной платформе, которая могла перевозиться лошадьми, позднее «Виккерсы» ставились в качестве зенитных на бронепоездах.

Не случайно профиль автоматической пушки «Виккерс» занял место в эмблеме отдельных бронированных батарей для стрельбы по воздушному флоту.

СНОВА — НА «ВНУТРЕННЕМ ФРОНТЕ»

«Красногвардейцы небольшими группами… отправлялись в пулеметный полк, где солдаты-большевики охотно их обучали».

Из воспоминаний начальника одного из отрядов Красной гвардии Петрограда.

С началом волнений в Петрограде власти, убедившись в ненадежности большинства частей Петроградского гарнизона, попытались направить в столицу фронтовые части, включая пулеметчиков. 27 февраля 1917 г. генерал Алексеев телеграфировал военному министру генералу Беляеву:

«Высылается из ставки три роты георгиевского батальона. От Северного фронта высылается бригада 15-й кавалерийской дивизии и бригада пехоты. От Западного фронта высылаются одна бригада Уральской казачьей или одна бригада второй кавалерийской дивизии, одна бригада пехоты… От Западного и Северного фронтов, кроме того, будет назначено по одной кольтовской пулеметной команде».

Между тем 28 февраля по самому Петрограду летели слухи о стрельбе из пулеметов полицией и жандармами в разных местах с крыш и чердаков. Хотя бывший военный министр генерал М.А. Беляев, давая показания Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства, не мог даже точно сказать, на каких зданиях стояли пулеметы, но утверждал, что пулеметчики были полицейскими, а не военными. В любом случае это уже не могло изменить ход событий — состоялась Февральская революция.


Отряд Красной гвардии завода «Вулкан» с пулеметами «Максим» (на «треноге Виккерс» обр.1910 г.) и «Кольт» (на «высокой треноге»)

И вот между Февральской и Великой Октябрьской революциями 1917 года пулеметы снова пошли на «внутренний фронт». Теперь и самих пулеметов, и знатоков «пулеметного дела» было значительно больше, чем за десять лет до того. Неудивительно, что в одном только Петрограде и окрестностях пулеметы, столь необходимые на фронте, регулярно в этот период «всплывали» и на «правой», и на «левой» стороне «внутреннего фронта». Причем «на левую» уходило, пожалуй, больше. Создававшаяся с марта 1917 г. Красная Гвардия уже имела «Максимы», полученные с артскладов и от запасных частей, — тем более, что расквартированные в Петрограде запасные пулеметные полки весьма активно выступали против отправки их на фронт. Не более, впрочем, желали идти на фронт и полки в других округах. А.И. Верховский, командовавший летом 1917 года Московским военным округом, вспоминал, что по этому поводу в Нижнем Новгороде солдаты даже «выставили пулеметы», правда, «взбунтовавшиеся полки были обезоружены, пулеметы отобраны, зачинщики арестованы».


Бронеавтомобиль «Остин русский» с именем «Марс» 18-го автобронеотряда, 1917 г.

А в Петрограде «с демонстрации 3 июля путиловцы притащили трофей — пулемет с пятью ящиками лент», как вспоминал Л.Д. Троцкий. После событий в Петрограде 3–5 июля Временное правительство попыталось ограничить процесс самовооружения и 12 июля издало приказ об обязательной сдаче оружия и боевых припасов, имеющихся у населения. Тщетно. В Нарвском районе, например, согласно донесению Петроградской полиции: «Винтовки были розданы для хранения… рабочим, пулемет „Льюис“, обмазанный салом, был зарыт в землю, а „Максим“… разобран и спрятан по частям». Такие сообщения не были редкостью.

Писатель Ю.В. Трифонов, цитируя документы «инициативной пятерки» по организации и вооружению Красной гвардии Петрограда, приводит такой эпизод. 12 августа: «Два пулемета, револьверы, винтовки и патроны на Мойке взяты и переведены на Васильевский остров. Сошло благополучно. Ограничились зуботычинами. Владельцы оружия, — по-видимому, контрреволюционная организация. Шума поднимать не будут. Всего взято 2 пулемета Максима, 6 ручных пулеметов Гочкиса, 420 винтовок, 870 револьверов и большое количество патронов». Как видно, не одна Красная гвардия накапливала оружие, просто она действовала решительнее и оперативнее других.

Доныне вызывающий споры историков корниловский поход на Петроград, по словам того же Троцкого, «окончательно легализует Красную гвардию» и ее вооружение, и вновь организованные отряды «удается далеко не полностью, правда, вооружить винтовками, отчасти и пулеметами». Отряд Красной гвардии литейного завода «Вулкан», например, запечатлен на известной фотографии со станковыми пулеметами «Максим» и «Кольт», Николаевской железной дороги — с ручным пулеметом «Льюис». Красная гвардия Петроградского района к октябрю 1917 г. включала 3068 бойцов при 800 винтовках и 4 пулеметах, а на Обуховском заводе кроме 500 винтовок и 1 пулемета имела и пулеметный бронеавтомобиль. 23 октября 1917 г. Кронверкский арсенал, по распоряжению Военно-революционного комитета, начал массовую выдачу оружия красногвардейцам, выдав до 25 октября среди прочего оружия и несколько десятков пулеметов. А на стороне ВРК был еще и расквартированный в Петрограде запасной броневой автомобильный дивизион, да и запасной батальон «Кольт» (около 80 пулеметов) к октябрю 1917 г. считался «надежной большевистской частью» и резервом Петроградского военно-революционного комитета, так что предложение ГУГШ от 15 ноября о его переформировании в «1-й революционный батальон Кольта» оказалось весьма уместным.

Если в Петрограде Октябрьский переворот прошел почти бескровно, то в Москве в конце октября развернулись жестокие бои с применением пулеметов и артиллерии. Пулеметы воинских частей и Кремлевского арсенала оказались и в распоряжении Военно-революционного комитета, и в руках командования военным округом, ВРК получил пулеметы и от самокатного батальона. Юнкера поставили пулеметы на стенах занятого ими Кремля. А когда 1 ноября юнкера и офицерские отряды были вытеснены из Кремля и прилегающих к нему улиц и сосредоточились в Александровском военном училище, интенсивные перестрелки шли на бульварном кольце. Тверской бульвар, располагавшийся между училищем и ВРК, простреливался ружейно-пулеметным огнем так плотно, что был прозван «бульваром смерти».


Юнкера, охраняющие Зимний дворец, слева виден пулемет «Максим»
Солдаты запасного бронедивизиона с бронеавтомобилями «Ланчестер» во дворе Смольного. Октябрь 1917 г.
Отряд юнкеров с пулеметами «Максим» в Петрограде, 1917 г.

Пулеметы уже были готовы «заговорить» со всех сторон в новой войне — гражданской. Председатель Луганского комитета РСДРП К.Е. Ворошилов, например, писал в Петроград 23 октября 1917 г.: «Теперь почти весь Донецкий бассейн уже наводнен казаками, вооруженными не только нагайками, но и пулеметами». Борьба в Донецком бассейне становилась все ожесточеннее, и в ноябре с Тульского оружейного завода в Боровский район Донской области направили 57 пулеметов. 20 ноября Тульский военно-революционный комитет постановил выдать винтовки, пулеметы и «другие принадлежности» для сводного бронированного поезда, направленного из Петрограда на Юг «для ликвидации захвата калединскими войсками рудников и дорог». А 31 декабря 1917 г. В.А. Антонов-Овсеенко телеграммой из Харькова просил главнокомандующего Петроградского военного округа К.С. Еремеева, «чтобы через 2-й пулеметный полк выслали машинки для набивки лент». Вскоре, впрочем, пулеметы заговорили не только в Петрограде, Москве или Донецком бассейне.

ПРОИЗВОДСТВО ПУЛЕМЕТОВ В 1918–1920 ГОДАХ

«Резолюции на бумаге ничего не стоят против пулеметов. А в России пулеметы находились у большевиков».

Д. Ллойд Джордж. «Военные мемуары».

Так, Ллойд Джордж оценивал ситуацию на середину 1918 года. После Октябрьской революции многие артиллерийские и оружейные склады оказались на территории, контролировавшейся советским правительством. ТОЗ, оказавшийся под контролем тульского Совета и Военно-революционного комитета, продолжал поставки пулеметов теперь уже Красной гвардии. Уже 30–31 октября 1917 г. из Тулы в Москву отправили винтовки и 10 пулеметов. 5 пулеметов и 200 тыс. патронов туляки передали Красной гвардии г. Орла. В ноябре — декабре 1917 г. из арсенала Тульского завода во множество адресов среди другого оружия выдали около 2000 пулеметов (из них 642 пулемета получили различные Советы Тульской губернии).

Воззванием «Ко всем товарищам рабочим России» от 9 декабря 1917 г. Совет Народных Комиссаров объявил, что в связи с прекращением военных действий надлежит приступить «к переводу на мирное положение нашей промышленности, пока почти целиком работающей на оборону. Но при этом необходимо иметь в виду, что полностью отказаться от работы на оборону нельзя» (подход куда более разумный, нежели тот, что возобладал в «демократической» России начала 1990-х годов).

Однако снабжение войск вооружением в ходе Гражданской войны шло очень неровно. На ряде заводов, включая Тульский оружейный, в конце 1917 года создали демобилизационные комиссии. Попытки «демобилизации» промышленности, ставшей одним из условий Брестского мира, безвластие, распад хозяйства, проблемы со снабжением продовольствием и другими товарами, вызванные мировой войной и усугубившиеся войной гражданской, рухнувшая финансовая система никак не способствовали производству. На начало 1918 года производительность ТОЗ оценивалась всего в 30 пулеметов и 24 пулеметных станка в месяц. Временная потеря Ижевска заставила искать другого поставщика черновых пулеметных стволов, эвакуация Сестрорецкого завода в Златоуст (вскоре захваченный чехословаками) лишила оружейное производство новых лекал и инструмента. В 1918 году ежемесячно сдавалось не более 400 пулеметов — по сравнению даже с 1917 годом падение более чем вдвое. Неудивительно, что запасы пулеметов стремительно сокращались — если на 10 июля 1918 г. в распоряжении Советской Республики имелось 11,8 тыс. пулеметов, то к концу года, по учетным данным, в войсках и на складах числилось всего 8850 пулеметов. Попытки привлечь к изготовлению стволов Сормовский и другие заводы были не слишком успешны — производство там налаживалось очень медленно, первые партии были низкого качества. Тульским оружейникам пришлось ставить собственное производство черновых стволов, мерительного и режущего инструмента. Производство лихорадило, в 1918—1920-х годах на заводе прошел ряд забастовок. Рядом решительных мер по борьбе с саботажем, повышению оплаты и относительному улучшению снабжения рабочих-оружейников, использованию старых специалистов, увольнениями удалось добиться того, что с октября 1918 г. выпуск оружия, включая пулеметы, начал расти. В 1918 году завод (с 31 октября 1918 г. по новому стилю — «Первый оружейный завод РСФСР», с 21 декабря того же года — «Тульские Первые оружейные заводы РСФСР») смог поставить всего 4621 пулемет, а в 1919-м — 6056. С 3 июля по 1 августа 1918 г. армиям Восточного фронта отправили 200 пулеметов. Если в январе 1919 г. на заводе собрали 480 пулеметов, то в сентябре — 690, это был пик производства, далее оно начало снижаться. За первую половину 1920 года выпущено 1874 пулемета. В июле 1920 г. заведующим пулеметным производством назначили вернувшегося из командировки в Ковров П.П. Третьякова, выход пулеметов несколько увеличился. За 1920 год изготовлено всего 4467 и отремонтировано 3072 пулемета — организация ремонта оружия на заводах играла не меньшую роль, чем поддержание его производства. В результате за три года Гражданской войны вооруженные силы РСФСР получили около 21 тысячи новых пулеметов «Максим» и отремонтированных разных марок. При этом квалифицированных тульских рабочих еще и направляли для ремонта оружия во фронтовые мастерские.

Не напрасно 25 апреля 1921 г. Президиум ВЦИК решил наградить Тульский оружейный завод орденом Трудового Красного Знамени № 1.

Ситуация с винтовочными патронами была наиболее критической в 1918 году — с мая по декабрь их общие запасы снизились с 500 543 000 до 85 767 000 и пополнялись с трудом. Эвакуация Петроградского патронного завода (дававшего до 40 % винтовочных патронов) в Симбирск, также вскоре взятый чехословаками, нахождение Луганского завода в зоне военных действий, потеря ряда крупных складов огнеприпасов создавали серьезные проблемы в снабжении боеприпасами. Вновь образованные Симбирский и Подольский патронные заводы не могли быстро поставить производство. Реввоенсовет в 1918 году установил норму расхода патронов на дивизию 200 000 в месяц. При том, что, как писал историк Гражданской войны Н.Е. Какурин, «в период империалистической войны один пехотный полк в день горячего боя расходовал до 2,5 миллиона патронов» — даже с поправкой на отсутствие в 1918 году позиционных форм борьбы норма кажется мизерной. За 1919 год выпущено 285 248 000 патронов, за январь — июнь 1920 г. — 159 750 000, всего же за 1918–1920 гг. Красной Армии поступило 1 373 284 тыс. патронов для винтовок и пулеметов.

Производство и трофеи Гражданской войны позволили Красной Армии пополнить запасы вооружения. На конец 1921 года в войсках и запасах числилось 15,6 тыс. станковых и 5,7 тыс. ручных пулеметов — последних все еще было очень мало. Различных винтовочных патронов числилось около 293,4 млн. штук.

ПУЛЕМЕТЫ В ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЕ

Эй, комроты, даешь пулеметы!
Даешь батареи, чтоб было веселей!
Демьян Бедный. «Школа красных командиров».

Одним из наиболее важных итогов Первой мировой войны стало признание пулемета как «наиболее мощного огневого средства пехоты, усиливающего и дополняющего огонь артиллерии», составляющего «скелет боевого порядка пехоты». Тактика пулеметных подразделений из артиллерийской преобразовалась в составную часть тактики пехоты.


Нагрудный знак Ораниенбаумских Советских пулеметных курсов РККА

Активное применение пулеметов воюющими сторонами в Гражданской войне основывалось, прежде всего, на опыте Первой мировой. От прежней русской армии остались не только матчасть, наставления и уставы, но и люди, приобретавшие и оценивавшие боевой опыт в ходе Первой мировой войны. От бывшего начальника пулемета ефрейтора Р.Я. Малиновского до бывшего начальника Офицерской стрелковой школы генерал-лейтенанта Н.М. Филатова — если вести речь о Красной Армии. Однако Гражданская война дала и принципиально новый опыт. Ее фронты были сильно растянутыми и несплошными. Если, скажем, в начале Первой мировой войны на одну пехотную дивизию приходилось около 7 км фронта, а в середине — до 15 км, то в боях с армиями Колчака на Восточном фронте в 1919 году дивизии оборонялись на участках 30–50 км, при ликвидации армии Деникина в начале 1920 года на одну стрелковую дивизию у красных приходилось 70 км фронта, у белых — до 100 км, в боях под Варшавой в середине того же года — 25 км у Красной Армии и около 30 км у поляков. Если в 1916–1917 годах пехотный полк занимал оборону на фронте 2–4 км, то стрелковый полк Красной Армии в 1919 году оборонял участок в среднем 10–15 км по фронту. К тому же ни одна сторона не была уверена в прочности своих тылов. При постоянной нехватке личного состава, вооружения (прежде всего артиллерии) и технических средств, ограниченных возможностях транспорта это давало малую оперативную и тактическую плотность фронтов. Гражданская война была войной маневренной.


Знамя Ораниенбаумских Советских пулеметных курсов РККА

Весной 1918 года Военный Совет в Петрограде установил штаты для войсковых соединений формируемой Красной Армии, согласно которым пехотный (стрелковый) полк на 3571 человека имел 20 пулеметов. По штату, объявленному приказом РВСР от 13 ноября 1918 г., стрелковый полк трехбатальонного состава имел на 3687 человек личного состава 36 пулеметов и 6 минометов. Батальон должен был включать три роты, каждая — по три стрелковых и одному пулеметному взводу. Разумеется, эти штаты были ориентировочными и редко выдерживались — реально полки имели 400—1000 штыков, а количество пулеметов нередко не превышало двух. Несколько раз пересматривались штаты стрелковой дивизии, но реальные штаты дивизий, конечно, сильно отличались — дивизии могли иметь от 7 до 15 тыс. человек личного состава, от 50 до 250 пулеметов, от 18 до 46 орудий. В 1921 году количество пулеметов в штате стрелкового полка увеличили до 42, уменьшив численность личного состава полка до 2000 человек, т. е. относительное штатное количество пулеметов возросло в 2,5 раза (правда, при этом исключили минометы).

Пулеметы стали неотъемлемым элементом вооружения и кавалерии. Согласно приказу Наркомвоена от 20 апреля 1918 г., дополненному 26 апреля 1918 г., в штат кавалерийского полка стрелковой дивизии (численностью 872 человека) входила конно-пулеметная команда с 2 вьючными пулеметами. Позже кавполк в стрелковой дивизии упразднили, но затем восстановили приказом РВСР в июле 1919 г. Вместо конно-пулеметной команды кавполк теперь имел конно-пулеметный взвод, но с теми же 2 пулеметами (на 915 человек). Кроме «дивизионной» формировалась и «стратегическая» конница. Согласно приказу Наркомвоена от 3 августа 1918 г., кавалерийский полк кавалерийской дивизии включал четыре эскадрона и полковую конно-пулеметную команду 4-пулеметного состава, а приказом Реввоенсовета Республики от 27 февраля 1920 г. в кавполк ввели 5-й эскадрон и конно-пулеметный эскадрон с 20 пулеметами «Максим».

Характерно, что первым военным учебным заведением Советской власти стала сформированная 8 декабря 1917 г. (по новому стилю) 1 — я Московская Революционная пулеметная школа красного комсостава (первый начальник — солдат 192-го пехотного запасного полка Г.М. Орешкин). В числе преподавателей оказалось немало бывших офицеров. Школа готовила командиров-инструкторов по станковым пулеметам «Максим», «Кольт», «Шварцлозе» и ружьям-пулеметам «Льюис».

С началом формирования Красной Армии подготовку расширили. Так, 5 февраля (по нов. стилю) 1918 г. открыли 2-ю, а 30 марта — 3-ю Московскую пулеметную школу. Приказом Наркомвоена № 104 от 28 января 1918 г. учреждались «ускоренные курсы подготовки командного состава пехоты, кавалерии, инженерных войск и пулеметного дела», которые должны были выпускать «инструкторов военного дела». 7 июля 1918 г. приказом Главного комиссара военно-учебных заведений республики 1-я и 2-я Московские пулеметные школы были объединены в 1-е Московские пулеметные курсы командного состава РККА, а 22 июля 3-я Московская пулеметная школа преобразована во 2-е Московские пулеметные курсы командного состава РККА. Наконец, 4 января 1919 г. 1-е и 2-е пулеметные курсы объединили в 1-е Московские Советские пулеметные курсы по подготовке командного состава РККА, которые разместили в Кремле. К концу Гражданской войны курсы включали пулеметный дивизион и два пехотных батальона трехротного состава. С 1918-го по февраль 1921 г. (когда они были преобразованы в 1-ю Советскую объединенную военную школу РККА) курсы произвели 19 выпусков. Характерно для военного времени, что кроме выпуска командиров-пулеметчиков в войсковые части курсы не раз формировали особые части и подразделения для срочной отправки на различные фронты. Так, в состав курсантской бригады, направленной на Южный фронт для борьбы с Деникиным (вошла в ударную группу 14-й армии), включили специальную пулеметную команду 1-х Московских Советских пулеметных курсов. В середине 1920 г. на Южном фронте сформировали курсантскую бригаду, куда вошел пулеметный дивизион из кремлевских курсантов, в сентябре 1920 г. две пулеметные команды кремлевских курсантов включили в сводную курсантскую дивизию 13-й армии Южфронта.


