Сказки (fb2)


Настройки текста:



Гала Рубинштейн. Сказки

Необыкновенно короткая, но очень трагичная сказка про маленькое симпатичное сказочное существо

Маленькое симпатичное сказочное существо было ужасной недотрогой. Вследствие этого, оно было ужасно недотрогано. Так оно и умерло. Вот, собственно, и вся сказка про маленькое симпатичное сказочное существо.

Отчего у акулы два хуя?

Давным-давно, в незапамятные времена, на небольшой, но очень красивой планете жило-поживало Верховное Существо. Оно было одно-одинешенько и скучало неимоверно. И решило оно отделить тьму от света — ну, чтобы немножко развлечься. А помешать ему никто не мог, потому что все взрослые разъехались по другим галактикам в командировку, так что Верховное Существо баловалось с выключателем, пока не устало, а когда устало, поужинало, чем родители послали, и спать легло. Наутро вчерашняя игра не показалась Верховному Существу такой уж занимательной, и оно придумало другую. А потом третью, четвертую, и так далее, дальше четырех оно считать не умело, по малолетству, я так думаю, а может, просто не было у него способностей к математике. Способностей к придумыванию игр у него тоже не было, поэтому все игры получались скучными, и больше чем на день их не хватало. А что такое день по сравнению с вечностью, которая осталась до возвращения родителей? В общем, когда родители вернулись, планета пришла в полный упадок, отсырела и покрылась зеленой плесенью, в которой копошились разнообразные твари. Мама всплеснула руками и кинулась к шкафу, где у нее была спрятана хлорка — на верхней полке, чтобы Верховное Существо не дотянулось. А папа открыл бутылку пива и велел маме погодить чуточку, потому как игра получилась забавная, он и сам в нее с удовольствием поиграет. Разок-другой, не больше, ты ложись, дорогая, а я скоро приду.

А сам быстренько обернулся одной из копошащихся в зеленой плесени тварей. Тварь немедленно отрастила огромную гриву, царственно зарычала и кинулась догонять молоденькую львицу, которая планировала поймать что-нибудь на ужин, но раз все так сложилось, то можно и подождать, а ужин далеко не убежит.

Верховное Существо валялось на травке и жевало травинку, когда к нему подбежал очень возбужденный папа, обнял его порывисто и забормотал, что молодец ребенок, такое придумать, это же надо же, я тебе завтра мороженого куплю. Верховное существо выплюнуло травинку и поинтересовалось, что привело почтенного родителя в такой восторг. Почтенный родитель сначала смущался, а потом объяснил.

Оказывается, у копошащихся в зеленой плесени тварей имелся хуй. Верховное Существо не очень помнило, как ему удалась эта гениальная конструкция, но судя по папиному взьерошенному виду, удалась она на славу. Из сбивчивых родительских обьяснений (понимаешь сынок, пчелки, цветочки…), Верховное Существо поняло, что, во-первых, хуй нужен тварям для того, чтобы размножаться, а процесс этот случайно оказался очень захватывающим, если не для самих тварей, то для папы — точно, а во-вторых, неплохо бы отправить папу к хорошему врачу, потому что в его возрасте такие странные увлечения… Ничего страшного, конечно, но, согласитесь, это как-то настораживает. А в-третьих, папа спросил у Верховного Существа, не может ли оно добавить копошащимся в зеленой плесени тварям еще один хуй. Верховное Существо очень удивилось и даже высказалось в том смысле, что ему с каждым годом все больше хочется всерьез заняться докторской диссертацией. Что-нибудь вроде «Странности или аномалии? Некоторые аспекты родительской психологии». В общем, папа пришел уговаривать маму поиграть вместе с ним в замечательную игру, мама особенного энтузиазма не проявила, а на папин крик «Но у них же есть хуй!» сказала, что господи, можно подумать, да хоть два.

В общем, Верховное Существо уступило родительским просьбам, в основном потому, что они были тщательно перемешаны с угрозами и шантажом, вооружилось лупой и пинцетом, и через какое-то время у всех, копошащихся в зеленой плесени тварей появился второй хуй. Ну, если честно, то не у всех, а только у тех, у которых был первый, Верховное Существо не очень понимало, какая между ними разница, но смутно чувствовало, что она есть. Папа издал боевой клич, обернулся дельфином и нырнул, наверное, мама права, на планете действительно стало чересчур сыро.

Папа вернулся через месяц, злой и исцарапанный, на вопросы отвечать отказался категорически, пришлось Верховному Существу сбегать за пивом, а потом еще и сосиски отварить. После пятой бутылки родитель расплакался и рассказал, что он поплыл за юной дельфинихой, поймал для нее рыбку — не то что бы от рыбки что-то зависело, но надо же как-то начать разговор — и уже трепетал всеми плавниками, предвкушая удовольствие, которое на этот раз будет двойным, как вдруг… Короче, папа, ну то есть не папа, а дельфин с двумя хуями, догнал юную дельфиниху, дельфиниха рыбку приняла и теперь всячески демонстрировала свое расположение, но папу внезапно одолело сомнение — а каким хуем воспользоваться, левым или правым? Левый вроде как подлиннее, но зато правый толще. В конце концов измученный проблемой выбора папа решил подкинуть монетку, монетки у него не оказалось, и он начал подбрасывать камбалу, загадав, что если она упадет на дно правильной стороной, то начнет он с правого хуя, но камбала вообще никакой стороной на дно не упала, а была съедена проплывшей мимо акулой. Папа возмущенно булькнул, акула обернулась, увидела двух дельфинов и одного из них немедленно сожрала. А второму удалось сбежать, мрачно закончил папа. Верховное Существо погладило папу по голове и принесло ему еще одну бутылку пива, а само вооружилось лупой и скальпелем и уже совсем было принялось за работу, но оказалось, что папа все еще может передвигаться без посторонней помощи, хотя и не очень уверенно. Ты право, сказал папа, и поморщился, увидев скальпель. Два хуя — это гораздо хуже, чем один. Два хуя это даже хуже, чем ни одного. Так что давай, наводи порядок. И направился в сторону спальни, но уже на пороге обернулся и сказал мстительно: акула пусть с двумя остается, сволочь такая.

Хорошо, папочка, улыбнулось Верховное Существо. У него было прекрасное настроение, оно обдумывало новую игру.

Сказка о принцессе, которая никак не могла выбрать для себя подходящую сказку

Часть первая. Вступительная
О том как тучи постепенно сгущаются, но принцесса, со свойственным ей легкомыслием, надеется, что все как-нибудь обойдется

Ну, значит, так дело было. Давным давно, в тридевятом царстве, тридесятом государстве жила-была принцесса. Вообще-то, «жила-была» — не вполне точно описывает ситуацию. Скажем так, почивала. Во хрустальном гробе, так сказать. Не то что бы это была вынужденная мера, ну там, заклятие, злая колдунья, веретено и общий всенародный траур — ничего подобного. Просто в королевстве так было принято. Но не будем забегать вперед, начнем сначала. Чтобы соблюсти, по мере сил, причинно-следственные связи.

Ровно через неделю после того, как принцессе исполнилось 17 лет, в ее опочивальню зашла королева-мать. Зашла, закрыла за собой дверь поплотнее, села на кровать рядом с принцессой и сказала: «Солнышко, я хочу с тобой поговорить. Ты уже взрослая, пора подумать о будущем. Все девушки в нашей семье в день совершеннолетия укалывают себе палец веретеном, спят потом тихо-мирно 100 лет, пока не приходит прекрасный принц и не будит их поцелуем. Так вышла замуж твоя бабушка, да и я тоже, как ты знаешь. У этого способа есть, конечно, свои минусы — очень уж зависишь от случая, хорошо, если принц попадется действительно прекрасный, а то ведь всякое бывает. Мне с твоим отцом еще относительно повезло, а вот твоя двоюродная тетка до сих пор мучается, не приведи господи. Так что не знаю даже, что тебе и посоветовать, с одной стороны, традиция, а с другой, если бы я сейчас, с моим опытом, могла выбирать заново, я бы пожалуй переоделась в лохмотья, и пошла искать своего принца сама. Все-таки успеваешь его хотя бы рассмотреть. Придется, правда, ночь помучиться на горошине, ну так ведь ночь, не сто лет… Там, конечно, другие опасности — ночью, под одной крышей с молодым принцем, ну да ты у меня девушка серьезная, рассудительная, сама все прекрасно понимаешь. Короче, вариантов много, мы с отцом давить на тебя не хотим, выбирай, что тебе по душе». — «Хорошо, мамочка, Ваше Величество, — сказала принцесса рассеяно, явно думая о чем-то совершенно постороннем, — я подумаю». Пожелала королеве спокойной ночи, подставила щечку для поцелуя, и улеглась на кровать прямо в ботинках, предварительно заперев дверь на ключ, разумеется. Она, конечно, давно была готова к этому разговору, тем более, что родители еще на прошлый день рождения подарили ей трехтомник «Иллюстрированная Энциклопедия Инфанты», что вполне справедливо было истолковано принцессой как намек. Принцессу энциклопедия не слишком увлекла, там, конечно, было множество картинок, но речь в основном шла о выборе сказки, а вот как ее потом обустоить, сделать пригодной для жизни, так сказать, — об этом не было ни слова. Кроме того, у принцессы довольно быстро сложилось впечатление, что «выбор мифа», как деликатно формулировали авторы фолианта, на самом деле всего лишь выбор способа выйти замуж, ну или, наоборот, сачковать это мероприятие всю жизнь. Замуж принцессе не хотелось, но и на всю жизнь планировать тоже, знаете, как-то… Короче, принцессе не очень-то хотелось выбирать себе сказку. А уж тем более делать ее потом былью. Ей почему-то казалось, что дело это хлопотное и неблагодарное, более того, она совершенно не понимала, зачем это нужно. Но она действительно была умной (для своих лет) и славной (аналогично, плюс еще не забывайте о ее происхождении) девушкой, так что к родителям с подобными вопросами не приставала.

В общем, после ухода матери принцесса постояла некоторое время у книжных полок, но тут ей позвонила подружка, и они болтали целый час, потом прилетел знакомый эльф, с которым они вместе ходили в кружок «Основы современной магии», и они еще целый час курили в форточку и обсуждали последний фильм, который, если честно, совершенно не стоил никаких обсуждений, но это была самая безопасная тема, которую они только могли выбрать. Под конец принцесса решилась было пожаловаться эльфу на неожиданное затруднение, но тот явно перепугался, быстро и сбивчиво наплел что-то про сорок тысяч братьев и улетел, оставив принцессу в полном недоумении. Она побродила по комнате, собираясь с мыслями, а потом решила все-таки позвонить фее-крестной. Чтобы хоть с кем-то посоветоваться. Фея-крестная, конечно, та еще сплетница и зануда, но у нее жизненный опыт какой-никакой, уж во всяком случае побольше, чем у эльфа, что он там видел, кроме двух-трех дюймовочек, пижон перепончатокрылый…

Фее-крестной удалось дозвониться с первого раза, что само по себе тянуло на полновесное чудо первой категории сложности, но разговор полностью оправдал худшие опасения принцессы — пришлось выслушать огромное количество совершенно бесполезной информации (а местами даже и не просто бесполезной, про эльфа, например, у него там, оказывается, ну да черт с ним, в конце концов, не до него сейчас), а напоследок получить какой-то расплывчатый то ли совет, то ли напутствие, общий смысл которого сводился к тому, что, мол, не ты первая, не ты последняя, и другая бы вообще сочла за удачу, и родители тебе только добра желают, хотя, между нами, в молодости… но тут уж принцессе пришлось срочно искать повод для прекращения разговора, а это, знаете ли, тоже требует изрядной сообразительности, потому что попробуй заикнись в родительском замке о сбежавшем молоке, хоть бы и в приватной беседе, к утру все шесть поварят будут на дыбе висеть, ох черт, ну правда, наверное, заснуть — лучший выход…

Утром за завтраком королева спросила, как продвигаются поиски, а принцесса ответила, что да-да, мамочка, я уже присмотрела несколько вариантов и сейчас как раз занимаюсь сравнительным анализом. Через неделю королева опять спросила, а принцесса ответила, что да-да, я как раз пишу программу, чтобы заложить в нее исходные данные, а программа чтобы сама просчитала все возможные варианты. Еще через неделю принцесса («да-да, мамочка») готовила доклад «Трансформация мифологических архетипов во второй половине прошлого столетия», а потом фантазия ее иссякла, и она начала завтракать на час позже. Так продолжалось без малого год, но все хорошее когда-нибудь заканчивается, что хорошо известно каждому, у кого когда-нибудь были родители.

Часть вторая. Пессимистическая
О том как принцесса потихоньку перестает надеяться на то, что все как-нибудь обойдется

Итак, совершенно незаметно прошел год. Приближалось совершеннолетие принцессы. Придворные кутюрье в поте лица пытались соорудить нечто, что отвечало бы представлениям королевы о торжественности, и в то же время было «удобное, как джинсы», как сказал, топнув стройной ножкой, не будем говорить кто. Повара обсуждали меню праздничного ужина с таким пылом, что дело доходило иногда до смертоубийства. Придворные поэты вовсю писали поздравительные оды, а заезжие менестрели бубнили их под лютню во всех трактирах. Над городом кружили стаи почтовых голубей с сообщениями, что, мол, я, граф такой-то, присоединяюсь к поздравлениям и всеобщему ликованию. Радуемся вместе с Вами, Ваше Высочество, ну и в таком вот духе, а если учесть, что графств в королевстве по последней переписи 134, то легко можно себе представить, что именно говорили подметальщики улиц по утрам. До знаменательной даты оставалось ровно три дня и три ночи.

Принцесса заперлась в опочивальне с бутылкой бренди и собиралась впервые в жизни напиться до полного бесчувствия (вот дуреха, если бы это было так просто, кто бы тогда на сказки время тратил, спрашивается…). За ужином король Его Величество как бы между делом сообщил ей о своем намерении зайти вечерком к ней в опочивальню, дабы «поболтать». Принцесса в ответ улыбнулась вполне счастливой улыбкой, которой должна улыбаться каждая уважающая себя любящая дочь, когда ей на голову обрушивается потолок. И продолжала улыбаться еще минут 15, смакуя разнообразные фантазии, самой оригинальной из которых была «Вот умру, тогда вы все поплачете».

Когда начали подавать десерт, принцесса очнулась от сладостных грез и ушла к себе, посетовав по дороге на чудовищную мигрень, конечно, я немедленно вызову лекаря, не волнуйся, дорогая, это у нее пройдет после замужества, я знаю, дорогой, но мне почему-то кажется, что она не так счастлива, как мы привыкли думать…

Принцесса действительно зашла к лекарю, и очень вежливым тоном сообщила ему, что ей требуется бутылка бренди, самого лучшего, а впрочем, неважно, мне для опытов нужно. Лекарь еще никогда не слышал настолько вежливого тона, поэтому он незамедлительно подтвердил свою репутацию человека умного и предусмотрительного, и без лишних слов выдал принцессе бутылку абрикосового бренди, бумажный пакет и лимон, потому что для большинства опытов, насколько ему известно, лимон совершенно необходим.

Первую порцию принцесса выпила, не сходя с места, после чего постояла немножко, прислушиваясь к новым ощущениям, а потом осчастливила лекаря сообщением, что опыт, судя по всему, обещает быть удачным. В общем, к разговору с королем принцесса изрядно подготовилась. И даже не очень расстроилась, когда король Его Величество сообщил нежно, но твердо, что сразу же после торжественного ужина состоится церемония выбора принцессой сказки, он очень просит отнестись к этому со всей возможной серьезностью, никаких Шреков, никаких Мумми-троллей, ты же понимаешь, мать не переживет скандала. Генеральная репетиция послезавтра. И ушел, спрятав под мантией «Маленького принца», от греха подальше, как он обьяснил потом королеве (а что это, папочка, у Вас подмышкой, а это, доченька, я хочу книжку почитать перед сном, а то бессонница у меня, нервы, ты не поверишь, конечно, но у меня тоже есть нервы)…

Наутро мигрень у принцессы разыгралась не на шутку. Ее тошнило, перед глазами плыли черные круги, и встречать улыбкой новый день, как призывал плакат под окном, не было ну ровным счетом никаких сил. Лекарь поил ее клюквенным морсом, менял компрессы на лбу и шепотом объяснял королеве, что это понятно, девочка нервничает, чего же Вы ожидали, и если уж зашел об этом разговор, то простите мне мою дерзость, Ваше Величество, но может быть отменить церемонию, ну хотя бы перенести на год, в самом деле, традиций много, а ребенок у Вас один, ну разве можно так ее насиловать, ну представьте себя на ее месте… простите, Ваше Величество, я забылся, да, конечно, завтра она будет в полном порядке.

Лекарь ошибся только в одном — принцесса, подстегиваемая мыслями о неумолимости времени, привела себя в полный порядок гораздо раньше. Она приняла холодный душ и уселась перед зеркалом, чтобы как следует все обдумать.

