Нежность и страсть (fb2)


Настройки текста:



Донна Флетчер Нежность и страсть

Глава 1

– Гори, ведьма, гори! – разносились по деревне грозные слова песни.

Зия наблюдала, как двое мужчин складывают дрова у ее ног. Сопротивление бесполезно. Грубые веревки впиваются в голые руки и живот. Она не совершила ничего, чтобы заслужить такой несправедливый приговор, просто в деревне Лорн понадобилась целительница, и она пришла на помощь. Вместо благодарности жители начали шептаться о ее сверхъестественных силах, особенно после того как она вернула к жизни младенца, находившегося на грани смерти. Злые языки тотчас же прозвали ее ведьмой.

Зия попыталась спорить с людьми, но, похоже, это только ухудшило положение. Ее объяснений они не поняли: как могут смеси из трав и припарки помочь излечить болезни? Они обвиняли ее в том, что смеси – дело рук дьявола, а она своей красотой только помогает ему. Почему бы иначе ни один мужчина в деревне не мог оторвать от нее взгляда? И конечно, есть метка дьявола – необычный цвет длинных темно-рыжих волос с яркими светлыми прядями.

Зия поняла: единственный выход – бежать и оставить глупцов и невежд на произвол судьбы. К несчастью, к такому выводу она пришла слишком поздно. Несколько мужчин ворвались в ее маленький домик, с такой готовностью предоставленный ей деревней. Двое мужчин держали ее, еще один бросал жалкие пожитки и целебные снадобья в огонь, потом ее прижали лицом к выщербленному деревянному столу, а какая-то женщина откромсала ножом длинные волосы Зии.

Несмотря на сопротивление, Зию потащили и привязали к столбу посреди деревни – на муки среди глумящейся толпы. И скоро дородный мужчина с ухмылкой на лице поднесет факел, который он сжимает в своей мясистой руке, к дровам и подожжет их, а деревенские жители будут ликовать, глядя, как она мучается.

Казалось, судьба ее решена. Зие не приходило на ум, что могло бы спасти ее. Слова бесполезны – они попадут в глухие уши и запуганные умы. Единственное, что ей оставалось, – молитва, но, прежде чем она смогла произнести знакомые и полные надежды слова, мысленно увидела женское лицо без возраста – лицо своей бабушки.

Зия не смогла сдержать улыбку. Она очень любила свою бабушку. Это она обучила Зию целительству. Бабушка даже выбрала ей имя. Зия означает «основа жизни», и бабушка утверждала, что она рождена для того, чтобы сохранять жизнь. Зия усердно изучала искусство врачевания и всегда была готова отправиться туда, где требовалось ее умение. Но она также узнала, что не все люди хорошо относятся к целителям.

Зия понимала, какой это риск – слыть среди невежественных людей целительницей, хотя и считала свое искусство естественным делом. Как предсказывала бабушка, она рождена для того, чтобы сохранять жизнь людям, как и длинный ряд целителей до нее.

К несчастью, жизнь ее будет короткой, а ей так хотелось помогать нуждающимся, лечить их от недугов, обретать все новые знания в целительстве.

«Зия. Не бойся! Ты не умрешь!»

Она огляделась, уверенная, что услышала знакомый голос, зовущий ее. Но во враждебной толпе девушка не увидела ни одного дружеского лица.

«Он придет, чтобы спасти тебя. Это хороший человек».

Зия улыбнулась, мысленно услышав голос бабушки. Бабушка всегда была рядом, даже когда они не были вместе. Связь между ними была удивительная, но Зия никогда не сомневалась в ней. Ее бабушка принадлежала к обществу «Древний путь», исповедала старые верования и передала это Зие, за что она была ей благодарна.

Взволнованная Зия поискала своего избавителя там, вдали, за глумящимися лицами. Но, к своему разочарованию, никого не увидела. Наверное, еще не время. Даже когда мужчина с факелом в руках подошел, чтобы поджечь дрова, Зия продолжала верить предсказанию своей бабушки.

Внезапно грянул гром. Девушка посмотрела вверх, на полог из темных облаков, которые надвинулись так внезапно. Когда крупные капли дождя упали на ее лицо, она широко улыбнулась.

Раздались громкие злобные крики: погода испортилась по ее приказу!

Есть ли предел их невежеству?

Уже приготовившись произнести молитву благодарности за внезапную отсрочку приведения в исполнение смертного приговора, Зия заметила на окраине деревни четырех всадников.

Их предводителя можно было узнать сразу. Он сидел на своем жеребце, высокий и гордый, а попятам за конем следовал огромный пес. Несколько человек из толпы проследили за ее взглядом и быстро предупредили всех о появлении чужаков. Шепот сменился молчанием, когда всадники въехали в деревню. Толпа медленно расступилась, пропуская грозного предводителя и его свиту.

Зия встретилась взглядом с темными карими глазами всадника и испытала потрясение. И тут вместе с раскатами грома ее охватило предчувствие. Конечно, такой темный карий цвет глаз мог родиться только в глубинах земли, где почва наиболее плодородна, куда проникают корни и где зарождается вся жизнь.

Всадник нарушил затянувшееся молчание. Он оглядел толпу и четким уверенным голосом возвестил:

– Я – Артэр Синклер Кейтнесский и прибыл сюда, чтобы поговорить с Зией, целительницей.

В толпе заохали и заахали, зашептались, потом вперед выступил Гарольд, деревенский голова.

– Зия, целительница – ведьма. Ее приговорили к сожжению на костре.

– Значит, я прибыл вовремя. Сначала я поговорю с ней, – властно сказал Артэр.

Зию его уверенный тон не удивил. Нужно быть слепым, чтобы не заметить, что он – настоящий воин. Еще бы – так гордо восседает на своем коне: широкие плечи отведены назад, крепкая грудь развернута, длинные гибкие пальцы плотно сжимают рукоять меча.

– Я не могу этого позволить, – настаивал Гарольд, качая головой.

– Не можешь или не хочешь? – прямо спросил Артэр.

Гарольд вздрогнул.

– Мне нужно думать о безопасности здешних жителей.

– Ваша безопасность зависит от моего разговора с целительницей, – угрожающе произнес Артэр.

Зия обрела надежду: он назвал ее не ведьмой, а целительницей. Неужели этот человек и есть ее спаситель?

– Ну, тогда кончайте с этим, – поторопил его Гарольд. – Только держитесь на расстоянии, иначе она и вас поймает в ловушку.

Предостережение не подействовало на воина. Он направил своего жеребца к разложенному костру, и Зия была потрясена красотой всадника. Черты его лица были произведением талантливого живописца, сами небеса не смогли бы сделать его более выразительным. Он смотрел прямо на нее, их взгляды снова встретились, и его темные глаза вызвали у нее такое чувство, будто она взлетает. Можно было подумать, что дрова уже разгорелись, такой жар охватил ее тело.

– Я разыскиваю своего брата, Ронана Синклера. Говорят, будто ты ухаживала за ним?

– Да, – призналась Зия, вспоминая того человека и находя сходство между братьями.

– Как он?

– Я оставила его выздоравливать после тяжелых ранений. Мне тогда сообщили, что деревне Лорн немедленно требуется помощь целителя.

– Где Ронан? – спросил Артэр.

Лошадь под ним загарцевала, а сам он оставался спокойным и уверенным.

– Место, где он находится, не имеет ни названия, ни обозначения.

– Ты говоришь загадками, – укорил ее Артэр.

– Она – ведьма. Она пытается обмануть вас, – предостерег Гарольд, тыча пальцем в ее сторону.

– Я могу вас туда отвести, – предложила Зия.

– Ты сгоришь, ведьма, – провозгласил Гарольд, дрожа от гнева.

Толпа, поддержала своего голову, настаивая на казни колдуньи.

Внезапно Артэр привстал в седле и, обернувшись, оглядел людей. Его голос перекрыл их голоса:

– Я хочу поговорить с этой женщиной. – Крики стихли, только шепот слышался в толпе. Артэр снова обернулся к Зие, не обращая внимания на протесты. – Скажи мне, как найти моего брата.

– Я могу только показать вам путь.

– Она околдует вас и заставит исполнять свои приказания, – не унимался Гарольд.

Артэр обжег его взглядом, и мужчина отступил назад, склонив голову.

– Скажи мне, где мой брат, – потребовал он, повернувшись к Зие.

– Я только могу отвести вас к нему, – повторила она и не могла не восхититься тем, что он сохраняет спокойствие и самообладание, будто ее слова не нарушают его планы, а лишь заставляют подумать, какие у него есть возможности.

– Тебя не переспоришь, да? – спросил он.

– Да, ведь я говорю правду.

Казалось, он поверил ее словам, потому что обратился к Гарольду:

– Отпусти ее со мной.

– Нет, – возмутился тот. – Она – ведьма и сгорит за свои грехи.

– Мне нужна ее помощь, – твердо сказал Артэр.

– А этой деревне нужно, чтобы она заплатила за свои дьявольские дела.

– Что же она сделала этой деревне? – спросил Артэр.

– Она использовала здесь свою дьявольскую магию.

– Твои люди пострадали?

Гарольд покачал головой.

– Мы продолжаем исцеляться.

– Так в чем же ее грех?

Гарольд показал пальцем на нее:

– Она пользовалась своими дьявольскими приемами, чтобы нас лечить. Что теперь с нами будет?

– Разве это зависит не от вас? – спросил Артэр.

Гарольд сплюнул и покачал головой.

– Она сгорит, говорю вам. Она сгорит.

Зия наблюдала за тем, как Артэр неприязненно смотрел на человека, и снова подумала, что он тщательно взвешивает все возможности. Его нисколько не возмущает спор с дураковатым деревенским головой. И даже не унижает. Он все равно добьется чего хочет. А ей, конечно, это будет на пользу.

Щелкнув пальцами, предводитель подозвал к себе Гарольда, и тот, не сопротивляясь, поспешил к воину. Зия стояла достаточно близко, чтобы расслышать их разговор.

– Сколько? – спросил Артэр.

Гарольд, казалось, смутился.

– Сколько ты хочешь за ее освобождение?

Гарольд покачал головой, и занудно продолжал твердить свое:

– Она принесет нам беду, если ее освободить.

– Я обещаю, что этого не случится, – заверил его Артэр. – Я хорошо заплачу тебе, если ты отдашь ее мне.

Мужчина, казалось, раздумывал над его предложением, и Зия понимала почему. Артэр Синклер говорил так, как говорит человек, глубоко убежденный, что он способен сдержать свое обещание, поэтому девушка и не сомневалась, что именно обещание хороших денег заставит Гарольда передумать.

– Сжечь ведьму! – пронзительно крикнул кто-то, и к нему тотчас присоединились другие.

Гарольд, услышав крики своих людей и, очевидно, боясь разочаровать их, продолжал спорить с Артэром. Казалось, разговор ни к чему не приведет. Однако Артэр выглядел уверенным, и это заставляло Зию верить, что отважный воин добьется своего – и она будет свободна.

Хорошо бы дождь не прекращался. Тогда факельщик, желающий доставить удовольствие толпе, не смог бы снова зажечь костер. Но, к сожалению, тучи рассеялись, когда четверо мужчин въехали в деревню.

Артэру, похоже, надоел бесполезный спор. Он сунул руку в складки пледа, прикрывающего его грудь и доходящего до талии, вытащил кошелек и бросил его Гарольду.

Тот жадно схватил его, открыл и запустил в него руку. Потом подошел ближе к Артэру.

– Вы увезете ее далеко и не позволите вернуться сюда или в окрестности?

– У нее больше не будет никаких дел с вашей деревней, я за этим присмотрю.

– Тогда забирайте ее, и покончим с этим, – сказал Гарольд, презрительно махнув рукой.

Артэр не стал терять время. Он кивнул своим людям, и те обнажили мечи. Толпа замерла в ужасе.

Артэр вытащил свой меч и осторожно, не поранив ее, разрезал веревки, которыми была связана Зия. Потом он убрал меч в ножны и протянул девушке руку.

Зия ухватилась за нее. Артэр легко поднял ее и посадил в седло перед собой. Он обхватил ее за талию и притянул к себе. Юбка у нее задралась, и она ощутила его крепкую, мускулистую ногу.

Он направил своего жеребца прочь от костра. Зия встретилась взглядом с его темными глазами – вблизи они были еще более красивыми.

– Держитесь подальше от нее, она вас околдует, – предостерег Гарольд, когда они проезжали мимо.

Зия не удивилась, когда Артэр не послушал совета. «Я ее не боюсь», – давал он понять всем, и Зие тоже. Может, он хочет еще дать понять ей, что не верит в ведьм или магию?

В этот момент для нее это было не важно. Важно было только одно: она свободна.

Зия улыбнулась своему спасителю.

– Спасибо, – сказала она и опустила голову ему на плечо.

Все-таки она столько пережила за это утро.

Глава 2

Артэр смотрел на ту, которая считалась ведьмой и которую теперь обнимали его руки. Он был человеком практичным и не верил в ведьм, хотя и считал, что красивая женщина может своими чарами околдовать мужчину. А Зия, без сомнения, очень хороша собой.

Ее темно-рыжие волосы явно пострадали от ножниц, а светлые пряди выделялись на фоне пышных темных кудрей, обрамлявших ее изящное лицо, и от этого ее очаровательные зеленые глаза казались еще больше. Артэр вспомнил, как она выдержала его пристальный взгляд, когда он сажал ее перед собой на коня. Ее глаза не только выражали острый ум, в них, бесспорно, светилась и страсть.

Для женщины она была достаточно высокого роста, может быть, всего дюйма на четыре ниже его шести футов, а ее фигура, хоть и очень тонкая, имела округлости во всех нужных местах.

– Держитесь дороги, по которой приехали в деревню. Это место без названия. Я покажу вам, где нужно будет свернуть, – сказала Зия.

Конечно, для женщины только что избежавшей смерти, она держалась слишком непринужденно и, казалось, не испытывала смущения, прижимаясь в седле к совершенно незнакомому человеку. Очевидно, она не из тех женщин, которых легко запугать. А может, она просто уверена, что способна защитить себя. Хотя это и не помогло ей в деревне.

Артэра терзало любопытство, и он спросил:

– Что же с тобой произошло?

Зия вздохнула и провела пальцами по волосам.

– Они меня обстригли за то, что я их лечила.

– Смотрится не так уж плохо, – искренне заметил Артэр.

Было непривычно видеть женщину с короткими волосами, но он вынужден был признать, что Зие это идет.

Зия засмеялась и снова провела пальцами по волосам.

– А я-то думала, что ты человек правдивый, Артэр.

У него все внутри задрожало при звуке его имени, произнесенного с легким смешком ее розовыми губками, хотя она, пусть и в шутку, усомнилась в его честности.

– Я такой и есть, – подтвердил он. – Короткие волосы только подчеркивают твою красоту.

Ее зеленые глаза засияли, а улыбка стала шире, и он подумал, что такой чарующей улыбки он еще никогда не видел.

Чарующая.

Она его очаровывает? Только если он ей это позволит.

– Какой прелестный комплимент, – сказала она, – спасибо.

– Пожалуйста, но объясни… Ты, я вижу, женщина умная. Как же ты оказалась в таком отчаянном положении? Ты должна была понять, что ситуация в деревне стала опасной. Почему же ты не уехала, пока еще не было поздно?

– Больной ребенок, – коротко ответила она, и улыбка исчезла с ее лица. – Я не могла оставить малыша. Ему еще года не исполнилось. У него есть право на более долгую жизнь, а я могла ему помочь. Ему требовался постоянный уход, пока я не была уверена, что худшее позади и он выживет. Но тогда…

– Было уже слишком поздно.

Зия кивнула.

– Спасая его, я обрекла себя на проклятие. Никто не ожидал, что малыш выживет, только мать не теряла надежды, да сам малыш отважно боролся за свою жизнь.

– Я восторгаюсь твоим мужеством. Не многие готовы отдать свою жизнь ради другого.

– Приятно слышать похвалу, – улыбнулась она. – Но, увы, я не могу принимать комплименты за исполнение своего долга. Я – целительница, моя обязанность – исцелять.

– Даже подвергая себя риску?

– Я иду на риск, ухаживая за больными. Никогда не знаю, заболею ли я той болезнью, от которой страдает деревня. Я могу только доверять своим знаниям и верить, что все будет хорошо.

– Ты верила и стоя привязанной к столбу?

– Только это мне и оставалось.

– Раньше тебя когда-нибудь обвиняли в том, что ты – ведьма? – спросил Артэр.

– Нет. Мне долгое время везло, хотя я предвидела такой риск.

– И все-таки тебя это не остановило.

– Ты – воин? – спросила Зия.

– Да, – гордо ответил он.

– Ты рискуешь, вступая в бой, и ты это знаешь. И все-таки ты в него вступаешь, сознавая, что можешь умереть.

– Я защищаю свою родину, – возразил он с гордостью.

– Я защищаю жизнь, – так же гордо сказала она.

– Но ты всего лишь жен…

– Не продолжай. Это может оскорбить меня.

Он заметил, как глаза ее заискрились смехом, а на губах появилась насмешливая улыбка. Но в словах ее была смелость, которая предостерегала его. Зия говорила то, что думала.

Внезапно она выпрямилась и показала вперед:

– Там налево ведет узкая тропа.

Они свернули туда, куда она велела. Это с трудом можно было назвать тропой. Ветви деревьев грозили сбить Артэра и его людей с лошадей и заставляли их наклоняться в своих седлах. Он, однако, обнаружил, что быть так близко к Зие… приятно. Ее волосы пахли сладко, как букет свежесорванных цветов, кудрявые пряди щекотали его щеку, и черт его побери, если ее полные губы не созрели для поцелуя.

Артэр был рад видеть, что тропа впереди расширяется. Если он продолжит нависать над девушкой, то он, будь он проклят, ее поцелует.

При этой мысли Артэр слишком быстро поднял голову, и ветка хлестнула его по лбу. Он выругался про себя и зажмурился от боли.

К своему удивлению, он почувствовал, как ее пальцы принялись ощупывать его лоб, и медленно открыл глаза. Зия сосредоточилась на том, чтобы помочь, а ему прикосновение ее прохладных пальцев больше напоминало ласку.

– Ничего серьезного. Останется рубец, но он быстро исчезнет, – заключила девушка.

Артэр надеялся, что ее пальцы задержатся на его лбу, но, закончив свое обследование, Зия убрала пальцы, и он почувствовал разочарование.

– Там впереди, совсем скоро, тропа снова поворачивает. Будет лучше, если твои люди пойдут дальше пешком.

Он последовал ее указанию и приказал своим людям спешиться. Зия выскользнула из его объятий, соскочила с лошади прежде, чем он смог помочь ей, и отошла на несколько шагов. Расстояние было небольшое, но достаточное для того, чтобы он почувствовал, будто она ускользнула от него.

Артэр наблюдал за тем, как девушка расправила плечи, раскинула руки и покачала головой из стороны в сторону. Потом она широко улыбнулась. Ее красота поразила его, и на мгновение, всего на мгновение, он подумал, не ведьма ли она в самом деле, поскольку уже начала околдовывать его.

Ее одежда – простые темно-синяя юбка и светло-желтая блузка – выглядела на ней как богатый наряд из шелка и бархата, сшитый для членов королевской семьи, и держалась она с таким же достоинством.

Несси, его собака, подошла к Зие, и они сразу подружились. Несси стала послушно выполнять ее команды.

– Она красавица, такая дружелюбная и послушная, – сказала Зия.

Артэр засмеялся.

– Несси отнюдь не послушная. Она вполне самостоятельная.

Зия поцеловала собаку в голову.

– Умная девочка.

– Как долго нам еще ехать? – вернулся к делу Артэр.

– Будем на месте завтра к полудню.

Она пошла впереди, показывая дорогу. Несси следовала за ней. Артэру не оставалось ничего иного: он поступил, как Несси, – последовал за Зией. Его люди тащились сзади, недовольно ворча. Артэр сам не верил в силу ведьм, но знал, что некоторые из его людей верят. Следовать за ней – не слишком умная затея, так они сейчас считают, в этом он был убежден.

Еще несколько поворотов – и он сам был склонен согласиться с ними. Он оказался на незнакомой территории, и, что еще хуже, в густых зарослях.

– Что это за место? – настойчиво спросил он.

Зия с улыбкой посмотрела на него через плечо.

– Мой дом.

Девушка поспешила вперед, и, когда она исчезла из виду, Артэр забеспокоился – не глупо ли с его стороны так довериться ей. Но тут она вдруг возникла перед ним, сияя улыбкой, как яркое солнце.

– Сюда, – указала она. – Я умираю с голоду. Тут есть ручей, а я… – она гордо стукнула себя в грудь, – очень хорошо ловлю рыбу.

– Ты это слышал, Джеймс? – окликнул одного из своих людей Артэр. – Она очень хорошо ловит рыбу.

– Но не так хорошо, как я, – буркнул в ответ Джеймс.

– Вызов. Мне это нравится, – сказала Зия со смехом и поспешила впереди них, Несси – за ней по пятам.

– Посмотрим, кто больше наловит! – крикнул Джеймс, низкий, дородный мужчина.

Он быстро передал поводья воину, идущему за ним, и пустился вдогонку.

Вскоре Зия поймала первую рыбу. Джеймс разозлился, отшвырнул удочку, которую смастерил из ветки. Артэр считал, что Зия будет радоваться своему успеху, но вместо этого она поделилась с Джеймсом своим секретом, как ловить рыбу так быстро. Насадив червяка на крючок, Джеймс тоже быстро поймал рыбу, и не успел Артэр опомниться, как они все уже сидели вокруг костра, с нетерпением ожидая, когда будет готов ужин.

Запах был ошеломительный, потому что к очищенной рыбе Зия добавила смесь измельченных листьев, собранных ею в окрестных зарослях. Его люди скептически смотрели на нее, но когда от аромата у них потекли слюнки, ворчать перестали.

Распробовав рыбу, мужчины накинулись на еду, облизывая пальцы, и недовольно заворчали, когда Зия настояла на том, чтобы каждый из них поделился с собакой.

– Великий повар и великий целитель, – заметил Артэр.

Остальные закивали, ухмыляясь и довольно похлопывая себя по животам.

Зия склонила голову, принимая похвалу.

– Иногда еда лечит лучше, чем снадобья.

Завязалась приятная беседа, и Артэр изумился тому, как быстро его люди подружились с девушкой. Но потом он понял: Зия такая жизнерадостная, что трудно не полюбить ее. Он также смог понять, как ее страстная натура может запугать одних и вызвать ревность у других.

Девушка вызвала его интерес, и он горел желанием узнать ее еще лучше. Эта ведьмочка поразила его с самого начала. Он ожидал увидеть дрожащую, запуганную женщину, которой только что грозила смерть на костре, но, обретя свободу, Зия, кажется, тут же забыла об угрозе смерти.

Отважная или отчаянная?

Пока он еще не разобрался.

Снова пустившись в путь, они то шли, то ехали верхом, тропа сужалась, извивалась, потом вышла на ровную местность.

Солнце поднялось, как только они покинули деревню Лорн, и ярко светило весь день. Может, лето и шло на убыль, но сегодня оно было в разгаре.

Артэр понял, что в этом походе не сможет удержать рядом с собой Зию, а значит, и Несси. Девушка поговорит с ним немного, а потом исчезает в окрестных лесах и возвращается, светясь от восторга, размахивая пучком трав так, будто обнаружила золото.

Но когда она вернулась с корзиной, которую, очевидно, успела сплести из ветвей, полной собранных ею ягод, мужчины, довольно улыбаясь, стали зачерпывать их полными пригоршнями. Несси крутилась поблизости, и, судя по тому, как она облизывалась, похоже, свою порцию уже получила.

– Оставьте мне немного, – предостерег Артэр, смеясь.

– Вряд ли получится, – добродушно возразил Джеймс.

После этого Зия пошла рядом с ним, наполняя пустую корзинку пучками листьев, и он был рад ее обществу. Хотя они встретились совсем недавно, ему с ней было хорошо, как будто они были давними друзьями.

Околдован.

Конечно, красивые женщины могут околдовывать. Но тут дело не только в красоте. Будучи целительницей, Зия отличалась еще и трепетным отношением к природе, ко всему живому. Безусловно, она сложная женщина, и это привлекало его.

Через несколько часов он приказал Джеймсу и Патрику подстрелить пару жирных зайцев на ужин.

К его удивлению, мужчины посмотрели на Зию, и Джеймс спросил:

– Вы их нам приготовите?

Зия весело улыбнулась.

– Попробую с диким луком, который здесь растет, это будет вкусно. – Она ненадолго задумалась и проворно побежала в чащу.

Собака ринулась за ней.

– Осторожнее, чтобы ваши стрелы в нее не попали, – предостерег Артэр своих людей.

– Не беспокойтесь, я услышу их приближение, – крикнула Зия.

Мужчины смотрели ей вслед, вытаращив глаза, а Артэр – слегка приоткрыв рот. Он не успел ничего ответить – она уже скрылась в зарослях.

Как она могла услышать слова, предназначенные только для его людей, он не мог понять.

– Вы же знаете, ведьмы обладают силами, которых у обычных людей нет, – шепнул ему Джеймс.

– Ты считаешь Зию ведьмой? – прямо спросил Артэр.

Джеймс почесал свою косматую голову.

– Она странная.

– И поэтому – ведьма?

– Она красавица, – совсем тихо произнес Джеймс, как будто опасался, что она его услышит.

– И поэтому тоже – она ведьма?

– Я просто говорю, что, может, нам нужно поостеречься.

– Ты попросил ее приготовить зайца и дал ей хорошую возможность отравить нас.

Джеймс задумался, потом широко улыбнулся, как будто избавился от своих сомнений.

– Она слишком часто улыбается, чтобы быть ведьмой. Ведьмы не улыбаются. Они злобные существа.

– Рад, что мы с этим разобрались, – сказал Артэр, хотя и подумал, как часто задавались таким вопросом о Зие другие воины.

Эта мысль мучила его целый час, пока они выбирали место для ночевки.

Зия предложила место у реки, чтобы лошади смогли напиться. Сама она вернулась к своим поискам, пообещав встретиться на месте ночевки. Артэру не хотелось отпускать ее одну. Нельзя исключить возможность, что она не вернется. Тогда он со своими людьми, не зная этих мест, потратит несколько дней, чтобы выбраться отсюда.

Однако он поверил словам Зии о том, что она целительница, выполняющая свой долг. Ей захочется посмотреть, как выздоравливает Ронан. Брат хорошо поправлялся, по ее словам, когда она его оставила, так что Зию должно интересовать его самочувствие. Ведь столько времени прошло.

А Артэр собирался вечером расспросить ее о Ронане, после того как они поедят и один из его людей останется сторожить, а остальные лягут спать. Он разузнает о Ронане как можно больше, потому что хочет помочь своему младшему брату чем только сможет. Ронана не было дома уже целый год, и всем его ужасно недоставало, домочадцы больше всего на свете желали его благополучного возвращения домой.

Ход мыслей Артэра нарушило шумное возвращение воинов с охоты. Каждый с гордостью показывал жирных зайцев, подстреленных им. За ними шла Зия с корзинкой, доверху наполненной разнообразной зеленью и диким луком. По ее пылающим щекам и сияющим зеленым глазам можно было судить о том, насколько удачными оказались ее поиски.

Она, конечно, и сама была лакомым кусочком, но сейчас Артэру не терпелось получить от нее нужные сведения и еду, и он намеревался утолить этот голод как можно скорее.

Еда получилась восхитительная, мужчины ели с большим аппетитом, никто ни словом больше не обмолвился о ведьмах. Все расслабились, оживленно переговаривались, и когда обглодали все до последней косточки, Джеймс встал и добровольно вызвался заступить на первую вахту.

– В этом нет необходимости, – заявила ему Зия.

– Это почему же? – удивился Артэр.

– В этих лесах безопасно.

– В каждом лесу подстерегает опасность, – возразил Артэр.

– А здесь – нет. Поверьте мне.

Джеймс недоверчиво огляделся:

– А тут водятся гоблины?

– Джеймс! – строго одернул его Артэр.

– Не говорите мне, будто не верите, – заспорил Джеймс. – Вы сами слышали, как гоблины украли все монеты у Богга и бросили его в реку, где он чуть не утонул.

– Богг просто напился, и ему нужно было придумать сказку, чтобы успокоить свою жену, не то она сама утопила бы его.

Все рассмеялись.

– Он знал, что никто не отважится выступить против гоблинов, – закончил Артэр. – Богг, как только в голове у него прояснилось, придумал историю, которая обрастает подробностями по мере того, как ее рассказывают.

Мужчины согласно закивали головами. Джеймс посмотрел на Зию, ища у нее поддержки.

– Если не гоблины, то почему же эти леса безопасны?

– Часовые. На них можно положиться.

Артэр вскочил на ноги, он и его люди вытащили мечи, а Несси подбежала к нему.

Глава 3

– Ваше оружие не потребуется, – сказала Зия. – Кроме того, оно бесполезно. Наши часовые – прекрасные лучники. Если бы они собирались убить вас, то вы были бы мертвы, как только ступили на нашу землю.

Артэр приказал своим людям убрать мечи в ножны.

– И они наблюдали за нами весь день? – спросил он.

Зия видела по его глазам, что он ей не доверяет. Очевидно, он обдумывал свой следующий шаг, хотя, приказав своим людям убрать мечи, сделал мудрый выбор. Ей не хотелось, чтобы он пострадал без нужды. Так или иначе, но он спас ей жизнь.

– Вам нечего бояться. Они не сделают вам ничего плохого. Они находятся здесь, чтобы защищать нашу землю.

– Нашу землю? – переспросил Артэр.

– Деревню Блэк. Она принадлежит всем тем, кто в ней живет, хотя названа по имени моей семьи, основавшей ее. Поверь мне, Артэр, мы не собираемся сделать ничего плохого тебе и твоим людям. Деревня благодарна вам за мое спасение.

– Откуда они могли узнать об этом? Я только сегодня тебя освободил.

Артэр соображал быстро, но был осторожен и, кажется, хотел иметь убедительную причину для своих поступков. Он быстро понял, что единственный способ получить от нее то, чего он хотел – это освободить ее. И за это решение он заплатил достаточно много. Не колеблясь, расплатился звонкой монетой, и это заставило ее понять, насколько важен для него брат Ронан.

Казалось, каждый его шаг был нацелен на поиск брата, и Зия не могла винить его за это. Если бы у нее пропали родной брат или сестра, она поступила бы так же. К несчастью, у нее нет ни отца, ни матери, но она так рада, что у нее есть бабушка.

– Они следят за моими передвижениями, – ответила она, неготовая признаться в странной связи между собой и бабушкой.

– Ты даешь мне слово, что мы в безопасности? – спросил Артэр.

Он готов поверить ее слову, это странно, но успокаивает. Он ей доверяет, и это приятно.

– Даю слово, что никто не обидит тебя или твоих людей. Часовые защищают нас от опасности. Ты и твои люди не представляете опасности для нас. Сегодня ночью можете спать спокойно.

Артэр дал сигнал своим людям, что угрозы нет, и трое мужчин расстелили свои одеяла и погрузились в сон.

Однако сам Артэр не уснул. Зия знала: он хочет поговорить с ней. Что ж, она готова. Точнее, она даже ждет этой беседы. Артэр интриговал ее. Он сохранял спокойствие и выдержку во время драматических событий в деревне, как будто происходящее его совсем не трогало. Даже сейчас он выглядит сдержанным и невозмутимым, и она не может понять, почему же ее это беспокоит.

Его люди вскоре захрапели, улегшись вокруг костра, и они с Артэром были предоставлены сами себе. Несси свернулась клубком возле нее. Не мешкая Артэр начал расспрашивать ее о Ронане:

– Моего брата доставили сюда, в твою деревню?

Она кивнула в ответ и задала свой вопрос:

– Ронан упоминал о трех братьях.

– Каван – старший, потом – я, за мной – Лахлан, а Ронан – самый младший.

– Ронан волновался за Кавана.

– Кавана и Ронана захватили варвары во время битвы. Их разлучили, и Каван, в конце концов, вернулся домой после года плена. Он постоянно беспокоится о судьбе Ронана, – сказал Артэр. – Он также волнуется за свою молодую жену, Гонору, которая через пару месяцев родит.

– А Лахлан? Он женат?

Это вызвало улыбку у Артэра.

– Лахлан – женат? И не собирается! Он слишком любит всех женщин разом, а они – его.

– Ронану не хватает вас всех, особенно отца и матери.

Радость Артэра погасла, как будто задули свечку. Зия знала, что у него есть неприятная новость.

– Наш отец был убит несколько месяцев назад. Преступника схватили и наказали, но у меня сердце разрывается при мысли о том, что мне придется сообщить об этом Ронану.

– Сожалею о вашей потере. Вашей матери, должно быть, тяжело.

– Она уверяет, будто с ней все в порядке, но мы все видим, как ей недостает отца. Они прожили вместе много лет в любви и согласии. Я не слышал, чтобы кто-нибудь из них плохо отзывался о другом. Они уважали и любили друг друга с того дня, как встретились.

– Они были достойной парой.

– Превосходной, утверждал мой отец и настаивал на том, чтобы его сыновья женились столь же удачно.

– Значит, ты ищешь себе совершенную женщину? – с любопытством спросила она.

Артэр снова улыбнулся.

– Такой не существует.

– Нет?

– Ни один мужчина и ни одна женщина не совершены.

Зия грустно вздохнула:

– Кого любишь, тот для тебя и есть самый совершенный.

– Тебе это известно по собственному опыту?

– Нет, только по рассказам, хотя я и жду, когда узнаю об этом из первых рук. А ты? – спросила она. – Ты любил?

– Нет, долг для меня важнее любви.

Зия удивленно вытаращила глаза:

– Ты женишься из чувства долга?

– Я чуть не поступил так, – сказал он. – Жена Кавана, Гонора, должна была стать моей невестой. Мы даже обменялись клятвами.

Зия охнула.

– Что же произошло?

– Каван вернулся в день моей свадьбы, но согласно брачным документам, по которым Гонора должна выйти замуж за следующего главу клана Синклеров, она вышла замуж за Кавана, а не за меня.

– У тебя к ней не было совсем никаких чувств?

– Я ее едва знал. Важно было, чтобы я исполнил свой долг как следующий вождь клана.

– Но ты же говорил, будто твой отец хотел, чтобы ты нашел свою любовь.

Артэр кивнул:

– Да, так и было, и я выбрал женщину, которая, как я чувствовал, может стать хорошей женой, и верил, что мы будем заботиться друг о друге.

– Заботиться о жене – это совсем не то же самое, что любить ее.

– Забота – это важная часть любви, – возразил он.

– Я забочусь о многих. А вот любить – страстно любить – хочу только мужчину, за которого выйду замуж.

– Страсть со временем умирает, забота остается навсегда.

Зия улыбнулась.

– Страсть умирает, если ты ей это позволишь. А я имела в виду не только страсть в интимных отношениях, но просто страсть к жизни. – Она протянула руки к небу. – Жизнь полна страсти. Нужно только принимать ее.

Артэр смотрел на нее, сощурив глаза.

– Ты считаешь меня сумасшедшей, – засмеялась Зия. – Но пусть я лучше буду такой, чем жить исключительно из твоего земного чувства долга.

– Ты выполняешь свой долг, когда дело касается целительства.

Широко улыбнувшись, Зия крепко обхватила себя руками.

– С радостью, благодарностью и большим энтузиазмом.

Артэр улыбнулся, заразившись ее пылом.

– Что же дальше было с твоим братом Каваном?

– А тебе это интересно?

– Разумеется. Ведь ему нужно было жениться на совершенно незнакомой женщине. И он не возражал?

– Сначала, конечно, был против.

– Но потом осознал свой долг и женился? – спросила Зия.

Артэр кивнул.

– Все обернулось хорошо для него и для Гоноры. Они полюбили друг друга.

– Любовь нашла их сама, так иногда бывает.

Он усмехнулся:

– Ты считаешь, что любовь находит нас, а не мы – ее?

– Да, – прямо сказала она. – Любовь мудрее нас, я в этом убеждена.

Артэр потер подбородок.

– Ты странная, но интересная.

– Еще один комплимент. Ты трогаешь мое сердце, Артэр, – сказала Зия, постучав себя по груди.

– Тебе делать комплименты несложно, Зия.

Она вздохнула:

– Как мило звучит мое имя в твоих устах. Как будто ты пробуешь его на вкус и каким-то образом касаешься меня.

Артэр покашлял.

Она его смутила? И почему ее это волнует? Она находит его привлекательным. Он красив, но еще больше ей нравится его общество. После того как Зия поняла, что перед ней человек долга, не возражала бы познакомиться с ним поближе. Но это чуть позже. Сейчас лучше закончить этот разговор, сил почти не осталось, и она утомленно зевнула.

– Пора спать. Солнце скоро взойдет. – Она села на одеяло, которое Артэр дал ей. – Приятных снов.

– И тебе того же, – ответил Артэр.

Артэр наблюдал, как медленно и равномерно поднимается и опускается грудь спящей Зии. Свет от костра играл на ее волосах, заставляя золотые пряди вспыхивать, как мерцающее пламя.

Ему доставил удовольствие их оживленный разговор. И только теперь он понял, что так ничего и не узнал о Ронане, зато она многое узнала о нем. Она задавала множество вопросов, а он добровольно и подробно отвечал, сам того не сознавая. Она, безусловно, знает, как добиться от мужчины того, что ей хочется, и делает это без всякого усилия.

Ясно теперь, почему кто-то может в сердцах назвать ее ведьмой. Без грубости или напора она заставляет даже видавших виды мужчин подчиняться ей. А если оскорбить гордость мужчины, то он готов пойти на все, чтобы отомстить за это.

Зия, однако, такая, какая есть. Она не притворяется, и поэтому так невыносима в ее обществе мужская глупость.

Артэр посмеялся про себя, а этого он уже давно не делал. Да и не до того ему было. Когда захватили Кавана и Ронана, у него появилось больше обязанностей, и он их взял на себя, потому что знал: он должен. Временами ему не хотелось это делать. Сколько раз он мечтал, чтобы братья вернулись живыми и невредимыми, а заодно и облегчили бы его ношу. Но время шло, и его обязанности росли.

Артэр никогда никому не говорил, какое облегчение испытал при возвращении Кавана. Многие не поверили бы ему. Ведь не будь Кавана, он мог бы стать следующим вождем клана Синклеров. Но он не хотел этого. Первенство принадлежит его брату Кавану, который с самого детства знал, что именно он станет предводителем. Артэр тоже это знал. Каван родился, чтобы стать вождем, и он будет служить ему, как и его братья. Это нормальный ход вещей, и Артэр с готовностью признавал его.

Он действительно был доволен своим положением. Ему страстно хотелось встретить хорошую женщину, жениться на ней и растить выводок детей. Он всегда будет верно служить своему клану и семье. Так полагается, и так он намерен поступать.

Страстная любовь.

Слова Зии звучали у него в голове.

Ведь и отец советовал ему найти любовь. Артэр был более практичен и считал, что больше пользы в том, чтобы встретить хорошую, порядочную женщину, которая разделяла бы его планы на будущее, чем мечтать о любви.

Любовь может выбивать из колеи, может быть непостоянной и непредсказуемой. Он предпочитал совсем другое. Устойчивые отношения, женщина, на которую он мог бы положиться. И все-таки слова Зии задели его.

Страсть может угаснуть, а общие интересы остаются навсегда.

«Страсть умирает, если ты ей это позволишь».

Ее слова неотвязно преследовали его. Его отец и мать – доказательство того, что утверждение Зии правильно. Они страстно любили друг друга, семью и жизнь. Они всегда были рядом. Его отец уважал мать и часто советовался с ней по возникающим вопросам. Они скрывались в своей спальне, и, случайно проходя мимо, он и его братья слышали, как они разговаривают, смеются и…

Артэр широко улыбнулся. Лишь позже, когда они стали достаточно взрослыми и стали понимать, зачем их родители уединяются в спальне, они перестали подглядывать. Мысль о том, что его родители продолжали страстно любить друг друга, доставила ему удовольствие. Было приятно сознавать, что их чувства остались сильными и крепкими, значит, они так же сильно любили сыновей.

Наконец он устроился на своем одеяле, чтобы поспать, но эти мысли все еще не оставляли его. Не нужно было ему думать о Зие, страсти или любви. У него должна быть только одна мысль – о его брате Ронане. Завтра, с Божьей помощью, они, наконец, снова встретятся.

Артэр молился, чтобы ничто не помешало этому, но продолжал волноваться. Уже больше года они продолжали поиски, следуя за слухами и вестями, которые всякий раз оказывались ложными. Столько путей не привели ни к чему, и теперь он боялся, что и эта дорога окажется такой же и ему снова придется отправиться на поиски своего брата.

Каван жаждал присоединиться к нему, но Гонора чувствовала себя не очень хорошо. Она настаивала на том, чтобы Каван отправился с ним, но брат не мог оставить ее. Артэр это понимал. Случись что-нибудь с Гонорой и ребенком за время его отсутствия, Каван никогда бы себе этого не простил.

Каван все еще винил себя за то, что Ронана захватили в плен, хотя он бросился на его защиту в той битве и в плен их захватили вместе. А теперь он был одержим желанием отыскать Ронана, и Артэр знал, что он, как и другие члены клана, не успокоится, пока не найдет его.

Каван хотел доставить брата домой, живого или мертвого. Он принадлежит земле Синклеров и в земле Синклеров будет покоиться.

Артэр горячо надеялся, что завтра их неутомимые поиски завершатся, что он вернется с Ронаном, живым, и они все, наконец, смогут забыть прошлое и заняться будущим.

Артэр зевнул, сон, как он с ним ни боролся, овладевал им. Ему нужно было убедиться, что он подумал обо всем, предусмотрел все возможности, приготовился к неожиданностям. Он не может – не хочет – подвести ни одного из братьев: ни Кавана, ни Ронана. Оба достаточно страдали, и настало время семье объединиться раз и навсегда.

И тем временем он больше узнает о Зие. Она кажется доброй женщиной, а он ведь искал именно такую, чтобы сделать ее своей женой. Она кажется подходящей кандидатурой, и еще она – целительница, это еще одно хорошее качество и определенно ценность для клана.

Артэр покачал головой.

Это всего лишь мечта, пустой звук, ничего более.

Глава 4

– Так что ты сказала? – переспросил Артэр.

Он стоял рядом с конем у входа в ущелье между двумя горами, которые, казалось, соприкасаются, хотя при ближайшем рассмотрении за густыми зарослями можно было разглядеть тропу между ними.

– Твоим людям придется подождать здесь, – повторила Зия.

– Почему?

– Им нечего делать в нашей деревне. Входить в нее разрешено только тем, у кого на то есть причина.

Артэр привел важную причину:

– Они со мной.

– Но дело там есть только у тебя.

Артэр знал, что его людям не понравится, если он поедет дальше без них, да и сам он чувствовал так же. Они всегда стояли спиной к спине, в этом смысле они были единым целым.

– Мы – семья, из одного клана. Это дело касается всех нас, – сказал Артэр, понимая, что создает проблему.

Его люди закивали, демонстрируя свое согласие с ним.

Зия мило улыбнулась, но решительно покачала головой:

– Твои люди останутся здесь, а ты пойдешь со мной, или я пойду одна, а вы все уедете.

– А кто сможет помешать нам следовать за тобой? – прямо спросил Джеймс.

– Часовые, которые окружают вас, – спокойно ответила Зия и пошла к расселине между горами.

Артэр не пошевелился, но его люди схватились за мечи и стали вглядываться в заросли. Зия продолжала удаляться, и Артэр понял, что выбора у него нет. Ему придется последовать за ней и за своей собакой-изменницей.

– Разбейте тут лагерь…

– Вы же не считаете…

Артэр прервал Джеймса:

– Если это единственная возможность узнать, находится ли мой брат в деревне, то так тому и быть. Разбейте лагерь и держите ухо востро. Я свяжусь с вами. Если вы ничего не услышите от меня, поймете – что-то неладно. Джон, ты вернешься в Кейтнесс и расскажешь Кавану, где мы и как обстоят дела. Скажи ему, чтобы он не предпринимал ничего, пока не получит вестей от меня.

Джон почесал голову.

– Не уверен, смогу ли я найти дорогу назад.

Зия, хоть и отошла уже достаточно большое расстояние от них, остановилась и обернулась.

– Я велю одному из наших мужчин отвести вас.

– Ну и слух у тебя, – изумился в очередной раз Артэр.

Ее милое лицо порозовело, и с губ сорвался нежный смех.

– Большинство людей слышит лишь то, что хочет слышать. А я хочу слышать все. Ты хочешь, чтобы Джон отправился прямо сейчас?

– Я хочу, чтобы он отправился в путь, как только получит от меня известия о Ронане, – сказал Артэр.

Зия кивнула, посмотрела на вершины деревьев и помахала рукой.

Внезапно на землю с дерева спрыгнул гибкий молодой человек с луком и стрелами.

– Терранс, подожди, пожалуйста, здесь вместе с этими людьми, и как только получите сообщение, выведи Джона на главную дорогу.

– А как я найду потом дорогу сюда? – спросил Джон.

– Кто-нибудь увидит, как ты возвращаешься по главной дороге, и приведет тебя сюда, – ответила Зия.

Артэра восхитило, как легко она находит выход из большинства ситуаций. Он гордился тем, что обладает такой же способностью, и подумал: возможно, она более практична, чем кажется.

Теперь, когда все уладилось, он последовал за Зией, ведя за собой коня. Ущелье было очень узким, его легко не заметить. Через несколько шагов проход между горами кончился, и перед ними встал густой непроходимый лес, по крайней мере, ему так показалось.

Тропа вскоре привела их к деревне. Он увидел ее прямо перед собой и ощутил смешанное чувство радости и страха. Скоро долгие утомительные поиски брата закончатся. Хотя он и опасался верить в это. Слишком часто довелось ему испытывать разочарование, и информация оказывалась ложной.

Артэр понимал, что воспользовался шансом, освобождая Зию. Конечно, она могла и солгать, чтобы обрести свободу, но он хотел, он должен был использовать и этот шанс. Даже если все окажется не так, ему нужно знать, здесь ли его брат и был ли он здесь когда-нибудь.

Деревня Блэк ему сразу понравилась. На лицах людей сияли улыбки, сады пышно цвели, все жители выглядели удивительно здоровыми.

Никаких сторожевых башен не было, дома были рассеяны по всей местности, а в дальнем конце деревни стояло внушительных размеров общественное здание. Артэр последовал за Зией к большому дому, который стоял у самого леса.

– Здесь находится мой брат? – спросил он.

– Здесь я оставила Ронана, – сказала Зия и улыбнулась. – Это дом моей бабушки.

Ее улыбка ободрила Артэра. Здесь, понял он, его брат мог найти утешение. Это было место покоя и исцеления. Он ощутил это, как ни странно, в глубине души.

Дверь распахнулась, высокая стройная женщина с длинной белой косой, перекинутой на грудь и свисающей до пояса, приветствовала их широкой улыбкой, распахнув объятия.

Зия бросилась к ней.

– Бабушка, – закричала она, крепко обнимая женщину.

Артэр наблюдал за ними. Бабушка Зии, казалось, не имела возраста. По крайней мере, его трудно было определить на первый взгляд. Казалось, будто всякий раз вы видите перед собой другую женщину и, в конце концов, приходите к заключению, что так и не поняли, сколько же ей на самом деле лет.

– Добро пожаловать в деревню Блэк, Артэр, – сказала она, протягивая ему руку.

Неужели Зия уже сообщила его имя? Он не помнил, чтобы она его произносила, но, увлеченный разглядыванием внешности женщины, он мог и не расслышать этого.

Он протянул руку, отвечая на ее приветствие:

– Спасибо, что допустили меня в вашу деревню.

– Бетан, – сказала она, улыбаясь еще шире. – Меня зовут Бетан, добро пожаловать. Входите. Вы, должно быть, устали и проголодались во время своих путешествий.

– Сидеть, Несси, – приказал Артэр, но собака его не послушалась и пошла за Бетан в дом. – Несси!

Бетан обернулась.

– Ее я тоже рада видеть в своем доме.

Артэр вошел в дом вслед за собакой и Зией. Несси определенно нужна твердая рука, подумал он.

Его удивили большие размеры комнаты, полной прекрасной мебели и керамики, выполненных, без сомнения, опытными мастерами.

Артэр укоризненно взглянул на Несси, но собака уже устроилась рядом с Бетан и игнорировала его.

– Садитесь, пожалуйста, – сказала Бетан, указывая на кресло у стола перед камином.

Артур остался стоять, ему не терпелось увидеть брата.

– Зия говорила мне, будто мой брат Ронан здесь?

– Он покинул деревню, – уклончиво ответила Бетан и снова предложила ему сесть.

На этот раз Артэр послушался.

Зия была занята тем, что наполняла кувшин отваром из котелка, висевшего над огнем. Ее бабушка сочувственно сказала:

– Ваш брат был слишком болен, чтобы путешествовать.

Артэр перевел взгляд с Бетан на Зию.

– Почему же он покинул деревню?

– Не знаю. Однажды утром я проснулась, а его уже не было.

Артэр ощутил знакомое чувство разочарования. Без всяких причин он надеялся, что на этот раз все будет по-другому, но этого не случилось, и, по правде говоря, его это не удивило. Было бы слишком просто: он приходит в деревню и находит тут своего брата.

– Мне очень жаль, – сказала Зия.

Ее извинение было искренним. Очевидно, что она рассчитывала найти здесь Ронана, и это принесло ему некоторое облегчение. Она ему не лгала.

– Когда я уходила, ему нужно было еще время, чтобы окончательно поправиться, – прибавила Зия.

Артэр прочитал беспокойство на ее лице, она прикусила свою пухлую нижнюю губу. Очевидно, у нее были какие-то соображения по поводу исчезновения Ронана.

– Согласна, но иногда его что-то беспокоило. Я могу предположить, что это и послужило причиной его исчезновения, – сказала Бетан, глядя на Артэра.

– Он должен был чувствовать себя неплохо, если смог уйти сам, – заметил Артэр.

Достаточно хорошо зная своего брата, он был уверен в этом.

– Ваш брат успешно поправлялся, – сказала Бетан. – Он с аппетитом ел, отдыхал и набирался сил с каждым днем. По сравнению с тем, каким он был, когда тут появился, Ронан прекрасно выглядел.

Зия вздохнула:

– Что ж, это обнадеживает.

Бетан, успокаивая, положила ладонь на руку Артэра.

– Хотелось бы мне только знать, куда он отправился. Могу себе представить, как вы разочарованы.

– Я надеялся его увидеть, – сказал Артэр.

И тут ему вдруг бросилось в глаза сходство между Бетан и Зией: изящные черты лица и нежный овал лица. Как будто один и тот же мастер высек их из одного камня. Артэр понял, как красиво будет стариться Зия.

Зия поставила на стол полные кружки чая и тарелку со сладким пирогом и ежевичным желе.

– Я удержала бы его здесь до полного выздоровления.

Бетан засмеялась:

– И ради тебя он, вероятно, тут и остался бы.

Артэр насторожился:

– Он находил вас привлекательной?

Зия оскорбилась.

– Я была его целительницей. Этим все сказано.

Бетан задержала на ней свой взгляд.

– Многие мужчины находят мою внучку привлекательной. Полагаю, на них производит впечатление ее воля к жизни. Но ее твердый характер немногим из них по нраву. Любить ее может только человек особого склада. С чутким сердцем и развитым воображением.

– Я такая, какая есть, – улыбнулась Зия, не собираясь оправдываться.

Она уселась на стул напротив бабушки, а Артэр остался во главе стола.

Кто же она такая? Артэр не мог утверждать, будто действительно знает ее, хотя день, проведенный вместе, позволил ему судить о ее характере и заставил его захотеть узнать о ней больше. Но как? Каким образом это сделать? Его брата тут нет. У него самого нет причины здесь задерживаться, но покидать деревню ему не хотелось. Кроме того, в деревне могут отыскаться люди, которые, возможно, заметили что-нибудь такое, что поможет ему обнаружить след Ронана.

– Не возражаете, если я задержусь на пару дней и поговорю с деревенскими? Никогда не знаешь, что они могли увидеть или услышать.

Бетан положила на его тарелку кусок пирога с ежевичным желе.

– Мы почли бы за честь, Артэр. Оставайтесь сколько захотите.

Он заметил, что Зия вздернула бровь. Очевидно, ее удивило предложение бабушки. Или за этим крылось что-то еще? Единственный способ узнать это – остаться здесь и постараться выяснить, что к чему.

– Зия, у тебя в доме есть свободная комната. Артэр может остановиться у тебя, – предложила Бетан.

Артэр удивленно поднял бровь:

– Это прилично?

– А вы что же, собираетесь вести себя неприлично по отношению к моей внучке?

– Ни в коем случае, – парировал подобное предположение Артэр.

– Но тогда какой же смысл в том, что он остановится у меня? – разочарованно спросила Зия.

Артэр посмотрел на нее, пораженный. Зия, а вслед за ней и Бетан расхохотались.

– Вашему слову тут верят, – произнесла Бетан между приступами смеха.

– Добро пожаловать в мой дом, – весело и искренне сказала Зия.

– Вы доверяете мне, чужаку? – ткнул он себя в грудь.

– Я вас чужаком не считаю, – ответила Зия.

Он был удивлен и высказал свои мысли вслух:

– Мы знаем друг друга всего один день. Как же я могу доверять тому, кого спас от сожжения на костре как ведьму? А если ты меня околдуешь?

Бетан охнула:

– Тебя привязали к столбу?

– Ненадолго, бабушка, – сказала Зия, укоряя Артэра взглядом.

Артэр почувствовал укол совести. Он не собирался обижать и расстраивать Бетан, ему просто хотелось реально оценить ситуацию, а рассудок подсказывал ему, что он очень рискует, связываясь с Зией.

– Раз уж ты намерен задержаться здесь на некоторое время, у нас будет возможность лучше узнать друг друга, – примирительно заявила Зия. – Тогда ты сам сможешь определить, ведьма я или нет.

– Разумное предложение, – поддержала ее Бетан. – Теперь, когда с этим вопросом мы покончили, позвольте мне рассказать вам о вашем брате.

Артэру хотелось немедленно услышать все, что она может поведать о Ронане. Но его не оставляли мысли о Зие – о том, как поднимаются уголки ее губ, как ее глаза светятся радостью, как, словно колокольчик, звенит ее смех, как на ее лице появляется широкая улыбка, если что-то кажется ей веселым или приятным, а это случалось довольно часто.