Пулеметная школа. Интересен набор пулеметов — русский «Максим» обр. 1910 г. на упрощенном станке Соколова, американский «Кольт» на «низкой» треноге, германский MG.08 на салазочном станке

Открытая 24 мая 1918 г. на базе бывшей Офицерской стрелковой школы Ораниенбаумская пулеметная школа РККА (заведующий — бывший полковник Л.Г. Александров) имела три отдела: пулемета «Максим»; пулемета «Кольт» и «ружей», т. е. ружей-пулеметов. С 28 августа того же года школа именовалась Ораниенбаумскими Советскими пулеметными курсами РККА по подготовке командного состава. 1 апреля 1920 г. Ораниенбаумские курсы перевели в Петроград, 17 мая того же года переименовали в 5-е Петроградские пехотные советские командные курсы РККА им. тов. Троцкого, а 28 августа — в 7-е Петроградские им. тов. Троцкого пехотные курсы РККА.

Обращению с пулеметами обучали и на Пензенских пулеметных курсах (заведующий бывший генерал Г.А. Крейднер), Саратовских, Орловских пехотно-пулеметных, Нижегородских пехотных и на других курсах комсостава.

Подготовка пополнений велась в запасных частях. На август 1920 г. в десяти военных округах имелось 7 запасных пулеметных батальонов. Правда, поставить здесь дело должным образом долго мешали срочность формирований и недостаток инструкторов. Для улучшения подготовки пополнений с 1 января 1920 г. 25 стрелковых и 2 пулеметных запасных батальона Московского, Ярославского и Приволжского округов перевели на положение учебных. А Запасная армия Республики с июля 1919 г. по декабрь 1920 г. — в период важнейших операций на Южном, Западном и врангелевском фронтах — подготовила 12 пулеметных команд, не считая стрелковых полков и кавалерийских бригад.

В основе подготовки пулеметных подразделений лежали прежние наставления, переработанные в соответствии с новыми условиями. Еще 27 августа 1918 г. приказом Всероссийского главного штаба № 53 была образована комиссия для пересмотра «Пулеметного устава» и «Наставления для обучения стрельбе из винтовок и револьверов» под председательством Н.М. Филатова. 7 декабря 1918 г. ВЦИК утвердил 1-й (Материальная часть) и 2-й (Строй) отделы «Устава ротных пулеметов», 3-й отдел (Бой) утвержден 25 июня 1920 г., а 6 апреля 1920 г. утвержден «Устав конно-пулеметного взвода».

Свои подразделения для подготовки пулеметных команд имели и белые армии — скажем, на 1919 год можно упомянуть Архангельскую пулеметную школу Северной Армии и Запасный пулеметный батальон 4-ротного состава в Добровольческой армии.

Приведем некоторые цифры, позволяющие судить о масштабах применения пулеметов и их наличии у воюющих сторон (большинство пулеметов составляли «Максимы»). К лету 1918 года, до перехода на воинскую повинность Вооруженные силы РСФСР имели:



Всего же на 123 977 бойцов приходилось 1050 орудий и 1635 пулеметов (остальное — на складах). «Всевеликое войско донское» противостоящее войскам южной завесы, еще в середине мая имело 58 пулеметов на 17 000 человек, а в середине августа — уже 281 на 40 000 (1 на 142 человека). Сибирская армия «Временного Сибирского правительства» на сентябрь 1918 г. имела 70 орудий и 184 пулемета на 37, 6 тыс. человек.

Во время Гражданской войны даже чаще, чем в мировую, бывали случаи, когда одиночные пулеметы останавливали атаку подразделений и частей. В рапорте командира 1-го эскадрона 1-й Сибирской дивизии той же Сибирской армии упоминается, как 30 июля 1918 г. один пулемет «Кольт» эскадрона, размещенный в пулеметном гнезде у железнодорожного разъезда Солзан на южном берегу Байкала, несмотря на «интенсивный огонь противника», препятствовал переправе красных частей через реку Паньковка, а вместе с одним пулеметом 3-го Томского полка около суток под артиллерийским огнем сдерживал их наступление, «засыпая противника градом пуль» почти без помощи своих стрелков. Массированный же огонь пулеметов зачастую решал исход сражений.


Групповой снимок чинов Белой армии с пулеметами «Шварцлозе», «Льюис» и «Кольт»

К концу 1918 года общая численность оккупационных войск Антанты в России и белых армий достигала 316,5 тыс. штыков, 78,3 тыс. сабель, которым было придано 607 орудий и 1604 пулемета.

Красные армии на январь 1919 г. имели (без учета бронепоездов и бронемашин):



Всего к концу февраля 1919 г. Вооруженные силы РСФСР включали 125 стрелковых и 9 кавалерийских бригад, что должно было составлять 720 тыс. человек при 19 500 пулеметах, в действительности же на фронтах и во внутренних округах было 440 тыс. человек при 7200 пулеметах (некомплект пулеметов — 65 %). На шести фронтах в целом на 381 500 человек имелся 6561 пулемет — по 1 на 58 человек. Осенью красные армии на всех фронтах имели около 356 000 штыков и сабель и 7054 пулемета (1 на 50 человек), во внутренних округах — 1440 штыков и 186 пулеметов.


Расчеты пулеметов М1е1914 «Гочкис» на треножных станках М1е1916. Вооруженные силы Юга России

Действовавшая против 11-й Красной Армии Кубанско-Добровольческая армия в январе 1919 г. имела 280 пулеметов на 25 000 человек (1 пулемет на 89 человек и на 1,25 км фронта). Добровольческая армия на 40 тыс. штыков и сабель имела 193 орудия, 621 пулемет, 8 бронеавтомобилей, 7 бронепоездов.

Три оперативные группировки под командованием адмирала Колчака к концу февраля 1919 г. имели на 91 тыс. штыков и 26 тыс. сабель 1300 пулеметов (примерно 1 пулемет на 90 человек) и 210 орудий. Для сравнения — противостоящие Колчаку силы Восточного фронта под командованием Каменева располагали 94,8 тыс. штыков, 9 тыс. сабель, 1882 пулеметами (примерно 1 пулемет на 100 человек) и 362 орудиями — все это на фронте протяженностью 700 км.

На 1 мая Красная Армия имела на нескольких фронтах против себя следующие «силы контрреволюции»:



Как видим, насыщенность войск пулеметами по фронтам различалась очень значительно и быстро менялась. Скажем, силы того же Южного фронта на начало кампании 1919 года имели около 100 тыс. штыков, 17 тыс. сабель, 2 тыс. пулеметов, 450 орудий, 16 бронепоездов. По армиям фронта это составляло ориентировочно



На Восточном фронте красные армии в феврале 1919 г. имели



Численный состав вооруженных сил военных округов на середину февраля 1919 г.:



Расчеты ручных пулеметов «Льюис» и «Мадсен». Северо-Западная белая армия, 1919 г.

Вооруженные силы Юга России в середине года сосредоточили на фронте 520 км от Елани до Харькова 80 300 человек при 560 пулеметах (1 пулемет на 143 человека и 0,93 км фронта). Насыщенность красных войск пулеметами была несколько выше.


Поезд белочехов, обильно вооруженный пулеметами «Максим», на переднем плане — станок пулемета «Кольт»

Страны Антанты помогали белым армиям менять эти соотношения. Так, армии Колчака в декабре 1918 г. получили от США 100 пулеметов «Виккерс» и 4736 тыс. пагронов (для пулеметов и винтовок). «Американское правительство отпускает большую партию пулеметов», — докладывал Колчаку представитель «Русского политического совещания» в США Бахметьев. И действительно, в 1919 году США передали Колчаку около 1 тыс. пулеметов (в основном — «Кольт»), Франция — 1700 пулеметов с боекомплектами (правда, изрядную долю их составили устаревшие «Сент-Этьены», от которых французская армия отказалась, передавая их в колонии и союзникам), Япония — 100 пулеметов. Около 2000 пулеметов к июлю 1919 г. поставила Колчаку Великобритания.

На «колчаковском фронте» произошел, скажем, такой эпизод. 23 ноября 1919 г. подразделения партизанского отряда Рогова и 5-й Залесовский батальон атаковали крупное село Тогул, оборонявшееся подразделениями 62-го батальона колчаковской армии. Белые залегли в окопах и обстреливали наступающих из двух пулеметов пулеметного взвода (у белых, вероятно, были пулеметы «Максим» и «Кольт»). Кроме того, подступ к кладбищу находился под обстрелом пулеметов, установленных на церковной колокольне. Огонь этих пулеметов подавила своим огнем пулеметная команда И. Дрожжина, поддержавшая атаку партизан. Белые отступили в церковь, а партизанская пулеметная команда пополнилась еще двумя пулеметами. Кстати, оружейным мастером в партизанском отряде Рогова был СВ. Владимиров — в будущем известный конструктор советского автоматического оружия.

Воюющие стороны в значительной степени продолжали пополняться вооружением за счет друг друга. Так, согласно отчету И.В. Сталина ЦК от 19 января 1919 г., только при оставлении Перми красными частями в декабре 1918-го было среди прочего оставлено 250 пулеметов. А уже 29 декабря 1919 г. Сталин писал в одной из статей: «За десять недель мы успели у Деникина отобрать всего лишь около 150 орудий, 600 пулеметов, 14 бронепоездов» — видимо, такие трофеи считались небольшими.

Ко времени генерального сражения на Южном фронте в сентябре 1919 г. противостоящие силы на фронте 1065 км имели:



Как видим, мнение Ллойд Джорджа, что «в России пулеметы находились у большевиков», оставалось верным. В то же время видно, насколько низкой была плотность огневых средств на 1 км фронта в большинстве операций Гражданской войны. Тем больше была роль пулеметов в достижении огневого превосходства в бою. В ходе маневренных операций в наступательных боях станковые и ручные пулеметы старались вливать в пехотные цепи, а подвижные пулеметы (на тачанках, подводах) держать в резерве. В обороне пулеметы часто ставили в первую линию для сдерживания наступления противника фронтальным и перекрестным фланговым огнем — ведь артиллерийский огонь был отнюдь не столь интенсивным, как в позиционный период Первой мировой войны. Красная Армия пыталась применять принципы групповой тактики, пользуясь для этого имеющимися ручными пулеметами (ружьями-пулеметами). Ими пытались снабжать и «маневренные» группы — скажем, когда в конце 1918 года на Восточном фронте формировали части «ездящей пехоты», в штат каждого эскадрона включили пулеметную команду из 4 ручных пулеметов.

Однако маневренный характер Гражданской войны отнюдь не отменил позиционных форм в отдельных операциях. Примером могут служить бои под Царицыном. На начало 1918 года силы красных имели в Царицынском районе на 49 151 человека 105 пулеметов плюс вооружение 13 бронепоездов. Оборона красных частей здесь опиралась на узлы сопротивления силой от роты до двух батальонов, промежутки между которыми простреливались ружейно-пулеметным огнем, окопы полного профиля с ходами сообщения, на ряде участков прикрывалась проволочными заграждениями. Пулеметы располагали в основном в первой линии окопов, но ставили также в глубине обороны на возвышенностях с таким расчетом, чтобы обстреливать атакующих фланговым и перекрестным огнем. Элементы позиционной борьбы возникали также в ходе боев за Уральск, у Каховки, под Шенкурском, на Крымском перешейке, в боях с поляками на реках Березина и Буг.

Оборону Уральска против Уральской армии генерала Толстова в апреле—июле 1919 г. держали 22-я стрелковая дивизия и рабочие отряды. 22-я дивизия имела 50 пулеметов и 8 орудий на 3 тыс. штыков и сабель. Уральская армия Толстова к весне 1919 г. имела на 3,3 тыс. штыков и 12 тыс. сабель 29 орудий и 90 пулеметов. Вокруг Уральска создавались ротные и батальонные опорные пункты, вдоль естественных рубежей оборудовались окопы, устанавливались пулеметные точки с крытыми площадками и убежищами и артиллерийские батареи. На незащищенных водными преградами участках оборудовались 2–3 линии траншей с бойницами, козырьками, ходами сообщения и проволочные заграждения в 3–4 ряда. Учитывалось, что противник — в основном казачья конница. Система ружейно-пулеметного огня предусматривала поражение флангов противника, поддержку контратак пехоты. Тактическая плотность была низкой — до 8 бойцов, 0,4 орудия и 0,5 пулемета на 1 км фронта. Поэтому позиционные формы сочетались с активными действиями. К операции по деблокаде города привлекались силы до 31,5 тыс. бойцов при 87 орудиях и примерно 400 пулеметах. Уральская же армия к тому времени имела всего 24,3 тыс. бойцов, 52 орудия и 174 пулемета.

На Каховском плацдарме в августе—сентябре 1920 г. была создана глубоко эшелонированная оборона из трех оборонительных полос. Передовая полоса состояла из линий отдельных окопов и взводных опорных пунктов с проволочными заграждениями, главная (вторая) полоса — из 2–3 линий окопов и ротных опорных пунктов с ходами сообщения и проволочными заграждениями. Была заранее организована система артиллерийского и ружейно-пулеметного огня. Правда, эффективность ружейно-пулеметного огня здесь снижалась начертанием окопов в линию, без изломов, возможностью взаимной поддержки огнем соседних участков и перекрестного огня. Фронт обороны — 30–55 км, глубина — 12–15 км.

2-й корпус генерала Витковского, начавший наступление на Каховский плацдарм 14 октября, имел более 6 тыс. штыков и 700 сабель при 200 пулеметах, 80 орудиях, 12 танках, 14 бронеавтомобилях, 15 самолетах. Оборонявшиеся на плацдарме 51-я стрелковая дивизия и 44-я бригада 15-й стрелковой дивизии включали 11 тыс. штыков и сабель, 368 пулеметов, 52 орудия, 10 бронеавтомобилей. За два дня боев врангелевские части были остановлены и отброшены, среди трофеев красных частей оказалось 70 пулеметов.

К началу Перекопско-Чонгарской операции в ноябре 1920 г. войска Южного фронта под командованием М.В. Фрунзе и противостоящие им силы Врангеля на севере Крыма включали:



На самом Перекопе осенью 1920 года белые части численностью 9200 штыков и сабель имели 398 пулеметов, 125 различных орудий и 20 бронемашин. Первая оборонительная позиция белых проходила по Турецкому валу по фронту около 10 км. Вал и прилегающая местность были оборудованы траншеями полного профиля, пулеметными и артиллерийскими огневыми позициями с прочными укрытиями, связанными ходами сообщения, подступы к позиции прикрывались многорядными проволочными заграждениями, простреливаемыми плотным ру-жейно-пулеметным огнем. Пулеметы ставились и во фланкирующих сооружениях. Главная линия сопротивления располагалась на самом валу, под валом были созданы прочные убежища, лисьи норы. Вторая позиция, сильнее развитая в глубину, была создана у станции Юшунь, к которой подходили резервы численностью 3800 штыков и сабель, 190 пулеметов, 54 орудия и 28 бронемашин.

Силы атаковавшей Перекоп 6-й Красной Армии включали 34 тыс. штыков и сабель при 833 пулеметах, 169 орудиях и 11 бронеавтомобилях. Самой сильной считалась 51-я дивизия, обильно снабженная станковыми и ручными пулеметами, а также огнеметами. К началу наступления красных — ночь с 7 на 8 ноября — тактические плотности на версту (1067 м) фронта были следующими: у белых на Турецком валу — 206 штыков, 16 пулеметов, 7,5 орудий; против них у красных — 775 штыков, 17 пулеметов, 7 орудий. На решающей же точке атаки — Литовском полуострове белые имели на 1 версту 500 штыков, 7 пулеметов и4 орудия, красные — 6,5 тыс. штыков и сабель, 117 пулеметов и 12 орудий. Очень высокие плотности и живой силы, и пулеметов. Как известно, атака Литовского полуострова через Сиваш принесла успех, белые части отошли на Юшунь. А вот атаки хорошо вооруженных бригад 51-й дивизии на Турецкий вал 8 ноября не принесли результатов — штурм хорошо укрепленной позиции требовал не только пулеметов и огнеметов, но и сильного огня тяжелой артиллерии.


Американский пулеметчик с ручным пулеметом «Льюис» в окопах на окраине Средь-Мехреньги. Северный фронт, 1918 или 1919 г.

Перекопско-Чонгарской операции предшествовала операция 9-й Кубанской армии по ликвидации в августе — сентябре 1920 г. врангелевского десанта под командованием генерала Улагая, высаженного в районе Приморско-Ахтарска и на Таманском полуострове. Эпизоды этой операции могут служить примерами грозного действия пулеметов. Общие силы десанта составили 4600 штыков и 4050 сабель при 177 пулеметах и 20 орудиях (по другим данным — 283 пулемета и 25 орудий), трех бронеавтомобилях. Противостоящие им войска 9-й армии имели около 24 100 штыков и сабель, 550 пулеметов и 133 орудия, а к 1 сентября — 30 000 штыков, 5480 сабель при 810 пулеметах, 164 орудиях, 6 бронепоездах, имелись также бронеавтомобили. Стоит отметить, что пулеметы имелись не только в стрелковых полках и батальонах, но и в ряде артиллерийских дивизионов и батарей — для самообороны. В бою 15 августа у хутора Свободный 1-я кавалерийская дивизия 9-й армии, не имея «пехотной поддержки», понесла тяжелые потери от огня противника, хотя сама захватила в качестве трофеев 2 пулемета «Максим» и 1 «Льюис». Вечером 17 августа командарм 9-й армии Левандовский, направляясь на автомобиле в станицу Тимошевская, у станции Роговская встретил кавалерию противника, но прорвался, «открыв огонь из пулемета и винтовок в упор». В то же время следовавшая за командармом по железной дороге артиллерийская летучка была так изрешечена пулеметным огнем противника, что из 100 человек уцелело только семь.

26 августа кавбригада 22-й стрелковой дивизии красных и 198-й стрелковый полк вынуждены были очистить станицу Староджерелиевскую и отойти «под натиском противника» с пулеметным бронеавтомобилем. 1 сентября во время боев по ликвидации десанта 26-я стрелковая бригада красных у лимана Долгий была остановлена перед окопами противника огнем 7 пулеметов и 3 бомбометов на фронте… в 25 саженей (около 53 м) между двумя болотами. Преодолеть эту оборону бригада смогла только через день.

Отряды, обильно снабженные пулеметами, часто играли роль резерва, срочно придававшегося соединениям, оказавшимся в критическом положении. Такие отряды формировали, например, из запасных пулеметных частей. А той же 9-й Кубанской армии придали «морской батальон», имевший на 330 человек 65 пулеметов.