Часть третья.
В которой ничего хорошего не происходит, но зато и плохого ничего не случается. Не считая того, что время идет, а мало-мальски подходящее решение до сих пор не найдено

Минут 20 принцесса задумчиво рассматривала свое отражение в зеркале, собирала и распускала волосы, и пыталась изобразить горькую складку у губ, тоскливый взор и общую покорность судьбе. Получалось плохо, даже несмотря на бледность и круги под глазами после вчерашнего. В гроб краше кладут, — подумала принцесса и нервно хихикнула. «Ну и что ты молчишь? — спросила она у отражения. — Надо же что-то делать!» Отражение накручивало на палец прядь волос и не возражало.

Принцесса вздохнула, пошарила рукой под креслом, извлекла оттуда хрустальный шар и придирчиво его осмотрела. Вроде не треснул, даже странно, умели же раньше делать вещи… Принцесса довольно долго сдувала с шара пыль, дышала на него, протирала краем мантии и даже почистила зубным порошком. Наконец шар заблестел и сделался почти совсем прозрачным. Принцесса положила его на столик перед зеркалом, сама села напротив и сосредоточилась. В инструкции было написано, что «следует погрузить свое сознание в центр сферы и растворять его там, пока не услышишь звон, с которым преломляются солнечные лучи». Принцесса подозревала, что это какая-то сложная метафора, хотя фея-крестная утверждала, что у нее получается. Но фея-крестная не показатель, особенно во всем, что касается звона. В общем, принцесса предпочитала не рисковать — за свое сознание она не могла поручиться, даже когда оно было вполне сконцентрировано, о растворенном варианте она вообще предпочитала не думать. Так что она просто-напросто начала глубоко дышать и расфокусировала зрение. Минут через пять шар замерцал теплым оранжевым светом, а по зеркалу прошла рябь.

Отражение вздрогнуло, огляделось по сторонам, невнятно пробурчало что-то себе под нос, с тяжелым вздохом откинулось на спинку кресла и со страдальческим видом уставилось в потолок. Принцесса вертела в руках край мантии и собиралась с духом, потому что совершенно непонятно, как начинать разговор с человеком, пусть даже собственным отражением, в том случае, когда предыдущая беседа закончилась именно так, как она закончилась. Хотя какое, к черту, отражение, смешно говорить, и лучше вообще не задумываться о том, кто эта женщина, и как она оказывается с той стороны зеркала, и почему смотрит она так пристально, и улыбается так странно, как будто все наперед знает, но вот об этом в первую очередь не стоит задумываться, потому что тогда ведь получается, что все бесполезно, и нет никакой разницы, но тут размышления принцессы были прерваны негромким покашливанием. Принцесса попыталась счесть это покашливание деликатным, но у нее не получилось.

— Прошу прощения за мою назойливость, — с подозрительным смирением произнесла… а действительно, кто она такая? Ну хотя бы, как ее зовут? Фея-крестная, например, называла ее «О, всезнающий дух зеркала», но это, во-первых, слишком длинно, а во-вторых, женщина в зеркале каждый раз так выразительно фыркала, когда слышала нечто подобное, что не заметить это могла ну разве что фея-крестная. Королева называла ее «Свет мой, зеркальце», но о такой фамильярности принцесса не смела даже помыслить, на и нам, честно говоря, не стоит, неизвестно ведь, как оно там все дальше обернется… Ладно, пусть будет Женщина в Зеркале. Тоже не бог весть как коротко, но зато понятно, о ком речь идет, и кроме того, не знаю, что дальше будет, но пока что это единственный персонаж, у которого есть личное имя, ох, боюсь, что неспроста. Итак:

— Прошу прощения за мою назойливость, — с подозрительным смирением произнесла Женщина в Зеркале, — но если тебе не до меня, так я, пожалуй, зайду в другой раз.

Принцесса покраснела, а Женщина в Зеркале продолжала, явно наслаждаясь результатом:

— Если ты хотела ОПЯТЬ спросить у меня, кто на свете всех милее, то предупреди заранее, что именно ты хочешь услышать. Здесь тебе не кегельбан, хватит уже бросать в меня хрустальным шаром… А то он в конце концов разобьется, и мне совершенно нечем будет заниматься бессонными ночами…

— Извини, — принцесса покраснела еще сильнее, — я же не знала, что у тебя ночь… Это случайно получилось, ну в прошлый раз, с шаром. Просто, знаешь, из рук вырвался…

— Да ладно, — Женщина в Зеркале немножко оттаяла. — Я тоже, если честно, наговорила лишнего. Давай, спрашивай, что там у тебя?

— Ты понимаешь, мне 18 исполняется через 2 дня, ну и предки… — принцесса запнулась и опять схватилась за край мантии, ну потому что одно дело гадать перед зеркалом на эльфа (да что ж такое, как он опять сюда пролез, ладно, теперь буду следить, чтоб духу его тут не было, ясно же сказано — не до него сейчас), или узнавать пикантные подробности из жизни руководительницы кружка «Основы современной магии», и совсем другое — сидеть вот так, друг напротив друга, с серьезными лицами, и — да, будем откровенны, — замышлять недоброе.

Женщина в Зеркале не дала ей договорить:

— Да знаю я, знаю. Ты мне еще о погоде расскажи. Я же все-таки Всезнающий Дух Зеркала, как выражется твоя крестная, вот уж дура, прости господи, ты бы знала, о чем она меня спрашивает… В прошлый раз, например…

— Знаешь, — принцесса опять покраснела, на этот раз от злости, — если тебе сейчас не до меня, так я могу зайти в другой раз. Лет через сто.

Женщина в Зеркале хихикнула и посмотрела на принцессу с явным одобрением.

— Тоже еще, взяла моду хамить Всезнающему Духу Зеркала, — сказала она, очень надеясь, что это прозвучало строго, ну хоть самую малость. А то действительно, взяла моду, тоже еще… — Давай, спрашивай, а то я тут до утра с тобой проторчу.

Часть четвертая.
В которой приоткрывается завеса будущего, хотя, по-моему, так не говорят, «завеса будущего», говорят как-то иначе, но я сейчас не помню

— Я не знаю, что мне делать, мне нужен твой совет. От одной мысли об этом чертовом гробе у меня просто мороз по коже. Но одеваться в лохмотья и мокнуть под дождем в поисках принца мне тоже как-то, знаешь ли… Я все сказки перебрала, так там если и попадается мало-мальски приличный сюжет, обязательно вначале будет какая-нибудь милая деталь, про то, что «мать ее умерла, и отец женился на другой». Короче, не знаю я, что делать. Хоть из дому беги. Есть еще один вариант, правда он мне не очень нравится. Потому что все равно придется выходить замуж. Причем не за принца, это обязательное условие. Мне тогда ничего выбирать не надо. Разница, конечно, невелика, но хотя бы без походов и некрофилии обойдусь. Нет, ну ты скажи мне, станет нормальный человек целовать девушку, которая лежит в гробу, если, конечно, не он сам ее туда свел? То-то и оно, а мне с ним потом жить… А в «Принцессе на горошине», ты только прикинь, какую я свекровь получаю. Времени, конечно, в обрез, но можно успеть. Знаешь герцога соседского, папа с ним в шахматы играет по выходным? Ну так он давно сватается, и родители, я думаю, очень уж сильно не будут огорчаться, мезальянс, конечно, но ничего, терпимо. В общем, что мне выбрать?

— Не знаю, солнце, выбирать-то тебе. На тебя и так родители давят, если еще и я начну… Давай-ка просто глянем, какие там варианты есть. С чего начнем?

Принцесса задумалась. Ведь в конце концов, родители ей действительно хотят добра, может и правда…

— Ну давай с этого нашего фамильного развлечения, а там посмотрим, — принцесса уселась поудобнее и приготовилась смотреть. Женщина в Зеркале прикоснулась указательным пальцем к хрустальному шару и что-то прошептала. Шар ожил, замерцал, внутри закопошились крошечные фигурки. Принцесса приблизила лицо к отполированной поверхности и затаила дыхание.

* * *

Церемония выбора сказки прошла быстро и довольно буднично. В присутствии семи волшебниц принцесса сообщила, что выбирает сказку «Спящая красавица», без принуждения, находясь в здравом уме и трезвой памяти, при этом эльф (я не собиралась его сюда пускать, но принцесса очень просила, а когда она меня очень просит, я не в состоянии ей отказать, хорошо, что она об этом не знает) очень развеселился и сказал, что если здравый ум является необходимым условиям, то все могут смело расходиться по домам — клятва недействительна. У принцессы сильно кружилась голова, но, как говорится, мастерство не пропьешь, то есть, я хотела сказать, порода — она и есть порода, так что держалась она молодцом и даже улыбалась, хотя и несколько однообразной улыбкой. Фея-крестная, которую назначили на должность злой волшебницы голосованием (ну зачем вы так, почему сразу «ненавидели», все очень хорошо к ней относились, просто так вышло, и потом она единственная была в фиолетовом платье, сами подумайте, ну разве может быть злой волшебницей фея цветов, в своем неизменном розовом платье с оборочками? Вообще-то, руководительница кружка «Основы современной магии» могла бы неплохо справиться, к тому же, она была, как обычно, в черном, но с ней, если честно, никто не хотел связываться), так вот, фея-крестная достала из стеклянной банки одноразовое стерильное веретено и протянула его принцессе, бормоча при этом какую-то совсем уж невыносимую чушь, даже хуже, чем ее обычный бред, который тоже, знаете ли, не каждый мог вынести. Что-то про кровинушку, и на кого ты нас, и мы здесь, а ты — туда, как будто без нее недостаточно тошно…

Принцесса взяла веретено, закрыла глаза и начала очень медленно разматывать нитку, молясь при этом всем богам сразу, чуть ли не вслух, что пусть это веретено (это еще большая удача, что она меня не додумалась попросить, а то ведь страшно подумать…) превратится в тутового шелкопряда, и нитка будет тянуться долго-долго, а когда закончится, на ладони будет сидеть маленькая серая бабочка, и как только она улетит, можно будет спокойно вернуться домой и выпить чаю, потому что в горле совсем пересохло, тоже мне, королевство называется, королевская дочь умирает от жажды, а никто и не почешется.

На пальце выступила капелька крови, принцесса открыла глаза, улыбнулась побледневшей королеве и погрузилась в беспробудный сон, успев подумать напоследок, что как, все-таки, глупо и несправедливо устроен мир, вот сейчас бы жить и жить, пока фея-крестная молчит…

Прошло сто лет. Принцесса спала, а вместе с ней спали все придворные, это специально было так задумано, чтобы принцесса, проснувшись, увидела вокруг знакомые лица, можно подумать, что они ей не надоели еще сто лет назад. Эльф тоже спал. На него, конечно, заклинание не действовало, после церемонии он вообще уехал из королевства на два года, но потом вернулся, зашел один раз, потом второй, а через несколько месяцев приволок раскладушку, разложил ее рядом с гробом и дремал там практически беспрерывно. Конечно, сложно, а вы как думали, но если в правильных пропорциях сочетать алкоголь, аутотренинг и барбитураты, то можно добиться неплохих результатов. Чаще всего он спал без всяких сновидений и был вполне счастлив, но иногда его мучили кошмары — то ему снилось, что принцесса умерла, то — что наоборот, проснулась, а один раз в полнолуние ему вообще привиделось, что принцесса ровно в полночь встает из гроба, не просыпаясь, подходит к нему, прокусывает горло и выпивает всю кровь. Неделю после этого он спал в лесу, на самом высоком дереве, а потом ничего, вернулся. В общем, время шло, шло и дошло до того, что некий принц, хотелось бы сказать, что на белом коне, но нет, вообще без коня, еще больше хотелось бы сказать, что прекрасный, но — увы, так вот, некий принц стоял перед заколдованным лесом и боялся.

Часть пятая.
В которой автор начинает чувствовать себя Шехерезадой, и подозревать, что сказка никогда не закончится, а принцесса между тем понимает, что все, видимо, даже хуже, чем она могла себе предположить

Принцу совершенно не хотелось углубляться в такой темный лес, да еще и по такой невнятной тропинке. Он задумчиво царапал мечом кору ближайшего дерева и подбадривал себя мыслями о том, что выбора все равно нет, а другие сказки еще хуже. В них обычно приходится убивать драконов, нет, вы не подумайте, что принц боялся драконов, наоборот, пожалуй только их он и не боялся. Один дракон даже жил у него дома, в подземелье, время от времени принц выводил его на прогулку, и тогда они летали над лесом, плавали в озере, ох, ну ладно, нечего травить себе душу воспоминаниями. Перед тем как уйти из дома, принц выпустил дракона на свободу, дракон жалобно скулил и жался к решетке, пришлось на него прикрикнуть и даже замахнуться палкой. Дракон ушел обиженный, а ведь неизвестно, как оно там все дальше сложится, когда они увидятся, да и увидятся ли вообще… В общем, принц даже помыслить не мог о том, чтобы вот так, мечом, убить такое ласковое и нежное существо, с такими доверчивыми глазами, а все эти слухи — ну да, у драконов несколько своеобразное представление о безобидных играх, но зачем же сразу убивать, они прекрасно понимают слова… А в тех сказках, где драконов нет (потому что если они есть, то все немедленно кидаются их убивать, просто руки у людей чешутся, как будто занятий других нет на свете), приходится приводить принцессу к себе в замок, а это совершенно невозможно, замок почти полностью разрушен, казна пуста, и единственный способ как-то поправить дела — сами понимаете, не будем говорить об этом вслух, в общем, принц отправился на поиски истинной любви. И теперь он стоял перед заколдованным (конечно, заколдованным, садовники сто лет спят, чего же вы ожидали) лесом и уговаривал себя, что бояться нечего, стерпится-слюбится, и вообще, не факт еще, что я до замка доберусь, может там волки в лесу, сожрут — и вся любовь… На этой оптимистической ноте принц собрал волю в кулак и двинулся в путь, прорубая его себе мечом, конечно, был бы с ним его дракон, не пришлось бы мечом махать, сожгли бы они этот чертов лес, а при удачном стечении обстоятельств, огонь вполне мог бы перекинуться и на замок…

Так, размышляя о тщете всего сущего, принц постепенно приближался к замку, где спала в хрустальном гробе его истинная любовь. И буквально через три дня он уже стоял перед хрустальным гробом и рассматривал принцессу. Конечно, за сто лет праздничное платье изрядно помялось, да и прическа, как вы понимаете, тоже, но несмотря на эти детали, принцесса была чудо как хороша. Принц даже залюбовался, но потом вспомнил дракона, и так ему стало, знаете… Ну как бы вам объяснить… Ну вроде, все хорошо, а при этом — совершенное не то. Тоска, в общем. Принц тяжело вздохнул, наклонился и поцеловал принцессу в губы.

Это оказалось вполне приятно, и принц увлекся, но вдруг почувствовал за спиной какое-то шевеление, знаете, бывают такие звуки, вроде ничего особенного, шорох как шорох, но спина почему-то напрягается, и совершенно не хочется поворачиваться, но принцу не впервой было делать то, что не хочется, годы тренировок, знаете ли, даром не проходят, так что он все-таки повернулся. И немедленно об этом пожалел, потому что прямо перед ним стоял эльф, и не просто стоял, это бы еще полбеды, а натягивал тетиву лука и очень нехорошо улыбался. Если вы никогда не видели нехорошо улыбающихся эльфов, то вы вряд ли поймете, что именно почувствовал принц, но может быть вас сможет утешить то, что я, например, в этом случае искренне вам завидую, а если вы до сих пор не поняли, что я имею в виду, то могу только сказать, что принцесса, натолкнувшись на эту улыбку, обрывала речь на полуслове и удивленно спрашивала, а что она такого сказала.

Совершенно неизвестно, как могли бы развернуться события, если бы дело действительно дошло до драки, потому что мне, например, не очень ясно, как можно в данном конкретном случае договориться по-хорошему, но тут веки принцессы дрогнули, щеки порозовели, она открыла глаза, села и чихнула. А еще через минуту сказка перестала трещать по швам, потому что король Его Величество проснулся и очень быстро понял, что именно тут, черт побери, происходит. Он вежливо улыбнулся принцу, пожал ему руку, потом обнял эльфа за плечи и сказал, что мы все будем очень рады принять вас завтра, ближе к вечеру, а сейчас — извините, масса дел накопилась… Эльф направился к выходу, чувствуя, как сильно колотится у него сердце, то ли от отчаяния, то ли от облегчения, непонятно.

Через час «дети», как выразилась королева, уже стояли перед алтарем, держась за руки. Принц гладил принцессу по руке, думал о том, что дракон, наверное, голодный, а может и вообще умер, и шмыгал носом. А принцесса положила голову ему на плечо (ну да, во-первых, устала, а во-вторых, фотографы кругом) и подумала с тоской, что сказка закончилась, а самое грустное только-только начинается…

* * *

Принцесса оторвала взгляд от шара и посмотрела в зеркало.