– Он боролся с болью, мужественно боролся, – говорила Бетан. – Я слышала, как он шепотом уговаривал себя быть сильным, преодолеть недуг, не сдаваться. И он смеялся, вспоминая о своих братьях, рассказывал мне истории из своего детства, о том, как Каван… полагаю, Каван – старший из братьев?

Артэр только кивнул в ответ, ком в горле мешал ему говорить.

Бетан продолжала:

– Он рассказывал, что Каван всегда защищал его от других братьев и от его собственной глупости или юношеской наивности.

– Каван так и поступал, – с теплотой вспомнил Артэр. – Он всегда помогал Ронану, оберегал его от неприятностей.

– Мне кажется, Ронан чувствовал себя обязанным отплатить брату добром, – добавила Зия. – Он так хотел выздороветь. Он был твердо намерен обрести былую силу и…

Она замолчала, и Артэр вопросительно взглянул на нее:

– И?

Улыбка исчезла с лица Зии, казалось, ей не хочется продолжать, но она сказала:

– Он хотел отомстить тем, кто доставил ему и его брату такую боль, такую печаль. Он был также твердо намерен сделать это, как и выздороветь.

Бетан кивнула:

– Так оно и было.

Артэр гордо поднял голову:

– Он истинный Синклер. В нем течет горячая кровь.

– Месть далеко не лучшая цель в жизни, – заметила Бетан.

– Я придерживаюсь иного мнения, – строго сказал Артэр.

– Вы – воин, другого от вас я и не ожидала, – заметила Бетан.

Артэр не обратил внимания на ее манеру разговаривать с ним как с ребенком, который часто ошибается и потому нуждается в наставлениях.

– Воины необходимы. Кто же будет давать отпор врагам?

– Не буду спорить, – сказала Бетан. – Я уважаю воинов и признаю, что они необходимы, но месть? – Она покачала головой. – Это может принести еще больше печали и сожалений, осложнить жизнь многим людям.

Она встала, высокая и величественная, как королева, закончившая разговор с подданным.

– Зия, проводи Артэра в свой дом. А вы, Артэр, можете свободно разговаривать со всеми жителями деревни. Мы все готовы помочь вам чем сможем. Теперь я должна вас покинуть. Благословляю вас, сын мой, – улыбнулась Бетан.

Артэр встал, когда она вышла из дома, прямая и стройная, почти как девушка. Она была женщиной красивой и, как полагал Артэр, умной. Он ждал новых встреч и бесед с ней. Тут он заметил, что Несси последовала за Бетан, и окликнул собаку.

– Моя бабушка – мудрая. Тебе следовало бы прислушаться к ней, – сказала Зия и хитро улыбнулась. – Кстати, Несси теперь для тебя потеряна.

– Насчет собаки мы еще посмотрим, а вот советом я воспользуюсь.

Когда они выходили из гостеприимного дома Бетан, его взгляд скользнул по фигуре Зии, по соблазнительно покачивающимся бедрам. Он смотрел на нее и понимал: она делает это не намеренно, вовсе не собирается его соблазнять. Просто у нее такая удивительная походка, удобная для ее тела – провокационное покачивание, завораживающее, как пленительная мелодия.

Глава 5

– Смотри на дорогу, – предостерегла его Зия, услышав, как Артэр споткнулся у нее за спиной. Она обернулась, но он уже стоял на ногах. – В деревне улицы извилистые. Ненароком можно и заблудиться.

Артэр кивнул и пошел в ногу с ней.

Зие было ужасно неловко, что брат Артэра покинул деревню до их прихода. Она этого никак не ожидала. По ее мнению, Ронан чувствовал себя недостаточно хорошо для этого. Что же тут произошло? Можно себе представить, что месть придала ему сил, но, как и бабушка, она не стала бы руководствоваться столь низменным чувством. Месть не могла помочь ему выздороветь окончательно. Это чувство скорее разрушительное.

Ее радовало решение Артэра задержаться в деревне. Она на это и надеялась. И не только потому, что пребывание здесь пошло бы ему на пользу, позволило бы, хоть и на короткое время, оставить поиски брата, но и дало бы ей возможность лучше узнать его. Артэр привлекал ее, и ей хотелось понять, почему именно. Он красив и умен, но это еще не все, ей хотелось бы иметь о нем более полное представление.

Зия остановилась перед красивым домом, в палисаднике перед ним было много цветов.

– Прошу! – гордо сказала она, пропуская Артэра вперед по вымощенной галькой дорожке к входной двери в форме арки.

Он поколебался, и ее порадовало, когда он широко улыбнулся, внимательно рассмотрев дом.

– Он очень хороший и подходит тебе. У хорошего дома должна быть симпатичная хозяйка.

– Еще один комплимент, – вздохнула Зия, – мне их будет не хватать, когда ты нас покинешь.

Артэр нахмурился, но тут же снова заулыбался. Зию удивила его странная реакция на ее слова. Но почему она сама так боится его скорого отъезда? Ей и думать не хочется о том времени, когда он покинет деревню. Ей нравится его общество, и, конечно, доставляют удовольствие его комплименты. Как странно! Ведь она знает его всего один день, а кажется, что несколько лет.

Войдя в дом, Зия провела гостя в комнату, где он будет жить.

– Комната маленькая, но здесь есть все необходимое: мягкая кровать со свежим постельным бельем и сундук для ваших вещей.

Артэр огляделся, взгляд его скользнул по кровати и тонкой занавеске, разделяющей две комнаты.

Зия улыбнулась и успокоила его невысказанные домыслы:

– Эту комнату используют для того, кому нужен постоянный уход.

– Ты будешь ухаживать за мной?

Ее удивил не столько сам вопрос, сколько серьезный тон, каким он был задан. Вопрос прозвучал так, будто он действительно имел это в виду, а не просто собирался поддразнить ее.

Она хотела было, ответить, что станет ухаживать за ним, если это потребуется, но потом ответила просто:

– Да.

– Рад это слышать, – сказал Артэр.

Зия вздрогнула: он ласково улыбнулся и стал еще привлекательнее. Было трудно оторвать от него взгляд, хотелось упиваться его красотой и таять от взгляда его темных глаз. Интересно, знает ли Артэр, какое впечатление производит на женщин? Она сама поддалась его очарованию сразу, как только он въехал в деревню и спас ее.

Даже в той, почти трагической ситуации, не было женщины, способной оторвать от него взгляд. Даже в своей родной деревне она видела, какими взглядами провожали его женщины, хотя и знала, что они только отмечают его красивую внешность, поскольку большинство из них были счастливы в браке.

Насколько она уже знала его, не похоже, что он высокого мнения о себе. Он, скорее, выглядел как благородный воин и человек чести, твердо решивший отыскать своего брата.

– Ты, наверное, сначала захочешь передать Джону сообщение для своего брата, – сказала она. – Если не возражаешь, потом я покажу тебе деревню.

Артэр кивнул.

– Спасибо, но я не отвлекаю тебя от твоих прямых обязанностей?

– У меня есть время.

– Тогда я был бы рад, если бы ты провела меня по здешним местам. У вас тут так красиво!

Зия занялась по хозяйству, а Артэр пошел передавать Джону сообщение и убедиться, что с ним все в порядке. Она быстро освежилась в ручье за своим домом и переоделась в удобную желтую юбку и светло-желтую блузку. Сандалии на ее ногах украшали разноцветные камешки. Со своими короткими волосами Зия поделать ничего не могла. Пусть отрастают. Вернувшись домой, Зия слегка коснулась розовой водой шеи, подмышек и запястий. Она облегченно вздохнула, закончив туалет, и почувствовала себя свежей.

Раздался легкий стук в дверь. Она распахнула дверь, и снова у нее перехватило дыхание при виде Артэра. Кажется, жизнь ее стала обретать новые краски. Что ж, таков естественный ход вещей, и она наслаждалась каждой минутой общения с этим интересным мужчиной.

– Ты очень красива, – сказал Артэр.

Он сказал это так просто и серьезно, что сердце ее воспарило. Она вышла из дома и, подойдя к нему, взяла за руку.

– Я никогда не устану слушать твои комплименты, – улыбнулась девушка.

Они отправились в путь, и Зия с радостью показывала ему деревню, ощущая прикосновение его мускулистой руки и бедра, когда случайно касалась его. Он излучал силу, она могла чувствовать это, и плоть ее волновалась.

Они остановились у изгороди, за которой простиралось пшеничное поле.

– Твоя деревня процветает, – заметил Артэр. – Это видно по всему.

– Мы все стараемся, чтобы так и было. Людям хочется хорошо жить.

– Видит Бог, вы все много работаете, но не чувствуется, чтобы вам это было в тягость. Это производит большое впечатление, – сказал он. – А вы с бабушкой заботитесь о том, чтобы здешние жители были здоровы.

– Мы все выполняем свой долг, – возразила Зия, не желая принимать похвалу только на свой счет.

Ведь ее заслуживает вся деревня.

Прозвучал удар колокола.

– Мне нужно идти. Чувствуй себя свободно, погуляй по окрестностям, – посоветовал Зия и быстро исчезла.

Артэр увидел достаточно, чтобы понять: деревня Блэк гордится своей землей и своими людьми. Общая цель объединяет людей, и, похоже, у жителей деревни она есть.

Однако ему было любопытно, как появилась на свет деревня Блэк. Это было не то место, на которое можно случайно натолкнуться. Если не знаешь точно, где она находится, то никогда ее и не найдешь. Поэтому люди здесь жили в мире и покое. Никто не знал о деревне, а благодаря часовым и незаметному входу не похоже, чтобы ее удалось обнаружить посторонним, не говоря уже о том, чтобы захватить.

Артэр бродил по извилистым улочкам, и всюду ему предлагали напитки, еду или просто хотели с ним поговорить. Всем было известно, кто он такой, и все выражали надежду на его скорое воссоединение с братом. Люди говорили о Ронане так, будто хорошо его знали:

– Сильный.

– Уверенный.

– Хороший собеседник.

– Отважный.

Вскоре Артэр остановился и устроился под раскидистым деревом, прислонившись к толстому старому стволу, чтобы без помех подумать о брате. Они говорили о Ронане не совсем так, как он ожидал. Он не сомневался в его силе, но Ронан – самый младший из братьев. Старшие братья всегда присматривали за ним, и младший брат охотно слушался их. Однако для жителей деревни он был лишь сильным, независимым мужчиной, с которым так легко и просто общаться.

Для него это был новый Ронан, или он просто никогда не замечал этих сторон его характера.

Внимание Артэра привлекло движение у знакомого ему дома Бетан, и он решил посмотреть, что там происходит и не нужна ли его помощь. Ведь жители деревни с самого начала были добры к нему, и с его стороны было бы справедливо ответить им тем же.

Мимо пробежала молодая женщина, и он быстро спросил:

– Что случилось?

– Принесли раненого воина, – на бегу ответила она.

Артэр не думал, что в деревне есть воины. Часовые – да, но откуда же тут взяться настоящим бойцам? Любопытство и инстинкт заставили его поспешить к дому Бетан.

Артэр заметил людей, входящих и выходящих из дома, и пошел туда. Казалось, вся деревня собралась в доме Бетан, как он понял, чтобы помочь раненому.

Он вошел в дом и удивился увиденному, хотя и постарался этого не показывать. На узком длинном столе, закрытом белой полотняной простыней, лежал мужчина, узнать которого было трудно.

Зия и Бетан суетились вокруг него, белые фартуки, закрывавшие их одежду, испачканы кровью.

Мужчина не шевелился, не произносил ни звука, и Артэр понимал, что так даже лучше, потому что, будь человек в сознании, он кричал бы от боли. Он повернулся, чтобы уйти и не мешать целительницам заниматься своим делом, но тут взгляд его упал на одежду раненого, которая кучкой лежала на полу. Артэр поспешил к столу.

– Этот мужчина – варвар.

– Он равен, – сухо возразила Зия.

– Он – варвар, – настойчиво повторил Артэр, думая, что его не расслышали.

– Не важно, кто он, – сказала Бетан. – Он – человек, которого нужно лечить, а мы – целительницы.

– Такие, как он, не ценят жизнь других людей. Они отбирают ее, спокойно и не раздумывая.

– Может быть, и так, но мы не варвары, и мы не живем по их правилам, – холодно заметила Бетан. – А теперь, пожалуйста, не мешайте нам. Позже, если захотите, мы об этом поговорим.

Она выпроваживала гостя, не желая принимать его доводы. Мгновение он постоял, удивленный, потом быстро повернулся и вышел.

Варвары были его врагами, сколько он помнил. Они как стервятники нападали на деревни, не оставляя никого в живых. Единственный способ бороться с ними – уничтожать их, а вот Зия пытается спасти жизнь варвару, тратит на это силы и средства. Что же это за люди такие обитают в деревне Блэк? Он присел на подвернувшийся пень. Надо попытаться разобраться во всем этом.

Артэр сидел долго, Несси безотлучно находилась рядом. Солнце стало скрываться за горизонтом, и только тогда он понял, что прошло уже несколько часов, а вокруг дома Бетан давно все стихло. Он уже собирался встать и пойти посмотреть, как дела у варвара, когда из дома вышла Зия.

Она была без фартука и стояла, крутя головой и распрямляя плечи, как будто стряхивая боль. Девушка заметила его, помахала рукой и подошла.

– Как он? – поинтересовался Артэр.

– Жив, но вопрос в том, переживет ли ночь.

Почему же она так старается спасти варвара? Артэру не терпелось спросить ее об этом. Но она только что выдержала трудную битву за жизнь человека, он просто не может не считаться с ее теперешним состоянием.

Он должен уважать ее как целительницу, потому что она точно так же отчаянно боролась за жизнь его брата. К этой мысли Артэр пришел, сидя в одиночестве. Зия – целительница и будет исцелять любого, кому это потребуется. Таков ее образ жизни, и ничего тут не поделаешь.

Он понимал, что она устала, но у него были вопросы, которые ему необходимо было ей задать. Вопросы, которые он не задал в самом начале.

– А скажи, пожалуйста, насколько плох был мой брат, когда его доставили в деревню? И как он нашел путь сюда?

Девушка удивила его своим вопросом:

– Ты не сочтешь меня слишком распущенной, если я положу голову тебе на плечо? Я очень устала, и, если помнишь, я уже клала голову тебе на плечо. Когда была в седле.

Артэр вспомнил, как после спасения, когда они ехали вместе на лошади, она склонила к нему голову. Тогда он ничего такого не подумал, только решил, что ей нужно почувствовать надежную защиту после тяжкого испытания.

Но тут все было по-другому, и ему была приятна мысль, что она воспользуется его плечом для отдыха.

– Буду только рад, – улыбнулся он.

Зия улыбнулась и с усталым вздохом опустила голову на его плечо.

– У твоего брата были раны в плече, в ноге, у него было сломано несколько ребер. Лицо – в кровоподтеках. Друг нашей деревни принес его сюда.

– Друг?

– Для нас друг – это тот, кому известна наша деревня как место исцеления и кто уважает нас.

– Как же кто-то может узнать о ней? – спросил Артэр.

– Знают.

– Кто?

Она зевнула и переместила голову с плеча ему на грудь.

– Люди, которые нам доверяют.

Он обнял ее одной рукой, наслаждаясь ощущением ее тела.

– Ты избегаешь прямого ответа.

– Неправда.

– Не доверяешь мне? – спросил он, поглаживая ее руку и улавливая идущий от нее аромат розы.

– Почему? Доверяю. Хотя я знаю тебя недолго, ты доказал, что тебе можно доверять. Ты не рассердился, узнав про часовых. Тебя не возмутило, когда я не пустила твоих людей в деревню. И ты по настоянию бабушки покинул дом, где находился раненый, хоть уходить тебе и не хотелось.

– Ты это почувствовала?

Зия кивнула.

– Я могу понять, почему ты испытываешь столь недобрые чувства по отношению к варварам. И не могу сказать, чтобы винила тебя за это. Мне довелось лечить многих людей, пострадавших от их рук, но как целительница я не могу выбирать, кого мне лечить. Я только знаю, что должна лечить тех, кто в этом нуждается.

– Я и сам, поразмыслив, понял тебя.

– Вот это мне и нравится. Ты оцениваешь ситуацию, разбираешься в причинах. Сначала думаешь, а потом уже действуешь.

– А вот ты спешишь, – сказал он, взяв ее за руку.

– На то есть причина, – возразила она.

– Скорее девичья наивность.

– Но ведь речь идет о спасении человеческой жизни.

– Увы, доброта часто бывает наказуема.

Его с самого начала тревожила мысль о том, что желание исцелять в дальнейшем может навлечь на целительницу опасность. Он может спасать ее много раз, но потом, однажды…

Однажды он может опоздать. И что тогда?

Мысль об этом терзала его. А, кроме того, он воин, а воин защищает слабого.

Артэр чуть не рассмеялся. Зию он никак не мог представить себе слабой. Она слишком полна жизни, слишком страстно относится ко всему, чем занимается.

Девушка постаралась развеять его сомнения:

– Я сама о себе могу позаботиться.

– Неужели можешь?

Она еще крепче прижалась к его груди и, ничего не ответив, вскоре задремала.

Через минуту она уже тихо посапывала. Бетан подошла к ним, и он прижал палец к губам, призывая ее не шуметь:

– Она ужасно устала.

Бетан тихо произнесла:

– Она мужественно боролась за него.

– И как он?

– Пока держится. Ночь покажет. Вы ее уложите?

– Да. Не беспокойтесь, со мной она в безопасности, – сказал Артэр.

– Я знаю, – улыбнулась Бетан.

Она ушла, и Несси побежала за ней.

Глава 6

Зия проснулась, потянулась и села на кровати. На ней была вчерашняя юбка и блузка и ей понадобилось немного времени, чтобы понять почему. Она вспомнила, как сидела под деревом с Артэром. Должно быть, он и отнес ее в постель и укрыл одеялом, прямо в одежде. Как галантно с его стороны.

Она посмотрела на тонкую занавеску, разделяющую их, и увидела, что та отодвинута, а маленькая комнатка пуста. Зия быстро вылезла из постели, переоделась, выбрав фиолетовую юбку с белой блузкой, по низкому вырезу искусно вышитую узорами, напоминающими цветы вереска. Сунув ноги в сандалии, она вышла в большую комнату, которая также оказалась пустой. Зия поспешила к ручью за домом, умылась холодной водой и влажными руками пригладила короткие буйные кудри.

Покончив с этим и почувствовав, что сильно проголодалась, Зия направилась к дому своей бабушки, где обычно завтракала. К тому же нужно было проведать раненого воина, а поскольку ночью бабушка ее не беспокоила, это могло означать только две вещи: воин либо скончался от полученных ран, либо спокойно пережил ночь.

Она надеялась найти Артэра у Бетан. Ей не терпелось увидеть его. Она с удовольствием вспоминала его плечо, которое послужило ей такой удобной подушкой. Но больше всего ее пленял его запах: земля, ветер и огонь. От него пахло всеми этими тремя стихиями, и – ах – как же ей это нравилось!

Она вошла в дом, улыбаясь.

– Ты разминулась с Артэром, – сообщила ей Бетан.

Это известие, однако, не разочаровало ее. Жизнь слишком драгоценна, чтобы тратить ее на пустые сожаления, и слишком коротка, чтобы не радоваться ей.

– Я его найду, хотя Несси и предпочитает твое общество, – сказала Зия, садясь к столу и принимаясь за обычную утреннюю овсянку, слегка приправленную медом.

Бетан погладила собаку по умной голове:

– Она привязалась ко мне.

– Прекрасно. Она следует за тобой по пятам и слушается лучше, чем Артэра.

– У нее свои мысли, и я ее понимаю, – сказала Бетан, и собака лизнула ее руку.

– Как дела у воина?

– На удивление неплохо. Он продолжает спать и, кажется, выздоравливает.

– Отлично, – заметила Зия, коротко кивнув. – Я надеялась на его выздоровление и молилась за него.

– Артэр выглядит озабоченным, тебе не кажется? По-моему, у него накопилось много вопросов, – заметила Бетан.

Зия зачерпнула ложку каши.

– Он и мне их задавал. Спросил, кто принес сюда его брата.

– И?

– Друг, сказала я.

Бетан кивнула:

– Это правда, но мы-то обе знаем, что все не так просто. И если он проведает…

– Я ему все расскажу, когда придет время, – сказала Зия. – Не знаешь, где он?

– Пошел поговорить со своими людьми. Что ты думаешь об Артэре?

Зия поставила локти на край стола и положила подбородок на ладони. Похлопывая себя пальцами по щекам, она обдумывала слова бабушки. Та не будет торопить ее с ответом, это понятно. Она даст ей время обдумать все как следует и сделать разумный вывод.

Зия решила не тратить время на долгие размышления и громко рассмеялась.

– Он великолепен!

Бетан кивнула:

– Я тоже так думаю. Ты уже заглянула в его душу?

– Там – доброта. – Зия на секунду задумалась. – Но у него чересчур чувствительная натура и сильно развитое чувство ответственности и долга.

– Хорошие качества, – заметила бабушка.

Зия пожала плечами:

– Он ничего не знает о страсти.

– Ты можешь его научить.

Зия широко улыбнулась:

– Придется.

Закончив завтрак с бабушкой, Зия сразу направилась посмотреть, как идут дела у варвара. Бетан тем временем пошла в деревню – навещать женщин, у которых приближаются роды.

Деревенские женщины находили время, чтобы посидеть с больными и выздоравливающими, так что Бетан и Зия могли заниматься другими делами. Зия уже давно поняла, что ее профессия целительницы имеет свои преимущества. В первую очередь это означает дружбу со многими женщинами и простоту общения с ними. Вот почему она узнала так много о мужчинах, женщинах и любовных отношениях между ними. Женщины открыто обсуждали между собой интимные дела. С некоторыми можно было не бояться таких разговоров, потому что они им очень нравились, а вот иные жаловались, будто терпеть этого не могут. Благодаря этому она могла оказывать помощь нуждающимся и лучше понимать свои собственные желания.

Тара, крепкая женщина с нежной улыбкой, которой нравилось откровенно беседовать с ней о любовных делах, сидела за вышиванием возле спящего варвара.

– Он шевелился? – спросила Зия, осторожно касаясь ладонью его лба.

Жара не было, это хороший знак.

– Он крепко спал, – сказала Тара, собирая свои вещи.

– Ты давала ему отвар?

– Как полагается. Теперь ты за ним будешь присматривать? – спросила Тара.

Зия кивнула:

– Буду приглядывать за ним, пока лечу других страждущих.

Дел было больше обычного: несколько царапин, порез, на который нужно было наложить швы, боли в желудке у Джеймса, которые особенно беспокоили Зию, Артэр, озабоченный состоянием его здоровья.

– Джеймс и раньше жаловался на боли, но ни один целитель не смог помочь ему.

– Приведи его сюда, – велела Зия, не сомневаясь в правдивости его слов и не думая, что он просто хочет привести одного из своих людей в деревню.

Он бы так не поступил. Лицо у него озабоченное, да и сначала он спросил разрешения.

Крепкий мужчина страдал от боли, когда Артэр поспешно доставил его в дом целительниц. Зия немедленно осмотрела его, озабоченная состоянием человека, с которым ловила рыбу.

Зия расспросила его и узнала, что проблемы с желудком у него бывали регулярно. Она приготовила отвар из трав и заставила его выпить снадобье. На вкус оно было сладкое, так что Джеймс особенно не возражал.

Вскоре желудок успокоился, и Джеймс улыбнулся.

– Я чувствую себя лучше, – обрадовано сказал он, потирая выздоровевший желудок.

В этот миг раздался крик боли, и Зия, отставив чашку, кинулась в соседнюю комнату, Артэр и Джеймс – следом за ней.

Зия старалась удержать варвара в постели, уговаривая его, но он бился в ее руках, не в силах превозмочь страдания.

К ее удивлению, Артэр пришел на помощь. Он опустил на плечи мужчины свои тяжелые руки, а Джеймсу велел держать его за ноги.

– Все хорошо. Ты в безопасности. Успокойся и быстро поправишься, – приказал Артэр.

Варвар послушался командного тона и затих.

– Тебе больно? – спросила Зия, наклоняясь к мужчине.

Он кивнул.

Зия быстро налила в чашку отвара из гревшегося на огне котелка и поднесла к его губам:

– Это успокоит боль.

Он жадно глотал варево, пока не выпил все, и схватил Зию за руку. Ей пришлось остановить Артэра, чтобы он не оторвал от нее руку раненого.

– Я… я…

– Ты поправишься, если будешь отдыхать и поверишь, что мы хотим помочь тебе, – заверила его Зия, кладя ему на лоб прохладную влажную тряпку. «Надеюсь, жара у него не будет», – подумала она, осторожно поглаживая раненого по плечу.

Он успокоился, но только после того, как взял ее за руку.

– Ты ведь меня не бросишь?

– Я тут, как и все остальные.

Он покачал головой.

– Ты. Ты должна оставаться со мной.

– Останусь, – пообещала Зия и почувствовала, как стоявший рядом с ней Артэр насторожился.

Потом варвар погрузился в глубокий сон, и она, Артэр и Джеймс оставили его.

Джеймс хотел попрощаться. Он уже чувствовал себя достаточно бодрым и здоровым, чтобы вернуться к Патрику – единственному воину Синклеров, ожидавшему у входа в деревню.

Зия остановила его:

– Приведи сюда Патрика. Я хочу понаблюдать за твоими желудочными болями, и нет смысла ему оставаться там одному.

Джеймс согласно кивнул и ушел.

Артэр взял ее за руку и придвинулся ближе.

– У Ронана раны были такие же сложные, как у варвара?

– Нет, но тоже достаточно тяжелые, – ответила она.

Артэр провел рукой по волосам.

– Не нужно было ему уходить. Требуется время, чтобы его раны зажили. Он остался без защиты.

Зия крепко сжала его руку.

– Я тоже предпочла бы, чтобы он остался здесь, но ты должен понять: решив уйти, Ронан, возможно, бессознательно сделал то, что было нужно ему, чтобы выжить.

Артэр удивленно поднял бровь.

– Объясни.

– Снадобья, необходимые для его лечения, добавляли во всю еду, которую ему давали, так что его лечение не прерывалось. С каждым съеденным куском он укреплял свое здоровье. Сомневаюсь, что он ушел, не взяв с собой запаса пищи. Очевидно, он схватил первое попавшееся, а значит, взял то, что хранилось в его комнате. А в этой еде содержались лечебные травы. Стало быть, он продолжает получать все необходимое для лечения.

Артэр покачал головой и отошел от нее.

– Меня, честно говоря, удивляют ваши способы лечения.

– Не только тебя, – поправила его Зия.

– Как вы это делаете?

– Мы просто заботимся о людях, о тех, кто нуждается в нас.

Артэр внимательно смотрел на нее – вряд ли она откроет ему свои медицинские секреты. Потом протянул к ней руку.

Она взяла ее и крепко пожала.

– Скажи мне, что моему брату хватит сил, чтобы выжить, несмотря на раны.

Зия кивнула:

– Ронан достаточно крепок физически, чтобы поправиться, и полон решимости выжить. Ты непременно найдешь своего брата.

– Мое самое горячее желание – снова увидеть его. Схватить его, обнять и знать, – он медленно покачал головой, – что он, наконец, в безопасности.

– Зия!

Этот полный слез крик заставил ее и Артэра обернуться. Они увидели пухленького мальчика лет четырех, пытавшегося удержать в руках толстого щенка.

– Бруту нужна помощь!

Зия тотчас же откликнулась:

– Что с ним случилось, Томас?

Большая слеза скатилась по детскому лицу.

– У него болит лапа.

Зия ласково отерла слезу со щеки мальчугана.

– Молодец, что сразу принес его ко мне.

Она взяла щенка из его рук и успокаивающе заговорила с необычным пациентом, входя в другую часть дома. Она положила собаку на маленький столик.

– Давай посмотрим, что тут с тобой такое, песик.

Томас поспешил к столу и погладил щенка по голове:

– Зия тебя вылечит, Брут.

Зия и сама надеялась, что сможет это сделать, и после короткого осмотра с облегчением улыбнулась.

– У Брута в лапе большая заноза.

– Да? – закричал Томас и погрозил псу пальцем. – Я тебе говорил: не играй в дровах. – Он оглянулся на Зию. – Ему будет больно? Я не хочу, чтобы Брут страдал.

Артэр присел на корточки рядом мальчиком.

– У Зии легкая рука. Спорим, Бруту будет совсем не больно.

Томас радостно заулыбался, его толстые щеки раскраснелись.

– Слышишь, Брут? Ты не бойся.

Зия мгновенно вытащила занозу, песик успел только пискнуть. В благодарность он много раз облизал свою спасительницу. Зия дала на дорогу медового печенья ребенку и щенку и взяла с Томаса обещание вернуться через пару дней со своим мохнатым другом, чтобы она смогла убедиться, что рана заживает хорошо.

Томас обнял ее на прощание, и они со щенком резво побежали, делясь печеньем.

Сгорбленный старик заглянул в дом после того, как ушел Томас, и остановился, увидев Артэра.

– Простите, я увидел, как ушел Томас, и решил, что ты освободилась. Я могу и подождать.

Зия тут же подошла к нему, обняла за щуплые плечи.

– Нет, Чарльз, я могу тебя посмотреть сейчас. Это Артэр. Он – брат Ронана.

– Хороший парень Ронан, – проговорил Чарльз, когда Зия вела его к стулу для пациентов.

– Вы знали моего брата? – нетерпеливо спросил Артэр.

– Я навещал его время от времени. Умный и любопытный.

– Что его интересовало? – спросил Артэр.

– Все, особенно луки.

– Чарльз – отец Петера, мастера-лучника, – пояснила Зия.

– Вы передали мастерство своему сыну? – спросил Артэр.

Чарльз кивнул:

– Он стал даже лучшим мастером, чем я. Превзошел отца.

– И Ронана интересовало, как делают луки?

– Мы много говорили о том, как целиться, чтобы метко поразить цель. И как искусный лучник может сделать это даже с дальнего расстояния.

На старика напал кашель, и Зия прогнала Артэра во двор, но тот успел сказать старику, что они еще поговорят.

Зия увидела его примерно через час. Артэр присоединился к старику и пошел рядом с ним, беседуя. Но это ведь и было то, ради чего он оказался тут: выяснить все о пребывании брата в деревне. И жителям было что рассказать ему, потому что многие из них навещали Ронана.

Однако Зия не знала, будет ли кто-нибудь полезен Артэру, по крайней мере, в том смысле, как он надеялся. Из их рассказов он вряд ли узнает, куда направился его брат, но они могут помочь ему лучше понять Ронана и осознать, что ему пришлось пережить.

Через несколько часов Зия покончила со своими обязанностями целительницы и решила набрать трав, чтобы приправить рыбу к ужину. Вернулась Бетан и предложила найти Артэра, чтобы он помог ей.

– Сводничаешь, бабушка? – поддразнила ее Зия.

Бетан ухмыльнулась и прижала руку к сердцу.

– Я? Да никогда в жизни!

– Он тебе нравится? – уже серьезно спросила Зия.

– Насколько могу судить, хороший молодой человек.

– Ты видишь больше других.

– Я смотрю глубже других, – уточнила Бетан. – И уже смогла убедиться, что наш гость вполне достоин тебя. Копай глубже и найдешь у него еще больше благородных качеств.

– Ты предлагаешь мне копать глубже?

Бетан подмигнула.

– А разве ты не собираешься это делать?

Глава 7

Артэр шел по деревне, беседовал с людьми и удивлялся, что многие из них неплохо знали его брата. Казалось, будто вся деревня полюбила Ронана и заботилась о нем. Многие вспоминали о том, как он беспокоился о своем брате Каване и как ему недоставало его семьи. Но он не услышал ничего, что объясняло бы внезапное исчезновение Ронана из деревни.

Единственный разумный ответ на этот вопрос – ему очень хотелось поскорее вернуться домой. Артэр подумал, не послать ли сообщение Кавану, подготовить его к возможному появлению Ронана, но потом решил этого не делать. Слишком часто его семья переживала разочарование, когда след оказывался ложным. А сейчас у него возникло странное ощущение, будто брат бежит, но от кого и куда? Лучше он разузнает как можно больше, прежде чем делиться своими соображениями с братьями.

Артэр остановился, почувствовав приближение Зии, и уловил знакомый аромат еще до того, как услышал ее шаги. Он закрыл глаза и представил ее себе: она улыбается, она так мило улыбается! Даже когда невежественные люди привязали ее к столбу и он так вовремя подоспел и выкупил ее, ему казалось, будто он заметил легкую улыбку на ее губах. И еще – ее сияющие зеленые глаза. Всегда полные страсти. Проклятие, но его влечет к ней, и чем больше он узнает ее, тем милее, она ему кажется.

Если он за такое короткое время проникся к ней столь сильными чувствами, то можно себе представить, что он почувствовал бы, будь у него больше времени. И он решил: ему нужно больше видеться с ней. Неизвестно, каким образом, но он это сделает.

Артэр медленно обернулся и засиял улыбкой: его видение обрело реальные формы.

– Я тебя нашла! – торжествующе воскликнула Зия.

– А я и не знал, что прятался.

Она засмеялась, встала перед ним и положила ладонь ему на грудь.

– От меня тебе не спрятаться, я тебя всегда найду.

Он накрыл ее руку своей ладонью, ощущение ее теплой нежной кожи взволновало его.

– Зачем бы я стал делать это?

Раздумывая, она сморщила лицо так, что он чуть не рассмеялся. С этой гримасой она показалась ему еще более восхитительной. Не важно, какое у нее выражение лица, она все равно остается красивой девушкой.

Зия ответила соблазнительным шепотом:

– Я позволю тебе узнать это самому.

Он склонил голову и ответил также шепотом:

– С тобой трудно справиться – это ты хотела мне сказать?

Она крепче прижала руку к его груди.

– Возможно.

– Мне кажется, я достаточно сильный.

– Тебе не очень-то удалось справиться даже с Несси. – Зия со смехом отошла от него, и он, чертыхнувшись про себя, последовал за ней. У него еще будет время показать ей, как он может справляться с чем угодно. – Хочешь собирать со мной растения? – спросила она, беря его за руку.

– А у меня есть выбор? – засмеялся он, когда она потащила его за собой.

– Нет, разумеется.

Он с готовностью пошел за ней, ему очень хотелось быть рядом, пусть для этого ему и придется собирать все растения, произрастающие на земле.

Артэра не удивило, когда Зия сняла корзинку, висевшую на стене чьего-то дома. Он уже знал, что в деревне Блэк почти все было общим. Жители деревни – народ обеспеченный, хотя и не без исключений, но к вещам они относятся спокойно и просто. Никто не жадничает, не гребет под себя.

Он понял, почему у деревенских жителей почти не бывает конфликтов. Поговорив с людьми в деревне, Артэр узнал, что многие, если не все, пришли сюда, пережив немало страданий, и никому из них не хочется рисковать обретенным миром и покоем. И конечно, он это уважает.

– Ты узнал что-нибудь о своем брате?

Он застыл на месте, услышав ее вопрос. Нашел ли он что искал?

Он не думал о брате, когда она задала свой вопрос. Его мысли были заняты Зией. Он постарался избавиться от мыслей о ней.

– Нет.

Зия кивнула и опустилась на колени, осторожно срывая листья.

– Значит, скоро покинешь нас.

Артэр присел на корточки рядом с ней.

– Ты хочешь от меня отделаться?

– Ты можешь оставаться здесь сколько захочешь. – Она продолжала обрывать листья.

– Пожалуй, я задержусь на несколько дней.

– Всего на несколько дней? – разочарованно спросила Зия.

– Назови причину, почему я должен остаться дольше, – потребовал он.

Она бросила собранные листья в корзинку и посмотрела на него, потом протянула руку и погладила его по щеке.

– Возможно, ты сможешь здесь еще что-то узнать.

Ему нравилось ее завуалированное приглашение. А ее прикосновение не просто взволновало его. У него внутри все задрожало, и ему с трудом удалось справиться с собой. Он всегда гордился своей выдержкой, своим благоразумием, и хотя он находил Зию привлекательной, не хотел поддаваться чувствам.

– Посмотрим, – сказал Артэр и осторожно, с сожалением, отвел ее руку, чтобы ее прикосновение не вызывало в нем еще больше волнения.

Она стояла, смеясь, корзинка болталась на ее руке.

– Поживем – увидим.

Он шел за ней в глубь леса, уверенный в том, что, пока она выбирает тропу, он уточняет свой предстоящий маршрут.

На него произвело впечатление ее знание лесных растений. Она предупреждала его о том, что некоторые из них опасны, а другие – очень полезны, и о том, как важно различать их.

– Это бабушка тебя научила? – спросил он, собирая по ее указанию сосновые шишки.

Она кивнула.

– А ее – ее бабушка, и так далее.

– А твоя мать?

– Она умерла вскоре после моего рождения, – ответила Зия, подбирая с земли разные интересные ветки.

– Извини.

Она положила несколько веток в корзину.

– Я жалею, что так и не узнала ее. Бабушка говорит, что она была особенная женщина, и любил ее особенный мужчина.

– А твой отец?

Зия пожала плечами:

– Не знаю. Он ушел до моего рождения и не вернулся, так сказала мне бабушка. Я считаю, что он умер, ведь она рассказывала, как безумно любил он мою мать. Нельзя уйти и не вернуться, если так любишь кого-нибудь.

– Может, была важная причина?

– Что может помешать мужчине вернуться к любимой женщине? – спросила она, озадаченная.

– Болезнь, плен, заключение в тюрьму. Зачем же проклинать человека, если не знаешь, что с ним произошло?

– Я и не проклинаю. Я считаю его мертвым.

– А что, если это не так? – спросил Артэр, полагая, что привел вполне разумные аргументы в пользу того, что отец Зии может быть жив.

– Лучше ему умереть!

– Что? – спросил Артэр, изумившись такому ответу.

– Если я когда-нибудь узнаю, что мой отец жив и не вернулся к любимой женщине, я найду его и выскажу все, что о нем думаю.

– По-твоему, пусть он лучше будет мертв, чем жив? – с удивлением спросил он.

– Нет, я предпочитаю, разумеется, чтобы он был жив и по-прежнему любил мою мать.

– Не вижу в этом смысла, – сказал он, покачав головой.

– Но он есть.

– Почему?

– Потому что любовь – вот что важно.

Артэр снова покачал головой, пытаясь понять ее доводы, но ему это было трудно.

– Важно быть благоразумным.

– Ерунда.

– Быть рассудительным – ерунда? – холодно спросил он.

– Когда речь идет о любви. Какая может быть страсть, если ты всегда рассудителен? – спросила она, уверенная в своей правоте.

– Для любви и страсти – свое время и свое место.

– Любовь и страсть не знают преград. Их невозможно ограничить, ими нельзя манипулировать или пытаться разумно объяснить.

– Все на свете можно объяснить, – сказал Артэр.

– Но не любовь.

– И любовь тоже.

Зия горько улыбнулась.

– Значит, мой дорогой Артэр, ты никогда еще не любил.

Он почувствовал укол в сердце. Неужели ее замечание задело его?

Есть ли правда в ее утверждении?

И снова он почувствовал ее ладонь у себя на груди, твердую и теплую, пульсирующую жизнью… или он ощущает исходящую от нее страсть?

– Вот тут, глубоко внутри, ты чувствуешь любовь. Там что-то бурлит и жжет и рвется наружу, пожирая тебя всего, пока тебе не покажется, что ты сходишь с ума.

– Откуда ты это знаешь? Ты кого-нибудь любила? – забеспокоился он.

Зия покачала головой и тяжело вздохнула:

– Нет, я не любила, хотя и видела такое в глазах старых и молодых пар. Я видела, как один страдал за другого, видела, как один молился за другого, и видела, как они в последний раз держатся за руки. Любовь пожирает сердце и душу и никогда не отпускает.

– Любовь – спокойная, постоянная, надежная, – поправил он, твердо собираясь настоять на своем.

Разочарованно покачав головой, Зия отступила от него.

– Нет и еще раз нет.

– Да, – спорил он. – Именно то, что я сказал, и позволяет любви пережить трудные времена.

– Как ты можешь так считать?

– А как ты можешь верить в свои фантазии? – спросил он.

Зия вздохнула:

– Для меня это не фантазии.

– Ты непоследовательна, – заметил Артэр.

Она усмехнулась:

– Вполне возможно.

Он засмеялся:

– Ты говоришь глупости и гордишься этим?

– Именно так.

Артэр почесал голову.

– У нас с тобой разные мнения. Я привожу доводы разума, а ты – сердца.

Внезапно Зия нахмурилась. Он ждал, что она будет спорить с ним, но девушка молчала, задумавшись, и на лице у нее появилось озабоченное выражение.

– Ты слишком мало думаешь о любви, – сказала она.

– Я высоко ценю любовь. Просто я по-другому подхожу к ней, более здраво и разумно.

– Ты считаешь меня дурой? – прямо спросила Зия.

– Я этого не говорил, – быстро возразил он.

– Но если, как ты считаешь, я говорю неразумно, значит, я говорю глупости.

– Ты переворачиваешь мои слова. Зачем?

Она улыбнулась:

– Я проясняю их смысл.

Он ухмыльнулся:

– Ты очень находчивая.

Ее улыбка стала еще шире.

– Я очень осведомленная.

– Тогда мне, наверное, будет полезно подумать над твоими словами, – сказал он.

– Мудро, – кивнула она и пошла дальше.

Артэр улыбнулся. Ее мнение о любви, даже если оно такое неразумное, восхищало его. Любовь требует благоразумия, тогда она будет долгой. Это он видел на примере своих отца и матери. Они поступали так, как нужно. И ему хотелось такого же надежного союза.

Артэр пошел за Зией.

– Еще много растений нужно собрать?

– Ты не обязан мне помогать. Подумай лучше о любви.

– Я могу делать и то, и другое. Мне нравится помогать тебе. Только скажи мне, что нужно делать.

– И ты все выполнишь? – насмешливо спросила она.

Он засмеялся в ответ.

– В пределах разумного, конечно.

Зия вздохнула и покачала головой, продолжая насмешливо улыбаться.

– Это плохо.

– Для тебя или для меня?

– Для нас обоих. – Она отвернулась и исчезла в зарослях.

Зия поддразнивала его, и это подействовало на Артэра, заставило его снова следовать за ней. Он нашел ее у ручья собирающей растения.

– Мята перечная, – сказала Зия, подняв на него взгляд.

Вскоре она уже с головой ушла в свое занятие, а он присел рядом на корточки. Она сосредоточенно перебирала растения, как всегда, очень тщательно.

– Ее смешивают с медом, и у нее хорошие лечебные свойства, хотя обходиться с ней нужно осторожно.

Следуя ее указаниям, Артэр помогал ей рвать мохнатые лепестки. Закончив собирать растения, они уселись рядом на берегу ручья. Он мог бы так много сказать ей, но счел за благо помолчать. Так хорошо просто тихо сидеть возле нее.

– Что ты здесь ищешь? – спросила Зия.

Он посмотрел на нее и задумался. Из-за кого же на самом деле он здесь задерживается: из-за своего брата или из-за этой девушки? Он не мог толком ответить на этот вопрос, и это его беспокоило. Артэр повернулся и посмотрел ей в глаза, всегда такие яркие и полные страсти.

– Не знаю точно.

– Тогда оставайся, пока не поймешь.

– Я и сам так думаю.

Глава 8

Зия зевнула и потянулась. Она славно поужинала с бабушкой и Артэром. А потом ей хотелось тихо посидеть с ним. Она понятия не имела, почему ее так тянет к Артэру. Конечно, он такой чуткий и умный и такой симпатичный, но слишком рассудительный, по ее мнению.

Как можно разумно объяснить любовь? При этой мысли Зия покачала головой.

Она снова зевнула и вспомнила, почему ее планы изменились. У варвара началась лихорадка, и ей пришлось несколько часов непрерывно ухаживать за ним, чтобы спасти от смерти. Теперь он отдыхал, измученный страданиями.

Зия вышла из дома. Лето шло к концу, ночь была прохладной, ночное небо ясным, каждая звезда сияла, будто ее только что начистили. Убывающий месяц, казалось, подмигивал сквозь дремоту, изредка раздавался крик ночного зверя, рыскающего в темноте.

Она глубоко вдохнула свежий воздух, погружаясь в покой и красоту глубокой ночи.

– Устала?

Зия подскочила от неожиданности, услышав знакомый голос. Из темноты появился Артэр. Он был укутан в плед цветов его клана – темно-зеленый с синим, темные волосы взъерошены. Он только что выбрался из постели, решила Зия.

– Почему ты здесь? – с любопытством спросила она.

– Я проснулся, увидел, что твоя кровать пуста и заволновался, – сказал Артэр, подходя ближе.

– Что же тебя встревожило?

– Ты прекрасно знаешь – что. Не варвар же.

«Он беспокоится обо мне, даже не спит».

Эта мысль задела ее сердечные струны и наполнила радостью.

«Господи, это хорошо или плохо?»

– Варвар чувствует себя нормально, – сказала она.

– Меня интересуешь ты.

– У меня все отлично.

– Но ты ужасно устала. – Он придвинулся ближе и ласково погладил ее по щеке тыльной стороной ладони. – Вижу это по твоему лицу.

– Девушка не может всегда выглядеть хорошо, – поддразнила его Зия. – Тревоги, волнения…

– Но ты можешь. Ты всегда красивая.

– Не рассказывай сказки, – сказала Зия, улыбаясь.

– Не забывай, ты считаешь меня достойным доверия. Так что я не лгу. Когда я говорю, что ты всегда красивая, значит, так и думаю. – Он взял ее подбородок в ладонь. – Твое очарование лишает меня рассудка.

– Теперь ты уж точно шутишь, я совсем не способна одурманивать.

Он легко потерся своей щекой о ее щеку.

– Меня сводит с ума даже твой запах.

Она прижалась щекой к его щеке. Его холодная и ее теплая щека соприкоснулись. По телу у нее пробежала дрожь. «Хочу, чтобы он поцеловал меня», – подумала Зия. Ей не терпелось почувствовать вкус его поцелуя, она знала, он будет терпкий и сладкий и – ах! – такой волнующий.

– А какова я на вкус? – поддразнила Зия.

Он держал ее за подбородок и смотрел ей в глаза.

– Пряная, опьяняющая, желанная.

– Ты уверен?

– Есть только один разумный способ узнать это.

– Разумный? – удивленно повторила она. – Поцелуй ты считаешь разумным способом?

– О Господи, я, кажется, снова сел в лужу, – пробормотал он.

– Не рассуждай, а просто поцелуй, – сказала Зия, будто разговаривая с малышом, которому требуются указания. – Целуются обычно без предварительного планирования, без объяснений, размышлений. – Она вздохнула. – Просто поцелуй.

Внезапно Зия оказалась в объятиях Артэра. Его рот захватил в плен ее губы. Господи, от такого поцелуя у нее перехватило дыхание, и она бессильно повисла на его руках.

Голова у нее кружилась, щеки горели, ее язык встретился с его языком, и ноги у нее задрожали. Как же восхитительно целуется ее спаситель!

Поцелуй закончился, ее голова опустилась на его обнаженное плечо. Жаль, но ей нужно было перевести дыхание. Ведь он, невольно, конечно, лишил ее возможности дышать.

Зия набиралась сил, и Артэр не торопил ее, продолжая крепко обнимать. Наконец, она подняла голову и с мягкой улыбкой сказала:

– Мне понравилось.

– Мне тоже.

– Это было не запланировано. Все произошло очень естественно.

– Точно, – с улыбкой признал Артэр. – Я решил таким способом прервать твои пламенные речи.

Зия отступила назад и закрыла уши руками.

– Пожалуйста, не делай вид, будто ты опять действовал по плану. Это все испортит.

– Почему?

Она крепче прижала руки к ушам.

Он схватил ее руки, отвел их от ушей.

– Не говори глупостей! Поцелуй был потрясающий. Какая разница, был он запланированный или незапланированный?

– Глупости? По-твоему, мои чувства – это глупости?

– А ты слышала, как я сказал, что поцелуй был, потрясающий? – спросил он, одурманенный.

– Согласна.

– Так в чем проблема? У нас был восхитительный поцелуй. Больше ничего не нужно говорить.

– Это звучит разумно.

– Конечно, – сказал он, протягивая к ней руки.

– Только одна проблема. – Она отступила, уклоняясь от его рук. – Первый поцелуй не должен быть разумным. Это его как-то обесценивает…

Зия повернулась и вошла в дом, закрыв за собой дверь.

Артэр выругался про себя. Конечно, она неразумная. Недалекая и безрассудная. Их поцелуй – невероятный, такого у него еще не было за всю жизнь. Он чуть не рухнул на колени, дыхание перехватило, как от удара кулаком в живот, в чреслах вспыхнул пожар.

Первый поцелуй…

Это был их первый поцелуй. Или она имела в виду, что это был ее первый поцелуй?

Его губы первыми коснулись ее губ? Он пришел в восторг от этой мысли. Может, она и права. Это касалось только поцелуя и ничего больше. Никакого смысла или причины, чистая страсть, и он, конечно, ощутил это. Пыл, с которым Зия относилась ко всему, мог действительно сделать жизнь более интересной. Кроме того, насколько он узнал ее, он мог бы уже лучше понять девушку, подстроиться под ее нрав, а не вступать в беспредметный спор.

Артэр, смеясь, ушел. Разум победит страсть, подумал он. Это неизбежно.

– Осторожно. Зия – не простая девушка, с ней хлопот не оберешься.

Артэр застыл на месте, когда из темноты появилась Бетан, Несси приветливо виляла хвостом рядом.

– Вы видели?

Она медленно покачала головой:

– Нет, но твой облик сказал все, что мне нужно знать. Вы сейчас ошеломлены, но очень уверены в себе. Вам с Зией предстоит еще лучше понять друг друга, не торопи события.

– Зия очень похожа на вас, – сказал Артэр.

– Значит, ты – счастливый человек. – Она улыбнулась.

– Я и сам начинаю так думать.

– Верь в это, и эта мысль тебе всегда поможет. Хочешь быть счастливым – будь им.

– Я так и сделаю, – заверил он, сознавая, что она высказывает дельную вещь. – Куда вы идете?

– Откуда и пришла, – сказала она, указывая на лес.

– В лесу ночью так темно. Зачем туда ходить?

Бетан показала на ночное небо.

– Есть лечебные растения, которые можно собирать только при слабом лунном свете, иначе они потеряют свою силу.

– Вы бы сказали. Я бы с удовольствием сходил с вами.

– Несси составила мне компанию. Кроме того, ты мне только помешал бы.

– Я не хотел вас обидеть. А моя собака, кажется, предпочитает нового хозяина.

– Ты, как настоящий воин, всегда горишь желанием кого-то защитить. Это очень похвально. А что касается Несси, – добавила она, погладив собаку по голове, – ей хозяин не нужен.

– Вы понимаете все гораздо лучше, чем ваша внучка, и намного лучше, чем я, – сказал он, с уважением глядя на свою собеседницу.

– Я прожила дольше и накопила больше знаний.

– Тогда я могу быть уверен, что страстный характер Зии с возрастом смягчится.

Бетан с улыбкой покачала головой.

– Пожалуй, ты требуешь невозможного.

Артэр рассмеялся. Ему нравилась Бетан. Не потребовалось много времени, чтобы понять, насколько она мудрая женщина и как любит свою внучку. Он также сознавал, что она – глава деревни, руководящая ею уверенно и справедливо. Она, возможно, и не призналась бы в этом, но именно к ней обращаются люди, и не только в случае болезни, но и в любой непростой жизненной ситуации.

– Еще пару часов, и солнце взойдет. Тебе нужно немного поспать, – посоветовала Бетан.

– А вам?

– Я пойду посмотрю, не нужно ли помочь Зие.

– Вам обеим нужно поспать. Вы уверены, что я не сумею вам помочь?

– Нет, но за предложение спасибо. Мы с Зией привыкли спать мало. Увидимся утром, – сказала Бетан, улыбнувшись, и ушла.

Несси – рядом с ней.

Артэр направился к дому Зии. Спать ему не хотелось. Их страстный поцелуй и мысли о том, что он здесь долго не задержится, тревожили его. И хочется быть с Зией, и нужно вернуться домой, обсудить с Каваном то, что ему удалось узнать. А что, если взять ее с собой и познакомить с родными? Но она, скорее всего, не покинет деревню. Если только…

Мысль пронзила его как молния. Это было бы отличным решением, точно, очень разумным решением. Он упомянул Зие, что его брат Каван не отправился с ним, потому что его беременная жена чувствовала себя не очень хорошо. Если он попросит ее вернуться вместе с ним, чтобы ухаживать за Гонорой, она, возможно, согласится, и тогда у них не только появится время побыть вместе, но у его невестки будет рядом хорошая целительница.

Было и еще одно преимущество в том, что она вернется вместе с ним. Его беспокоила мысль, не скрывает ли Зия что-нибудь о его брате. Как он подозревал, ему рассказали не все. Когда они будут в его доме, у него будет больше времени узнать, о чем она умолчала.

Обрадованный такой перспективой и не желая ждать до утра, Артэр повернул назад. И вскоре увидел Зию и Бетан, беседующих у своего дома.

Зия прикрывала тканью корзинку, висевшую на руке у Бетан. Когда она поцеловала бабушку в щеку и старуха исчезла в лесу вместе с собакой, Зия вернулась в дом.

Что тут происходит? Почему Бетан вернулась в лес? Что у нее в корзинке? Куда она направилась? Что они обе скрывают?

Возможно, секретов в этой тихой деревушке больше, чем он думает. А значит, он пока отсюда не уйдет. Еще не время!

Глава 9

Свое расследование Артэр начал на следующее утро за завтраком.

– Я хотел бы поговорить с другом, который доставил сюда Ронана.

– Его здесь нет, – сказала Зия.

– Когда он вернется?

– Он здесь не живет.

– Скажите мне, где он живет, и я его навещу, – попросил Артэр.

– Он путешествует. Не существует места, которое он называл бы своим домом, – объяснила Зия.

Артэр продолжал настаивать:

– Где он чаще всего бывает, я его найду…

– Нет! – отрезала Бетан.

– Почему? – удивился Артэр.

Бетан объяснила:

– Этот человек помогает тем, кто нуждается в помощи. Его знают лишь немногие избранные. Он рискует своей жизнью, помогая другим.

– Я никому не расскажу о его достойной деятельности, – настаивал Артэр, чувствуя, что с этим человеком связано гораздо больше, чем говорит Бетан.

Бетан покачала головой:

– Мне жаль, но я не могу обмануть его доверие.