Пулеметы на крышах вагонов для охраны эшелонов были нередким явлением

Антанта весьма щедро снабжала вооружением и вновь образованное государство, включенное в «санитарный кордон», — Польшу. И в ходе советско-польской войны 1920 года польская армия использовала трофейные германские и австрийские пулеметы, пулеметы, оставшиеся от русской армии, а также французские. Например, к началу Киевской наступательной операции (май — июнь 1920 г.), в ходе которой советские войска оттеснили польских захватчиков с занятой ими территории, соотношение сил было таково:



Отдельные эпизоды боевого применения пулеметов можно найти в приказах Реввоенсовета республики о присуждении ордена Боевого Красного Знамени. Как и во время Первой мировой войны, особо отмечали боевые дела пулеметчиков, случаи захвата пулеметов противника и спасения собственных пулеметов.

Командиру взвода пулеметной команды 481-го стрелкового полка И.А. Поповцеву орден Красного Знамени был присужден «за то, что в бою 28 ноября 1919 г. под деревней Шидлинское, несмотря на сильный пулеметный, ружейный и бомбометный огонь противника, он пробрался по открытой местности к своему пулемету, находившемуся на заставе, окруженной почти со всех сторон противником, вытащил его на удобную позицию и продолжительным метким огнем рассеял наступающие цепи противника».

Командир пулеметного взвода 92-го стрелкового полка 11-й Петроградской стрелковой дивизии Морозов И.Г. награжден «за то, что 21 мая 1920 г. в бою под дер. Еснувка выкатил пулемет на 200 шагов вперед и, рискуя быть отрезанным от полка, открыл огонь по противнику, благодаря чему наши части, двигаясь под прикрытием пулемета, сбили противника и заставили его отойти».

Красноармеец команды пеших разведчиков 182-го стрелкового полка М.Ф. Лобанов награжден «за то, что во время отхода наших частей 21 августа 1921 г. у г. Белостока, когда путь отступления нашим частям противником был отрезан, он, оценив правильно обстановку, под сильным огнем противника с опасностью для жизни установил пулемет и, открыв сильный огонь во фланг неприятельских цепей, внес в его ряды расстройство и панику, чем дал возможность нашим частям пробиться через его цепи и продолжать правильный отход».

Командир 3-го батальона 238-го стрелкового полка К.Т. Огурцов и красноармеец 9-й роты М.С. Шагаев награждены за бой на подступах к Минску 11 июля 1920 г. Батальон в ходе атаки вынужден был под огнем противника залечь у проволочных заграждений и отойти в свои окопы, оставив на поле боя два пулемета, сопровождавшие батальон в атаке. Огурцов и Шагаев, «не желая, чтобы пулеметы достались противнику, с риском для жизни», скрываясь во ржи и отстреливаясь при необходимости, оттянули пулеметы к своим.

А вот пример использования пулеметов при преследовании отходящего противника. Командир 242-го Волжского полка С.С. Вострецов был награжден орденом Красного Знамени за то, что 24 июня 1919 г. он «с несколькими красноармейцами и пулеметчиками своего полка первым ворвался на ст. Челябинск, открыл пулеметный огонь по отходившему эшелону и отступавшим группам противника… при взятии ст. Челябинск 242-м полком было захвачено 1000 чел. пленных, 16 пулеметов, много паровозов и военного имущества».

Пулеметы были насущно необходимы не только в армейских частях. На осень 1919 года:



То есть вспомогательные войска и войска особого назначения имели 763 пулемета на 204 700 штыков или в среднем 1 пулемет на 268 человек. Снабжать по штату пулеметами даже в конце Гражданской войны удавалось только фронтовые части. Скажем, Петроградский военный округ на 1 сентября 1921 г. имел всего 270 пулеметов, недоставало 320.

Еще 15 февраля 1918 г. Лениным был подписан декрет «Об учреждении Всероссийской междуведомственной чрезвычайной комиссии по охране дорог», а 28 ноября того же года — «О введении военного положения на железных дорогах». И к 1 мая 1919 г. — к примеру, войска охраны путей сообщения кроме 4459 винтовок имели 483 пулемета. Пулеметы на протяжении всей войны приходилось применять и для помощи продотрядам, и для охраны эшелонов с продовольствием, нападения на которые были обычным делом. Скажем, поезд с хлебом, отправленный в Петроград из Омска 5 января 1918 г., уже сопровождал отряд из 30 красноармейцев и 40 солдат при двух пулеметах.

Впрочем, охранять эшелоны пулеметами приходилось всем.


Пулеметные тачанки стали экспонатами многих отечественных музеев. Здесь на тачанку поставлен пулемет модификации уже 1940 г.

ПУЛЕМЕТНАЯ ТАЧАНКА И ДРУГИЕ ПОДВИЖНЫЕ СРЕДСТВА

«Ординарнейшая бричка по капризу гражданской распри вошла в случай, сделалась грозным и подвижным боевым средством, создала новую стратегию и новую тактику, исказила привычное лицо войны».

Н.Э. Бабель «Конармия».

Говоря о пулеметах в Гражданской войне, невозможно обойти вниманием такое явление, как пулеметная тачанка. Еще в ходе Первой мировой войны в кавалерии, не довольствуясь перевозкой пулеметов в седельных вьюках, требующей время на снятие и сборку, перевозили их на тачанках. Инициатором такого применения тачанок считают генерала от кавалерии А.А. Брусилова. Правда, в ходе Первой мировой войны с преимущественно позиционным характером боевых действий тачанки не нашли широкого применения.


Пулеметная тачанка была не таким уж просторным экипажем, и пулемет с боекомплектом занимал значительную ее часть

Зато в ходе Гражданской войны они стали серьезным оружием. Пулеметы на обычных подводах, а зимой на санях воюющие стороны использовали уже в 1918 году. А весной 1920 года подводы с пулеметами входили в состав отрядов генерала Бутовича при борьбе с «зелеными» — также вооруженными пулеметами — в Крыму и Таврии (уже после 1920 года подвижные пулеметы в Крыму применяла против банд народная милиция). Но трудно было найти лучшую базу для пулеметной повозки, чем тачанка. Особенно для конницы, которая стала главным средством маневра и крайне нуждалась в подвижных пулеметах.

Тачанка была компактна на марше, сочетала огонь пулемета со скоростью и проходимостью кавалерии, по крайней мере на Юге России, преодолевала броды глубиной до метра, была постоянно готова к открытию огня, могла быстро сняться с позиции, требовала меньше людей и лошадей, чем вьючные пулеметы. Кроме кавалерии тачанки, обеспечивавшие быстрый выезд пулеметов на позиции и открытие огня, использовались и совместно с посаженной на подводы пехотой. Обычным делом были встречные бои, когда пулеметы нужно было выдвинуть вперед как можно быстрее, отходы кавалерии и пехоты под напором противника — и тут тачанка была отличным средством. При низкой плотности артиллерии и быстроте маневра применение тачанки вполне себя оправдывало.

Об «авторстве» применения пулеметных тачанок в ходе Гражданской войны много спорят. Вряд ли можно считать тут «пионером» Н.И. Махно, хотя его «Повстанческая армия», имевшая, скажем, в октябре 1919 г. на 28 000 человек 200 пулеметов, действительно использовала тачанки весьма эффективно. Махно сформировал даже «пулеметный полк» для быстрого достижения местного огневого превосходства. В Красной Армии тачанки приобрели громкую славу в Первой конной армии С.М. Буденного. Четырехколесная повозка с открытым кузовом, установленным на прочную раму из дуба, ясеня, вяза или граба, стянутую металлическими накладками, стальными рессорами, колесами с металлическими втулками и стальными шинами отличалась устойчивым, плавным ходом и прочностью на российских дорогах. По словам того же Бабеля, различали «заседательскую» и «колонистскую» тачанки. Причем «колонистскую», пришедшую от немцев-колонистов и напоминавшую саксонские брички, ценили больше за двойные рессоры и окованное железом днище. На тачанке обычно ставился пулемет «Максим» на станке (крепление допускало быстрое снятие с тачанки), усаживались два номера расчета и ездовой. Вместе с пятью патронными коробками с лентами, оружием и личными вещами прислуги, фуражом и провиантом на двое суток тачанка весила до 1000 кг. Поэтому вместо обычной пароконной запряжки применяли усиленную в три-четыре лошади.

Пулеметные тачанки широко использовались во время Гражданской и советско-польской войн. Так, в бою на р. Стырь в районе Радзивиллова в конце июля 1920 г. (Львовская операция), когда польская 3-я пехотная дивизия перешла в наступление против 4-й кавалерийской дивизии Первой конармии, та выбросила вперед тачанки. Встав в линию, тачанки своим огнем остановили польскую пехоту и заставили отойти, после чего вместе с кавалерией обошли и отрезали пути отхода. Трофеями красных частей стало множество пленных и пулеметов. А в бою под Комаровом 3 августа 1920 г. уже 1-я польская кавалерийская бригада прикрыла пулеметными тачанками свои фланги, нанесла успешный удар по частям Первой конной армии. Поляки, введя тачанки у себя по образцу Красной Армии, потом долго использовали их, ставя на различные повозки обычно пулеметы «Шварцлозе», и даже всерьез обсуждали снабжение тачанки большим бронещитом.

Ну а в кавалерийском полку Первой конной армии в 1920 году сразу после советско-польской войны имелся пулеметный эскадрон с 20 пулеметными тачанками, а в кавалерийской дивизии — пулеметный полк из трех таких эскадронов. Тачанка — последняя боевая колесница — оставалась основной «пулеметной машиной» кавалерии РККА до появления пулеметных бронеавтомобилей повышенной проходимости, оставалась на вооружении до начала Великой Отечественной войны (как, впрочем, и пулеметная двуколка).

Хотя и в значительно меньших количествах использовался и другой вариант «ездящих пулеметов» — вооруженные 1–2 пулеметами автомобили. Идея вооружения пулеметом обычного автомобиля была давно известна — еще в 1889 г. в США полковник Р.П. Дэвидсон предложил поставить пулемет «Кольт» с бронещитом на четырехместный автомобиль. Британский энтузиаст Ф.Р. Симе в 1900 году разработал установку пулемета «Максим» на одноместный квадроцикл. В это же время русскому военному ведомству подобную машину предлагал инженер Б.Г. Луцкой. Установку пулеметов на автомобили учебной автороты планировали в России в 1911 году. Хотя в России автомобилей, как известно, было мало (на середину 1918 года — около 6,6 тыс., в Германии в это время только в рейхсвере их насчитывалось около 60 тыс.), да и дороги в основном были плохи, вооруженные автомобили нашли применение в Гражданской войне.


Вооруженный пулеметами «Максим» автомобиль на службе Красной гвардии

В дни Октябрьской революции посаженные на грузовики наскоро сколоченные отряды с винтовками и пулеметами оказались серьезным боевым средством — они могли быстро появляться в различных пунктах, часто решая этим исход боя.

В 1920 г. во время боев с белоказаками под Ростовом-на-Дону в районе хутора Волошин частям Первой конной армии преградила путь артиллерийская батарея противника. Тогда в бой ввели несколько грузовиков автобронеотряда им. Я.М.Свердлова, в кузовах которых было установлено по два пулемета «Максим». Перед экипажами двух машин была поставлена задача — разгромить артиллерийскую батарею, мешавшую продвижению войск. Автомобили, водителями которых были Е. Архипов и С. Пискунов, на максимальной скорости ворвались в расположение батареи врага и пулеметным огнем артиллерийские расчеты были практически мгновенно уничтожены. Успех автомобилистов помог общему наступлению.


Грузовик автобронеотряда им. Я.М.Свердлова с двумя пулеметами «Максим»

Моторизованные «стрелково-пулеметные» отряды появлялись на протяжении всей Гражданской войны, где для этого имелся транспорт. А в ходе советско-польской войны возможности такого отряда продемонстрировал польский налет на Ковель 12–13 сентября 1920 г., в котором участвовали 45 грузовиков с пехотой и пулеметами.

Главком С.С. Каменев в 1922 году писал: «Мы видели в минувшем периоде Гражданской войны неоднократное использование конницей… грузовиков, вооруженных пулеметами. Врангелевская же конница в этих случаях пользовалась даже легкими автомобилями, также вооруженными одним или двумя пулеметами».

Махно накануне своего разгрома в 1921 году располагал отрядом в 600 всадников при 25–30 пулеметах, а руководивший операцией против него Эйдеман использовал не только штатные пулеметы частей, но и бронеавтомобили и два автомобиля с пулеметами. Выделенные для борьбы с Махно части сосредотачивались в районе Недригайлова на подводах (стрелковые полки) и по железной дороге (истребительный отряд). В результате 27 июня отряд Махно был атакован с трех сторон и, понеся потери, вынужден был бежать. Преследование его велось летучими колоннами с теми же пулеметами на подводах.

Не напрасно орденами Красного Знамени были награждены пулеметчик Заволжского стрелкового полка И.С. Краселюк и другие пулеметчики полка «за отличия, оказанные в боях с бандами Махно 19, 21 и 31 января и 2 и 3 февраля 1921 г. под селами Каменка, Терна, Морозовка и дер. Юпановка», а также начальник бронемашины «Краснознаменец» В.К. Тальвик за отличия «в боях с бандами Махно в период с 9 июня по 30 августа 1921 г.» в районе г. Гуляй-Поле. В 1921 году автоотряды с пулеметами и бронеавтомобили применяли и при разгроме антоновского мятежа в Тамбовской губернии.

Тот же Каменев отмечал, что работа пулеметных бронеавтомобилей в форме «вылета для краткосрочного обстрела» давала хорошие результаты, особенно в конном бою.

В различные периоды Гражданской войны Красная Армия имела на вооружении от 150 до 216 бронеавтомобилей. За годы Гражданской войны сформировали и переформировали 83 автобронеотряда — линейных, входивших в состав стрелковых и кавалерийских дивизий, и отдельных, придаваемых Главным командованием фронтам, армиям и войскам ВЧК. На конец 1918 года в броневых силах РККА числилось 45 бронепоездов и 45 автобронеотрядов, на конец 1919-го — 58–60 бронепоездов и до 64 автобронеотрядов, на конец 1920-го — 71 бронепоезд и 80 автобронеотрядов плюс автотанковые отряды. Штат автоброневого отряда, надо отметить, сохранял схему, выработанную в ходе мировой войны, — один пушечный и три пулеметных бронеавтомобиля. Вместе они несли 1 орудие и до 8 пулеметов. Пулеметные бронеавтомобили и пулеметные части на автомобилях использовались и в борьбе с антоновским мятежом. Бронепоезда ударного (полевого) отряда несли по 12–20 пулеметов, огневой поддержки — 2–4.


Обильно вооруженный пулеметами «Максим» и «Льюис» бронеавтомобиль «Полковник Безмолитвенный» Донской армии

Бронепоезда играли большую роль в боевых действиях, ведущихся вдоль железных дорог. В том числе — состоявшие только из пулеметных бронеплощадок, без артиллерийского вооружения. Значение таких пулеметов под защитой брони продемонстрировал, например, бронепоезд Добровольческой армии «Князь Пожарский» в бою за станцию Авдеевка 4 апреля 1919 г. В составе бронепаровоза и бронеплощадки на 4 станковых пулемета он продвинулся к станции, укрываясь в лощине между посадками вдоль железнодорожного полотна (для защиты от внезапных нападений на крыше бронеплощадки открыто поставили ручной пулемет) и интенсивным огнем нанес большие потери пехоте красных частей, остановив их наступление. После этого «Князь Пожарский» под огнем артиллерии благополучно отошел. 21 июня 1920 г. легкий бронепоезд «Святой Георгий Победоносец» оказал существенную поддержку 13-й и дроздовской дивизиям в бою с конными частями Жлобы за город Большой Токмак, обстреливая пулеметным огнем окраину города.

Пулеметные команды бронепоездов нередко ссаживались с поезда для помощи пехоте в качестве обычных пулеметных команд.

С другой стороны, были случаи успешной борьбы пулеметов с бронесилами. Так, в журнале военных действий 1-го Томского стрелкового полка (Сибирская армия Временного Сибирского правительства) за 25 июля 1918 г. говорилось о бое с бронепоездом красных: «Броневик противника подошел к мосту разъезда Солзан и открыл сильнейший артиллерийский огонь… Рота штабс-капитана Ерохина, в свою очередь, открыла сильный пулеметный и ружейный огонь и заставила броневик отойти назад». Интересный пример есть в приказе РВСР № 545 от 18 ноября 1920 г. Приказ утверждал присуждение ордена Красного Знамени командиру взвода пулеметной команды 78-го стрелкового полка Г.И. Гаркуше «за то, что в бою 26 августа 1919 г. в Суджанском уезде Курской губ., когда прислуга неприятельского бронированного автомобиля делала вылазку, чтобы помочь своей цепи, тов. Гаркуша огнем своего пулемета заставил ее скрыться опять в автомобиль. Такие попытки неприятель делал неоднократно, и каждый раз названный товарищ принуждал его скрываться в автомобиль. Затем, когда подошедшей нашей цепью неприятель был отогнан, а автомобиль остался в наших руках, тов. Гаркуша вскочил в него и обратил бывший там пулемет в действие против врага».

Пулеметный огонь оставался главным в действиях бронеавтомобилей. Скажем, в сентябре 1919 г. 32-й автоброневой отряд Красной Армии, действовавший совместно с 4-й кавалерийской дивизией в районе станции Казанская, преследуя отходившие колонны конного корпуса генерала Савельева, врезался в колонны и огнем пулеметов нанес противнику большие потери. Продолжая преследование, отряд захватил 5 орудий, бронепоезд, много пулеметов. В 1920 году 53-й Туркестанский автоброневой отряд участвовал в штурме крепости Старой Бухары. 1 сентября бронеавтомобиль командира отряда И.А. Ландина скрытно подъехал к стенам крепости и «ураганным огнем из оружия и пулеметов обстреливал в упор ворота и бойницы, чем не давал врагу перейти в контратаку; прикрыл выезд тяжелых батарей на передовую позицию и значительно облегчил подход к крепости нашим стрелковым частям» (из приказа о награждении Ландина орденом Красного Знамени).

«РУЧНОЕ РУЖЬЕ-ПУЛЕМЕТ» ФЕДОРОВА

«Из всех вопросов, связанных со стрелковым оружием и выдвинутых войной, вопрос о ручном пулемете был наиболее важным».

В. Г. Федоров. «В поисках оружия».

На протяжении всего описанного периода на вооружении русской армии состояли пулеметы только зарубежных систем — даже производившиеся в России картечницы и автоматические пулеметы в основе имели американские разработки Р.Дж. Гатлинга и X. Ст. Максима. Среди закупавшихся пулеметов «Кольт», «Льюис» имели американское происхождение, «Виккерс» — американо-британское, «Гочкис» и «Шоша» — французское, «Мадсен» — датское. Россия только еще готовилась к созданию и производству собственного автоматического оружия. Первым автоматическим оружием русской разработки, доведенным до серийного производства, стал образец, широко известный как «автомат Федорова». Обычно его вполне обоснованно относят к истории индивидуального автоматического оружия. Однако появление его напрямую связано с потребностями пулеметного дела.


Гвардии капитан В.Г. Федоров. Фотография 1900 г.