— А что такое? — преувеличенно бодрым голосом спросила Женщина в Зеркале. — Нормально, мне кажется. Бывает хуже, — у нее вроде бы получилось придать голосу некоторую убедительность, но глаза при этом она старательно отводила куда-то в сторону.

— Ага, нормально, — согласилась принцесса, причем голос ее был настолько спокоен, а взгляд настолько сосредоточен, что Женщина в Зеркале даже немножко заволновалась. — А как ты думаешь, если прямо сейчас пойти в библиотеку, я смогу за 2 дня найти какую-нибудь сказку, где главная героиня без сна и отдыха только тем и занимается, что убивает эльфов? Я думаю, мне бы такая сказка подошла. Страниц 400, в твердом переплете, как ты думаешь?

Женщина в Зеркале отвечать на вопрос не стала, кто ж отвечает на риторические вопросы, подумала только, что принцесса держится молодцом, в такой ситуации — и шутит, хотя шутки шутками, а если бы Женщина в Зеркале каким-то чудом превратилась сейчас в эльфа, и ее бы спросили, где именно она предпочла бы находиться: здесь, или в бассейне с крокодилами, то она бы, пожалуй, предпочла крокодилов. Знаете, почему? Правильно, потому что она — Всезнающий Дух Зеркала.

Принцесса еще какое-то время внимательно разглядывала портьеру, а потом выпила стакан воды и почти веселым голосом сказала Женщине в Зеркале, что она готова продолжать, и очень хотела бы знать, что произойдет, если она прямо этой ночью вылезет в окошко, спустится по веревочной лестнице, сядет на коня и уедет из этого чертового королевства куда глаза глядят. Женщина в Зеркале собралась было что-то возразить, но передумала и молча дотронулась пальцем до хрустального шара…

* * *

Принцесса не стала бродить по замку и спрашивать у придворных, не знают ли они, где можно раздобыть веревочную лестницу. То есть, сначала она собиралась поступить именно так, но что-то ей подсказало, что она найдет раньше, чем ожидала, и не совсем то, что ищет. Вместо этого принцесса заперлась в покоях и довольно быстро соорудила из шелковых простыней вполне пристойное приспособление для вылезания из окна. Правда, ее радость несколько омрачило то, что простыня ей не пригодилась — подойдя к окну, принцесса обнаружила металлическую лестницу, и даже вспомнила, как отец распорядился ее там прикрепить на случай пожара. Принцесса обругала себя бестолочью, аккуратно свернула самодельную веревку и положила ее в дорожную сумку, просто чтобы не думать о том, что два часа прошли впустую. Нет, ну действительно, веревка в дороге обязательно нужна, это вам кто угодно может подтвердить. С конем получилось еще проще — ворота конюшни были открыты, и принцесса совершенно спокойно зашла и выбрала лучшую лошадь. Лучшая лошадь, правда, совершенно не разделяла принцессин оптимизм, ей вся эта затея с уходом в ночь, не поужинав, казалась, мягко говоря, не очень умной. Поэтому лучшая лошадь начала усиленно хромать, надувать живот и похрипывать, но ее старания не увенчались успехом — принцесса, занятая собственными мыслями, попросту ничего не заметила.

Часть шестая.
В которой принцесса в полной мере оценивает все плюсы и минусы самостоятельной жизни в лесу

Лучшая лошадь немножко погрустила, а потом подумала, что ничего страшного, в конце концов, она может сбежать на первом же привале, или, например, на втором, а то она уже сто лет не гуляла в лесу, только на этих дурацких турнирах, а там скучно, всегда одно и то же, к тому же глаза завязывают, ничего не видно, я машинально перебираю ногами, а сама фантазирую, что я — дочь банкира, меня украли какие-то злодеи и теперь мой отец должен заплатить выкуп, мне завязали глаза и везут куда-то в карете, я пытаюсь считать обороты колеса, но очень быстро сбиваюсь, мне становится страшно, я начинаю плакать, и один из моих похитителей придвигается ко мне и начинает гладить меня по плечу, потом обнимает, целует в шею…

— Ты чего? — удивленно спросила принцесса. Действительно, лошадь вела себя очень странно — перебирала ногами, тяжело дышала, а в больших умных глазах стояли слезы. — Не хочешь из дома уходить? Я тоже не хочу, а что делать?

Она потрепала лошадь по холке и протянула ей кусочек сахара на ладони. Лучшая лошадь сахар, конечно, взяла, но фыркнула презрительно прямо принцессе в ухо, к счастью для себя, принцесса совершенно не разбиралась в лошадях вообще, и в нюансах их настроений в частности, поэтому она классифицировала фырканье как благодарственное, забралась в седло и двинулась в путь.

Несколько дней принцесса пребывала в полной эйфории, вплоть до того, что время от времени слезала с лошади и принималась собирать цветочки и напевать песенку, в глубине души искренне радуясь, что ее никто не видит. Лучшая лошадь поглядывала на нее неодобрительно, а букеты, притороченные к седлу, неизменно сьедала. На третий день пошел дождь. Принцесса соорудила из веток некоторое подобие шалаша, он немножко протекал, но не сильно, самую малость, вполне можно не обращать внимания, гораздо хуже, что костер развести не удалось, ну и черт с ним, и вообще, никто ведь не обещал, что будет легко…

Лучшая лошадь стояла под деревом, и говорила себе, что завтра она уж точно сбежит, что за странные фантазии у этой принцессы, и по-хорошему, надо бы уйти прямо сейчас, но вот как представишь себе, какие у девочки будут глаза, когда она проснется, а меня нет, ладно уж, подожду до завтра, но все-таки, какая же я фантастическая дура, в мои-то годы пора уже перестать отвечать за каждого, кто меня приручает, ну ничего, вот подхвачу воспаление легких — мигом поумнею.

У принцессы настроение было ничуть не менее радужное. И про воспаление легких она тоже думала, и про то, что дура, а как же, да и кто бы на ее месте удержался? Потом принцесса немножко поспала, потом поела, потом подумала, как это так вышло, что она за три дня так и не добралась до границы королевства, а она, между прочим, ехала довольно быстро, и с компасом сверялась, и по звездам проверяла, ну, конечно, до того, как зарядил этот дождь, черт бы его побрал совсем. Больше думать было совершенно не о чем, и принцесса заскучала. Она начала вспоминать родителей, они, конечно волнуются, а у мамы больное сердце, и вообще, они этого не заслужили, они же хотели, как лучше… В общем, через некоторое время принцесса почувствовала, себя ужасно несчастной, но зато скучно больше не было. То-есть, принцесса уже и рада была поскучать, но не скучалось, хоть убей, а вместо этого горько плакалось. В конце концов принцессе это надоело, и она решила продолжить путь, просто чтобы немножко отвлечься.

Лучшая лошадь плелась без всякого энтузиазма, практически как-нибудь плелась, а принцессу начали посещать позорные мысли, стыдно, конечно, зато можно будет переодеться в сухое, сесть около камина, а на все вопросы тупо отвечать, что заблудилась, мол, вышла на часок прокатиться на лучшей лошади, и заблудилась. В общем, принцесса уже совсем было собралась разворачивать лошадь и ехать домой, как вдруг (ну да, а что тут такого, сказка уже вон сколько продолжается, а ни одного «как вдруг» еще не было. Я пытаюсь щадить ваши чувства, по мере сил, но вы же меня тоже поймите, я же тоже живой человек) деревья расступились, и принцесса увидела дом — не дом, избушку — не избушку, ну, скажем, домик. Домик выглядел очень мило и уютно, принцесса, ни секунды не раздумывая, взошла на крыльцо и постучала в дверь. Через полчаса она уже сидела за столом, закутавшись в теплый плед, и пила чай с медом, а лошадь стояла в стойле, овса, предположим, ей не предложили, но зато сена было предостаточно, и крыша над головой не протекала, ну вот ни настолечко.

Хозяйка оказалась очень милой, с вопросами не приставала, подливала чаю, подкладывала меду, мазала хлеб маслом, в общем, принцессе показалось, что она в раю. Глаза у нее начали слипаться, но тут входная дверь распахнулась, и в комнату вошел мужчина. Хозяйка сказала, что это ее сын, принцесса вежливо улыбнулась, но мужчина на ее улыбку не ответил, а вместо этого глянул на хозяйку как-то вопросительно. Хозяйка пожала плечами и отвернулась, а принцессе почему-то совершенно расхотелось спать. Здравый смысл подсказывал ей, что сейчас самое время встать, поблагодарить за угощение и выйти из дома, а подумать, что делать дальше, можно будет и потом, когда она окажется на безопасном расстоянии. Но дело в том, что принцесса исключительно редко слушала собственный здравый смысл, то есть до того редко, что если бы мы сейчас начали вспоминать, когда это произошло в последний раз, то скорее всего, мы бы так и не вспомнили. А тут еще принцесса очень живо представила, как она заходит на конюшню и начинает седлать лучшую лошадь, а лучшая лошадь говорит ей человеческим голосом: «Знаешь, лучше бы ты меня пристрелила». Короче, принцесса подумала: в конце концов, ну что может произойти? Я имею в виду, что может произойти такого, что было бы страшнее, чем провести вторую ночь в лесу под дождем? В голову ничего не приходило, поэтому принцесса встала из-за стола, вежливо поблагодарила хозяйку за чудесный ужин, пожелала всем спокойной ночи (от всей души, между прочим) и отправилась спать.

Часть седьмая.
В которой становится понятно, что о дальнейшей судьбе лошади мы никогда ничего не узнаем

Ночь прошла на удивление спокойно. Перед сном принцесса забаррикадировала дверь креслом (не то что бы это имело какой-то смысл, просто внутренний голос настоятельно требовал принять ну хоть какие-нибудь меры) и улеглась спать. Но заснуть не получалось. Ей все время мерещились какие-то шорохи в коридоре, в голову лезли всякие мысли, ну вот обьясните мне, как это происходит, почему, когда срочно нужна свежая, ну или хоть какая-нибудь мысль, так можешь хоть до второго пришествия ждать, а стоит забаррикадироваться в темной комнате, в чужом доме, на обочине цивилизации — и сразу такой креатив прет, что просто диву даешься… Короче, ночь принцесса провела на подоконнике, сжимая в руках кочергу. После восхода солнца глупые мысли куда-то исчезли, а им на смену пришли здравые. Ну например, что спать все-таки надо, хотя бы изредка. Принцесса забралась под одеяло и совсем было собралась заснуть, но тут в дверь постучали и сказали, что завтрак будет через пять минут. В общем, пришлось вылезать из-под одеяла и идти умываться, проклиная на чем свет стоит собственную глупость и трусость, нет, ну вы только подумайте, вампиров она боится, ты в зеркало на себя посмотри, к тебе ни один уважающий себя вампир близко не подойдет, его же кошмары потом замучают, с другой стороны, приятно все-таки, что есть в этом мире какие-то вечные, неизменные вещи, например, круги под глазами…

Принцесса меланхолично ковыряла вилкой завтрак и думала, что дождь, вроде, закончился, так что можно ехать дальше, конечно, спать хочется, но надо уже доехать до границы, а там и до моря рукой подать…

— А ты, кажется, не очень хорошо спала, — принцесса вздрогнула от неожиданности, подняла голову и увидела, что хозяйка смотрит на нее так пристально, что это уже выходит за всяческие рамки приличий, а уж в рамках приличий принцесса разбиралась изрядно, можете мне поверить. По непонятной причине ей опять стало страшно, так, что даже ладони вспотели, и она ляпнула первое, что пришло ей в голову, какую-то глупость, про то, что ей было неудобно спать, не то слишком мягко, не то, наоборот, слишком жестко, и, уже договаривая, окончательно поняла, что нет, не ошиблась, действительно что-то происходит, отступила к двери и уже даже нащупала ручку, но без толку, хозяйка видит и улыбается — ну конечно, дверь заперта, а ты как думала, и голова кружится все сильнее, и голос хозяйки доносится как будто издалека — вы не поверите, вы просто не поверите, потому что в такое невозможно поверить, эта старая дура подложила ей горошину под перину, она, видите ли, ищет для сына принцессу, и что вы знаете? нашла, вот только что нашла, это непросто было, ну конечно, непросто, такую дуру еще поискать надо, и вот как бы так сделать, чтобы голос не очень дрожал, да, милая хозяюшка, вы оказали мне большую честь, я немедленно отправлюсь за родительским благословением, да что ты, деточка, тебе теперь родители не нужны, у тебя теперь муж есть, о господи, почему муж, что, одна горошина — и уже муж, а он подходит все ближе, поднимает на руки и несет куда-то, а я отбиваюсь изо всех сил, но он даже не замечает, а потом я смотрю в потолок и слышу слабый звон — то ли надежда разбилась, то ли солнечные лучи преломляются о пыльное стекло — поди разбери…

* * *

Некоторое время Женщина в Зеркале и принцесса сидели молча, потом Женщина в Зеркале потрогала левую бровь указательным пальцем (ну это принцессе показалось, что левую, на самом деле это была правая бровь, вот даже странно, на какие глупости обращаешь внимание, тут можно сказать, судьба решается) и совсем уже собралась открыть рот, но принцесса ее опередила.

— Вот только попробуй сказать это свое «а что, вполне нормально», — мрачно произнесла она, — только попробуй, — и выразительно подбросила на ладони хрустальный шар. Женщина в Зеркале сделала вид, что не заметила угрозы.

— А ты капризная, — сказала она задумчиво.

— С ума сошла, — принцесса так устала, что даже разозлиться толком не могла, — он же молчит все время, я же за сутки его голоса не услышала ни разу.

— Ну так об этом же можно только мечтать! Ты, знаешь чего, если сама нос воротишь, так адресок оставь, — Женщине в Зеркале ужасно хотелось хоть чуть-чуть развлечь принцессу, чтобы она улыбнулась, или хотя бы шарик покидала, что ли, лишь бы прекратила сидеть с таким застывшим лицом.

— Ладно, давай посмотрим, что будет, если я завтра замуж выйду. По крайней мере, герцога я знаю, родители рядом, да и вообще, терять мне, кажется, нечего, — и принцесса сделала вид, что внимательно рассматривает ночную бабочку, которая залетела в комнату и теперь кружила вокруг свечи, это такое повсеместное заблуждение, всем всегда кажется, что если задрать как следует голову, то слезы возьмут да и закатятся обратно.

Часть восьмая.
Которую совершенно необязательно писать, потому что, по-моему, и так с самого начала все понятно, но она все-таки пишется, автор в этом сложном вопросе руководствуется смутными соображениями, что, мол, «так надо»
«Король был зол, как сто чертей,
Рыдала королева», —

принцесса начала было придумывать балладу, но продолжение не складывалось, потому что отвлекали ее поминутно, и хоть бы по делу отвлекали, еще не так было бы обидно, а то ведь со всякими глупостями, не понимаю, я ведь уже сказала «да», а они еще чего-то ждут… Но герцог-то, герцог, кто бы мог подумать, ну просто чертовски хорош. Накануне принцесса сообщила ему, что, мол, будьте так любезны, Ваше Сиятельство, передайте мне, пожалуйста, масло, и, кстати, Вы когда-то предлагали мне руку и сердце, так я согласна. И принцесса занялась маслом, потому что, сами подумайте, зачем это ей сейчас встречаться с родителями глазами, ровным счетом никакой необходимости, разве что из любопытства, так принцесса никогда им не отличалась, любопытства ее хватало максимум на то, чтобы проверить, действительно ли яд гремучей змеи, пойманной безлунной ночью на кладбище, коренным образом меняет свойства напитка для укрепления ногтей (кстати, выяснилось, что да, меняет), но это совсем другое дело, потому что кто ж боится гремучих змей… Так что принцесса не имела ни малейшего представления о том, какое же у Его Величества выражение лица, а то что слуга, стоящий за ее креслом, внезапно побледнел и потерял сознание, так я, между прочим, всегда говорила, что не стоит закупоривать все окна да еще так сильно топить. Но герцог оказался на высоте, королеву увел на пять минут на балкон (что он там успел ей сказать за пять минут, покрыто мраком тайны, но вернулась она румяная, задумчивая и на все согласная, в том числе и благословить молодых), королю проиграл в шахматы три раза подряд, причем так натурально огорчался, что король ничего не заподозрил и на предстоящее замужество принцессы стал смотреть куда как благосклоннее, и это, в общем-то, понятно, родная дочь — это, конечно, родная дочь, но три раза — это все-таки три раза…

Принцесса с большим удовольствием обошлась бы без свадебной церемонии, но при всем своем юношеском идеализме некоторые остатки здравомыслия она все же сохранила, поэтому она сверкнула зубками, блеснула глазками и ушла к себе — время уже позднее, а надо еще успеть часок-другой повертеться перед зеркалом со скорбным видом, потому что жизнь кончена, как вы понимаете, впереди соски, пеленки и загубленная молодость, ну что же делать, надо смириться, смирение украшает девушку, особенно если у нее нежная кожа и густые пушистые ресницы…

На церемонии принцесса планировала мужественно смотреть вперед глазами, полными тайной скорби, что-то в этом духе, общее направление понятно, а там уже можно импровизировать, но как-то не сложилось, герцог умудрился рассмешить ее с самого начала, а вы же понимаете, когда ржешь, как лошадь, так очень трудно убедить окружающих, что глаза полны именно тайной скорби. А когда герцог сказал фее-крестной, что, мол, простите великодушно, но я вынужден похитить у Вас мою жену, я знаю, дорогая, что ты никогда мне этого не простишь, но долг превыше всего, — принцесса так восхитилась, что даже почувствовала тепло внизу живота, в метафорическом низу живота, разумеется, но тепло самое что ни на есть настоящее.