– Это тот, кого вы ходили проведать прошлой ночью?

– Ты обвиняешь нас в том, что мы скрываем что-то от тебя? – возмутилась Зия.

– А вы скрываете? – резко спросил он.

Бетан подняла руку, прекращая спор, пока он не разгорелся.

– Понимаю, как тебе хочется получить ответы, Артэр, но ты должен знать, что представляет собой наша деревня.

– Это убежище для тех, кто в нем нуждается.

– Отчаянно нуждается, – поправила его Бетан. – Никто не поможет этим людям, им некуда обратиться, и некоторых из них преследуют несправедливо. Мы разрешаем им оставаться здесь, если они хотят. Некоторые остаются, а другие вынуждены уйти.

– А человек в лесу?

– Гость, который давно ушел, – сказала Бетан.

Она предостерегающе подняла руку, и Артэр промолчал.

– Ты ищешь своего брата, но вопросы, которые задаешь, не помогут тебе найти его. Он предпочел удалиться. Почему – я этого не знаю. Хочешь знать секреты этой деревни? Многое ты, наверное, уже понял из моих слов.

Артэр откинулся на спинку стула, скрестил руки на груди и коротко кивнул, принимая ее объяснение. Но на том его расследование вовсе не заканчивалось. Он найдет ответы на терзающие его вопросы. И прежде всего – о брате.

Зия наклонилась вперед, желая что-то сказать, но бабушка, успокаивая, положила ладонь на ее руку.

– Думаю, Артэр понимает, о чем я говорю.

Артэр едва сдержал улыбку, увидев, как загорелись глаза Зии – ей снова хотелось поспорить. С этой девушкой скучать не приходится. Но, прежде всего, надо побороть собственное разочарование. Его поиски пока ни к чему не привели.

– Вы были очень великодушны, предоставив мне некоторые сведения и оказав гостеприимство. И вы правы относительно ваших секретов. Мне не понравился бы чужак, пытающийся выведать секреты моего клана.

– У тебя есть секреты? – спросила Зия.

Глаза ее горели, но теперь в них светилось веселье.

От озорного блеска в ее глазах его раздражение стало таять. Он наклонился к ней.

– Будь со мной ласковее, и я кое-что тебе скажу.

Она легко коснулась его руки.

– Спорим, я смогу узнать это и не будучи слишком ласковой?

– Я услышала достаточно, – засмеялась Бетан и встала. Несси, спавшая у ее ног, тоже поднялась. – Пойду посмотрю на варвара.

– Я скоро к тебе присоединюсь, – сказала Зия.

– Не спеши. Он отдыхает, а мне нужно еще приготовить снадобья.

Бетан вышла из дома, оставив дверь открытой, чтобы летний воздух мог попадать внутрь. Несси, как всегда, следовала по пятам за ней.

– Я не хотел обидеть ни тебя, ни твою бабушку, – попытался объяснить свое поведение Артэр.

Зия легко провела пальцами по его руке.

– Мы знаем. Иначе ты бы тут сейчас не сидел.

Он поцеловал ее нежные пальчики. Они слишком волновали его чувства, и если он ее не остановит, то не сможет разумно мыслить.

– А где бы я был?

– Там, куда мне на самом деле не хотелось бы, чтобы ты отправился, – тихо сказала она.

– И где же это?

– На пути к себе домой.

– Выходит, я тебе нравлюсь. – Артэр широко улыбнулся и шутливо щелкнул ее по носу.

– Это очевидно, но и ты чувствуешь то же самое, – откровенно сказала Зия.

– Да, и охотно признаю это.

– Значит, ты останешься здесь еще на некоторое время? – радостно спросила она.

– Я надеялся, что мы вместе отправимся ко мне домой, ты познакомишься с моей семьей и поухаживаешь за Гонорой, женой моего брата Кавана, которая ждет ребенка. Если помнишь, я говорил тебе, что она не очень хорошо себя чувствует.

Зия заколебалась, и ему показалось, будто он знает почему. У нее здесь есть обязанности, и немалые, но ведь Гоноре тоже требуется целительница.

– И это не единственная причина, почему я хотел бы, чтобы ты отправилась со мной, – сказал Артэр, не желая ее обманывать. – Я чувствую, нам было бы хорошо вместе.

При этих словах Зия широко улыбнулась.

– Полагаю, со временем, узнав друг друга получше, мы могли бы понять, что составляем хорошую пару, – добавил Артэр.

Зия широко раскрыла глаза:

– Пару?

– Нужна хорошая пара, чтобы брак состоялся.

– Брак?

Почему он чувствует себя так, будто прыгнул в реку и вдруг обнаружил, что плавать не умеет?

– А любовь?

Как же он забыл, что она спросит об этом? Нужно было вовремя догадаться. А так – опять он в дураках. Артэр ответил дипломатично:

– Любовь придет со временем.

– А если не придет? – Она не возражала, по существу, ее просто беспокоила неопределенность их отношений. – Что тогда? Без любви брак обречен.

– Не думаю, что у нас возникнет такая проблема, – заверил он, потому что был уверен: они станут отличной парой.

– Мы едва знакомы, – напомнила ему Зия. – Сейчас нами владеет страсть, она светится в наших глазах. Но что это: любовная страсть или просто похоть?

На этот раз он был откровенен:

– Не буду отрицать, что при виде тебя я испытываю вожделение. Это естественно.

При этих словах Зия шутливо прикрыла ему рот ладонью. Но Артэр все-таки нашел возможность развить свою мысль:

– Мне нравится и просто быть рядом. Я хочу проводить с тобой больше времени. Ради этого даже готов собирать лечебные травы. Даже те, которые растут только при лунном свете.

Зия громко рассмеялась.

– Приятно слышать, что отважному воину не зазорно склоняться, собирая растения.

Он беспечно махнул рукой.

– Я готов склоняться, когда тебе будет угодно.

Она снова засмеялась и приблизилась к нему.

– Ты хочешь сказать, что готов сделать все…

– …чтобы у нас получилось, – закончил он.

– Я не хочу делать так, чтобы «все получилось». Я хочу влюбиться.

Он переплел свои пальцы с ее.

– Любовь придет в свое время.

Она высвободила свои руки.

– Тогда подождем.

– Сколько? – спросил он.

– Сколько потребуется. – Зия резко встала. – А теперь я должна вернуться к своим обязанностям.

Артэр не собирался отпускать ее так просто. Он схватил ее и обнял прежде, чем она успела выйти за дверь.

– Я могу подождать. В разумных пределах, конечно.

– Это хорошо, потому что терпение тебе понадобится.

– Да? – спросил он, лукаво улыбнувшись, и поцеловал ее.

Артэр почувствовал, как ее руки скользнули по его спине и ухватились за его плечи. Он крепче прижал ее к себе, груди коснулись его груди, тугие соски ткнулись в его грудь, возбуждая его.

Нежное покачивание ее бедер чуть не свело его с ума. Нужно прервать этот страстный поцелуй, иначе они оба не смогут остановиться. Он отодвинулся, но его тело взбунтовалось, когда он почувствовал, какими сладкими стали ее губы от поцелуя, как туго натягивают блузку ее соски.

В этот миг они оба были полны похоти.

Оба оказались во власти чувственного желания. Он взял ее за руку и вывел на солнечный свет. Зия поморгала, как бы пробуждаясь, удивленно огляделась, потом улыбнулась ему.

– Не доверяешь себе? – поддразнила она.

– Я могу не совладать с собой.

Она хихикнула.

– Приятно слышать.

– Черт, я выдал себя, – пошутил он.

– Видишь, я же говорила, что могу выведать у тебя секреты, даже не слишком поддаваясь твоим мужским чарам.

– С тобой надо держать ухо востро. Хотя мне нравится, когда ты не скрываешь своих чувств.

Она похлопала его по груди, повернулась и, соблазнительно покачав бедрами, язвительно поинтересовалась:

– А как же насчет рассудка?

Артэр засмеялся. Вряд ли он сможет быть таким терпеливым, как думалось ему сначала. Они подходят друг другу, и он может предложить ей защиту. Только дурак отважится обвинить невесту Синклера в колдовстве.

Если он уговорит ее отправиться вместе с ним, то потом будет не так уж трудно убедить ее остаться с ним и стать его женой. Довольный собой, Артэр повернулся и ушел. Может, его поиски брата и оказались неудачными, но он все-таки обнаружил, что Ронан жив, и это даст надежду семье. К тому же он нашел подходящую женщину, которую сможет взять себе в жены. Так что в целом путешествие можно считать удачным.

Он вернется с хорошими вестями о Ронане и вместе со своей будущей невестой.

Зия и ее бабушка сидели на деревянных стульях у двери дома, утоляя жажду сидром. Утро было суматошное. Явились несколько жителей деревни с разнообразными жалобами, двум из них пришлось зашивать глубокие раны. Варвару тоже требовалось внимание. Пока Зия меняла ему повязки, он задавал бесчисленные вопросы. Разобрать его слова было не очень просто.

– Мне кажется, что он хочет остаться у нас, – сказала Бетан, откидывая голову на спинку стула.

Несси уютно свернулась клубком рядом на полу.

Зия немного помолчала.

– Он уже просил меня уйти с ним.

Бетан улыбнулась внучке.

– Я говорила не об Артэре.

Зия кивнула в ответ:

– Согласна, варвар, похоже, хочет остаться здесь.

– Но не Артэр.

Зия вздохнула.

– Он рассказал мне, жена его брата, Кавана, ждет ребенка и чувствует себя не очень хорошо. Ей может потребоваться моя помощь.

– Он знает, что ты не откажешь в помощи тому, кто в ней нуждается, – кивнула Бетан. – Но думаю, тут есть еще кое-что.

– Он считает, что мы подходим друг другу, и надеется, что составим хорошую «пару». – Зия встала, оставив пустую кружку на стуле, и внимательно посмотрела на Бетан. – Он говорит о браке, хотя мы едва знакомы. Говорит, любовь придет со временем. И готов ждать ее – «в разумных пределах».

Бетан молчала.

Зия продолжила свою мысль:

– Для него это разумное решение. Хотя оно и не имеет отношения к любви. К тому же мы слишком мало знакомы, чтобы судить о том, что это: увлечение, которое быстро пройдет, или нечто большее. – Она сверкнула глазами. – Что мне делать, бабушка?

– Ничего. Время все расставит по местам.

– Ехать мне с ним?

– Думаю, ты уже сама все решила, – сказала Бетан.

– Если его невестке требуется помощь, а я не поеду, то потом никогда не смогу простить это себе.

Бетан поднялась.

– Если ты не поедешь – потеряешь Артэра. И никогда себе этого не простишь, так я думаю.

Зия подбежала к бабушке.

– Но я же нужна тебе здесь.

– Здесь много хороших знахарок. Мы переживем твое отсутствие, – заверила ее Бетан.

– Так ты считаешь, мне нужно поехать?

Бетан покачала головой:

– Я не могу, да и не хочу принимать решение за тебя. Ты, и только ты сама, должна сделать выбор.

– Часть меня хочет ехать, а часть… – Зия вздохнула.

– Другая часть боится этого, – сказала Бетан.

Зия кивнула:

– Боится. Но почему? Я всегда справлялась со своими страхами. Почему же сейчас все по-другому?

– Любовь. Любовь все меняет.

– Что, если…

Бетан ласково прижала палец к губам Зии.

– Пусть все идет как идет.

Артэр понял сразу, что у них возникнут сложности, стоило ему увидеть, как Джеймс преподносит букет цветов какой-то девушке, а та отвечает ему улыбкой. То, что Джеймс нарвал цветов, само по себе уже было удивительно, но то, что он приосанился и привел себя в порядок, было удивительнее всего.

Джеймс всегда, прежде всего, был воином. Но сейчас он, скорее, походил на влюбленного мальчишку, и это веселило и заботило Артэра.

Девушка, невысокая, пухлая и, надо признать, очень хорошенькая, улыбалась Джеймсу так, будто он был самым красивым мужчиной на свете. Никогда еще Артэр не видел, чтобы кто-то с таким восхищением смотрел на Джеймса.

– Мне кажется, Мейв нравится Джеймс.

Артэр улыбнулся, когда Зия взяла его под руку.

– Да, они вполне подходят друг другу, – сказал он.

Зия довольно ухмыльнулась и покачала головой.

– Посмотри внимательнее. Я назвала бы это любовью.

– Они только что познакомились.

– Ну и что? Ты посмотри на них!

Он снова посмотрел на пару и вынужден был признать, что в их глазах он видит не вожделение, а сияние, природу которого определить он не мог, но это вызывало у него улыбку.

– Видишь, – радостно сказала Зия, дернув его за руку.

– Признаю, что-то я вижу. – Точнее, он не мог поверить своим глазам. Джеймс был очень внимателен к девушке и, казалось, не мог удержаться от ласковой улыбки. На самом деле Джеймс редко улыбался, а если и улыбался, то на какую-то долю секунды, не больше.

– Бедняга влюблен по уши.

Артэр согласился и пошутил:

– Она дала ему любовное зелье.

– Мейв не просила у меня любовного зелья.

Артэр удивленно вытаращил глаза:

– Я просто пошутил.

Зия нежно сжала его руку.

– Я тоже.

Он покачал головой.

– У тебя могли бы быть неприятности, если бы кто-нибудь услышал. Люди разное могут подумать.

– Только не здесь. У нас никто не поверил бы в такую чушь. Люди знают, что мы не занимаемся сводничеством.

– Но вы же делаете снадобья. Чтобы кого-то приворожить…

– Приворожить? Какая чушь! Наши снадобья предназначены для лечения. Только этим мы тут и занимаемся – лечим.

– Разбитые сердца тоже нуждаются в лечении, – улыбнулся Артэр.

Они шли рука об руку, продолжая разговор.

– Для лечения разбитого сердца нет снадобья. Лишь время излечит его.

– Это правда, – грустно согласился он. – Я помню, как было с моей матерью после смерти отца. Она пыталась выглядеть сильной, но я-то знаю, как ей его не хватает. Мать проливает слезы чаще, чем показывает это.

– Слезы могут очищать, и тогда со временем они иссякают.

Артэр подвел девушку к скамье под ближайшим деревом, раскидистые ветви которого образовывали тенистый полог.

– Знаю, но все равно мне больно видеть ее страдания.

– Может быть, она снова полюбит.

– Никогда, – убежденно сказал Артэр. – Она любила моего отца и не полюбит никого другого.

– Не думаю. Мне кажется, твой отец хотел бы, чтобы она полюбила снова.

– Нет. Мой отец для этого слишком любил мою мать. Он вряд ли мог представить ее с другим.

Зия покачала головой.

– Трудно поверить, что ты можешь быть таким неразумным.

– Что же в моих словах неразумного?

– Да ты подумай хорошенько. Если родители так сильно любили друг друга, то твой отец не захотел бы видеть твою мать одинокой и пребывающей в трауре весь остаток жизни. Он хотел бы видеть ее счастливой.

– У нее есть сыновья, а скоро будет внук. В будущем появятся и другие внуки.

– Она – женщина, и у нее есть свои чисто женские потребности.

Артэр резко поднялся.

– Она – моя мать.

Зия улыбнулась ему.

– И все-таки она – женщина. Сама природа определила, чтобы рядом с ней всегда был мужчина.

Артэр предостерегающе поднял руку:

– Ни слова больше. У моей матери есть все, что ей нужно.

Зия встала.

– Я поговорю с ней об этом, когда мы встретимся.

– Нет.

– Не встречусь или не поговорю?

Артэр покачал головой, сознавая, что вновь попал в затруднительную ситуацию.

– Возможно, я поторопился, приглашая тебя к себе в дом.

Зия широко улыбнулась.

– Слишком поздно! Я уже решила ехать с тобой.

Глава 10

На следующее утро Артэр проснулся отдохнувшим и готовым отправляться в путь. Он не удивился, хотя и испытал облегчение, узнав, что Зия решила ехать с ним.

Его семья, в частности Каван, будет довольна, что он вернулся со знахаркой. Хотя в их клане и были женщины, которые могли помочь в лечении, но по-настоящему целительницей ни одну из них назвать было нельзя. И мать, конечно, тоже будет довольна, потому что она на протяжении многих лет помогала лечить людей, но всегда хотела знать больше о целительстве. Она будет рада работать вместе с Зией, и это поможет ей не чувствовать себя такой одинокой.

Зия ошибается, считая, будто его мать когда-нибудь захочет влюбиться снова, не говоря уж о потребности любви. Но она это и сама увидит.

Артэр сел, потянулся и спустил ноги с постели. Ему не терпелось заняться приготовлениями к возвращению домой. Они с Зией поговорили прошлым вечером за ужином с Бетан. Ему не хотелось просто похищать у нее Зию. Это было бы неправильно. Особенно потому, что Бетан была так добра к нему.

На днях они с Зией уедут, к такому соглашению пришли все трое. Артэру не терпелось уехать, хотя он должен был признать, что приятно провел время в деревне и не будет возражать против приездов сюда время от времени.

Артэр встал с постели, натянул килт, накинул плед и завязал сандалии. Потом отвел занавеску и не удивился, увидев кровать Зии пустой. Он считал себя ранней пташкой, но Зия всегда вставала раньше его. Обычно он встречался с ней за завтраком. Она придавала большое значение трапезе с бабушкой, и он уже привык к этому. Ему это даже нравилось.

По дороге к дому Бетан жители деревни, встречавшиеся на пути, желали ему доброго утра. Был прекрасный солнечный день, и он никогда еще не чувствовал себя таким бодрым. Жизнь неожиданно стала более радостной и приятной.

Артэр вошел в дом Бетан и застыл на месте. Там было пусто. За несколько дней, проведенных в деревне, он привык за завтраком встречаться с Зией и Бетан. Что же случилось?

Артэр начал беспокоиться.

Он обошел дом, уверенный, что найдет кого-нибудь из них. Их не было.

Он увидел Тару, ученицу, но она не знала, куда ушли женщины.

Не колеблясь Артэр принялся обыскивать деревню, но никто, ни одна живая душа, не мог сказать ему, где они находятся.

Он решил узнать, не видели ли его люди Зию или Бетан.

Джеймс покачал головой, увидев приближающегося Артэра.

– Патрик вернулся с плохими новостями.

Артэр недавно отправил Патрика к главной дороге, посмотреть, не видно ли Джона, воина, которого он отправил к Кавану, чтобы он сообщил брату, где они находятся.

– Рассказывай, – велел Артэр, приготовившись к худшему.

Патрик вышел вперед.

– Деревня, где Зию хотели сжечь на костре как ведьму, связалась с церковным советом, заявляя, что Зия занимается колдовством. Совет намерен расследовать обвинение.

Новость удивила и испугала Артэра. Как ему спасти Зию? К тому же он не знает, где она сейчас.

– Будьте в готовности отправиться в путь, – приказал Артэр.

Мужчины молча кивнули.

Он продолжил поиски в деревне, но, как и раньше, никто не мог сказать ему, где находятся Зия или Бетан. Казалось, никого это и не беспокоит.

Вскоре после полудня, когда он сидел наедине со своими мрачными мыслями, в дом, наконец, вошла Бетан. Ему захотелось подбежать и крепко обнять ее.

Он поспешил к ней:

– Где вы были?

Бетан вздрогнула.

– Артэр, ты меня напугал.

Артэр не мог скрыть своего беспокойства. Его волновала безопасность Зии. И Бетан была растрогана.

– Где Зия?

– В чем дело, Артэр? Скажи мне, – потребовала Бетан.

Артэр передал новости, услышанные от Патрика, и увидел, как побледнела Бетан. Он подал ей руку и помог сесть.

– Еще до рассвета из деревни Холкот прислали сообщение – им срочно нужна целительница. Сложные роды, сказали нам. Зия взяла свою корзинку и пошла туда. – Бетан покачала головой.

– Расскажите мне все.

– Холкот недалеко от деревни Лорн, которая обвинила ее в колдовстве.

– Я иду за ней.

Бетан схватила его за руку.

– Моя внучка не бросит в беде женщину, даже если это угрожает ее собственной жизни. Она останется с ней, пока не родится ребенок и мать с ребенком будут в безопасности.

– Зия уйдет, – твердо сказал Артэр.

Бетан покачала головой:

– Нет. Не стоит заставлять ее, особенно если ты неравнодушен к моей внучке. Такое не под силу никому.

Артэр расстроено потер подбородок.

– Не знаю, какие чувства я испытываю к Зие. Я знаю только, что она не выходит у меня из головы, лишает покоя… – Он глубоко вздохнул и тяжело опустился на стул рядом с Бетан. – Я должен обеспечить ее безопасность.

– Ты должен позволить ей оставаться тем, кто она есть. Целительницей.

– От этого она попадет в еще большие неприятности.

– Ты знаешь ее лучше, чем я думала, – сказала Бетан.

– Я надеюсь узнать ее еще лучше.

– Тогда иди и оберегай ее.

– Несси, идем, – приказал Артэр, но собака подползла поближе к Бетан.

– Я присмотрю за ней, иди, – велела Бетан.

И он пошел.

Артэр и его люди поспешно направились в Холкот. Явившись в деревню, он ожидал, или, скорее, боялся, что снова найдет ее привязанной к столбу. Вместо этого он нашел заброшенную деревню: ветхие дома, запущенные поля, люди, едва не умирающие с голоду. Эти деревенские жители были вассалами феодала, которого интересовало только собственное благосостояние.

Несколько женщин толпились у одного дома. Артэр был уверен, что они тут, чтобы оказать помощь роженице в случае необходимости. Не спешиваясь, он велел Джеймсу и Патрику:

– Отправляйтесь на охоту. Надо накормить людей. Если кто-нибудь попытается вас остановить, скажите, что действуете по приказу лорда Синклера.

Мужчины кивнули и ухмыльнулись. Имя Синклеров уважают по всему северу и северо-западу Шотландии, и немногие отважатся противостоять им. Артэр также знал, что Зия откажется покинуть жителей деревни в беде, как и он сам. Этим людям нужна помощь, и он тоже в состоянии ее оказать.

Дверь дома была открыта, и, приблизившись, он услышал страдальческие стоны женщины и успокаивающий голос Зии.

– Уже недолго, – говорила она, и он надеялся, что это правда.

Ему хотелось забрать Зию отсюда как можно скорее.

– Зия, – позвал он, тихо входя в дом.

Девушка обернулась, глаза у нее засветились, но она не улыбнулась.

– У меня сейчас нет времени для тебя.

– Нам нужно поговорить, это срочно.

Зия передала кружку одной из женщин в комнате:

– Проследи, чтобы она это выпила. Это ускорит роды.

Артэр вышел вместе с ней и тихо сказал:

– Тебе нужно как можно быстрее покинуть деревню.

Зия отрешенно взглянула на него.

– Ты же не можешь ждать от меня, что я покину сейчас эту женщину?

– Ты в опасности.

– И она тоже. А что случилось? – с тревогой в голосе спросила она.

– Тебя разыскивают по обвинению в колдовстве – по заявлению жителей деревни Лорн. Я должен увезти тебя куда-нибудь, где ты будешь в безопасности.

– Я не могу бросить эту женщину.

– Сколько это еще продлится? – спросил Артэр.

Конечно, пока Зия не сможет покинуть деревню, он останется здесь и будет охранять ее.

– Два-три дня.

Артэр кивнул. Вряд ли за пару дней возникнут какие-нибудь сложности, ведь церковному совету потребуется время на розыски Зии. Он же сможет потом увезти ее к себе домой, там она будет в безопасности. А все это время он со своими людьми будет охранять ее.

– Мы поедем ко мне домой, когда ты закончишь тут свои дела, – сказал Артэр.

– Ты уверен?

Артэр нежно взял ее лицо в свои ладони.

– А почему ты спрашиваешь?

Ему было досадно, что она отодвинулась, как бы желая отдалиться от него.

– Мне не хочется создавать проблемы твоей семье.

Он улыбнулся, обнял ее и привлек к себе.

– Мы с братьями защитим тебя. Привычны к битвам.

– Но это битва совсем другого рода.

– Тем не менее, это – битва. И мы ее выиграем, – заверил ее Артэр.

Раздался отчаянный женский крик, потрясший их.

– Я должна идти, – сказала Зия, отворачиваясь.

– Я могу чем-то помочь?

Зия остановилась в дверях.

– Ты можешь найти способ, как накормить этих людей? Они умирают с голоду.

– Уже сделано, – ответил Артэр.

Девушка улыбнулась, и ему это было приятно, но ее следующие слова поразили его:

– Ты – мой герой.

Артэр Синклер никогда не считал себя героем, но ему понравилась мысль быть ее героем.

Его люди вернулись с охоты с большой добычей, и вся деревня встречала их радостными криками. Прошло немного времени, и в деревне запахло жареным мясом, а на лицах жителей засияли улыбки.

Артэр помогал своим людям и время от времени проверял, как там дела у Зии. Целительница трудилась не покладая рук, локоны прилипли к ее потному лбу. Она подбадривала ласковыми словами роженицу и уверяла ее, что все будет хорошо.

Мужа женщины Артэр нашел у стены дома, где он сидел, закрыв лицо руками и всхлипывая. Он был еще слишком молод, но сейчас ему нужно было вести себя как настоящему мужчине.

– Слезами ей не поможешь, – сказал парню Артэр, протягивая ему руку.

Огорченный молодой человек поднял на него глаза, испуганный, вытер слезы, потом нерешительно пожал протянутую руку.

– Я – Альберт.

Артэр рывком поднял его на ноги.

– Альберт, ты – мужчина, который скоро станет отцом. Ты должен быть сильным ради своей жены и ребенка.

– Она так страдает, а я ничем не могу помочь…

– Ей нужна твоя поддержка. – Артэр схватил его за плечи. – Идем, ты поешь, подкрепишься. Потом умойся и будь готов предстать перед своей женой как мужчина.

Парень кивнул и стал даже выше ростом, когда пошел вместе с Артэром к костру.

Деревенские жители пировали, смеялись и молились за мать и ребенка, и за целительницу, которая принесла им такую удачу.

Это продолжалось до тех пор, пока не явился их лорд с шестью своими людьми.

Жители стихли и сбились в кучку, когда он со своей свитой подъехал к костру и посмотрел на обглоданные кости.

Он недоволен, говорили его темные узкие глаза, но сдерживается, плотно сжав губы. Лорд и его люди лоснились от сытости и довольства, одежда на них – богатая. Похоже, они хорошо живут за счет труда других.

Артэр вышел вперед, пока лорд никого еще не успел обвинить в воровстве.

– Я – Артэр, брат Кавана, лорда клана Синклеров из Кейтнесса.

Глаза мужчины округлились, и его поведение мгновенно изменилось.

– Я – Уильям, лорд клана Макуолтеров. Добро пожаловать на мою землю.

Артэр знал, что клан Синклеров известен и уважаем, а некоторые даже боятся его. Его клан был известен своими отважными и благородными воинами, и многие старались завоевать их дружбу. И уж конечно, никто не хотел с ними враждовать.

– Благодарю за гостеприимство, Уильям, и готов возместить ущерб – за дичь, подстреленную моими людьми на охоте.

– Ерунда, – отмахнулся Уильям. – Синклеры всегда могут охотиться в моих угодьях, проезжая мимо.

– Ценю ваше великодушие. Я пробуду тут два, возможно, три дня. Моя целительница присматривает за одной из деревенских жительниц.

– Кто-то заболел? – резко спросил он.

Артэр знал, что Уильям спросил не из сострадания, а из боязни заразиться. Он успокоил его:

– Трудные роды.

Уильям фыркнул.

– Эти язычники рожают своих щенков прямо в поле и продолжают работу. Пусть ваша целительница не теряет на них времени.

– Моя целительница оказывает помощь всем, кто в ней нуждается, – сухо сказал Артэр, зная, что ссора с этим человеком только повредит жителям деревни.

Уильям коротко кивнул:

– Как пожелаете. – Он жестко посмотрел на людей. – Этот человек – мой почетный гость, позаботьтесь о нем.

Деревенские жители склонили головы и оставались так, пока их сеньор не скрылся из виду. Испуганные выражения на их лицах показывали, что они боятся мести. Артэр мало чем мог им помочь, потому что они принадлежат к другому клану. Однако он мог обеспечить им достаточный запас дичи для копчения и сушки на зиму.

Ночь наступила, но младенец так и не появился на свет. Чем дольше это продолжалось, тем больше волновались женщины в деревне, и скоро они стали шептаться, что мать и ребенок не выживут.

Альберт задрожал от страха, и Артэр увел его подальше от злых языков.

– Зия – прекрасная целительница, – сказал он, надеясь приободрить парня и в то же время гадая, есть ли правда в женской болтовне.

– Уже почти целый день моя Кайли трудилась, чтобы родить нашего ребенка. Она, должно быть, устала.

Не успел Артэр успокоить его, как из дома вышла Зия, ее усталое лицо было серьезно.

Альберт подбежал узнать, что с женой:

– Кайли?

– Отдыхает, пойди к ней.

Артэр подождал, пока Альберт скрылся из виду, и подошел к Зие.

– Что случилось?

– Боюсь, что младенец застрял. Я такое уже видела.

– И?..

Зия потерла затылок.

– Я не уверена, но если мне не удастся вскоре вытащить ребенка, они оба не переживут эту ночь.

Артэр обнял ее, и она тут же положила голову ему на грудь.

– Ты устала.

– Это не важно.

– Для меня – важно.

Она улыбнулась ему:

– Как хорошо, что ты тут со мной.

– Помощи от меня мало.

Зия коснулась ладонью его щеки и поцеловала в губы.

– Ты мне помог больше, чем думаешь. – Она повернулась, собираясь уйти в дом, но остановилась и взглянула на него. – Держи Альберта подальше, пока я не приду за ним.

Артэр кивнул, и когда молодой человек снова присоединился к нему, он обнял его и повел к костру, чтобы посидеть и поговорить.

Ночь проходила, и Артэр все больше волновался за мать и ребенка, но не показывал это Альберту. Он старался поддерживать разговор, даже предложил Альберту найти дом получше для его семьи в другом месте и сказал парню, что его охотно примут в Кейтнессе, в клане Синклеров.

Молодой человек не успел ответить. Из дома вышла Зия и направилась к ним. Артэр встал вместе с Альбертом, намереваясь помочь парню в случае необходимости. Но в душе он надеялся, что все закончилось хорошо и ему придется только поздравить молодого отца.

Зия вздохнула и провела рукой по своим спутанным полосам, приблизившись к ним. Уперев руки в бока, она строго посмотрела на Альберта:

– Ну, ты готов познакомиться со своим сыном?

Альберт широко улыбнулся, рассмеялся, потом закричал:

– Сын!

– Парень большой, здоровый. У тебя всего несколько минут, побудешь с Кайли, а потом ей нужно поспать. Она очень устала. – Зия улыбнулась и указала на дом: – Иди, они ждут тебя.

– Спасибо, спасибо, – сказал Альберт, кивая головой и побежал к дому.

Артэр подошел к Зие, обнял ее за талию и нежно пропел пальцем под глазами.

– Ты утомлена. Тебе нужно отдохнуть. Для тебя приготовили постель.

Зия кивнула:

– Женщины мне сказали.

– Я тебя туда отведу, когда ты будешь готова.

– Мне только нужно дать указания женщинам, которые будут ухаживать за Кайли этой ночью. – Она прижалась своей разгоряченной щекой к его холодной щеке. – Я недолго.

– Подожду здесь, – сказал Артэр, проводя ладонью по ее руке и сплетая свои пальцы с ее.

Потом он отпустил ее, и она один за другим, освободила свои пальцы из его руки.

Артэр стоял на месте, ожидая Зию. Она вернулась через несколько минут, но ему показалось, будто он ждал ее очень долго. Он взял ее за руку, снова переплел свои пальцы с ее. Ему не хотелось отпускать ее, но сделать это вскоре придется. Даже если они будут идти очень медленно, все равно они скоро подойдут к дому.

Они подошли к входу. Артэр уже хотел поцеловать ее и пожелать спокойной ночи, но она удивила его: обернулась, схватила его другую руку и неуверенно коснулась его губ своими.

– Я хочу тебя поцеловать, – шепнула она, как бы спрашивая разрешения.

– Прекрасная мысль, – улыбнулся он.

Зия снова коснулась его губ своими:

– Я хочу долго целовать тебя.

Он глухо простонал:

– Я хочу, чтобы ты целовала меня вечно.

Ее губы продолжали касаться его губ, дразня и пробуя его на вкус, пока Зия не открыла дверь и не втянула его внутрь.

Глава 11

Зие нравились его объятия, крепкие поцелуи, тепло его тела, но больше всего – его доброта. Артэр, может быть, великий воин, но он и сострадающий человек. Он помог молодому отцу обрести мужество, позаботился о том, чтобы голодающие были накормлены, и последовал за ней, заботясь о ее безопасности. И что еще важнее – он терпелив с ней.

Зия прижалась щекой к его щеке. Ей не нужно ничего, только быть рядом с ним, чувствовать его крепкие руки, обнимающие ее, и знать, что этот счастливый миг принадлежит обоим.

Она могла бы поцеловать его снова, но понимала, что этого делать не нужно. Все было так, как ей и хотелось: просто находиться рядом с ним. Не более.

Артэр подчинился ей, он не двигался, только нежно поглаживал ее по спине. Ощущение было такое чудесное, что Зия могла бы провести в его объятиях всю ночь.

Но тут она зевнула, нарушив их молчание.

– Тебе нужно поспать, – сказал Артэр.

Зия обняла его.

– Не сейчас.

– Если я еще задержусь, то потом не захочу уходить.

– Тогда оставайся, – шепнула она ему на ухо.

Артэр вопросительно посмотрел на нее.

– Ложись рядом и обними меня, просто держи меня в объятиях всю ночь. – Она прочитала в его глазах сомнение. – Я прошу слишком много?

Он обвел пальцем контур ее губ.

– Лежать рядом с тобой, не прикасаясь, может окапаться трудным делом. Даже для воина.

Зия провела кончиком языка по губам, потом скапала:

– Неужели я настолько привлекательная?

Артэр быстро поцеловал ее.

– Ты настолько соблазнительная.

– Наверное, я могу быть и такой, – поддразнила Зия, вздохнув, – но все-таки я слишком устала.

Он помассировал пальцами ее затылок, и она едва не расплавилась в его руках.

– Теперь ты пользуешься своим преимуществом, – усмехнулась Зия.

– Не искушай меня. Она улыбнулась: и увидела, как желание загорелось в его глазах, но его прикосновение оставалось нежным. – Ты хороший человек.

– А ты коварно соблазняешь меня, хорошего человека.

– Ах, на это я и рассчитываю. – Улыбка исчезла с ее лица, и она придвинулась к нему.

Он убрал руки с затылка и обнял ее, она наклонилась и поцеловала его.

Хорошо, что Артэр поддержал ее, потому что ноги у нее ослабели, когда он взял на себя инициативу и поцеловал ее, и она с готовностью подчинилась ему. Она не поняла, что произошло: то ли он отнес ее на руках, то ли они прошли, обнявшись, к постели. Она не сознавала ничего, кроме поцелуя. Он подавил все ее чувства и одурманил разум.

Зия не поняла, что лежит на кровати, до тех пор, пока он осторожно не отвел ее руки со своей шеи и не отстранился.

– Ты не хочешь обнимать меня? – спросила она, протягивая к нему руки.

Мгновение он пристально смотрел на нее, взгляд был твердый и непонятный, и она ждала, что будет дальше.

Он быстро снял сандалии, но оставил на себе килт и плед. Потом перебрался через ее распростертое тело, поцеловал и устроился рядом. Не успела она повернуться к нему лицом, как он обвил ее рукой и притянул к своей груди.

– Засыпай, – прошептал он ей на ухо, – пока я не забыл, что я – хороший человек.

Зия чуть не хихикнула, но вместо этого зевнула и удобно устроилась возле него. Она лежала тихо, не желая больше соблазнять его. По крайней мере, не сейчас. Она для этого слишком устала.

Еще будет время, она об этом позаботится.

Она погрузилась в сон, и в голове у нее мелькали картины будущего.

Артэр собирался оставить ее, как только она уснет. Ему не верилось, что он выдержит всю ночь, не касаясь Зии. Одно ее поддразнивание зажигало пламя во всем теле, не говоря уж о поцелуях.

Чувство, которое он испытывает к ней такое странное. Найдя подходящую невесту, он просто женится на ней – так он долгое время считал. Страсть придет потом, и он никак не ждал, что она придет раньше.

А невеста? Он никак не ждал найти себе такую подходящую женщину. Он полагал, что ему придется пойти на уступки, как это было, когда ему организовали женитьбу на Гоноре. Она была милая и послушная, но не такую жену он желал себе. Для Кавана, однако, Гонора оказалась хорошей партией.

Зия должна сначала доказать, насколько она подходящая жена для него. И с этой мыслью он уснул, видя во сне будущее.

Артэр проснулся с улыбкой на губах, потянулся, потом вдруг вспомнил, где он, и сел на постели. Он был один. Вез сомнения, Зия, проснувшись, поспешила к молодой матери и ее новорожденному младенцу. И если все хорошо, они смогут покинуть деревню Холкот уже сегодня.

Он умылся теплой водой, которую, очевидно, Зия оставила в тазике на столе. Вода еще не остыла, значит, она проснулась незадолго до него. Это хорошо, по крайней мере, она выспалась.

Он будет рад отвезти ее домой. Пользуясь влиянием своей семьи, он смог бы даже прекратить расследование, прежде чем оно начнется.

Чувствуя себя уверенно, Артэр вышел из дома на поиски Зии.

Солнце светило ярко, и жители деревни маскировали сарай, в котором будет храниться мясо, заготовленное на охоте его людьми еще до рассвета. Теперь это мясо вялили и солили. Жители деревни переживут будущую зиму и благодаря советам его людей научатся припрятывать часть урожая, чтобы не умереть с голоду.

У Артэра было время пройтись по деревне. Он испытывал некоторое облегчение при мысли о том, что оставит этих людей в несколько лучшем положении. Подойдя к дому Альберта, Артэр увидел Зию, стоящую у дома и задумчиво глядящую вдаль. Она даже не заметила его приближения и вздрогнула, когда он остановился рядом.

– Что случилось? – спросил Артэр.

Девушка покачала головой.

– Тебе это не понравится.

– Скажи мне, – настаивал Артэр.

Хотя он знал Зию совсем недолго, он сразу понял, что, похоже, сейчас услышит от нее что-то неожиданное.

– Первое, – сказала она с улыбкой, – мать и ребенок чувствуют себя хорошо. Второе – еще одной деревне нужна помощь целительницы.

– Пусть твоя бабушка пошлет другую знахарку, – сказал Артэр, довольный тем, что может так легко разрешить эту проблему.

– Обратились не к моей бабушке, а ко мне.

– Каким образом? – Сеньор той деревни просит помощи для своего друга. – Он подумал, раз он оказал тебе гостеприимство здесь, в Холкоте, ты, конечно, не откажешься предоставить ему свою знахарку.

– Как ты думаешь, на сколько времени им потребуется целительница? – спросил Артэр, в первую очередь думая о ее безопасности. Напрасно он упомянул о ней этому сеньору.

– Не знаю. Зависит от тяжести болезни.

– А где эта деревня, далеко?

– Это не важно, – сказала она.

Артэр похолодел, предчувствуя, что она не скажет ему ничего хорошего. Она продолжила:

– Деревня Доннан, где я нужна, рядом с Лорном.

Он покачал головой, не в состоянии думать ни о чем, кроме Зии, привязанной к столбу в Лорне.

– Ты не можешь идти туда, – наконец, сказал он.

– У меня нет выбора. – Она подняла руку, прерывая его. – Как мне сказали, болезнь распространяется, и один человек уже умер. Если я не прибуду туда как можно скорее, могут умереть и другие люди.

– А ты сама? Ты тоже можешь заболеть и умереть. Да и жители деревни Лорн могут обнаружить тебя там и снова попытаются сжечь на костре.

– Есть возможность…

– Что я не соглашусь, – закончил он. – Я отправлю гонца в Блэк и потребую, чтобы в Доннан послали другого знахаря.

– Этого я позволить не могу.

– Позволить? – резко сказал он и понял, что теряет терпение, а такое с ним случалось редко.

Справиться с этой ситуацией можно, только обладая ясным и спокойным разумом.

Зия решительно уперла руки в бока:

– Это мой выбор.

– Ты права, – спокойно сказал он и увидел, как Зия удивленно вытаращила глаза. – Но моя обязанность – обеспечить твою безопасность.

– Ты за меня не отвечаешь.

– Боюсь, что отвечаю. Я и моя семья не только обязаны тебе за заботу о Ронане, но мы были бы признательны за любую помощь Гоноре. Так что моя обязанность – обеспечить твою безопасность.

– Разумное объяснение, – сказала Зия, и он не понимал, почему она так встревожена. – Намерение твое прекрасно. Но гарантировать ты ничего не сможешь.

Он внимательно посмотрел на нее, от ее слов мысли у него путались.

– Вообще-то, – сказал он с улыбкой, – это возможно.

– Что ты хочешь сказать? – с любопытством спросила Зия.

– Клан Синклеров – уважаемый, и у него много влиятельных друзей. Если бы ты вышла замуж за Синклера, то твоя безопасность была бы гарантирована.

Зия промолчала. Он подумал, что она молчит, пораженная его словами, и решил приберечь этот прием на будущее: может пригодиться.

– Это несерьезно, – наконец, выговорила она.

– Это логичное решение в серьезной ситуации. Если деревня Лорн услышит, что ты в Доннане, то последствия могут быть печальные. Но если узнают, что ты – жена одного из братьев Синклер, никто не посмеет тебе угрожать.

– И это хорошая причина для брака с незнакомым человеком?

Он взял руку девушки и переплел ее пальцы со своими.

– Мы не можем считать себя чужими. Мы ночевали вместе, – широко улыбнулся он, – прошлую ночь мы спали рядом.

Она отдернула руку.

– Мы просто друзья.

– А разве девушка-друг не может стать хорошей женой? Я считаю, что мы – подходящая пара. А со временем и полюбим друг друга. В народе говорят: стерпится – слюбится.

– Ты считаешь?

– Люди привыкают друг к другу, – объяснил Артэр. – Со временем, конечно.

– Потому что у них нет другого выбора. Я собираюсь сама выбирать, – ответила Зия. – Хочу любить и быть любимой.

– Если бы ты могла позволить себе такую роскошь… Кругом много темных, злых людей. Главное – уберечь себя. Береженого Бог бережет.

– Мое целительство – вот что меня спасет.

– Не думаю. Скорее наоборот. Позволь мне защитить тебя. Выходи за меня замуж.

– Не могу. Я ищу любви и страсти и на меньшее не согласна.

– Ты очень упряма. Как бы это упрямство не погубило тебя!

– Я просто верна себе. Я хочу влюбиться и выйти замуж. Будет по-моему или никак.

Артэр хотел было возразить, но она поспешно продолжила:

– Но я вижу разумное зерно в твоем предложении. Я полагаю, что для нас будет самым лучшим притвориться, будто мы муж и жена, пока мы будем в деревне Доннам.

– Так не пойдет, – настаивал он. – Кто-нибудь захочет это проверить.

– Вряд ли кто-нибудь в деревне заподозрит нас. У них сейчас одна забота – их сложное положение, болезни.

– Но там, рядом, деревня Лорн, как ты сказала, – заметил он. – А они, конечно, усомнятся в наших обетах. Кто-нибудь потребует доказательств.

– Эта проклятая деревня заявит, что я околдовала тебя и заставила жениться на мне. Так что дело не в доказательстве.

– Ты все-таки очень упрямая, – заметил Артэр.

Он продолжил бы спор, но понял, что это бессмысленно. Она не уступит. Они только потеряют время. Лучше потратить его на то, чтобы придумать историю, которой поверит любой. Для выполнения его плана понадобится поддержка Патрика и Джеймса. Нужно будет сообщить Бетан, чтобы она могла подтвердить их историю, если потребуется.

Наконец, Артэр кивнул, неохотно соглашаясь с ее предложением.

– Нам понадобится убедительная история о том, как, где и когда мы поженились, – сказала она.

– Я и сам об этом подумал. Если я правильно понимаю, то нам нужен, по крайней мере, день, чтобы добраться до места назначения. Когда мы сможем уехать отсюда?

– Если с матерью и ребенком все будет хорошо, то, думаю, мы сможем отправиться в путь ближе к вечеру.

– Хорошо. Нашу женитьбу мы сможем обсудить по дороге, а Патрику и Джеймсу сообщим новости, когда остановимся на ночлег.

Ее лицо осветилось улыбкой.

– Уверена, они очень порадуются за нас.

Он наклонился к ней.

– На этот раз ты настояла на своем. Не думай, что так будет и в следующий раз.

Зия тихо засмеялась и сунула руку ему под рубаху, щекоча его грудь.

– Поверь мне, Артэр, я всегда буду настаивать на своем.

Глава 12

Зия нашла жителей Доннана в худшем состоянии, чем ожидала. Почти четверть деревни страдала от жара, сопровождаемого болями. Менее стойкие вынуждены были оставаться в постели.

Деревенским жителям и дела не было до придуманной ими истории о недавней женитьбе. Мысль у них была только о целительнице, прибывшей им на помощь. Зия не стала зря терять время. Она быстро оставила свои личные вещи в доме, подготовленном для нее, и, взяв свою корзинку со снадобьями, пошла обходить деревню.

Очень скоро девушка поняла, какая сложная задача стоит перед ней. Она уже видела такую болезнь раньше. Обычно эпидемия усугублялась ужасными условиями жизни. В подобных случаях определить источник болезни было очень трудно, если вообще возможно.

Зия записывала свои наблюдения в дневник, где содержалась уже солидная информация. На страницах перемежались старые и новые случаи, помогая ей лучше понимать болезни и способы их лечения. Теперь, в деревне, где у молодой четы страдал от этой таинственной болезни двухгодовалый сын, она листала этот дневник.

Зия не сомневалась, что не покинет Доннан, пока не будут излечены все больные в деревне. Артэру это не захочется слышать, потому что ее безопасность для него важнее всего, но она не могла представить себе, как сможет оставить этих людей страдать, а то и умирать.

– Что это такое? – спросил Артэр, заглядывая через ее плечо в дневник и придерживая кресло-качалку, в котором она сидела.

– Мои секреты, – шепнула она.

Он вопросительно поднял бровь.

Зия с мрачным выражением лица покачала головой.

– Ты думаешь, это книга заклинаний?

– Тише, – хрипло шепнул он, оглядываясь в почти пустой комнате.

– Тут никого нет, кроме маленького Эндрю, тебя и меня. Его родители пошли в дом своих друзей, чтобы отдохнуть – им это необходимо. Они безумно волнуются за своего единственного ребенка. – Она покачала головой. – Ты считаешь меня ве…

Артэр прижал палец к ее губам:

– Никогда не говори такую чепуху. Я беспокоюсь о том, что могут подумать другие, увидев твою книгу. Для тебя это копилка знании, менее умным она может показаться таинственным писанием, предназначенным для того, чтобы разрушать судьбы людей.

Она неохотно согласилась с ним:

– К несчастью, ты прав. Вот поэтому я и называю ее моей секретной книгой. Лучше, чтобы собранные в ней знания предназначались только для моих глаз.

– Но ты же позволила мне заглянуть в нее?

Зия похлопала его по руке, лежащей на спинке кресла-качалки.

– Ты ведь мой муж.

Артэр кивнул, улыбнувшись:

– Мудрая жена не имеет секретов от своего мужа.

– Я никогда не стала бы хранить секреты от своего мужа. Для этого и причин не было бы.

– Ты уже хорошая жена.

Она улыбнулась.

– Не спеши.

Оба тихо засмеялись, и он показал на открытую страницу в книге:

– Ты можешь найти что-нибудь, что поможет людям?

– Я пытаюсь объединить разные вещи, но обнаружила, что при такой болезни, как эта, иногда единственный выход – оставить все как есть.

– И деревня сможет пережить эту странную вспышку загадочной болезни? – поинтересовался Артэр.

– Не уверена. Кажется, что сильнее всего борются с болезнью очень молодые люди и люди постарше.

– Те, у кого большое желание выжить? – спросил он.

– Да. Вот почему я пытаюсь укрепить менее выносливых.

– И больше ты ничего не можешь сделать?

– Терпение – важная часть силы целителя, – сказала она.

Артэр наклонился и шепнул ей на ухо:

– Терпение и страсть не сочетаются.

Его теплое дыхание, как легкое перышко, щекотало ее шею, и по телу у нее побежали мурашки. Она вздрогнула и улыбнулась ему.

– Требуется терпение, чтобы познать истинную страсть.

– Я никогда так не думал.

– Это потому, что ты слишком практичен. Но научишься, – сказала она.

– Ты уверена?

Она потянулась и поцеловала его в щеку.

– В тебе? Всегда.

Он погладил ее затылок.

– Я знал, что ты станешь хорошей женой.

– Конечно, стану. А вот ты станешь ли хорошим мужем?

Мальчик проснулся с плачем, и Зия вскочила с качалки, захлопнула свою книгу и отдала ее Артэру:

– Береги ее.

Она не услышала его ответа, а может быть, просто не слушала, сосредоточив свое внимание на малыше. Ей нужно было дать ему снадобье и позаботиться о том, чтобы он отдыхал как можно больше.

Мальчик выпил снадобье без возражений. Зия приготовила вкусное питье, чтобы больной не отказывался его принимать. Однако Эндрю не хотел снова ложиться в кровать, так что ей пришлось взять его на руки и сесть с ним в кресло-качалку.

Вскоре малыш уснул, и, посмотрев на него – с покрасневшими от жара пухлыми щеками – Зия подумала, как ей хочется иметь своих детей, много детей.

Свободной рукой она смочила тряпку в миске с холодной водой, стоящей рядом с креслом, и нежно протерла его пылающий лоб. Малыш извивался и вертелся в ее руках. Она крепко прижимала его к себе, утешала ласковыми словами.

– Ты будешь прекрасной матерью, – заметил Артэр, наблюдая за ней.

– Ты не ушел? – спокойно спросила Зия, заметив, что он все еще держит в руках ее дневник.

– Я подумал, не нужна ли тебе помощь, но вижу, как ловко ты справляешься с малышом. Беру назад свои слова, хотя и считаю, что только ты обладаешь этим качеством. У тебя есть терпение, чтобы лечить, и страсть к лечению, что делает тебя удивительной женщиной и целительницей.

Зия была рада появлению Клер, матери мальчика, прервавшей их разговор. Комплименты Артэра поразили ее, и она не была уверена, как ей реагировать и реагировать ли на них вообще.

– Как мой Эндрю? – встревожено спросила молодая мать.

– Держится молодцом, – ответила Зия. – Положите его в кровать, ему нужно поспать.

Клер кивнула, когда Зия передала спящего мальчика ей в руки. Она обняла сына и поцеловала в макушку.

– Он такой хороший у меня. – Она посмотрела сквозь слезы на Зию. – С ним ведь все будет в порядке, правда?

– Думаю, да, но ему нужно больше спать и пить снадобье.

Клер кивнула.

– Он не хотел есть и почти ничего не пил, пока ты не дала ему снадобье.

– Оно поможет вылечиться, – заверила озабоченную мать Зия.

Клер уложила Эндрю в постель и испуганно всплеснула руками:

– Господи, чуть не забыла. Тебя ждут у старой Мэри. Она плохо чувствует себя.

– Ты знаешь, что нужно делать, – сказала Зия и, когда женщина кивнула, поспешила за дверь.

Артэр последовал за ней.

– Пожалуйста, положи дневник в мой мешок с одеждой.

– А потом? – спросил он, шагая в ногу с ней.

– А потом ты свободен, – сказала Зия и убежала.

Сделав так, как просила Зия, Артэр прошелся по деревне. Он велел своим людям познакомиться с планом Доннана и с ее жителями и немедленно сообщать ему обо всех изменениях в разговорах или в поведении жителей. И остерегаться чужаков, которые появятся, особенно после того, как разнеслась весть, что деревню поразила болезнь. Никто не отважился бы прийти сюда, разве только… кто-то заинтересуется целительницей.

Артэр продолжал наблюдать за Зией, следуя за ней из дома в дом, и через несколько часов удивился, как она может выдерживать такой темп. Не успевала она закончить с одним больным, как ее звали к другому, да еще были такие, кого она посещала особенно часто, – тех, у кого жар возрастал и кто почти не надеялся выжить.

Но как отважный воин, она не сдавалась. Продолжала биться.

Он восхищался ее настойчивостью, но она и беспокоила его, Зия заботилась о состоянии других больше, чем о своем собственном. Не важно, насколько она устала, она шла к больным и не жаловалась. Кажется, она только набиралась от этого сил.

Страсть.

Он знавал страсть не с одной женщиной и не однажды. Но это было другое. Или Зия была другая? Кажется, она вселяет страсть во все, что делает. Это была существенная часть ее, и он сомневался, сможет ли она когда-нибудь обойтись без этого, и гадал, сможет ли это угаснуть или отгореть с годами. Ведь неразумно думать, что ее необыкновенная страсть помогать людям будет длиться вечно.

К вечеру он вспомнил, что Зия весь день ничего не ела. Ухаживая за больными, она занималась тем, что толкла листья и готовила снадобье, и теперь пекла хлеб, чтобы раздать его больным. И это был только их первый день в Доннане.

Он встретился с ней в доме старой Мэри – Мэри была самой старой и слабой среди больных.

Он встал в открытых дверях, держась руками за глиняную притолоку.

– Ты печешь хлеб, а сама ничего не ела.

Зия подняла голову, улыбнулась и отряхнула руки о поношенный и испачканный белый фартук, повязанный поверх темно-синей юбки. Она подошла к нему и обняла Артэра, положив голову ему на грудь.

– Я отдохну немного, – вздохнула она.

Он нежно и крепко обнял ее.

– Отдыхай сколько хочешь. Тебе нужно поесть, – напомнил он, поглаживая ее спину.

– Времени нет.

– Найдем, найдем, – настаивал он, его заботило только ее состояние. – Нельзя же столько работать. Подумай о себе.

– Тут много таких, кому я нужна.

– Если ты переутомишься или заболеешь, ты им мало чем поможешь.

Она потерлась лицом о его рубашку и глубоко вздохнула.

– Мне нравится твой запах. Он напоминает мне о лесах, земле и огне. – Она снова вздохнула. – И ты прав. Надо немного поесть.

Ему были приятны эти слова и то, как она прячет лицо у него на груди. Пришлось помотать головой, чтобы вытряхнуть эти мысли и укротить свою пробуждающуюся страсть.