Имевшиеся на вооружении ручные пулеметы не отвечали требованиям, определенным А.А. Благонравовым следующим образом: «Всюдупроходимость, отовсюдубойность, максимальная гибкость огня и сбережение сил стрелка». Это породило ряд «промежуточных» типов оружия, за которыми раньше просто не признали бы права на существование. Как ручные пулеметы появились между несостоявшейся автоматической винтовкой и станковым пулеметом, так в «нише» между ручным пулеметом, автоматической винтовкой и пистолетом появились пистолет-пулемет и автомат, которые перейдут в разряд индивидуального оружия только после войны. Первые серийные пистолеты-пулеметы — итальянский «Виллар-Пироза» системы А. Ревелли и германский МР.18 «Бергман» системы X. Шмайссера представляли собой род «легкого» пулемета для ближнего боя и даже имели поначалу расчет из двух человек. С другой стороны, в подобие ручного пулемета переделывались самозарядные винтовки. Пример тому — германская автоматическая винтовка «Маузер» 1910/13 г., снабженная переводчиком для автоматической стрельбы и сменным магазином на 25 патронов и применявшаяся в основном в качестве авиационного вооружения, переделки в ручные пулеметы французской автоматической винтовки «Шоша» (придан сменный магазин на 20 патронов) и британской Фаркауэра (магазин на 50 патронов).


Автоматическая винтовка Фаркауэра-Хилла с барабанным магазином на 20 патронов уже приближалась к ручному пулемету

В России, как уже было сказано, к началу войны были отобраны для войсковых испытаний «автоматические» винтовки систем Федорова, Токарева и Браунинга. Причем винтовка Федорова была выполнена под им же разработанный 6,5-мм винтовочный патрон «улучшенной баллистики». К июлю 1914 г. на Сестрорецком оружейном заводе были изготовлены детали для 150 винтовок Федорова — при непосредственном участии В.А. Дегтярева, помощника Федорова в работе над винтовкой. С началом войны Военное министерство распорядилось прекратить все опытные работы, в том числе и по автоматическим винтовкам. Все мощности заводов направили на выпуск штатного оружия, а средства на опытные работы — «на усиление средств военного фонда». Хотя приостановление опытно-конструкторских работ в целом сыграло негативную роль, остановку разработки автоматической винтовки косвенно обосновал сам В.Г. Федоров. Находясь в начале 1915 года на Северо-Западном фронте, он писал в Артком ГАУ: «Ни одна из систем автоматических винтовок не находится ныне в таком состоянии, чтобы ее можно было бы принять как готовый образец… Слишком много надо еще поработать с автоматическими винтовками, чтобы получить простую и прочную винтовку, обеспеченную безотказностью действия».

Однако в том же 1915 году интерес к автоматическим винтовкам возрождается. С одной стороны, пехота требовала легкого автоматического оружия. Две автоматические винтовки Федорова направили для войсковых испытаний на фронт в 85-й Выборгский пехотный полк. С другой стороны, вновь активизировались слухи о той самой германской автоматической винтовке Маузера. На волне этого интереса начальник Офицерской стрелковой школы Н.М. Филатов летом 1915 года затребовал в школу детали 7,62-мм винтовки Федорова 1912 года и 6,5-мм винтовки 1913 года и добился перевода в Ораниенбаум с Сестрорецкого завода В.А. Дегтярева. 13 января 1916 г. 50 комплектов частей винтовок Федорова передали в мастерскую ружейного полигона школы, Дегтярев начал их сборку и отладку.

В том же январе 1916 г. полковник В.Г. Федоров подает ГАУ «Записку-отчет», в которой обобщает результаты работы миссии адмирала Русина в Лондоне и Париже и указывает на важную особенность текущих работ над пехотным оружием: «Ни в Англии, ни во Франции совершенно не поднят еще вопрос о перевооружении армии автоматической винтовкой, все дело сводится лишь к широкому испытанию в боевых условиях этого нового оружия, причем заказываются не автоматические винтовки, а ружья-пулеметы, которые, по моему мнению… в настоящее время имеют безусловно большее значение, чем упомянутые винтовки… Если бы у нас даже и была… законченная автоматическая винтовка… было бы нецелесообразно устанавливать ее производство на заводах… Полагаю, что и для нашей армии вопрос заключается лишь в необходимости самого широкого испытания в боевых условиях различных систем ружей-пулеметов и автоматических винтовок, причем… необходимо немедленно заказать некоторое количество до 3 или 5 тысяч автоматических винтовок, приспособленных для непрерывной стрельбы и имеющих магазин на 20–25 патронов… Для установки производства необходимо подыскивать частную мастерскую».

В мастерских ружейного полигона Федоров с помощью Дегтярева занялся переделкой своей системы в ружье-пулемет. 6, 5-мм патрон «улучшенной баллистики» так и остался опытным, зато имелось значительное количество японских 6,5-мм патронов к винтовкам «Арисака». Готовые патроны поставляли из Японии и Англии, Петроградский патронный завод поставил снаряжение патронов, поставленных в разобранном виде, и собственное их производство. Японский патрон был меньше федоровского, и винтовки приспосабливали под него, вставляя в патронник особый вкладыш. Федоров рассчитывал на меньшие дальности стрельбы, нежели считалось необходимым ранее, что позволяло укоротить ствол с 800 до 520 мм и облегчить оружие в целом (как это было сделано в пулемете «Шоша»). Федоров ввел в систему флажковый переводчик, подвижную крышку затвора, разработал серию сменных магазинов. К сентябрю 1916 г. в мастерской полигона собрали восемь 7,62-мм ружей-пулеметов Федорова (получившего уже звание генерал-майора) с магазином на 15 патронов, три 6,5-мм с магазином на 25 патронов и два с магазином на 50 патронов, а также сорок пять 6,5-мм автоматических винтовок.

14 августа 1916 г. начальник Генерального штаба направил в ГВТУ следующее письмо: «По обстоятельствам настоящего военного времени представляется необходимым сформировать теперь же роту, вооруженную ружьями-пулеметами и автоматическими ружьями системы генерал-майора Федорова по особому представленному здесь штату… Распыление ружей по существующим частям не даст полной картины полезного их действия, что может быть достигнуто только… в случае сформирования и командирования в Действующую армию особой войсковой части, укомплектованной специально обученными офицерами и нижними чинами и имеющей достаточный запас личного состава для немедленной замены убывших». Предлагавшийся штат роты включал три взвода — один с 8 ружьями-пулеметами и два по 25 автоматических винтовок. Всего — 4 офицера, 159 нижних чинов (включая двух оружейников младшего разряда) и 8 обозных лошадей при 6 повозках (2 патронные и 3 хозяйственные двуколки, походная кухня).


6,5-мм «Ручное ружье-пулемет» (автомат) Федорова и каска Адриана — новинки вооружения и экипировки русской пехоты

В течение лета и осени при Офицерской стрелковой школе на основе роты 189-го Измаильского пехотного полка 48-й пехотной дивизии была сформирована и обучена «команда особого назначения». Ей передали 45 винтовок и восемь 7,62-мм ружей-пулеметов Федорова, снабдив их клинковыми штыками «по образцу Кавказского казачьего войска» и чехлами для переноски оружия. Кроме того, команда была «снабжена всеми новыми техническими усовершенствованиями» — оптическими прицелами, призматическими биноклями, приборами для стрельбы из-за прикрытий, переносными полевыми стрелковыми щитами системы Технического комитета ГВТУ, стальными шлемами Адриана. Оптические прицелы системы Герца были заказаны Обуховскому заводу еще в декабре 1914 г. для штатных 7,62-мм винтовок. Но в июне 1916 г. первые 20 прицелов передали для ружей-пулеметов Федорова. К каждому ружью-пулемету полагалось иметь: 4 патронные обоймы, 1 патронный ящик, 1 кожаную сумку с запчастями и принадлежностью, 1 стрелковый щит.

«Автоматической роте генерала-майора Федорова» (как одно время называли подразделение) придали второй комплект обученных нижних чинов, вооруженных пистолетами «Маузер», для замены выбывших из строя. Речь шла не просто о боевом испытании ружей-пулеметов и автоматических винтовок, но о пехотном подразделении с новой системой вооружения и оснащения и новой тактикой. На примере этой роты могла быть опробована новая, групповая тактика.

Но опыта не получилось. «Автоматическую роту» как «отдельную стрелковую роту» (3 офицера и 150 нижних чинов) 189-го Измаильского пехотного полка в январе 1917 г. отправили на румынский фронт. На 30 апреля 1917 г., согласно ежедневному докладу начальника штаба 48-й пехотной дивизии, в отдельной стрелковой роте 189-го полка состояло 3 офицера и 138 нижних чинов. Рота, по-видимому, распалась во время «эвакуации Румынии». Правда, оружие Федорова попало и на Западный фронт — на апрель 1917 г. здесь числилось 4 его ружья-пулемета.

Много позже Федоров писал: «При заказе автомата Федорова в 1916 году в первую очередь он предназначался для вооружения различных специальных команд — мотоциклистов, бронированных автомобилей, прислуги пешей артиллерии взамен прикрытий, конно-охотничьих команд и т. д. и затем лишь для выдачи отборным стрелкам в пехоте. Как нормальное вооружение пехотинца автомат Федорова никоим образом не являлся подходящим». В самом деле, еще 21 февраля 1916 г. Морской Генеральный штаб просил передать 10 винтовок Федорова «в виду крайней нужды в подобных ружьях в Морской авиации». А после испытаний 6,5-мм ружей-пулеметов в 10-м авиадивизионе подполковника Горшкова заведующий авиацией великий князь Александр Михайлович телеграфировал: «Ружье-пулемет генерала Федорова дало прекрасные результаты… Прошу наряда на сто таких ружей для авиационных отрядов. Ружье во всех отношениях лучше ружья Шоша». Командир же другого авиаотряда Туноженский заключил, что «ружье-пулемет Федорова единственно пригодно для легкого аэроплана». V отдел Арткома в журнале № 381 от 6 сентября 1916 г., отнеся оружие Федорова к особому классу «ручных ружей-пулеметов», заключил, что кроме авиации «означенные ружья с пользой могли бы быть употреблены и на бронированных автомобилях, в особенности пушечных, где нет возможности поставить пулемет… Автоматическая винтовка Федорова могла бы быть использована для полевой позиционной войны как вооружение пехоты».

При самых положительных отзывах ГАУ новое оружие имело и противников. На заседании Военного Совета в конце 1916 г. князь Лобанов-Ростовский активно выступил против введения на вооружение «такого ублюдка». Отпрыск влиятельной фамилии не считался знатоком военного дела, но «законность существования» такого типа оружия, надо сказать, оспаривалась многими и позже. Пока же к новому оружию проявляли немалый интерес и ГАУ, и авиация, и даже Главное управление кораблестроения. Ружье-пулемет все же было принято в варианте под японский патрон. Выбор патрона объясняли следующими соображениями: 1) меньшая отдача и меньшее нагревание ствола, большая легкость и компактность, прочность запирающего механизма и более целесообразное устройство магазина, 2) ружья-пулеметы Федорова предполагалось выдавать войскам Северного фронта, вооруженным японскими винтовками «Арисака», 3) еще до войны решено было перейти к патронам без выступающей закраины, а в 6,5-мм ружье-пулемете это уже было выполнено.

Стоит заметить, что ручное ружье-пулемет Федорова оказалось единственным образцом стрелкового оружия, разработанным и принятым на вооружение в России во время войны. При этом во Франции, например, за время Первой мировой войны было создано и поставлено на производство пять новых образцов автоматического стрелкового оружия, в Германии — восемь.

С постановкой производства дело обстояло куда хуже. Еще в марте 1916 г. Федоров исследовал возможность заказа оружия на крупном частном заводе. Надежд тут было немного — допуски на изготовление деталей ручного ружья-пулемета Федорова были не менее жесткими, чем у пулемета «Максим». К тому же частным заводам были невыгодны небольшие заказы. Завод И.А. Семенова в Петрограде соглашался на заказ не менее 50 000 экземпляров, то же ответил и председатель промышленной группы Третьяков. Казенный Сестрорецкий завод мог установить производство лишь через 16–18 месяцев при условии снижения выпуска 3-линейных винтовок с 14 000 до 10 000 в месяц. Начальник ГАУ генерал А.А. Маниловский еще 23 октября 1916 г. распорядился организовать на этом заводе производство 15 000 автоматических винтовок Федорова сначала полукустарным способом с последующим переходом на «машинную фабрикацию», при изготовлении черновых стволов Ижевским сталеделательным, а коробок — Путиловским заводом. Выбор Сестрорецкого завода был вполне обоснован — завод имел хорошо оборудованный и укомплектованный квалифицированными кадрами инструментальный отдел с образцовой мастерской, где и могли начать полукустарное производство достаточно сложной автоматической системы. Предполагалось первоначально выпускать по 10 «ручных ружей-пулеметов» в сутки, затем довести выпуск до 50, приостановив для этого на заводе работы по увеличению производства «трехлинеек». Начальник Сестрорецкого завода предлагал привлечь и частные петроградские заводы из числа тех, что уже выполняли заказы ГАУ, а сборку и отладку производить на ружейном полигоне — получалось подобие германского «группового» метода производства оружия. В середине 1917 года сформировали комиссию по подготовке производства «ручного ружья-пулемета» Федорова. Но Сестрорецкому заводу не удалось получить необходимые станки, производство «трехлинеек» на нем падало и без того, так что организация нового производства здесь была весьма затруднительна.

Тогда, в октябре 1917 г., и выбрали пулеметный завод в г. Коврове Владимирской губернии, строившийся «Первым Русским Акционерным Обществом ружейных и пулеметных заводов» и датским синдикатом и оснащаемый вполне современным оборудованием. 11 января 1918 г. контракт Общества с ГАУ был изменен дополнительной надписью № 8, гласившей: «На основании постановления Исполнительного Комитета при Военном Министерстве от 2 января 1918 г… настоящая дополнительная надпись сделана… в том, а) что количество ружей-пулеметов Мадсена уменьшается с 15 000 до 10 000 и б) Общество обязуется поставить ГАУ, согласно представленному образцу и чертежам и согласно указаниям и под общим руководством генерала-майора Федорова 9 000 ружей-пулеметов системы генерала-майора Федорова… Начало валового производства… через 9 месяцев со дня подписания контракта». Условия приемки изделий оговаривали: «Ружья-пулеметы сдаются партиями, размер коих устанавливается ГАУ по согласованию с заводом… Правильность действия механизмов в каждом экземпляре ружья-пулемета проверяется стрельбой вполне исправными патронами и двумя выстрелами усиленными патронами. Обыкновенными патронами делаются 10 выстрелов одиночными и 100 автоматических…Для проверки взаимозаменяемости частей из представленной партии берутся 10 экземпляров, разбираются, в них перемешиваются наиболее ответственные части… Затем из каждого собранного ружья-пулемета производится стрельба сотней автоматических выстрелов… Меткость боя проверяется… стрельбой в мишень со 100 шагов одиночными выстрелами, причем радиус круга, вмещающего лучшую половину пуль, не должен превышать 3 вершка» (т. е. 133,5 мм). Как видим, требования предъявлялись по-русски жесткие. Хотя желаемой взаимозаменяемости в серийных образцах оружия Федорова с большим трудом удалось добиться только через несколько лет, к самому концу его производства. Отметим еще один момент — шел январь 1918 г., русской армии по сути уже не было, надорвавшаяся в ходе войны промышленность разваливалась, но оружейники продолжали работать над новым оружием, убежденные в его необходимости России. И еще небольшая деталь — несмотря на декрет Совета Народных Комиссаров от 16 декабря 1917 г., офицеры продолжали именовать друг друга по званию.

Обществу выделили дополнительный аванс в 3 миллиона рублей. Сдача первых 500 ружей-пулеметов Федорова должна была начаться через 13 месяцев (1 февраля 1919 г.), затем должно было сдаваться по 1500 в месяц, а по окончании производства «Мадсенов» — по 2500. Стоимость ружья-пулемета Федорова с запасными частями и принадлежностью составляла 1090 рублей («Мадсен» — около 1730 рублей).

Предписанием ГАУ от 18 января 1918 г. за № 3829 на завод командируется В. Федоров, вместе с ним едет В. Дегтярев, в Ковров направили также П. Третьякова, П. Гусева и приемщиков-браковщиков. Бывший начальник Тульского оружейного завода и отличный знаток производства П.П. Третьяков стал председателем комиссии по проектированию проверочных лекал к ружьям-пулеметам Федорова. В Ковров все направленные прибыли только 24 февраля (9 марта по новому стилю). Но к этому времени завод уже стоял, многих рабочих уволили.

21 марта 1918 г. все работы на Ковровском заводе были остановлены по финансовым и организационным причинам. Авансовые суммы израсходованы, снабжение остановлено, перспективы контрактов в связи с проводившейся «демобилизацией военных предприятий» неясны. В штате завода оставили только 60 человек. В июле Военно-хозяйственный комитет ВСНХ выделил заводу небольшой по тем временам аванс в 2 млн 700 тыс. рублей на работы по подготовке чертежей для производства ружей-пулеметов Федорова — в связи с введением метрической системы дюймы пересчитывали в миллиметры. Весь 1918-й и начало 1919 года вместо запланированного производства завод занимался выживанием, по возможности — дооборудованием, набором кадров, а также ремонтом оружия для Красной Армии. Федоров вынужденно занимает должности технического директора, директора-распорядителя, директора, главного инженера завода. Только в декабре 1918 г. Чрезвычайная комиссия по снабжению Красной Армии поставила вопрос об открытии Ковровского пулеметного завода и возобновлении контрактов на производство ружей-пулеметов системы Федорова и системы Мадсена. 17 декабря ГАУ предложило Федорову начать их производство полукустарным способом с привлечением квалифицированных слесарей, прежде всего к изготовлению лекал и инструмента, а не деталей оружия. 2 марта 1919 г. ГАУ предписывало Федорову: «Согласно постановлению Чрезвычайной Комиссии Вам надлежит принять все меры к скорейшему установлению на заводе производства ружей-пулеметов как Вашей системы, так и системы Мадсена. Кроме того, согласно указаниям Начальника ГАУ, Вам надлежит срочно пустить в работу 150 экз. ружей Вашей системы полукустарным способом». Федоров докладывает, что выполнение сразу двух заказов представляет для завода чрезвычайно трудную задачу, и просит определить очередность. Наконец, 22 июня 1919 г. (н. ст.) было принято решение сосредоточить силы на производстве образца Федорова. К этому времени в целом закончили разработку конструкторской и технологической документации по ружью-пулемету Федорова. Оружие, впрочем, именовали теперь также «автоматом» (применение этого названия к новому оружию приписывают Н.М. Филатову) или «ружьем-автоматом».


6,5-мм автомат Федорова с присоединенным магазином

Изготовление первой пробной партии в 200 ружей-пулеметов Федорова начали в малом, временном корпусе завода. Однако 10 июля во временном корпусе случился сильный пожар, из-за которого Федоров был даже арестован, хотя освободили его быстро. Производство решили перенести в большой корпус, который еще достраивался. Большую помощь Федорову оказали В.А. Дегтярев, П.П.Третяков и другие прибывшие с ним специалисты.

В первых числах февраля 1920 г. одно ружье-пулемет Федорова доставили в Реввоенсовет республики, и Главком С.С. Каменев попросил, «чтобы 300 ружей-пулеметов было изготовлено в наикратчайшй срок». А 14 октября 1920 г. уже М.В.Фрунзе попросил у Каменева выслать автоматы для Южфронта. Но к 15 сентября 1920 г. были сданы только первые 15 (из них только 8 снабжены запасными частями для отправки на фронт) и готовы комплекты для сборки 27–32 штук. До конца 1920 года сдано только 100 автоматов. И только 21 апреля 1921 г. Совет военной промышленности признал, что массовое производство автоматов на Ковровском пулеметном заводе установлено. Выпуск составлял до 100―150 автоматов в месяц.