Короче, не надо уже обьяснять, как именно прошел медовый месяц — все там были. Всякие там гуляния в саду, купания в пруду, скачки на лошадях по пересеченной местности и стрельба по бутылкам из-под шампанского. В общем, медовый месяц, как и положено медовому месяцу, прошел слишком быстро. И вот, в одно прекрасное утро (а ведь могла бы написать «как вдруг», оцените), ну если совсем уж по-честному, то ничего такого прекрасного в этом утре не было, обычное было утро, пятница, 13 число, ничто не предвещало беды, молодые супруги завтракали на веранде. Герцог пребывал в преотвратнейшем расположении духа. Наорал на принцессу (ну это я по старой памяти так ее называю, она уже месяц как герцогиня, но пусть уж остается принцесса, а то я окончательно запутаюсь) по какой-то невнятной причине, мол, когда он брал в жены королевскую дочь, ему и в голову не могло прийти, что он каждое утро вынужден будет лицезреть, как Их Высочество слизывает джем с тоста, ну это же уму непостижимо, неужели трудно соблюдать за столом элементарные правила, о господи, тоже мне церемонимейстер выискался, на себя бы посмотрел, мало ли кто откуда слизывал джем буквально позавчера, заметьте, совершенно не скорбя при этом о поруганном этикете. Принцесса пожала плечами и принялась за омлет, но герцог уже разошелся не на шутку, обвинил ее во всех смертных грехах вообще и в неумении вести домашнее хозяйство в частности и потребовал немедленно показать ему связку ключей, которые он вручил ей, когда она впервые переступила порог этого в высшей степени гостеприимного дома. Принцесса смутно помнила, что да, были какие-то ключи, она еще совершенно не знала, куда их девать, потому что порог она переступала в свадебном наряде, и карманы там предусмотрены не были, не засовывать же ключи за корсаж, право слово, перед первой брачной ночью. Пришлось честно признаться, что ключи, скорее всего, потеряны, но это же не повод, чтобы так орать, но герцог считал, что как раз повод, потому что он как раз сильно сомневается, что ключи потеряны (ну в самом деле, как может взрослый, серьезный человек потерять ключи?), скорее всего принцесса воспользовалась ими, чтобы тайком заглянуть в угловую комнату, заглядывать в которую герцог ей строго-настрого запретил. Если о ключах принцесса хоть что-то помнила, ну хотя бы о самом факте их существования, то запрет на посещение какой-то там запертой кладовки она явно сочла в тот момент лишней для себя информацией, во всяком случае тщательное исследование закоулков памяти на предмет вспомнить хоть что-нибудь не принесло никаких результатов. Зато принцесса вспомнила, как королева Ее Величество сообщила ей в приватной беседе, что супружеская жизнь состоит не только из лепестков роз, образно говоря, попадаются еще и шипы, и не следует придавать такого уж большого значения мелким семейным ссорам, хотя бы потому, что они, во-первых, неизбежны, а во-вторых, мимолетны. Так что принцесса решила обратить все в шутку и вежливо поинтересовалась, с какой такой радости Их Сиятельство так разбушевались, не иначе как они хранят в этой комнате высушенные скальпы своих предыдущих жен. Шутка удалась на славу, и наблюдая, как борода герцога стремительно растет и приобретает неестественный синий цвет, принцесса с недоумением и обидой подумала, что как это, в сущности, несправедливо, выпила вчера всего ничего, от силы бутылку вина, и на тебе — белая горячка, и вообще, слава богу, что мама предупредила о мелких семейных ссорах, а то ведь можно было бы и удивиться…

* * *

Хрустальный шар все еще переливался всеми цветами радуги и нервно вздрагивал, но принцесса потеряла к нему всяческий интерес. Казалось, что она просто безмятежно любуется Женщиной в Зеркале, которая, в свою очередь, не менее безмятежно любовалась старинной немецкой гравюрой, на которой был изображен герб (ну да, рыцарь на коне, не понимаю, что здесь такого смешного) и девиз: «Делай то, что должен, и пусть будет то, что будет», ну или что-то в таком роде, очень подходящее к случаю.

Часть девятая.
О том, что если ты не хочешь выбирать сказку, сказка выберет тебя, и между прочим, нет таких правил, чтобы запрещали патетику, особенно в сказках, так что нечего хмыкать, нечего!

Наконец Женщина в Зеркале оторвала взгляд от гравюры, посмотрела на принцессу и тут же об этом пожалела, потому что вы не поверите, вы ни за что на свете не поверите, но есть в мире вещи и похуже девиза «Делай то, что должен, и пусть будет то, что будет», хотя лично мне довольно долго казалось, что это невозможно. Обе женщины совершенно синхронно вздохнули и одновременно прикоснулись к хрустальному шару — шар издал слабый писк и попытался укатиться под кресло, но наткнулся на вовремя подставленную туфельку (нет, не хрустальную, с чего вы взяли) и замерцал, а что ему еще оставалось делать?

* * *

Церемония выбора сказки прошла быстро, я бы даже сказала, слишком быстро, но не буду ничего говорить, а то у меня дурная привычка появилась в последнее время — забегать вперед. Так что рассказывать буду по порядку, надо же бороться с дурными привычками, начну с этой, от нее пользы в хозяйстве никакой. В общем, принцесса в присутствии семи волшебниц начала читать текст, что, мол, находясь в здравом уме и трезвой памяти, и, главное, понятно, что надо сосредоточиться, а сосредоточиться как раз и не получается, потому что в голове ровно одна мысль, зато во множестве экземпляров: «У мамы будет инфаркт», и думать о чем-нибудь другом совершенно невозможно, короче, принцесса набрала побольше воздуха и сообщила присутствующим, что она (папа меня убьет) отказывается (у мамы будет инфаркт) выбирать (вот прямо сейчас она упадет и умрет) сказку (жаль, что нельзя произносить слова еще медленнее), но ничего страшного не происходит, мама даже и не думает падать и даже не бледнеет, а очень даже нежно обнимает принцессу за плечи, и улыбается, очень странной улыбкой улыбается, принцесса видела когда-то такую улыбку, погодите, дайте вспомнить, когда же это было, ну точно, точно, черт, мне тогда операцию должны были делать, и мама говорила, что это не больно совсем, ты сейчас заснешь, а когда проснешься — все будет позади, и что-то колет в предплечье, и хочется уже поскорее заснуть, чтобы не видеть эту улыбку, ну вы представляете, она колет меня веретеном и улыбается, типа, это все для моей же пользы, знаете, дорогие родители, это уж чересчур, я раз так вообще просыпаться не буду, тогда, небось, пожалеете…

* * *

Когда принцесса подняла голову, в зеркале было уже пусто, конечно, не совсем пусто, кто-то там все-таки сидел в кресле и смотрел такими растерянными глазами, что принцесса встала и отвернулась, потому что совершенно невозможно такие взгляды выносить, даже если на тебя смотрит твое собственное отражение. За окном светало, принцесса подумала, что хорошо бы поспать, но непонятно, как в таком состоянии можно заснуть, снотворное поискать, что ли, мне кажется в ванной комнате должна быть упаковка, точно, вот она, но к моему величайшему сожалению обещание «глубокого спокойного сна без сновидений» ну никак не желает позитивно коннотироваться, так что остается аккуратно поставить коробочку на место и упасть на кровать в надежде, что природа возьмет свое, и она берет, сначала сомневается минут пятнадцать, а потом все-таки берет, а хрустальный шар, воспользовавшись этим, умудрился все-таки закатиться под кресло, и слава богу, что никто не видит, слава богу…

* * *

— Прикинь, эти мои фантазии со Спящей Красавицей, ну там 100 лет в хрустальном гробе, и все такое, так я никак не могла понять, откуда, потому что это же не мой сценарий, вроде бы, ну совсем ничего общего, и метафоры не мои, и я даже не колюсь ничем, совсем по нулям. Вот, думаю, тайны подсознания. А вчера пишу письмо подруге: «Спать хочется катастрофически. В последнее время у меня одна хрустальная мечта — проспать мертвым сном 100 лет…» Ну ты представляешь, я всегда говорила, что Фрейд все упрощает, люди, на самом деле, сложнее устроены. Так я теперь начинаю думать, что он, пожалуй, все усложнил. Я, во всяком случае, устроена гораздо проще…

— Просто, говоришь? А сколько ты свиданий отменила за последний месяц из-за недосыпа? А те, что были, проспала. Глупо ты устроена, а не просто, поправь меня, если я ошибаюсь.

Женщина в Зеркале — ну конечно, она самая, вы, наверное, давно догадались, это до меня только сейчас дошло, будем ее и дальше так называть, чисто условно, для ясности, потому что зазеркалье, трансформации и колода карт — это совершенно не мои метафоры, так, случайно под руку попались, — так вот, Женщина в Зеркале хотела было обидеться, но вместо этого засмеялась и плотнее завернулась в одеяло, потому что очень холодно бывает, господа, просто невероятно бывает холодно жаркой летней ночью, да так, что и сорок тысяч одеял не согреют, и уже забыв про все на свете, тянешься к его рукам — ну в конце концов, я же только погреться, — и закутываешься в эти руки, действительно горячие, не ошиблась, и такие нежные, что совершенно непонятно, отчего это окончательно стынет кровь, и вот уже ни губ, ни рук, а только тысячи крошечных острых льдинок разливаются по телу, и остается только смеяться, чтобы хоть как-то согреться, и вообще, отправлю принцессу в Снежные Королевы, раз она замуж за дурака не хочет, а то что это за дела — пока автор тут мерзнет, как черт знает кто, персонаж там дрыхнет без задних ног! С какой такой радости, я вас спрашиваю?

* * *
Часть десятая, последняя, потому что сколько же можно, в самом деле

Я официально предупреждаю главных героев, что если кто не хочет участвовать в финальном хеппи-энде, так того я заблужу в лесу и скормлю диким ежикам.

Принцесса спала до вечера, а может даже до следующего вечера, у меня очень плохо с таймингом, надо все внимательно перечитать, чтобы определить, сколько же времени прошло, хотя я, наверное, и так вспомню, если первую ночь она пила бренди, а вторую — встречалась с Женщиной в Зеркале, а изначально до церемонии оставалось три дня, то тогда получается, что не получается у нее спать до следующего вечера, потому что вот прямо сейчас ее уже пришли будить. Как для чего? Вы что, забыли, Ваше Высочество, через час генеральная репетиция завтрашней церемонии, сами оденетесь, или Вам помочь?

На репетиции принцесса вела себя наилучшим образом, родители остались довольны, хотя не будем утверждать, что волноваться они перестали, даже, пожалуй, наоборот, несмотря на то, что взор принцессы был ясен, голос звонок, улыбка чиста и невинна, а может как раз благодаря этому, вот будут у вас свои дети, тогда вы меня поймете, как говорит моя мама, а она никогда не врет, во всяком случае, уличить ее мне еще никогда не удавалось.

Принцессу ужасно обидела подобная подозрительность, ну в самом деле обидно, когда это я им врала, вчера не считается, и вообще, кто-то когда-то говорил, что своим недоверием мы оправдываем чужой обман, умный человек, ничего не скажешь, не иначе француз, так что сами виноваты, а что прикажете делать? Как прикажете поступить? Прямо хоть к придворному астрологу иди, но принцесса не очень-то доверяла звездному небу над головой, гораздо больше она полагалась на нравственный закон внутри себя, а нравственный закон недвусмысленно заявлял, что пусть делает, что в голову взбредет, ему лично все равно, лишь бы не воровала из сиротских кружек для пожертвований и вовремя переводила старушек через дорогу, желательно, в специально отведенных для этого местах. Так что принцесса удалилась в свои покои, понятное дело, завтра предстоит тяжелый день, девочке надо как следует выспаться, ну вот мне просто интересно, они что, в самом деле думают, что я пойду спать? Чтобы как следует выспаться перед тем, как заснуть на сто лет? Не понимаю, честное слово, вот хочу понять — и не могу…

Через два часа, когда возбужденные наступающим праздником придворные наконец угомонились, принцесса вылезла из окна и стала подниматься по пожарной лестнице. До башни она добралась минут за пять, а что Её Высочество при этом думала о голубиной почте, покрыто мраком тайны, могу себе представит, что я бы думала на ее месте, но порядочная принцесса из приличной королевской семьи и слов-то таких не знает, действительно, откуда бы она могла их узнать? Внутри башни было темно, взять с собой свечку принцесса не догадалась, хорошо хоть спички нашлись, и попробуйте мне после этого сказать, что курить вредно. В башне ужасно сквозило, вот не хватало еще простудиться, зажженные спички немедленно гасли, а нужный предмет никак не желал находиться, и ведь будет чертовски обидно, если такой грандиозный замысел бесславно ничем не увенчается, и хоть бы из-за тайфуна или цунами, а то из-за каких-то спичек, но нет, обошлось, за глупую непредусмотрительность, конечно, очень дорого приходится платить, но, к счастью, не сегодня, а в следующий раз непременно буду умнее, непременно. В общем, через каких-нибудь полчаса принцесса уже стучала в двери избушки, в которой жила руководительница кружка «Основы современной магии», причем стучала ногой, потому что в руках она крепко сжимала стеклянную банку с одноразовыми веретенами.

Черная волшебница («черная» в данном случае — это не характеристика моральных качеств, просто она всегда одевается в черное, а мне же надо ее как-то называть, потому что «руководительница кружка „Основы современной магии“» — это хорошее имя, но длинное) открыла дверь так быстро, что у меня, например, появилось ощущение, что она от нее вообще никуда не отходила в этот вечер, то ли она настолько хорошая колдунья («хорошая» в данном случае — это тоже не характеристика моральных качеств, а, скорее, оценка профессиональных), что все знала заранее, то ли вообще ждала кого-то другого, теперь уже не узнать, да это и не важно. А важно то, что она, вроде бы, совершенно не удивилась, молча посторонилась, чтобы принцесса могла войти, банку взяла не глядя, но держала бережно, на стол поставила подальше от края и кота на всякий случай легонько пнула ногой — не то что бы это могло быть эффективной профилактической мерой, скорее, чтобы подчеркнуть серьезность ситуации, а коту, между прочим, одного взгляда на банку вполне хватило, чтобы зашипеть и залезть на шкаф, или это он на пинок обиделся, непонятно, у этих кошек все так сложно…

Принцесса сидела в кресле, закутавшись в плед, и пила горячий чай с травами, а черная волшебница задумчиво стояла у полки, выбирая колбу подходящего размера. В общем, я думаю, что сегодня можно их оставить в покое и не мешать, потому что работа им предстоит тонкая, можно сказать, ювелирная.

Церемония выбора сказки прошла быстро и довольно буднично. В присутствии семи волшебниц принцесса сообщила, что выбирает сказку «Спящая красавица», без принуждения, находясь в здравом уме и трезвой памяти, причем на этот раз обошлось без эльфа, я уже совсем было приготовилась к долгим и нудным пререканиям, но принцесса, судя по всему, просто забыла о нем, а ведь еще буквально сутки назад столько шуму было, поди пойми этих принцесс.

Принцесса взяла из рук феи-крестной одноразовое стерильное веретено и уколола себе палец, стараясь не смотреть в сторону черной волшебницы, при этом сердце ее бешено колотилось, потому что вы только задумайтесь на минутку — одно дело знать, что ты сейчас заснешь, ну хоть бы и на сто лет, это еще как-то можно вынести, а тут ведь совершенно неизвестно, что произойдет, у черной волшебницы, конечно, опыт и хорошая репутация (ну вы помните, «хорошая» — это не характеристика моральных качеств), и все было сделано строго по рецепту, но, положа руку на сердце, кто-нибудь знает, откуда этот рецепт? Кто-нибудь хоть раз им воспользовался? То-то и оно, пришлось рисковать, черная волшебница самоотвержено предложила проверить снадобье на коте, но кот сиганул в окошко, не дослушав предложение до конца, а мышей ловить было уже поздно, да и вообще, это уже как-то слишком, вам не кажется? Но вроде бы, все в порядке, то есть ничего не происходит, абсолютно ничего, в глазах не темнеет, даже голова не кружится, и остается только театрально вздохнуть (это не сложно, даже репетировать не пришлось, любая, даже самая заурядная принцесса с детства умеет театрально вздыхать), прикрыть глаза, позволить себя подхватить чьим-то заботливым рукам и наблюдать из-под опущенных век, как королевство погружается в сон, а, кстати, почему? Я всегда думала, что королевство погрузилось в сон благодаря заклятию, но заклятие не действует, и тем не менее… Даже думать об этом не хочу, а то сейчас в очередной раз всплывет какая-нибудь экономическая причина, я расстроюсь, ну его на фиг, в конце концов, может ведь произойти чудо, я, например, очень даже верю в чудеса, особенно когда выбор так скуден… К счастью для себя, принцесса подобными вопросами не задавалась, она просто-напросто вылезла из хрустального гроба (честно говоря, не сразу, вы будете смеяться, но несколько часов она проспала, ну надо же человеку когда-нибудь спать, так почему бы не здесь и не сейчас) и… Да, надо признать, что принцесса почувствовала себя несколько неуютно, и я ее прекрасно понимаю, ну знаете, как это бывает, — все вокруг спят, или, к примеру, спорят о политике, а ты один бродишь, как дурак, и вообще, одно дело о свободе мечтать, а совершенно другое дело эту самую вожделенную свободу получить, и можно, конечно, некоторое время развлекаться мелкими бытовыми подвигами вроде самостоятельного приготовления пищи и влажной уборки помещений, но энтузиазма хватает дня на три, не больше, и с каждым днем спать ложишься все раньше, а встаешь все позже, и время течет все медленнее, а иногда кажется, что оно и вовсе остановилось, и утешает только то, что так долго продолжаться не может, и вот однажды, гуляя по лесу, принцесса совершенно случайно набрела на домик черной волшебницы.