– Тебе нужна помощь. Больных слишком много, чтобы ты в одиночку могла за ними ухаживать.

– Как только я приготовлю достаточно снадобья и напеку хлеба, я смогу разделить это среди семей, где есть больные родственники, и они смогут за ними присмотреть.

– Сначала ты должна поесть.

Зия с улыбкой посмотрела на него.

– Это приказ, муж мой?

Ему нравилось, когда она называла его своим мужем, и он улыбнулся.

– Нет, это забота.

– Внимательный муж. Мне это нравится. – Она похлопала его по груди. – Я только поставлю хлеб в печь, и потом у меня будет немного времени поесть, хотя я предпочла бы оставаться поблизости от Мэри. – Она обернулась и посмотрела на спящую старуху. – Я за нее волнуюсь. Она такая слабая.

Артэр кивнул.

– Я принесу нам еды, и мы сможем поесть прямо во дворе. Там тепло и солнце светит. Уверен, свежий воздух пойдет тебе на пользу.

Тут была и некоторая корысть. Ему хотелось побыть с ней хоть немного, хоть несколько минут наедине. Он знал, что она скоро опять вернется к лечению больных и ей станет не до него.

Он сел на лавку прямо у двери дома. Когда он попросил еды для знахарки у деревенских жителей, ему дали больше, чем нужно, и он принял это с благодарностью. Люди были искренне признательны ей за помощь и всячески выказывали это.

Когда Зия присоединилась к нему и быстро запустила руку в корзинку с едой, он не удивился.

– Я же говорил тебе, что ты проголодалась, – сказал он, смеясь.

Она кивнула с набитым ртом.

Он не мешал ей есть своей пустой болтовней. Наслаждался, сидя молча рядом и наблюдая, как она получает удовольствие от каждого съеденного куска и как она время от времени откидывает назад голову, так что солнце может целовать ее лицо. Она получала удовольствие от жизни: лечит она людей или просто сидит, она находит радость во всем этом, и вдруг ему захотелось прижаться к ней крепко-крепко, забыв все на свете. Он хотел ее.

– Ты красивая, – сказал он.

Зия улыбнулась, и глаза ее засияли.

– Ты действительно так думаешь?

– Разумеется.

Она медленно покачала головой.

– Я вижу это на твоем лице. – Она протянула руку, кончиками пальцев провела у уголка его глаза. – Здесь. Я вижу тут настоящую правду, и это трогает мое сердце.

Он поцеловал бы ее прямо сейчас, но им помешала взволнованная женщина.

– Еще один молодой парень заболел, – сказала полная, с усталыми глазами женщина, ломая руки.

Зия встала и, не говоря ни слова, пошла с ней. Почти исчезнув из виду, она обернулась и помахала ему. Артэр теперь достаточно хорошо понимал ее, чтобы не принять это за небрежность. Ему было приятно знать – она думает о нем.

Артэр не разбирался в происходящем, не был уверен в чувствах, бушующих в нем. Но он хотел, чтобы в его жизни была Зия, и не только в качестве знакомой женщины. Он подумал о том, что всего несколько дней назад совсем не знал ее, а теперь считает ее важной частью своей жизни. Определенно он глуп.

Поглупел от любви.

Он засмеялся бы, не будь все так серьезно. Может, он и не любит по-настоящему Зию. Но он увлечен ею, заботится о ней, восхищается ею… Это факт. А любовь? Это что-то другое, чтобы разобраться в этом, требуется больше времени, чем несколько дней.

Артэр продолжал сидеть, солнце постепенно опускалось за горизонт, из печных труб поднимался аппетитный дымок, крестьяне шли к своим домам, наступал вечер. А он…

Он продолжал думать о Зие.

Глава 13

Зия потерла затылок и плечи. Они немеют от усталости, и тут ничего не поделаешь. Слишком много больных, которые по-прежнему нуждаются в ней. Целительница беспокоилась: не сможет остановить распространение болезни – заразится вся деревня. Она работала без передышки и молилась, чтобы поскорее увидеть результаты своего труда.

Время от времени, при возможности, она немного спала. За те три дня, что она находилась здесь, Зие удалось вздремнуть всего несколько часов. Артэр заботился о том, чтобы она ела, приносил ей еду, даже если она и не ощущала голода.

Местные женщины все замечали и говорили ей, какой добрый и терпеливый у нее муж. Они были правы. Артэр был терпелив. Он не сердился на нее и ничего не требовал. Просто помогал, делал все, что в его силах, чтобы облегчить ее заботы. Она не раз уже убеждалась, какой он хороший человек, но ее удивило еще, насколько он искренний. И она понимала, как ей повезло, что именно Артэр спас ее, хотя, возможно, тут вмешалась и судьба. Или Артэра привела к ней любовь?

Что ее больше всего привлекало в нем, так это то, как он сдерживал свою страсть. Она видела ее в его глазах, но он никогда не позволял ей разгореться. И Зия чувствовала это по его прикосновениям, особенно когда он обнимал ее и поглаживал по спине. Он касался ее осторожно, не переходя дозволенных границ. Девушка напомнила себе, что они только недавно познакомились и она не должна ожидать большего. И все-таки…

Зия улыбнулась и обхватила себя руками. Она хочет от него слишком многого. Но так велико желание испытать глубокую страсть, воспламеняющие поцелуи, требовательные прикосновения. Конечно, Артэр окажется настоящим мужчиной, не разочарует ее.

Она была рада, что ее лекарское искусство позволило ей узнать многое об интимной жизни, не испытав это на деле. Во многих случаях ей приходилось задавать личные вопросы, ухаживая за женщинами, и часто они рассказывали даже больше, чем ей требовалось.

Так что сейчас Зие было легко понять, почему ее тело горит при одной мысли об их с Артэром обнаженных телах, сплетающихся на кровати.

Это было предвкушение чего-то очень важного в ее жизни.

– Ты хорошо себя чувствуешь?

Она отвернулась от стола, где смешивала измельченные листья, и увидела Артэра, входящего в дом.

Он поспешил к ней и протянул руку, чтобы потрогать лоб.

Зия уклонилась от его руки, схватив со стола горсть листьев, и опустила их в котелок, висящий над огнем.

– Хорошо.

Он приложил ладонь к ее лбу, как только она повернулась.

– Лоб теплый, – сказал он.

Зия услышала заботу в его низком голосе, почувствовала ее в нежном прикосновении. Ее вероломное тело вспыхнуло от желания к этому мужчине, который, кажется, переворачивал ее душу одним простым прикосновением.

Она отступила от него, возвращаясь к своим занятиям.

– Конечно, я долго работала у печи, вот и все.

– Ты уверена? У тебя пылают щеки. – Он прижал прохладную тыльную сторону ладони к ее горячей щеке.

Как может его простое прикосновение так возбудить все ее чувства? Ей хотелось вздохнуть и сдаться, и просить поцелуя, объятия, которые успокоят боль у нее внутри. Вместо этого Зия снова отвернулась и продолжила смешивать листья, которые и так уже были хорошо перемешаны. Таким способом она убеждала себя, что у нее есть более важные дела, требующие ее внимания. Сейчас нет времени для всякой чепухи.

– Я целительница, – сказала она, напоминая об этом больше себе, чем ему.

– Целительницы тоже могут заболеть. Не хочу, чтобы это случилось с тобой.

– Не случится, – сказала Зия, не удержавшись от зевка.

Он схватил ее за подбородок.

– Сегодня ночью ты ляжешь в постель. У тебя уже нет сил.

У нее внутри все задрожало от этих внешне невинных слов.

– Мы здесь уже три дня, и ты должна спать в нашей постели.

«Наша постель».

Он хочет напомнить ей о том, что они играют роль женатых людей? И заодно о том, как чудесно было спать в его объятиях в ту единственную ночь? Они будто созданы друг для друга.

– Я на этом настаиваю, – твердо заявил Артэр.

– Неужели? – спросила она, и ее желание незаметно переросло в раздражение.

Вместо того чтобы возражать, он обнял ее и прижал к себе. Как она может сердиться на человека, который обнимает ее, вместо того чтобы бороться, спорить, отстаивать свое мнение?

– Никому не повредит, если ты несколько часов не будешь заниматься лечением. Все знают, где тебя искать, если понадобишься. – Он крепче обнял ее и прижался щекой к ее щеке. – А кроме того, что же я за муж, если не попытаюсь затащить свою жену в постель?

Зия обрадовалась стуку в дверь, который привлек их внимание.

– Прошу прощения, что помешала вам, – сказала Клер, смущенная тем, что появилась, по ее мнению, не вовремя.

– Никому ты не помешала. С Эндрю все в порядке? – спросила Зия, выскальзывая из рук Артэра.

Клер с улыбкой переступила порог.

– Поэтому я и пришла. Сказать, что ему гораздо лучше. Он хочет есть!

Зия захлопала в ладоши, испытывая облегчение:

– Чудесно, но еще день продержу его на хлебе и снадобье для верности, а потом он сможет есть и другую еду.

Клер кивнула.

– Я слышала, что старой Мэри тоже лучше и больше никто не заболел. – Слезы наполнили ее глаза. – Я так боялась…

Зия поспешила к ней и взяла за руку.

– Даже не думай об этом. Эндрю чувствует себя хорошо и будет здоровым.

– Благодаря тебе, – сказала Клер, обнимая Зию. – Ты действительно особенная знахарка.

– Моя жена искусная знахарка, – поправил ее Артэр.

Зия с любопытством посмотрела на него и удивилась, увидев в его глазах тревогу.

Когда Клер ушла, она повернулась к нему:

– Что тебя беспокоит?

– Она назвала тебя особенной знахаркой. Никто больше не заболел. Никто не умер.

Зия поняла, что он хочет сказать. Она хотела поспорить с ним, но поняла: именно так начались ее неприятности в Лорне. Люди сначала благодарили ее, хвалили, а потом обвинили в колдовстве.

– Ты понимаешь, о чем я говорю? – спросил он.

– Да.

– Мы можем провести тут только еще день-другой.

– Пока никто не заболеет. – Зия покачала головой, пресекая его возражения. – Я не смогу уехать, если буду нужна тут.

Он поднял два пальца:

– Два дня, и если все поправятся и никто не заболеет, мы уедем.

– Согласна, – сказала Зия, зная, что, если в течение этих дней все будет хорошо, она сможет спокойно уехать.

Артэр подошел и взял ее за руку.

– Я оставлю тебя работать, но если сегодня ночью тебя не будет в нашей постели, я найду тебя и принесу. Насильно!

Она улыбнулась:

– Перспектива увлекательная.

– Я перекину тебя через плечо и утащу тебя, если ты будешь сопротивляться.

– Когда об этом заранее предупреждают, исчезает эффект неожиданности, притупляется страсть, – пожаловалась она.

– Какая уж там страсть, когда тебя утаскивают, как добычу с поля боя, – сказал Артэр.

Она вырвала у него свою руку.

– Как ты можешь так говорить?

– Как это «так»?

– Я – твоя добыча с поля боя? Хорошенькое дельце.

Он покачал головой.

– Отлично сказано.

– Очень разумно, – отрезала она. – Как тебе в голову пришло даже предлагать это?

– Я и не предлагал, – сказал он. – Я просто заявил…

– Ничего не просто. Ты представил это так, будто силой потащишь меня в свою постель.

– Я никогда не потащил бы тебя без твоего согласия и свою постель.

– Почему нет? – коротко спросила она.

– Предпочитаю, чтобы ты согласилась, – пояснил он.

– А что, если я не захочу прийти в постель сегодня ночью? Что тогда?

Артэр наклонился к ней.

– Я позабочусь о том, чтобы ты захотела.

– Как?

Он щелкнул ее по кончику носа:

– Не бросай мне вызов.

Она стукнула его в грудь.

– Почему? Это будоражит кровь.

– Ты можешь получить больше, чем ожидаешь.

– Я с этим справлюсь, – уверенно сказала Зия.

– Почему тебе нужно все время доказывать свою правоту?

Вопрос удивил ее.

– Мне не нужно никому ничего доказывать.

– Разумеется, но выглядит так, будто тебе нужно доказывать это самой себе.

В этот момент кто-то позвал ее с улицы. Зия выбежала во двор и узнала, что ее ждут в доме старой Мэри. Вернувшись, чтобы схватить свою корзинку с лечебными средствами, она остановилась и посмотрела на Артэра.

– Я буду ждать тебя, – напомнил он.

Зия кивнула и убежала: то ли от его вопроса, то ли от ответа, она и сама не знала. Или она убегала, потому что он будет ее ждать? Будет ждать ее на самом деле, да еще так терпеливо!

Она напрасно старалась изгнать мысли о нем и сосредоточиться на своей работе. У старой Мэри на руке помнилась сыпь, но, посмотрев, Зия поняла, что нет ничего серьезного, и щедро смазала руку мазью.

Старая женщина поправлялась, на ее худых щеках появился румянец, а зеленые глаза ожили. Может, она и выглядела хрупкой, но Зия видела, что она отнюдь не такая. В ней была такая воля к жизни, не заметить которую было невозможно.

– Я слышала, что у тебя хороший муж, – сказала Мэри, когда Зия наносила мазь.

– Артэр. Да, это так.

– Как ты нашла его? Или тебе просто повезло? – подмигнула Мэри.

– Думаю, и тогой другого понемногу, – ответила Зия, готовая рассказать историю, придуманную ими с Артэром, но только если это понадобится.

– Держись за него. Хорошего мужчину найти непросто, – сказала Мэри, медленно кивая. – Я знаю. У меня был такой, и мы прожили вместе двадцать пять чудесных лет. Его не стало пять лет назад, и мне до сих пор его ужасно не хватает.

– У вас был идеальный брак, без ссор?

Мэри рассмеялась так, что ее худое тело затряслось.

– Господи, девочка, ссоры неизбежны в браке. Ты тоже будешь ссориться. Главное – не держать в себе злость. Выплесни ее и забудь, иначе она сожрет твой брак, и что еще хуже – сожрет и тебя.

Они поболтали немного, потом, когда Мэри начала клевать носом, Зия ушла.

Но прежде чем она встала, Мэри взяла ее за руку и сказала:

– Люби своего мужа каждый день. Ты ведь не ведаешь, сколько он пробудет с тобой.

Зия не знала, что об этом думать, у нее просто не было времени продолжать разговор о семейных делах. Ее ждали в нескольких домах, где люди хвалили ее искусство знахарки. У некоторых больных жар еще оставался, хотя и небольшой, и она была уверена, что с помощью хорошего ухода и целебных снадобий они вскоре поправятся.

Она обошла оставшиеся дома. Когда, наконец, Зия завершила обход, то поняла, что уже наступила ночь и Доннан затих. Стоя в центре деревни, она ощущала покой. Это было то, что больше всего нравилось ей в целительстве – покой в душе после долгих часов почти непрерывной работы.

«Почему тебе нужно всегда доказывать свою правоту?» Слова Артэра напомнили ей, что иногда ей действительно требовалось большое мужество, чтобы просто появиться в деревне, и еще больше мужества нужно было, чтобы лечить больных. Ведь у нее так болело сердце, если лечение заканчивалось неудачей. «Со временем, – говорила бабушка, – ты научишься справляться с потерями». Однако Зия боялась, что никогда этому не научится.

Что тогда?

Зия вздохнула и поплелась не спеша, сама не зная куда.

Ей нужно заботиться не только о лечении, ведь теперь у нее есть Артэр, муж, хотя и мнимый. Она думала, что выйдет замуж гораздо раньше. В двадцать два года большинство женщин уже имели детей, но она была увлечена своим целительством и ей было не до замужества.

Теперь у нее появился хороший мужчина, но ему не хватает страсти. Он такой рассудительный. Его невозможно вывести из себя. Он остается спокойным и выдержанным, даже когда страсть светится в его глазах.

Это хорошее качество, так почему она думает об этом? Почему это ее заботит?

«Зия».

Казалось, будто ее имя плывет по теплому воздуху, откуда-то издали. Она огляделась, но никого не увидела.

«Зия».

Зия улыбнулась, подумав, что это бабушка думает о ней.

«Артэр создан для тебя, а ты – для него».

Должно быть, бабушка решила напомнить ей об этом. Зия готова была признать, что, наверное, так и есть.

«Зия».

Она склонила голову набок, прислушиваясь. Кто-то действительно зовет ее по имени?

«Зия».

Она обернулась и увидела Артэра. Он такой красивый мужчина, подумала она, глядя, как он приближается уверенным шагом, его мускулистое тело так привлекательно. Проклятие, хоть бы ее тело не дрожало при одном только его виде.

– Ты пришел забрать свою добычу? – поддразнила Зия, смеясь.

Смех, однако, затих, когда он схватил ее и перекинул через плечо.

– Нет, я пришел вскружить тебе голову.

Глава 14

Артэр не собирался хватать и уносить ее, но, увидев Зию, стоящую в одиночестве и с таким сосредоточенным выражением лица, не стал колебаться. Он подхватил ее, ему хотелось взять ее на руки, чтобы исцелить целительницу.

Зие нужен кто-то, кто присмотрит за ней. Она трудится до изнеможения и ест слишком мало, чтобы держаться на ногах.

Ее рвение в работе, по мнению Артэра, находилось подчас за гранью здравого смысла.

Но теперь все будет по-другому. У нее есть он, а он будет вести себя более разумно, чем Зия. Он будет заботиться о ней, хочет она того или нет.

Артэр ждал, что она станет жаловаться, но Зия вела себя спокойно, после того как он взял ее на руки. Может, она слишком устала, чтобы выразить свое мнение вслух, подумал он. Он улыбнулся и покачал головой. Зия никогда не переутомится на столько, чтобы не высказать свое мнение.

И все-таки она не произнесла ни слова с тех пор, как он вскинул ее себе на плечо.

Артэр вошел в дом и ногой захлопнул за собой дверь. Потом направился прямо к постели и осторожно положил девушку.

Он удобно устроил ее голову на подушке и приказал:

– Лежи.

Зия попыталась подняться, и он погрозил ей пальцем:

– Не двигайся. Я приготовлю тебе отвар, как ты любишь.

– Правда? – спросила она с нежной улыбкой и откинулась на подушку.

Он занялся травами, надеясь, что достаточно наблюдал за ней и сможет приготовить напиток так, как ей нравится.

– Как дела у твоих больных?

– Гораздо лучше. Старая Мэри прекрасно поправляется, и у большинства жара уже нет. Мне кажется, болезнь, наконец, сдалась.

– Приятно слышать, – кивнул Артэр.

– Такое облегчение для всех, – сказала Зия.

Он принес, ей кружку с питьем и, отодвинув ее ноги, сел на постель.

– Расскажи мне о себе.

Зия сделала глоток и пожала плечами:

– Особенно рассказывать нечего.

Артэр тепло улыбнулся.

– Не могу согласиться. В твоей жизни много интересного происходит едва ли не каждый день. Другое дело, что самое интригующее ты держишь в секрете.

– Но ведь у каждого, наверное, есть свои тайны.

Он провел пальцами по ее щеке.

– Я хочу знать все твои секреты. Просто горю желанием.

– А ты поделишься своими секретами со мной?

– У меня их нет.

Она засмеялась:

– Повторяю, у всех есть секреты. У одних большие, у других – маленькие. Но они есть, надежно спрятанные, так, чтобы никто не обнаружил.

Артэр грустно улыбнулся. Ее замечание напомнило ему об одном эпизоде в детстве.

– Видишь, ты вспомнил о случае, который утаиваешь, – сказала Зия. – Расскажи мне.

– Я уже много лет не думал об этом, – сказал Артэр, покачав головой. – Ну, не хотелось мне вспоминать о том случае вплоть до этого момента.

– Пожалуйста, – сказала она, беря его за руку, – поделись со мной.

Рука у нее нагрелась от кружки, и он наблюдал, как медленно переплетаются их пальцы, пока их руки не соединились надежно и крепко, отлично подходя друг к другу. Будет ли таким же прекрасным их союз?

Он прогнал эту мысль и вернулся к воспоминанию, которое она неумышленно пробудила в нем:

– Я был мальчиком лет пяти, и мы с моим братом Каваном играли в лесу. Ему исполнилось семь, мне он казался взрослым и умным. У Кавана было богатое воображение, он мог придумать целый мир, где мы с ним были отважными воинами, которые сражаются с ордами любых мыслимых врагов. Каван заставлял нас собирать упавшие ветки и использовать их как оружие. Мы должны всегда быть наготове, говорил он. Однажды, когда считалось, что я собираю ветки, я погнался за зайцем. Маленький зверек в тот раз двигался на удивление медленно, я бежал рядом, воображая, будто выслеживаю врага. Преследуя зайца, я потерял чувство времени и не думал о том, что должен собирать «оружие». И вдруг услышал вопли Кавана. Я побежал к нему и с ужасом увидел, как он пытается отбиться от дикой собаки палкой, которая у него была. Брат увидел меня и закричал, чтобы я воспользовался своим «оружием». У меня ничего не было, и Каван понял это.

Артэр покачал головой.

– Наконец, собравшись с духом, я стал собирать камни и бросать их в собаку. Вдвоем мы ее прогнали. Каван никогда не спрашивал меня, почему у меня не оказалось «оружия». Вместо этого он похвалил меня как отважного воина. Я себя таким не чувствовал. Мне было стыдно, что я не выполнил его приказ. Я оказался не готов помочь ему защищаться против врага..

– И ты никогда не сказал ему, что выслеживал зайца, вместо того чтобы собирать «оружие», – сказала Зия.

– Мне было очень стыдно, и я не хотел, чтобы он разочаровался во мне, поэтому я никогда не рассказывал ему правду.

– Но он не разочаровался в тебе – ты ведь его не бросил в беде. Ты пришел ему на помощь и воспользовался оружием, которое оказалось под рукой. Твой брат правду говорил, ты – отважный воин.

– Возможно, но, как я сказал, я себя таким не чувствовал и с того дня старался всегда быть во всеоружии. – Артэр посмотрел на нее. – Теперь твоя очередь открыть мне свой секрет.

Зия отхлебнула отвар и нерешительно сморщила нос.

– Трудно выбрать, так много секретов? – поддразнил он.

– Нет, я хочу поделиться с тобой особым секретом, который до сих пор берегла в сердце.

Артэр стиснул ее руку.

– Буду рад. И не сомневайся, я его сохраню.

– Знаю, иначе я не стала бы делиться им с тобой.

Ему было приятно, что ее доверие к нему растет. Это добрый знак, потому что доверие важно для брака, и чем больше он узнавал Зию, тем больше убеждался в том, что она действительно станет ему хорошей женой. Зия начала рассказ:

– На склоне холма было одно место, где я любила собирать цветы или просто сидеть и смотреть на небо. Мне нравились облака и то, как они проплывают, меняя очертания. Я могла разговаривать с ними, спрашивать, куда они плывут, придумывать за них ответы. Однажды, когда я разговаривала с облаками, в голову мне пришла мысль. Я спросила их, не могут ли они найти моего отца и привести его ко мне. Я сказала им, как мне его не хватает, хотя я его никогда не знала, и, как я уверена, ему должно не хватать меня. Когда я попросила об этом впервые, мне было всего пять, но я все продолжала просить облака и прекратила это делать только совсем недавно. – Она протянула ему пустую кружку: – Очень вкусно. Нальешь еще?

Он поднес ее руку к губам.

– Ты никогда не делилась этим с бабушкой?

Она покачала головой.

– Думаю, я боялась, что она посчитает это бесполезным занятием, скажет, что мой отец никогда не вернется. А мне, ребенку, не хотелось думать, будто отец не нуждается во мне и не любит меня.

Артэр чувствовал ее боль, пустоту, страх от того, что любимый человек находится неизвестно где и она не знает, все ли с ним в порядке. Это похоже на его собственные чувства. Исчезновение Ронана сказалось и на нем, и на его семье, ведь прошло уже почти два года, с тех пор, как брат пропал. А как трудно маленькому ребенку, растущему без отца, ждущему его каждый день.

– Я помогу тебе найти его, – сказал Артэр.

– Возможно, когда-нибудь. – Зия грустно улыбнулась.

Артэр встал, еще раз поцеловал ее пальцы, потом отпустил ее руку и пошел к печи, чтобы приготовить для нее еще одну кружку отвара.

– Вот увидишь, я разыщу его.

– Ты говоришь так уверенно, – удивилась Зия.

– Так же настойчиво, как я ищу своего брата, я буду искать твоего отца.

– Очень великодушно с твоей стороны. Но нечему? Ты ведь едва знаешь меня.

– Едва знаю тебя? – с притворным удивлением спросил Артэр. – Мы только что поделились секретами, которых никто больше не знает. Я сказал бы, что это делает нас, по крайней мере, близкими друзьями.

Ее лицо засветилось радостью.

– Мне нравится, что мы – близкие друзья. С другом можно делиться всем.

Он вручил ей кружку дымящегося отвара.

– Я хочу, чтобы ты делилась со мной всем, и я буду делать так же.

Зия поставила кружку на полку рядом с кроватью.

– Господи, ну раз ты мой лучший друг, я хотела бы попросить тебя об одном одолжении.

– Все, что хочешь, – улыбнулся он. – В пределах разумного, конечно.

Она засмеялась и покачала головой.

– А что, если это неразумное?

– Я подумаю, но обещать не могу.

Зия встала с постели и взяла его за руку:

– Пойдем купаться.

– Тебе нужно поесть и отдохнуть, – возразил он.

– Но я хочу выкупаться.

– Вода…

– Теплая и манящая, – закончила она и потащила его к двери.

Артэр резко встал, останавливая ее:

– Лучше ранним утром.

Она постояла, внимательно глядя на него, потом улыбнулась.

– Я пойду одна.

Она была уже за дверью, прежде чем он смог удержать ее. Артэр постоял секунду, проклиная ее упрямство, потом двинулся следом. Ей нельзя идти на реку ночью одной. В темноте таится множество опасностей.

Артэр забыл, как быстро она ходит. Когда он нашел ее, Зия уже разделась и вошла в воду. Месяц отбрасывал мягкий свет на поверхность реки, и Артэр смотрел, как она плывет, ловко рассекая руками воду.

Это было чудесное зрелище. Ее влажная кожа цвета слоновой кости блестела в лунном свете, а светлые концы коротких волос сверкали как звездочки вокруг ее головы. Она повернулась, при этом ее грудь выгнулась дугой, когда она поплыла на спине, сильными взмахами отводя руки назад. Ее тугие соски притягательно выглядывали из воды. Этого было достаточно, чтобы в его теле возгорелось пламя. Как же прекрасна его ундина!

«Присоединись к ней».

Артэр откинул эту дикую мысль, прежде чем она успела завладеть им. Он не намерен воспользоваться своим преимуществом. Она пригласила его плавать, а не заниматься любовью.

Или все-таки?..

«Я принимаю желаемое за действительное», – сказал себе Артэр. Он хочет ее, это ясно, но ему от Зии нужно больше, чем просто постель. Чем больше он узнает ее, тем больше хочет узнать всю до конца. Всю – с головы до пят.

Она повернула назад, увидела его и помахала рукой, приглашая присоединиться.

Стоит ли? Разумно ли это? Сможет ли он удержаться и не трогать ее?

Зия продолжала махать ему, приглашая разделить радость купания.

– Черт, – пробормотал он и скинул одежду.

Артэр бросился в воду. Несколько сильных взмахов – и он рядом с ней, лишенный дара речи. Ее влажное тело сверкает подобно цветущей белой розе в капельках росы, и это придает ей манящую привлекательность. Мысль у него одна – дотронуться до нее, попробовать на вкус.

– Теплая и манящая, – сказала Зия.

– Что? – откликнулся он.

– Вода в реке теплая и манящая, – повторила она.

Но его сейчас манила совсем не река. Он не отрываясь смотрел на капельки воды у нее на губах и представлял себе, как слизывает их одну за другой. Легкое касание кончиком языка – и их нет, а ему захочется большего.

Артэр решил не играть с огнем и держаться на расстоянии.

– Неразумно девушке плавать нагишом с мужчиной.

– Ты прав, но ты человек надежней, с тобой можно.

– Это почему же? – спросил он, не зная точно, радоваться ему или обижаться.

– Ты – практичный человек, которому можно доверять, особенно если я сама неразумна.

– Как сейчас? – спросил он, заставив себя улыбнуться.

– Точно. Знаю, что ты не сделаешь ничего неподобающею. – Она протянула руку и похлопала его по плечу. – Ты хороший человек. Это как титул.

– Да, Я такой, жена. – Он быстро протянул руки и обнял, ее за талию, привлекая к себе.

Их тела столкнулись так, что вода между ними забурлила. Не в силах выносить сладкую муку, он прижал свой рот к ее губам, жаркий и требовательный, жаждущий неизмеримо большего.

Зия не протестовала. Она ответила на поцелуй с еще большим жаром.

Его руки скользнули вверх, пока не оказались под ее грудью, и большими пальцами он стал играть с ее твердыми сосками. На ощупь они были так приятны, что ему захотелось попробовать их на вкус. Он поднял ее и взял губами сначала один, потом другой сосок.

Зия откинула голову со стоном, и от этого его плоть моментально напряглась, затмив доводы разума. Он знал: если не остановится, не отпустит ее, то через несколько минут войдет в нее и будет овладевать ею постоянно.

Страсть пожирала их обоих, и он мог бы быстро удовлетворить ее, но он не собирался просто порезвиться с Зией в реке. Он хотел от нее большего, чего-то, что будет длиться всю жизнь и будет всегда оставаться для них чем-то особенным.

Он хотел не только спать с ней, он хотел любви.

Артэр опустил ее спиной в воду, не позволяя своему телу касаться ее тела, и прижался мокрой щекой к ней.

– В другой раз, в другом месте ты непременно станешь моей. На всю жизнь!

Она с готовностью покорилась, но на ее лице он прочитал разочарование.

– Пора идти, – сказал Артэр.

К его удивлению, Зия последовала за ним не протестуя. Она не издала ни звука и тогда, когда, выйдя из воды раньше ее, он повернулся к ней спиной, предоставляя ей возможность спокойно одеваться.

Молча вошли они и в дом. Он не присоединился к ней в постели, пока она не переоделась в полотняную рубашку и не забралась под простыню. Укрывшись пледом, Артэр лег на свою половину кровати и пристроился у ее спины, обняв Зию одной рукой и положив руку под ее грудь.

– Отдыхай, я рядом, – прошептал он и поцеловал Зию в щеку.

Глава 15

Зия еще долго лежала без сна после того, как Артэр уснул. Она не могла выбросить из головы мысли о странном вечере. Артэр во многом удивил ее. Во-первых, когда он перекинул ее через плечо. Она была так поражена, что не смогла протестовать, да ей это и понравилось. А потом он удивил ее, приготовив ее любимый отвар.

Зия считала, что, положив ее на постель, он намеревался поцеловать ее. Она ответила бы ему – в благодарность за приготовление ее любимого отвара. Он знал, каким он должен быть, и сделал все отлично. Интересно, он уже готовил его раньше?

А потом их свидание в реке. Она искушала судьбу, а точнее, неблагоразумно искушала Артэра. Зия тихо засмеялась. На самом деле она не ожидала, что он присоединится к ней, особенно после того как предложил ей подождать с купанием до утра. А когда он все-таки залез в воду, ей захотелось большего, чем он был готов дать ей. Она улыбнулась, вспомнив его слова. «В другой раз, в другом месте ты непременно станешь моей. На всю жизнь!»

Эта мысль восхитила ее, по коже побежали мурашки. А потом, когда их короткое свидание закончилось, он вел себя очень благородно: не стал пялиться на нее, даже отвернулся, позволив ей спокойно одеться.

И, наконец, она вспомнила, как любовно он обнял ее в постели и заверил, что находится рядом, охраняет ее.

Его тело продолжало согревать ее, а мускулистые руки обнимали, давая понять, что она под надежной защитой. И даже его дыхание, щекочущее затылок, успокаивало ее. Не прошло и двух недель, как она познакомилась с этим мужчиной, но она уже считает его своим другом, которого знает с детства. Это – человек, с которым можно поделиться секретами, поведать о своих неприятностях, с которым можно посмеяться, а если нужно, то и поплакать.

Зию удивило, как быстро они оказались связаны друг с другом, но потом, засмеявшись про себя, она прогнала эту мысль. Артэр создан для нее, так сказала ей бабушка. Но пока рано делать далеко идущие выводы. Почему бы просто не подождать и не посмотреть, как сложатся их отношения? Он подумает об этом за них обоих. А что касается ее, то пусть все идет своим чередом.

Вечер был очень интересный, и она может только вообразить себе, с некоторым волнением, что принесет ей ближайшее будущее.

Утомившись от такого множества мыслей, Зия уснула с улыбкой на губах.

* * *

Их отъезд откладывался из-за ребенка, у которого жар не снижался. Зия отказалась уезжать, пока жар у малыша не спадет и аппетит не вернется. Артэр не переставал волноваться.

Деревенские жители высоко ценили Зию и относились к ней с уважением. Как считал Артэр, вели себя они так только потому, что верили: она – его жена. Его люди подтвердили эту мысль, поделившись с ним сплетнями, которые услышали в деревне.

Женщины в деревне считают их с Зией хорошей парой, как рассказали ему Джеймс с Патриком. Ей повезло с таким мужем: он не только позволяет ей заниматься лечением, но и терпеливо ждет, пока она занимается этим. Да, женщины объявили их необыкновенной парой.

Эти слухи, однако, не столько обрадовали его, сколько обеспокоили, поскольку сплетни имеют обыкновение распространяться с невероятной скоростью. Он повторил свой приказ Джеймсу и Патрику – внимательно следить за появлением кого-нибудь чужого в деревне.

Его все больше беспокоила безопасность Зии, особенно после прошлой ночи. Она отправилась на реку в одиночестве, как будто ей не о чем волноваться. Впрочем, она никогда не думала о возможной опасности: поступала, как ей нравится, не раздумывая о возможных последствиях своих необдуманных действий. Страсть, а не разумный расчет определяет все ее поведение.

Не то чтобы ему не понравилось их ночное приключение, хотя плавали они и недолго. При воспоминании об этом Артэр широко улыбнулся. Ее участь была бы решена, если бы она стала его женой. Это упростило бы все для него, но он понял, что хочет от нее большего, и эта мысль удивила его.

Была еще одна причина поскорее забрать Зию отсюда. Ему хотелось находиться с ней в нормальных условиях, чтобы они могли не торопясь беседовать и, в конце концов, решить, чего они хотят и чего ждут друг от друга.

– Артэр!

Он сидел на лавке у дома, который делил с Зией. Она ушла, пока он еще спал. Теперь, при виде спешащего к нему Джеймса, ему захотелось немедленно узнать, где же она сейчас.

Артэр встал, поспешил навстречу Джеймсу.

– Что случилось?

Джеймс покачал головой.

– Объявился посланец из деревни Лорн.

– Проклятие, – выругался Артэр и провел руками по волосам. – Где он?

– Разговаривает со старейшинами деревни в доме собраний.

Пойти туда, раздумывал Артэр, или подождать, пока его позовут?

Решение было принято за него – прибежал мальчик, сообщивший, что старейшины хотят его видеть.

Как только он вошел в большой зал собраний и увидел ужас на лицах старейшин, он понял: беда пришла.

Посланец из Лорна, прибывший в Доннан, не давал никому возможности высказаться.

Он ткнул пальцем в Артэра:

– Он не муж ведьмы.

– Моя жена не ведьма, – твердо сказал Артэр. – А если ты будешь и дальше распространять эту ложь, я отрежу твой подлый язык.

Угроза не произвела впечатления на кряжистого мужчину. Он сжал кулак и погрозил им Артэру:

– Она тебя околдовала. Мы тебя предупреждали, а ты нас не послушал, и теперь прокляты мы все.

– Что за чушь ты несешь?! – воскликнул Артэр.

Мужчина понизил голос, глаза у него испуганно забегали.

– Это не чушь. Эта ведьма колдует своими снадобьями и заговорами.

– Эти снадобья лечат больных. А насчет заговоров – это глупые домыслы. Моя жена не делает никаких заговоров.

– Тогда почему ты уверяешь, будто женат на ней? Покажи мне документы, – потребовал посланник, хотя теперь, когда Артэр проявил непреклонность, он уже не так злился и голос его стал осекаться.

Случилось то, чего так опасался Артэр. Он не мог избавиться от мысли, что, не будь Зия такой упрямой, ситуацию можно было бы решить без труда.

Положив руку на рукоять меча, он двинулся к посланцу. Мужчина испуганно отшатнулся.

– Ты осмелился назвать меня лжецом? – требовательно произнес Артэр.

– Я только хотел защитить тебя от дьявола, – поспешил объяснить мужчина.

– Моя жена не дьявол. Она великодушно лечит людей в этой забытой Богом деревне.

Посланец смело продолжил:

– Она и наших людей лечила, а потом использовала свои заговоры и чары, чтобы заманивать мужчин. Если бы ты позволил нам сжечь ее…

– Добрые люди в Доннане умерли бы, – закончил Артэр.

Его жесткое замечание заставило старейшин зашептаться между собой.

– Не слушайте его, – упрашивал их посланец. – Он околдован. Она заставляет его делать все, что она захочет, и с вами она поступит так же.

Одран, самый мудрый из старейшин, заговорил:

– Зия ничего у нас не просила.

Посланец сморщился и заткнул уши:

– Не произносите ее имени. Я его слышать не хочу и не хочу видеть дьявола.

Артэру хотелось отколотить посланца до беспамятства, но он понимал: это только укрепило бы обвинения против Зии. Ему пришлось сдержаться.

– Единственное зло здесь – это гнусная ложь, которую ты распространяешь про мою жену, – подчеркнул он. – Она без устали ухаживала за больными в этой деревне и вылечила их.

– Он прав, – согласился Одран.

Посланец снова ткнул в него пальцем.

– Она заговорит вас всех. Вам следует сжечь ее сейчас же, пока не поздно.

Артэр снова пришел в ярость. Он едва не схватил мужчину, готовый разбить ему лицо, но остановился и заговорил сдержанно:

– Ты доставил свое послание, а теперь уходи.

– Я уйду после того, как ты предоставишь мне доказательство вашего брака, – упрямо сказал мужчина.

– Это уладило бы дело, – согласился Одран.

Конечно, уладило бы, подумал Артэр и выругал себя за то, что не настоял на том, чтобы они с Зией поженились. Но что теперь говорить, от этого толку мало.

– Она заставила его думать, будто он на ней женился, – заявил посланец.

Старейшины пошептались между собой, без сомнения согласные с тем, что доказательство брака необходимо для защиты деревни. И он не мог винить их за это.

– Артэр!

Мужчины обернулись и увидели Зию, улыбающуюся, с букетом полевых цветов в руке. Она больше походила на ангела, чем на дьявола. Светлые пряди коротких волос создавали как бы ореол над ее головой, щеки нежно розовели.

Она поспешила к нему, протягивая букет:

– Посмотри, что нам подарили женщины в честь недели нашего супружества. – Она перевела взгляд с одного ошеломленного мужчины на другого. – Простите, я помешала вашему собранию.

Посланец быстро поднял руку, как бы защищаясь от нее, и отвернул лицо:

– Не смотри на меня своими дьявольскими глазами, ведьма.

Старейшины не обратили внимания на посланца, а Одран сказал:

– Это очень мило с вашей стороны прибыть нам на помощь сразу после вашей женитьбы.

– Болезнь всегда не вовремя, – заметила Зия.

– Доказательство. Доказательство. Спросите ее про доказательство, – раздраженно требовал посланец, опустив глаза.

Зия взяла Артэра под руку.

– Наше свидетельство о браке вместе с моими вещами мы отправили в дом Артэра. Мы не видели причины, почему бы нам возить документ с собой. – Она бросила любящий взгляд на Артэра. – Каждый, кто нас видит, сразу понимает, что мы безумно влюблены и недавно поженились. – Она хихикнула. – Никто не видел, как мы вчера ночью выскользнули из коттеджа и отправились купаться на реку?

Одран сконфуженно улыбнулся:

– Кое-кто видел, как ваш муж гнался за вами.

Артэр подключился к ее игре:

– Спорим, я ее обогнал.

Зия широко улыбнулась:

– Он проиграл.

Старейшины засмеялись и закивали головами, вспоминая собственные глупости в юности.

– Она лжет! – завопил посланец.

– Хватит! – произнес Артэр так громко, что стены задрожали. – Моя жена лечила ваших людей?

– Да, но…

– Кто-нибудь умер? – резко спросил Артэр.

– Нет, но…

– Ваша деревня пострадала?

Посланец заколебался, потом покачал головой:

– Вы не понимаете. Вас околдовали.

– Я понимаю, – заявил Артэр. – Вы неблагодарный лжец. Убирайтесь отсюда! И не морочьте людям голову.

Старейшины закивали, подтверждая его слова.

– Вы еще пожалеете, – погрозил мужчина, подняв кулак. – Моя деревня обратилась в церковный совет, и он решит ее судьбу. – Он поспешил к двери, но остановился и обернулся. – Я позабочусь о том, чтобы в Кейтнесс послали гонца, и тот проверит ваше брачное свидетельство.

Он удалился не обернувшись.

– Мы благодарны вам за помощь, Зия, – сказал Одран, и остальные старейшины согласились с ним. – Мы уверены, что многие скончались бы, и только ваше замечательное искусство спасло нас.

Неужели в глазах старейшины мелькнуло сомнение? Артэр удивился. Это его обеспокоило. Единственное, что требовалось – это капля сомнения, и проблемы возникнут. А посланец посеял не одно зерно. Им с Зией нужно покинуть деревню, и как можно скорее.

Обменявшись любезностями со старейшинами, они с Зией вышли из зала собраний и рука об руку направились к своему дому. Они тихо переговаривались, сохраняя видимость доброй супружеской четы.

– Мы не можем тут оставаться, – говорил Артэр. – Пожалуйста, скажи мне, что ребенок чувствует себя достаточно хорошо и мы можем уехать.

– Жар у него спал и, без сомнения, не вернется. Худшее позади. – Она продолжала улыбаться, сознавая, что за ними наблюдают. – Как ты думаешь, посланец может вернуться за мной с подмогой?

– Сомневаюсь, чтобы он так легко сдался. Меня не удивило бы, если бы он спрятался в лесу, ожидая, когда сможет поговорить с каждым из старейшин поодиночке и убедить их в твоих колдовских силах.

Он весело улыбнулся, как будто они рассказывали друг другу веселые истории, обнял ее за талию, поднял вверх, а потом поставил на ноги и поцеловал.

– Нам нужно пожениться, прежде чем мы окажемся у меня дома, – пробормотал он, ставя ее на ноги.

Зия не сказала ни слова, пока дверь дома не захлопнулась за ними.

– Ты ведь не собираешься жениться на ведьме.

Артэр поморщился:

– Осторожно, думай, что говоришь.

– Есть люди, готовые поверить в это, а когда церковь пошлет кого-нибудь для расследования… – Она вздрогнула и бросила букет на стол. – Я могла бы понять, если бы меня обвинили в колдовстве, заставляй я людей страдать, но они обвиняют меня из-за того, что я делаю людям добро. – Она покачала головой. – В этом нет никакого смысла. Настоящий знахарь никогда намеренно не обидит никого.

Она отстранилась от попытавшегося обнять ее Артэра, сердясь, что ей приходится защищать свое искусство.

– В моих снадобьях нет никакого колдовства.

– Несведущим они кажутся колдовскими, – сказал он и протянул к ней руки. – Но они не видят того, что вижу я.

– И что же ты видишь? – спросила она, ее злость растаяла, когда его сильные ладони стиснули ее руки.

– Вижу трудную работу, которую ты проделываешь, готовясь лечить больных. Твоя корзинка с лекарствами наполняется не с помощью каких-то чудес. Твои снадобья смешиваются отнюдь не колдовским образом. Твои лечебные растения не растут сами по себе. Твои знания не увеличиваются сами собой. Ты замечательная знахарка, не потому что произносишь заклинания. Ты для этого работаешь.

Зию поразили его слова. Артэр заметил, какого труда стоит стать хорошей знахаркой, и хвалил ее, а не критиковал.

– Мне нравится наблюдать за твоей работой, – сказал он. – Ты умеешь уже одними только ласковыми прикосновениями и успокаивающими словами помогать больным и делаешь это терпеливо.

Она таяла в его объятиях.

– Ты ведь знаешь, я не всегда терпеливая.

– Правда? – удивился он, потом рассмеялся.

Она стукнула его по груди.

– Я терпелива, когда нужно.

– Это заметно.

– А что еще ты заметил? – спросила она.

– Что ты не всегда поступаешь разумно. Вот почему я тебе нужен. Скажу больше – настоятельно необходим.

Она тяжело вздохнула:

– Как бы я справилась без тебя?

Он закатил глаза и покачал головой.

– Один Бог знает. – Он быстро поцеловал ее. – Но не волнуйся. Я за тобой присмотрю.

– Знаю, что присмотришь. Это и беспокоит меня.

Глава 16

Артэр ласково поцеловал ее, желая поцелуем прогнать все ее горести.

– Мы поженимся, и ты будешь в безопасности.

Зия выскользнула из его объятий, когда он попытался удержать ее. Его будто под дых ударили, глубокое чувство потери овладело им. Ему хотелось схватить и держать ее, быть уверенным, что она принадлежит только ему. Вместо этого он заставил себя успокоиться и посмотреть на ситуацию более разумно.

– Это самое лучшее решение нашей проблемы, – сказал Артэр. – Неужели надо еще объяснять?

– Почему ты не хочешь держаться от греха подальше? – спросила Зия.

Хороший вопрос, подумал он, и пока он найдет достойный ответ, она будет с ним.

– Гоноре может понадобиться твоя помощь, а ты можешь воспользоваться моей. По-моему, обмен равноценный. Кроме того, ты уже лечила моего брата Ронана. Я и моя семья в долгу перед тобой за одно это.

– Так ты бы женился на мне, чтобы рассчитаться? – спросила она, покачав головой.

– В этом нет ничего плохого, мы ведь нравимся друг другу.

Зия вскинула руки.

– Ты мне должен, и мы нравимся друг другу…

– Ты же не будешь это отрицать?

– Нет, не буду. Но я уже объяснила, что хочу выйти замуж…

– По любви, – сказал Артэр и кивнул. – И со временем…

– Нет! – крикнула она, помахав пальцем у него перед лицом. – Сначала – любовь, брак – потом. Так или никак.

– Ты неразумна. Тебе нужна защита, и я могу тебе ее дать. И еще я могу предоставить тебе хорошую жизнь.

– У меня уже хорошая жизнь, – упрямо заявила девушка.

Артэр скрестил руки на груди, укоризненно глядя на Зию.

– Ты постоянно подвергаешься опасности. Это не жизнь, а скорее игра в прятки со смертью.

Она покачала головой.

– Это мой выбор, и я не жалею о нем.

– Можешь отрицать очевидное. И можешь говорить что хочешь, но ты выйдешь за меня, – уверенно сказал Артэр.

Она отступила назад и передразнила его уверенный тон:

– Нет, я не выйду за тебя. Мы просто продолжим притворяться, будто женаты.

– Это не поможет. Ты слышала этого дурака посланца. Он хочет отправить кого-нибудь ко мне домой за документом.

Она пожала плечами.

– Мы займемся этим, когда придет время.

– Значит, ты готова жить со мной как моя жена, когда мы приедем в мой дом? – усмехнулся Артэр.

– До сих пор наше притворство действовало, – с лукавой усмешкой ответила Зия. – Не понимаю, почему бы не продолжить его.

Он подошел к ней и взял ее за плечи.

– Ты забыла ту ночь на реке? Что произойдет, если ты разделишь со мной постель?

На лице ее мелькнуло сомнение. Она, как и он, знала, что они неминуемо станут близки, и скоро. И он знал: она хочет его так же, как он ее. Так почему она сопротивляется?

– Выходи за меня, и покончим с этим. Мы подходим друг другу, – сказал он, пытаясь заставить ее быть разумной, хотя знал – шансов у него мало.

Она упряма, что временами было полезно, а иногда она просто шла своим путем, не посвящая его в свои планы.

Зия тяжело вздохнула и похлопала ресницами.

– От твоих романтических слов у меня дыхание перехватило.

– К несчастью, сейчас не время для романтики. Важнее разум.

– Ты не заставишь меня выйти за тебя замуж, – твердо сказала Зия. – Мы продолжим притворяться мужем и женой…

– Пока не появится необходимость, чтобы мы поженились, – закончил он.

– Если она вообще когда-нибудь появится, – прибавила она, пожав плечами.

Он уже знает, а со временем и она поймет, что брак – лучшее решение. Артэр не намеревался постоянно напоминать ей об этом. Надо, чтобы она все осознала сама. А чем скорее – тем лучше.

– Мы отправляемся завтра на рассвете, – сказал Артэр.

– Хорошо. Значит, у меня будет время оставить указания женщинам и посетить выздоравливающих.

Он взял ее руку, поднес к губам.

– Думаю, будет разумно, если я останусь рядом с тобой, пока мы не уедем… или пока не окажемся у меня дома.

Артэр видел, как ее сопротивление быстро тает, словно снег весной.

– Ты так беспокоишься обо мне, – сказала Зия, придвигаясь к нему.

– Наконец-то ты это поняла, – поддразнил он, обнимая ее.

– Я вижу больше, чем ты думаешь. Это ты иногда не понимаешь, что делаешь.

Она уткнулась ему в плечо, а он обнял ее. Волосы у нее были мягкие, пахли свежестью, и ему хотелось продлить этот миг.

Резкий стук в дверь заставил их отпрянуть друг от друга. Артэр молил Бога, чтобы никто не заболел.

Это была Клер, мать Эндрю, и с ней еще две женщины. Они услышали новости и были этим обеспокоены. Они хотели, чтобы Зия знала, что они не считают ее ведьмой и очень благодарны ей за помощь.

Артэр ушел, оставив женщин поговорить. Ему нужно было обсудить с Патриком и Джеймсом подробности отъезда завтра на рассвете домой, в Кейтнесс. Чем скорее Зия окажется в пределах земель его семьи, тем в большей безопасности она будет.

Ему и думать не хотелось, что произойдет, если церковный совет осудит Зию и объявит ее ведьмой. У его семьи есть сила и влияние, но даже это не сможет противостоять обвинению в колдовстве. Присоединившись к его клану, она, как ему оставалось надеяться, будет под защитой.

Он уж как-нибудь найдет способ справиться с ситуацией. Но на это потребуется время, а сделать ее своей официальной женой – начало пути для обеспечения ее безопасности. Он позаботится о том, чтобы это произошло, ему только нужно сохранять терпение.

Определив планы на завтрашний отъезд со своими людьми, Артэр направился к дому, надеясь, что женщины ушли и Зия осталась одна. Он хотел, чтобы она собралась и была готова отправиться в путь, как только солнце покажется над горизонтом.

Артэр был разочарован, найдя дом пустым. Он предположил, что Зия отправилась в последний раз посетить страждущих. Ему хотелось бы, чтобы она оставалась дома, но он знал: она будет работать до последнего момента и потом с неохотой сядет на лошадь с чувством, будто сделала недостаточно.

Артэр обошел деревню в поисках Зии и, не найдя ее, заволновался.

Потом он заметил ее в дверях дома, на щеках – румянец, на лице – радостная улыбка. Она тоже увидела его, помахала ему рукой и легким шагом направилась к нему.

Краем глаза он заметил какое-то движение и предостерегающе крикнул:

– Зия, осторожно!

– Гори, ведьма, гори! – завопил посланец и швырнул в нее горящий факел.

Не взглянув, попал ли он в цель, мужчина скрылся в лесу.

Зия держалась за руку, лицо ее исказилось от боли, когда Артэр подбежал к ней. Она оттолкнула факел рукой и обожглась. Он схватил ее на руки и сморщился, увидев ее почерневшую ладонь.

– Скажи мне, что сделать? – спросил он, покачивая ее в своих объятиях. – Как помочь?

– Отнеси меня в дом, я позабочусь о своей руке.

Он пошел.

– Нет, я позабочусь о твоей руке.

Они смеялись, споря, кому быть знахарем, хотя, когда они вошли в дом и Зия поморщилась, Артэр уже больше не слушал ее возражений. Он намеревался позаботиться о ней, так оно и будет. Усадив ее, он осмотрел ее руку и вздрогнул.

– Выглядит хуже, чем есть на самом деле, – сказала Зия, успокаивая его, и потянулась за своей корзинкой, стоящей на столе.

– Не двигайся, – велел он и принес ей корзинку.

– Это всего лишь небольшой ожог. Я промою его, и ты сам увидишь.

Она протерла рану чистой влажной тряпкой, и Артэр удивился, когда темный участок превратился в розовый. Ее кожа не обуглилась. Она права, все выглядело не так плохо, как ему сначала показалось.

– Позволь мне, – сказал Артэр и забрал у нее тряпку.

Ему и думать не хотелось, что произошло бы, попади огонь на ее одежду.

Она легко коснулась его лба между бровей:

– Морщинки. Тебя что-то беспокоит.

– Ты могла бы сгореть. Деревня Лорн об этом только и мечтает.

Артэр отбросил тряпку, ее ладонь была ярко-розовой.

Он был готов приказать немедленно отправиться в путь, когда она мягко улыбнулась и вручила ему маленький комочек мази. Артэр не знал, то ли ее нежная улыбка, говорившая «я тебе доверяю», то ли тот факт» что она дала ему мазь, чтобы он нанес ее на рану, заставили его поверить в искренность ее чувств. Возможно, сочетание того и другого.

– Я, пожалуй, согласна с тобой.

– Что ты имеешь в виду?

– Может, я и упрямая, но не глупая. Я понимаю: сейчас гораздо лучше для меня оставаться с тобой.

От облегчения, что она больше не будет сопротивляться, он хотел было обнять ее, но сдержался. Вместо этого осторожно нанес мазь на ее ладонь.

– Все твои пациенты здоровы? – спросил Артэр, которому хотелось, чтобы она покинула деревню не беспокоясь.

– Да, – ответила она, вздыхая, и закрыла глаза, когда он закончил с мазью.

Артэр видел, как расслабляется ее тело, плечи опустились, голова покачивалась, она с трудом сдержала зевок. Он был счастлив, что она доверяет ему. Это облегчит все для них обоих.

– Я отправлю сообщение твоей бабушке, чтобы она не волновалась, услышав про этот случай, – сказал он, поднимая чистую тряпку, без слов спрашивая, перевязать ли ее рану.

Зия кивнула:

– Спасибо. Ценю твое внимание.