Автоматы Федорова опоздали на Гражданскую войну, но применялись в ее так называемый «ликвидационный период» ― на Кавказе и при подавлении Карельского восстания, поддержанного финскими интервентами. В январе-феврале 1922 г. успешный рейд по тылам финских интервентов в Южной Карелии совершил лыжный отряд Т.Антикайнена, составленный из курсантов Интернациональной военной школы и вооруженный автоматами Федорова, «трехлинейками» и шестью ручными пулеметами «Мадсен» (всего задействованный в операции батальон Интернациональной школы имел шесть пулеметов «Мадсен» и шесть «Шоша»).

Фактически В.Г. Федоров первым обосновал тактико-технические требования к «штурмовому» автоматическому оружию и наиболее полно реализовал его основные черты: масса и габариты, удобные для передвижения на поле боя, сменный магазин большой емкости, возможность ведения огня одиночными выстрелами и очередями, мгновенного открытия автоматического огня на ходу, использование любых встречающихся на местности естественных упоров.

Из зарубежных образцов, созданных к концу Первой мировой войны, наиболее близка по типу к автомату Федорова винтовка BAR-18 Дж. М. Браунинга с переводчиком огня и сменными магазинами на 20 и 40 патронов, переделанная вскоре в ручной пулемет. Но все это — уже другая тема.

ПО ОПЫТУ РУССКОЙ АРМИИ

«Появление такого количества пулеметов и скорострельного оружия свидетельствует о переходе стрелкового боя на „пулеметные рельсы“».

С.С. Каменев

Оценивая развитие военного стрелкового оружия после мировой войны, В.Г. Федоров заметил, что в отношении станковых пулеметов «большинство государств было довольно прежними довоенными системами». К Красной Армии это можно отнести с некоторыми поправками. Пулемет «Максим» отечественного производства, получивший в войсках ласковое прозвище «максимка», заслужил всеобщее признание возможностью ведения интенсивной стрельбы и ее меткостью, но достигалось это в основном большой массой пулемета и станка, водяным охлаждением ствола. Потому уже выдвигались требования создания менее громоздкого станкового пулемета (хотя «Максим», пройдя несколько модернизаций, все же провоюет еще три десятилетия).


Станковый пулемет «Максим» обр. 1910 г. и ручной «Льюис» в 1920-е годы стали основными в Красной Армии

Иностранные пулеметы, доставшиеся Красной Армии от русской и взятые в качестве трофеев в годы Гражданской войны, еще продолжали некоторое время свою службу. Один пример — за ноябрь 1920 г. с Петроградского артиллерийского склада войскам ВНУС (Войска Внутренней Службы Республики) отпустили 30 «пулеметов Кольта с брезентовыми чехлами на казенную и дульную часть».

Из всех пулеметов иностранного производства дольше всех на вооружении РККА продержался, пожалуй, «Льюис». Во всяком случае, на 1927 год в официальных наставлениях среди группового оружия из всех пулеметов упоминаются только ручной пулемет «Льюис» и станковый «Максим».

Возвращение на службу старых пулеметов вместе с другим оружием Первой мировой войны произошло в тяжелый начальный период Великой Отечественной войны.

В основном они оказались на вооружении частей народного ополчения. Так, в 17-й стрелковой дивизии народного ополчения (московского), по свидетельству В. Шемелева, командовавшего пулеметным взводом одного из полков дивизии, на сентябрь 1941 года было 167 станковых пулеметов, из них 160 — «Кольты». Хорошо известна фотография с московского парада 7 ноября 1917 г., когда перед Мавзолеем проходят ополченцы с пулеметами «Льюис».

Ну а пока, в ходе реорганизации РККА, пулеметы вводили во все звенья организации пехоты и кавалерии. Согласно штатам, принятым в октябре 1924 г., в каждую стрелковую роту входили три стрелковых и один пулеметный взвод (два станковых пулемета), во взвод — три стрелковые отделения, 1 станковый и 1 ручной пулемет. Таким образом, каждая стрелковая рота должна была иметь 5 станковых и 3 ручных пулемета, а каждый полк — 45 станковых и 27 ручных пулеметов, кроме того, полк получил полковую артиллерию. Затем приняли новый штат стрелкового батальона, включавший три стрелковые, одну пулеметную роту (6 станковых пулеметов), взвод батальонной артиллерии, а в стрелковом взводе пулеметы передали в отделения — по две штуки (один станковый, один ручной, по мере поступления ручных пулеметов они должны были заменять в отделениях станковые). По штатам военного времени, принятым в 1925 г., дивизия имела 15 300 человек личного состава и 74 станковых пулемета.

История пулеметов в старой русской армии завершилась, начиналась история пулеметного вооружения Красной Армии.

ОПИСАНИЕ УСТРОЙСТВА ПУЛЕМЕТОВ И ИХ УСТАНОВОК

«Скорострельные пушки» обр. 1871 и 1873 гг.

В системе Гашинга ведущим звеном системы выступал центральный вал, приводившийся во вращение мускульной энергией стрелка через рукоятку и коническую передачу. На вал надевались: блок стволов, за ним, внутри неподвижного чугунного кожуха — приемник и «замочный цилиндр», в продольных пазах которого скользили затворы. Стволы имели толщину стенок несколько больше винтовочных. Между кожухом и затворами помещался поддон с эллиптическим наклонным пазом, с помощью которого вращение преобразовывалось в возвратно-поступательное движение затвора. Досыланию, запиранию, выстрелу, отпиранию и экстракции соответствовали свои участки паза. В затворе монтировались ударник с курком и боевой пружиной и выбрасыватель. Ударник взводился, скользя своей головкой по изогнутой поперечной пластине, приклепанной к кожуху изнутри. Скорострельность определялась скоростью вращения. К достоинствам такой схемы относится полное совмещение операций, непрерывность работы, равномерная (без рывков и остановок) работа системы питания, небоязнь осечек (в случае осечки сработает следующий патрон в следующем стволе), возможность развить в короткое время высокую скорострельность без перегрева стволов. Главная опасность — затяжной выстрел. Главная сложность в эксплуатации — чрезвычайная утомительность работы с вращающейся рукояткой. Проблемы создавала также высокая чувствительность механизма к смазке.


Схема устройства картечницы Гатлинга с вращающимся блоком стволов (по русской «скорострельной пушке»)
«Артиллерийская часть» картечницы Гатлинга—Горлова

«Тело» картечницы Гатлинга—Горлова («скорострельной пушки обр. 1871 г.») укладывалось на железную раму с цапфами, на которой крепилась и медная воронка под магазин, точнее — под секторную коробку-пачку на 24 патрона. Патроны подавались собственной тяжестью и давлением грузика, поджимаемого сверху заряжающим. Затем, по образцу модели Гатлинга 1874 г., приняли карусельное устройство с четырьмя секторами — каждый включал 4 отделения по 25 патронов. В 1885 году был принят барабанный магазин системы Экльста.

В картечнице Гатлинга—Барановского («скорострельной пушке обр. 1873 г.») уменьшена длина стволов, длина и масса «тела» самой картечницы. Вращающийся блок стволов облегчен, стволы укрыты медным кожухом, рукоятка вращения надета прямо на центральный вал, работа с ней стала легче. Возросла скорострельность. Изменилась и установка — картечница опиралась на круглый стол на оси лафета и поворачивалась на нем по горизонту. Появилось «автоматическое» устройство рассеивания пуль. Картечница легко разбиралась на 4 части (картечница, лафет, колеса).


Последовательность работы затворов картечницы Гатлинга

Облегченный лафет весил 276,5 кг, имел диаметр колес 1,09 м, давал угол возвышения 60 и склонения 50°, поворота по горизонту 60°. При нем возили 6720 (672 — в ящиках на лафете), при лафете пушечного типа — 6048 патронов.


Схема работы системы питания картечницы Гатлинга—Горлова
с коробчатым магазином
Лафет артиллерийского типа, первоначально использовавшийся
с картечницей Гатлинга—Горлова
Станковый пулемет «Максим» обр. 1910 г.

Пулемет состоял из следующих частей: ствол; рама с механизмом запирания, барабаном, рукояткой и цепочкой; замок (затвор) с ударным механизмом, боевой личинкой, замочными и подъемными рычагами; спусковая тяга; короб с откидной крышкой; задвижки затыльника; затыльник с рукоятками управления, спусковым рычагом и предохранителем; возвратная пружина с коробкой (кожухом); приемник с механизмом подачи ленты; кожух ствола с пароотводной и гильзоотводной трубкой, наливным и сливным отверстиями; надульник; прицельные приспособления.

Автоматика действовала по схеме отдачи ствола с коротким ходом. Запирание канала ствола производилось затвором (замком), подпираемым системой из двух шарнирно-сочлененных рычагов, передний из которых (шатун) был связан плоским шарниром с затвором, а задний (мотыль) так же шарнирно крепился в задней части рамы, то есть рама играла роль ствольной коробки. На правый конец оси мотыля надевалась качающаяся рукоятка, на левый — барабан (эксцентрик) с цепочкой типа Галля. Цепочка соединялась с возвратной пружиной, крепившейся в отдельной коробке на левой стенке короба пулемета. В затворе монтировался ударник с двуперой пластинчатой боевой пружиной. В вертикальных пазах затвора скользила боевая личинка с захватами для удержания гильзы и отверстием для прохода бойка, так что выстрел был возможен только при определенном положении личинки. Ударник взводился коленчатой лодыжкой и захватывался верхним предохранительным спуском, а лодыжка своим боевым взводом вставала на нижний спуск. Спусковой рычаг в форме клавиши под палец располагался между рукоятками управления и удерживался предохранителем.


Пулемет «Максим» обр. 1910 г. на станке Соколова

Питание — из холщовой патронной ленты. Гнезда ленты разделялись металлическими пластинками, крепившимися заклепками. Пластины не только делили ленту на звенья, но и помогали выравниванию патронов в ленте — для этого каждая десятая пластина выступала за ширину ленты. Патронная коробка переносилась и устанавливалась отдельно от пулемета, и для надежной работы системы подачи второй номер вручную поддерживал подаваемую ленту в правильном положении.


Разрез пулемета «Максим» обр. 1910 г.:
1— ствол, 2 — станина рам, 3 — ось шатуна, 4— шатун. 5-мотыль, 6 — рукоятка, 7 — барабанчик, 8 и 9 — цепочка, 10 — головка рукоятки, 13— крючок возвратной пружины, 14 — ось мотыля, 15 — трубка замочных рычагов, 11-гайки регулировки зазора, 18 — замок, 19 — подъемные рычаги, 20 — боевая личинка, 25 — ролик, 34 — задержка, 35 — приемник, 36 — ползун, 37 — пальцы ползуна, 40— стенка короба, 43 — коленчатый рычаг подающего механизма, 47 — дно короба, 48 — крышка короба, 50 — направляющие планки боевой личинки, 52 — левая стенка короба, 56 — правая задвижка, 57 —коробка возвратной пружины, 58 — выступ для присоединения коробки пружины, 59 — вороток для натяжения пружины, 60— возвратная пружина, 61 — спусковая тяга, 62 — замыкатель затыльника, 64 — трубка рукояток затыльника, 65 — деревянные рукоятки затыльника, 67 — пробка масленки, 68 — прокладка пробки, 69 — пластинчатая пружина пробки, 70-спусковой рычаг, 66 — дно рукоятки (масленки), 72 —угольник для скрепления стенок короба, 73 — предохранитель, 75 — пружина предохранителя, 76 — ось крышки, 77 — защелки крышки короба, 79 — винт защелки, 80 — гнеток защелки, 78 — пружина защелки, 81 — пружины для опускания боевой лииинки, 82 — пресс, 83 — основание стойки прицела, 84 — пружина стойки, 85 — гнеток стойки, 86 — головка гнетка, 87 — крышки кожуха, 88 — кожух, 89 — дно кожуха, 90 — надульник, 91 — втулка надульника, 92 — колпачок, 93 —цепочка колпачка, 95 — направляющий вкладыш для удобства вставления ствола в кожух, 96 — пробка наливного отверстия, 91 — пробка выливного отверстия. 99 — пароотводная трубка, 100 — пароотводное отверстие, 101 — подвижная трубка, 102 — задний конец трубки пароотводного приспособления, 103 — вкладыш, 104 — головка трубки, 105 — контрвинт, 112 — отверстие трубки. 113 — выводная трубка для гильз, 114 — горбатая пружина, 115 — фиксатор гильз, 123 — маховичок, 126 — тормоз, 128 — мушка, 129 — основание мушки
Работа системы автоматики пулемета «Максим»: А — подвижная система в крайнем переднем положении перед выстрелом, Б — подвижная система в крайнем заднем положении, В — окончание цикла перезаряжания; 6 — рукоятка, 15 — замочные рычаги, 19 — подъемные рычаги, 20 — боевая личинка, 34 — задержка, 50 — направляющие планки короба, 113 — выводная трубка.

Подача ленты — справа налево ползуном, приводимым в движение коленчатым рычагом от подвижной системы.


Вид сзади на пулемет «Максим» обр.1910 г. Видны спусковая клавиша, стоечный прицел, приемник, тыльная часть щита с катушкой

Для направления ленты в приемник на правой стороне короба крепилась катушка. Еще одна катушка для той же цели крепилась с внутренней стороны щита справа.

Выстрел производился с закрытого затвора. Для производства выстрела следовало поднять предохранитель и нажать на спусковой рычаг. При этом спусковая тяга отходила назад, оттягивая хвост нижнего спуска, который отпускал лодыжку. Ударник своим бойком разбивал капсюль патрона, происходил выстрел. Под действием отдачи затвор стремился отойти назад и передавал давление шатуну и мотылю. Последние составляли угол, обращенный вершиной вверх и упирались своим шарниром в выступы рамы. В результате действие отдачи передавалось раме, и подвижная система — рама с затвором и стволом — отходила назад. Рукоятка набегала на неподвижный ролик короба, поднималась и поворачивала мотыль вниз — система рычагов распрямлялась, и затвор теснее прижимался к стволу. Копирная поверхность рукоятки была спрофилирована таким образом, чтобы отпирание канала ствола не происходило до вылета из него пули. После вылета пули пороховые газы попадали в надульник и давили на передний срез ствола, придавая подвижной системе дополнительный импульс. Рукоятка, поворачиваясь далее, вызывала складывание рычагов вниз и отход затвора ствола. Личинка затвора извлекала из патронника стреляную гильзу, удерживая ее за закраину. При опускании шатуна трубка замочных рычагов давила на хвост лодыжки, последняя поворачивалась и взводила ударник. Подъемные рычаги поднимали личинку, которая захватывала очередной патрон из продольного окна приемника.


Стрельба из пулемета в положении лежа — при положении на ногах и на колесах

При дальнейшем движении системы назад изогнутые пластинчатые пружины на внутренней стороне крышки короба опускали личинку замка, при этом извлеченный из ленты патрон оказывался на линии досылания, а извлеченная из патронника стреляная гильза — напротив гильзоотводной трубки. В то же время коленчатый рычаг отводил ползун подающего механизма вправо, и пальцы ползуна заскакивали за очередной патрон в приемнике. При повороте рукоятки цепочка наматывалась на барабан и растягивала возвратную пружину. В конце поворота рукоятка ударялась о ролик своим коротким концом и получала импульс обратного движения. В результате под действием возвратной пружины подвижная система начинала движение вперед. При этом затвор досылал очередной патрон в патронник, а стреляную гильзу — в гильзоотводную трубку, откуда она выталкивалась наружу следующей гильзой при следующем цикле автоматики. Коленчатый рычаг подавал ползун влево, и тот своими пальцами продвигал очередной патрон к продольному окну приемника. При повороте мотыля и шатуна вверх трубка замочных рычагов поднимала хвост верхнего предохранительного спуска. После того как боевая личинка вставала своим отверстием напротив бойка ударника, верхний спуск поднимался и отпускал ударник. Если при этом спусковой рычаг был по-прежнему нажат, происходил выстрел. К этому времени канал ствола уже был надежно заперт.

Система Максима отличалась высокой живучестью, надежностью действия, что и обеспечило ей исключительное долголетие. Внешнее положение рукоятки, хотя и представляло некоторую опасность для расчета, облегчало оценку состояния, определение и устранение задержек в стрельбе: рукоятка остановилась вертикально — поломка боевой пружины; с наклоном назад — густая смазка, засорение трущихся деталей или забоины на них, слабое натяжение возвратной пружины, перекос или демонтаж патрона, поперечный разрыв гильзы; с наклоном вперед — излишнее натяжение возвратной пружины, поломка пружины верхней защелки.


Затвор пулемета «Максим», схема работы автоматики пулемета «Максим», работа системы питания пулемета «Максим-Виккерс» обр. 1895 г. Рядом — схема работы пулемета «Мадсен». Из старой энциклопедии

Пулемет обр. 1905 г. имел выдвижной или откидной стоечный прицел. Стебель выдвижного прицела с помощью маховичка устанавливался на высоту, соответствующую дальности стрельбы от 400 до 2000 м. У откидного прицела с помощью маховичка по вертикальному стеблю перемещался хомутик с целиком. Оба прицела имели механизм внесения боковых поправок.

Пулемет обр.1910 г. получил откидной стоечный прицел, включавший стебель (стойку) с зубчатой рейкой, хомутик с поперечной трубкой для целика и маховичок с тормозом. На стойке крепилась прицельная планка с делениями для наводки по дальности, а на трубке наносились деления для установки целика. Мушка треугольного сечения вставлялась в паз на приливе передней части кожуха. Высота мушки над осью канала ствола составляла 102,5 мм, так что точность крепления кожуха оказывала большое влияние на меткость стрельбы.

Кожух ствола емкостью 4,5 л имел наливное (сверху сзади) и сливное (спереди снизу) отверстия, прикрытые навинтованными пробками, а также пароотводное (сбоку). Внутри кожуха имелась пароотводная трубка. Для отвода пара из кожуха служили съемные резиновые или парусиновые шланги. Часть пулеметов имела кожух с продольным оребрением, увеличивавшим его жесткость и поверхность охлаждения, но от оребрения пришлось отказаться ради упрощения производства.


ТТХ станкового пулемета «Максим» обр.1895 г. (английского производства)

Патрон — 3-линейный обр. 1891 г.

Масса «тела» пулемета (без воды) — 28,2 кг

Длина «тела» пулемета — 1076 мм

Длина ствола — 518 мм

Длина прицельной линии — 889 мм

Темп стрельбы — 600 выстр./мин.

Питание — холщовая лента на 250 или 450 патронов

Масса коробки с лентой на 250 патронов — 10,2 кг

Масса коробки с лентой на 450 патронов (при «крепостном» лафете) — 16,8 кг


ТТХ станкового пулемета «Максим» обр. 1905 г.

Патрон — 3-линейный обр. 1891 г.

Масса «тела» пулемета (без воды) — 28,25 кг

Длина «тела» пулемета — 1086 мм

Длина ствола — 720 мм

Начальная скорость пули — 617 м/с

Прицельная дальность — 1422 м (2000 шагов)

Темп стрельбы — 500–600 выстр./мин.