Дверь была заперта, пришлось залезать через окно, все-таки странная эта черная волшебница — дверь заперла, а окна все нараспашку, я уже молчу, что она заснула вместе со всеми, это вообще выше всякого разумения, остается все списать на массовый психоз, вроде как «все бежали — ну и я побежал», или действительно чудо, а чего, я уже сказала, что верю в чудеса, хотя, строго говоря, если опираться на мой собственный опыт, то массовый психоз статистически гораздо более вероятен, ну да бог с ней, со статистикой, главное, что принцесса очутилась в избушке черной колдуньи, причем абсолютно одна, потому что кот тоже заснул, и если вы думаете, что я собираюсь этот факт комментировать, то вы ошибаетесь, ничего страшного, вы тоже, небось, живые люди, тоже можете ошибаться…

Принцесса разожгла огонь в камине, нагрела воду и приготовила чай с травами, вернее, это она собиралась приготовить чай с травами, но баночек на полке было штук сто, не меньше, в травах принцесса разбиралась плохо, вроде столько раз учила — и на следующий день забывала, зато она прекрасно помнила, как они с подружкой приготовили когда-то суп из жаб, вообще-то в рецепте значились лягушки, но они подумали, что какая разница, суп получился вполне гадкий, но они решили, что это и есть тот самый обещанный специфический вкус, так вот, черной волшебнице пришлось срочно готовить рвотный отвар, тоже гадкий, но с супом, конечно, не сравнить, так вот травы для этого отвара черная волшебница брала как раз из баночек на полке, так что принцесса решила не рисковать и положить в чай только мяту и корицу, которые ни с чем не перепутаешь, как ни старайся, а заодно подумала, что раз уж все так совпало, сто баночек с травами и сто лет свободного времени, то неплохо бы восполнить пробелы в образовании, в общем, принцесса нашла определитель трав и углубилась в чтение.

Мне кажется, что на этом можно закончить сказку, потому что определитель трав — это очень большая книга, а есть ведь еще и другие, а потом начинается самое интересное, всякие там «Занимательная алхимия», «Юный чернокнижник» и «Черная магия в картинках», и пусть себе разглядывает листочки и считает тычинки, а там, глядишь, и до настоящего волшебства дойдет дело, но принцесса внезапно оторвала взгляд от книги и стала очень внимательно разглядывать что-то на полу (я не понимаю, ну неужели нельзя посидеть спокойно пять минут, пока я закончу сказку, я теперь понимаю, почему придворный парикмахер застрелился, все говорили про какую-то несчастливую любовь, но кто же стреляется из-за несчастливой любви), ну да, не показалось, действительно одноразовое веретено, о стерильности, конечно, говорить уже не приходится, но это не страшно, раньше даже слова такого не знали, и ничего, как-то выживали (что вообще здесь происходит, ты что собираешься делать, можно узнать?), принцесса вооружилась двумя вилками, с величайшими предосторожностями извлекла веретено из щели, засунула его в первую попавшуюся коробочку и решительным шагом направилась к окну (не вздумай, зачем, это же глупо, ну не хочешь становиться волшебницей — не надо, мало ли, чем можно заняться!), вообще-то в последнее время слишком часто приходится лазить в окна, а я, между прочим, королевская дочь (очень вовремя ты об этом вспомнила! Ну прекрати, это не по правилам!), в любом случае, надо распорядиться, чтобы окна делали побольше. Принцесса подошла к хрустальному гробу и собралась залезть внутрь (послушай, мне не хотелось говорить с тобой в таком тоне, но придется, ты же нормальных слов не понимаешь, так вот, я вынуждена тебе напомнить, что ты сказочный персонаж, я тебя выдумала, так что будь добра, веди себя прилично!), но тут ей пришло в голову, что она забыла сделать одно очень важное дело, а ни одна уважающая себя принцесса не сможет заснуть, пока не закончит все важные дела, и тут уже волшебство бессильно. Она прошла в свои покои, подошла к креслу, опустилась на колени, достала хрустальный шар (совсем с ума сошла? Ты вообще понимаешь, что собираешься сделать? Ты же исчезнешь сейчас, и я уже ничем не смогу тебе помочь! Ну давай так: ты поспи сейчас, а утром, на свежую голову…) и с силой бросила его в зеркало. Шар разлетелся на мелкие кусочки с таким оглушительным звоном, что совершенно некстати напомнил фею-крестную, а зеркало, хоть и осталось целым, но совершенно перестало что бы то ни было отражать, да еще и покрылось инеем, у меня есть некоторые соображения на этот счет, но я их лучше оставлю при себе. Принцесса потрогала зеркало пальцем и скорчила рожу, а что, так даже и лучше, во всяком случае, любоваться собой даже удобнее, а что до объективной реальности, так где это вы видели принцессу, которую бы заботила объективная реальность?

Теперь все дела были сделаны, и принцесса с чистой совестью вернулась к хрустальному гробу, залезла внутрь, устроилась поудобнее, а вышитую феей-крестной подушечку выбросила наружу, потом, конечно, придется объясняться, ну и черт с ним, скажу, что ворочалась во сне, и вообще, человек имеет право сам выбирать себе подушки! С этими приятными мыслями принцесса достала из коробочки веретено, ну что ж тут поделаешь, я ее пыталась отговорить, но разве ж она слушает, так что мне остается только надеяться (не то что бы это что-то меняет, но все же…), что ей будут сниться исключительно хорошие сны.

Сказка о том как братец Лис с братцем Кроликом помирился

Помни, ты в ответе за тех, кого приручил, сказал братец Лис.

А братец Кролик ничего не сказал, только почесал лапкой за ушком и подумал, что вот же ж блин, понеслась пизда по кочкам, каждый раз, как у него рефлекторное выделение желудочного сока, так он классику начинает цитировать, надоело-то как, госсподи.

Ну а братец Лис, понятное дело, мысли читать не умел, он даже свои мысли читать не умел, не говоря уже про чужие, да и потом, какие у кроликов мысли всем известно, чего тут читать, чай, не Экзюпери. Поэтому братец Лис зарылся носом в белую пушистую шерстку и прошептал, а как же я, мне же так плохо будет без тебя, тебе меня совсем ни капельки не жалко?

А братец Кролик опять ничего не сказал, хотя и собирался в начале, но потом понял, что по большому счету сказать-то ему и нечего, и опять лапкой почесал за ушком, хотя не чесалось у него за ушком нифига, но надо же чем-то лапки занять.

Я так и знал, сказал братец Лис, тебе наплевать на меня, тебе нет до меня никакого дела, и глаза его наполнились слезами, а верхняя губа вздернулась, обнажая крепкие белые клыки.

Ну а чего я, собственно, ждал, меланхолично думал братец Кролик изо всех сил удерживаясь, чтобы не почесать лапкой за ушком, потому что ушко в последнее время начало нарывать от непрерывного почесывания. Пожалеть его, что ли? Мне-то теперь уже все равно, можно и пожалеть, и он почесал лапкой за ушком.

Не чешись, строго сказал братец Лис, у тебя же там кровь, господи, ну как маленький, честное слово, когда же ты уже вырастешь.

Наверное, из меня получится красивое чучело, думал братец Кролик. Если, конечно, аккуратно снимать шкурку. Мне бы не хотелось, чтобы меня набили ватой. Лучше сухой травой. Или опилками.

Ну как с тобой можно разговарить, устало спросил братец Лис, ты же совершенно меня не слышишь. Ты хочешь, чтобы я ушел? Скажи, хочешь?

Я спать хочу, сказал братец Кролик и зевнул для убедительности, хотя спать ему совершенно не хотелось, а хотелось почесать лапкой за ушком. Оставайся, конечно, зачем ты спрашиваешь.

Братец Лис улыбнулся, прижал к себе братца Кролика и заснул, и братец Кролик тоже заснул, и они спали долго и счастливо и проснулись в один миг.

Сказка про всяческую хуйню

Жила была на свете всяческая хуйня. Нет, это неправильное начало, не будем гоняться за всякими там дешевыми эффектами, времени нет, а эффекты, я думаю, сами придут. Главное — не обращать на них никакого внимания, тогда они сразу приходят. И тогда, значит, начнем с того, что в одном волшебном лесу жила была принцесса. Фигня какая-то получается, с одной стороны, за эффектами, вроде как, решено было не гоняться, а с другой стороны, нельзя же так сразу, в лоб, без всякого даже намека на фантазию. Очень сложно, прямо даже не знаю, как быть. Как быть — это вообще основная экзистенциальная проблема, потому что чему нас учат семья и школа? Семья и школа учат нас каким быть, а вот как — об этом они обе стыдливо умалчивают. Сами не знают, я так думаю.

Короче, пока я тут отвлекаюсь, вы уже поняли, что, во-первых, где? — в лесу, во-вторых, в каком? — в волшебном (это я так снимаю с себя всяческую ответственность за происходящее, если кто не понял), а в-третьих, кто? — принцесса. Ну, и если уж совсем честно, то, в-четвертых, что делала? — всяческую хуйню. Это такой глагол, потому что отвечает на вопрос «что делать?» Я бы еще добавила, что на этот вопрос хрен ответишь, но не буду, а то меня могут побить ногами — скажут, что сперва заманила светлым словом «сказка», а потом сама виновата.

Я всегда говорила, что глупости писать легко и приятно, а оказывается, это еще и полезно, потому что я, пока суд да дело, поняла, о чем будет сказка. Сказка будет о любви, потому что принцесса и всяческая хуйня совершенно не могли друг без друга жить. То есть без всяческой хуйни жизнь принцессы теряла смысл, я так думаю, что это, наверное, любовь. А без чего еще жизнь может потерять смысл? Кто сказал «без смысла»? Вообще больше ничего рассказывать не буду. Никогда!

Ну вот, теперь нужен конфликт, а то какая сказка без конфликта? Это ведь только в жизни все гладко и ровно, а в сказке — нет, в сказке так не бывает. В общем, в один прекрасный день принцесса с удивлением заметила, что она не может уйти из дома, потому что стоит ей только выйти на порог и начать закрывать за собой дверь, как всяческая хуйня немедленно оказывается в проеме, и невозможно с этим ничего поделать. С собой ее не возьмешь, потому что она обычно невыносимо тяжелая, а обратно в дом тоже не затащишь, она за косяк цепляется, прямо как… Нет, об этом ни слова, а то я опять увлекусь.

А, ну конечно, про самое главное я как раз и не рассказала. Хотя можно было бы и догадаться, если честно. Так вот, всяческая хуйня время от времени оборачивалась Прекрасным Принцем. Причем на заре туманной юности принцессе казалось, что каждый раз другим, но потом она поумнела, и поняла, что одним и тем же, а все эти десять отличий — это так, для отвода глаз.

Принцесса очень любила Прекрасного Принца, а когда поняла, что это каждый раз один и тот же Прекрасный Принц, так еще сильнее начала любить, потому что, в сущности, хорошая была девочка, верная, хоть и не очень сообразительная, а может, как раз, благодаря этому, не знаю. Казалось бы, живи и радуйся, ан нет — подошло время для второго конфликта: стоило принцессе поцеловать Прекрасного Принца, как он тут же превращался опять во всяческую хуйню. Например, в бревно. Ну да, обычное бревно, гладкое, без всяких там сучков, прости меня, дедушка Фрейд, я постараюсь больше так не шутить. То ли это было страшное заклятие, наложенное на Прекрасного Принца тайными недоброжелателями (хотя мы-то знаем, что такие мощные заклятия под силу только доброжелателям, знаем, но никому не скажем, тем более, что это ведь только сказка, а в жизни никаких заклятий не бывает вовсе, в жизни только покой и воля бывают, да и то, кто их видел). То ли у Принца были какие-то свои серьезные причины, не знаю, да и не важно, главное действующее лицо все-таки принцесса с ее богатым внутренним миром, а всяческая хуйня — это скорее декорация. Не будем же мы вдаваться в скрытые мотивы сложного поведения декораций.

Ну вот, принцесса каждый раз давала себе страшную клятву, что теперь-то она точно будет умнее, и целовать Принца не станет, но каждый раз все так неудачно складывалось, что удержаться не было никакой возможности.

А вы погодите расстраиваться, это только на первый взгляд все так печально выглядит, а на самом деле — вопрос привычки. Вот и принцесса в какой-то момент привыкла, и даже начала получать некое, пусть извращенное, но удовольствие. И опять, казалось бы, живи и радуйся — ан нет. Потому что тут, откуда ни возьмись, подоспел с пылу с жару третий конфликт. В один прекрасный раз принцесса привычно не удержалась и поцеловала Прекрасного Принца, но ничего не произошло. Прекрасный Принц поцеловал ее в ответ и продолжил прерванный разговор о новой модели мортиры, что бы это слово ни означало. Принцесса вздрогнула от удивления и даже почувствовала некоторое разочарование — знаете, из разряда таких приятных разочарований внизу живота, меня вообще потрясает низ живота, сколько там всего помещается, просто уму непостижимо, если вдруг чего-то не хватает, или там сказку пишешь и надо место заполнить между конфликтами, так внизу живота обязательно найдется что-нибудь подходящее к случаю, или неподходящее, но это неважно, потому что само по себе привлекает пытливого читателя почище любого конфликта. Короче, сколько принцесса ни целовала Прекрасного Принца, он даже и не думал ни во что превращаться, а строго говоря, вообще ни о чем не думал — сами посудите, разве можно о чем-то думать, когда тебя целует принцесса? Разве что о новой модели мортиры, но об этом ни звука, потому что если принцесса узнает, то потом до скончания дней бревну будешь завидовать…

Время шло, и с каждым днем принцесса нервничала все сильнее, потому что к бревну в доме она уже более или менее привыкла, а вот что делать с Прекрасным Принцем, не очень-то было понятно. Ладно бы еще кормить, это как раз не смертельно, ну если, конечно, не заказать сдуру еду у Лешего из Заброшенной Чащи, но таких дураков, слава богу, нет, а если точнее, то таких дураков со временем почти совсем не осталось. В любом случае, еда — это более или менее решаемая проблема, а вот как быть с ожиданиями… Нет, не еды, далась вам эта еда. Принцессу очень волновало, что она совершенно не в состоянии соответствовать ожиданиям Прекрасного Принца. Сами подумайте, а вдруг Принцу захочется поговорить о мортире, а это вполне вероятно, во всяком случае, вряд ли ему захочется поговорить о чем-нибудь еще… С бревном в этом смысле было гораздо проще — какие ожидания у бревна? А если и есть, то кого это волнует?

В общем, принцесса потеряла покой и сон, а когда в одно прекрасное утро она обнаружила на своем очаровательном лобике морщинку, то терпение ее лопнуло, и она прямиком направилась к ведьме.

О господи, сказала ведьма, посмотрев в глазок и увидев на лестнице принцессу. Ну хорошо, не на лестнице, о господи, сказала ведьма, выглянув из дупла старого дуба и увидев на опушке принцессу. Прекрасную принцессу, я не помню, мы уже поднимали вопрос прекрасности, или еще нет? Если нет, то сейчас самое время, а то сказка, того и гляди, закончится, а мы о главном — ни звука. А ведьма, надо сказать, вообще принцесс недолюбливала, а уж прекрасных — и подавно. Они слишком много о себе воображают, говорила ведьма, и она права, прекрасные принцессы действительно слишком много о себе воображают, а если честно, то не только прекрасные, а если совсем честно, то не только принцессы. Но деваться было некуда — все-таки королевская дочь, и если мы ни словом не упомянули о принцессиных родителях, то это не значит, что они не могли организовать ведьме очень даже чувствительные неприятности, начиная от лишения лицензии и заканчивая… ну не важно, главное, что ведьма вылезла из своего дупла, спустилась к принцессе и вполне вежливо поинтересовалась, какого черта та приперлась, и что ей вообще нужно.