Он обмотал повязку пару раз вокруг ее руки, но тут девушка остановила его.

– Дай, я тебе покажу, – сказала она и стала направлять руку, держащую повязку. – Несколько оборотов будет достаточно.

Ее легкое касание подействовало на него, как тихий девичий шепот, дошло до сердца. Ее ладонь покоилась на его руке, она также не сводила взгляда с его руки. Было такое чувство, будто время остановилось и на свете существуют только они двое.

Зия нарушила чары, наклонилась к нему и прямо сказала:

– Я хочу поцеловать тебя.

– А я – тебя.

Он медленно захватил в плен ее губы. В подобных ситуациях он обычно слегка поддразнивал женщину, распаляя ее чувства, но Зие такие соблазны не понадобились. Она ответила на его поцелуй горячо и страстно. Ее бурная реакция всегда поражала и восхищала его.

Она неожиданно оторвалась от него и с наигранным веселым вздохом сказала:

– Не знаю, почему меня так тянет к тебе.

Он был так поражен, что засмеялся.

– Во всяком случае, это не плутни нечистой силы.

– Не знаю, что ты хочешь этим сказать. – Она покачала головой. – В тебе есть что-то, влекущее женщин. Ни одна из них не пройдет мимо тебя равнодушно.

Он взял ее за плечи, потом медленно провел руками вниз и вверх по ее спине.

– Думаю, ты все-таки ошибаешься. Я совсем не тот мужчина, которого ты ждала.

Она кивнула:

– Что ж, если ты сам так считаешь…

Артэру хотелось бы задушить того, кто постучал в этот момент и помешал их полушутливому выяснению отношений. Он пошел к двери, распахнул ее и сразу остыл при виде обеспокоенного лица Джеймса.

– Мы не смогли найти этого негодяя, – сказал Джеймс. – Но есть и еще одна проблема. Несколько человек – мужчин по большей части – удивляются, как это Зие удалось так просто избежать неприятностей.

– Именно так все начиналось и в Лорне. Там тоже нескольким мужчинам добрые дела Зии показались подозрительными, – напомнил Артэр.

– И новых неприятностей ждать недолго, – прошептал Джеймс.

Артэр кивнул. Джеймс прав. Не успеют они опомниться, как Зия снова попадет в беду, и, опираясь на мнение жителей двух деревень, обвиняющих ее в колдовстве, церковный совет, без сомнения, проклянет ее.

– Будь готов вскоре отправиться в путь, – велел ему Артэр.

– Наше поспешное бегство вызовет подозрения.

– Распусти слух, будто нас срочно вызвали домой, – сказал Артэр и повернулся, чтобы поведать обо всем Зие.

– Я все слышала, – сказала она, – хотя ничего и не поняла. Я ничего дурного не сделала.

– Сплетни прекратятся, как только мы уедем, – сказал он ей. – Люди вернутся к своим повседневным занятиям и вскоре забудут тебя.

– Деревня Лорн этого не позволит. Там, кажется, твердо решили увидеть меня на костре.

– Давай сначала доставим тебя в безопасное место, а потом не спеша обсудим все остальное. Побыстрее собирай свои вещи. Мы уезжаем немедленно.

Зия шагнула к нему.

– Ты уверен?

– Вполне. В моем доме ты будешь в безопасности.

– Нет, я о другом, – грустно заметила Зия. – Как я говорила раньше, мое присутствие может навлечь беду на твою семью, и я…

– Позволь мне побеспокоиться об этом.

Он решительно пресек дальнейшие возражения с ее стороны, начав без разбору кидать вещи в корзинку. Зия остановила его и принялась за дело сама, более тщательно. Она молчала, и Артэр понимал, что она глубоко задумалась. Впрочем, это вполне естественно. Ей многое нужно осмыслить, и это только начало. Жизнь позаботится о том, чтобы подбросить им проблем.

Он подошел к ней сзади и обнял за талию.

– Как только мы приедем в мой дом, я организую небольшую свадебную церемонию для нас и…

Зия высвободилась из его объятий и обошла стол, продолжая собирать вещи.

– Я тебе говорила, что не хочу выходить за тебя замуж, и не проси меня об этом, пока…

– Пока что? – нетерпеливо спросил он.

Она бросила мешочек, который держала в руке, в корзинку.

– Пока ты, наконец, не перестанешь быть таким рассудительным.

Глава 17

За четыре дня они проделали трудный путь, останавливаясь больше для того, чтобы дать отдых лошадям, чем самим себе. Зия всю дорогу молчала. Она знала, что Артэр намерен как можно скорее попасть домой. Они мало ели и мало спали, а разговаривали еще меньше.

Да это было и не важно сейчас. Девушка знала, о чем думает Артэр, и это раздражало ее. Он все спланировал и действительно верил, что все исполнится. Может быть, сейчас ей и нужна его защита, но брак в ее планы не входит.

Кроме того, сколько раз ему повторять, что она выйдет замуж только по любви?! Он тупоголовый и слишком рассудительный, о чем она ему много раз напоминала. Артэр просто не хочет ничего слушать. Временами он так ее раздражает! Но этот мужчина может быть и очень добрым, и любящим.

Зия вздохнула, когда они в очередной раз остановились, давая отдых лошадям. Она очень устала и проголодалась.

– Короткая остановка, – скомандовал Артэр. – Я хочу попасть домой до темноты.

Зия спешилась, и пока ее кобыла пила из реки, схватила пару яблок из мешка, перекинутого через седло. Прежде чем откусить яблоко, она сбросила сандалии и опустила ноги в прохладную воду.

От приятного ощущения свежести Зия громко вздохнула.

– Холодно, да?

Улыбнувшись, она обернулась к Артэру и бросила ему яблоко.

– Присоединяйся.

Послушавшись, он сбросил сандалии и вошел в воду. Это сразу освежило его.

– Как приятно думать, что сегодня ночью ты будешь спать в удобной мягкой постели, в тепле и уюте.

– И чья же это будет постель? – Зия вопросительно подняла бровь, доедая последний кусок сочного яблока.

Артэр помолчал, потом сказал:

– Я полагаю, что моя семья уже получила известие о нашем браке, а если нет, то скоро об этом узнает. Так что разумнее будет, если мы явимся домой как муж и жена.

Зия пожала плечами.

– Я буду притворяться и дальше, пока в этом не отпадет необходимость.

Он отшвырнул огрызок яблока.

– А потом?

– Посмотрим… Время покажет.

Артэр молча смотрел на нее. Вскоре он уже отдавал приказ своим людям:

– Мы сейчас же отправляемся в путь.

Зия вышла из воды и последовала за ним. Он схватил ее за руку.

– Будь благоразумна, Зия.

Она засмеялась.

– Я и так благоразумна. Даже слишком.

Зия поспешила натянуть сандалии и вскочила в седло. Вскоре они снова были в пути. Артэр ехал быстро, и она не сомневалась: они прибудут домой вовремя, как он решил и спланировал заранее.

Тьма окутала землю, когда они проехали по деревне и подъехали к главной башне замка. Все, кто встречался им по пути, приветствовали и поздравляли Артэра. Зия убедилась, что новость об их браке дошла до жителей Кейтнесса, значит, ей нужно продолжать притворяться его женой. Она будет играть свою роль, но как долго? Зия решила не определять сроков. Поймет, почувствует, когда придет время. До тех пор она будет присматривать за ожидающей рождения ребенка женой Кавана и посмотрит – она весело хихикнула – насколько разумным может быть Артэр.

У Зии болело все тело. Чего ей на самом деле хотелось, так это поскорее поесть, вымыться и лечь в постель, – в таком порядке, но есть ведь его семья и Гонора, за которой нужно присмотреть. Она сделает все, что требуется, как поступала всегда.

Зия не удержалась и зевнула, когда они подошли к двери.

Артэр обнял ее.

– Устала?

– Пожалуй, – ответила она, кладя голову на его плечо. – Я просто в изнеможении.

Дверь внезапно распахнулась, и похожий на Артэра мужчина – не такой красивый, но с очаровательной улыбкой – приветствовал их.

– Мы слышали, как вы подъехали, – сказал он. – Я как раз шел, чтобы встретить вас.

– Зия, – сказал Артэр, – это мой брат, Лахлан.

Лахлан улыбнулся и обнял Зию за плечи.

– Идем, познакомишься с семьей, сестра, – доброжелательно сказал он и ввел ее в большой зал.

Раздались шумные приветствия, и Зия покорно вздохнула. Ей всегда нравились праздники, но сейчас она были слишком усталой. Зал был полон людей, размахивающих поднятыми кружками и выкрикивающих поздравления. На столах стояли блюда с вкусной на вид едой, которую она не прочь была бы отведать, вино и эль лились рекой.

Артэр освободил ее из рук Лахлана, несмотря на протесты брата.

– Подожди минутку, я хотел…

– Оставь в покое мою жену, – сказал Артэр. – Заведи себе свою. – И, широко улыбаясь, он повел Зию через приветствующую их толпу. Подходя к большому столу перед камином, он склонился к ней и сказал: – Я скажу им, что ты устала и…

– Нет, – быстро возразила девушка, – они хотят выразить свою радость. Не хочу лишать их этого удовольствия. Кроме того, я умираю с голоду, а еда выглядит такой вкусной.

– Спасибо, – сказал Артэр, прижимая ее к себе.

Многие, глядя на них, понимающе улыбались.

Зия сразу поняла, кто из них Каван. Выше Артэра, более плотный, хорошо сложенный, он держался уверенно и тепло улыбался. Каван обнимал за плечи очень красивую беременную женщину, с такой же улыбкой, как у него.

Не успела пара приветствовать Зию, как какая-то женщина, сияя улыбкой, подошла к ним. В ее очаровательных зеленых глазах проглядывала печаль, но возраст не сказался на изяществе осанки и внешней привлекательности.

Женщина широко раскинула руки, слезы поблескивали в ее глазах, и Зия отошла в сторону, чтобы Артэр смог обнять свою мать.

– Теперь я за тебя спокойна, – сказала Эдди Синклер, крепко обнимая сына. Наконец, отпустив Артэра, она посмотрела на стоявшую позади него Зию. – Еще одна красавица дочь. Какая я счастливая!

Зия подошла к ней и обняла:

– Рада познакомиться с вами. Артэр много мне о вас рассказывал.

Эдди обернулась к Артэру и, поддразнивая, спросила:

– И какие же сплетни ты распространяешь обо мне?

– Говорил только правду, – с улыбкой ответил Артэр. – Ничего, кроме правды. Что ты – любящая и чудесная мать.

Слеза скатилась по щеке Эдди. Она смахнула ее и снова посмотрела на Зию.

– Артэр – хороший сын. Я горжусь им. Он будет тебе верным мужем.

Зия стиснула руку Эдди.

– Я знаю. Мужчина, который уважает свою мать и с сыновьей любовью к ней относится, будет так же относиться и к своей жене.

Эдди кивнула.

– Тебя прекрасно воспитали.

– Как и вы – своего сына, – сказала Зия и, целуя женщину в щеку, шепнула: – Спасибо.

Эдди снова смахнула слезу со щеки.

– Познакомься с моим старшим сыном, Каваном, и его женой, Гонорой.

Знакомство состоялось, все обменялись объятиями и поцелуями, и, наконец, Зия смогла сесть и наслаждаться пиром, подготовленным в их честь, а заодно и продолжить знакомиться с семьей Артэра.

– Я счастлив, что Артэр женился на целительнице, да еще такой, слава о которой опережает ее, – сказал Каван. Они с Гонорой сидели за столом напротив Артэра и Зии. – Моя жена в последнее время чувствует себя не особенно хорошо, – добавил он и обнял Гонору, как бы защищая ее.

– Позволь Зие немного отдохнуть, – запротестовала его жена. – Она, должно быть, ужасно устала после такой долгой дороги.

– Мужья часто беспокоятся понапрасну, – сказала Зия, заметив, что щеки у Гоноры розовые, фиалковые глаза сверкают и вся она излучает спокойствие и безмятежность.

Женщина выглядит здоровой, это добрый знак.

– Ты меня успокоила, – согласился Каван.

Артэр засмеялся и покачал головой:

– Если есть что-нибудь, чего Зия не делает, так это не обманывает. Ей можно верить.

Зия склонила голову на плечо своего мнимого мужа.

– Тут он прав.

– Думаю, ты начинаешь мне нравиться, – сказал Каван, кивая.

– Похоже, ты тот, с кем я могу поладить, – ответила Зия.

Гонора засмеялась:

– Ты достойна клана Синклеров.

Праздник продолжался, еда и напитки поглощались с завидным аппетитом, это сопровождалось смехом и улыбками. Торжество не прерывалось несколько часов.

К облегчению Зии, Эдди предложила дать новобрачной возможность отдохнуть.

– Спасибо вам, – сказала Зия и, не удержавшись, зевнула. Она с радостью улыбнулась, услышав, как Эдди велит приготовить для нее ванну. – Вы читаете мои мысли. Как чудесно!

Эдди встала:

– Я тебе помогу.

Зия покачала головой:

– Не нужно. Я сама справлюсь. Оставайтесь со своими сыновьями.

Она чмокнула Артэра в щеку и пошла вслед за молоденькой девушкой, которую приставили помогать ей.

Зия испытала облегчение, увидев, что никто не стал настаивать и следовать за ней. Она не привыкла к такому вниманию, больше предпочитая покой, одиночество. Так у нее было время поразмышлять или просто ни о чем не думать и расслабиться. Сейчас ее тело и ум просто жаждали покоя.

Спальня, в которую вошла Зия, лишний раз показывала практичную натуру Артэра. Она была аккуратная, все необходимые предметы обихода лежали на своем месте, и девушка тихо засмеялась. Скоро здесь все изменится, подумала она. Может, это и нечестно, но раз он хочет, чтобы они играли роли мужа и жены, то пусть и расплачивается за это.

Ее маленький мешок лежал на кровати. Зия развязала его, достала оттуда юбку и блузку, которые взяла с собой. Она повесила их на крючок у двери, потом встряхнула свою скромную льняную ночную рубашку и разложила на постели.

Ванна была наполнена. Зие не терпелось сбросить одежду, и она дала знак девушке уйти, настаивая на том, что предпочитает сама позаботиться о себе.

Горячая вода быстро согрела ее тело и размягчила усталые и ноющие кости. Зия быстро вымыла волосы, пока не остыла вода, и, положив голову на край ванны, задремала. Потом встряхнулась и приказала себе встать и отправиться в постель. Она устала до мозга костей, и если сейчас же не выйдет из ванны, то уснет прямо здесь, а это плохо. Не годится, чтобы ее мнимый муж нашел ее голой в ванне.

Зал опустел, за столом остались только Артэр и Каван. Артэр думал, что брат отложит разговор до утра, но как только Гонора ушла спать, стало ясно, что Каван хочет поговорить с ним прямо сейчас.

– Ты сделал удачный выбор, – сказал его брат. – И он пойдет на пользу нашему клану. Я за тебя рад и горжусь тобой.

– Спасибо, – ответил Артэр, зная, однако, что вскоре ему придется признаться во всем Кавану. – Наверное, было бы лучше, если бы я вернулся с Ронаном.

На это Каван ничего не ответил. Только спросил:

– Что ты узнал о нем?

Артэр поделился с ним новостями, и Каван покачал головой:

– Почему же Ронан покинул место, где о нем заботились и где он был в безопасности?

– Не знаю, Зия и ее бабушка Бетан тоже не в курсе дела.

– Ты в этом уверен? – недоверчиво спросил Каван.

Артэр пожал плечами:

– Я и сам себя спрашивал об этом, но из того, что узнал о деревне Блэк и ее жителях, не вижу, почему бы кому-нибудь имело смысл скрывать от меня правду. – Он покачал головой. – Хотя…

– Ты чувствуешь, что тебе рассказали не все?

– Какое-то сомнение точит меня, – подтвердил Артэр.

– И остается еще один вопрос: если Ронан покинул деревню по собственной воле, почему он не вернулся сразу домой?

– Я и сам над этим думал. Возможно, брат отправился туда, где продолжает лечение, и, только полностью выздоровев, вернется к нам.

Каван покачал головой.

– Что-то во всем этом деле мне не нравится. Я чувствую то же, что и ты. Нам рассказали не все. Кто-то что-то скрывает – и намеренно.

– Ты намекаешь на мою жену? – спросил Артэр без всякой злости.

Долг его брата – защитить клан.

– Мне нравится твоя жена, а после того, как ты рассказал, с какими неприятностями ей пришлось столкнуться из-за своего целительского искусства, я вижу, какой она редкий человек.

– Правда, иногда ведет себя глупо, – засмеялся Артэр.

– А какая женщина этого не делает?

– Хорошо, что твоя жена этого не слышит.

Каван тоже посмеялся, потом заговорил серьезно:

– Я действительно рад, что ты женился на такой одаренной знахарке, но у меня есть и своя корысть. Беспокоюсь за Гонору. Она продолжает чувствовать себя неважно, дважды падала в обморок с тех пор, как ты уехал. Мне будет спокойнее, если рядом с ней будет такая опытная целительница.

– Зия – замечательная и очень внимательная целительница. Я своими собственными глазами видел это. Но всякое доброе дело не остается безнаказанным. Вот ее и обвинили в колдовстве.

– Клан защитит ее, и лучше, если она останется на земле Синклеров, пока все это дело не разрешится, – сказал Каван. Потом он понизил голос, хотя рядом никого не было. – Все-таки я не вижу никакого смысла в том, что Ронан покинул деревню, где за ним ухаживали.

– Я и сам так думаю. Зачем покидать безопасное место?

– Что-то заставило его уехать, – сказал Каван.

– Не думаю, чтобы Зия или Бетан были замешаны в этом. Их дело – лечить.

– Кажется, ты подозреваешь, что за отъездом Ронана из деревни Блэк кроется нечто большее, чем ты рассказал.

– Ты прав, но какой смысл скрывать важные новости о Ронане от его семьи?

Ответ Кавана поразил его:

– Зия пытается защитить нас от чего-то.

Глава 18

Артэр тихо вошел в свою спальню, не желая будить Зию, которая, как он был уверен, крепко спит. Он застыл на месте, увидев ее в ванне: голова запрокинута, изо рта вырывается похрапывание. Одна рука и одна нога свисают через край ванны, как будто она уснула, вылезая из нее.

Он улыбнулся. Она выглядит такой милой, такой прелестной, так бы и зацеловал. Но это не сейчас. Придет время, она поймет, что их союз на пользу им обоим, и поступит как полагается – выйдет за него замуж, как он уже не раз ей предлагал.

А до того?

Артэр покачал головой, гадая, как он доживет да тех пор.

Он подошел к ванне и присел на корточки. Она красива, во всех смыслах. Изгибы ее тела совершенны, форма грудей и бедер безупречна. Ему до боли хотелось протянуть руку и коснуться каждой впадинки и выпуклости.

Артэр закрыл глаза, опустил голову и глубоко вздохнул, успокаиваясь. Если он будет продолжать разглядывать ее, то ему захочется заняться с ней любовью. Нужно справиться со своим неуемным желанием, вытащить ее из ванны, вытереть и уложить в постель.

– Господи, дай мне силы, – пробормотал он, потом нежно коснулся ее плеча. – Зия, вылезай из воды.

Она не шевельнулась. Он тихо застонал, сильнее похлопал ее по плечу и громче произнес:

– Проснись!

Глаза ее медленно открылись, и кончик языка облизнул нижнюю губу.

Он хлопнул себя по губам, заглушая стон, и громче, чем намеревался, сказал:

– Вставай, соня!

Зия встрепенулась, разбрызгивая воду по сторонам, и уставилась на него широко раскрытыми глазами:

– Мне холодно!

– Неудивительно, – сказал он. – Ты ведь сидишь в ванне с холодной водой.

Зия опустила взгляд и тут же прикрыла грудь руками.

– Кажется, я заснула.

Артэр схватил полотенце со скамьи, стоящей рядом.

– Похоже на то. – Он встал и расправил полотенце. – Теперь вставай.

Она решительно вылезла из ванны, дрожа при этом от холода.

Артэр закутал ее в полотенце и начал растирать. Зия стала дрожать меньше. Подхватив девушку на руки, Артэр отнес ее к кровати и посадил на край.

– Подними руки, – приказал он, хватая ее ночную рубашку и натягивая ее ей через голову. Потом присел перед ней на карточки и, когда она расправила ночную рубашку, стал по очереди вытирать ее ноги.

Ноги у нее были красивые, пальцы изящной формы, подъем плавный, кожа нежная. Осознав, что полотенце выскользнуло из его рук, он стал ласкать ее ногу руками, и будь он проклят, если ему хотелось прекратить это.

Он и не прекратил. Это Зия убрала свою ногу и спряталась под шерстяным одеялом, натянув его до шеи.

– Все в порядке? – спросил Артэр.

Зия кивнула, ухватившись за одеяло и не спуская с него глаз.

Он отвернулся и пошел к двери.

– Ты куда? – спросила она.

Он не оглянулся.

– Мне нужна холодная ванна.

Зия хихикнула.

– Тут как раз такая есть.

Артэр быстро обернулся.

– Хочешь увидеть меня раздетым, да?

Не успела Зия ответить, как он сбросил одежду, и она не разочаровалась. Она продолжала смотреть на него, даже приподнялась на подушке, чтобы лучше видеть.

Артэр не смутился. Раздевшись, он не спеша погрузился в ванну. Опустив туда одну ногу, он чуть не передумал, потому что вода оказалась холоднее, чем он предполагал.

– Трус, – засмеялась Зия.

– Я просто дал тебе время полюбоваться на меня.

– Я достаточно повидала.

– Такого, как сейчас? – спросил он, выпячивая грудь.

– Ты вполне сносный. Не переживай.

Артэр поспешно обернулся, чтобы сострить в ответ, потеряв равновесие, плюхнулся в воду. Брызги разлетелись во все стороны.

Зия захохотала.

– Это твоя вина, – укорил он.

Струйки воды стекали по его лицу.

С трудом сдерживая смех, она произнесла:

– Я села в ванну вполне удачно.

– Но тебе не удалось выбраться из нее.

– Лучше, чем шлепнуться так неуклюже в воду. – Зевок прервал ее смех.

– Спи, ты устала.

– Я подожду тебя, – сказала Зия, снова скрываясь под одеялом.

Ему хотелось спросить – зачем, поскольку она наверняка не ждала, что они займутся любовью. По счастью, она ответила ему, и вопроса задавать не пришлось.

– Мне хочется знать, что думает твой брат о нашем браке. Да и вода такая холодная, что ты долго там не выдержишь.

Она права. Он поспешно вымылся и, выбравшись из ванны, быстро вытерся.

Потом подошел к кровати, обернув полотенце вокруг бедер.

– Я обычно сплю голым.

– А я – нет, – заметила она. – И оставайся на своей стороне.

– Попытаюсь, – поддразнил Артэр, отбросил полотенце и прыгнул в постель.

После того как он устроился, Зия спросила:

– Что сказал твой брат? Мне нравится Гонора. Они составляют прекрасную пару, а твоя мама – просто чудесная. Мне так ее жаль. В ее глазах видна печаль. А Лахлан… – Она хихикнула. – Он – обольститель и скрывает, какой он заботливый человек.

– Я рад, что тебе нравится моя семья и ты так проницательна относительно Лахлана. А что касается Кавана, он рад нашему союзу, однако у него есть вопросы касательно Ронана.

Артэр лежал рядом с ней на спине и почувствовал, как она напряглась, когда повернулась на бок, чтобы посмотреть на него.

– Я так и думала, что они у него возникнут. Только поближе познакомившись с твоей семьей, видишь, как вы все близки. Вам, должно быть, тяжело переносить отсутствие Ронана.

Он слышал искренность в ее нежном голосе и подумал: раз уж она так сочувствует их горю, то, возможно, расскажет ему побольше о Ронане. Вместо этого она сменила тему:

– Мне казалось, ты расскажешь правду про нас Кавану, раз ты ему так доверяешь.

– Не сейчас.

Она улыбнулась.

– Я понимаю, почему ты ему ничего не сказал.

– Просвети меня. – Он повернулся на бок, чтобы видеть ее лицо.

– Ты надеешься убедить меня выйти за тебя замуж, прежде чем будешь вынужден рассказать всем правду о нас.

Артэр смущенно почесал голову.

– Знаешь, ты, должно быть, права.

Она шутливо толкнула его:

– Ты, надеюсь, не собираешься настаивать на своем?

– Посмотрим. – Он щелкнул ее по кончику носа. – Все-таки ты в моей постели.

В ответ Зия сладко зевнула.

– Только чтобы поспать.

Он наклонился и легко поцеловал ее.

– Тогда спи, жена.

Она снова толкнула его:

– Не забудь оставаться на своей половине, муж.

– Ты тоже.

– Не волнуйся. Я не сдвинусь с места. До самого утра.

Артэр в третий раз проснулся от того, что голова Зии лежала на его плече. Ее рука покоилась у него на груди, ее нога была закинута на его ногу, а ее колено находилось слишком близко от его паха. Он дважды оттолкнул ее, но она снова возвращалась на прежнее место. А ведь именно Зия беспокоилась, как бы он не вторгся на ее половину, развеселился Артэр.

Он оставил бы ее на прежнем месте, хотя она такая теплая, пахнет так сладко и так приятно ощущать ее рядом, что это может соблазнить кого угодно. Точнее говоря, соблазн может быть слишком силен для него.

Он неохотно освободился от нее, но на этот раз Зия поморгала и слабо произнесла:

– Оставайся на своей половине.

Прежде чем он успел сообщить ей, насколько она ошибается, Зия повернулась на бок и снова уснула. Она посапывала во сне, к этому тихому звуку он начал привыкать.

Ему хотелось прижаться к ней, обнять ее, зарыться лицом в волосы и покусывать ее нежное тело. Вместо этого он повернулся на другой бок, спиной к ней, и, пролежав так, как ему показалось, целую вечность, уснул.

Проснувшись, Зия зевнула, потянулась и вспомнила, что находится в постели Артэра. Оглядевшись, она увидела: его нет, а она лежит на его половине. Она вспоминала прошлую ночь и гадала, одна ли она покинула свою половину постели. Если все так, как ей кажется, то Артэр вновь повел себя благородно, а это многое говорит о его характере. Или это только столь свойственное ему благоразумие?

Зия села в кровати. Артэр – хороший человек, но один вопрос терзает ее. А где же страсть? Неужели он никогда не уступит ей, проявляя одну только рассудочность? Насколько она убедилась, он всегда держит себя в узде. Что произошло бы, дай он себе волю? Хотелось бы ей это узнать.

Зие предстояло много дел, так что она быстро встала и оделась, натянув свой обычный наряд, состоящий из простой юбки и блузки и поношенных сандалий. Ей не приходилось заботиться о своих коротких волосах – обычно достаточно было провести по ним расческой или даже пальцами, чтобы они выглядели прилично.

Зия поспешила к двери, голова ее была забита предстоящими делами. Нужно осмотреть Гонору и обойти сад при замке. Она надеялась отыскать там множество полезных растений. Ей придется также определить место для работы, сходить в лес и сделать многое другое.

Войдя в большой зал, Зия увидела только Эдди и Гонору. Улыбнувшись, она присоединилась к ним.

– Я, к стыду своему, заспалась, – сказала она, оглядывая помещение.

– Ерунда, – отмахнулась Эдди. – Ты переутомилась. И имеешь право спать хоть целый день, если хочешь.

– Ой, что вы, – возразила Зия. – У меня слишком много дел.

Гонора, держа руку на своем большом животе, сказала:

– Артэр говорит, что тебе следует отдохнуть этот день. Работу ты сможешь начать и завтра.

– Артэр не… – Зия закусила губу, поняв, что едва не сказала: «Артэр мне не муж и не имеет права мне приказывать». Она широко улыбнулась. – Артэр не должен слишком заботиться обо мне.

– И все-таки он это делает. Артэр знает, как будет лучше всего, и обычно так оно и случается.

Зия не собиралась спорить по этому поводу, поскольку она сама не раз убеждалась, что Артэр обычно бывает прав, черт его побери.

– Да, Артэр внимательный, но он не должен беспокоиться за меня. Я прекрасно себя чувствую и хочу немедленно приступить к делу. – Она обернулась к Гоноре: – Мне хотелось бы поговорить о твоем самочувствии и предстоящих родах.

– Это может подождать до завтра, – заверила ее Эдди. – Займись сегодня собой.

– Но все равно не стоит терять время даром. – Зия взяла кусок хлеба с блюда и встала. – Покажешь мне окрестности, Гонора?

Гонора посмотрела на Эдди, которая ответила ей согласным кивком:

– Если Зия хочет, то покажи ей все.

– Возможно, мы сможем поговорить позже, – сказала Зия Эдди.

– Пожалуй.

– Хорошо. Тогда сейчас я смогу осмотреть порез на вашей руке.

Эдди отшатнулась.

– Это ерунда.

– Но он может воспалиться, если его не обработать как следует.

– Позаботься сначала об Эдди, – сказала Гонора, заметно расстроенная, и попыталась встать.

Зия подошла, собираясь помочь ей, но из-за ее спины появилась сильная рука и подхватила Гонору.

– Что случилось с моей матерью и почему расстроена моя жена? – требовательно спросил Каван, обнимая Гонору.

Гонора поспешила ответить, но только ухудшила ситуацию.

– У мамы рука воспаляется.

– Что? – раздался удивленный возглас у нее за спиной.

Зия вздрогнула, услышав голос Артэра, и выругалась про себя: как будто оба брата подслушивали их разговор.

– Стоп! – сказала она, поднимая руку.

– Уже попала в неприятности? – спросил Артэр, засмеявшись, и обнял ее за талию.

Зия не удержалась и улыбнулась. Ряды сомкнулись. Артэр защищает ее, а Каван защищает свою жену, тогда как Эдди не встала ни на чью сторону.

– Ничего плохого, – сказала она, пытаясь объяснить. – Я делаю то, что и всегда…

– Попадаю в неприятности, – поддразнил ее Артэр.

Она шутливо погрозила ему пальцем:

– Замолчи.

Гонора, в свою очередь, предложила:

– Каван прогуляется со мной, пока ты ухаживаешь за мамой.

– Хорошая мысль, – сказал Артэр.

Зия увидела, как братья переглянулись, и, не сказав ни слова, Каван с Гонорой ушли.

Девушка повернулась, взмахнув юбкой, к Артэру и краем глаза увидела, как Эдди выскользнула из комнаты.

– Я могу позаботиться о себе сама.

Артэр почесал голову.

– Поэтому мне и пришлось дважды спасать тебя?

– Это недоразумение, и по твоей вине, – сказала она.

– Моей? – обиженно спросил он. – Меня здесь даже не было.

– Нет, но ты оставил мне приказ…

– Немного отдохнуть – это совсем не приказ, – возразил Артэр. – Я видел, как ты переутомилась от работы, и решил, что надо побыстрее вернуться домой. Я чувствовал, что тебе нужно прийти в себя и восстановиться, прежде чем ты снова будешь тратить все свое время на помощь другим. Меня беспокоила ты, и только ты.

Зия вздохнула и улыбнулась:

– Как романтично.

Он взял ее за руку и поцеловал тыльную сторону ладони.

– Я могу быть романтичным. Что ж в этом плохого?

– Ты знаешь, что следует за романом? – спросила она, подходя к нему.

Продолжая держать ее за руку, он приблизил к ней свое лицо.

– Скажи мне.

– Любовь.

– Потом следует страсть, – шепнул он ей на ухо.

– Это признание? – спросила она.

– Я думаю, нам нужно обсудить это подробно позднее.

– Что обсудить – любовь или страсть?

Лахлан прервал их разговор, ворвавшись в зал с криком:

– Гонора потеряла сознание!

Глава 19

Каван расхаживал под закрытой дверью спальни, а Артэр стоял на месте. Он понимал: брат не сердится, он просто волнуется. Хотя всего несколько мгновений назад об этом можно было бы спорить. Когда Зия велела Кавану покинуть комнату, пока она занимается его женой, он ответил резким отказом. Артэр должен был отдать должное Зие: она терпеливо и спокойно убеждала Кавана до тех пор, пока тот не успокоился, и тогда твердым голосом велела ему выйти из комнаты.

В дело вмешался Артэр, убедив брата, что лучше предоставить Зие возможность спокойно работать и не расстраивать Гонору возникшей перебранкой. Каван неохотно покинул спальню, сообщив Зие, что он будет находиться за дверью и ожидать новостей, которые она должна сообщить ему немедленно, иначе он вернется – и тогда уж точно не отойдет от постели жены.

Отсюда недовольство, хмурый взгляд и озабоченные морщины на лице брата.

Каван резко остановился.

– У твоей жены сильный характер.

– Я скорее считаю его страстным.

– Тогда жди неприятностей, – предупредил Каван и снова принялся шагать.

Артэр защищал Зию не только потому, что этого ждут от него, как от мужа, но и потому что сам видел, насколько поглощена она своей целительской работой. Он и восхищался ею за это.

– Страстность Зии и делает ее такой замечательной знахаркой, – объяснил он. – Единственное, о чем она думает, когда лечит – это тот человек, который нуждается в ее помощи. Вот сейчас для нее важна только Гонора и то, что она должна помочь ей. И ей совершенно безразлично, как отреагирует на это лэрд клана Синклеров.

Каван остановился.

– Думаю, ты прав, напомнив мне, с кем я имею дело. Твоя жена делает то, в чем разбирается лучше всего, и я ей за это очень благодарен. Хотя к ее резкому характеру придется привыкать.

Артэр рассмеялся. Со времени знакомства с Зией он смеялся и улыбался чаще, чем когда-либо прежде. Она привнесла в его жизнь много светлых сторон, как же этому не радоваться?

– Со временем она тебе понравится, – заверил Артэр брата.

– Видно, что она уже понравилась тебе.

– Да еще как! – согласился Лахлан, появляясь из-за лестницы и направляясь к ним. – Любовь – так и написано на нем. Как это получилось? Влюбился как последний дурак сразу, как только увидел ее?

Артэр лишился дара речи. Все, что он услышал – это слово «любовь». И оно продолжало звучать в его голове. Как звон колокола на башне, язык которого не перестает раскачиваться. Женитьба на Зие – разумное решение, так он думал. Но неужели его действительно диктовала любовь?

Лахлан шлепнул его по спине.

– Я прав. Бедняга онемел от любви и сам этого до сих пор не понимает – очень похоже на тебя, Каван.

– Подожди. Я посмотрю, что будет с тобой, когда ты влюбишься, – насмешливо возразил Каван.

Артэр, наконец, обрел голос и присоединился к брату:

– Я согласен с Каваном. Посмотрим, как ты себя поведешь.

– Мне жаль вас разочаровывать, – сказал Лахлан с самодовольной уверенностью. – Я намерен быть мудрым, когда мне настанет время выбирать жену.

Лахлан стал объяснять, что он не будет страдать или мучиться, гоняясь за женщиной. Он сообщит, что ищет жену, а потом станет выбирать среди возможных кандидаток, а когда выберет, то у него будет покорная, исполнительная жена.

Артэр и Каван громко рассмеялись, и в это время в дверях показалась их мать.

– Что вас так развеселило? – спросила Эдди.

Каван и Артэр не могли сдержать смех. Лахлан пересказал матери то, о чем говорил им.

Эдди тоже рассмеялась и, еле сдерживаясь, вышла в спальню. Вскоре взрывы смеха донеслись уже из спальни, отчего Артэр с Каваном расхохотались еще громче, а возмущенный Лахлан удалился.

После того как братья успокоились, дверь спальни отворилась, и Эдди пригласила их войти.

Каван подошел к жене, сидевшей в кресле у окна.

– Ты себя лучше чувствуешь?

– После разговора с Зией – гораздо лучше, – подтвердила Гонора.

На лице Кавана появилась довольная улыбка.

– Значит, больше не будешь падать в обморок?

– Зия уверяет, что обмороков не будет, если я последую ее указаниям, – сказала Гонора.

Каван взглянул на Зию:

– Мы будем делать все, как ты скажешь.

Зия улыбнулась:

– Гоноре нужно есть только то, что я скажу.

Каван бросил озабоченный взгляд на мать.

– Я уже готова присмотреть за этим, – сказала Эдди. – Вот поэтому я собираюсь немножко покормить ее прямо сейчас. И, Артэр, – добавила она, поворачиваясь к сыну, – тебе нужно подыскать симпатичный дом, где твоя жена смогла бы работать. Я уверена, многие люди из клана захотят воспользоваться ее искусством знахарки.

– Это было бы хорошо, – согласилась Зия. – Мне понадобится место, где я могла бы готовить отвары, делать снадобья, составлять мази и осматривать больных.

– Дом Тимина, – подсказал брату Каван. – Ты его знаешь. Он пустует уже несколько месяцев.

– Это в конце деревни. А мне хотелось бы, чтобы моя жена находилась ближе к замку. – Артэр обнял Зию за талию.

Оказывается, он делает это часто и без раздумий. Ему чего-то не хватает, когда она не в его объятиях, как будто часть его самого где-то отсутствует. Как бы то ни было, он чувствует себя спокойнее, когда ощущает ее рядом, прижимает к себе.

– Есть еще дом Бидди, – предложила Эдди. – Он ближе к центру деревни, хотя и маленький. Хорош для одного человека, как часто говорила Бидди. Думаю, она была бы рада, узнав, что ее дом станет местом для лечения людей.

Артэр кивнул. Он знал этот дом и женщину, которая умерла три месяца назад.

– Я отведу туда Зию и узнаю, подходит ли он ей.

Зия озабоченно взглянула на Артэра:

– Позволь мне сначала осмотреть руку твоей матери, а потом мы пойдем.

Он любит ее.

Эта мысль подействовала на него как внезапный солнечный удар, сердце от нее бешено заколотилось. То, что он чувствует – любовь? В ее глазах он видит то же самое? Стрела любви попала в них обоих?

– Артэр? – окликнула Зия.

Он потряс головой, приходя в себя.

– Что-то не так? – неуверенно спросила она.

Он успокоился и стал кивать, соглашаясь, но не мог сообразить с чем.

– Хорошо, – улыбнулась Зия. – Дай мне пару минут, встретимся снаружи.

Он направился к двери и пытался вспомнить, почему встречается с Зией снаружи. И тут Каван хлопнул его по спине и сказал:

– Ну, пришел в себя? – Потом поспешно шепнул: – Дом Бидди.

И тут Артэру все вспомнилось, лицо вспыхнуло. Он чувствовал у как горят его щеки, и радовался, что никто не видит его смущения.

Любовь действительно взяла его в оборот. Каван засмеялся и пошел к своей жене.

Артэру шутка Кавана не показалась забавной, и, пытаясь собраться с духом, он покинул замок, намереваясь ждать под раскидистой сосной. Сосновые иголки образовали подушку, на которой он устроился. Но сидеть ему долго не пришлось, Зия вскоре опустилась на землю рядом с ним.

– Ты быстро, – заметил он, беря ее за руку.

Ему нравилась ее нежная и теплая кожа, и он любил, когда их пальцы переплетались, замыкались, держали друг друга.

– У нее просто немного содрана кожа, скоро все заживет.

Казалось, она не торопится посмотреть дом, на который им указали, как и он сам. Он предпочитал Воспользоваться этим временем и посидеть здесь, в тени дерева, с ней рядом и поговорить.

– Вижу, у тебя что-то на уме, – сказала Зия. – Выкладывай.

Она ждала, не настаивая, не указывая, не требуя, чтобы он сказал ей об этом немедленно. Она просто ждала, захочет ли он поделиться с ней чем-то, судя по всему, сокровенным.

– Ты хочешь выйти замуж по любви, так ты мне говорила, – наконец, проговорил он.

– Да, и свое мнение не изменила, – ответила Зия.

– А что ты скажешь, если бы я любил тебя? Твое мнение о браке со мной изменилось бы в лучшую сторону?

Она выглядела удивленной. Потому ли, что он так поразил ее, или потому, что она не знала, как ответить? И то и другое не предвещало ему ничего хорошего.

– Если бы ты любил меня? – резко спросила Зия. – Ты пытаешься решить, можешь ли полюбить меня? Есть ли хоть малейший шанс?

– Ты меня неправильно поняла.

Она отдернула свою руку.

– Мне кажется, это ты понимаешь все неправильно. Любовь приходит отсюда, из глубины, – сказала она, прижимая руку к груди. – Она может нагрянуть мгновенно или развиваться медленно, но каким бы путем она ни пришла, приходит она из глубины сердца, и ничто – совсем ничто – не может остановить ее, даже логика.

– Позволь мне объяснить…

– Нет, – покачала она головой. – Я попрошу кого-нибудь показать мне дом Бидди и сообщу, подойдет ли он мне.

Она стала подниматься, и он вскочил, чтобы помочь ой. Он понял: ею овладело упрямство, и если он не будет осторожен, то только ухудшит ситуацию. Непонятно только, как она может стать еще хуже. Но выяснять это ему совсем не хочется.

– Я тебя провожу, – предложил Артэр.

– Нет, я предпочитаю пойти одна.

– Как это будет выглядеть в глазах других людей, если я позволю своей жене самой искать дом для лечения? – спросил он.

– Подумают, что она сердита на тебя, и по заслугам.

Артэр набрался терпения. Не стоит сейчас спорить с ней. Это только подогреет разногласия. Так что он поступил так, как счел необходимым и разумным:

– Извини.

– За что мне тебя извинять?

Ее неожиданное замечание застало его врасплох, и он стыдливо примолк.

– Я знаю, – сказала она, вскидывая руки к небу. – Твое извинение ничего не значит. Это пустое сотрясение воздуха. – Она хмуро улыбнулась. – Ты невозможен. Ты не почувствовал бы любовь, даже если бы она пронзила тебя прямо в сердце. Ты видишь в окружающей жизни только разумное, а влюбиться – по-твоему, безрассудство. Сомневаюсь, что ты когда-нибудь полюбишь.

Она отвернулась и ушла. Он едва не последовал за ней, но удержался. Ей нужно время, чтобы остыть, а потом он с ней все спокойно обсудит.

Лахлан появился внезапно.

– Тебе нужно было пойти за ней. Она очень сердита. Она меня даже не заметила, когда проходила мимо.

– Вот поэтому я и хочу подождать, пока она остынет.

Лахлан усмехнулся:

– Нельзя быть разумным, когда дело касается женщин, Артэр. Потому что они сами неразумны. Зия наверняка хотела бы, чтобы ты пошел вслед за ней. Это показало бы ей, что она тебя по-настоящему волнует.

– Она продолжила бы со мной спорить, если бы я пошел за ней. Только и всего.

– Конечно, стала бы, ведь она этого и хочет.

– Спорить? – спросил Артэр, покачав головой. – В этом нет смысла.

Лахлан твердо взял брата за плечо.

– Вернемся к уроку номер один – женщины неразумны. Они не признают логику.

– Как же тогда можно с ними о чем-нибудь договориться?

Лахлан снова усмехнулся:

– Это невозможно. Ведь женщины никогда ничего не забывают. Они будут напоминать вам о том, что вы уже давно забыли.

– А ты знаешь, как это сделать?

– Я учился этому у каждой женщины, с которой мне доводилось познакомиться.

– Ты хочешь сказать, у каждой женщины, которую тебе удавалось затащить в постель, – уточнил Артэр.

– Женщины любят поговорить, особенно в постели. Вот тогда я и узнал многое о них. – Он широко улыбнулся. – И я с нетерпением жду каждого урока.

Артэр покачал головой.

– Я предпочитаю свой собственный подход. Он более разумный.

Лахлан снова усмехнулся:

– Лучше тебе запомнить урок номер один, или ты окажешься в беде. Особенно с такой страстной женщиной, как Зия.

Артэр кивнул:

– Я восхищаюсь ее страстностью.

– Это потому, что в тебе самом ее нет.

– Есть, – сказал он, немного обиженный на брата.

– Не сердись, но страстность не твоя сильная сторона. Обдуманность и надежность – это твое, это великолепно, потому что всегда можно положиться на то, что ты поступишь как нужно. И ничто не может удержать тебя от этого. Ты ведь помог Зии. Принял разумное решение и спас ее. Когда ты рассказал нам эту историю, я подумал, что мог бы на твоем месте посчитать девушку ведьмой и позволить сжечь ее на костре.

– Даже если бы знал, что у нее есть сведения о Ронане?

Лахлан пожал плечами:

– Я с ведьмами не связываюсь.

– Но Зия не ведьма.

– Сейчас я это знаю, но тогда, услышав, что вся деревня проклинает ее, усомнился бы.

Слова брата рассердили Артэра, и он хотел было возразить, но вдруг понял, что хотел сказать Лахлан.

– Ты предостерегаешь меня, что большинство думает, как ты, и беда все еще грозит Зие. Правильно я понял?

– Так и есть, клану нужно присматривать за ней, но меня больше волновала твоя реакция на мое предположение, что твоя жена могла бы быть ведьмой. Твое поведение было разумно.

– А тебе хотелось бы, чтобы я сбил тебя с ног?

Лахлан усмехнулся:

– Это и была бы страстность.

Глава 20

Прошло два дня с тех пор, как Зия заняла дом Бидди. Только после того, как все в нем вымыли и привели в порядок, начали приходить люди. У большинства болезни были не очень серьезные, и лечить их оказалось довольно просто. Потом распространился слух, насколько лучше стала чувствовать себя Гонора, и беременные женщины из деревни стали появляться на пороге дома Зии.

Она сосредоточилась на своей работе, погружаясь в нее с головой, но в остальное время не могла избавиться от мыслей об Артэре. Стоило труда прогонять эти мысли, чтобы они не мучили ее днем и ночью.

Зия была разочарована тем, что он не пошел вслед за ней к дому Бидди в тот день, когда они поссорились. Она надеялась: он последует за ней и они продолжат ссору. А он этого не сделал. И в ту ночь, опять-таки к ее разочарованию, у них не было времени обсуждать, что важнее – любовь или страсть, потому что ее позвали помочь при родах, а, в конце концов, выяснилось – женщине еще вовсе не время рожать. Отношение Артэра к ситуации так и оставалось рассудительным. Он держался своей половины кровати, а она – нет. Он вел себя как ответственный и внимательный супруг, а она делала все, как ей хочется. Ситуацию нельзя было назвать невыносимой, Напротив, она становилась почти удобной, надежной и спокойной, как будто они прожили вместе много лет, а не всего несколько недель.

– Я пришел, чтобы проводить тебя домой, – сказал вошедший Артэр, наклоняясь под низкой притолокой входной двери. Он обошел стол. – Ты уверена, что тебе тут достаточно места?

– Вполне. Я ведь тут долго не пробуду. – Она была рада видеть его, впрочем, как и всегда.

– И все-таки мне хотелось бы, чтобы тебе было удобно и чтобы у тебя было подходящее помещение… – сказал он, подходя к ней со спины.

Он не спеша обнял ее за талию и, сомкнув руки, прижал Зию к себе.

Он всегда был нежен, обнимал ее, чмокал в щеку, в затылок, иногда украдкой целовал. Как-то ночью, когда она задержалась из-за мальчика, у которого болел живот, он ждал ее снаружи, а потом они пошли к замку, взявшись за руки. Он остановился и поцеловал ее при ярком лунном свете, и она этому была рада. Честно говоря, она страстно этого желала.

Это был удивительный поцелуй, и вкус его оставался на ее губах несколько часов, а ее чувства были взбудоражены еще дольше.

Сейчас, когда он обнял ее, Зия вспомнила тот поцелуй, глубокий, неторопливый и нежный, и ей захотелось большего.

– Дом Бидди подойдет лишь на время, – сказала она, надеясь, что он поймет ее намек, отреагирует на ее очевидное намерение уехать.

Или его это не волнует? Разве он не хочет, чтобы она осталась? С того спора он ни разу больше не заговаривал о любви. А она была слишком упряма, чтобы первой поднимать этот вопрос. Это ведь он задал его. Если его это волнует, пусть он и продолжает. Или он не хочет? Ей впору заплакать от разочарования. У нее нет опыта в любви. Она только знает, что ее одолевают какие-то необычные чувства и ощущения, и они становятся все более яркими, когда она рядом с ним.

Она почувствовала, как Артэр сливается с ней, как бы становясь частью ее. Сейчас он поцелует ее, надеялась Зия. Господи, как же ей хочется, чтобы он сделал это!

«Он достоин тебя», – напомнил ей голос бабушки, и хотя Зия была ей благодарна, она знала это и сама. Артэр каждый день показывал свое внимание к ней. Необузданную страсть – вот что ей хотелось бы видеть. Или она искала хоть намека на любовь? Ей хотелось хоть однажды увидеть какой-нибудь совершенно нелогичный поступок, если бы дело касалось ее.

Внезапно ей захотелось продемонстрировать свою собственную страстность, она повернула к нему лицо и шепнула:

– Хочу, чтобы ты поцеловал меня.

Не говоря ни слова, Артэр послушался и впился в нее таким поцелуем, от которого ноги у нее задрожали и сердце куда-то провалилось. Она буквально таяла в его руках. Господи, как этот мужчина целуется! Хочется забыть все на свете, отдать ему себя целиком.

Она прижалась щекой к его груди и накрыла ладонью его сердце. Ей показалось, что она чувствует, как сильно оно бьется. Неужели это все из-за нее?

– Мне нравятся твои поцелуи, – улыбнулась ока и почувствовала, что его мышцы напряглись.

Но только на несколько мгновений. Тут же она посчитала, что ей это показалось, а ведь так хотелось, чтобы она не ошиблась.

– Твои губы дарят счастье, – сказал он, нежно обнимая ее. – Спокойный или страстный, но каждый поцелуй переворачивает мне душу.

Сердце ее воспарило, она шутливо упрекнула его:

– Ты опять начинаешь быть романтичным.

– Еще одна причина, почему я буду достойным мужем.

Зия неохотно высвободилась из его объятий и чувствовала, что и он с трудом отпускает ее. Она обошла вокруг стола, собирая свои вещи, потом встала напротив и сказала:

– Назови мне другие доводы, почему ты станешь для меня хорошим мужем, но не столь очевидные.

– Защищать тебя – вот один из очевидных доводов.

Зия кивнула:

– Я этого уже наслушалась. Скажи что-нибудь другое.

Она ждала, думая, что он озадачен, и разочаровалась, услышав его ответ:

– Ты неплохо чувствуешь себя в моих объятиях. Когда ты рядом, мне кажется, что мы – две половинки, соединенные в одно целое.

Он прекрасно выразил то, что чувствовала она сама, и от этого у нее дыхание перехватило.

– Убедительный довод? – спросил он, поскольку она ничего не ответила.

Она кивнула и шепнула:

– Еще.

– Мы хорошие партнеры в постели, – сказал он с лукавой улыбкой. – Мне нравится, что ты не остаешься на своей половине постели и каждую ночь норовишь забраться на меня.

Зия покраснела. Не далее как сегодня утром она проснулась, едва не оседлав его, и он поспешно выбрался из постели под предлогом встречи с Каваном. Все-таки надо лучше контролировать себя, но какой холодной казалась ей постель без него! Или она чувствовала пустоту в себе, когда его не было рядом?

– Все, – сказала Зия, бросая последнюю вещь в свою корзинку. – Можем идти. – Ей не хотелось больше слышать никаких причин, почему он будет хорошим мужем.

Двух причин, названных им, вполне достаточно. Кроме того, ей нравятся его поцелуи, и то, как он обнимает ее, и то, как волнуется о ее безопасности, и, черт побери, все на свете…

Она поспешила выйти из дома, однако ее мысли последовали за ней.

Она его любит!

Она уже знала это, но отказывалась признаться себе самой. Никогда ее так не тянуло ни к одному мужчине, как к Артэру. Он прав – они дополняют друг друга, созданы друг для друга.

Так что же ее так расстроило? Разве это не то, чего она желала для себя – мужчина вполне подходящий ей, а она – ему? Даже если временами он слишком рассудочен, он доказал, что может быть романтиком. Значит, он готов любить ее страстно. Но что это: всепоглощающая любовная страсть или только чувство, вызванное интимной ситуацией?

Она испуганно подскочила, когда Артэр накинул ей на плечи шаль.

– Чувствуешь, воздух уже по-осеннему прохладный?

Зия стянула концы шали и, улыбнувшись, взяла его за руку. Ей не хотелось, чтобы он догадался, что ее терзали мысли о нем и о любви. Ей нужно разобраться в этом самой, понять смысл и… она чуть не выругалась про себя.

Как она могла искать смысл в любви? Сейчас она думала почти как Артэр, будто он вселился уже в ее душу.

– Проводи меня в рощу на болоте, – попросила она, кутаясь в шаль и продолжая держать его за руку.

– Скоро наступит ночь. Я тебя завтра туда отведу.

– Но феи появляются по ночам, – поддразнила она его.

Артэр рывком притянул Зию к себе, и она упала в его объятия.

– Не говори глупостей.

– Я только повторяю то, о чем говорят в твоей деревне, – защищаясь, сказала она.

– Их за это не обвиняют в колдовстве.

Она хотела возразить, но передумала, увидев озабоченный взгляд его темных глаз и поняв, как он волнуется за нее. Она не может винить его за это. Он прав, и будет умнее послушать его.

– Прости. Я не подумала об этом.

Он поднял ее и быстро поцеловал в губы.

– Обещаю тебе, завтра я отведу тебя в рощу. Пусть даже на болоте.

Она обняла его за шею.

– Буду ждать.

– Мы отправимся пораньше, пока деревенские не начнут толпиться у твоего дома.

– Ты ревнуешь? – спросила она, и в ее глазах вспыхнул озорной огонек.

– Я мог бы проводить больше времени с тобой, если бы не твоя работа. Но я знаю, насколько важно для тебя целительство, так что стараюсь быть терпеливым.

– Ты… – Она остановилась, поняв, что едва не сказала ему, как он необходим ей – даже больше, чем ее работа.

Эта мысль поразила ее. Работа всегда была для нее на первом месте, и то, что он понимает это, располагало Зию к Артэру еще больше. И вот она едва не признала его самого более важным, это поразило ее и на время лишило дара речи.

– Договаривай, – попросил он, засмеявшись. – Ты меня удивляешь.

Она поцеловала его в щеку. Какой же он красивый, статный, сильный и принадлежит ей, и только ей. Она едва не проговорила это вслух. Что же с ней такое? Неужели, поняв, что любит его, она переосмыслила вещи, которые прежде воспринимала как нечто само собой разумеющееся?

– Расскажи мне, – шепотом попросил он.

Его теплое дыхание щекотало ее ухо, а его волнение заставило ее улыбнуться.

– Ты… очень нужен мне.