Боевая скорострельность — 250–300 выстр./мин.

Питание — холщовая лента на 250 патронов


ТТХ станкового пулемета системы «Максим» обр. 1910 г.

Патрон — 7,62 мм обр. 1908 г. (7,62x54R)

Масса «тела» пулемета (без воды) — 18,43 кг

Длина «тела» пулемета — 1067 мм

Длина ствола — 720 мм

Начальная скорость пули — 865 м/с

Прицельная дальность — 2270 м

Наибольшая дальность стрельбы — 3900 м

Предельная дальность полета пули — 5000 м

Дальность прямого выстрела — 390 м

Темп стрельбы — 600 выстр./мин.

Боевая скорострельность — 250–300 выстр./мин.

Питание — холщовая лента на 250 патронов

Масса снаряженной ленты — 7,29 кг

Длина ленты — 6060 мм

Полевые установки пулемета «Максим»

Станок Соколова состоял из остова, стола с вертлюгом, подъемным механизмом и рассеивающим приспособлением и щита. Остов включал хобот, служивший также рукояткой при перекатывании пулемета, двух дуг — направляющих стола, двух откидных ног, двух лопаток, оси с колесами и задней связи.

На столе монтировались вертлюг для горизонтальной наводки с зажимным приспособлением, механизмы грубой и точной вертикальной наводки, стопорное приспособление, соединительный болт для соединения пулемета со станком и удержания щита. Вертлюг — хомутового типа. На направляющем круге вертлюга крепились ограничители, установка которого задавала пределы рассеивания по фронту. Пулемет за передние проушины короба крепился к вертлюгу, а нижней проушиной соединялся с головкой подъемного механизма. Грубую вертикальную наводку можно было производить, перемещая стол вдоль дуг остова, а также посредством тяг механизма грубой вертикальной наводки. Механизм тонкой вертикальной наводки — винтовой. Для подъема дульной части ствола маховичок механизма вращался по часовой стрелке, для опускания — в обратном направлении. Спицы и обод колес выполнялись из дуба, шина — из стали, втулки и гайки ступиц — из бронзы. Положением откидных ног можно было регулировать высоту станка от 979 до 1113 мм и вести стрельбу из положения сидя или лежа. На конце хобота шарнирно крепилась обойма с катком и кожаной подушкой, образующей сиденье наводчика при стрельбе сидя. Каток и крепившиеся к станку лямки позволяли перекатывать пулемет на станке на небольшие расстояния (на марше или на поле боя) волоком. На практике перекатывать пулемет на собственных катках по дороге оказалось неудобно, да и крепления быстро расшатывались, и пулемет терял меткость стрельбы. На конце хобота крепился сошник для упора в грунт.


Станок Соколова

При переноске и навьючивании хобот складывался вперед, ноги — назад. На двуколку пулемет ставился с откинутым назад хоботом. Щит размером 505Н400 мм выполнялся из броневой стали толщиной 6,5 мм. Считалось, что такое прикрытие должно защищать расчет от винтовочных пуль на расстоянии от 50 м и далее. На вьюк станок крепился без щита.


ТТХ станка Соколова

Масса станка со щитом — 43,5 кг

Масса щита — 8,0 кг (с катушкой для направления движения ленты — 8,8 кг)

Угол возвышения — +18 градусов

Угол склонения —19 градусов

Сектор обстрела — 70 градусов

Высота линии огня (на колесах) — около 500 мм

Ширина хода — 505 мм

Высота оси цапф — 345 мм

Расстояние от точки опоры колеса до сошника — 910 мм

Расстояние от центра тяжести системы до сошника — 745 мм

Высота станка на колесах — 712 мм со щитом, 534 мм без щита


«Крепостные» и «полевые» («пехотные») колесные лафеты 3-линейных «Максимов» в литературе часто смешивают. Имея одинаковую конструкцию и почти равную высоту, они все же отличались по характеристикам. Так, крепостной лафет был легче полевого, хотя толщина верхнего щита у крепостного лафета была больше (размеры щита крепостного лафета — 863Н914 мм), пехотный лафет имел больший диаметр колес и большую ширину хода, что делало его устойчивее при возке. Каждый лафет состоял из боевой оси с колесами и нижним щитом, стрелы с седлом для наводчика, обоймы с рассеивающим приспособлением (ограничителями рассеивания), вертлюга с верхним щитом, винтового подъемного механизма. Пулемет крепился в проушинах вертлюга, надевавшегося на штырь обоймы, на вертлюг крепился и патронный ящик. Сзади к щиту крепились емкость для охлаждающей воды, чехлы для запасного приемника и молотка. В процессе производства колесные лафеты подвергались небольшим изменениям — например, на верхнем щите появились уголки для удержания патронных ящиков.


ТТХ колесных лафетов — крепостной / пехотный

Масса лафета со щитом — 172,3 кг / 231,3 кг

Масса лафета со щитом, пулеметом, патронными ящиками и водой — 235,3 / 294,5 кг

Угол возвышения — +15 градусов

Угол склонения —17 градусов

Сектор обстрела — 40 градусов

Высота линии огня — 974 / 1062 мм

Ширина хода — 1067 / 1260 мм

Диаметр колес — 1067 / 1223 мм

Длина стрелы лафета — 1690 / 1600 мм


Треножный станок (тренога «Виккерс») обр. 1904 г. состоял из обоймы, рассеивающего приспособления, вертлюга, подъемного механизма, двух коротких передних ног, одной длинной задней ноги с седлом для наводчика — такая схема треножного станка была тогда наиболее распространена. Седло также было обычным явлением — основным для стрельбы считалось положение сидя, к тому же «нагрузка» станка весом наводчика способствовала устойчивости при стрельбе. Вертлюг станка надевался на штырь обоймы, к нему крепились пулемет и подъемный механизм. Рассеивающее приспособление просто ограничивало пределы рассеивания по фронту. Модификация треноги обр. 1909 г. получила новый винтовой подъемный механизм.


ТТХ треножного станка обр. 1904 г. / обр. 1909 г.

Масса станка — 21 / 32 кг

Угол возвышения — +15 / +16 градусов

Угол склонения —20 / -15 градусов

Сектор обстрела — 45/52 градуса

Высота линии огня — 71 мм


Треножный станок «Виккерс» обр. 1910 г. состоял из вертлюга, остова и щита размером 534x400 мм. Вертлюг надевался на штырь остова и имел крепление для пулемета, подъемного механизма и щита. Остов включал две передние и одну заднюю ногу с сошником, на которой крепилось седло для наводчика, при стрельбе в положении лежа седло раскладывалось в подлокотник. Кроме ног к коробке остова станка крепилась ось с колесами. Существенной новинкой стал раздвижной механизм, благодаря которому тренога на позиции могла занимать три фиксированных положения. Для навьючивания этот станок разбирался на 4 части — вертлюг с пулеметом, коробка остова с ногами, щит, ось с колесами.


ТТХ треножного станка «Виккерс» обр. 1910 г.

Масса станка — 39 кг

Масса щита — 7,4 кг

Угол возвышения — +20 градусов 6 минут

Угол склонения —25 градусов 38 минут

Сектор обстрела — 52 (±26) градуса

Высота линии огня — 757, 890 и 1113 мм

Ширина колесного хода — 623 мм


Станок Колесникова имел трубчатую стрелу с сошником и веревочными петлями в качестве рукояток, колеса, крепление для щита, удобные механизмы вертикального и горизонтального наведения. Щит делался из броневой стали толщиной 7 мм и имел размеры 498Н388 мм. Недостатком станка было слишком высокое расположение оси канала ствола относительно оси колесного хода и оси механизма вертикального наведения, что увеличивало рассеивание при стрельбе, главным достоинством — простота производства.


ТТХ станка Колесникова

Масса станка со щитом — 30,7 кг

Масса щита — 8,2 кг

Угол возвышения — +32 градуса

Угол склонения —25 градусов

Сектор обстрела — 80 градусов


Схема устройства пулемета «Виккерс» модели 1909 г.
Отличия станкового пулемета «Виккерс»

Главным отличием пулемета «Виккерс» от пулеметов системы Максима был перевернутый на 180° затвор, складывание шатуна и мотыля вверх и выброс стреляных гильз вниз. Это позволило уменьшить высоту короба и облегчить систему. Соответственно были изменены рукоятка и спусковой механизм. Изменена конструкция надульника-усилителя отдачи — в нем монтировалась навинченная на ствол муфта, а позади нее располагалась и буферная коническая винтовая пружина, смягчавшая удар в дно надульника. Крышка короба разделена на две части: передняя часть закрывала приемник, а задняя — короб. Это повысило удобство и надежность при обслуживании пулемета — при задержках подачи ленты не требовалось открывать всю систему. Откидной затыльник крепился к коробу двумя задвижками. Для опускания боевой личинки при движении назад на крышке короба имелись жесткие фигурные гребни. Пулемет оказался проще «Максима» в производстве и сборке.

Модель «Виккерс» Mkl (у нас упоминался как «Виккерс» обр.1910 или 1909 г.) имела кожух емкостью 4,1 л, гладкий или с оребрением.

Треножный полевой станок «Виккерс» допускал стрельбу из положения лежа или сидя. Планка на задней ноге станка использовалась в качестве опоры для локтей или коленей пулеметчика.


Особенности устройства затвора пулемета «Виккерс»

ТТХ станкового пулемета «Виккерс» обр. 1910 г.

Патрон —.303 «бритиш сервис» (7,71x56R)

Масса «тела» пулемета без воды — 18,1 кг

Длина «тела» пулемета — 1156 мм

Длина ствола — 724 мм

Начальная скорость пули — 745 (Mk 7Z) и 777 (Мк 8Z) м/с

Прицельная дальность — 3380 м

Эффективная дальность стрельбы — 1000 м

Темп стрельбы — 500–600 выстр./мин.

Боевая скорострельность — 125–200 выстр./мин.

Питание — холщовая лента на 250 патронов

Тип станка — треножный

Масса станка — 17,3 кг

Высота линии огня — 300–720 мм


ТТХ автоматической пушки «Максим—Норденфельд» «Виккерс»

Калибр — 37/40 мм

Масса качающейся части орудия — 249/229 кг

Длина ствола — 1105/1576 мм

Темп стрельбы — 250/300 выстр./мин.

Масса снаряда — 0,48/0,92 кг

Максимальная дальность стрельбы — 3200/6100 м

Питание — лента на 50 патронов/лента на 25 патронов

Тип установки тумбовая, колесный лафет/тумбовая, колесный лафет


Пулемет М1895/1914 «Кольт» («Кольт—Браунинг») на «низкой» треноге
Станковый пулемет М1895/1914 «Кольт»

В 1891 г. Дж. М. Браунинг с одним из своих братьев предложил фирме «Кольт» свою систему пулемета. В 1895 году «Кольт» выпустила первый серийный пулемет, известный как «Кольт» Ml895. Военное ведомство США закупило эти пулеметы в очень небольшом количестве, продавались они также в Великобританию (где в начале войны использовались как учебные), Испанию, Италию, ряд стран Латинской Америки. Незадолго до Первой мировой войны появилась модификация М1895/1914.

Автоматика имела газовый двигатель оригинального устройства. Пороховые газы, отводимые через открытое отверстие снизу части ствола, отбрасывали поршень, укрепленный на конце длинного плеча качающегося рычага — шатуна. Шатун поворачивался и приводил в движение второй рычаг (мотыль), связанный через скользящую планку с затвором. Запирание канала ствола производилось перекосом затвора в вертикальной плоскости. Планка, отходя назад, воздействовала своей поперечной осью на фигурный вырез в нижнем приливе затвора, задняя часть затвора опускалась и выходила из зацепления с опорной поверхностью ствольной коробки. Продолжая движение, планка отводила затвор назад. При этом сжимались две возвратные пружины. Под действием возвратных пружин шатун поворачивался вперед, и вся подвижная система возвращалась в исходное положение, затвор досылал очередной патрон в патронник, и, если спусковой крючок оставался нажатым, происходил следующий выстрел. За характерное движение рычага с поршнем, а также за пыль, поднимаемую отводимыми вниз пороховыми газами, пулемет получил прозвище Potato Digger, т. е. «картофелекопалка» (механические картофелекопалки как раз входили тогда в широкую практику).

В трубчатом затыльнике монтировался ударно-спусковой механизм куркового типа с прямолинейным движением цилиндрического курка и винтовой боевой пружиной. С правой стороны монтировался флажковый предохранитель, блокировавший курок. Рукоятка заряжания представляла собой поперечный штырь на конце шатуна под поршнем. Для ускорения перезаряжания пулеметы оснащались приспособлением BLICK с тросиком и качающимися рычажками — при натяжении тросика рычажки захватывали рукоятку заряжания и оттягивали шатун вниз, при стрельбе оставались неподвижны.

Питание — из холщовой патронной ленты на 100 патронов, подававшейся слева. Механизм питания включал приемник барабанного типа с приводом от скользящей планки, извлекатель и приспособление подачи патрона.

Треножный станок состоял из основания, к которому шарнирно крепились две передние и одна задняя нога, вертлюга, качающейся части и червячного механизма вертикальной наводки. «Тело» пулемета крепилось на площадке качающейся части засовом и регулирующим винтом, на левой стороне площадки находился держатель патронной коробки. На длинной задней ноге станка крепилась поворотная поперечная планка с упорами для локтей («низкая тренога») либо сиденье и сумка с принадлежностью и запчастями («высокая тренога»).

Щит русского изготовления имел размеры 685Н445 мм с небольшим уширением влево для прикрытия второго номера расчета.

Пулеметы «русского заказа» имели складной рамочный прицел, насеченный до 2300 м, с диоптрическим целиком — на хомутике прицела имелся диск с пятью диоптрическими отверстиями, подбиравшимися в зависимости от дальности и освещенности. Поправки на деривацию пули вводились автоматически при установке прицела. Прицел имел механизм введения боковых поправок.


ТТХ «Кольт» обр. 1914 г. (М1895/1914 «русского заказа»)

Патрон — 7,62 мм обр. 1908 г. (7,62x54R)

Масса «тела» пулемета — 16,1 кг

Длина «тела» пулемета — 1050 мм

Длина ствола — 700 мм

Начальная скорость пули — 850 м/с

Прицельная дальность — 2300 м

Темп стрельбы — 500 выстр./мин.

Боевая скорострельность — 250 выстр./мин.

Питание — холщовая лента на 250 патронов

Масса снаряженной ленты — 6,135 кг

Тип станка — треножный («низкая тренога»)

Масса станка — 23,9 кг

Масса щита — 12,4 кг

Угол возвышения — 30 градусов

Угол склонения — 40 градусов

Сектор обстрела — 360 градусов

Наибольшая длина пулемета со станком — 1695 мм

Высота линии огня — 494 мм


Пулемет М/07/12 «Шварцлозе» на треножном станке, без щита
Станковый пулемет М/07 «Шварцлозе»

Широкое применение русской армией станкового пулемета «Шварцлозе» требует описать из всех трофейных пулеметов именно его.

В 1906 году Австро-Венгрия приобрела право на производство на заводе машиностроительного концерна «Остеррайхише Ваффенфабрик Гезеллыиафт» в Штейр пулеметов системы германского конструктора А. Шварцлозе. При этом в пулемет внесли некоторые изменения. Первые пулеметы под 8-мм патрон «манлихер» поступили в армию под обозначением М/05, в 1907 г. появился несколько модернизированный М/07.

Автоматика работала за счет энергии отдачи полусвободного затвора. Замедление отпирания канала ствола осуществлялось сразу двумя способами — сопротивлением пары шарнирно-сочлененных рычагов и перераспределением энергии отдачи между двумя частями затвора. Когда затвор находился в крайнем переднем положении, пара рычагов — шатун, соединенный с остовом затвора, и кривошип, связанный с коробом пулемета, — находилась вблизи мертвой точки. Ударный механизм ударникового типа включал ударник с бойком, скользивший в канале остова затвора, надетую на хвост ударника тарель с гребнем и укрепленную на тарели лодыжку. После выстрела затвор под действием отдачи двигался назад, увлекая за собой шатун. Наличие некоторого плеча между осями цапф шатуна в вертикальной плоскости вызывало его поворот и вращение кривошипа около его оси качания. Раскладывание рычагов замедляло отход затвора от казенника ствола. При этом шатун своим задним коленом давил на гребень тарели, отводя ее и ударник назад относительно остова затвора, — это ускорение ударника также отбирало у остова часть кинетической энергии. Вместе с тарелью двигалась лодыжка с шепталом — до зацепления шептала с боевым взводом верхнего гребня затвора, после чего тарель уже не могла придвинуться к остову. В таком виде подвижная система доходила до крайней задней точки, после чего под действием винтовой возвратно-боевой пружины шла вперед. После запирания канала ствола ударник оставался взведенным, а возвратно-боевая пружина поджатой.

Спусковой механизм состоял из спускового рычага с широкой клавишей под большой палец и спусковой тяги. В спусковом рычаге монтировался неавтоматический предохранитель, не позволявший рычагу сместиться вперед. Для выстрела нужно было нажать предохранитель вправо и нажать на рычаг. Спусковая тяга поднимала головку лодыжки вверх и поворачивала всю лодыжку. Шептало выходило из зацепления с боевым взводом остова затвора. Ударник шел вперед и разбивал капсюль патрона. Поскольку при нажатом спусковом рычаге спусковая тяга оставалась в заднем положении, при следующем цикле автоматики снова происходил выстрел. Качающаяся рукоятка взведения находилась с правой стороны короба.

Дабы ослабить сцепление гильзы со стенками патронника и предотвратить ее разрыв, в конструкцию ввели механизм смазки («осалки») — патрон перед досыланием в патронник смазывался маслом. Механизм монтировался в крышке короба и кроме масленки включал насос, приводившийся в действие движущимся затвором.


Схема работы автоматики пулемета «Шварцлозе», вверху — подвижная система в крайнем заднем положении, внизу — начало отхода затвора назад после выстрела: АБ — кривошип, БВГ — шатун, ЕЖ — лодыжка, 3 — затвор, ДД — ударник с та-релью, КК — спусковая тяга, Л — спусковой рычаг

Питание — из холщовой ленты на 250 патронов. Для облегчения заряжания лента снабжалась кожаным наконечником. Подающий механизм пулемета барабанного типа собирался в специальной коробке снизу короба. Подача ленты — справа налево. Поворот барабана производился при движении затвора назад и вперед.

Кожух ствола емкостью около 3,5 л содержал несложный золотниковый механизм, регулировавший отвод пара — перемещаясь собственной массой, золотник при больших углах возвышения открывал верхнее пароотводное отверстие, а при углах склонения — нижнее. Прицел — секторный, с треугольной прорезью целика, зубчатым механизмом подъема планки, барабаном с установками от 200 до 2400 м и устройством ввода боковых поправок. Мушка крепилась на кожухе.

В 1912 году пулемет модернизировали: повысили надежность работы механизмов и технологичность производства, на правую шейку кривошипа надели ролик для снижения трения при вращении, извлекатель затвора сделали съемным, улучшили конструкцию станка. Внешне модификация М/07/12 отличалась верхней гранью крышки короба, служившей продолжением линии кожуха ствола. М/07/12 слегка прибавила в весе — 42 кг со станком против 39,2 кг у М/07.