Принцесса немножко оробела, но виду не подала, и довольно внятно поведала ведьме свою беду. Ведьма выслушала принцессу очень внимательно, задала несколько дополнительных вопросов, почесала в затылке и пробормотала под нос что-то совершенно загадочное, про некоторых, которые слишком много кушают. А потом попробовала втолковать принцессе, что, мол, деточка, я конечно понимаю, что это совершенно невыносимо — хороший дом, красивый жених и полцарства впридачу, какие же нервы выдержат, в самом деле, но может все-таки смириться? У каждого свой крест, так сказать, да и потом, а чего, собственно говоря, Их Высочество хочет? Отворотного зелья? Это можно, конечно, гарантии никакой, но хуже точно не будет. Во всяком случае, никто еще от него не влюбился. Умирать — да, умирали, но это если дозировку не соблюдать, но мы же не собираемся не соблюдать дозировку… Но тут принцесса твердо и внятно сказала, что отворотное зелье ей не нужно, Принца она любит и расставаться с ним не намерена, а вот если бы ей какое-нибудь другое зелье, чтобы Принца в бревно превратить…

Сказать, что ведьма удивилась — это значит ничего не сказать. Не будем тут описывать как она хваталась за голову, выпучивала глаза, рвала на себе волосы и даже швырнула в принцессу дохлой галкой в качестве последнего аргумента, но принцесса была непреклонна. Ладно, сказала ведьма, как знаешь, мое дело маленькое, ты мне ручку позолоти, а на мою профессиональную гордость всем плевать, разумеется. Мне вроде как в радость портить себе карму из-за такого бреда несусветного. Ладно, слушай. И она довольно подробно рассказала принцессе, что надо ей, голубушке, дождаться полнолуния и пойти на левый берег реки, и найти там большую иву, и сорвать с нее четыре листа, не больших и не маленьких, а ива эта не простая, а волшебная, под ней зарыт сундук, а в сундуке том, как водится, еще один сундук, поменьше, а в нем совсем маленький сундучок, ну а в самом маленьком сундучке заперт здравый смысл. Но откапывать его нельзя, потому что слишком уж сильное средство, можно помереть с непривычки. А вот четыре листочка с ивы — в самый раз будет. Главное, чтоб не большие и не маленькие. Маленьких может не хватить, а если большие — так может отторжение начаться.

И что, спросила принцесса, ты из этих листочков сделаешь зелье, чтобы Принца моего любимого в бревно превратить? Нет, сказала ведьма, зелье я из дохлой галки сварю, а листочки — это мне, я из них себе восстановительный чай заварю, а то у меня ж работа вредная, того и гляди — с катушек съеду…

Принцесса, честно говоря, не очень поняла, что за листочки такие, и зачем они ведьме нужны, но решила не спорить, дождалась полнолуния, отправилась на левый берег реки, нашла большую иву, и если бы не полнолуние, все было бы просто замечательно, но луна светила слишком ярко, и принцесса увидела под ивой небольшую табличку. На табличке было написано: «Здравый смысл. Не влезать — убьет!» И череп нарисован, крупный такой череп…

Вот я ведьме иногда просто удивляюсь, казалось бы, умная женщина, ну зачем она приплела это полнолуние злосчастное? Антураж, конечно, святое дело, но безлунная ночь — тоже неплохой антураж, тогда бы принцесса и табличку не увидела и ждать бы так долго не пришлось — а так она совсем забыла предостережение ведьмы. А «не влезай — убьет» было очень меленькими буковками написано. А череп — ну что череп, это же, может, такая эмблема, метафора, так сказать, здравого смысла. В черепе мозги, а в мозгах — здравый смысл, так подумала принцесса, и я ее осуждать не стану, потому что на эту простенькую, казалось бы, логическую цепочку и сама сто раз ловилась. Короче, принцесса, не долго думая, выкопала сундук, достала из него сундук поменьше, а из него — самый маленький сундучок, раскрыла его и немедленно умерла.

И вот тут все как-то само собой наладилось самым лучшим образом. Принцесса прибежала домой, поцеловала Принца, обручилась с ним, вышла за него замуж, у них родилось 18 детей, и они жили долго и счастливо и умерли в один день с Артуром Шопенгауэром, 21 сентября.

А Принц, не дождавшись принцессы, пришел под иву, увидел хладный, но все еще прекрасный труп, заплакал и тоже умер, их так и похоронили вместе, закопали, а на табличке написали «здесь покоится принцесса, с миром и всяческой хуйней».

А здравый смысл сбежал, его потом так никто и не нашел, он бродит по белу свету, и теперь мы все умрем, а ведь ничто не предвещало, во всяком случае, поначалу.

Сказка про ежиков

Я вовсе даже не собираюсь блистать разнообразием, поэтому начну, как обычно. В одном лесу… Хотя нет, какое-никакое разнообразие не помешает, так что лес на этот раз будет не волшебный, а самый что ни на есть обыкновенный. Потому что нечего валить все с дурной головы на всяческие чудеса, попробуем пожить не путаясь в причинно-следственных связях, ну хотя бы недолго, для разнообразия хотя бы. Так вот, в одном самом обыкновенном лесу, хотя если уж быть абсолютно точной, то надо писать, как минимум в одном самом обыкновенном лесу, но бог с ней, с точностью, я, между прочим, кучу лет прожила, а ни одного обыкновенного леса так и не встретила, если он и существует где-нибудь на белом свете, то это уже само по себе чудо, не нуждающееся ни в каких дополнительных сказках. А если вы хотите спросить, собираюсь ли я когда-нибудь начать, то спрашивайте, не стесняйтесь, я вам буду в ответ улыбаться.

Короче, в одном обыкновенном-преобыкновенном лесу жили-были ежики. Неплохо, в общем-то, жили, потому что еды в лесу было навалом, а из врагов у ежиков одни только блохи и есть, что тоже не мед, конечно, тем более, что вы же, небось, никогда не пробовали выкусывать блох из иголок? Или пробовали? Ну то-то же. Так вот, у ежиков в этом самом гипотетически обыкновенном лесу проблема была только одна — они очень мерзли. В лесу вечно сквозило, а какие у ежиков шубки — так, смех один. Ежики пробовали зарываться в опавшие листья, но это не очень-то помогало, потому что первый же порыв ветра листья ворошил и переворачивал. А ошалевшие от холода ежики кидались друг к дружке, чтобы хоть немножечко согреться.

И вот тут-то и начиналось самое душераздирающее, потому что кидались они друг к дружке и немедленно кололи друг дружку иголками. Конечно, не специально, я ж говорю, от холода ошалевали. Спариваться осторожно они уже давно научились, а осторожно ошалевать от холода у них все никак не получалось. Конечно, произойти такое могло только в самом обыкновенном лесу, потому что если бы в лесу завалялась хоть маленькая капелька волшебства, то до ежиков бы немедленно дошло, что если, скажем, не ошалевать так стремительно, а подходить друг к дружке потихоньку, пока еще не очень холодно, то можно подойти достаточно близко, чтобы согреться, но при этом еще и не уколоться. Но волшебства не было, ну вот абсолютно, даже на самой опушке, и то не было.

И поголовье ежиков начало катастрофически падать, потому что самые слабые просто-напросто замерзали, самые выносливые терпели уколы чужих иголок, пока не истекали кровью, а самые бесстрашные выдирали свои иголки, прямо с кусочками шкурки, и грелись друг у дружки в обьятиях счастливо, но не долго, потому что без иголок, конечно, блох выкусывать гораздо удобнее, но вот лисы…

В общем, совершенно не известно, как могло бы все сложиться в этом лучшем из лесов, но тут, совершенно неожиданно, появился в лесу Один Очень Мудрый Ежик. Я не знаю, откуда он появился, версий, на самом деле, очень много. Может, он упал с луны (это моя версия), может, пришел пешком из далекого Китая, вот так вот, лапками перебирал, перебирал, и пришел (это он сам так говорит), а может, все было гораздно проще, и он самозародился в каком-то Маленьком и Глупеньком Ежике, например, от холода. Я вам могу рассказать про сто случаев самозарождения от холода, так что никакое не чудо, очень даже может такое быть. Так вот, Мудрый Ежик в свое время мерз даже больше, чем все остальные ежики, и поэтому перепробовал практически все способы борьбы с холодом, даже пару раз иголки себе выдирал, но поскольку он все-таки упал с луны, иголки у него каждый раз отрастали заново, могу представить неподдельное удивление ежика, который в тот момент оказывался рядом с ним… В какой-то момент Мудрый Ежик отчаялся и разучил несколько дыхательных упражнений, может и правда, не с луны упал, а из Китая пришел, бог его знает.

Не то что бы от этих упражнений становилось совсем уж тепло, но продержаться до лета они кое-как позволяли. Но Мудрого Ежика очень беспокоило то, что сородичей с каждым зимним днем становилось все меньше и меньше, он пробовал обучать их дыхательным упражнениям, но вы когда-нибудь пробовали чему-нибудь обучить ошалевшего от холода ежика? Да хоть бы и зайчика, все равно у вас ничего не вышло, если вы, конечно, пробовали… И чем меньше ежиков оставалось в лесу, тем сильнее беспокоился Мудрый Ежик, потому что, во-первых, он был очень добрый, а во-вторых, очень хорошо понимал, что именно произойдет с его экологической нишей, когда размер популяции уменьшится ниже какого-то допустимого естественным отбором минимума. Он беспокоился и думал, думал и беспокоился, и вот, в один прекрасный (хоть и холодный) день он придумал!!!

На следующий день в обыкновенном-преобыкновенном лесу, на обыкновенном-преобыкновенном дереве появилась обыкновенная-преобыкновенная табличка… Ну, это я загнула, конечно, табличка обыкновенностью похвастаться вовсе даже и не могла, просто очень уж к слову пришлось. Вообще, все, что я тут пишу, к ежикам не имеет ни малейшего отношения, как, впрочем, и к зайчикам, просто приходится к слову, вот я и пишу. А все совпадения с какими-нибудь реальными зайчиками-ежиками совершенно случайны, и я здесь не при чем, вот.

Да, табличка. Красивая такая табличка, в рамочке и с вензелями. «Лечу от холода иголками», такая вот табличка. Ежики сначала не поверили, потому что знали про иголки практически все, по крайней мере им так казалось, но несколько смельчаков рискнули, а потом ходили по лесу озадаченные, но счастливые, от холода не дрожали, а в случае необходимости совершенно спокойно грелись об других ежиков, причем без всяких печальных последствий.

Вот такой вот у сказки счастливый конец, правда так и неясно, что же в итоге придумал Мудрый Ежик, ну так я и сама не знаю, а если бы знала, так не сказку бы писала, а табличку «Лечу от холода иголками», потому что такие таблички писать, конечно, не очень выгодно, но все-таки выгоднее, чем сказки, да и букв меньше уходит, а то знаете, в прошлом году, например, был отличный урожай букв, а в этом совсем еще даже неизвестно… У меня, как обычно, много версий. Может, он нашел на теле ежиков такие специальные точки, в которые если ткнешь иголкой, так сразу тепло становится, и дальше уже только оставалось правильно распределить иголки по телу и все — веселись и грейся (это как раз его версия). А может он просто учил ежиков ходить медленно-медленно, и не ошалевать от холода чуть что, а иголки — так, предлог, просто чтобы начать разговор. Не знаю. Я даже не знаю, как у самого Мудрого Ежика все дальше сложится, потому что дыхательные упражнения — это конечно хорошо, чтобы до лета дожить, но вот только у него совершенно ошалевший вид почему-то. Опять-таки, не знаю отчего. Может от холода, а может просто так, случайное совпадение.

Сказка про куницу, разноцветный шарик и Общественный Резонанс

В одном чудесном лесу жила-была… я в этом месте всегда запинаюсь, это потому что у меня сознание фасеточное, как у мухи зрение, мне с одним персонажем идентифицироваться сложно. Принцесса сто раз была уже, ладно, пусть белочка, она всего один раз мелькала. Хотя нет, не хочу белочку. Кто там у нас белочек кушает? Ага, в одном чудесном лесу жила-была куница. Чудесном — это не потому что прекрасном, а потому что волшебном, чудеса там происходили с утра до ночи, стоило только отвернуться на минутку — и тут же чудеса, просто в промышленных количествах. Это чтоб мне потом никто не говорил, что так не бывает. В чудесном лесу все бывает. Так вот, как-то раз, в один чудесный день (чудесный — это значит прекрасный на этот раз), пошла куница гулять. Гуляла она, гуляла и вдруг увидела, что в кустах мелькает что-то разноцветное. Куница осторожно понюхала разноцветное, вроде, ничем опасным не пахло. Ни железом, ни порохом, ни страхом, звери ведь всегда чувствуют запах страха, впрочем, люди тоже, только люди реагируют на него неадекватно. Звери либо убегают, либо нападают, в зависимости от видовой принадлежности, а люди тоже либо нападают, либо убегают, но звери при этом почему-то адекватны, а люди почему-то нет, не знаю, чем это можно обьяснить.

Ну вот, ничем таким опасным от разноцветного не пахло, поэтому куница засунула свою мордочку в кусты и увидела шарик. Воздушный шарик. Разноцветный воздушный шарик, вот бывают шаровые молнии, а этот шарик был похож на шаровую радугу, хотя на шаровую молнию тоже немножко — в том смысле, что поразил он куницу как удар молнией, потому что радуга, конечно, красивая, но никого не поражает, как удар. Как милость богородицы, прощающей нам наши грехи — да, поражает, потому что действительно поразительно, даже когда дело происходит в чудесном лесу, а как удар — нет. Не знаю, что из этого следует, то ли что отпускать грехи проще, чем драться, то ли, может, вообще ничего не следует.

Где мы там застряли? А, да, в кустах. Куница потыкалась в шарик носом, потом пихнула его лбом, а потом осторожно взяла нитку зубами и легонько потянула…

В общем, дальше куница пошла уже с шариком. День продолжал быть чудесным, но вдруг налетел сильный ветер, и шарик стал вырываться из рук, вернее из зубов, потому что у куниц нет рук. Куница крепко-прекрепко сжала зубы, но ветер дул все сильнее, она пробовала помогать себе лапками, но шарик все равно вырвался. Куница тяжело вздохнула, потому что очень уж ей нравился шарик, а сейчас ведь улетит — и не будет больше, но тут ветер неожиданно затих, и шарик повис в воздухе совсе рядом с куницей, а потом даже еще приблизился, так что нитка, на которой он висел, коснулась куничьего носа. Куница поймала нитку и пошла гулять дальше.

Но что вы знаете, не успела она пройти и трех шагов, как опять налетел ветер, и все повторилось с точностью, потрясающей самое смелое воображение. А потом повторилось еще и еще, и если мне кто-нибудь скажет, что так не бывает, так я его отошлю к началу сказки, я там черным по белому написала, что лес-то чудесный, вот и происходят в нем всякие глупые чудеса. В конце концов кунице надоело бороться со стихией, потому что это ж получалось, что уже никакой прогулки, одна сплошная борьба с ветром, и даже те пару шагов, которые куница успевала пройти, пока ветер затихал, были напрочь испорчены напряженным ожиданием следующего порыва, потому что у куниц условные рефлексы вырабатываются чрезвычайно быстро, не так быстро, как у людей, ясное дело, но зато они гораздо адекватнее… Мне вот тут недавно обьясняли про условные рефлексы восьмого порядка, я так поняла, что любовь к родине, например, это что-то вроде условного рефлекса восьмого порядка, в общем, мне сразу захотелось стать кем-нибудь попроще, вроде куницы, у которой условные рефлексы вырабатываются медленнее, чем у человека, но зато только первого порядка. Мне кажется, это могло бы решить большую часть моих проблем, а может и нет, проверить это, к сожалению, невозможно.

Ну так вот, кунице вся эта бодяга надоела, потому что ей хотелось гулять, лучше, конечно, с шариком, но с шариком не получалось. То есть ситуация такая — с шариком лучше, но не получается, а без шарика хуже, но зато гуляй себе без проблем, хочешь — в дождь, хочешь — в ветер… В общем, куница решила, что на фиг ей не нужны такие расклады, обойдется она как-нибудь и без шарика. Выпустила нитку и пошла себе не оглядываясь. А шарик полетел за ней, плавно покачиваясь, и даже тяжело вздыхая, хотя это, наверняка, кунице просто показалось, потому что такого даже в чудесном лесу не бывает. Всякое бывает, но чтобы шарики вздыхали — ни разу не слышала… Но лететь — летел, до тех пор летел, пока куничье сердце не дрогнуло, и она не прикусила зубами хорошо знакомую нитку. Я заранее вам напомню, что лес, о котором у нас тут идет речь, чудесный, иначе вы не поверите, когда я скажу, что ровно через пять минут налетел жуткий ветер… Тогда куница попробовала не хватать шарик за нитку, пусть себе летит рядом, раз ему так больше нравится, но из этого тоже ничего не получилось — какое-то время шарик летел рядом, положив край нитки прямо на черный блестящий куничий нос, а потом все равно начинался ветер…

В какой-то момент куница решила просто не обращать на шарик никакого внимания, пусть себе делает, что хочет, но вы когда-нибудь пробовали не обращать внимания на шаровые молнии, ну или хотя бы на шаровые радуги? То-то и оно. Можно было, конечно, сделать вид, что не обращаешь внимания, но это требовало таких усилий, что сразу же терялось всякое удовольствие от прогулки.