– Ну вот, еще одна веская причина для нашего брака. Скоро их накопится так много, что у тебя не будет другого выбора, кроме как выйти за меня замуж.

Такая же мысль пришла на ум и ей, но принять решение о замужестве заставят ее не какие-то причины, а любовь.

Артэр всю дорогу прижимал Зию к себе, и они вошли в зал, держась за руки. Гонора помахала им, приглашая к столу у камина, где уже расположилась вся семья. Каван сидел рядом с женой, справа от них – Эдди, а Лахлан оставил для Артэра и Зии место рядом с собой на длинной скамье.

– Я чувствую себя гораздо лучше, – сообщила Гонора, улыбаясь. – И рука у мамы тоже зажила. Я так счастлива, что Артэр влюбился в тебя, и ты теперь – часть нашей семьи.

– Зия беспокоится за всех вас, – сказал Каван, переводя взгляд с одного брата на другого. – Хотя теперь, когда ты женился, Артэр, ей остается волноваться только за Лахлана. У него ветер в голове.

– Не тревожьтесь зря, у меня все отлично, – сказал Лахлан, поднимая кружку с элем.

Зия прислушивалась к ставшему обыденным подтруниванию между братьями. Эдди, должно быть, уже давно привыкла к веселым перепалкам сыновей, потому что за столом уделяла больше внимания своему псу Смельчаку, которому скармливала лакомые кусочки, чем своим сыновьям.

Они беседовали, поддразнивали друг друга, весело шутили, время от времени к ним присоединялась Эдди, смеясь вместе со всеми. Зия наслаждалась добрыми отношениями в семье, с грустью вспоминая свою бабушку, их совместные трапезы и беседы. Ей хотелось бы, чтобы Бетан была здесь и она смогла бы поговорить с ней. Ее бабушка – женщина мудрая, она всегда говорила то, что ей нужно было услышать.

Когда братья стали обсуждать работы в замке, Гонора и Эдди смогли спокойно поговорить с Зией.

– Мы с мамой подумали, не устроить ли нам настоящее торжество по поводу вашей женитьбы, тогда и твоя семья смогла бы присутствовать, – сказала Гонора.

– Вы очень внимательны и великодушны, но в этом нет необходимости. Пиршества, которым вы удивили нас по приезде, более чем достаточно.

– Но нас не было рядом, когда вы обменивались клятвами, – возразила Эдди. – Я уверена, что твоя семья считает также. Подумай, какое прекрасное празднество можно устроить зимой, и вы оба обменяетесь клятвами в присутствии самых близких.

Зия даже разволновалась, представляя себе, как это торжество окончательно и по-настоящему свяжет их с Артэром.

– У меня осталась только бабушка. Хотя я уверена, что жители деревни Блэк с удовольствием присоединились бы к нам, но многие из них не смогут позволить себе это путешествие.

– Но мы, по крайней мере, смогли бы познакомиться с твоей бабушкой, а она – с нами, – настаивала Эдди.

Мысль хорошая, согласилась Зия, а про себя подумала, что так долго она в Кейтнессе, скорее всего, не задержится.

Она устала, и ей хотелось поскорее в постель, в объятия Артэра. Без него и сон не шел. Наверное, это еще одна причини, почему им стоит пожениться. Зия чуть не рассмеялась вслух, но вместо этого сладко зевнула, прикрыв рот рукой.

– Пора спать, – заявил Артэр, прервав разговор с братьями. Он встал, взял Зию под локоть, помогая ей подняться.

– Пожалуй, – сказала Гонора, глядя на Кавана, который тут же предложил ей руку.

Поднялась и Эдди:

– Мне тоже пора отправиться на боковую.

Лахлан, потирая ладони, оживленно произнес:

– Для меня ночь только начинается.

Он огляделся, увидел служанку, которая ему нравилась, подозвал и протянул ей пустую кружку.

Зия с трудом преодолевала ступеньки. Добравшись до спальни, она со стоном рухнула на кровать.

– Как я устала… – зевая, проговорила она.

Артэр встал перед ней.

– Сильно устала? Я могу тебя, раздеть и укрыть одеялом, если хочешь.

Она с трудом поборола искушение. Так просто было бы сказать «да», но если она уступит сейчас, то судьба ее будет решена. Он потребует, чтобы они поженились, а она пока еще не готова. Или это пока он еще не готов?

Не успела она ответить, как в дверь громко постучали. Артэр кинулся к двери и распахнул ее.

Это был Лахлан.

– Несчастный случай, – сказал он. – Нужна Зия.

Она мгновенно вскочила и выбежала из комнаты. Артэр – за ней. Снизу раздался чей-то испуганный вопль. Каван и Гонора, а следом за ними и Эдди, вышли из своих комнат.

Спустившись в зал, они увидели, что кричала не только напуганная женщина, но и малыш лет четырех-пяти.

Заметив кровь, струившуюся по лицу ребенка, Зия немедленно взялась за дело. Прежде всего она приказала Кавану:

– Уведи отсюда Гонору.

Каван попытался, но Гонора не сдвинулась с места.

– Я умею хорошо накладывать швы, тебе может понадобиться моя помощь, – обратилась она к Зие, не слушаясь мужа.

– Делай, как тебе сказали, а за предложение спасибо, – ответила Зия и повернулась к Артэру: – Мне нужна моя корзинка с лекарствами, большая, и мешочек с бинтами.

Ей не нужно было говорить ему, где все это искать.

Артэр знал, где она хранит свои вещи в доме, Эдди она сказала:

– Понадобится чистая вода.

– Сейчас принесу.

Эдди удалилась.

– А мне что делать? – спросил Лахлан.

– Займись ребенком, пока я успокаиваю мать, и попытайся выяснить, что случилось.

Лахлан немедленно приступил к делу.

– Что тут у нас? Отважного воина ранили? – громко спросил он, беря мальчика за руку.

Малыш уставился на Лахлана, который продолжал хвалить его за храбрость, пока Зия уводила мать от мальчика, чтобы они могли поговорить.

Прерывая свой рассказ всхлипываниями, мать поведала все, что Зие требовалось. Сэмюел и его брат, рассказала она, играли, потом он упал, ударившись об угол сундука, стоявшего рядом.

Сэмюел шмыгал носом, роняя слезы, похоже, он готов был громко закричать при ее приближении.

– Можно, я посмотрю на твою рану, храбрый воин? – спросила она с ласковой улыбкой.

– Да, – ответил мальчик, продолжая крепко держаться за руку Лахлана.

Зия заметила, что капли крови все еще выступают на лбу мальчика, хотя рана должна была бы перестать кровоточить. Она нежно щупала больное место и, наконец, облегченно вздохнула. Все не так плохо, хотя швы придется наложить. Если этого не сделать, рана будет кровоточить и может нагноиться. Трех стежков будет достаточно, и она проследит, чтобы повязка была все время чистой, пока не придет время ее снять.

Зия не заметила, как вокруг все стихло. Подняв глаза, она увидела, что все уставились на нее затаив дыхание. Они ждут от нее спасения ребенка, и от этого ее охватила дрожь. Заявить кому-нибудь: «Я ничего не могу поделать», – такая мысль ей просто ненавистна. В таких случаях она работала еще больше, понимая, что решение судьбы человека находится в руках более могущественных, чем ее собственные.

Но с Сэмюелом все было по-другому, и она улыбнулась:

– Несколько стежков, несколько дней покоя, беготню отменить – и с ним все будет в порядке.

Мать снова разразилась потоком слез, отчего и малыш тоже расплакался.

– Мамы плачут, а воины – нет, – шепнул Лахлан мальчику, который пошмыгал носом и утер слезы.

Зия кивнула Эдди, вернувшейся с котелком воды. Та сразу все поняла. Поставив маленький котелок у камина, она обняла женщину и повела ее к столу, где та могла бы успокоиться и своим плачем не расстраивать мальчика.

Гонора присоединилась к Эдди, утешая женщину, а Каван остался на месте, наблюдая за Зией.

Артэр вернулся со всем необходимым, и с помощью Лахлана – мальчик не хотел его отпускать – Зия промыла рану, пока целебные травы настаивались в горячей воде. От этого настоя он уснет и не почувствует боли, когда она будет зашивать ему рану.

Зия усердно работала, вспоминая все, чему ее учила бабушка и чему она научилась сама. Ей нужно было удалить волосы вокруг раны, чтобы лучше видеть ее. Бабушка говорила ей, что так меньше опасности нагноения.

Понадобилось около часа, чтобы закончить работу, включая отмывание ребенка от крови и наставления матери. За повязкой Зия будет следить сама – она должна быть уверена, что повязка останется чистой. Лахлан отнес ребенка в дом женщины. Отца не было, он стоял на страже, вернется только утром, когда его сменят на посту.

Каван подошел к Зие, когда она принялась все убирать.

– Ты молодчина, – душевно сказал он. – Опытная целительница. Я горжусь тем, что ты отныне принадлежишь к нашему клану.

– Спасибо. – Зия кивнула.

Хотелось бы ей сказать, что она также горда быть членом клана Синклеров. К сожалению, поскольку ее брак с Артэром был фиктивным, она пока еще не настоящий член семьи. Лучше не говорить лишнего.

Каван взял свою подошедшую жену за руку, и они переплели пальцы. Зия видела, как они любят друг друга, и позавидовала влюбленной паре. Хотелось бы ей, чтобы у них с Артэром все было так же просто.

– Ты гораздо лучше накладываешь швы, чем я, – сказала Гонора. – У тебя они такие ровные. Ты, должно быть, прекрасно вышиваешь.

Зия покачала головой:

– Я не вышиваю. У меня на это времени нет.

– Тогда я сама тебе что-нибудь вышью, – сказала Гонора, и Зия признательно улыбнулась ей.

Это прекрасная и любящая семья, и она не возражала бы стать ее членом. Зия прогнала эту мысль. Она устала и не стоит ей терзать себя постоянными желаниями, надеждами и мечтами, которые могут никогда и не осуществиться. Кроме того, ее беспокоило, что она рассказала Артэру не все известное ей о Ронане.

Она занималась уборкой, стремясь избавиться от навязчивых мыслей, но Эдди велела ей остановиться.

Зия хотела было возразить, но Артэр опередил ее.

– Прислуга все сделает, – сказал он. – А я отнесу твою корзинку с лекарствами. На сегодня ты сделала достаточно.

Он обнял ее одной рукой за талию и повел к лестнице. Зия с готовностью пошла с ним, торопливо пожелав Эдди спокойной ночи.

Оказавшись в спальне, она упала на кровать, не в силах даже раздеться. Ей ничего так не хотелось, как забраться под одеяло и уснуть.

Артэр склонился над ней.

– Сейчас я и спрашивать тебя не буду. Я намерен раздеть тебя и укрыть одеялом.

Глава 21

Артэр ожидал, что Зия станет возражать – обычно она ведь спорила по любому поводу, но сегодня вечером он видел, что та устала и ей нужно поспать.

Зия протянула к нему руку, лежа ничком на постели.

– Поспеши, или я усну, пока ты меня раздеваешь.

Он взял протянутую руку и осторожно помог ей сесть.

– Спи. Я позабочусь о тебе и уложу в постель.

– Муж, на которого я могу положиться, – Сказала Зия, зевая.

– Еще одна причина выйти за меня замуж. – Он расстегнул блузку и приказал: – Подними руки.

Она подчинилась, хотя и вздрогнула, когда обнажилась ее грудь.

Артэр быстро достал ночную рубашку из сундука. Он не только хотел защитить ее от холода, но как можно скорее прикрыть ее полные груди и тугие соски и надеть ночную рубашку как полагается. Так что, когда он снимет с нее юбку, ночная рубашка опустится, скрывая ее прелестное тело не только от его взгляда, но и от его мыслей, которые становились все более похотливыми.

Чего он не учел, так это нежности ее кожи и того, что, коснувшись ее тела однажды, он не захочет остановиться. Она была мягкая, гладкая и такая восхитительная на ощупь.

Артэр провел пальцами по ее груди и твердым соскам, и его будто молния пронзила, жар охватил все тело, кровь закипела, и в паху все сжалось. «Веди себя как подобает, – укорил себя Артэр. – Она устала. Не время сейчас приставать к ней».

А когда же придет это время?

Мысль поразила его, этот вопрос неотвязно преследовал его изо дня в день. Ему хотелось заняться с ней любовью, хотелось поскорее сделать своей настоящей женой. Он натянул рубашку ей до талии, провел рукой по изящному изгибу девичьего тела, радуясь, что юбка все еще на ней, иначе он не смог бы остановиться.

Она тихо вздохнула. Или это был страстный стон? Его рука пробудила в ней желание, как ее обнаженное тело – в нем? Или он принимает желаемое за действительное?

– Я сейчас все сделаю, – сказал он, давая ей знать, что намерен всего лишь раздеть ее и уложить в постель.

– Не спеши, – прошептала она.

Его рука застыла на ее талии. Она просила его поторопиться, а теперь просит не спешить. Чего она хочет от него на самом деле?

Артэр прижался щекой к ее щеке.

– Мне нравится касаться тебя.

Он подождал, оставляя решение за ней. Как он поступит: окончит раздевать ее и уложит в постель или займется с ней любовью?

Она взглянула на него, ее губы выглядели так соблазнительно.

– Тогда обними меня.

Он так быстро встал, что стало больно в паху. Но ему нужно было удостовериться, что она произнесла эти слова не во сне, а сознательно.

Он поднял ее подбородок и посмотрел ей прямо в глаза.

– Если я дотронусь до тебя, то уже не остановлюсь.

Она соблазнительно коснулась губами его губ, говоря:

– Я и не хочу, чтобы ты останавливался. Я хочу почувствовать твою страсть. Ты ведь ее испытываешь, Артэр?

Он мог видеть, что ее усталость прошла, уступив место игривому блеску в глазах. А это все, что ему нужно было знать.

– Сама увидишь, – сказал он, стягивая через голову ее ночную рубашку, а вслед за ней – юбку.

Она вытянулась на постели, как ленивая кошка, разомлевшая на солнце, и, медленно раздеваясь, он не мог оторвать глаз от ее томных движений. Они так завораживала его.

Он упал на нее, обнаженный, упираясь на руки, поставленные по сторонам от ее головы, его напряженное тело почти касалось ее тела, распростертого под ним. Он услышал нетерпеливый вздох, когда остановился совсем близко, еще не касаясь ее.

Она отвела его длинные волосы назад и провела руками по его рукам вверх и вниз, потом по его груди и вниз, к животу, коснулась плоти. Она играла на его теле, как на тонком инструменте, пока он не возбудился свыше всякой меры и не запрокинул голову, застонав от желания.

Артэр опустил голову, его губы почти коснулись ее рта.

– Мой черед.

Его губы взялись за дело, легко касаясь каждого дюйма ее сливочного тела, целуя изгибы, покусывая выпуклости, безжалостно щекоча языком соски, и когда она застонала и судорожно сжала концы простыни раскинутыми в стороны руками, он лукаво засмеялся:

– Я еще только начал.

Если он думал, будто только сам способен мучить женщину в постели, то ошибался. Ее руки быстро определили чувствительные места его тела, и вскоре они сцепились в битве чувственных желаний, каждый доводил другого до безумия своими прикосновениями, поцелуями, покусываниями, языком. Все это делало страсть почти невыносимой, доходящей до грани эротического безумия.

Когда она схватила его за шею и тяжело выдохнула «пожалуйста», он обнял ее за талию и повернул ее так, что она оказалась под ним. Держась на расстоянии, контролируя себя, несмотря на все возбуждение, он осторожно вошел в нее.

Зия улыбнулась и схватилась за его плечи.

– Не заставляй меня ждать.

Он глухо застонал и не в силах больше сдерживать себя, глубоко вошел в нее. Она закричала от наслаждения. Крепко держась друг за друга, они вместе познавали радость полного соития, вместе воспарили, пока она не закричала от счастья, однако умоляя его не спешить: она еще не готова.

Только после того, как она в третий раз вскрикнула от наслаждения, он окончательно вошел в нее, и сильнее, чем до того. Это было похоже на катание на бесконечной волне удовольствия, прежде чем их выбросило на берег.

Они лежали тихо, слившись в объятии, переводя дыхание. Потом Артэр, наконец, скатился с нее, увлекая за собой Зию, чтобы она могла отдохнуть рядом с ним.

Она положила ладонь ему на грудь, а он накрыл ее руку своей.

– Ты был страстным, – сказала Зия. – Ты доказал это.

– Еще одна причина выйти за меня замуж, – поддразнил Артэр.

– Тебе придется демонстрировать свою страсть гораздо чаще.

Он засмеялся:

– Это приведет нас к проблемам. Мы всегда будем заниматься любовью. На все остальное не останется времени.

Она попыталась ущипнуть его, но он удержал ее руку.

– Я не это имела в виду.

– Моя страсть поднимает голову, когда нужно, – заверил он, обнимая ее.

– И при этом голова у нее большая, – отплатила она ему той же монетой.

Он рассмеялся от души.

– Ты не та женщина, которую я ожидал…

Он замолчал, едва не сказав: «Ты не та женщина, которую я ожидал полюбить». Он вовремя остановился. Вряд ли она сейчас хочет услышать объяснение в любви. Она может подумать, будто он говорит это только для того, чтобы доставить ей удовольствие. А это совсем не так.

Она коснулась пальцем его груди, выводя из задумчивости.

– Договаривай, что ты хотел сказать.

Он поймал ее руку.

– Ты не та женщина, которую я ожидал увидеть в постели.

– Почему это?

– Занятие любовью кажется таким естественным для тебя. Ты чувствуешь все очень тонко и наслаждаешься этим, хотя до этого у тебя другого мужчины не было. Неужели такое возможно?

– Когда ты знахарка, это многому тебя учит. А еще если у тебя есть бабушка, готовая с радостью обсуждать с тобой все. Я узнала, что многие женщины считают своим долгом спать с мужем. И именно они больше всего жалуются. А вот те женщины, которым близость с мужем доставляет удовольствие, жалуются гораздо меньше. – Она хихикнула. – Но детей у них больше.

– Так что ты решила получать удовольствие?

– Да, хоть бабушка и предупреждала меня, что мне понадобится правильный мужчина, чтобы получать от этого удовольствие.

Артэр гордо выпятил грудь:

– Я – правильный мужчина.

– Тогда я – правильная женщина.

– Нет, ты замечательная женщина, абсолютно замечательная, во всех отношениях, – сказал он, поворачиваясь и покрывая поцелуями ее лицо. – Я люблю в тебе все.

Она застыла, и он укорил себя: зачем ему нужно было упоминать о любви сейчас?

– Ты любишь заниматься любовью, а не меня.

Он не был уверен: она его спрашивает или утверждает? И ему не хотелось попадать в ловушку, это может только ухудшить ситуацию. Но не мог он и согласиться с ней, поскольку это было далеко от истины.

– Давай отложим эту дискуссию на другой день, – сказал Артэр.

Она посмотрела на него, готовая возразить, и он прижал палец к ее губам.

– Пожалуйста, хоть раз согласись со мной.

К его облегчению, Зия широко улыбнулась:

– Только на этот раз.

– И другого раза не будет, да? – спросил он, изображая удивление.

– Время покажет, – поддразнила она, зевая во весь рот.

– Тебе нужно поспать, – сказал Артэр, целуя ее в кончик носа. – И можешь посягать на мою половину постели сколько хочешь.

– Я могу захватить и всю постель, если ты не будешь осторожен.

– Тогда я не буду осторожным, потому что хочу, чтобы ты была в моих объятиях, на моей половине постели, тесно прижималась бы ко мне каждую ночь.

– Не забывай, ты сам об этом попросил, – засмеялась Зия.

Он прижал ее к себе, глаза ее закрылись, и послышалось легкое посапывание. Он улыбнулся, довольный, потому что ни за что не хотел отпускать от себя эту женщину.

Не успел он сомкнуть глаза – так ему показалось, – как в дверь забарабанили. Не прошло и пяти минут, как Зия проснулась, соскочила с постели и была готова отправиться принимать роды. Она отсоветовала ему идти с ней, как он ни настаивал. Ничем помочь ей он не сможет. Он там будет просто ждать, а здесь может поспать. Не успел Артэр встать с постели, как Зия поцеловала его, попросила греть постель и исчезла.

Он собирался встать и последовать за ней, не слушая ее совета, но вместо этого продолжал лежать, вдыхая запах их любовных утех. Приятные воспоминания заставили его улыбнуться. Довольный и удовлетворенный, Артэр быстро уснул.

Младенец появился на рассвете – здоровенький, волосики на его макушке были ярко-рыжего цвета. Роды были не трудными, за что Зия всегда благодарила Бога, и поскольку у Терезы это был второй ребенок, роды оказались более быстрыми, хотя и не менее болезненными.

Зия быстро вымыла мать и ребенка, и пока младенец спокойно спал на руках у матери, она приготовила отвар и немного еды для Терезы. Отвар ее успокоит, а еда придаст сил.

– После рождения моего первенца я все удивлялась, смогу ли снова пережить эту боль со вторым, – сказала Тереза. Щеки у нее раскраснелись от пережитых усилий, глаза светились радостью. – Но когда я держала ребенка на руках, я уже знала ответ. Ты и сама скоро испытаешь это чувство. У тебя такой сильный, такой красивый муж.

Глаза у Зии округлились, и она, пораженная, уронила ложку, которую держала в руке. Может, она уже беременна, и эта мысль, хотя и поразившая ее, согрела душу.

– Прости, – сказала Тереза. – Я не должна была так говорить…

– Чепуха, – успокоила ее Зия. – Ты меня просто удивила, заставив понять, что после того, как я помогла появиться на свет такому количеству детей, я и сама тоже могу родить. – Она подмигнула. – А мой муж и вправду красив.

Такое признание удивило ее саму, потому что она всегда соблюдала осторожность, не называя Артэра своим мужем, но сейчас это слово так естественно соскользнуло с языка.

Тереза хихикнула.

– Все женщины находят Артэра привлекательным, Лахлан считает себя красавчиком, но все женщины полагают, что самый красивый из братьев – Артэр. Ты счастливая женщина, раз тебе удалось завоевать его сердце.

Зия кивнула и была рада, когда Тереза попросила позвать своего мужа, чтобы показать ему здорового, крепкого сына, которого она родила. Ей было не до разговора об Артэре, ей было о чем сейчас подумать. Так что Зия с радостью подчинилась и, убедившись, что мать, отец и ребенок устроены, собрала свои вещи и удалилась.

– Ты, должно быть, ужасно устала.

Она вздрогнула от неожиданности, не ожидая увидеть Артэра у порога.

– Ты же тут не всю ночь провел?

– Ты беспокоишься обо мне, когда сама чуть не падаешь от усталости? – спросил он, подходя и беря у нее из рук корзинку. – Нет, я только что пришел. Я всю ночь спал.

– Я тебя утомила, да?

Он засмеялся:

– Гордишься собой?

– Очень, – весело сказала она.

Так оно и было: она была счастлива, что они занимались любовью, и хотя это осложняло ситуацию, дело того стоило.

Наклонившись, он чмокнул ее в щеку.

– Я тоже тобой горжусь.

Она поцеловала его в ответ, только в губы.

– Я с голоду умираю.

– Я-то думал, ты скажешь, как я хорош в постели, а ты вместо этого говоришь, что голодна.

– Ты ведь и не подумал спросить меня, чего мне хочется.

Он покачал головой и засмеялся.

– Господи, как же я рад, что встретил тебя!

– Тогда ты не будешь возражать, если есть я захочу в первую очередь?

– Сначала еда, потом сон, – убежденно сказал Артэр. – Ты, должно быть, ужасно устала, я предпочитаю, чтобы ты была полна сил, когда ляжешь в постель сегодня вечером.

– Нам нужно ждать до вечера, чтобы снова заняться любовью? – спросила Зия, разочарованная, потому что ее тело уже дрожало от возбуждения.

– После того, как ты отдохнешь…

– Прежде, чем я отдохну, – возразила Зия.

– Ты слишком устала, – настаивал Артэр.

– Это мне решать.

Так они пререкались всю дорогу до замка, и когда подошли к крыльцу, Зия сказала:

– Мне следовало бы знать, что твоя страсть ограничена спальней.

Он покачал головой, подхватил ее на руки и, перекинув через плечо, шлепнул по попке.

– А твоя страсть не знает границ.

Глава 22

Артэр посадил Зию на скамью у стола, стоящего перед камином. Вся семья уже собралась там. Было похоже, что Зия готова устроить ему хороший разнос, но сдержалась.

Он придвинулся к ней на скамье, улыбаясь.

– Зия дождаться не могла, когда присоединится к семье за завтраком.

– О да, сразу видно, что она пришла добровольно, – улыбнулся Лахлан.

– Ты выглядишь усталой, – озабоченно заметила Гонора Зие. Потом полюбопытствовала: – Как новорожденный?

– Здоровый младенец с громким голосом и ярко-рыжими волосами, как у его отца, – сказала Зия.

Гонора весело улыбнулась:

– Не могу дождаться, когда родится наш малыш. Думаю, он будет такой же красивый, как Каван.

– Лучше, если он будет такой же красивый, как его дядя, – сказал Лахлан, ударив себя в грудь.

– Он должен походить на своего отца, потому что тогда он будет иметь сходство со своим дедом, – сказала Эдди с грустью.

Все замолчали, согласно кивая. Эдди нарушила молчание:

– Хорошо будет иметь тут снова малыша. Я дождаться не могу.

– И вскоре появится еще много детей, – сказал Лахлан, кивая в сторону Артэра.

– А когда ты внесешь свою долю в рост нашей семьи? – Артэр подзадорил его, обдумывая внезапно возникшую мысль: он всегда хотел иметь большую семью, и после этой ночи такая возможность появилась.

Лахлан засмеялся:

– Пока об этом придется позаботиться тебе и Кавану.

– Трус, – с усмешкой обвинил его Каван.

– Мудрый, – поправил его Лахлан.

– Осторожнее, Лахлан, – подключился Артэр. – Дураки существуют для того, чтобы страдать.

– Тогда мне волноваться нечего, – фыркнул Лахлан.

– Лахлан найдет себе хорошую жену, – сказала Зия, отламывая кусок от каравая свежеиспеченного хлеба, лежащего на столе.

– Почему? – хором спросили Артэр и Каван.

Зия быстро ответила:

– Потому что он внимателен и страстен с женщинами.

Лахлан улыбнулся от уха до уха:

– О Господи, сестра, я тебя люблю. Ты так хорошо меня знаешь!

Артэр и Каван принялись возражать.

– Зия права, – согласилась Гонора. – Лахлан знает женщин.

Каван быстро обернулся к своей жене.

– Я тоже их знаю.

– В самом деле? – резко спросила Гонора.

– Я знал женщин, – попытался исправиться Каван.

– Так меня что, не знаешь? – возмутилась Гонора.

Каван поспешил оправдаться:

– Я не это имел в виду.

– А что? – ухмыльнулся Лахлан.

– Давай его прикончим, – предложил Артэр.

– Попробуйте, – засмеялся Лахлан.

– Это я виновата, – сказала Зия. – Пожалуйста, не деритесь из-за меня.

– Дорогая, к тебе это не имеет никакого отношения, – заметила Эдди, похлопывая Зию по руке. – Они – мужчины. Тут ничего не поделаешь.

– Это правда, – хором заявили все три брата.

Женщины рассмеялись.

Артэр обожал своих родных, и ему нравилось, что Зия теперь разделяет с ним эту любовь. Теперь они создадут свою семью и увидят, как она будет расти. Конечно, сначала он должен заставить ее выйти за него замуж. Но ему казалось, что теперь это будет несложно после прошлой ночи. Некоторым образом они связали себя, занимаясь любовью. Остается только обменяться клятвами верности.

Зия зевнула, и Артэр обнял ее. Она инстинктивно опустила голову ему на плечо, напоминая, что очень устала. Он намерен позаботиться о том, чтобы она выспалась.

Каван пришел ему на помощь:

– Тебе нужно отдохнуть, Зия.

– Она сейчас же отправляется в постель, – объявил Артэр.

Только Артэр встал со скамьи, как в зал ворвался один из воинов Кавана.

– На деревню Госак напали грабители, – оповестил посланец.

Все мужчины тут же встали, и Артэр посмотрел на мать:

– Пожалуйста, присмотри, чтобы Зия отдохнула.

– Я о ней позабочусь, – пообещала Эдди.

Артэр наклонился и крепко поцеловал Зию в губы.

– Обещай мне, что поспишь. Могут появиться раненые, которым потребуется твоя помощь.

Она широко раскрыла глаза.

– Я иду с тобой.

Он крепко взял ее за плечи и посадил на место:

– Никуда ты не пойдешь.

– А как же раненые жители деревни? Кто будет их лечить? – требовательно спросила Зия.

– Она права, – сказал Лахлан.

– Тебя не спросили, – огрызнулся Артэр, недовольный тем, что брат встал на сторону Зии.

– Не время ссориться, – четко, голосом предводителя заявил Каван, – раненых в случае необходимости доставят сюда.

Артэр хотел уже было облегченно вздохнуть, но не успел. Зия высвободилась из его рук и встала.

– А ваши раненые воины? – резко спросила она и, не дав возможности Кавану ответить, продолжила: – Для них мое присутствие может означать жизнь или смерть.

Артэр понял, что вопрос решен, потому что брат готов сделать все для своих людей.

– Собери свои вещи, – приказал Каван, – но помни, ты должна подчиняться моим приказам – моим, и ничьим больше.

Это касается его, понял Артэр, и догадался, что еще собирается сказать Каван.

– Даже не думай оставлять меня здесь. Моя жена идет, и я иду, – твердо заявил Артэр. – На этот раз очередь Лахлана оставаться и защищать дом.

К его облегчению, Лахлан согласился:

– Артэр прав. Я останусь.

Эдди встала:

– Мы приготовимся, чтобы накормить людей и помочь раненым.

Гонора поцеловала мужа.

– Я буду помогать Эдди, и не пытайся мне запрещать. Обязательно возвращайся, супруг мой.

Каван крепко обнял ее.

– Постараюсь, жена.

Артэр позавидовал им: Гонора останется в безопасности в замке, а Зия в это время будет подвергаться опасностям битвы.

Когда все воины сели на лошадей, готовые отправиться в путь, Каван подъехал к Артэру.

– Ты что-то хочешь мне сказать?

– Если мою жену ранят, я надеру тебе задницу.

Каван улыбнулся:

– Пусть эта мысль не покидает тебя во время схватки.

* * *

Зия ни о чем не думала и ничего не чувствовала. У нее на это не было времени. Каван определил для нее безопасное место, где она должна была оставаться, пока битва не закончится. Однако стоны и крики ужаса сделали это невозможным. Зия знала: доберись она до раненых вовремя, у них будет шанс выжить. Артэр дал ей только одно указание:

– Делай, как тебе сказано.

Ей хотелось бы послушаться обоих мужчин, но она, прежде всего, целительница и должна следовать своим собственным инстинктам. Это поможет людям остаться в живых. Зия нашла укромный уголок поближе к полю боя и обустроила его для ухода за ранеными, которых ей удастся доставить сюда.

Первыми она спасла мать и дочь. Молодая женщина шла, спотыкаясь и держа на руках ребенка. Она пыталась уйти с места бойни. Кровь текла у нее по лицу, глаза округлились от страха, и она едва держалась на ногах. Зия не могла рассмотреть, ранен ли ребенок, но времени терять не стала. Она огляделась, чувствуя себя уверенно, потому что в сапог успела сунуть кинжал на случай, если придется защищаться, и побежала к женщине, чтобы как можно скорее увести ее в лес, в безопасное место.

Понадобилось всего несколько минут, чтобы убедиться, что у женщины всего лишь небольшая царапина и она просто сильно напугана. Ее ребенок, к счастью, был в порядке, и, надежно спрятав их за валуном, Зия отправилась на поиски раненых.

После того как она в четвертый раз отвела раненых жителей деревни в надежное место, к ней подоспела помощь, все сплошь женщины. Одна из них стала помогать ей спасать раненых, а две другие стояли на страже с мечами, и еще одна – с луком, на случай нападения.

Только двое людей были ранены серьезно, хотя Зия не считала, что их жизнь в опасности. Однако она увидела тяжелораненого воина, который мог бы умереть, если не оказать ему немедленную помощь.

Недди, женщина, помогавшая ей выносить раненых, присоединилась к ней, чтобы помочь раненому воину. Они ждали на краю леса, воин был недалеко от них, кровь струилась у него из груди, его стоны слышались даже сквозь шум битвы.

– Как только появится удобный случай, мы идем за ним, – приказала Зия.

Недди кивнула, готовясь двинуться.

Через несколько минут в битве наступило затишье, и удобный случай позволил женщинам выбежать на поле. Они дотащили воина к краю леса, когда верхом на лошади появился грабитель, схватил Зию за волосы и попытался потащить ее по земле. Но волосы у нее были короткие, да еще она царапала его руку, державшую ее, так что бандит, наконец, отпустил ее.

Зия поднялась на ноги и побежала в укрытие, но он быстро нагонял ее. Поняв, что ей до леса не добраться, она остановилась и нагнулась, доставая кинжал из сапога. Оглянувшись, она успела заметить, как на мужчину набросился Артэр. Одним взмахом меча он сбил грабителя с лошади. Мужчина рухнул на землю и замер.

– Делай, как тебе сказано! – завопил Артэр.

Зия вытаращила на него глаза и метнула кинжал. Он пролетел мимо ошеломленного Артэра и вонзился в грудь другого грабителя, подошедшего к нему сзади и едва не лишившего его жизни. Зия застыла всего лишь на миг, чтобы посмотреть, убила ли она этого человека.

– Уходи! Сейчас же! – закричал на нее Артэр.

Зия немедленно подчинилась и присоединилась к Недди, которая уводила раненого воина в лес. Они вдвоем доставили его в безопасное место. Потом Зия занялась им, а Недди продолжила осматривать поле битвы, выискивая жителей деревни и воинов, которых могла бы спасти своими силами.

Когда битва закончилась, воины подобрали тех, кто был ранен, но мог передвигаться самостоятельно. Вскоре Артэр и Каван накинулись на Зию. Она резко подняла руку, призывая их успокоиться:

– Вы можете распечь меня позже. Сейчас этот человек нуждается во мне, или он умрет.

– Есть и другие раненые, – сказал Каван.

– Такие, кому нужна моя немедленная помощь? – спросила Зия, продолжая заниматься раненым мужчиной.

Артэр сообщил:

– Джеймс.

Быстро обернувшись, она бросила озабоченный взгляд на него:

– Насколько плохо дело?

– У него рука едва держится, – ответил Артэр.

Недди вернулась сразу, как только выяснила, что ее муж и сын живы и даже не ранены, и предложила свою помощь.

Зия обратилась к Недди:

– Могут твой муж и сын доставить этого человека в дом, где он мог бы отдохнуть?

Недди кивнула, и Зия дала ей указания, что нужно сделать для раненого, которым она сейчас занималась.

Когда Недди удалилась с ним, Зия вымыла руки в ведре с водой, которую приносили во время битвы дети. Она подхватила свою корзинку с лекарствами, которая заметно опустела, и последовала за Артэром и Каваном. Она была озабочена состоянием нескольких других раненых, но их положение было не так ужасно, как, судя по рассказу, у Джеймса.

Зия надеялась, что Артэр преувеличил, описывая рану Джеймса. Но, осмотрев ее, поняла: нет, не преувеличил. Она не знала, сможет ли спасти его руку или, что еще важнее, спасти саму жизнь Джеймсу.

Очевидно, Джеймса мучили такие же мысли.

– Мне конец! Мне конец! – кричал он мужчинам, собравшимся вокруг него. – Убейте меня!

Зия опустилась на землю рядом с ним.

– Как ты смеешь так говорить? Герой многих сражений.

– Я лишился руки.

– Пока еще нет, – сказала она и взглянула на Артэра: – Найди мне место почище, где я могла бы заняться им.

Прошло немного времени, и Джеймса устроили на крепком столе в доме. Недди явилась, чтобы поведать, что воин, которым она занималась, спокойно спит и благодарен ей и она готова помогать тут, если требуется.

Зия с благодарностью приняла ее предложение.

Она видела: те, кто смотрел на рану, не верил, что можно спасти руку Джеймса. Но никто не произнес ни слова. Они не мешали ей заниматься своим делом.

Она применила несколько приемов, которыми обычно не пользовалась. Если похоже на то, что шансов нет совсем, часто говорила ей бабушка, используй все приемы, какие только можешь.

Она дала Джеймсу настойку, редко используемую знахарями, потому что они в ней не были уверены. Это средство могло погрузить больного в глубокий сон на долгое время, но могло и убить его. Однако выбора у нее не было. Джеймс не смог бы выдержать боль, когда она будет заниматься его рукой, а ей нужно, чтобы он вел себя спокойно. Настойка гарантировала и то, и другое и смягчала страдание по поводу утраты руки. А это, как она знала, все еще могло произойти.

Занимаясь Джеймсом, Зия краем глаза замечала, как Артэр входил и выходил из дома. Приходили и женщины, которые хотели посоветоваться с ней по поводу сложных ран, которые они обрабатывали.

Тем временем новый отряд воинов явился из замка, а воины, которые могли двигаться, отправились по домам. Новый отряд направили вслед за оставшимися грабителями, чтобы убедиться, что они не угрожают другим жителям деревни.

Эдди пришла, когда Зия почти закончила работу.

– Когда новости достигли замка, я подумала, что тебе понадобится помощь: лекарства и бинты и чистая одежда, – сказала она, показывая две корзинки.

– Вы – ангел, – с облегчением сказала Зия.

– Нет, миледи, это вы – ангел, – возразила Недди, прослезившись.

– Я – знахарка, – сказала Зия так, будто это все объясняло, и продолжила зашивать руку Джеймса.

Прошли часы, было уже за полночь, Джеймс уложен в постель, и Эдди убеждала Зию отправиться поспать, когда в дом вошел Артэр.

Зия приготовилась настаивать на своем: она может понадобиться Джеймсу, если с его раной возникнут сложности.

– Твою жену не убедить, – сказала Эдди сыну.

– Она такая, мама.

– Я могу понадобиться Джеймсу, – объяснила Зия.

– Ты ничего больше не можешь сделать для него, кроме как отдохнуть и быть свежей, когда ты ему понадобишься, – возразил Артэр, подходя к столу, рядом с которым она стояла.

– Но…

– Ты ничего больше не можешь сделать, Зия, – повторил он.

– Всегда есть…

– Не в этот раз, – сказал Артэр. – Ты потратила на него много часов. Что будет, то будет.

Зия почувствовала, что слезы жгут ей глаза, руки и ноги немеют, переутомленное тело отказывает, и когда Артэр раскинул объятия, она с благодарностью кинулась в них.

Он крепко прижал ее к себе, и она опустила голову ему на плечо.

– Я не хочу, чтобы он умер.

– Это зависит уже не от тебя. Тебе нужно подумать о себе и о других, о тех, кому ты нужна. Мать присмотрит за Джеймсом и позовет тебя, если потребуется. Все воины отдыхают после битвы, а ты сегодня отважно сражалась.

Глаза у нее стали закрываться.

– Я не воин. Я знахарка.

– Так и есть, дорогая жена. Так и есть.

Глава 23

Спустя неделю после битвы Артэр с группой мужчин наблюдали за возвращением по домам раненых. Зия не позволяла серьезно раненным мужчинам передвигаться, пока она не определяла, что они в состоянии совершить короткое путешествие.

Артэр не только находился рядом с ней всю прошедшую неделю, но и наблюдал за тем, как она работает. Его приводило в восторг то, как она внушала надежду раненым и как ее бодрящая улыбка заставляла улыбаться даже самых отчаявшихся людей. Помогало не только ее искусство целительницы, ее жизнелюбие поднимало дух людей, у них становилось легче на душе. Артэру было не так уж трудно понять, почему многие считают ее колдуньей. Завистники и невежды могли бы обвинить ее в том, что она использует магию, заговоры или колдовские снадобья, и это беспокоило его.

Он отнюдь не считал, что теперь Зия в полной безопасности, и решил сохранять бдительность. Раньше или позже вести о ней дойдут и до церковного совета. Это неизбежно, и он должен быть готов сделать все необходимое для спасения Зии. И, думая о ее защите, Артэр твердо решил сделать ее своей женой, и чем раньше, тем лучше. Но как?

Вот в чем вопрос.

У него не было времени даже поговорить с ней, а когда они, утомленные, падали вместе в постель, то немедленно засыпали. Однако теперь, когда они снова были дома, где помощников у Зии было больше, Артэр собирался некоторое время побыть с ней наедине.

– И не рассчитывай на это.

Артэр ошеломленно обернулся. Он стоял на лестнице, ведущей в замок, дул сильный осенний ветер. К нему приближался брат Каван с улыбкой на лице.

Каван проницательно заметил:

– Женатый человек, да еще влюбленный в свою половину, может понять, о чем ты думаешь, даже не видя выражения твоего лица. А уж когда ты обернулся, я понял, что прав. Последнее время ты мало виделся со своей супругой.

– Ты тоже, – вызывающе заметил Артэр.

Каван иронично возразил:

– Да, но я – лэрд, так что могу командовать.

Теперь настала очередь Артэра дать ему отпор:

– Ты никогда не командовал Гонорой, да и не хотел брать на себя такую миссию.

– Проклятие, ты даже не позволяешь брату пофантазировать.

Внезапно разговор стал серьезным. Каван положил руку Артэру на плечо и так, чтобы никто не мог их услышать, произнес:

– Твоя жена творит чудеса.

– Что может для нее плохо кончиться, – ответил Артэр, высказав то, что, видимо, не решился сказать вслух Каван.

– В деревне ни один человек не говорит о ней плохо, – заверил его Каван. – Все благодарны ей за целительское искусство, особенно Джеймс.

Артэр кивнул.

– Он поправляется, и Зия поддерживает в нем надежду, хотя она честна с ним и не скрывает, что не уверена, будет ли его рука такой же сильной, как прежде.

– Думаю, Джеймс скоро пойдет на поправку. Ведь твоя жена сообщила ему, что посылает за хорошенькой девушкой, которая ему так нравится, в свою деревню, чтобы та помогала ухаживать за ним.

Артэр засмеялся:

– Джеймс очень обрадовался, когда Зия пообещала послать за Мейв.

– Еще бы! Он чуть из кровати не выпрыгнул.

Братья засмеялись, но смех прекратился, как только они заметили мать, бегущую к ним и отчаянно размахивающую руками.

Оба побежали ей навстречу.

– Гонора! Гонора! – Только это и могла произнести задыхающаяся Эдди.

Артэр подхватил мать, а Каван ринулся туда, куда указывала Эдди.

Артэр и Эдди пошли за ним и, войдя в дом одного из выздоравливающих воинов, обнаружили там суматоху. Гонора навещала раненого, и тут у нее началась ужасная боль. Все растерялись, особенно Каван, державший свою стонущую жену в объятиях.

Вбежал Лахлан и с порога начал кричать:

– Помогите же ей! Сделайте что-нибудь!

Артэр принялся действовать. Он послал Лахлана за Зией, а Каван настаивал на том, чтобы жену отнесли в замок. Артэр придерживался другого мнения. Он объяснил брату, что его жене лучше оставаться в доме, пока не придет Зия и не осмотрит ее.

Вскоре появилась Зия и взяла бразды правления в свои руки. После короткого осмотра и ряда вопросов она заявила, что у Гоноры всего лишь расстройство желудка. Зия велела отнести ее в постель в замок, а сама принялась готовить специальный отвар.

И только оставшись наедине с Артэром, Зия призналась:

– Я не уверена, сможет ли она вынашивать ребенка и дальше.

– А если она родит раньше времени? – спросил он.

– Надо предотвратить преждевременные схватки, и тогда ребенок выживет.

– А Гонора?

– За нее я не беспокоюсь. Меня тревожит ребенок.

– Не следует ли тебе поставить в известность Кавана?

– Гонора может заметить, что он волнуется.

Артэр кивнул:

– Ты права. Что же нам делать?

– Я поговорю с Гонорой.

– А Каван?

– Это предоставим его жене, – сказала Зия.

– Ты бы на ее месте была со мной откровенной? – спросил Артэр.

Зия нежно коснулась его щеки.

– Тебе я бы доверилась. Ты сделал бы все как нужно. А вот Каван безумно любит жену и боится ее потерять.

Артэр чуть не схватился за грудь, так силен был укол. Зия понятия не имеет о его чувствах. Да и откуда? Он не слишком-то распространялся на этот счет. Сам только что все понял. И если он сейчас заговорит о любви, она ему просто не поверит. К тому же это сейчас не к месту и не ко времени. Что толку в словах?

«Скажи, что ты любишь ее».

Голос у него в голове звучал отчетливо и походил на голос Бетан. И в самом деле, пожилая женщина дала ему хороший совет.

Артэр взял Зию за руку.

– Действуй как хочешь, но потом найди время для нас. – Он наклонился и, прежде чем обнять ее, шепнул: – Ты такая красивая.

Она затаила дыхание, когда он быстро поцеловал ее. И вдруг Артэр ушел. Странно. А она-то считала, что он должен утащить ее наверх в спальню и продержать там остаток дня и ночь. Они не занимались любовью с самого дня битвы – не было времени, не было случая, так что желание близости давало о себе знать. Он мог бы ощутить это по тому, как усталая Зия прислонялась к нему, как ее рука обнимала его, как ее губы находили его губы при любой возможности и как она шептала ему на ухо, когда он меньше всего этого ожидал: «Я хочу тебя».

Теперь, когда она стала его, он не поменял бы ее ни на кого на свете. Она принадлежит ему, и он ее любит.

Он поспешил по лестнице в спальню Кавана и вошел в открытую дверь. Его брат сидел на постели рядом с женой. Артэр хотел было положить руку на плечо Кавана, но понял: сделай он так, брат поймет – что-то не так.

– Зия будет тут через минуту, – сообщил он, подходя к кровати. В углу спальни в кресле сидела Эдди. – Как себя чувствуешь, Гонора?

– Лучше, – сказала она со слабой улыбкой.

Он заметил, что она не отрывает глаз от двери. Ясно, ждет Зию.

– Почему бы нам не оставить женщин самих разобраться с этим делом? – сказал Артэр брату. – Мне хочется выпить кружечку-другую эля.

– Хоть три или четыре! – воскликнул Лахлан от двери. – Ты себя лучше чувствуешь, дорогая сестра?

Гонора улыбнулась:

– Гораздо лучше, спасибо. Заберите моего мужа с собой выпить, пока я займусь женской работой.

– Ты слышал? – спросил Лахлан, махая Кавану.

Каван не двинулся с места. Он посмотрел на жену:

– Ты уверена?

– Иди, – сказала Гонора. – Твоя мать здесь, и Зия скоро придет.

Каван неохотно ушел, пообещав скоро вернуться, чтобы проведать ее.

Артэр надеялся, что они не встретятся с Зией по пути в зал, но ему не повезло. Она поднималась по лестнице, когда мужчины спускались вниз.

– Как моя жена? – взволнованно спросил Каван.

– Хорошо, – успокоила его Зия, и Артэр знал – она ответила честно.

Только бы Каван не спросил о ребенке. К его облегчению, брат только кивнул и пошел дальше. Сейчас ему этого ответа достаточно, а завтра? – подумал Артэр.

Он стоял за спинами братьев, мечтая о встрече, хоть короткой, наедине с Зией. Протянув руку, он провел пальцами по ее руке. Она не могла ответить ему тем же, потому что несла миску с дымящимся отваром. Но он почувствовал ее ответ: чувственная дрожь пробежала по ее телу.

– Позже, – успел шепнуть Артэр, и Зия ответила энергичным кивком, невольно улыбнувшись.

Он шел за Каваном и Лахланом вниз по лестнице, а ему хотелось бы подниматься с Зией в их спальню. Он потряс головой, прогоняя эту мысль, и поспешил за братьями.

Зия вошла в спальню Гоноры, думая совсем не о том, о чем следовало бы. Артэр слишком часто занимал ее мысли. И она поняла, что ей хочется быть с ним намного чаще, чем она могла бы представить себе раньше. Она вздохнула: сейчас не время для таких мыслей. Но потом…

Она улыбнулась, приблизившись к кровати, в которой лежала Гонора.

– Скажи мне правду, – потребовала Гонора, и Эдди поднялась со стула.

Зия протянула отвар Гоноре:

– Пей медленно, потом поговорим.

Гонора сделала, как ей велели. Эдди снова уселась в кресло в ожидании.

Эти две женщины стали ей родными. Зия не могла бы сказать точно, когда это произошло. Возможно, она с самого начала почувствовала близость к ним – из-за Артэра. Какой бы ни была причина, ей хотелось успокоить их страхи, подготовив Гонору к возможным проблемам.

– Тебе нужно отдохнуть, – сказала она.

– Почему? – испуганно спросила Гонора, подозревая в этих словах какую-то недомолвку.

По опыту Зия знала, что многие женщины винят себя, если что-нибудь случалось с их ребенком, поэтому ответила осторожно:

– Самое простое объяснение – ребенок беспокойный.

Гонора расстроилась.

– К тебе это отношения не имеет, – заверила ее Зия. – Это ребенок дает знать о своих желаниях и нуждах.

– А мне что делать? – взволнованно спросила Гонора.

– Ты отдыхай и прислушивайся к тому, что говорит ребенок.

– Как? – спросила Гонора, едва не плача.

Зия взяла ее за руку.

– Ты скоро сама поймешь: как только ребенок сделает тебе больно, значит, пришло время отдыхать. Не упрямься. Веди себя осторожно, и он родится без осложнений.

Эдди поделилась своим опытом:

– Сын в отца. Каван не давал мне покоя несколько последних недель, пока не появился на свет.

– Правда? – с облегчением спросила Гонора.

– А посмотри на него теперь, – с гордостью заявила Эдди.

Женщины отдыхали, пока Гонора пила свой отвар.

– Говори мне, что надо делать, и я буду все выполнять в точности, – сказала Гонора. – А потом я поделюсь новостью с Каваном. Мне не хочется, чтобы у него были секреты от меня, и я не буду иметь секретов от него. – Она положила ладонь на свой округлившийся живот. – Это наш ребенок, и все трудности мы должны переживать вместе.

Зия удобно устроила Гонору и пообещала немедленно прислать к ней Кавана. Эдди вышла вместе с Зией. Как только они оказались за дверью, она взяла Злю за руку и отвела в сторону.

– С Гонорой все будет хорошо? – тихо спросила мать.

Зия кивнула:

– Если она будет больше отдыхать и прислушиваться к ребенку, то считаю, что все пройдет благополучно.

– Но ты беспокоишься, – сказала Эдди. – Я это чувствую.

– Я всегда волнуюсь, если ребенок слишком активен перед родами. Но мы теперь знаем это и будем присматривать за Гонорой.

Они продолжили разговор. Эдди интересовало многое, в том числе и ее отношения с мужем.

– А как у тебя с Артэром?

– Прекрасно, – искренне ответила Зия.

И правда, у них все было лучше, чем она могла себе вообразить. Несмотря на ее опасения. Их ведь тоже не спишешь со счетов.

– Похоже, ты удивлена.

– Думаю, так и есть, – призналась Зия.

– Почему?

– Мы такие разные, Артэр и я.

Эдди улыбнулась:

– Не очень.

Зия посмотрела на нее, пораженная. Они с Артэром – как день и ночь, хотя Эдди и воображает, будто это не так. Эдди остановилась, перед тем как они вошли в зал.

– И вот еще что. Я хочу знать правду о Ронане.

Зия ожидала этого вопроса. Но как ответить, не знала.

– Я уверена: в один прекрасный день мой сын вернется домой. После того, что ты рассказала семье, я в этом твердо уверена. Так что говори мне правду. Скажи, почему он еще не вернулся, хотя мог бы это сделать.

Зия взяла Эдди за руку.

– Иногда на вопрос лучше не отвечать.

В глазах Эдди появились слезы, похоже, она сейчас начнет упрекать ее в сокрытии правды.

– Пожалуйста, – попросила Зия. – Я понимаю, как вам трудно, но пока оставьте все как есть. Уже совсем скоро вы получите ответ.

Эдди вздернула подбородок.

– Каван ждет.

– Завидую вашей силе воли, – тихо сказала Зия.

– А тебе спасибо за заботу о Ронане.

Они вошли в большой зал, и Зия сразу сообщила Кавану, что Гонора зовет его. Сама она надеялась поговорить с Артэром. О чем, она пока не знала, ей просто хотелось побыть с ним наедине, пусть это будет только прогулка и они не произнесут ни слова. Она ощущала потребность быть с ним, держать его за руку, касаться его, целовать или просто быть рядом. Он чувствует то же, говорил его взгляд.

Зия шла к нему, когда дверь отворилась и в зал вошла женщина, спрашивая целительницу. Зия остановилась. На миг ей захотелось, чтобы ее оставили в покое. Она видела, что и Артэр чувствует то же.

Удивительно, но первое движение сделал Артэр. Он взял ее за руку и вышел с ней из зала. Давал ей знать, что всегда рядом и поддержит во всех делах. Его внимание тронуло ее душу и заставило хотеть его еще больше.

Как мог такой рассудительный мужчина захватить в плен ее сердце?

Возможно, было нечто, чему она могла научиться у него? Или, может быть, Эдди права? Неужели они с Артэром похожи больше, чем она предполагала?

Такая возможность заинтриговала ее, но не было времени подумать об этом основательно. Зие пришлось заняться раненым воином, у которого начался жар. Одного взгляда на мужчину хватило ей, чтобы понять – надежде на уединение с Артэром сбыться не суждено.

Зия посмотрела на Артэра разочарованная.

Он понимающе улыбнулся и закатал рукава:

– Говори, что делать.

Глава 24

Артэр и Зия, спотыкаясь, вместе вбежали в комнату, ужасно усталые, но полные желания. Все началось невинно, с короткого поцелуя по пути в замок. Из него разгорелась страсть, которую они не могли, да и не хотели остудить. Вскоре шаги их ускорились, руки потянулись друг к другу, они принялись целоваться, и губы их просто не могли разомкнуться.

Едва сбросив одежду, они рухнули на постель. Их желание было настолько велико, что никаких любовных игр не требовалось. Их полные страсти тела немедленно сплелись в неистовом союзе, будто им хотелось без остатка раствориться друг в друге.

Их обнаженные тела вскоре покрылись потом, они с трудом дышали и все-таки не ослабляли объятий.

Они были единым целым. С каждым мощным оргазмом Зия все глубже и сильнее влюблялась в Артэра, понимая, что и тот испытывает подобное. Ведь только любовь может быть движущей силой, которая приводит их на грань безумия и заставляет так все чувствовать.