Станок — треножный, с жестко приваренной к основанию задней и шарнирно укрепленными передними ногами, соединенными с задней растяжками. Высота линии огня регулировалась выдвижением ног и фиксировалась зажимами. В верхнее гнездо основания вставлялся конический вертлюг, укрепленный на коробе пулемета. Механизм вертикальной наводки включал два зубчатых сектора и шестеренчатый редуктор с маховичком и зажимом, допускал грубую и тонкую наводку. Горизонтальное наведение осуществлялось с помощью вертлюга и ползушки, двигавшейся по горизонтальной дуге с ограничителями рассеивания. Станок выгодно отличался от ряда своих «ровесников» сравнительно небольшими размерами. Мог крепиться щит.


ТТХ станкового пулемета М/07/12 «Шварцлозе»

Патрон — 8-мм «манлихер» (8x50R)

Масса «тела» пулемета без воды — 19,9 кг

Масса пулемета с водой и на станке — 42,0 кг

Длина пулемета — 1066 мм

Длина ствола — 526 мм

Начальная скорость пули — 625 м/с

Прицельная дальность — 2400 м

Темп стрельбы — 400 выстр./мин.

Боевая скорострельность — до 250 выстр./мин.

Питание — холщовая лента 250 патронов

Длина патронной ленты — 6,62 м

Масса снаряженной ленты — 8,25 кг

Тип станка — треножный

Высота линии огня — 250–600 мм

Угол вертикального наведения — от —35 градусов до +25 градусов

Угол горизонтального наведения — 35 градусов

Отличия станкового пулемета MG.08

Основной пулемет германской армии — станковый MG.08 (Maschinengewehr 1908) тоже нередко использовался русскими пулеметчиками. Этот пулемет представлял собой модификацию пулемета MG.01, также состоявшего на вооружении рейхсвера, выпускался фирмами DWM, государственным арсеналом в Шпандау, а его «легкая» модификация (ручной пулемет) MG.08/15 — также фирмами «Рейнметалл», «Зименс унд Халске», «Машиненфабрик Аугсбург-Нюрнберг».

Выполненный в целом по той же системе Максима MG.08 имел ряд отличий от русского пулемета «Максим» обр. 1910 г.: толчок газов в надульнике воспринимало не утолщение ствола, а надетая на ствол втулка, а сам надульник переходил в конический пламегаситель; передней точкой крепления пулемета к станку служили две цапфы кожуха; на коробке возвратной пружины имелся указатель ее натяжения; затыльник короба выполнялся откидным. Ряд отличий имел и затвор пулемета.

Салазочный станок Schlitten 08 включал массивное основание-салазки с задними опорами, складные передние ноги, подъемный механизм с переключателем грубой и точной наводки. Пулемет крепился в муфте вертлюга. Огонь можно было вести из положения лежа или сидя.


Пулемет MG.08 с оптическим прицелом на салазочном станке Schlitten
08, без щита
Ручной пулемет MG.08/15 с сошкой
б в
Особенности устройства затвора пулемета MG.08

ТТХ станкового пулемета MG.08

Патрон — 7,92-мм «маузер» (7,92x57)

Масса «тела» пулемета — 18,35 кг без воды, 22,35 кг с водой

Длина «тела» пулемета — 1200 мм

Длина ствола — 716 мм

Начальная скорость пули — 892 м/с

Прицельная дальность — 2000 м.

Темп стрельбы — 500–550 выстр./мин.

Боевая скорострельность — 250–300 выстр./мин.

Питание — холщовая лента на 250 патронов

Тип станка — салазочный

Масса станка — 32,5 кг

Угол горизонтального наведения — 35 градусов

Угол вертикального наведения — от —5—17 градусов до + 27–39 градусов (в зависимости от высоты линии огня)

Высота линии огня — 250–824 мм.

Ручной пулемет (ружье-пулемет) «Мадсен»

Автоматика ружья-пулемета «Мадсен» работала по схеме отдачи ствола с коротким ходом. Наиболее оригинальной чертой конструкции был узел запирания. Запирание канала ствола осуществлялось качающимся в вертикальной плоскости затвором сложной формы, ось которого крепилась в ствольной коробке — напрашивается аналогия с качающимся затвором Мартини. Качающийся затвор обеспечивал надежное запирание и позволял укоротить короб, но потребовал введения ряда дополнительных устройств и в целом привел к усложнению оружия. При ходе подвижной системы выступ затвора скользил по фигурному пазу неподвижной направляющей планки короба. При отходе назад под действием отдачи затвор поднимался, отпирая ствол. При этом выбрасыватель, смонтированный в нижнем приливе ствола, поворачивался, извлекал стреляную гильзу из патронника и удалял ее из короба вниз. Затем затвор, дойдя до наклонной ветви паза, усилием пластинчатой пружины на внутренней стороне крышки короба опускался в нижнее положение, при этом открывал приемник, куда опускался следующий патрон. В переднее положение подвижная система возвращалась возвратной пружиной, воздействующей на нее через особый рычаг. Патрон досылался в патронник специальным досылателем, затем затвор приподнимался и запирал канал ствола.


Ручной пулемет «Мадсен» модели 1916 г. без магазина и сошки

Питание — из сменного коробчатого магазина секторной формы на 25 патронов. Магазин устанавливался сверху со смещением влево (верхнее положение магазина, удобное для его быстрой смены на позиции и предотвращавшее цепляние за грунт, будет и позже использоваться в ручных пулеметах). Патрон проходил из магазина в патронник по сложному пути — через поворотный отсекатель в приемник, затем специальный рычажный досылатель, поворачиваясь, досылал его в патронник по пазу в верхней части затвора до того, как затвор поднимался и запирал канал ствола. Работа системы требовала синхронизации движения такого количества деталей, что о пулемете бытует шутка — дескать, самым примечательным в системе «Мадсен» было не то, что она работала хорошо, а то, что она вообще работала. Тем не менее пулемет действовал вполне надежно, что можно отнести на счет качественного, хотя и сравнительно дорогого, исполнения.



Продольный разрез пулемета «Мадсен». Вверху — подвижная система в крайнем переднем положении, внизу — в крайнем заднем положении, магазин не показан:

1 — ствол, 2 — ствольная коробка, 5 — гребень ствольной коробки, 6 — прилив, 7 — проушина для досылателя, 8 — короб, 9 — кожух, 11 — колодка прицела, 13 — крышка короба, 14 — защелка крышки,
15 — пластинчатая пружина, 19 — затвор, 26 — курок, 27 — боевая пружина, 28 — ударник, 30 — возвратная пружина, 31 — кулачок рычага, 32 — спусковой крючок, 33 — спусковой рычаг, 34 — ползун, 35 — разобщитель, 38 — переводчик, 39 — спусковая скоба, 42 — выбрасыватель, 43 — рычаг выбрасывателя, 45 — отверстие выбрасывателя, 46 — вкладыш для отражателя, 47 — затыльник, 48 — рукоятка перезаряжания, 49 — щиток, 52 — приклад, 53 — упор для пружин, 54 — досылатель,
58 — рычаг ударника, 59 — прицельная планка, 60 — пламегаситель

Ударно-спусковой механизм — куркового типа, с винтовой боевой пружиной, позволял вести одиночный и автоматический огонь; переводчик находился в задней части спусковой скобы и при повороте вперед («одиночный огонь») ограничивал поворот спускового крючка. Смонтированный в затыльнике флажковый предохранитель запирал спусковой рычаг. С правой стороны затыльника находилась качающаяся рукоятка заряжания, при стрельбе она оставалась неподвижной.

На кожухе со смещением вправо крепились мушка и секторный прицел. Имелась выточка под обойму складной двуногой сошки.


Схема работы затвора пулемета «Мадсен»

ТТХ ручного пулемета «Мадсен» («ружья-пулемета обр. 1902 г.»).

Патрон — 7,62 мм обр. 1891 г. (7,62x54R)

Масса пулемета со снаряженным магазином и сошкой — 8,92 кг

Длина пулемета — 1120 мм

Длина ствола — 590 мм

Прицельная дальность — 1705 м (2400 шагов)

Темп стрельбы — 400 выстр./мин.

Боевая скорострельность — 180–200 выстр./мин.

Высота линии огня — 675 мм

Питание — коробчатый магазин на 25 патронов

Масса пустого магазина — 0,4 кг

Масса сошки — 0,5 кг


Ручной пулемет (ружье-пулемет) «Льюис»

Пулемет был разработан американским конструктором С. МакКленом при активном участии подполковника армии США О.М. Лиссака. Не сумев самостоятельно получить заказы и начать производство нового оружия, разработчики продали патентные права на него образовавшейся в Баффало «Аутоматик Армз Компани». Последняя обратилась к полковнику И.Н. Льюису с просьбой довести систему до работоспособного состояния. В 1911 году Льюис представил пулемет начальнику Штаба армии США и в Секретариат по военным делам, но Управление вооружений не сочло новое оружие достаточно интересным для армии. Льюис отправился в Бельгию, где и смог поставить его на производство.


Ручной пулемет «Льюис» с легкой двуногой сошкой

Пулемет имел газовый двигатель автоматики с отводом пороховых газов через поперечное отверстие снизу ствола. В газовую камеру снизу ввинчивался газовый регулятор с двумя отверстиями разного диаметра. Запирание канала ствола производилось поворотом затвора, имевшего четыре боевых выступа в задней части остова. Поворот затвора производила стойка газового поршня, скользившая в винтовом пазе остова. На той же стойке жестко монтировался ударник. Рукоятка перезаряжания вставлялась в шток поршня справа или слева.

Характерными чертами были улиткообразная (спиральная) возвратно-боевая пружина, дисковый магазин сравнительно большой емкости без пружины подавателя и система воздушного охлаждения ствола. Возвратно-боевая пружина помещалась в специальной коробке снизу и приводила во вращение шестеренку, сцепленную с зубчатой рейкой поршня.



Схема работы автоматики пулемета «Льюис» (вверху — подвижная система в крайнем переднем, внизу — в крайнем заднем положении): 1 — ствол, За — газовый цилиндр, 6 — надульник, 7 — газовая камера, 10 — газовый поршень, 13 — затворная рама, 15 — ударник, 16 — затвор. 20 — спусковой крючок, 21 — спусковой рычаг, 24 — шестерня, 25 — возвратно-боевая пружина; а — боевые выступы затвора, е — боковой выступ хвоста затвора, д — верхний выступ хвоста затвора

Спусковой механизм допускал только непрерывный огонь и собирался в спусковой коробке, крепившейся к ствольной коробке выступом и защелкой. При нажиме на спусковой крючок он поворачивал спусковой рычаг, шептало рычага выходило из-под боевого взвода штока поршня. Выстрел с заднего шептала способствовал ведению интенсивного огня без опасности самовоспламенения патрона в нагретом патроннике. Предохранителем от случайного выстрела служила планка, перекрывавшая прорезь ствольной коробки и запиравшая рукоятку перезаряжания.


Продольный разрез пулемета «Льюис» (авиационный): А — подвижная система в заднем положении, Б — подвижная система в переднем положении: 1 — ствол, 2— ствольная коробка, 3 — кожух, 4 — передняя трубка кожуха, 5 — радиатор, 6 — надульник, 7 — газовая камера, 8 — регулятор, 9 — ключ регулятора, 10 — газовый поршень, 11 — газовый цилиндр, 13 — затворная рама, 15 — ударник, 16 — затвор. 17 — хвост затвора, 19 — коробка спускового механизма, 20 — спусковой крючок, 21 — спусковой рычаг, 22 — пружина спускового механизма, 23 — коробка шестерни, 24 — шестерня, 25 — возвратно-боевая пружина, 26 — зашелка шестерни, 28 — затыльник, 29 — магазин, 30 — прицел, 31 — мушка, 32 — основание мушки на соединительном кольце кожуха, 33 — крышка, 34 — ограничитель, 35 — защелка спускового механизма

Система питания была определенной попыткой совместить схему «карусельных» магазинов старых картечниц Гатлинга с приводом от подвижной системы (подобно ленточному питанию) и полностью синхронизировать работу механизмов. Дисковый магазин включал открытую снизу чашку, разделенную выступами боковых стенок и внутренними стержнями на 25 секторов, в которых по радиусу в два ряда укладывались патроны. Смонтированный в ствольной коробке механизм подачи состоял из подавателя, собачки с пружиной, двух ограничителей и языка с направляющей пластинкой и ее пружиной. Снаряженный магазин центральным отверстием надевался (стрелкой вперед) на стакан ствольной коробки. При этом первый патрон оказывался напротив пластинки языка и упора. Затвор при движении назад выступом своего хвоста скользил по криволинейному пазу подавателя, поворачивая его влево. Подаватель поворачивал чашку магазина на один шаг. Пластинка языка отжимала патрон в приемное окно коробки. При движении затвора вперед его боевая личинка подхватывала этот патрон, а подаватель поворачивался вправо, его собачка заскакивала за следующий выступ чашки магазина. Поскольку при вращении чашки втулка магазина оставалась неподвижной, патроны, скользя вершинами пуль по ее винтовому пазу, опускались вниз так, что с каждым поворотом под пластинку языка ставился новый патрон.


Схема работы системы питания пулемета «Льюис»

Охлаждение выполнено по сифонной схеме. На ствол надевался алюминиевый радиатор с высокими продольными ребрами, укрытый цилиндрическим кожухом. Спереди кожух сужался и выходил за дульный срез ствола. При выстреле пороховые газы образовывали разрежение в дульной части, в результате воздух с казенной части интенсивно продувался через радиатор.

Прицел — складной рамочный, с диоптрическим целиком и установочным винтом. Треугольная мушка монтировалась на соединительном кольце кожуха. Сошка к пулемету была принята жесткая треугольная с вилкой и соединительной тягой с хомутом, на кожух могла крепиться вилкой вперед или назад; в первом случае повышалась устойчивость, во втором — сектор обстрела, да и места на бруствере окопа требовалось меньше. «Льюис» допускал стрельбу в движении с использованием ремня, но только от бедра, так что «прицельностью» такая стрельба не отличалась. Прицельную стрельбу ручные пулеметы Первой мировой войны допускали только с упора. Треножный станок к пулемету


Снаряженный магазин (диск) пулемета «Льюис»

«Льюис» имел одну заднюю и две передние ноги с башмаками и сошниками. В Россию такой станок поставлялся в незначительном количестве.

«Льюис» был тяжеловат — почти половина от массы станкового «Виккерс», но из всех ручных пулеметов Первой мировой войны оказался самым «долгослужащим».

В Великобритании уже через месяц после сухопутной Мк 1, в ноябре 1915 г. была принята авиационная модификация «Льюис» Мк 2. Она отличалась второй рукояткой управления на месте приклада, кольцевым прицелом, на части пулеметов укорачивали кожух и радиатор, ставили конический пламегаситель.

На вооружении русской армии состояла, кстати, еще и 37-мм автоматическая пушка МакКлена, относившаяся к «траншейной» артиллерии, среди главных задач которой была борьба с пулеметами противника.


ТТХ ручного пулемета «Льюис» модели 1915 г.

Патрон —.303 «бритиш сервис» (7,71x56R)

Масса оружия без патронов и сошки — 10,63 кг

Масса магазина с 47 патронами — 1,8 кг

Длина ствола — 660 мм

Начальная скорость пули — 747 м/с

Прицельная дальность — 1820 м (2000 ярдов)

Темп стрельбы — 500–600 выстр./мин.

Боевая скорострельность — до 150 выстр./мин.

Питание — дисковый магазин на 47 патронов

Высота линии огня на сошке — 408 мм

Тип станка — треножный

Масса станка — 11 кг

Ручной пулемет (ружье-пулемет) «Шоша»

Для выработки конструкции легкого ручного пулемета во Франции создали специальную комиссию во главе с артиллерийским полковником Шоша (его фамилия Chauchat, читалась также как «Шош»), еще до войны предлагавшим свою автоматическую систему. В комиссию вошли конструктор Сутте и ответственный за производство Рибероль. За основу взяли систему венгерского конструктора Р. Фроммера — его винтовку с откатным двигателем автоматики и магазином на 20 патронов испытывали перед войной в Швейцарии. Уже в 1915 году новый пулемет поспешили принять на вооружение. Производство поставили на бывшем велосипедном заводе «Гладиатор», и оружие получило обозначение CSRG (Chauchat, Suttere, Ribeyrole & Gladiator). Подключили и другие мелкие заводы и мастерские.

Автоматика пулемета работала по схеме отдачи ствола с длинным ходом. Подвижная система заключалась в трубчатом коробе, переходившем впереди в перфорированный кожух ствола. На ствол надевался алюминиевый радиатор с поперечными ребрами. Надульник напоминал пулемет «Мадсен» и давал дополнительный импульс отката. Запирание канала ствола производилось поворотом боевой личинки затвора с двумя боевыми выступами.

После выстрела подвижная система под действием отдачи шла до крайней задней точки. Стебель затвора задерживался на боевом взводе, а ствол под действием своей пружины возвращался в переднее положение, увлекая за собой боевую личинку. Поскольку стебель оставался неподвижным, винтовые выступы хвоста личинки поворачивали ее, выводя из зацепления со ствольной коробкой. Происходило отпирание канала ствола. После расхождения ствола и затвора на соответствующее расстояние происходило отражение стреляной гильзы в окно коробки. По приходе ствола в переднее положение затвор срывался с боевого взвода и под действием своей пружины шел вперед, досылал в патронник очередной патрон, стебель поворачивал боевую личинку, ударник разбивал капсюль патрона.


Ручной пулемет «Шоша» CSRG

Спусковой механизм собирался в особой коробке. Выстрел производился с заднего шептала. Флажок неавтоматического переводчика-предохранителя располагался слева над пистолетной рукояткой — поворот флажка вверх соответствовал одиночному огню, поворот вперед — автоматическому, вниз — постановке на предохранитель (запиралось шептало). Имелся и автоматический предохранитель в боевой личинке затвора.

Патрон с выступающей закраиной и выраженной конусностью гильзы заставил выполнить коробчатый магазин однорядным и с малым радиусом кривизны — он имел форму полукольца. Для надежной подачи патрона пришлось принимать дополнительные меры. Вывод патрона из магазина, его направление в патронник и освобождение ствола от ствольной задержки производил специальный досылатель, к которому крепилась рукоятка перезаряжания, качающийся лоток в остове направлял патрон при подаче. Первоначально магазин имел сплошные стенки, потом в них появились большие окна, облегчившие магазин, но повысившие опасность засорения системы (поскольку при стрельбе с сошки магазин находился над самым грунтом).