Целый час куница пыталась от шарика избавиться. Она засовывала его в беличью нору, как бы забывала на опушке, топила в ручье, а в конце концов подарила знакомому ежику. Но ежики — народ ненадежный, так что буквально через минуту шарик опять оказался рядом с куницей. Вот тут-то куница поняла, что пора переходить к решительным действиям, а то ведь день закончится, а она так и не погуляет, а такой чудесный день, граждане, дается кунице всего один раз, и прожить его надо так, чтобы погулять как минимум часов пять, а лучше даже все восемь.

Куница подтянула шарик к себе поближе, потерлась об него носом напоследок и… Ну да, прокусила. Раздался негромкий «бум», и разноцветная тряпочка упала на покрытую снегом землю, это я заранее о времени года не подумала, а сейчас мне кажется, что это могла быть только зима, потому что если нет, то с чего бы это стоял такой собачий холод?

Куница поплакала немножко над шариком, вернее, над тряпочкой, которая уже больше не напоминала ни шаровую молнию, ни шаровую радугу, а напоминала разве что керосиновое пятно на воде, вернее, могло бы напомнить, если бы куница хоть раз его видела. Я, кстати, тоже ни разу не видела, бензиновое видела, а керосиновое — нет, но у меня, в отличие от куницы, есть абстрактное мышление, а у куницы, в отличие от меня, нету. Так вот, поплакала, поплакала, а потом повесила тряпочку на ветку старого дуба, причем у нее мелькнула мысль, что может стоит не на ветку, а в дупло тряпочку положить? В дупло старого дуба? Но возиться не хотелось, поэтому куница повесила тряпочку на ветку и пошла себе дальше. Гулять. А чего, в плохом настроении тоже можно гулять, и даже ничуть не хуже. Но не успела она отойти от дерева на пять шагов, как услышала «бум», а потом еще раз «бум», но уже погромче. Куница оглянулась и не поверила своим глазам. Если бы у нее было абстрактное мышление, она бы, конечно поверила, но у нее, как вы помните, абстрактного мышления не было, поэтому она вздрогнула и отпрыгнула на всякий случай еще на пять шагов, потому что из кустов выползало очень странное существо. Время от времени бумкая. Вот представьте себе большое мохнатое нечто с неопределенным количеством глаз и ушей. Куница прикусила кончик хвоста, чтобы не закричать (мне, в общем-то, не жалко, пусть себе кричит, но я, к моему великому сожалению, никак не могу вспомнить, как кричат куницы. А я не могу писать о том, чего не помню, прямо вот иногда складывается впечатление, что у меня нет абстрактного мышления. А написать, что она закричала нечеловеческим голосом, можно, конечно, но нельзя — чувство собственного достоинства не велит. На чувство собственного достоинства моего абстрактного мышления еще хватает, но потом, видимо, оно уже надрывается, и не может осилить даже такую малость, как куничий крик).

Ты кто, спросила куница, и почему бумкаешь? Я — Общественный Резонанс, сказало нечто, а бумкаю, потому что нечего всякие тряпочки на веточках развешивать. Спрятала бы в дупле, глядишь — и обошлось бы. Да ладно, бумкай, сказала куница, мне не мешает, даже приятно, в общем и целом… И она опять прикусила кончик хвоста, но уже совсем по другой причине. Общественный Резонанс прищурил один из своих многочисленных глаз. Не выйдет из тебя толку, сказал Общественный Резонанс. Ну вот подумай сама, повесила тряпочку на ветку, растормошила меня, и все теперь. Теперь шарик уже не вернешь. Куница выплюнула изо рта кончик хвоста и очень вежливо ответила, что ведь шарик не вернешь по совершенно другой причине. По причине прокусывания шарика зубом, правым верхним клыком, если уж быть абсолютно точным. Ладно тебе, не злись, сказал Общественный Резонанс. Найдем тебе другой шарик, а пока топай сюда, я тебя за ухом почешу. Куница послушно подошла, прижалась к теплому мохнатому боку и подставила ухо… Через несколько минут Общественный Резонанс притих, а куница побрела дальше, с грустью думая, что на фига ей сдался какой-то там другой шарик, все равно ведь такого чудесного шарика (чудесного — не знаю, в каком смысле, выбирайте на свой вкус) все равно уже никогда не будет. К счастью для себя, куница совершенно не могла представить, что такое «никогда», потому что у нее не было абстрактного мышления.

В отличие от меня.

Сказка про мальчика, который достаточно долго сидел на берегу реки

Мальчик сидел на берегу реки и ждал. Он знал, что если сидеть достаточно долго, то рано или поздно мимо проплывет труп врага. Не то что бы у мальчика были враги, но очень уж ему понравилась идея. Мальчик вообще очень любил идеи. Однажды ему сказали, что месть — это блюдо, которое надо подавать холодным, так ему эта идея настолько понравилась, что он вообще перестал греть свою еду, а потом и вовсе перестал есть, потому что холодная еда — это не очень вкусно, а мороженое он не любил.

И тогда он сел на берегу реки и принялся ждать, а ему, к сожалению, совсем забыли сказать, что если сидеть на берегу реки достаточно долго, то рано или поздно мимо проплывет очень много трупов.

Ну вот, а надо вам сказать, что это был очень мудрый и необыкновенно терпеливый мальчик, и он действительно просидел на берегу реки достаточно долго.

И так и не искупался.

Сказка про поганую метлу А еще про розовую пиявку, глупого тигренка и высокие отношения

Жила-была на свете розовая пиявка. Наука давно и уверенно ответила на вопрос, откуда берутся пиявки — конечно, из грязи. Но эта пиявка, по ее собственным словам, взялась вовсе даже не из грязи, а вовсе даже из солнечных лучиков, розовых лепестков и легкого дуновения ночного ветерка. Чем питалась? Ясное дело чем — нектаром и капельками росы. Ну, и еще кровью, но совсем редко, когда уж невмоготу становилось. Не чаще, чем раз в неделю. Не судите ее строго, кровь — это же не для калорий, это для души. Для калорий ей вполне хватило бы капельки росы, ах, ей ведь так мало надо…

Ну вот, примерно раз в неделю пиявка отправлялась на поиски какого-нибудь теплокровного, желательно покрупнее — крупные звери редко обращают внимание на то, кто там к ним присосался. Крови у них много, на всех хватит, пососет и отвалится, так думали звери. Но пиявка не отваливалась, а впивалась все сильнее и сильнее. Ой, что это? удивлялись звери, а пиявка им на это, а вы понюхайте, как пахнут розовые лепестки, правда ведь, чудо? Звери, конечно, недоумевали, потому что совершенно непонятно, при чем тут розы, но им как-то сразу становилось неловко прерывать такие возвышенные отношения, да еще на такой романтической ноте. Так что они делали вид, что нюхают розы, а недостаток гемоглобина восполняли… ну, не важно как, восполняли и все.

В общем, как вы уже поняли, в основном пиявка заботилась о своей бессмертной розовой душе, а своему бренному розовому тельцу совершенно никакого внимания не уделяла, ну вот буквально, месяцами ни капли нектара в рот не брала. Так что со временем тельце ее стало совсем уж тщедушным, зато душа разжирела так, что хоть завтра же выставляй ее на Выставке Достижений Народного Хозяйства, там есть специальный павильон, в котором собираются хозяева розовых душ и меряются — чья душа толще.

И все, в общем-то, складывалось вполне удачно, но однажды… Однажды утром пиявка, как обычно, почувствовала в душе странное томление, как будто ее нежной душе чего-то не хватало, так что она побрызгалась эликсиром из розовых лепестков и пошла на охоту. Не успела она выйти на свое привычное место возле дороги, как тут же мимо нее промчалось что-то большое и шумное. Пиявка попыталась разглядеть потенциальную добычу, но добыча не останавливалась, а только рябила в глазах рыжими и черными полосками, мне вот, например, сразу стало понятно, что это тигренок — такой, знаете, глупый и жизнерадостный, а пиявка так и оставалась в неведении, потому что скажу тебе по секрету, дружок, большая розовая душа очень сильно портит зрение, почти так же сильно, как диабет, а иногда даже еще сильнее. Короче, пиявка некоторое время щурилась, а потом решила не перебирать харчами и вцепилась тигренку прямо в шею. «Ой, что это?» — спросил удивленный тигренок, а пиявка привычно ответила, что, мол, розы, день чудесный, понюхай, какой аромат, но тигренок совершенно неожиданно перебил ее радостным воплем: «Ура! Давай играть!» — «Но я не умею играть, — растерялась пиявка, — я умею только сосать… в смысле, лелеять свою возвышенную душу прекрасными запахами и романтическими мечтами…» Но тигренок ее не слушал, он вообще, редко кого слушал, то есть, он бы с радостью, но терпения обычно хватало только на слово «привет» и на парочку восклицательных знаков. Так что он не раздумывая приступил к игре, и легонько прихватил пиявку зубами. Совсем легонько, вот ты, дружок, даже и не почувствовал бы, но у тебя ведь нет большой и нежной розовой души. «Ах, — заверещала пиявка, — мою нежную душу — и нечищенными зубами…»

Я уверена, что она могла бы говорить еще очень долго, но тигренок сжал зубы чуть сильнее, и пиявка лопнула. Ну да, лопнула, и ее прекрасная нежная розовая душа разлетелась в разные стороны маленькими блестящими черными капельками.

Тигренок несколько минут сосредоточенно отплевывался, а потом побежал дальше по своим делам.

Вы спросите, при чем тут поганая метла? Да черт ее знает, как-то к слову пришлась…

Сказка про то, что лекарство от глупости так до сих пор и не изобрели

Честь борется с моей любовью со страшной силой, просто не знаю, что делать. В смысле, и хочется, и колется. Короче, так: документально описывать нельзя, а не описывать я не могу, потому что лопну, наверное. Так что я щас буду сказку писать со всей возможной иносказательностью. Я сама не местная, знаете ли, сказок сроду не писала, ну ладно, как-нибудь. Чай, не боги горшки обжигают. Дурное дело не хитрое, чай.

Ну так вот. В одном очень уютном лесу жила-была лиса. Нет, стоп. Мне это уже не нравится. Что за скромность неуместная. Почему лиса? Хоть бы и в лесу, но жила-была прекрасная принцесса. Хотя, если уж совсем по-честному, то все еще прекрасная, но уже далеко не принцесса. Королева. Прекрасная королева жила в одном очень уютном лесу. Одна. Это не имеет никакого отношения к развитию сюжета, просто так сообщаю. Мало ли…

Жизнь в лесу кипела и бурлила, королева регулярно не высыпалась, отчего у нее бывали по утрам очень выразительные круги под глазами, но многие считали, что ей даже идет. Да, чуть не забыла. Давным-давно, когда королева была еще принцессой, причем даже еще не прекрасной принцессой, а всего лишь милой-забавной-очаровательной принцессой, ну то есть совсем давно, я это хочу сказать, просто боюсь переборщить с иносказательностью, не поймут ведь ни фига, так вот, давным-давно одна злая, но добрая колдунья заколдовала ее, неизвестно с какой такой радости. Наверное, понравилась она колдунье. Но не будем строить предположения, главное — что имело место быть наложено страшное заклятие. И с тех пор, ныне и присно (и похоже, к моему великому сожалению, что и вовеки веков), завелось у королевы (тогда еще принцессы) шило в жопе. Нет, так сказки не делаются. Скажем так, села принцесса на свою корзинку для рукоделия и укололась спицей. А кончик спицы возьми да отломайся. Ну, примерно в таком вот духе, если вы понимаете, что я имею в виду. А спица была волшебная — на самом деле, это было шило.

Вообще-то, такими темпами я никогда не допишу, что-то я очень уж издалека начала.

Основным занятием королевы было изготовление волшебного бальзама, который лечил практически все болезни, кроме, может быть, глупости. Королева очень давно пыталась этот бальзам сделать, но он все никак не получался, а за пару месяцев до описываемых событий вдруг внезапно получился. Ну и она начала на радостях его варить в большом чане и пробовать разные вкусовые и цветовые добавки — чтобы пить его было вкусно, а смотреть приятно, потому что ведь не выпиваешь все сразу, он же еще какое-то время стоит на полке, так пусть уж переливается как-нибудь завораживающе, некоторые вообще цветотерапией лечат, и ничего, тоже с голоду не умерли пока, но это не наш путь, как вы понимаете, мы — за традиционное бальзамоварение!!!

Уфф. Патетика мне особенно тяжело дается. Пошли дальше.

Короче, когда производство наладилось, королева решила, что может доверить его старичкам-лесовичкам, тем более, что больше они все равно ни для чего не пригодны. Рассказала им, что к чему, показала, где что лежит, и пошла себе размышлять, каким бы еще снадобьем осчастливить жителей окрестных лесов. И лугов.

Но вы не подумайте, что королева занималась исключительно мелким домашним волшебством, изготовлением бальзамов да вышиванием. Хороша бы она была. А куда девать пылающий взор и гордую осанку? Даже если предположить, что ратный меч можно куда-нибудь деть. Потерять, например. Но наличие или отсутствие ратного меча само по себе мало что решает, как вы понимаете. Все решает как раз наличие или отсутствие шила в жопе  заколдованной спицы в умелых руках. Так что война, конечно, была. Причем, довольно давно уже. То ли полгода, то ли год, теперь уже не вспомнить, в лесу ведь, знаете, с летописцами плохо, все норовят сами на белого коня залезть, а вот чтоб стило в руку и посидеть в уголке — так я, например, такого и не припомню. У меня, правда, память плохая, но такое я бы запомнила. Может быть. Не важно, короче. А важно то, что королева действительно воевала с соседским королем, тоже, будем обьективны, вполне прекрасным. Такая, знаете, изматывающая война под девизом «Кому надоест раньше». Но девизы, к счастью, страшно далеки от всего, в том числе и от реальности. Шансов на то, что кому-нибудь эта война надоест, не было, потому что обе враждующие стороны завели себе привычку, что бы там на поле боя не происходило, встречаться на абсолютно любой территории и отмечать вместе все победы и поражения. А также ничьи и даже неявку на поле боя по причинам уважительным и не очень. И все уже шло к тому, что шансы погибнуть от раны, даже с поправкой на столбняк и ипохондрию, практически стремились к нулю, зато резко возрастали шансы погибнуть от цирроза печени или, например, от смеха.

Вырисовывается постепенно картина, да? Не знаю, зачем было так много писать, потому что суть сводится к следующему: королева с королем бухают третьи сутки, без сна и отдыха, я бы даже сказала, без страха и упрека, и очень довольны собой и друг другом, а старички-лесовички тем временем варят бальзам. Добавляют в него все, что положено по рецепту. НО! Совершенно игнорируют отмеченное в рецепте требование после добавления чего бы то ни было пробовать. Пробовать, блядь! Нет, так не годится, спокойнее надо, это ж сказка. Пойду кофе пить, меня это не успокаивает, конечно, но меня вообще сейчас можно только цианистым калием успокоить на какое-то время — не очень долгое, потому что я, блин, все равно из гроба в двенадцать часов по ночам встану, приду к этим мудакам старичкам-лесовичкам и спрошу: «А чего ж было не попробовать-то? Али не вкусно?» — ну, что-то вроде этого. Вся в белом приду, с чем-нибудь тяжелым в руке. Ладно, не важно.

Значит, в какой-то момент королева поняла, что силы ее на исходе, и надо ложиться спать. Не то что бы она сама это поняла, но соседский король, как все прекрасные короли на подобной стадии алкогольного умопомрачения, был чертовски умен и не менее чертовски проницателен, а я тем временем запуталась в этих сложноподчиненных предложениях, так что поставлю точку и начну с новой строки.


Король сказал: «О, Боже мой».

Король сказал: «О, господи».

Король сказал: «Галка Ваше Величество, пиздуй в кровать, а не пора ли Вам отправиться в опочивальню? А то у тебя совершенно охуевший вид Вы что-то совсем истончились в рассветных лучах, Ваше Величество…»

Не помню, что там происходило на сложном пути от вербализации до осуществления замысла, исходя из опыта, могу предположить, что несколько десятков последних сигарет, нежных взглядов и вообще разнообразных мурлыканий, тем более, что — ах, как я могла забыть, забегала в гости русалочья принцесса, она в соседнем ручье жила, королева любила ее до невозможности, да что там «любила», и до сих пор обожает, просто сил никаких нет!

Так что, да, пришлось поддерживать угасающие силы глоточком бренди неоднократно, тем более, что бренди очень бодрит, это каждый знает, я полагаю, не надо об этом специально рассказывать, правда ведь?