Потом они лежали рядом, без сил и едва дыша. Пальцами они касались друг друга, как бы не желая нарушать связь, делающую их таким единым целым, таким прекрасным дополнением друг друга.

Зие хотелось бы выразить словами свои чувства, но она не могла найти ни слов, ни сил для этого. Хотя она чувствовала, что Артэр испытывает то же самое, он хранил молчание. Он с некоторых пор перестал говорить о чувствах, боясь упреков в излишней рассудочности.

Внезапно Зие захотелось плакать. Как же можно уладить это дело между ними, если она готова кричать о своей любви к нему на всю деревню, а он будет ждать подходящего момента для выражения своих чувств?

Эта тревожная мысль не отдалила ее от него, совсем напротив. Она заставила ее схватить его за руку, переплести пальцы, как бы давая ему понять – она не собирается его отпускать никогда.

Он крепко держал ее руку, давая понять, что чувствует то же самое.

Зия в одиночестве сидела у камина в просторном зале. Она проснулась до зари, в голове царил такой хаос, что уснуть снова не удавалось. Она тихо выскользнула из постели, оделась и направилась в зал, задержавшись по пути в кухне. Повар удивился, увидев ее одну, и с удовольствием приготовил для нее все, чего она желала. Зия хотела только выпить горячего чая, но повар уговорил подкрепиться перед наступающим днем. Хотя еда показалась, как всегда, вкусной, аппетита у нее не было.

– Грустные мысли?

Зия испуганно вскочила. Она так углубилась в свои мысли, что не услышала, как кто-то вошел в зал. Она улыбнулась, увидев Эдди, и была рада ее обществу.

– Я в замешательстве, – призналась Зия.

Эдди села, Смельчак занял свое обычное место рядом ней, терпеливо ожидая угощения.

– Расскажи мне, – предложила Эдди, наливая себе ароматного напитка и доливая его в чашку Зии.

– Я люблю вашего сына, – без колебаний сказала Зия, испытывая облегчение от своего признания.

– Я в этом уверена. А у тебя разве были сомнения?

Ей нужно быть осторожнее в своих высказываниях, хотя ей этого и не хотелось бы.

– Мы – разные. Из-за этого у нас могут возникнуть проблемы, так я подумала.

– Только если ты допустишь это. И, кроме того… – Эдди засмеялась. – Как я уже тебе однажды сказала, ты и Артэр не такие уж разные.

– Но он такой рассудительный.

– Как и ты.

– Я – нет, – возразила Зия.

– Ты очень ответственно ухаживаешь за больными.

– Ответственность отличается от рассудочности.

– Да? – заметила Эдди. – Артэр ставит на первое место свою семью и ответственность. Для тебя важнее всего твое целительство. В чем тут разница? Вы оба рассудительны в своих подходах и намерениях. Вы оба схожи больше, чем думаете. Разве это плохо?

Зия задумалась над ее словами.

– Артэр, может, более ответственный, чем большинство мужчин, но он также и более храбрый воин, чем многие. История вашей встречи доказывает это – он направился в самый центр деревни, обезумевшей от желания сжечь на костре ведьму, и спас тебя. На это требуется огромное мужество, которым не все обладают.

Зия молчала, впитывая каждое слово.

– Страсть, отвага, чувствительность проявляются в разных обличьях. И только люди с ясным видением и чутким сердцем могут разглядеть их истинную ценность и оценить по достоинству.

Зия улыбнулась.

– Вы говорите, как моя бабушка. Она – женщина мудрая.

– Мудрость приходит обычно с возрастом, хотя часто ее обретаешь, пройдя через сложности жизни, – печально заметила Эдди.

– Вам недостает вашего мужа.

Слезы потекли по бледным щекам Эдди.

– Мне ужасно его не хватает. Не проходит и часа, чтобы я о нем не подумала. Но хуже всего – моя пустая постель.

Смельчак гавкнул, как бы напоминая, что у нее есть он. Эдди погладила его по загривку.

– Ненавижу ложиться одна в постель и просыпаться одна. Каждый день у меня душа болит, и хотя многие говорят мне, что со временем будет легче, это не так. Мужа никто не заменит.

Зия не находила слов. Она смогла только взять Эдди за руку и постараться утешить, ее. Она не могла, да и не хотела, представить себе свою постель без Артэра. Его любящие руки обнимали ее, защищали ее, ласкали ее, и без него ей жить не захотелось бы.

– Мне так жаль, – прошептала Зия, чувствуя, что должна что-то сказать.

– Мне тоже, – сказала Эдди. Слезы продолжали стоять в ее глазах, она глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться. – Вот поэтому ты должна каждый день передавать моему сыну свое жизнелюбие, делить его с ним. Не спрашивай ничего, просто стремись к этому, и любовь будет с вами всегда. А стремление выяснить, кто из вас более рассудочный, кто менее – пустая трата времени.

– Я не помешаю вашему женскому разговору? – спросил появившийся Артэр.

Зия вскочила, напугав Смельчака, который на всякий случай залаял, и бросилась в объятия Артэра.

– Я тебя люблю, – сказала она, крепко его целуя.

Он посмотрел на нее, удивленный, а она посмотрела на него так же. Неужели она только что вслух призналась ему в любви?

Но какое это имеет значение? Ведь это правда.

– Как будто никому из нас про вашу любовь не было известно, – насмешливо сказал Лахлан, проходя мимо обнявшейся пары, чтобы сесть за стол рядом с матерью.

Зия увидела бурю эмоций на лице Артэра, но он сдержался, и ей хотелось – ах, как ей хотелось! – чтобы он тотчас же вслух признался в любви к ней, как это сделала она. Но это было не в его духе. Он сделает это, только когда сочтет нужным.

– Идем, – сказала она, таща его за руку. – Тут есть вкусные хлебцы, в них много меда. Повар испек их специально для меня, а я хочу поделиться с тобой.

Артэр улыбнулся и схватил ее за руку.

– Как мне повезло!

– Я сказал бы, больше, чем ты думаешь, – заметил Лахлан.

– Согласен. – Артэр улыбнулся Зие.

Они присоединились к Эдди и Лахлану, а вскоре за столом сидели и Каван с Гонорой. Всех радовало, что Гонора чувствует себя лучше.

– Утро я намерена провести за шитьем. Хочу закончить некоторые вещи для ребенка, – сказала Гонора, ласково улыбаясь Зие.

Каван поцеловал жену в щеку.

– Могу составить тебе компанию, если хочешь.

Гонора засмеялась:

– Не говори глупостей. У тебя есть свои дела.

– Я присмотрю за ней, – заверила его Эдди.

– А мне хотелось бы посмотреть, какую одежду ты шьешь для младенца, – сказала Зия, давая понять, что тоже будет наблюдать за ней.

– Может, тебе лучше начать шить одежду для собственного ребенка? – засмеялся Лахлан.

– Уж не ревнуешь ли ты? – спросила Зия. – Хочешь дать указание жене, которой у тебя нет?

Все засмеялись и принялись поддразнивать Лахлана.

– Ну, хватит, – наконец сказал он и поднял руки, сдаваясь. – Я найду себе жену, когда буду готов к этому.

– Ты никогда не будешь готов, – насмешливо заметил Артэр. – Кавану придется тебе помочь.

– Даже и не предлагай этого, – возмутился Лахлан.

– Я кое-кого присмотрел, – сказал Каван.

– Я против, – отрезал Лахлан, качая головой.

Каван широко улыбнулся:

– Уверен, ты будешь в восторге.

Лахлан продолжал качать головой:

– Не искушай меня.

– Думаю, мне нужно посмотреть на девушку, – серьезным тоном заметила Гонора.

– Нет! – завопил Лахлан. – Меня окрутят, я и возразить не успею.

Гонора рассмеялась:

– Клянусь, я выберу тебе подходящую жену.

Лахлан облегченно вздохнул:

– Ну, когда придет время, я обращусь к тебе за помощью.

Зие хотелось бы задержаться и побыть со своей новообретенной семьей, но ей так много предстояло сделать. Она встала.

– Мне нужно идти. Я хочу заглянуть к Джеймсу, пока не закрутилась с другими делами.

– Я пойду с тобой. Мне хочется его навестить, – сказал Артэр.

– Подожди, – одернул его Каван. – Мне нужно поговорить с тобой.

Зия нежно чмокнула Артэра в щеку. Она понимала: сейчас лэрд отдал приказ. Она ушла, гадая, что бы это могло быть.

Каван, Артэр и Лахлан удалились в кабинет.

– Что случилось? – спросил Артэр, как только дверь за ними закрылась.

– Лахлан услышал новости про деревню Блэк, – сказал Каван, кивнув Лахлану.

– Похоже, там укрывают варваров, – объявил Лахлан.

Артэр кивнул:

– Знаю. Когда я там был, то видел, как Зия и ее бабушка ухаживали за одним из них.

– И ты не возражал? – возмутился Лахлан.

– Я высказал свое неодобрение, но это их деревня, у них свои правила. Я был там гостем, к тому же мне нужно было разузнать о брате. Если бы я настаивал на своем, куда бы это меня завело?

– Артэр прав, – сказал Каван. – Мы не можем запретить им укрывать или лечить варваров, но тут возникает вопрос, на который все еще не получен ответ.

Артэр насторожился.

– Кто привез Ронана в деревню Блэк?

– Ты так и не нашел ответа? – расстроено спросил Лахлан.

– Какой-то друг – вот все, что мне удалось узнать. Но у меня сложилось впечатление, будто им этот человек хорошо известен.

– Пора бы поговорить с Зией о варварах в ее деревне, как мне кажется, да и о Ронане, – предложил Каван. – Ты согласен? – спросил он Артэра.

– Я считаю Зию честной женщиной. Всем, что ей известно, она поделится с семьей.

– Тогда позаботься о том, чтобы твоя жена нашла сегодня время поговорить с нами, – сказал Каван, и это было больше похоже на приказ.

Артэр согласился и покинул кабинет, разыскивая Зию. Он собирался побеседовать с ней о Ронане. Однако именно сейчас его больше интересовало ее неожиданное и откровенное признание в любви этим утром. Оно поразило его, и, испытывая такое же чувство к ней, он не знал, как поступить. Вдруг она скажет, что любовь его не настоящая, а какая-то рассудочная?

Ничего ему так не хотелось, как увести ее в сторонку и поговорить с ней. Ему нужно понять, было ли это правдой, или она просто хотела сделать более достоверной их уловку о браке. Мол, о чем же еще говорить молодоженам, как не о любви.

Теперь, однако, у него была еще и задача, которую брат хотел решить немедленно, а подвести Кавана он не мог. Он так и не узнал, как Ронану удалось попасть в деревню Блэк, и казалось странным его неожиданное исчезновение. Целители там – особенно Бетан – всегда знали, что происходит в деревне. У него было такое чувство, что с появлением и исчезновением брата было связано гораздо больше, чем ему рассказали.

Артэр шел, не глядя по сторонам, голова у него была слишком занята нахлынувшими мыслями.

– Что-нибудь случилось?

Артэр вздрогнул, услышав вопрос, и, к своему облегчению, увидел в нескольких шагах перед собой Зию. Она стояла, уперев руки в бока, короткие рыжие кудри обрамляли ее лицо.

Черт, как же она красива.

– Отвечай, – сказала Зия, подходя к нему вплотную и тыча его пальцем в грудь.

– Это так-то ты приветствуешь своего мужа?

– Привожу его в чувство, если он выглядит расстроенным. Так что случилось?

– Каван хочет поговорить с тобой, когда у тебя найдется время.

– О чем? – спросила она.

– О Ронане и варварах в деревне Блэк.

– Ронан. Об этом я с ним поговорю. А кого я лечу в своей деревне, это не его дело. Он не мой лэрд.

Артэр кивнул.

– Но ты ведь моя жена, так что в этом смысле он – твой лэрд.

Зия сказала тихо, так чтобы никто не услышал:

– Я еще не твоя жена. И даже если бы и была, то дела деревни Блэк его не касаются.

Артэр понял, что разобраться со всеми этими проблемами будет непросто, но ведь надо. Он и так уже тянул слишком долго. Не то чтобы он полагал, будто она скрывала от него что-то важное, нет. В свое время он получит ответ, а пока он сменил тему:

– Ты меня действительно любишь?

Зия удивленно округлила глаза.

– Сегодня утром ты заявила, что любишь. Ты правду говорила? – спросил он и, затаив дыхание, ждал ответа.

Она молча пошла к своему дому, поигрывая узлом шали.

Он зашагал в ногу с ней, потом вошел в помещение следом, закрыл дверь и смотрел, как она кладет большое полено в камин и зажигает свечи в комнате. Он надеялся немедленно получить ответ, но мог понять и ее нежелание отвечать. Нельзя же такие важные вопросы выяснять па ходу.

Внезапно она повернулась к нему.

– Я скажу тебе правду, но не хочу, чтобы ты чувствовал себя обязанным ответить взаимностью. Я знаю, ты думаешь по-другому, не так, как я…

– Скажи мне, – потребовал он более резко, чем собирался.

– Да, я люблю тебя, – отрезала она, – хотя предпочла бы несколько другой тон разговора.

Он улыбнулся и хотел подойти к ней, но она предостерегающе подняла руку.

– Нет, – тихо сказала она, – позволь мне кое-что объяснить.

Он кивнул и замер на месте, хотя ему хотелось схватить ее на руки и закричать о своей любви к ней.

– Довольно странно, но именно твоя мать заставила меня понять правду, и я признаю, что в тебе больше страсти, чем я думала.

Он радостно улыбнулся:

– Тебе пора бы уже это понять.

Она тихо засмеялась, когда он быстро подошел к ней и схватил ее в объятия.

Зия прижала палец к его губам:

– Не говори ничего, не сейчас. Ты успеешь мне все доказать. И даже очень скоро.

Глава 25

Несколько часов спустя, в одиночестве, она все еще вспоминала их быстрое, но страстное соединение. Артэр поднял ее и прижал к закрытой двери. «Не хочу, чтобы нам помешали», – сказал он. И она согласилась. Все могло подождать. В этот момент ей хотелось одного – только чувствовать силу своего мужа внутри нее.

Ей пришлось потрясти головой, чтобы напомнить себе, что Артэр ей не муж. Но было так хорошо думать о нем как о муже, а когда они занимались любовью, это воспринималось так естественно. Он задрал ей юбку и вошел в нее с нежной силой, и она этого ждала. Она была готова, и он скользнул в нее…

Зия задрожала, вспомнив об этом.

– С тобой все хорошо? – спросила Недди, входя в дом.

Зия снова потрясла головой, прогоняя несвоевременные мысли, и вернулась к ждущим ее делам. Недди приходила к ней, желая научиться искусству лекаря. Оно всегда ее интересовало, а после битвы женщина поняла – такие знания могут принести большую пользу ее родной деревне.

– Ты слишком много работаешь, – настаивала Недди.

– Целитель всегда много работает, – посмеялась Зия. – Но сейчас я думала о своем муже.

Недди улыбнулась:

– Он красивый, так что я тебя не виню.

– Он хороший муж и великолепный любовник, – с гордостью призналась Зия.

– Значит, ты счастливая женщина, – сказала Недди. – Мне достался некрасивый муж, но страстный любовник, даже после всех долгих лет брака.

Женщины продолжали болтать, пока Зия обучала Недди готовить целебные снадобья против разных болезней. Было уже послеобеденное время, когда Зия пришла в замок, в животе у нее урчало от голода, и ей не терпелось утолить его.

Увидев Кавана, стоявшего у стола, Зия сразу поняла, что он ждет ее. Как только она вошла в зал, Артэр встал, протянул ей руку и усадил рядом с собой. Зия поняла: у нее, по крайней мере, будет время поесть, прежде чем она подвергается допросу.

– Вы меня ждете? – спросила она, беря с блюда, стоящего в центре стола, хлеб и мясо.

– Да, – прямо заявил Каван.

– Мы можем поговорить, пока я ем? – спросила она, оглядывая пустой зал. – Никого нет, никто не подслушает наш разговор.

Каван кивнул и сел за стол напротив них.

– Первое, – сказала Зия, не успел Каван открыть рот. – Деревня Блэк – деревня целителей. А это значит, мы лечим больных, раненых, страждущих. Нам не важно, кто это – друг или враг. Человек, который нуждается в лечении, получает его в нашей деревне, как было с вашим братом.

Каван нахмурился:

– Достаточно ясно, хотя я полагаю, вам следовало бы лучше понимать, кого вы собираетесь лечить.

– Будь это так, мы не стали бы лечить вашего брата.

– Почему же? Ронан – добрый верный шотландец.

– Которого принес к нам на порог варвар, – сказала Зия, понимая, что эта новость поразит обоих братьев.

Но теперь настало время, когда она может открыть все без опаски, хватит играть в молчанку. Они должны понять: не все, кого они считают своими врагами, враги и для других.

– Что ты хочешь этим сказать? – требовательно спросил Каван.

– Только то, что сказала, – подтвердила Зия. – Варвар принес вашего брата в деревню.

– Ты этого варвара знаешь? – поинтересовался Артэр.

Зия дожевала кусок хлеба и потянулась за кружкой горячего сидра.

– Знаю.

– Он был раньше в вашей деревне? – уточнил Каван.

– Был.

Зия понимала, что может поведать об этом человеке только это. Она ведь дала слово.

– Зачем этот варвар был в вашей деревне раньше? – спросил Каван.

– Это понятно, – сказала Зия. – Мы – деревня целителей. Он доставляет к нам нуждающихся в лечении.

– Варвары убивают, не считаясь ни с кем, даже со своими. Они не занимаются лечением, – сказал Каван. – Ты уверена, что он – варвар?

– Я сама себя спрашивала об этом, – призналась Зия.

– И нашла ответ? – спросил Артэр.

– Нет, не нашла.

– Может, он и не варвар, а просто человек, которого варвары захватили в плен, – предположил Каван, пытаясь разобраться в этой истории.

– Нет, я уверена, тут сомневаться не приходится, – заверила его Зия.

– А откуда ты знаешь? – удивился Артэр.

Зия вспомнила первую встречу с этим варваром.

– Никакой ошибки быть не может. Сила, мужество, а главное – никакого страха в глазах. Такой человек сметет все со своего пути.

– Что он сказал, когда принес к вам Ронана? – спросил Каван.

Зия перевела взгляд с одного брата на другого.

– «Вылечи его, он – великий воин».

Братья помолчали. Зия видела, как они стараются скрыть свои чувства. Ей хотелось бы облегчить их страдание, ведь она испытывала то же самое.

– Теперь мне пора идти, – сказала она, вставая.

– Еще один вопрос, – остановил ее Каван.

Зия ждала.

– Этот варвар имел какое-нибудь отношение к внезапному исчезновению моего брата?

Ответ был односложный, но смысл его был непрост:

– Нет.

– Ты уверена в этом? – переспросил Каван.

– Уверена, – твердо ответила Зия. – А теперь я могу идти?

Каван не сводил с нее глаз.

– Ты что-то от меня утаила.

– Ты когда-нибудь давал слово?

Каван кивнул:

– Много раз.

– И, разумеется, ты свое слово держал.

– Конечно. Слово мужчины – его честь.

– Хоть я и женщина, я считаю так же. Дав слово, я его держу, – сказала Зия, гордо выпрямившись, упрямо вздернув подбородок.

– Ты дала слово варвару и хочешь, чтобы я уважал это? – недоверчиво спросил Каван.

– Я хочу, чтобы ты уважал мою честь.

Каван перевел взгляд с Зии на Артэра и встал.

– Поговори со своей женой, – приказал Каван и ушел.

– Меня ждет работа, – сказала Зия, собираясь уходить.

Артэр остановил ее, взяв за руку.

– Нам нужно это обсудить. Как я буду защищать тебя, если ты утаиваешь от нас сведения о Ронане?

– Я не утаиваю ничего важного.

– Не тебе судить об этом.

Зия выдернула руку, взволнованная состоявшимся разговором.

– Я не стала бы делать ничего во вред вашему брату или вашим поискам. Я сообщила вам все, что мне известно и что может помочь вам найти его.

– Еще один вопрос – кто такой этот варвар? – спросил Артэр.

Ей не понравилось разочарование, прозвучавшее в его голосе. Еще меньше ей понравился вызов, который он ей бросил.

– Ты не веришь мне?

Он выглядел встревоженным.

– Это ты не веришь мне. Каван велел мне поговорить с тобой. Как он полагает, хорошая жена ничего не таит от своего мужа. Он дал тебе возможность открыться мне. И если я сочту информацию полезной, я поделюсь с ним. Если нет, он будет знать, что это не важно, и сказанное останется между нами.

– Я тебе не жена, – грустно сказала Зия, не желая обидеть его.

– Но ты мне жена во всех смыслах, кроме одного, – заметил Артэр. – Давай обменяемся клятвами и покончим с этим.

– Я не выйду замуж за человека, который делает предложение без страсти.

Она повернулась и поспешила из замка, остановившись лишь тогда, когда миновала деревню и вышла на окраину. Она стояла, оглядывая пустынную землю. Вот такой чувствовала и она себя сейчас – пустой.

Скажи он ей хоть слово о любви, она подумала бы о его предложении. Она ведь любит этого благоразумного глупца. Но он промолчал, и это ранило ее сердце. Она во всеуслышание заявила о своей любви к нему, да еще в присутствии его матери. Это было необходимо, иначе она взорвалась бы от своего чувства. Ей необходимо было сказать это, услышать, как заветные слова срываются с ее губ.

Конечно, она могла бы подождать, когда они окажутся наедине. Но нет! Она не боялась, что кто-то услышит ее признание в любви к Артэру. Да и почему бы? О любви нужно кричать с самого высокого холма, чтобы эхо разнеслось по ущельям и долинам. Любовь не нужно таить или прятать до подходящего времени.

– Любовь – это волшебство! – усмехнулась она.

Возможно, ее могут обвинить в любовном заклинании, если кто-нибудь именно так все поймет. Но разве не она попала под чары Артэра, и разве не так случилось с самого начала?

Она почувствовала волшебную связь между ними в тот самый миг, как они встретились. Они не смогли бы преодолеть возникшее тогда чувство, даже если бы пытались. Она лично этого не хотела. Ей надо было посмотреть, куда ее это заведет.

Она влюбилась в Артэра, и ей было все равно, потому что она знала: она и сама опутывала его чарами, как и многие женщины до нее. Разлада между ними не должно быть. Они обсудят это, но не сейчас, возможно, позже, когда у них обоих будет время подумать и поразмыслить. Она засмеялась. Артэр много рассуждал все это время о чувствах, женитьбе, долге, возможно, она научится чему-нибудь у него и отнесется с пониманием к его размышлениям и посмотрит, что произойдет.

Зия с удовольствием погуляла бы по пустоши, но ее ждет работа и ей нужно быть благоразумной. Она вздохнула, повернулась и пошла к своему дому, продолжая качать головой.

Обнаженная грудь Артэра блестела от пота, руки у него болели, но он продолжал размахивать мечом, сбивая на землю третьего противника.

– Кто следующий? – спросил он, бросая вызов воинам, окружавшим его.

– Нет дураков сражаться с сумасшедшим! – воскликнул Лахлан, и, войдя в круг, бросил ему рубашку.

Артэр набросил ее на плечи и увидел, как воины один за другим разошлись.

– Ты разогнал их.

Лахлан засмеялся:

– Это ты напугал их. Ведешь себя как очумелый. Значит, поссорился с женой. И только несколько воинов оказались настолько глупы, что не заметили этих признаков и согласились тренироваться с тобой.

– Заткнись, – сказал Артэр, пошел к ведру с водой и напился из ковша.

– Так я и знал, я прав, – ликовал Лахлан.

Артэр вылил целый ковш воды себе на голову, почувствовав облегчение, когда холодная вода заструилась по лицу и по груди.

– Правильно. Охладись, – сказал Лахлан, прислоняясь спиной к толстому стволу дерева и скрестив руки на груди. – Так чем ты вызвал гнев своей супруги?

– Ты сам на это напросился, Лахлан, – предостерег брата Артэр, размахивая ковшом как оружием.

Лахлан поднял руки, сдаваясь:

– Не бей меня. Я только пытался помочь.

– Как? Разозлив меня еще больше?

– Нет, я только хотел показать тебе, что ты позволяешь злости овладеть тобой. А ведь обычно ты решаешь все проблемы с холодной рассудительностью.

– Как можно быть рассудительным с женщиной, которая не хочет слушать никаких доводов? – спросил Артэр, проводя руками по влажным волосам.

Было видно, что Лахлану хочется рассмеяться.

– Не смей! – предостерег его Артэр, замахиваясь ковшом.

Лахлан, поразмыслив, подавил смех.

Артэр бросил ковш в ведро и покачал головой.

– Не знаю, как заставить ее быть благоразумной.

– Зия никогда не станет такой.

– Страсть – ее стихия.

– Ты же сам видишь.

Артэр пронзил его взглядом, как кинжалом. Лахлан схватился за грудь:

– Черт, ты меня чуть не убил своим взглядом.

– Остерегайся! – предупредил его Артэр.

– Я попытаюсь помочь, если ты меня выслушаешь.

– Расскажешь мне, какая у меня страстная жена?

– Да! У нее такая натура. Это проявляется во всем, что она делает. Ее работа, то, как она говорит, как смеется…

Артэр улыбнулся, хотя и сдержанно:

– Смех у нее невероятно чувственный.

– Ты чертовски прав.

Артэр снова метнул в него убийственный взгляд. Лахлан вскинул руки вверх:

– Прости, но тебе нужно действительно хорошо знать Зию, чтобы иметь с ней дело.

– Я ее знаю. Она упрямая, настойчивая, негибкая…

Лахлан перебил его:

– Ты повторяешься…

Ледяной взгляд Артэра заставил его замолчать.

– Как? Как обращаться с тупоголовой женщиной?

– Ты неправильно ставишь вопрос.

– Неужели, о всемогущий, все знающий о женщинах?

Лахлан поклонился:

– К вашим услугам.

– Скажи мне, как я должен ставить вопрос?

– Как обращаться со страстной женщиной?

– Умоляю, скажи, как ты обращаешься со страстной женщиной?

– Ах, брат, брат, – покачал головой Лахлан и похлопал Артэра по спине, – мне рассказывать все подробно?

Артэр сжал кулаки.

– Ну помоги мне, Лахлан…

Лахлан наклонился к нему и прошептал, как будто его ответ был великим секретом:

– С ней нужно обращаться страстно.

Глава 26

Зия обдумывала свое положение и, как ни старалась, не могла найти способа стать рассудительной. В ней этого просто нет. Она такая, какая есть. Артэру придется признать ее такой, или брака между ними никогда быть не может. Ей нравится быть такой, какая она есть, и ей пришлось много поработать над тем, чтобы стать такой, несмотря на все препятствия на пути. И меняться она не собирается.

Кроме того, она жить не может без радости, которую она научилась находить в своем таком нужном людям труде. Вот почему каждый рассвет она встречает с восторгом. Бабушка учила ее, что каждое новое утро – подарок, который нужно развернуть, и им нужно дорожить. Она это никогда не забывала и каждый день разворачивала свой подарок и все больше и больше ценила это.

Ее бабушка также сказала бы ей: «Ты упрямая, Зия. Если хочешь, чтобы Артэр признал тебя такой, какая ты есть, так почему бы и тебе не признать его таким, какой он есть?» Но разве она так и не делает некоторым образом? И кроме того, она любит его и не собирается просто бросить его только потому, что временами он бывает слишком рассудительным. Она знает это за ним и любит его тем не менее. Она также знает, что он любит ее. Но вот может ли он по-настоящему понять ее? Она уже вслух призналась в своей любви к нему, а ему свою любовь еще предстоит высказать. Как он это сделает? – гадала она. И сделает ли вообще?

Этот вопрос заставил ее рассмеяться. Он любит ее – в этом она не сомневается, – и когда придет его время, он не заставит себя упрашивать и заявит о своей любви. И этого хватит?

Ее собственный вопрос удивил ее. Почему же этого будет недостаточно? Потому ли, что Артэр будет видеть лишь практичную сторону их союза? Но разве не он вырвал ее недавно из рук мучительной смерти? Артэр спас ее от сожжения на костре, и хотя у него была для этого своя причина, он никогда не прекращал защищать ее с того момента, как освободил. Он постоянно старался оказываться рядом.

В ее глазах он проявил себя настоящим героем, во всяком случае – человеком, которого она могла бы полюбить.

Опускалась ночь, и воздух становился холоднее. С моря надвигался шторм, волны стали более норовистыми, чем обычно, густой туман надвигался на деревню. По дороге в замок Зия радовалась тому, что на ней теплая шерстяная накидка. Ее не привлекал ужин в кругу семьи, сегодня вечером она предпочла бы остаться одна, спрятаться от вопросов, которые возникли с ее прибытием в этот замок, в эту семью. Хоть бы кто-нибудь из жителей обратился сейчас за помощью. Тогда у нее не было бы времени на раздумья.

Зия остановилась и подняла глаза к потемневшему небу, туман ласково касался ее лица.

– Пошли мне легкие роды, чтобы я могла спокойно провести эту ночь.

Ее желание сбылось, подойдя к замку, она услышала мольбу парнишки помочь его матери, которая корчится от боли.

Зия была знакома с Джонасом, ему едва исполнилось шесть лет, и с его матерью Дорой, ожидавшей своего четвертого ребенка. Обеспокоенного мальчика не могли успокоить никакие уговоры, и, захватив корзинку с лекарствами, Зия поспешила с ним в его дом.

Дора рассказывала, что все ее дети появились на свет без проблем, Зию больше заботил мальчик, уверенный, что его мать умирает.

– С твоей мамой все хорошо, Джонас. Не волнуйся. Но теперь, когда я пришла, чтобы помочь ей, окажи мне услугу.

Уверенный тон Зии успокоил малыша.

– Пойди, пожалуйста, поищи Артэра и скажи, что я ухаживаю за твоей матерью и вернусь домой только после того, как родится ребенок.

Джонас кивнул и убежал.

Зия закатала рукава и приготовилась принимать роды, благодаря небеса за их своевременное вмешательство.

Артэр был погружен в свои мысли после разговора с Лахланом. Он и сам понял, что единственный способ справиться с Зией – воспользоваться страстностью ее натуры. Их разногласия яйца выеденного не стоят. Ну, смотрят они на некоторые вещи немного по-разному. Что из того?

Зия всегда была правдива с ним, он это знал. А то, как она вслух заявила о своей любви к нему, должно было бы заставить его понять: она никогда не сможет держать в себе то, чем хочет поделиться. Она выплеснет это в страстном порыве.

Она – женщина честная, и он очень уважает ее за это и гордится тем, что она будет его женой. Как заставить ее согласиться на это – дело другое. Он ведь пока даже не объяснился ей в любви, а он уверен – она не согласится выйти за него замуж, пока он не сделает этого.

Артэр собирался поговорить с ней сегодня ночью, в их спальне. Он велит подать им ужин туда. Так они смогут побыть наедине и как-нибудь решить мучившие их проблемы.

– Ты что-то придумал? – спросил Лахлан, присоединяясь к нему за столом перед камином в большом зале.

– Я намерен серьезно поговорить с ней наедине.

– Ты считаешь, это хорошая мысль? – Лахлан покачал головой. – Проси у нее прощения, глупец. А еще лучше скажи ей, что любишь ее так, что стал полным дураком.

– Так и есть, – признался Артэр. – Никогда еще я не чувствовал себя таким идиотом.

Лахлан ухмыльнулся и хотел было что-то добавить, но Артэр погрозил ему пальцем:

– Предупреждаю, больше ни слова.

Лахлан сдержал смех.

Артэр покачал головой.

– Я разберусь с этим сегодня вечером.

– Хорошее начало, – заметил Лахлан. – Наконец-то ты стал менее рассудительным.

Не успел Артэр возразить ему, как в комнату вбежал мальчишка Джонас и обратился к Артэру:

– Сэр, целительница говорит, что она не вернется, пока ребенок не родится.

– Джонас, похоже, ты запыхался и устал, – сказал Лахлан. – Садись, выпей горячего чая и съешь сладкое печенье.

Глаза мальчика засияли, он забрался на скамью рядом с Лахланом. Артэр встал:

– Пойду посмотрю, не нужно ли Зие чего-нибудь.

– Ей нужно только одно, – тихо сказал Лахлан, кладя еще одно сладкое печенье перед мальчиком.

– И что же это? – спросил Артэр.

– Ты.

Роды продолжались дольше, чем рассчитывала Зия. Но прошли гладко, без осложнений. Мать и дочь чувствовали себя хорошо.

Зия уложила их обеих спать. Джонас к этому времени уже уснул, как он ни пытался бодрствовать. Она пообещала зайти к ним завтра. Когда она вышла из дома, было уже далеко за полночь, деревня стихла. Туман сгустился, дул пронизывающий ветер, и Зия плотнее закуталась в свою теплую накидку.

– Тебе нужно вот это.

Зия вздрогнула и обернулась.

– Ты меня напугал чуть не до смерти.

Артэр накинул ей на плечи плащ, подбитый мехом.

– Ты должна была ждать меня.

– Почему? – спросила она, благодарная за внимание.

Артэр обнял ее за плечи, и они направились к замку.

– Потому что я всегда оказывался рядом, когда ты поздно заканчивала работу и была одна.

Зия подумала.

– Ты прав. – Она опустила голову на его плечо, раздвинув плащ, который был на нем, и прижалась щекой к его рубахе, вдыхая знакомый запах горной лаванды и моря.

С Артэром она чувствовала себя в безопасности, защищенной и любимой.

Она подняла голову и улыбнулась:

– Я тебя люблю.

Она и сама не знала, почему сказала это именно сейчас. Знала только – ей так захотелось. И чувствовала, что это хорошо и правильно.

Артэр крепче прижал ее к себе, а когда они подошли к замку, поднял ее на руки и отнес в спальню. Вокруг не было ни души, не слышалось ни звука. Были только они двое, и, когда он закрыл дверь, Зия ощутила, как уютная тишина окружила их.

Она вздохнула, увидев ждущую ее ванну, пар поднимался от горячей воды. Она быстро сбросила одежду, так же поступил и он. Он первым вошел в ванну и протянул ей руку. Зия подождала немного, потому что ей захотелось насладиться его видом: его тело, такое сильное и красивое, безраздельно принадлежит ей.

И вот они устроились в ванне. Она расположилась на нем, ее голова покоилась в выемке его плеча, их ноги переплелись, руки обнимали друг друга. Ей было так уютно, как давно уже не было.

– Спасибо, – прошептала она.

– За что? Для меня это сплошное удовольствие. Это я должен благодарить тебя.

Знает ли он, что его слова намекают на его любовь к ней и прокладывают путь к ее сердцу? – подумала Зия.

– Зия…

– Пожалуйста, не нужно никаких споров, никаких вопросов. Мне просто хочется наслаждаться этим покоем вместе с тобой, только ты и я, ничего больше.

Она была благодарна за то, что он подчинился. Но зачем останавливать его? Может, она боится услышать от него признание в любви? Ведь если он это сделает, придется принимать решение. Готова ли она к этому?

Все неприятные мысли исчезли, когда он взял мыло и провел им по ее телу, скользя по каждому изгибу, долинке, холмику, вниз по всему телу. Его касания были как неспешная нежная ласка, он не упустил ни одной частички ее тела.

Зия вздохнула, и вздох ее был больше похож на стон, а когда он коснулся интимного места, все ее тело и душа воспламенились, – она прижалась к нему, пока они не соединились. Она сидела верхом, обхватив его ногами, и он скользнул в нее.

В тесной ванне было мало места для движения. Но его крепкие руки обхватили ее за талию, и они начали любовную игру. Прошло немного времени, и хотя до вершины наслаждения было еще далеко, он поспешно вытер себя и ее, и они оказались на постели, где он стал целовать все ее тело.

Эти нежные поцелуи привели ее в такое возбуждение, что вскоре она уже просила большего. Он подчинялся раз за разом, до тех пор, пока они оба уже не могли сдерживаться. Он обнял ее и вошел в нее так, что у обоих перехватило дыхание.

Утомленный страстью, Артэр быстро погрузился в сон, и Зия была этому рада. Ночь была прекрасна, и ей не хотелось портить ее разговором, который мог бы только раздражать. Глаза у нее закрылись, она улыбнулась. Это была хорошая ночь – нет, волшебная ночь, – а завтра будет новый день, новое начало. И она будет приветствовать его с радостью и заниматься тем, что он ей принесет.

Зия оделась, не удивившись тому, что в спальне одна. Она не услышала, как Артэр встал. Очевидно, не хотел ей мешать, дал ей выспаться. В этом смысле он был деликатен, но Артэр и раньше бывал внимателен, когда дело касалось ее. Ее чувства и заботы для него были важнее его собственных.

Бабушка была права. Артэр – хороший человек. Так как же она может держать свое слово, данное кому-то, и не обидеть своего мужа?

Мужа?

Она продолжала делать эту ошибку, думая о нем как о муже. Но разве она так не чувствует? Все больше и больше она считала Артэра своим мужем. Все чаще она обращалась к нему именно так.

Зия улыбнулась:

– Скоро все решится. Я в этом уверена.

Так оно и будет. Она знает: они с Артэром разрешат все по взаимному согласию, и все совершится. Ведь он такой рассудительный, а она старается быть такой.

Зия все еще улыбалась, поспешно сбегая вниз по лестнице в просторный зал. Все Синклеры собрались уже в зале за столом перед большим камином, как и всегда, а за несколькими небольшими столами сидели воины, занятые разговором и завтраком.

Зия прошла между столами, здороваясь с воинами, большинство из которых она уже знала, Внезапно она услышала, как ее громко окликнули по имени, и застыла на месте. Это был Артэр.

Зия удивленно разинула рот и выпучила глаза, увидев его стоящим в центре, во главе стола, за которым сидела его семья.

– Я люблю тебя, Зия!

Она была так поражена, что не могла ответить. За нее ответили все собравшиеся в зале аплодисментами и радостными криками, некоторые от восторга затопали ногами.

– Я люблю тебя всей душой! – кричал Артэр, широко улыбаясь и прижимая руку к сердцу.

Зия продолжала смотреть на него, онемев. Когда все стихло и все уставились на нее, ожидая ответа, в том числе и Артэр, который продолжал стоять у стола как статуя, она сделала единственное, что могла.

Она быстро, насколько могла, выбежала из зала.

Глава 27

Зия бежала мимо приветствующих ее жителей деревни. Она так спешила, что не отвечала им. Она продолжала бежать как безумная в сторону пустоши, и только когда в боку закололо, вынуждена была остановиться.

Наклонившись, девушка схватилась руками за бока и дышала с трудом, сильно бьющееся сердце, казалось, готово было разорваться. Но от чего же оно так всполошилось? От быстрого бега или от того, что Артэр так безрассудно заявил о своей любви перед всеми?

– Выпрямись и не сдерживай дыхание.

Зия выпрямилась и обернулась, не обратив внимания на предостережение насчет сдерживания дыхания, отчего ей становилось только хуже. Но Артэр последовал за ней и теперь стоял, не сводя с нее взгляда. Чего он ждет?

– Я не думал, что ты убежишь. Сначала удивился, а потом понял, почему ты так поступила, – сказал он.

Он сорвал с себя свой подбитый мехом плащ и протянул ей. Зия взяла плащ, дрожа от холода, и закуталась в него.

– И почему же я так поступила?

На его лице появилась благодушная улыбка.

– Честность – вот что я так люблю в тебе.

– Тебе нравится, что я убегаю, когда ты заявляешь о своей любви ко мне?

Его улыбка превратилась в смешок.

– Я мог бы обидеться, но не обиделся.

– Почему? Это было не очень хорошо с моей стороны. Мне полагалось бы кинуться в твои объятия, особенно после того, как ты сделал из себя полного дурака перед всеми. – Она хмыкнула при этом воспоминании.

– Кто-то напомнил мне, что любовь превращает нас всех в дураков, так что я решил: пусть она поступает со мной как хочет.

– Так почему же я тогда убежала? – спросила Зия, смущенно качая головой.

– Потому что испугалась.

– Чего?

– Того, что мы любим друг друга, – сказал он.

– Но ведь это чудесно.

– Да, – согласился он, кивая и медленно приближаясь к ней. – Но это также означает, что теперь мы можем пожениться, ведь мы женимся по любви.

Она охнула и отскочила назад.

– В этом-то и все дело. Как только ты заявил о своей любви, я поняла: моя судьба решена.

– Ты говоришь об этом как о смертном приговоре, – фыркнул Артэр.

– Нет, нет, – поспешила объяснить Зия. – Я часто думала о том, что, называя тебя мужем, чувствую, как это здорово звучит.

– Приятно слышать, – с довольной улыбкой заметил Артэр. – Ведь я просто млею от счастья, когда называю тебя женой.

– Я только хочу знать, сможешь ли ты принять меня такой, какая я есть, и ту страстность, с какой я живу.

Артэр протянул руки и нежно привлек ее в свои объятия.

– Но я и люблю тебя именно такой. Зачем тебе меняться?

Зия коснулась его губ своими губами.

– Все-таки ты – настоящий колдун. Околдовывал меня с самой первой нашей встречи.

– Черт, я надеялся, ты не заметишь. Но раз уж ты заметила, то я намерен держать тебя навеки под своими чарами.

Зия шутливо ткнула его в грудь.

– Ты должен совершенствовать это колдовство время от времени.

Он нежно, но страстно поцеловал ее.

– Я так и делаю – каждый раз, как мы занимаемся любовью.

Она вздохнула.

– Это верно. Никогда не знала про такое волшебство.

– Мы вместе творим это волшебство и будем продолжать это дело впредь, – сказал он непререкаемым тоном. – Мы поженимся немедленно.

– Нет!

Артэр удивленно взглянул на нее:

– Почему нет?

– Я хочу, чтобы моя бабушка присутствовала, когда мы будем обмениваться клятвами.

Он кивнул, улыбаясь:

– Ты права. Бетан должна разделить с нами торжество.

– Твоя семья не сочтет странным, если мы захотим снова пожениться?

– Я объясню, что мы хотим как бы «освежить» наши клятвы перед нашими семьями. Они будут довольны и захотят это отпраздновать.

Зия крепче прижалась к нему, довольная – все наконец-то улажено, и теперь она выйдет замуж по любви, как всегда и хотела.

– Кажется, теперь я счастлива.

Он крепче обнял ее.

– Я буду стараться, чтобы так было всегда.

Она нежно провела пальцем по его губам.

– Тебе не нужно стараться. Я рада видеть твое лицо, пробуждаясь по утрам, или когда ты ждешь, пока я закончу работу, или когда споришь со мной, хотя мы оба знаем, что я права. – Зия весело засмеялась, потом вздохнула. – Ты – мое счастье.

– Как же я тебя люблю, Зия!

– Я никогда не устану слушать это. Напоминай мне о любви почаще.

– Господи, да я готов повторять тебе свои признания сотни, тысячи раз!

– Мы созданы друг для друга. Теперь я это прекрасно понимаю.

Они целовались на продуваемом ветром пустыре, не чувствуя холода и тумана. Они были влюблены и погружены в эту любовь. Ничего больше не имело значения и не будет иметь никогда.

Артэр с Зией остановились у дома Джеймса. Он поправлялся, ни на что не жаловался. Единственное, о чем он говорил – это приближающийся приезд Мейв. Он получил от нее весточку. Она передавала, что беспокоится за него и будет хорошо заботиться о нем.

Зия осмотрела его рану, которая заживала лучше, чем она ожидала.

– Ты разрабатываешь руку, как я тебе велела?

– Да, – спокойно сказал Джеймс. – А если вдруг забываю, то немедленно вмешивается Эдди. Она заставляет меня работать активно. И Недди тоже тут находилась, не говоря уж о других женщинах, которые всегда напоминали мне об этом, принося еду. Всех удивляет, что у меня сохранилась рука и что я вообще еще жив. Думаю, многим казалось, будто я не выкарабкаюсь. – Он покачал головой. – Хотя какое-то время я и сам уже почти смирился со своей участью.

– Ерунда, – укорила его Зия. – Ты – сильный, решительный человек, и ты боролся за свою жизнь. – Она пошла к огню, чтобы приготовить для него отвар.

Артэр наклонился над Джеймсом.

– Мне кажется, Мейв как-то связана с твоим желанием жить.

Джеймс ухмыльнулся:

– Она у меня все время в мыслях, с тех пор как мы покинули деревню Блэк, хотя я думал…

– Договаривай, – настаивал Артэр, почувствовав его неуверенность.

– Что, если бы я захотел вернуться в деревню Блэк вместе с Мейв?

– Я пожелал бы вам обоим долгой и счастливой совместной жизни.

Джеймс облегченно вздохнул.

– Спасибо, Артэр. И знай – по первому твоему зову, я приду к тебе на службу.

– Я в этом не сомневаюсь.

Артэр взял Зию за руку, когда они вышли из дома.

– Я все слышала, – сказала она. – Ты позволил ему жить в другом месте, это хорошо.

– На самом деле решать Кавану, но думаю, он поступил бы также. Поэтому Джеймс и спросил меня первым.

– Твой брат – хороший и честный лэрд. Он все решает по справедливости.

– Да, он такой, – согласился Артэр.

– Он спрашивал, поговорил ли ты со мной?

– Пока нет. Он ждет. И знает, что я дам ему исчерпывающий ответ.

– Ты ждешь, чтобы я изменила свое мнение? – спросила Зия.

Он покачал головой.

– Думаю, я понимаю свою жену и доверяю ее слову.

Зия порывисто обняла его и нежно поцеловала.

– Осторожнее, – шепнул он ей на ухо. – Не то я утащу тебя в твой домик и запру дверь, чтобы никто не смог войти, пока не будет по-моему.

– Обещаешь? – спросила она затаив дыхание.

Но Артэр только развел руками, указывая на входную дверь. Пять человек уже ожидали его там.

– Позже, – шепнула она, легко поцеловала его и поспешила к больным.

В замок Артэр вошел с чувством облегчения и радости, надеясь найти мать и рассказать ей все о Зие и своих планах. Он был уверен, что она придет в восторг и немедленно займется приготовлениями, и, как он надеялся, это прогонит ее печаль, пусть и на время. Он знал, что мать чувствовала себя без мужа потерянной, и хотя перед всеми сохраняла присутствие духа, в одиночестве она страдала. Он волновался за нее, как и его братья. Если бы только вернулся Ронан, это наверняка изменило бы многое для нее.

– Тебя ждут в кабинете, – сказала мать, как только Артэр вошел в большой зал.

По серьезному выражению ее лица Артэр догадался – что-то случилось. Он поспешил в кабинет, где его ждали Каван и Лахлан.

Каван показал ему бумагу с официальной печатью.

– Церковный совет прибудет через несколько дней, чтобы поговорить с Зией и обвинить ее в колдовстве.

Артэру показалось, будто стрела пронзила его сердце. Он ухватился за спинку стула и глубоко вздохнул.

– Кого они посылают?

– Епископа Эдмонда Алеатуса, – сказал Каван.

– Он руководит охотой на ведьм в этом регионе, – пояснил Лахлан. – Говорят, он человек честный.

– Честный для кого? – спросил Артэр.

– Епископ Алеатус знал нашего отца и уважал его, – напомнил Каван. – Как только он поймет, что имеет дело с семейством Синклер, думаю, проблем не будет.

Артэр чуть не выругался вслух. Он так и знал – этот фарс с женитьбой обернется неприятностью. Нужно было ему с самого начала заставить Зию выйти за него замуж.

– Приготовь свои документы о браке для епископа, – сказал ему Каван.

– Деревенские жители помогут нам, они ведь так уважают Зию, – добавил Лахлан.

Артэр слышал их слова, но едва понимал их смысл. Он может устроить так, чтобы они с Зией тайно обменялись клятвами, но как быть с документами? Дату придется подделать, священника – подкупить, но если тот узнает или услышит обвинения в колдовстве, выдвинутые против Зии, то никогда на это не пойдет. Он немедленно сообщит об этом церкви.

– Хотя ее замечательный талант знахарки может обернуться против нее, – сказал Каван. – Например, выздоровление Джеймса. Никто не ожидал, что он выживет. Многие считают это чудом.

Лахлан покачал головой:

– Епископу стоит только это услышать.

– Брак с Артэром поможет Зие больше всего. Имя Синклер уважаемое и честное. Сомневаюсь, что кто-то выступит против него, – сказал Каван. – К тому же, – повторил он, – епископ знал нашего отца. Я думаю, все закончится благоприятно для вас.

– Мне кажется, Артэр так не считает, – сказал Лахлан, глядя на посуровевшего брата.

– Не беспокойся, Артэр, все будет хорошо, – заверил брата Каван.

Артэр покачал головой. Как он мог быть таким глупцом? Теперь не только Зия, но и его семья оказалась в очень серьезной ситуации. Рассудок предостерегал его – женись на Зии, и все-таки он позволил ей поступить по-своему. А теперь получается, что они заварили опасную кашу. Исход грядущих событий непредсказуем.

– Мы не допустим, чтобы твою жену обвинили, – снова сказал Каван, пытаясь приободрить брата.

На самом деле от всех этих слов в свою поддержку Артэр чувствовал себя еще хуже. Он всегда был разумным, поступал правильно. Никому никогда не требовалось исправлять его ошибки. Все знали – он их не допустит.

– Каван прав, – сказал Лахлан. – Не может быть, чтобы нагрянула беда. И, кроме того, мы – вместе. В обиду вас не дадим.

Слова утешения только сыпали ему соль на рану – он подвел их. Позволил женщине околдовать себя. Он покачал головой. Теперь вот даже готов поверить, будто она – колдунья и во всем виновата. А это не так. Он мужчина. Ему и искать выход. Но прежде всего ему нужно быть честным с братьями.

– Скажи, Артэр, и мы вместе справимся с этим, – сказал Каван с уверенностью могущественного лэрда.

Артэр выпалил, прежде чем успел передумать:

– Мы с Зией не женаты.

Глава 28

Зию срочно вызвали в замок. Она закончила обрабатывать небольшой ожог на руке ребенка и быстро осмотрела еще трех больных, ожидавших ее. Раздала им мази и снадобья, а последнему обратившемуся с просьбой о помощи посоветовала вернуться в свой дом: она зайдет к нему, как только сможет. На ее счастье, серьезных больных не было, и девушка поспешила в замок.

С каждым шагом волнение ее нарастало: скорее всего, что-то случилось, она это чувствует. «Терпение».

Строгий голос бабушки прозвучал у нее в голове. Зия остановилась. Бетан на расстоянии предупреждает ее, значит, ей нужно сохранять ясный ум и быть начеку. Бабушка поможет, она не одна.

И у нее есть Артэр, а еще важнее – его любовь. Зия вошла в замок с первым ударом грома, и этот зловещий знак заставил ее вздрогнуть. Слуга провел ее в кабинет. Войдя туда, она без слов поняла: их брачная уловка раскрыта.

Они были все здесь: братья, их мать, Гонора – и выглядели встревоженными.

Зия вышла прямо на середину комнаты и посмотрела на Артэра:

– Ты рассказал им правду. Чувствую, это было необходимо.

Он кивнул:

– Церковный совет посылает епископа для расследования.

– Нам необходимо немедленно поженить вас, – сказал Каван, стоявший у кресла, в котором сидела его жена.

Зия заметила, что Гонора выглядит более бледной, чем обычно, и беспокойно ерзает в кресле, как будто ей неудобно сидеть. Зие нужно было бы заботиться о своей собственной трудной ситуации, но ее беспокоила Гонора.

– Каван послал за священником, – сказал Артэр.

Зию огорчали их озабоченные лица. Небольшие морщины между бровей у Эдди стали глубже от беспокойных мыслей. Каван мрачно хмурился, обычно веселый Лахлан ни разу не пошутил. Все они расстроены – это очевидно. И Зие не хотелось быть причиной этого.

– Ты и Артэр поженитесь, как только приедет священник, – сказал Каван, и это прозвучало как торжественное обещание.

– А как же дата? – спросила Зия. – Священники обычно точны относительно документов, которые скрепляют печатью.

– Священник, за которым мы послали, предан Синклерам, – сказала Эдди. – Он напишет ту дату, какую мы попросим. – Она грустно улыбнулась, хотя и с гордостью. – Мой муж спас ему жизнь, когда он был молод, и теперь он чувствует себя в долгу перед кланом Синклеров.

Зия слушала ее, одним глазом поглядывая на Гонору. Что-то определенно было не так, и ей не нравилось это ощущение.

– Тебе придется умерить свой энтузиазм, пока епископ будет тут. Лучше при нем выглядеть набожной, – сказал Каван.

В другое время Зия поспорила бы с ним. Мысль о том, чтобы она притворялась, а не оставалась сама собой, просто нелепа. Но сейчас дело не в ней. Она принесла свои проблемы в семью Синклер, и она сделает все, чтобы помочь им, как и они намерены защитить ее.

– Извините за неприятность, которую я доставила вашему клану, – сказала она Кавану.

– Не нужно извиняться, Зия, – заверил ее Каван. – Артэр все объяснил. Просто сейчас нужно поскорее сделать то, что нужно было сделать гораздо раньше.

Зия почувствовала укол совести. Не будь она такой упрямой и послушайся в свое время Артэра, всего этого можно было бы избежать. И Артэр, вероятно, поведал семье правду, рассказал, как он хотел жениться, а она отказалась. Зия почувствовала себя еще более виноватой.

Артэр подошел к ней, обнял за талию и нежно прижал к себе. Он склонился, поцеловал ее в щеку и прошептал:

– У нас будет наша церемония, как ты хотела, даю слово.

Ее переполняла любовь к нему, но она не улыбнулась. Увидев, как съежилась Гонора, Зия поспешила к ней:

– Что случилось?

Каван опустился на корточки возле жены и взял ее за руку.

– Что такое, Гонора?

– Больно, – ответила она, кладя руки на выступающий живот.

– Ребенок был до этого спокоен? – спросила Зия, надеясь, что младенец пока не собирается появляться на свет.

Это было бы слишком рано. Еще неделя, и у него будет больше шансов выжить.

– Нет, но я чувствовала себя как-то не так с самого утра.

– Почему же ты мне ничего не сказала? – возмутился Каван.

– Сейчас не стоит это выяснять, – заметила Зия.

Он понял намек.

– Да, это не главное. Важны только ты и ребенок. Тебе нужно полежать.

Зия улыбнулась:

– Каван прав. Отдых – вот что самое лучшее для тебя в данный момент. Пусть тебя отведут в постель.