Разрез пулемета «Шоша»:
А — подвижная система в переднем положении, Б — затвор в заднем положении, ствол впереди, переводчик в положении для непрерывного огня, В — подвижная система в заднем положении, переводчик в положении для одиночного огня; 1 — кожух, 2 — короб, 3 — основание мушки с мушкой, 4 — муфта для замыкателя. 5 — муфта для болта, 6 — надульник, 8, 10, 12, 15 — секторный прицел, 17 — затыльник, 19 — ствольная пружина, 20 — затворная пружина, 21 — упорная муфта, 22 — ствол, 23, 24, 25 — радиатор с кольцами крепления, 26 — соединительная муфта, 27 — ствольная коробка, 29 — боевая личинка, 30 — ударник, 31 — стебель затвора, 37 — лоток, 38 — стержень, 39 — досылатель, 40 — спусковая коробка, 41 — пистолетная рукоятка, 42 — спусковой крючок, 43 — спусковая тяга, 44 — пружина тяги, 45 — переводчик-предохранитель, 46 — спусковой рычаг, 47 — разобщитель, 48 — пружина разобщителя, 49 — шептало, 50 — ствольная задержка, 51, 52 — защелка магазина, 53 — магазин, 54 — пружина подавателя, 55 — подаватель, 56 — замыкатель, 57 — соединительный болт, 58 — приклад, 59 — стопор затыльника, 60 — вспомогательная рукоятка, 61 — остов пулемета

Секторный прицел был насечен до 2000 м, но эффективная дальность стрельбы была значительно меньше. Кроме пистолетной рукоятки имелась дополнительная рукоятка впереди спусковой скобы. Управляемости пулемета способствовал и невысокий темп стрельбы.

Сошку поначалу сделали с высокими раздвижными ногами, желая обеспечить упор еще и при стрельбе с колена, но кроме громоздкости ничего этим не добились. Пришлось ставить простую складную сошку.

В целом «Шоша» был наименее удачным из массовых пулеметов Первой мировой войны. Длинный откат ствола, повышая надежность работы автоматики и экстракции стреляной гильзы, потребовал громоздкого короба, затыльник которого при упоре приклада в плечо находился почти у самого лица пулеметчика, грозя ударом при сильной отдаче. Удешевление и примитивизация сказались и на эргономике — обилие углов, выступающие головки винтов и заклепок, максимально упрощенные приклад и пистолетная рукоятка.

Главным достоинством «Шоша» были простота и дешевизна производства. Конструкция пулемета предусматривала использование доступных материалов и оборудования (большинство деталей изготавливалось на обычных токарных станках), но не была отработана настолько, чтобы работать достаточно надежно. Малая, по сравнению с «Льюис» или MG.08/15, масса сводилась почти на нет носимым боекомплектом в магазинах малой емкости — видимо, это и вызвало облегчение магазина окнами.


ТТХ ручного пулемета «Шоша»

Патрон — 8-мм «лебель» (8x50R)

Масса оружия с сошкой — 8,59 кг

Масса снаряженного магазина — 0,75 кг

Длина ствола — 450 мм

Начальная скорость пули — 650 м/с

Прицельная дальность — 2000 м

Темп стрельбы — 500 выстр./мин.

Боевая скорострельность — 60–65 / 120 выстр./мин.

Питание — коробчатый магазин на 20 патронов

Высота линии огня — 345 мм

Ручной пулемет (ружье-пулемет) «Гочкис»

Во Франции ручной пулемет «Гочкис» модели 1909 г. приняли на вооружение под обозначением Mitrailleuse Portative Hotchkis Mle 1909, в Великобритании — Portable Machinegun Mkl Hotchkiss.303 (для кавалерии), в США — «Бене-Мерсье».30 М1909. Англичане поставили производство пулемета на заводах «Ройал Смол Армз» в Энфилде и S.A.E.H. в Ковентри.

Автоматика пулемета имела газовый двигатель и действовала за счет отвода пороховых газов через поперечное отверстие снизу ствола. Регулятор газовой камеры работал по принципу изменения объема и представлял собой вывинчиваемый поршень впереди камеры. Отработанные газы сбрасывались через отверстия в газовом цилиндре. Запирание канала ствола производилось поворотной муфтой с внутренними секторами, которая сцепляла затвор со стволом. Поворот муфты производил движущийся шток газового поршня. Несколько громоздкая система обеспечивала прочное запирание и защищала стрелка в случае прорыва пороховых газов через патронник. На дульную часть ствола крепилась муфта с мушкой и приливом для сошки. Рукоятка перезаряжания располагалась сзади ствольной коробки справа и служила также переводчиком-предохранителем. Ее поворот в поперечной плоскости определял режим — автоматический огонь (риска «А» на задней стенке ствольной коробки), одиночный огонь («R»), предохранитель («S»). Длина хода подвижной системы автоматики — 106 мм.


Ручной пулемет «Гочкис» модели 1909 г. в варианте с легкой треногой

Питание — из жесткой металлической ленты (обоймы или «полосы»), представляющей собой металлическую пластину с выштампованными захватами для патронов. Продвигал ленту палец рычага, связанного с подвижной системой. Мертвый вес ленты был меньше, чем у магазинов, но работала такая схема менее надежно, заряжание пулемета было особенно трудно ночью. Деревянный приклад имел откидной плечевой упор, в прикладе размещалась масленка.

В качестве ручного пулемета «Гочкис» не понравился ни одной армии. Служба его была более-менее продолжительной только в колониях.


Продольный разрез ручного пулемета «Гочкис» модели 1909 г.

ТТХ ручного пулемета «Гочкис» модели 1909 г.

Патрон —.303 «бритиш сервис» (7,71x56R)

Масса оружия без патронов и сошки — 12,25 кг

Масса снаряженного оружия — 12,68 кг

Масса магазина с 47 патронами — 1,8 кг

Длина оружия — 1187 мм

Длина ствола — 596 мм

Начальная скорость пули — 739 м/с

Прицельная дальность — 2000 м

Темп стрельбы — 500 выстр./мин.

Питание — жесткая лента на 30 патронов

Масса сошки — 0,75 кг

«Ручное ружье-пулемет» (автомат) Федорова

Автоматика оружия работала по схеме отдачи ствола с коротким ходом. Запирание канала ствола производилось с помощью качающихся личинок, расположенных по бокам казенной части ствола и удерживавших боевые выступы затвора. При движении ствола и затвора под действием отдачи назад передние выступы личинок набегали на уступ неподвижного короба и поворачивались, освобождая затвор. Ствол поворачивал рычажный ускоритель, через который сообщал затвору дополнительный импульс движения. Ускоритель служил также стопором ствола. При обратном движении нижние выступы личинок набегали на выступы короба, личинки поднимались в прежнее положение, происходило запирание. Ствол и затвор имели отдельные возвратные пружины. Рукоятка затвора располагалась с правой стороны. Сверху затвор закрывался подвижной крышкой, призванной уменьшить засорение и запыление оружия. Укорочение ствола в сочетании с остроумным решением системы запирания позволило уложить оружие в небольшие габариты и массу — ручное ружье-пулемет Федорова было короче штатной магазинной винтовки и легче имевшихся ружей-пулеметов. Однако коробка и казенная часть ствола автомата имели весьма сложные очертания.


Схема работы автоматики ручного пулемета «Гочкис» модели 1909 г.

Ударно-спусковой механизм куркового типа с винтовой боевой пружиной допускал ведение одиночного и автоматического огня. Рычажки флажкового переводчика и предохранителя находились внутри спусковой скобы. Поворот хвоста переводчика, расположенного позади спускового крючка, вперед соответствовал автоматическому огню, назад — одиночному. Флажковый предохранитель при повороте вниз запирал спуск. Выемка в головке курка служила автоматическим предохранителем при неполном запирании, поскольку не позволяла курку нанести удар по ударнику до прихода ствола и затвора в крайнее переднее положение.

Питание — из сменного коробчатого магазина секторной формы. Поскольку баллистика оружия была близка карабину «Арисака», Федоров использовал складной рамочный прицел по типу японского карабина, впоследствии замененный секторным.

Металлическая передняя часть цевья предотвращала задержки в работе автоматики из-за коробления ложа при нагреве или намокании. Для лучшего охлаждения ствола в цевье и ствольной накладке выполнялись отверстия. Интересно появление передней рукоятки удержания в виде отростка цевья — в сочетании с портативностью она позволяла вести прицельный огонь на ходу, в то время как имевшиеся ружья-пулеметы могли вести прицельный огонь только с сошки. Оружие комплектовалось отъемным клинковым штыком «по образцу Кавказского казачьего войска».


Короб, затвор, спусковой механизм и магазин автомата Федорова
Общий вид автомата Федорова с отсоединенным магазином

ТТХ автомата Федорова

Патрон — 6,5-мм «арисака» (6,5x50SR)

Масса оружия без магазина — 4,4 кг

Масса со снаряженным магазином — 5,336 кг

Длина оружия без штыка — 1045 мм

Длина ствола — 520 мм

Начальная скорость пули — 660 м/с

Прицельная дальность — 2100 м (3000 шагов)

Темп стрельбы — 600 выстр./мин.

Боевая скорострельность — 25 / 75—100 выстр./мин.

Питание — коробчатый магазин на 25 патронов


Неполная разборка автомата Федорова
Схема работы узла запирания «ручного ружья-пулемета» (автомата) Федорова

ПЕРЕЧЕНЬ ИСТОЧНИКОВ

РГВИА:

ф.369, оп. З, да. 18, 21, 22, 72, 96, 102, 126, 185, 252

ф.369, оп.18, дд. 62, 109

ф.369, оп.19, д. ЗЗ

ф.369, оп.21, да. 14, 77, 246, 247

ф.369, оп.23, да. 12, 16, 33, 35

ф.369, оп.28, д. 15

ф.391, оп.2, д. 241, 247

ф.409, оп.2, дд. 267, 236

ф.504, оп.7, дд. 291, 368, 425, 433, 437, 444, 445, 451, 465, 469, 475, 512, 513, 532, 540, 598, 602, 610, 624, 649, 709, 727, 800, 874, 885, 1120, 1129, 1134, 1144, 1150, 1160, 1174, 1187, 1188, 1196, 1197

ф.504, оп. Ю, да. 16,185, 306

ф.506, оп.2, да. 61, 314, 343, 345, 389

ф.506, оп. З, да. 113, 114, 115, 182

ф.802, оп.2, д.553

ф.802, оп.4, да. 1266, 2496, 2892, 2903

ф.803, оп.1, да. 1195, 1473, 1467, 1759, 1918

ф.917, оп.1, д.2

ф.917, оп. З, д. З

ф.1945, оп.1, д.18

ф.2000, оп.2, дд. 20, 29, 124, 1150, 1545, 1553, 1556, 1583, 1740, 1767, 1768, 1791, 1793, 1873, 1979

ф.2000, оп.7, да. 98, 100

ф.2011, оп.1, дд. 167, 168. 173, 196, 290, 317, 337

ф.2803, оп.2, д.77

ф. 13251, оп.4, да. 26, 38, 41, 69, 126, 137, 140, 346, 1070.

Книги:

Апушкин В.А. Русско-японская война 1904–1905 гг. М., 1910. — Переиздание в сб.: Из истории Русско-японской войны 1904–1905 гг. СПб., изд-во СПбУ, 2005.

Артиллерийское снабжение в Великой Отечественной войне 1941 — 45 гг., Москва — Тула, Издание ГАУ, 1977.

Сталин И.В. Сочинения. Т.4. М.: Государственное издательство политической литературы, 1947.

Строевой пехотный устав. Пг, 1916.

Строевой устав конно-пулеметных команд. С-Пбг.: Военная Типография, 1913.

Строевой устав пулеметных команд пехоты. С-Пбг.: Военная Типография, 1912.

Строков А.А. История военного искусства. М.: Воениздат, 1967.

Тактика в трудах военных классиков. Т.2 / Под ред. С. Лукирского. Москва — Ленинград: Госвоениздат, 1926.

Тау. Моторизация и механизация армий и война. М.: Госвоениздат, 1933.

Техническая энциклопедия. Т. 23. М.: Государственное словарно-эн-циклопедическое издательство «Советская энциклопедия», 1934.

Трифонов Ю.В. Собрание сочинений. М.: «Художественная литература», 1987.

Троцкий Л Д. История русской революции. Т. 2. М.: «Терра-Тегга», Изд-во «Республика», 1997.

Учебник молодого солдата пехоты. Составитель Добровольский С.А. М.: Издание Военно-юридического книжного магазина «Правоведение» И.К. Голубева, 1917.

Федоров В.Г. Оружейное дело на грани двух эпох. Ч. 1,2. Изд. Арт. академии РККА им. Ф.Э. Дзержинского, Л.; М., 1939.

Федоров В.Г. Эволюция стрелкового оружия. Т. 2. М.: Воениздат, 1939.

Федоров СИ. Пулеметное дело. Исследование о пулеметах. Ч. 1, вып. 1. Люблин, 1907.

Филатов Н.М. Краткие сведения об основаниях стрельбы из винтовок и пулеметов. М.: Госвоениздат, 1937.

Чудное Г.М. Командор Почетного Легиона. Тула: «Гиф и K°», 2001.

Шавров В.Б. История конструкций самолетов в СССР до 1938 г. М.: Машиностроение, 1986.

Шапошников Б.М. Воспоминания. Военно-научные труды. М.: Воениздат, 1982.

Широкорад А.Б. Энциклопедия отечественной артиллерии. Минск: «Харвест», 2000.

Штрихи истории. Известные и неизвестные страницы истории Ковров-ского завода им. В.А. Дегтярева с 1917 по 2002 год. Владимир, 2002.

Щербак А.В. Ахал-тэкинская экспедиция генерала Скобелева в 1880–1881 гг. С-Пб.: Типография В.В. Комарова, 1900.

Янчук A.M. Справочные баллистические и конструктивные данные стрелкового оружия. М.; Л.: Издание Артиллерийской академии РККА, 1935.

Assault Weapons. Edited by J. Lewis. Northbrook, DBI Books, 1996.

Bull S. Twentieth Century Arms & Armour. London, Studio Editions, 1996.

Gander T. The Machinegun. A Modern Survey. London, Patrick Stephens Ltd., 1993.

Gun Collector's Digest. Edited by J.J. Schroeder. DBI Books, 1999.

Gun Digest Treasury. Edited by H.A. Murtz. DBI Books, 1994.

Hatcher J.S. Hatcher's Notebook. HarrisliuiH, The Military Service Publishing Company, 1947.

Hogg I., Adam R. Guns Recognition Guide. Glasgow, Gune's/Harper Collins Publishers, 1996.

Hogg 1., Batcherol J. The Machincgun. London, Phoebus Publishing Co, 1976.

Hogg I., Weeks J. Military Small Arms of the 20-th Century. Northbrook, DBI Books, 1996.

Jane's Infantry Weapons 1984—85. London, 1985.

Musgrave D.D. German Machineguns. Alexandria, Virginia, Ironside International Publishers, 1992.

Myatt F. The Illustrated Encyclopedia of 19-th Century Firearms. New York, Crescent Books, 1994.

Weeks J. Infantry Weapons. New York, Ballantine Books Inc., 1971.

Heigl F. Taschenbuch der Tanks. Miinchen, 1930. LugsJ. Handfeuerwaffen. Bb.1,2. Berlin, MV, 1982.

Nemecek V. Vojenska Letadla 1. Praha, Nase Vojsko, 1974.

Pataj St. Artyleria ladowa 1871–1970. Warszawa, 1976.

The illustrated book of Guns. Edited by D. Miller, London, Salamander Books Ltd, 2002.

Журналы и газеты:

Артиллерийский Журналъ// 1906, № 8.

Военная быль // 1993, № 1.

Военная мысль // 1950, № 9, 1951, № 4.

Военное и морское дело. 1896.

Военно-исторический журнал // 1974 № 4, № 6, № 7, № 9, № 12; № 2, № 3, № 5, № 7, 1979 № 5; 1983 № 4; № 5, № 10; № 4, № 10; 1986 № 6; 1987 № 10; 1988 № 2; 1989 № 10; № 11; 1992 № 12.

Военный вестник // 1946 № 17–18.

Известия 1921 г. 17 февраля.

Летопись войны 1914-15 гг. // 1915 № 53.

Мир оружия // 2005 № 2.

Московский журнал // 2004 № 10.

Нива // 1915 № 4, 1915 № 11, 1917 № 46–47.

Новый часовой // 1994 № 2.

Оружейный двор // 1995 № 1.

Оружие // 1999 № 6; 2000 № 6.

Природа и люди // 1916 № 9, № 14, № 18; 1914 № 38.

Пролетарская революция // 1939 № 2.

Российские вести // 2007 № 19.

Техника и вооружение // 1992 № 9-10, 1993 № 2.

Техника и вооружение вчера, сегодня, завтра // 2003 № 2, № 5, № 9, 2004 № 3, № 12.

Техника — молодежи // 1985 № 3.

Цейхгауз // № 24.

Schuss und Waffe // 1908 № 1, 1909 № 10, № 12, № 13, № 24.


Оглавление

  • ПРЕДИСЛОВИЕ
  • ПРЕДЫСТОРИЯ. КАРТЕЧНИЦЫ В РУССКОЙ АРМИИ
  • О ПОЯВЛЕНИИ ПУЛЕМЕТА МАКСИМА
  • ЗНАКОМСТВО И ИСПЫТАНИЯ
  • ПУЛЕМЕТЫ ПОСТУПАЮТ НА ВООРУЖЕНИЕ
  • ПУЛЕМЕТЫ В РУССКО-ЯПОНСКОЙ ВОЙНЕ
  • В ГОДЫ ПЕРВОЙ РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
  • «РУССКИЙ МАКСИМ»
  • «МАКСИМ» ОБРАЗЦА 1910 ГОДА
  • ПОДГОТОВКА ПУЛЕМЕТЧИКОВ
  • «РУЖЬЯ-ПУЛЕМЕТЫ»
  • НОВЫЕ ПОТРЕБНОСТИ
  • СНОВА О РУЖЬЯХ-ПУЛЕМЕТАХ
  • ПРОИЗВОДСТВО И ПОСТАВКА ПУЛЕМЕТОВ
  • ЗАКУПКИ ПУЛЕМЕТОВ ЗА РУБЕЖОМ
  • УСТАНОВКИ ПУЛЕМЕТОВ И ОСНАЩЕНИЕ ПУЛЕМЕТНЫХ ЧАСТЕЙ
  • ПОСТАВКИ В ВОЙСКА ФОРМИРОВАНИЕ И ПОДГОТОВКА ПУЛЕМЕТНЫХ КОМАНД
  • БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ ПУЛЕМЕТОВ
  • О ДЕЙСТВИЯХ ПУЛЕМЕТЧИКОВ В БОЮ
  • СНОВА «МАДСЕН», ИЛИ НОВЫЙ ПУЛЕМЕТНЫЙ ЗАВОД
  • ПРОЕКТЫ И ПРЕДЛОЖЕНИЯ
  • ПУЛЕМЕТЫ НА КОЛЕСАХ
  • В «ВОЗДУШНОЙ ОБОРОНЕ»
  • ПУЛЕМЕТЫ В РУССКОЙ АВИАЦИИ
  • «ПУШКИ-ПУЛЕМЕТЫ» В РУССКОЙ АРМИИ
  • СНОВА — НА «ВНУТРЕННЕМ ФРОНТЕ»
  • ПРОИЗВОДСТВО ПУЛЕМЕТОВ В 1918–1920 ГОДАХ
  • ПУЛЕМЕТЫ В ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЕ
  • ПУЛЕМЕТНАЯ ТАЧАНКА И ДРУГИЕ ПОДВИЖНЫЕ СРЕДСТВА
  • «РУЧНОЕ РУЖЬЕ-ПУЛЕМЕТ» ФЕДОРОВА
  • ПО ОПЫТУ РУССКОЙ АРМИИ
  • ОПИСАНИЕ УСТРОЙСТВА ПУЛЕМЕТОВ И ИХ УСТАНОВОК
  • ПЕРЕЧЕНЬ ИСТОЧНИКОВ