Я все время отвлекаюсь на всякие мелочи неважные, просто беда, хотя, с другой стороны, это как посмотреть, может, если бы у меня этих неважных мелочей не было, я бы уже повесилась на ясене, ой, это же так удобно, прикиньте, вешаешься на ясене, потом приходит к нему какой-нибудь… ну, я знаю… какой-нибудь Некто, и спрашивает: «Где моя любимая?», а ясень ему со всей возможной услужливостью и доброжелательностью: «Дык, вот же она, берите и пользуйтесь…»

Все, больше не отвлекаюсь. Тем более, что напряжение нарастает, потому что повествование доплелось-таки с грехом пополам до финишной прямой.

Итак, королева ложится спать, но заснуть не может, ее начинают терзать мысли разной степени параноидальности, начиная от «хорошо бы одним глазком взглянуть на большой чан, в котором поспевает чудодейственный бальзам», и заканчивая «если я немедленно туда не прибегу, случится что-нибудь ужасное. Например, град». А прекрасный король уже спит и не может порадовать мудрым советом, вот вечно так, когда надо — он спит, а когда не надо — лезет со своими мудрыми советами…

Да, чуть не забыла главное — сороке, которая обычно разносила по лесу новости, накануне свернули шею. Ну так, чтоб не галдела. (Ну вы поняли, это значит — сотовый телефон умер, ага?) Так что если вдруг что — никто и не узнает.

Значит, лежит королева, ворочается с боку на бок, а внутрнний голос орет ей «талита куми{1}» и никак его не заткнуть. Ну и понятно уже, что смысла лежать — никакого, что не будет ей покоя, и вообще счастья никакого не будет, пока она не сбегает к старичкам-лесовичкам, ну так, одним глазком сбегает, и тут же вернется.

Сбегать — это, конечно, громко сказано, учитывая выпитое, да и вообще, трое суток без сна, знаете ли, в самом деле, ну какая дура, чай не принцесса уже, здоровье можно бы и поберечь, в мои-то годы… Ну так вот, приползает она к чану, вся в слезах и в губной помаде вся такая истонченная и благоухающая фиалками, а там эти мудаки старички-лесовички как раз заканчивают окончательно и бесповоротно портить целую партию прекрасного чудодейственного бальзама. Вы думаете, королева разозлилась, или разнервничалась? Ха, вы ее просто не знаете! Она только посчитала до 149, чтобы дыхание немножко выровнять, попробовала (НУ ДА, ПОПРОБОВАЛА, А ТАМ ЧТО НАПИСАНО БЫЛО? ИДИОТЫ!!!) бальзам, добавила по вкусу корицы и кориандра, скажем, или там гвоздики и имбиря, тщательно перемешала, еще раз попробовала и вздохнула удовлетворенно. Будет, будет в этом году, чем лечить практически все болезни. Ну, кроме глупости, конечно. А потом легким движением руки с ноги переебала развесила всех старичков-лесовичков на ветках вышеупомянутого ясеня, так, на всякий случай, вдруг кто-нибудь потерял своего любимого старичка-лесовичка и придет спросить у ясеня, ну вы помните, короче. Нет, не сразу развесила. Перед этим долго и с наслаждением била их табуретом по голове, в надежде, что через небольшую дырочку может войти немножко ума.

На самом деле, конечно, все было не так, в нашем лесу ужасно суровые законы — драться нельзя. А уж на ясенях вешать — и подавно. Так что королева с нежной улыбкой выругалась на санскрите (знаете, как будет на санскрите «…….. ……..»? — «Не волнуйтесь, дорогие товарищи, все могут ошибиться, и вам хорошего дня тоже») и пошла себе восвояси. Вот такая вот грустная сказка. Хотя конец у нее вполне счастливый — королева весь следующий вечер валялась на веранде, пила вино, ела замечательный козий сыр и читала роман Горалик и Кузнецова «Нет». А уж если это не счастье, то значит нет его в природе вообще! Вот.

Цикл наблюдений за Верховными Существами

Наблюдение первое

С некоторых пор френдлента моя стала ну просто нечеловечески прекрасна. Я ее читаю все время, а я вообще мало что читаю, я раньше читала, чтобы буквы как следует выучить, а сейчас я их все выучила, а новых пока не придумали.

Я долго думала, с чего бы такое счастье, в конце концов решила, что флуктуации, и выбросила из головы.

И ошиблась, между прочим. Потому что никакие не флуктуации, а дело, дружок, было так…


Верховное Существо проснулось за два часа до будильника! Ну потому что невозможно же спать, когда Он так разоряется. Оно попыталось опять заснуть, накрыв голову подошкой, но Он добавил модуляций. В конце концов Верховное Существо отбросило подушку и село на кровати. «Пойди, посмотри, что там случилось, — обратилось оно к Верховному Существу Поменьше, — может, животик…»

Верховное Существо Поменьше вылезло из кровати вздыхая, нашаривая босыми ногами тапочки. Вернулось оно через пять минут, и село в задумчивости на край кровати. «Слава тебе, Верховное Существо, не животик. Животик в порядке. Капризничает просто. Кричит, что дураки кругом, а Он не хочет, чтоб дураки, хочет, чтоб умные, ну или хотя бы прекрасные». Верховное Существо отвернулось к стенке и натянуло одеяло на голову. Но Верховное Существо Поменьше продолжало сидеть, как будто чего-то ждало. Через пять минут, когда уже стало понятно, что не дождалось (потому что ни капли совести у некоторых, отвернулись к стенке и храпят, а я сиди тут хоть до утра, как дура, в тапочках), оно осторожно потрогало Верховное Существо за плечо: «Ну может в последний раз, ну что тебе стоит? Хоть поспим…»

Верховное Существо встало и закурило сигарету. «Балуем мы Его. Последний раз, последний раз… Вообще слова „нет“ не знает. Ну ладно, пока Он просил луну с неба, это еще ладно, но сейчас… Ну ни в какие ворота не лезет!»

«Да ладно тебе. Я читало, что их надо баловать, они тогда развиваются хорошо».

«Развиваются! А толку? Эгоиста вырастим, помяни мои слова. Сами еще наплачемся. Ну ладно, в последний раз».

Верховное Существо щелкнуло пальцами, или что там у него есть, улеглось в кровать и заснуло, теперь уже до утра. А моя френдлента внезапно стала совершенно, ну просто нечеловечески прекрасной. Пойду еще почитаю, спасибо всем, кто.

Наблюдение второе.
Верховные Существа и Ближний Восток

Верховное Существо уткнулось носом, или что там у него есть, в другое Верховное Существо и бормотало, засыпая: «Ой, ну как же я раньше не догадалось, так все просто оказывается, сидишь, голову ломаешь, в чем дело не понимаешь, потому что когда у тоски есть глубокие психологические причины, это как-то облагораживает, а мне иногда хочется немножко облагородиться, и тут вдруг бац — и нет никаких причин, а просто хочется, чтобы посадили на коленки, и по голове гладили, и по спинке тоже, и на ушко тихонько говорили, что я никогда не умру, и ты всегда будешь рядом, и мы будем жить долго и счастливо, и вообще никто никогда не умрет… а вдруг и вправду, получится? Может попросить мира на Ближнем Востоке? До кучи? А то я вечно ставлю личное выше общественного… Или пусть уже другие просят, которые взрослые, ответственные и совершенно вменяемые, и которые „вообще, приди в себя, ты же все-таки Верховное Существо“, а я все равно хочу на ручки, и чтобы по голове гладили, и тогда я еще немножко поплачу, а потом засну. А с Ближним Востоком будем разбираться завтра, на свежую голову».

Наблюдение третье.
Верховные существа и озоновая дыра

Верховное Существо сидело напротив озоновой дыры и жевало попкорн. Это была новая озоновая дыра, почти в два раза больше предыдущей, и видимость, конечно, не сравнить, чего уж там. Верховное Существо, как зачарованное, наблюдало за девочкой. Девочка кружила вокруг мальчика, не зная, как к нему прикоснуться, и делала вид, что ей вовсе даже и не хочется к нему прикасаться, а хочется заплетать косички и лепить куличи из песка — на ужин. Вечером девочка сказала, что, наверное, останется. Мальчик рассеянно спросил: где, здесь? Девочка не нашла, что ответить и уехала домой. По дороге она врезалась в огромный рефрижератор с живой рыбой и умерла от перелома основания черепа или от переохлаждения — врачи так и не поняли. Когда мальчик об этом узнал, он пожал плечами и сказал, что так, наверное, даже лучше. Вечером он напился и заснул, не потушив сигарету. Начался пожар, и мальчик умер от многочисленных ожогов или от разрыва сердца — врачи так и не поняли.

Верховное Существо отложило попкорн и горько-прегорько расплакалось от одной только мысли о том, что ему никогда не суждено будет умереть от любви, как, впрочем, и от чего-нибудь другого. Верховное Существо Постарше и Поумнее сонно пробормотало, ну что ты, глупое, и поцеловало его в ухо, ну или что там у него есть.

Верховные Существа и зарядка для хвоста

Окружающий мир так долго внушал опасения, что в итоге почти внушил. В пятницу, например, я впервые в жизни пожалела, что у меня дома нет интернета. Потому что живых людей выносить не было никакой возможности, я пробовала, но у меня не получилось, книжка не читалась, потому что все буквы перемешались и начали складываться в какую-то назидательную похабщину, мне назло, это точно, хотя я всегда с книжкой вела себя вежливо и предупредительно, страницы не мусолила, содержание тоже, уголки не загибала, разве что дразнила ее иногда источником знаний, но это ж не со зла, а исключительно по-дружески.

Тогда я достала Руткины краски и стала рисовать. Сначала на бумаге, потом мне это показалось недостаточно фундаментально, и я перекинулась на стену. А потом кошка подвернулась, я не хотела, честное слово, она сама подвернулась, но ей не понравился результат, и она ушла в ночь. Хорошо еще, что стена не ушла, только посмотрела на меня с укоризной и ничего не сказала. Тогда я решила, что это все никуда не годится, и пора мне уже научиться решать свои проблемы, как подобает умному и взрослому человеку. Тем более, что и коньяк в доме был, целая бутылка. Я нарезала лимон, посыпала его сахаром, взяла бутылку, вытащила пробку… Но тут Верховные Существа спохватились, махнули хвостиком, бутылка упала и разбилась.

Я поблагодарила Верховных Существ, во-первых, за то, что они есть, а во-вторых, за то, что на этот раз обошлось бутылкой, могли бы и по голове махнуть. Хвостиком-то. Ну вот, поблагодарила, вымыла пол и решила, что раз так, буду пить вино. Сделаю глинтвейн, и даже еще лучше получится. Взяла бутылку вина, начала ее открывать, но тут Верховные Существа мерзко хихикнули и махнули вторым хвостиком.

Но королевская гвардия ни хуя не сдается, поэтому я достала гадкий вишневый ликер, смешала его с молоком и мороженым из лесных ягод и выпила наконец за здоровье Верховных Существ. У них, конечно, гипертрофированное чувство юмора, но будем справедливы, им со мной тоже бывает нелегко.

Сказка про маленького белого почтового дракончика

Трагедия с элементами драмы, или наоборот, как получится.

А вы знаете, почему письма не приходят? Потому что в один прекрасный день на почту пришел маленький белый дракончик и сказал: «Здравствуйте, а можно вы меня возьмете на работу?» — «Кем же мы тебя возьмем, — засмеялись циничные работники и работницы N-ского почтового отделения, — ты ж нам тут всех посетителей распугаешь». — «Возьмите меня почтовым голубем, — предложил маленький белый дракончик, заискивающе заглядывая в глаза циничным работникам и работницам. — Я всегда мечтал быть почтовым голубем, это ведь так здорово, ну вот представьте, ждет человек письма, нервничает, места себе не находит, и тут появляюсь я, весь в белом, а кто тут Сидоров Иван Петрович? Получите и распишитесь. Здорово, правда?» Работники и работницы N-ского почтового отделения примолкли, переглянулись и даже перестали улыбаться, я даже думаю (только тсссс), что, может, они были не такие уж и циничные? В общем, подумали они как следует и решили, что дело хорошее. Голуби, они ж птицы ненадежные. Во-первых, их любой голодный ястреб может, ну сами понимаете. Кроме того, их любая глупая голубка может, ну тоже сами понимаете. Короче, назначили дракончика почтовым голубем, дали ему письмо в зубы и велели лететь к Сидорову Ивану Петровичу, вручить лично в руки, и чтоб расписался непременно. Ну вот, а Сидоров Иван Петрович уже неделю как места себе не находил, потому что по всем расчетам письмо уже должно было прибыть, хоть голубем, хоть бутылкой, а его все не было, и Сидоров Иван Петрович, не найдя себе места, запил, на все угрызения совести отвечая, что, мол, не исключено ведь, что вот именно в этой бутылке заветное письмо и обнаружится, а если не в этой, то в следующей уж точно, это уж как пить дать, простите мне мой дурацкий каламбур.

Нет, ну это я шучу, разумеется, вовсе даже Сидоров Иван Петрович не запил, не такой он человек, просто он стоял у распахнутого окна и томился. А иногда сидел в саду под липой и тоже томился. И уж совсем редко он лежал на песке у самой кромки волны, и что вы знаете, опять-таки томился. Вот практически все время, без остановки, даже когда играл в футбол под дождем, хотя это, конечно, требовало изрядного мастерства, тем более, что обувь очень быстро промокла, а томиться в мокрой обуви далеко не каждому по силам.

Вообще-то, нет, это я тоже шучу, ничего он не бегал по траве и не лежал на песке, он дни и ночи напролет сидел возле камина и горько плакал.

Хотя тоже смешно. Ну не знаю, придумайте что-нибудь сами, это вообще не про него сказка, а про дракончика. Так что Сидоров Иван Петрович ждал письма. Все, точка. А дракончик уже летел. То есть Иван Петрович в отчаянии, сидит под липой и тяжело вздыхает и не знает, что дракончик уже близко, уже над его головой практически.

Дракончик покрепче зажал письмо в зубах и приготовился идти на посадку, древние инстинкты коварно нашептывали ему на ухо, что неплохо бы спикировать Сидорову Ивану Петровичу прямо на сутулую спину, вот радости-то будет, но дракончик был очень рассудителен, и не хотел потерять место, о котором столько мечтал, из-за каких-то атавистических инстинктов, так что он сделал круг над головой Ивана Петровича и совсем уже было приготовился планировать, но тут, совершенно неожиданно, ему в нос что-то попало, если бы я была грубым бесчувственным человеком без малейших признаков совести на лице, я бы предположила, что в нос ему попало голубиное перышко, но не рискну, нет, не рискну, просто промолчу многозначительно, тем более, что это и не важно, что там ему в нос попало, а важно то, что ему немедленно захотелось чихнуть, дракончик держался изо всех своих драконьих сил, но не удержался и чихнул. Все видели, как драконы чихают? Если кто не видел, то представить себе можете? В общем, через несколько минут небольшой кусочек обгоревшей бумаги опустился прямо на макушку Сидорова Ивана Петровича. Но тот ничего не заметил, слишком он был занят ожиданием письма, чтобы обращать внимание на то, что там ему на голову падает с неба, а между прочим, подними он тогда голову и увидь прямо над собой очень растерянного маленького белого дракончика, дальнейшая его жизнь могла бы сложиться совершенно иначе. А так он просто не дождался письма и умер от горя. Нет, шучу, конечно, он не умер, просто долго-долго плакал, сидя около камина, а потом забыл про это несчастное письмо и начал ждать другое. Нет, тоже шучу, не такой он человек, Сидоров Иван Петрович. Ну, что-то с ним наверняка дальше произошло, только я не знаю, что именно, надеюсь, что он прожил жизнь трудную, но интересную, и умер в окружении родных и близких, впрочем, какая разница, сказка-то не про него, а про маленького белого дракончика, который так мечтал работать белым почтовым голубем.

Комментарии

1

То же, что «талифа куми» (Евангелие от Марка, 5: 41, воскрешение дочери Иаира): «И, взяв девицу за руку, говорит ей: „Талифа куми“, что значит: девица, тебе говорю, встань.»

(обратно)

Оглавление

  • Необыкновенно короткая, но очень трагичная сказка про маленькое симпатичное сказочное существо
  • Отчего у акулы два хуя?
  • Сказка о принцессе, которая никак не могла выбрать для себя подходящую сказку
  • Сказка о том как братец Лис с братцем Кроликом помирился
  • Сказка про всяческую хуйню
  • Сказка про ежиков
  • Сказка про куницу, разноцветный шарик и Общественный Резонанс
  • Сказка про мальчика, который достаточно долго сидел на берегу реки
  • Сказка про поганую метлу А еще про розовую пиявку, глупого тигренка и высокие отношения
  • Сказка про то, что лекарство от глупости так до сих пор и не изобрели
  • Цикл наблюдений за Верховными Существами
  • Сказка про маленького белого почтового дракончика
  • Комментарии 1