Каван осторожно взял жену на руки и понес ее в спальню, все остальные хотели пойти за ними. Зия повернулась к Артэру:

– Пожалуйста, отвлеки Кавана, пока я без помех обследую его жену. Ваша мать мне поможет и сообщит Кавану, когда ему вернуться.

– Конечно, конечно, – согласилась Эдди. – Он будет волноваться за нее, она – за него, и…

– Понятно, – прервал ее Лахлан. – Мы с Артэром займем его, пока ты его не позовешь.

– С Гонорой и ребенком все будет в порядке? – спросил Артэр.

Зия постаралась успокоить их:

– Если ребенок подождет хоть одну неделю, у него будет больше шансов выжить, а Гонора справится с родами, если будет больше отдыхать.

– Неделя предстоит длинная, – задумчиво произнес Лахлан.

Гонора, на удивление, вела себя хорошо и слушалась Зию. Она оставалась в постели, и все по очереди развлекали ее, хотя она предпочла бы шить одежду для ребенка.

Зия каждое утро и каждый вечер беседовала с Каваном о его жене, сообщала, как хорошо она себя ведет, и не позволяла волноваться. За три дня до того, как истекала полная неделя, Зия надеялась, что все пройдет хорошо.

Священник явится через два дня. От епископа никаких вестей, и бабушка близко, она чувствует. Когда послали за Мейв, чтобы она приехала выхаживать Джеймса, Зия стала надеяться и на приезд бабушки.

Зие отчаянно не хватало ее, и особенно их разговоров о целительстве. Такие беседы помогали ей учиться и решать трудные вопросы. Артэр, конечно, может слушать ее рассказы о разных болезнях, но вряд ли у него хватит знаний, чтобы что-то предложить, хотя недавно, нужно признать, он ее удивил. Он предложил лечение, которое помогло, хотя и приписал успех ей. Он вспомнил, что она применяла такое лечение для какой-то другой болезни в одной из деревень. Вот он и подумал: может, оно окажется полезным и в этом случае?

Все складывается не так уж плохо.

Так почему же ее гнетет дурное предчувствие?

– Ты задумалась, – заметил Артэр, сидя на кровати рядом с ней. – И выглядишь слишком усталой.

Зия со вздохом положила голову на его плечо.

– Да, но теперь уже поздно, и все отдыхают. Значит, я тоже могу прилечь.

Он обнял ее за талию и прислонился щекой к ее макушке.

– Все это скоро закончится, и дом у нас будет полная чаша.

– Я только что подумала о том же.

– Мы мыслим одинаково, это же здорово! – восхитился он.

Она подняла голову.

– Ты стал таким оптимистом.

Артэр осторожно опустил ее на кровать и наклонился над ней.

– Знаешь… я бы к черту в пекло отправился, только чтобы ты была в безопасности. Я никому не позволю обидеть тебя, а тем более – забрать у меня.

Зия никогда еще не видела такого воинственного выражения на его лице. Красивые черты исказились, сейчас он больше походил на дикаря. Это был воин, живущий в нем, тот, кто будет бороться до победного конца и будет драться за нее, не щадя жизни.

Она нежно улыбнулась и от всего сердца сказала:

– Я не собираюсь покидать тебя.

– А я и не позволю, – заверил он, страстно целуя ее.

Ему ничего больше не нужно делать, ее тело ответило за нее.

– Ты так давно уже не был во мне.

Он улыбнулся:

– Прошло всего два дня.

– Слишком долго, – возразила она, провела пальцами по его затылку и прижалась к его рту губами.

Она пробовала его на вкус, как голодная, и он отвечал тем же. Их последнее совокупление было медленным и нежным, но на этот раз они оба были настроены решительно. Или, возможно, они опасались, что в любой момент кто-нибудь может постучать в дверь и их счастье на этом закончится.

Через секунду они, обнаженные, уже занимались любовью, переплетя ноги и руки, их губы сомкнулись в жарком поцелуе. Зия поднялась над ним и заставила поспешить войти в нее, но он дал ей всего несколько минут, а потом схватил за талию и рывком положил под себя – привык командовать и верховодить.

– Мне нравится чувствовать тебя, – прошептал он, целуя ее.

Зия смогла лишь застонать в ответ, отвечая на его ласки, когда он сильно задвигался внутри ее. Они – единое целое, и всегда будут. Эта мысль еще сильнее соединила их, она испытала такое острое наслаждение, что не сдержала крика.

Они вместе достигли вершины и, обнявшись, погрузились в глубокий сон, оба без сил.

Их разбудил отчаянный вопль. Они мгновенно вскочили, быстро оделись и помчались в спальню Кавана и Гоноры. По пути они встретились с Эдди, а Лахлан был уже в коридоре у спальни с испуганным выражением лица.

Каван распахнул перед ними дверь, на лице – страх.

– Ты должна ей помочь. – Он схватил Зию и потащил ее в комнату, к кровати.

Плачущая Гонора протянула руки к Зие:

– Ребенок. Что-то не так.

Зия взяла ее за руку и попыталась успокоить, но в комнате ощущалось напряжение, а для Гоноры это вредно.

– Все выйдите, останется только Эдди, – приказала Зия, нежно кладя ладонь на живот Гоноры. – Нам нужно родить ребенка.

– Я не уйду, – сказал Каван.

Артэр подошел к нему и положил руку на плечо. – Нет, ты уйдешь. Позволь Зие делать то, что она считает нужным.

– Он прав, – согласился Лахлан. – Так что не заставляй нас с Артэром силой выводить тебя.

– Хотела бы я на это посмотреть.

Все обернулись и увидели улыбающуюся Гонору. Она кивнула мужу:

– Иди, я обещаю: если ты мне понадобишься, я пошлю за тобой.

Каван наклонился и поцеловал ее.

– Я тебя люблю и буду ждать, когда ты меня позовешь.

– Я сильная. Я справлюсь, – заверила его жена.

Каван кивнул и снова поцеловал ее, потом наклонился к Зие и прошептал:

– Мне все равно, если ты даже используешь колдовство. Не позволь моей жене и ребенку умереть.

Зия была ошеломлена. Неужели Каван действительно считает ее ведьмой, или он сказал это от страха?

– Сделаю все, что смогу, – пообещала она, потому что ничего иного обещать не могла.

Она приложит все силы, все умение, чтобы вылечить обратившегося к ней за помощью. Недаром она посвятила этому всю свою жизнь.

Мужчины покинули комнату, и Зия вместе с Эдди принялись за дело.

Слугам велели держать под рукой кувшины с горячей водой. Артэр принес корзинку, в которой лежало все необходимое для рожениц, стопка полотенец и чистое постельное белье лежали наготове.

– Скажи мне все, о чем умолчала. Мне кажется, ты боялась сказать мне это, – попросила Гонора, когда в комнате остались только она, Эдди и Зия.

Зия не решалась заговорить и пыталась успокоить Гонору.

Гонора подняла руку, останавливая ее:

– Сейчас время сказать правду.

– Именно сейчас, – настаивала Эдди. – У тебя было что-то на уме насчет ребенка. Мы с Гонорой это заметили.

Боль внезапно пронзила Гонору, и она громко вскрикнула, хватая Эдди за руку.

Зия положила руку на живот Гоноры, ища подтверждения своим догадкам.

– Что это? – снова спросила Гонора, как только боль отпустила.

– Мне кажется, у тебя не один ребенок.

– Двойня? – в восторге спросила Гонора.

Зия подтвердила:

– Двойня, которая, скорее всего, лежит неправильно.

– А ты сможешь как-нибудь им помочь? – спросила Эдди.

– Не могу сказать с уверенностью. Время покажет.

– Не говори ничего Кавану, – попросила Гонора. – Он и так волнуется. Подожди, пока все не выяснишь.

– Я хочу обсудить это с тобой, а решение принимать тебе, – сказала Зия. – А пока давайте подготовимся к родам. – Она повернулась к Эдди: – Вы можете принести хлеб, который я просила оставить, чтобы он заплесневел?

Эдди кивнула и вышла из спальни.

Время шло, схватки были слишком редкими, чтобы можно было ожидать скорых родов. И все-таки Зия не покидала Гонору, особенно когда та заметно успокоилась после первого отчаянного вопля.

Поскольку роды отодвигались на неопределенное время, Гонора попросила позвать Кавана. Ей не хотелось, чтобы он тревожился понапрасну. Если он увидит, что с ней все хорошо, то не будет и волноваться, считала она.

Когда Каван вошел в комнату, Зия вышла, оставив мужа наедине с женой, хотя обоих ее уход обеспокоил. Зия пообещала им побыть в большом зале, позавтракать с Артэром.

Она потянулась за кувшином с сидром, но Артэр отвел ее руку и сам наполнил ее кружку. Она полила овсяную кашу медом, потом сказала:

– Твой брат меня не столько расстроил, сколько удивил.

– Почему?

– Каван разрешил мне использовать колдовство, если это поможет спасти жену и ребенка.

Артэр онемел от удивления.

– Он выразился так, скорее, из страха, не подумав, – предположила она.

– Не ждал от него такого, – признался Артэр.

– Ты бы мог прибегнуть к колдовству, если бы боялся, что я могу умереть? – спросила Зия.

Или он слишком разумен, чтобы даже допустить такое?

– Я сделал бы все необходимое для твоего спасения.

– Даже поверил бы в ведьм? – спросила она, изумленная.

Он ведь говорил, что в такую чепуху не верит.

– Ради тебя я бы поверил, – подтвердил Артэр, быстро целуя ее и не давая возможности ответить.

Зия прижала свою холодную ладонь к его щеке. От его тепла по руке у нее побежали мурашки.

– Ты действительно любишь меня.

– А ты сомневалась? – спросил он, встревоженный.

– Нет, меня поразила глубина твоего чувства. Оно такое… настоящее.

– Гораздо более настоящее, чем я мог себе когда-нибудь представить, – заверил ее Артэр и поцеловал Зию в ладошку.

Она задрожала от нахлынувшего волнения.

– Что ты со мной делаешь? Я уже ко всему готова…

– Будь у нас время… – шепнул он.

– Мне нужно быть с Гонорой. Личные дела придется отложить.

– Я понимаю, но помни: я буду тебя ждать, – сказал он, уткнувшись носом в ее шею.

Зия хихикнула:

– Поверь мне, я не забуду. Не в силах…

К середине дня схватки у Гоноры стихли, и это беспокоило Зию. Она боялась, что это только доказывает, какое трудное время предстоит Гоноре, пока младенцы не окажутся, наконец, готовы появиться на свет. И конечно, она также волновалась, все ли будет в порядке с двойней.

Только время покажет, как все сложится. Да вот только много ли времени осталось у нее самой?

Эдди вошла в спальню. Она ходила посмотреть, как там ее сыновья, и вернулась с озабоченным видом.

– Что такое? – спросила Зия, предчувствуя серьезные неприятности. – Что-нибудь случилось с Артэром?

– С Каваном все хорошо? – перепугалась Гонора.

Эдди посмотрела на Зию.

– Епископ Алеатус явится к ночи. Он требует немедленной встречи с тобой.

Глава 29

Артэр и Каван поднимались по лестнице, чтобы поговорить с Зией, а Лахлана с другими членами клана отправили сопровождать караван епископа на оставшемся до замка участке пути.

– Нам нужна подпись священника и официальная печать, чтобы документ помог, – сказал Каван, качая головой. – А он все еще в двух днях пути отсюда.

– Полтора дня, если он не задержится в пути на отдых, – заметил Артэр, надеясь, что этот человек так и поступит.

Ведь во всех посланных ему сообщениях говорилось, насколько срочно его ждут.

– Нам придется найти способ… – Каван остановился, едва не столкнувшись с матерью на повороте лестницы.

– О Господи! – воскликнула Эдди и положила руку ему на плечо.

– Что…

Раздался отчаянный вопль, который заставил всех помолиться про себя за Гонору.

Каван помчался наверх, обогнав мать, которая следовала за ним по пятам восклицая:

– Подожди! Подожди!

Артэр поспешил за ними и, входя в спальню, едва не натолкнулся на Кавана, неожиданно остановившегося на пороге. Зия и Гонора смеялись.

– Что тут происходит? – спросил Каван, направляясь к жене.

– Я нашла решение проблемы, – гордо заявила Гонора. – Я намерена вопить так громко, чтобы епископ понял, что я крайне нуждаюсь в помощи. Так мы заставим его отложить разговор с Зией.

– Я как раз хотела спуститься еще на один пролет лестницы, чтобы проверить, достаточно ли громко она кричит, и тут столкнулась с тобой, – сказала Эдди сыну. Потом обернулась к Гоноре: – Отлично получилось.

– Да уж, я перепугался до смерти, – пожаловался Каван, улыбаясь при этом Гоноре. – Хорошо придумала, жена.

– Так бывает? – спросил Артэр Зию.

– Иногда женщинам нужно несколько дней, чтобы родить, часто из-за осложнений. Я уверена, спроси любую женщину, и она это подтвердит, – сказала Зия.

– Но с Гонорой все в порядке? Ей ведь не понадобится несколько дней, чтобы родить ребенка, верно? – осторожно спросил Каван.

Гонора взяла его за руку.

– Детей.

– Детей? – в один голос переспросили Каван и Артэр.

– О Господи, я не собиралась пока говорить вам, – сказала Гонора, счастливо улыбаясь. – Я подарю тебе двоих детей.

Каван выглядел крайне смущенным.

– Но ты такая худенькая, как ты сможешь… – Он обернулся к Зие: – С ней все будет нормально?

– Пока все идет как надо, – сказала Зия.

Похоже, Каван был доволен ее ответом. Но Артэр думал по-другому. Он достаточно хорошо знал Зию, чтобы понять: она никогда не даст обещание, которое не сможет сдержать. И она давала понять ему: сейчас все хорошо, но что будет дальше, она сказать не может.

Ему хотелось поговорить с Зией наедине, и не только о состоянии Гоноры, но и о епископе и о том, что ее может ожидать. Он подошел к Зие и взял ее за руку.

– Я хочу на некоторое время похитить свою жену, – сказал он, отводя Зию от постели. – Мы будем в зале.

– Хорошо, только вы оставайтесь поблизости. И молодец, что называешь ее женой, – сказал Каван, коротко кивнув, как бы отдавая приказ.

– Чепуха, – проворчала Гонора. – Зие придется провести ближайшие дни здесь, взаперти. Отведи ее на крепостную стену, Артэр. Там она сможет подышать свежим воздухом.

Зия улыбнулась, и Артэр поблагодарил Гонору, а Каван недовольно заворчал, но вслух ничего не сказал. Артэр схватил плащ брата с крюка у двери и быстро повел Зию по лестнице, ведущей на крепостную стену.

– Спасибо, – проговорила Зия и прижалась к Артэру, укутавшему их обоих тяжелым шерстяным плащом.

– Такой чудесный вид может потрясти душу или успокоить сердце, – сказал он, глядя на знакомый пейзаж, который всегда действовал на него умиротворяюще. – Я счастлив, наконец, разделить это зрелище с тобой и рад, что ты понимаешь меня.

– А как же иначе? – Зия улыбнулась и нежно поцеловала его. – Здесь теперь мой дом.

Артэр ответил ей страстным поцелуем и крепко прижал к себе, чувствуя тепло ее тела. И тихонько шепнул:

– Дом, где ты всегда будешь в безопасности.

Сердце у него воспарило от любви к ней, и он заговорил от всей души:

– Я никогда не думал, что полюблю женщину, свою будущую жену, так, как люблю тебя. Я никогда не понимал, что это значит – любить, пока ты мне не показала.

– Ты оказался способным учеником, – поддразнила Зия.

– И останусь таким.

Она покачала головой:

– Нет, теперь мы учим друг друга.

Они снова поцеловались. Артэр понял: стоит им продолжить целоваться, и это наверняка приведет к занятию любовью, а им нужно поговорить.

– Мне хотелось бы, чтобы в этот миг время остановилось.

– Мне тоже, но у нас срочные дела.

– Расскажи мне правду о Гоноре и младенцах, – попросил он и улыбнулся. – Двое. Как чудесно для моего брата и для нее. Конечно, если все пройдет без осложнений.

– У меня нет причины думать об осложнениях, но младенцы, кажется, никак не могут решить, готовы они появиться на свет или нет. Вот что меня беспокоит. Но сейчас я ничего сделать не могу. Только время покажет, и если быть честной, то лучше мне оставаться рядом с Гонорой, а не тратить время на разговоры с епископом. Но что там с брачными документами? Он ведь сразу захочет их увидеть, правда?

– Я смогу потянуть время, объяснить ему, мол, бумаги остались в твоей деревне и их сейчас везут сюда. Но нам нужен тут священник как можно скорее. Он поженит нас, составит соответствующие документы, и проблема будет решена.

– Ты мне не говорил.

– Я повторял, что люблю тебя, – смутился Артэр.

– Я не о том.

Он пожал плечами:

– Не понимаю, о чем ты.

– О своевременной женитьбе. Ты даже не похвастался, что оказался прав, а я – не права.

Он посмотрел на ее милое лицо: прелестные губы распухли от поцелуев, зеленые глаза светятся страстью, в темно-рыжих волосах блестят светлые пряди. Они похожи на языки пламени и очень подходят к ее страстной натуре. Он медленно покачал головой.

– У тебя нет причин упрекать себя.

– Что? – поразилась Зия.

– Конечно, было бы разумно с нашей стороны пожениться раньше. Но мы полюбили друг друга и хотим соединить наши судьбы. Сейчас. Вот что по-настоящему умно.

Она прерывисто вздохнула, потом улыбнулась:

– Ты прав. Мое желание сбылось. Я выхожу замуж по любви.

– А моя рассудительная натура мудро уступила…

– Страсти! – радостно воскликнула Зия.

Артэр засмеялся и крепче обнял ее.

– Я люблю твою жизнерадостность.

– Что ты будешь делать, если у нас появится такая же веселая, жизнерадостная дочь?

Артэр покачал головой.

– Мне придется… – Он замолчал и удивленно уставился на нее. – Ты беременна?

Она застенчиво улыбнулась.

– Я еще точно не могу сказать, но возможность велика.

Он подхватил ее на руки и закружил.

– Я и не думал, что могу быть еще счастливее. Но это уже больше чем счастье. Это чистое блаженство.

Он поставил Зию на ноги, она сказала:

– Пока не будем никому говорить. Я не знаю наверняка, да и, кроме того, епископу об этом знать не стоит.

– Согласен, но ты мне скажешь…

– Как только буду уверена, – пообещала она.

– Как хорошо мы заживем вместе, Зия. Обещаю, – сказал Артэр.

Он сделает все, чтобы защитить ее, в этом он уверен.

– Зия!

Они обернулись и увидели Кавана.

– Схватки опять начались.

Зия чмокнула Артэра в щеку и убежала.

– Я готов умереть, только бы она была в безопасности, – сказал Артэр, глядя вслед Зие.

– Понимаю, – кивнул Каван. – Я готов то же сделать для Гоноры.

– Тогда, может, нам стоит предоставить Лахлану разбираться с этой ситуацией? – пошутил Артэр.

– Если бы епископ был женщиной!

Они засмеялись, но замолчали, услышав звук рожка, оповещающего о прибытии епископа.

– Ты готов? – спросил Каван, крепко сжав плечо брата.

– Я всегда готов защищать свою жену, – решительно ответил Артэр.

Артэр и Каван вошли в большой зал, где их ждал воин.

– Люди из деревни Блэк скоро прибудут, – сообщил он братьям.

– Это может создать сложности, – заметил Каван, отправив воина на кухню, где он мог бы поесть и выпить. – Предположим, вы поженились в деревне Блэк. Было бы странно, что люди из деревни ничего об этом не знают.

– Зия сообщала бабушке о нашей уловке. Бетан – женщина умная. Думаю, она рассказала об этом в деревне, – сказал Артэр. – Но я могу послать им навстречу Патрика, чтобы быть уверенным окончательно. Патрик в курсе.

Каван покачал головой:

– Когда столько человек посвящены в тайну, это рискованно.

– Бетан очень уважают, особенно те, кого она укрывает.

– Ты думаешь, она тоже приедет?

– Полагаю, что так. Она всегда чувствует, когда Зия нуждается в ней, – сказал Артэр.

Он и сам каким-то чудесным образом ощущал приближение Бетан.

– Тогда она, возможно, больше расскажет нам о Ронане.

Артэр улыбнулся:

– Бетан – женщина мудрая. Я в этом убедился. Ей достаточно одного взгляда…

– Ты восхищаешься этой женщиной, – прервал его Каван.

– Ты тоже будешь ею восхищаться, но сначала нам нужно разобраться с епископом.

Эдди вошла в зал из кухни, руководя слугами, несущими блюда с закусками и кувшины с напитками.

– К появлению епископа все будет готово, – сказала она Кавану.

– Как Гонора? – спросил он.

– В хороших руках. Не волнуйся. Кроме того, Зия сказала, что к нам едет ее бабушка. Она поможет при родах.

Братья переглянулись. Артэр многозначительно улыбнулся.

Эдди поспешно ушла, чтобы дать последние распоряжения слугам.

– Я вот о чем подумал… – сказал Артэр. – Мы собирались сказать епископу, будто послали за брачными документами, которые остались в деревне, где происходила церемония.

Каван покачал головой:

– Боюсь, что эта версия с прибытием Бетан не сработает.

– Пожалуй, так. Если только… – Артэр немного помолчал. – Если только Бетан не забыла документы и не поняла это уже на полпути. А потом отправила кого-то за ними, а это означает, что посланный человек прибудет через день-другой. И это дает нам достаточно времени.

– Я предлагаю, как только мы встретим епископа, ты поедешь навстречу Бетан и проводишь ее со свитой в замок. А о документах мы не будем говорить, пока не спросят.

– Согласен, – сказал Артэр.

В зал вошел посланец и сообщил братьям о прибытии в деревню кареты епископа.

Каван и Артэр отправились приветствовать человека, который может ввергнуть в немилость их клан, объявив Зию ведьмой.

Епископ Эдмонд Алеатус вышел из кареты с суровым выражением лица. Его острые колючие глаза, казалось, не упускали ничего. Богатый наряд свидетельствовал о высоком положении, красивое, зеленое с золотом, одеяние прекрасно сидело на стройной фигуре.

Артэр наблюдал, как брат приветствует епископа – с должным почтением, но с достоинством главы клана. Каван не склонялся перед этим человеком, хотя и демонстрировал уважение к его сану.

– Позвольте мне предложить вам перекусить и выпить, а потом показать место, где вы могли бы отдохнуть, – сказал Каван.

– Где женщина по имени Зия? – спросил епископ, следуя за Каваном в замок.

– Ее задерживает уход за моей женой, у которой сейчас как раз проходят тяжелые роды.

Епископ остановился в зале с хмурым видом.

– Вы не сможете помешать мне своими отговорками выполнить мой долг. Прикажите этой женщине…

Вопль, от которого кровь стыла в жилах, заставил задрожать Артэра. Что при этом почувствовал его брат, он мог только вообразить себе – настолько натуральным был крик.

Епископ перекрестился и пробормотал молитву.

– Я буду молиться за вашу жену, а пока воспользуюсь вашим гостеприимством.

– Пойди к жене, Каван, – сказал Артэр, понимая, как волнуется его брат.

– Извините меня, епископ Алеатус, – сказал Каван. – Мой брат Артэр, муж Зии, побудет с вами, пока я не вернусь.

– Хорошо, – сказал епископ, жестом отпуская Кавана.

Артэр сел с епископом за стол у камина, где обычно собиралась вся семья. И здесь он будет защищать свою семью. Зия не ведьма, и он убедит в этом епископа.

После долгого путешествия этот человек устал и может подождать с вопросами, подумал Артэр. Но епископ принялся задавать вопросы уже во время еды:

– В Лорне мне сказали, будто вы щедро заплатили за освобождение Зии.

Артэр расслышал обвинение в его словах. В этот раз Зия была бы рада его рассудительности, понимал он.

– Девушку обвиняли напрасно, – ответил он.

– Вам не пришло в голову, что она околдовала вас, чтобы заставить освободить ее?

Артэр тщательно обдумал свой ответ. Ведь любые его слова могут быть истолкованы неправильно, и это принесет больше вреда, чем пользы.

– Если бы она обладала такой силой, разве она не смогла бы убедить жителей Лорна отпустить ее?

– Мужчины в Лорне рассказывали мне, будто она пыталась это сделать, а тут и вы вмешались.

Артэр хотел было возразить, но передумал. Ему нужно убедить епископа, что Зия не ведьма.

– Никакими колдовскими силами она не обладает, я знаю. Она – просто женщина, которая хорошо умеет лечить болезни.

– Чудесные исцеления, насколько я слышал, – сказал епископ, и его слова снова прозвучали как обвинение.

– Это не чудеса, а просто тяжелая работа целителя, который беспокоится за тех, кого лечит.

– Посмотрим, – резко заявил епископ. – Я поговорю с теми в вашей деревне, кого она лечила.

Артэр только кивнул, не сводя взгляда с епископа. Что-то в его внешности казалось ему знакомым, но что именно, он не мог понять. И странно, у него было такое ощущение, что епископ – человек честный. Почему так, он не мог бы сказать. Он просто чувствовал это, и это давало ему надежду.

– Где вы с Зией поженились?

– В деревне Блэк.

Епископ попытался скрыть удивление, но ему это не удалось. Он явно заволновался.

– Вы о ней знаете? – спросил Артэр.

Очевидно, епископу что-то известно о деревне.

– Одни считают ее местом, где лечат, а другие… – он взглянул на Артэра, – думают, что там живут язычники.

Глава 30

Артэр скакал навстречу Бетан и ее свите. Его волновала их безопасность. Если епископ считает деревню Блэк обителью язычников, то как он отнесется к жителям этой деревни, когда они приедут в замок?

Артэр отправился в путь, не теряя ни минуты, как только Каван вернулся в зал. Каван выглядел спокойным, значит, с Гонорой все хорошо, решил Артэр. Он дал сигнал брату, чтобы тот был осторожен с епископом.

Каван придумал для Артэра срочное дело. Под этим предлогом Артэр немедленно отбыл из замка. Епископ ничего не заподозрил, но заявил, что с Каваном поговорит прямо сейчас.

Артэр встретился с людьми из деревни Блэк в нескольких часах пути от замка.

Бетан обняла его, улыбаясь.

– Рада видеть тебя.

Артэра снова поразила ее внешность. Хотя морщины и свидетельствовали о преклонном возрасте, Бетан казалась молодой. Она твердо и уверенно шагала рядом с повозкой. Длинная белая коса, перекинутая через плечо, покоилась на груди, блестя как мягкий шелк. Щеки розовели, как от поцелуя солнца.

– Вы стали еще прекраснее, чем в тот раз, как я вас видел, – сказал Артэр, шагая рядом с ней и оглядываясь в поисках Несси.

– Рассказывая сказки, ты не добьешься моей благосклонности, да тебе это и не нужно, она и так у тебя есть, дорогой сын.

Артэра очень обрадовало, когда Бетан назвала его сыном. Ему было приятно знать, что она так думает о нем.

– Я говорю только правду.

Бетан похлопала его по руке.

– Знаю, поэтому мне особенно приятно знать, что ты готов солгать, чтобы защитить мою внучку.

– Боюсь, мне придется просить вас о том же. Предупреждаю, вы подвергаете себя опасности, решившись на этот визит.

– Расскажи, – тихо сказала Бетан.

Артэр подробно описал ситуацию.

– А как зовут этого епископа? – спросила Бетан, когда он закончил свой рассказ.

– Эдмонд Алеатус.

Она кивнула и, подняв руку, велела людям остановиться на отдых. Бетан взяла Артэра за руку, и они присели под деревом на ворох опавшей осенней листвы.

– Думаю, стоит епископу встретиться с Зией, и он поймет – она всего лишь добрая женщина и хорошая целительница.

– Хорошо бы, – согласился Артэр со вздохом.

– Не теряй надежды. Это самое лучшее, что ты можешь сделать для Зии. Кроме того, ваш план разумен, и я уверена, он принесет успех. – Бетан улыбнулась. – Я буду счастлива присутствовать при том, как ты и моя внучка обменяетесь клятвами верности.

– Зия тоже будет рада. Ей вас так не хватает.

– А мне – ее. Но вы будете часто посещать меня, а я – вас. Кроме того, я захочу увидеть свою правнучку и всех правнуков, которые за ней последуют.

Артэр уставился на нее, онемев.

– Зия пока еще не уверена, что она…

– Но так будет, – сказала Бетан, кивая. – Зия родит тебе первой дочь. Все женщины в нашем роду сначала рожают дочерей.

– Все?

– Так было в нашем роду, – подтвердила Бетан.

Мысль, словно вспышка молнии, пронзила мозг Артэра.

– Она… – Он остановился и расплылся в улыбке. – Моя дочь будет целительницей, как ее мать и все женщины в роду.

Бетан кивнула, улыбаясь все шире.

– Я буду их обеих защищать, – твердо сказал Артэр.

– А они – тебя. А что касается этого епископа, – сказала Бетан, – думаю, мне и другим жителям нашей деревни надо держаться от него подальше, по крайней мере, пока.

– Это было бы лучше всего, пока мы не увидим, как разворачиваются события, или, возможно, пока мы с Зией не поженимся.

Бетан кивнула, соглашаясь, потом покачала головой.

– Зия принимает трудные роды?

Артэр счел бы эту женщину ведьмой, если бы он верил в ведьм. Но он понимал – у Бетан особая чувственная связь с Зией, она неведомыми путями ощущает, когда внучка нуждается в ее помощи, в ее присутствии.

Артэр рассказал все о Гоноре.

– Двойня, чудесно, – радостно сказала Бетан. – Но Зие потребуется помощь. – Она неожиданно быстро вскочила на ноги и засмеялась, когда Артэр поспешно встал и колено у него хрустнуло. – У меня есть кое-что, это поможет тебе от старческой боли в коленях.

Они засмеялись.

– А где Несси? – наконец, спросил Артэр, не обнаружив собаку.

– Она отказалась покидать деревню.

– Думаю, она выбрала новый дом. Если это делает ее счастливой, то пусть там и остается, – сказал Артэр.

– Мудр тот мужчина, который каждой дает то, чего она хочет, – с улыбкой ответила Бетан.

Тьма окутала окрестности, когда они добрались, наконец, до замка. Бетан отправилась с Мейв навестить Джеймса и помочь молодой женщине устроиться в его доме. А Артэр присмотрел за тем, чтобы всем прибывшим было где разместиться. Покончив с этим, он пошел к дому Джеймса. Он хотел проводить Бетан в замок.

– Она уже ушла, – сказала Мейв. – Бетан поняла, что нужна Зие.

Артэр не стал медлить и поспешил туда же. Хоть бы Бетан не встретилась с епископом, думал он. Епископ, как выяснилось, удалился в свои покои и потребовал не беспокоить его весь вечер.

Артэр спешил встретиться с Зией. Стоны, доносящиеся из спальни, заставили его вздрогнуть.

Он постучал в дверь, и Эдди впустила его.

– Не задерживайся, – предупредила его мать. – У нас хлопот полон рот.

Артэр подбежал к Зие и подхватил ее на руки. Она выглядела очень утомленной, но бодрой. Рукава закатаны, белый фартук с нагрудником закрывал ее одежду.

Если Зия выглядела только усталой, то при виде Гоноры Артэр побледнел.

– Теперь ты знаешь, почему Кавану нельзя входить в эту комнату, – сказала Зия, стоя рядом с ним. – Это и тебя касается. Гонора делает что может, и ей не нужны зрители. – Зия вывела его из комнаты. – У меня всего несколько минут.

– Я могу чем-нибудь помочь?

– Не пускай сюда Кавана, просто скажи ему, что все нормально. Ничего не говори мне о епископе, пока роды не завершатся.

– Малыши упрямые, не хотят появляться на свет? – спросил он с улыбкой.

Зия покачала головой.

– Один неправильно повернулся, как я и предполагала. Это и мешает им появиться на свет.

– Что же ты будешь делать? – встревожился Артэр.

– То, чему меня учили. То, что я умею. А теперь иди и поговори с Каваном. Время от времени я буду передавать сообщения с вашей матерью.

Она повернулась и поспешила назад в комнату. Артэр даже не успел поцеловать ее. Ночь, похоже, будет долгой. Ведь ни Каван, ни Лахлан, ни он сам не уснут, пока тяжелое испытание не окажется позади.

Артэр поднял голову, распрямил плечи, потянулся, избавляясь от боли в спине. Он, как и его братья, уснул прямо за длинным столом в большом зале несколько часов назад. Каван клялся, что не уснет, но по мере того, как шла ночь и кувшины с элем пустели, они один за другим погружались в крепкий сон. Артэр уснул последним, но зато проснулся первым.

Увидев мать, входящую в зал, он разбудил своих братьев.

Каван вскочил, покачиваясь, глубокий сон еще не оставил его.

Эдди улыбнулась и взяла Кавана за руку:

– Идем, познакомишься со своими сыновьями.

– Как моя жена? – задыхаясь, спросил Каван.

– Устала, но чувствует себя хорошо.

Артэр и Лахлан похлопали брата по спине и шутливо похвалили его силу – у него не один сын, а целых два.

Эдди посмотрела на них, прежде чем пойти вслед за Каваном:

– Ну а вы хотите посмотреть на своих племянников?

Натыкаясь друг на друга, мужчины поспешили к новорожденным, но Артэру больше всего хотелось увидеть свою жену.

Черт, он по-другому о ней и думать не мог. Для него Зия была женой и всегда ею будет. Клятвы, которыми они обменяются, только свяжут их узами как полагается. Но он привязан к ней сильнее, чем могут это сделать любые документы.

Их связала любовь, и она будет с ними всегда.

В комнату Артэр вошел последним. Лахлан протиснулся перед ним, но он и не возражал. Он взглядом искал жену. Долго искать ему не пришлось – Зия подошла к нему сама, обняла и опустила голову на его плечо.

Она всегда так прижималась к нему. Она всегда так поступала, когда нуждалась в утешении, когда уставала, когда хотела быть ближе к нему. Это уже стало привычным для нее и для него. А он сделал то, что делал всегда – обнял ее и прижал к себе.

Слабый писк привлек внимание всех, они посмотрели на близнецов, отчаянно зевающих на руках у матери.

– Они такие маленькие, – сказал Каван, с гордостью глядя на своих сыновей.

– Такими были и вы все, – засмеялась Эдди. – И как счастлива я тогда была!

Женщины рассмеялись.

Каван опустился на колени возле кровати и нежно коснулся лица жены.

– Не могу поверить…

– Я тоже, – засмеялась Гонора, потом поморщилась.

– Тебе больно? – заволновался Каван и обернулся к Зие.

– Это нормально, скоро пройдет, – сказала она, и Каван успокоился.

Вскоре все по очереди стали склоняться над младенцами, пожимая их крошечные кулачки. И тут Лахлан спросил:

– Вы уже придумали имена?

Каван посмотрел на свою жену, и та улыбнулась:

– Перворожденный… – Гонора кивнула на младенца, лежащего справа, чтобы все поняли, кого она имеет в виду, – будет назван Тейвиш, в честь деда.

Эдди утерла слезу.

– Второй, – сказал Каван, показывая на малыша, которого Гонора держала в левой руке, – будет назван… – он замолчал и посмотрел на мать, – Ронаном.

Эдди не смогла сдержать слез, и тут к ней подошла Бетан и обняла за плечи.

– Какая это будет честь для него, когда он вернется.

Артэр ощутил укол в сердце. Неужели Бетан что-то знает? Он прочитал такой же вопрос в глазах Кавана и догадался, что брат непременно поговорит с, Бетан о Ронане.

– Мне кажется, кому-то тут нужен отдых, – сказала Бетан, оглядывая комнату.

Она кивнула Эдди, и они взяли каждая по младенцу из рук Гоноры.

– Каван, ты можешь побыть немного с женой и сыновьями, пока они спят. А Зия… – Она обернулась к внучке: – Тебе нужно отдохнуть.

Артэр обрадовался, что Зия не стала спорить. Она просто кивнула и вместе с Лахланом вышла из комнаты.

– Я посмотрю, как там епископ, – сказал Лахлан и обнял Зию: – Спасибо, что помогла Гоноре и младенцам. Это, без сомнения, счастливый день.

– Я была рада помочь и сделаю то же самое для тебя и для твоей будущей жены.

Лахлан ушел, смеясь.

Артэр пошел с Зией в спальню.

По дороге Зия непрерывно зевала.

– Я смертельно устала, – сказала она, когда они вошли в комнату.

– Я уложу тебя в постель, а потом мне нужно посмотреть, как там епископ. Каван занят, и мне не хотелось бы, чтобы епископ бродил тут сам по себе, особенно когда в замке люди из твоей деревни.

Зия вздохнула:

– Расскажи мне про епископа.

Артэр рассказал ей, помогая раздеваться и натягивать мягкую шерстяную ночную рубашку. Он не мог не замечать ее красоты, но сдерживал свою страсть. Она устала, а ему нужно присмотреть за епископом.

– У этого человека острый ум и ясный взгляд. Его нелегко одурачить, как мне кажется, но я в глубине души считаю его человеком честным.

– Почему? – спросила она, стоя тихо, когда он завязывал ленточку у нее на груди.

– Не могу сказать конкретно. Что-то в его глазах говорит мне об этом. – Артэр покачал головой. – Глупость, быть этого не может, но мне кажется, будто я его знаю.

– Я доверяю твоему мнению, – сказала Зия, зевая.

– И ты доверяешь мне защищать тебя? – спросил Артэр, обнимая и привлекая ее к себе.

– Перестань постоянно спрашивать меня об этом. – Зия, зевнув еще раз, положила голову на его плечо. – Я не сомневаюсь, что ты сделаешь все, что считаешь нужным.

Он поднял ее на руки, борясь с желанием броситься вместе с ней на кровать и заняться любовью.

– Хорошо. Тогда ты можешь спать спокойно.

Зия обняла его за шею, уткнувшись носом в плечо, и прошептала:

– Если бы я не была такой усталой, мы могли бы…

– Не говори так! – прервал ее Артэр. – Я уже с трудом борюсь со своим желанием.

– Отлично, значит, я ощущаю не только свою страсть.

Артэр осторожно положил ее на кровать и укрыл шерстяным одеялом. Зия схватила его за руку и притянула к себе.

– Это не я, а ты околдовываешь. Когда я рядом с тобой, во мне сразу пробуждается страсть.

– Ты меня искушаешь, женщина, – прохрипел Артэр, борясь с одолевающим его вожделением.

– Мы могли бы быстро, – поддразнила она, нежно покусывая его губы.

– Черт, – пробормотал он, отбрасывая одеяло и касаясь ее интимного места, влажного и готового.

Ему осталось только взять ее. И он вошел в нее сильно и быстро – так, что она закричала от наслаждения.

Все произошло в считанные минуты, но оба испытали полное удовлетворение, это было прекрасно.

– Сегодня ночью я не буду спешить, – пообещал Артэр, склоняясь над постелью и целуя Зию, прежде чем уйти.

– Обещания, обещания… – фыркнула она и помахала ему рукой на прощание.

Он игриво схватил ее за подбородок.

– Я хочу заставить тебя извиваться от желания.

– По-моему, ты в этом преуспеваешь.

– Тогда я заставлю тебя умолять.

Зия засмеялась, но не удержалась и зевнула.

– И это ты уже делал.

Он нежно потрепал ее по щеке.

– Тогда скажи мне, чего хочешь ты. Она вздохнула, глаза у нее слипались.

– Просто люби меня.

Глава 31

Часом позже Артэр отправился на поиски Кавана. Он увидел брата выходящим из спальни, где он навещал свою жену и новорожденных близнецов.

– Они все спят, – тихо сказал Каван. – А что насчет епископа?

– Он ходит по деревне и беседует с жителями, – ответил Артэр.

Каван не произнес ни слова до тех пор, пока они не спустились по лестнице и не вошли в кабинет, закрыв за собой дверь.

– Он ведь может встретить людей из деревни Блэк.

– Им уже рассказали, какая сложилась ситуация.

– Зия знает, что ей лучше не показываться ему на глаза? – спросил Каван.

Артэр кивнул.

– Без сомнения, пройдет несколько часов, пока она проснется, а как только проснется, сразу захочет посмотреть на Гонору и малышей, и потом ей нужно повидаться с бабушкой.

Каван кивнул.

– Бетан. Очень красивая и мудрая женщина. И полагаю, она знает больше, чем говорит.

– Ты собирался поговорить с ней о Ронане.

– Да, и она это знает, но она сказала мне, что поговорит со мной о брате, когда я буду к этому готов.

– Готов? – удивился Артэр.

– Я, как и ты, удивился – что же она имеет в виду? Потом я подумал, возможно, когда я буду готов выслушать ужасные новости.

Артэр покачал головой:

– Я так не думаю. Кроме того, Бетан могла решить, что при таком количестве событий – рождение младенцев, прибытие епископа – у тебя просто нет времени сейчас говорить о Ронане. Просто оно еще не пришло.

– И она права. Нам нужно разобраться с этим делом и добиться, чтобы Зию освободили от бессмысленных, злобных и опасных обвинений. Я почувствую себя лучше, когда вы обменяетесь клятвами. Тогда она официально получит имя Синклер, которое защитит ее.

– И я так думаю, – согласился с ним Артэр.

Каван потер затылок.

– Полагаю, епископ знает о рождении моих сыновей?

– Знает, хотя я дал ему понять, что мать и сыновья все еще нуждаются в заботе Зии. Он просил тебя, Лахлана и меня, а также нашу мать, если ей не нужно будет помогать с младенцами, присоединиться к нему за обедом. Должен сказать – это больше походило на приказ, чем на просьбу.

– Нам лучше подчиниться. Мы же не хотим давать ему повод считать нас неготовыми к сотрудничеству.

– Согласен.

– А пока присматривай за ним.

– Патрик делает это.

Стук в дверь прервал их разговор, и вошел воин, которому велели проследить, чтобы священник явился в замок как можно скорее.

Артэр почувствовал, как внутри у него все оборвалось. По мрачному выражению лица воина он понял: что-то случилось.

– Священник заболел в какой-то деревне и вынужден остаться там, – сообщил воин. – Пройдет день-другой, прежде чем он сможет отправиться в путь.

Артэр не мог позволить этому обстоятельству разрушить его надежды, потерять Зию.

– Нам нужно сделать так, чтобы епископ занимался своими расследованиями до тех пор, пока не прибудет священник, – сказал он Кавану, когда воин ушел.

Не успел брат ответить, как в дверь снова постучали. Вошел другой воин.

– Один из часовых сообщил, что с востока приближается одинокий всадник.

– Когда он прибудет? – спросил Каван.

– Примерно через полчаса.

– Перехватите его и выясните, что ему нужно на земле Синклеров, – приказал Каван.

Братья переглянулись: что-то тут не так. И не прошло много времени, как их страхи подтвердились. Всадник прибыл из деревни Лорн. Его послали, чтобы он собственными глазами увидел брачные документы и поговорил с епископом, защищая интересы своей деревни. Каван не мог предотвратить появление этого посланца. Если бы он так поступил, то это только подтвердило бы вину Зии.

Посланца приняли, как любого другого гостя, а когда епископ узнал, кто он такой, то потребовал его присутствия за полуденной трапезой.

В зале никого не было, кроме Синклеров, епископа и посланца Нейла. В воздухе чувствовалось напряжение. Даже Смельчак ощущал это. Пес стоял у камина настороже, готовый защищать хозяев.

Слуги были спокойны и серьезны, входя в зал, и не задерживались там. За обедом обстановка была натянутой, в воздухе повисло тяжелое молчание. Вдруг Смельчак залаял, и все подскочили, но потом заулыбались, увидев, как пес кинулся навстречу улыбающейся Эдди.

– Епископ Алеатус, какая радость принимать вас в нашем доме, да еще в такой знаменательный день, – сказала она, почтительно кланяясь епископу. – Для меня было бы честью, если бы вы благословили моих внуков.

– Любезное предложение, которое я готов принять с благодарностью, – ответил епископ, улыбаясь в ответ. Он улыбнулся впервые со времени своего прибытия. – Пожалуйста, садитесь рядом со мной.

Эдди с готовностью села рядом с ним, продолжая улыбаться.

Разговор стал общим, и, заметив, что присутствие улыбающейся матери изменило напряженную атмосферу, Артэр был ей признателен. Она говорила о прекрасной службе, которую провел священник на похоронах ее мужа, и о том, какую силу она черпает в своих повседневных молитвах.

Епископ в основном разговаривал с Эдди, и Артэр отметил, что от этого посланец Нейл стал чувствовать себя неловко. Наконец, жилистый низкорослый человек резко вмешался в разговор.

– Ведьма ее околдовала, – выпалил он. Он бормотал что-то невнятное, пока не овладел собой. – Ведьма велела нам молиться за наших любимых.

– Да? – с любопытством спросил епископ.

Тот кивнул:

– Она заявила, что тоже будет молиться, но молилась она дьяволу.

– Но вашим людям стало лучше, разве нет? – спросил Артэр, очень хорошо зная, что так и было.

– Всем, – сказал Нейл. Руки у него дрожали. – И это неправильно. Никто из больных не умер. Даже те, про кого думали, что они не выживут.

– Зия – хорошая целительница, – подтвердил Артэр.

Братья согласно закивали, это подтвердила и Эдди.

– Нет, нет, – настаивал Нейл. – Она заставила дьявола украсть их души, и когда они умрут, то будут вечно гореть в адском пламени.

– Это полная чепуха…

Не успел Артэр закончить, как епископ поднял руку, призывая всех к молчанию:

– Мне решать, что чепуха, а что – нет.

– Поговорите с ведьмой, – настаивал Нейл. – Поговорите с ней поскорее, или она и вас околдует, как всех в нашей деревне. Если бы наш глава, Гарольд, не преодолел ее силу, мы все погибли бы.

– Человек, о котором ты говоришь, это тот, кто продал ее мне? – сказал Артэр.

Епископ поднял бровь, глядя на посланца из Лорна.

– Это правда?

Нейл ткнул обвиняющим перстом в Артэра:

– Она околдовала его, чтобы он заплатил монеты за ее освобождение.

– Так, значит, она околдовала и того человека, который взял монеты? – насмешливо спросил Артэр.

Ему было досадно, что они занимаются этой бессмысленной болтовней. Его беспокоило, как бы епископ не согласился с нелепым человечком.

– Да, она так и сделала, – твердо заявил Нейл. – Она даже вызвала дождь, и мы не смогли поджечь дрова, чтобы сжечь ее.

Артэру хотелось задушить этого идиота, но это не помогло бы делу. Холодный разум поможет лучше.

– Епископ Алеатус, – спокойно сказал он, – моя жена не ведьма. Она замечательная знахарка, обученная этому искусству…

– Другими ведьмами, – прервал его Нейл дрожащим голосом. – Они все живут в одной деревне. Деревня, в которую никто не может попасть, потому что они своим колдовством сделали ее невидимой.

Лахлан засмеялся.

– Ты находишь это смешным? – строго спросил епископ.

У Лахлана хватило ума не спорить с ним.

– Нет, сэр. Просто я видел, как моя невестка излечила много людей, и при этом она не пользовалась никаким колдовством.

– А Джеймс? – спросил епископ.

– Что с ним такое? – сказал Артэр.

– Он, выжил после рубленой раны. Он заявляет, будто Зия сотворила чудо, спасая его.

Артэр понимал, что Джеймс только хотел помочь, но его слова произвели обратное действие.

– Упорная работа моей жены – вот что спасло руку Джеймса.

– Я не обнаружил ни одного, кто плохо отозвался бы о твоей жене, – заметил епископ, кивая.

– Ее все любят и уважают, – с гордостью подтвердил Артэр.

– Странно, что ни один житель…

Нейл прервал епископа:

– Она снова сделала это, околдовала всю деревню.

Артэр чуть не бросился на злобного человека с кулаками. Только огромным усилием воли он сдержался. И внутри у него все кипело, хотя внешне он сохранял хладнокровие.

– Ничего такого она не делала, – заявил он. – Не надо болтать лишнего.

– Это решать мне, – кратко сказал епископ и прямо посмотрел на Артэра: – Завтра я поговорю с твоей женой, чтобы решить вопрос. А у тебя есть еще два дня. Не представишь мне брачные документы, я пойму, что она не твоя жена, и сделаю соответствующие выводы.

Артэр встал.

– Продолжайте свое расследование, епископ Алеатус, но знайте: Зия – моя жена. Она не ведьма. И я не хочу видеть, как ее проклянут и накажут из-за невежества и лжи.

Артэр хлопнул дверью, уходя, сжав кулаки, горя желанием стукнуть кого-нибудь. Он ругался про себя и вдруг понял, что бранится вслух. Зажав себе рот рукой, он зашагал через две ступеньки вверх по лестнице.

Он был в бешенстве и никак не мог прийти в себя. Из-за нескольких невежественных, глупых, эгоистичных людей потерять Зию? Будь он проклят, если допустит это.

Не постучавшись, Артэр ворвался в спальню Кавана. И тут его гнев мгновенно остыл, когда Зия вскочила с кресла и прижала палец к губам.

Он увидел, что Гонора и малыши спят, а Зия и Бетан, похоже, тихо беседовали. Зия подошла, взяла его за руку и направилась с ним к двери.

– Похоже, ты потерял терпение. Но я тебя знаю, этого не может быть.

Он заметил ее ухмылку и покачал головой, понимая, что гнев – плохой советчик.

Зия ласково положила руку на его плечо.

– Кто же этот несчастный, которому от тебя досталось?

Ему не хотелось признаваться. Но он все-таки выдавил:

– Епископ.

– Правда? – удивилась Зия.

Помолчав, он виновато покачал головой.

– Возможно, я чуть не испортил все дело.

– Но что же ты натворил?

– Сказал, что посланец этой дурацкой деревни мелет чепуху. Епископ же заявил, что это ему решать.

– Вот видишь, – мягко сказала Зия и улыбнулась. – Ты показал страстность своей натуры.

Артэр взял в ладони ее лицо. Ее милые зеленые глаза блестели, как будто она хотела заплакать.

– Ты говоришь так, будто гордишься моей глупостью.

Она тихо засмеялась, но одинокая слеза все же скатилась по ее щеке.

– Конечно, ты поступил не слишком разумно.

– Так и было, а ты все еще пытаешься представить меня героем.

На его лице мелькнула улыбка, и он ласково стер слезу с ее щеки. И тут Артэр понял: она стала для него еще дороже.

– Поверить не могу, что ты восхищаешься моим нелепым поступком.

Еще одна слеза скатилась по щеке.

– Твоя глупость – от любви. Любви ко мне. – Она хмыкнула. – Я люблю дурака, как чудесно! – Зия порывисто обняла его.

Артэр крепко прижал ее к себе и сказал:

– Ты заставляешь меня смеяться над самыми безрассудными вещами. Епископ может этого не понять.

Они уже хотели поцеловаться, но услышали шаги на лестнице. Артэр поспешно увел ее в спальню. Закрывая дверь, он сказал:

– Поговорим позже. Я люблю тебя.

В коридоре появился взволнованный Лахлан. Заметив Артэра, он замедлил шага. Подошел, неуверенно улыбаясь:

– Прячешься?

Когда брат подошел достаточно близко, Артэр не без опаски спросил:

– Я все испортил?

– Каван уже все уладил.

– Он смягчил епископа?

– Не совсем, – сказал Лахлан. – Каван сказал епископу, что ты слишком серьезно относишься к своим клятвам, а к своим обязанностям в отношении жены – еще серьезнее. Ты дал слово защищать жену и будешь делать это, невзирая на обстоятельства.

– Как хорошо иметь таких надежных братьев!

– А ты в нас сомневался? – удивился Лахлан.

Артэр помолчал.

Лахлан с улыбкой хлопнул его по плечу.

– Ты ни о чем не думал, кроме как о защите своей жены. Разве можно за это осуждать? Каждый видит, как безумно вы любите друг друга.

– Все это так, но делу вряд ли поможет.

– Ты прав, ситуация непростая. Вот поэтому Каван и хочет видеть тебя в своем кабинете, – сказал Лахлан.

– Раз мы не можем предоставить брачные документы… – Он покачал головой. – Зия теперь не считается больше под нашей защитой, и епископ…

– Епископ может забрать у нас Зию. И тогда она обречена.

Глава 32

Зия вернулась к бабушке, усевшись в кресло недалеко от постели, в которой мирно спала Гонора. Она тихо вздохнула, вытянула ноги.

– Довольна? – спросила Бетан.

– Очень, – сказала Зия, крепко обхватывая себя руками.

– Артэр делает тебя счастливой?

– Я никогда и вообразить себе не могла такого счастья. Или что он, в конце концов, так, как мальчишка, влюбится в меня.

– Он подходит тебе, – подтвердила Бетан, кивая.

– Ты с самого начала так говорила.

– Тебе нужно было убедиться в этом самой, – сказала Бетан, бросая взгляд на малыша, который беспокойно зашевелился в своей колыбели, но потом снова успокоился.

Зия наклонилась и взяла бабушку за руку.

– Все будет хорошо, да?

– Я уверена. Но надо быть осторожной.

Дверь скрипнула, отворяясь, и вошла Эдди, прижав палец к губам. Зия встала и, скрестив ноги, села на пол, предоставляя кресло Эдди. Та хотела возразить, но Зия покачала головой. И Эдди, согласившись, признательно улыбнулась и опустилась в кресло.

– Неприятности, – прошептала она.

Бетан и Зия склонились к ней, не желая будить Гонору и детей.

Эдди продолжила:

– Епископ непременно хочет увидеть брачные документы до завтра.

– Разве священник не должен явиться уже сегодня? – спросила Зия.

Эдди покачала головой:

– Он задерживается из-за болезни.

Зия горько усмехнулась: она – целительница и не может вылечить человека, который, скорее всего, решил бы все ее проблемы.

– Что же теперь будет?

Эдди пожала плечами:

– Не знаю. Каван хочет встретиться с Артэром и найти выход из этого положения.

– А нельзя ли как-нибудь заставить епископа передумать? – спросила Бетан.

– Не знаю, как это сделать, – сказала Эдди. – Епископ, на мой взгляд, тверд в своих решениях.

– Чем он занят сейчас?

– Снова бродит по деревне, навещает жителей, так он, во всяком случае, говорит. Но, кажется, он продолжает расследование и допросы так, что никто этого не замечает. И хотя многие хвалят Зию, они, сами того не зная, дают пищу для сомнений.

Бетан понимающе кивнула:

– Многие не сознают, что щедрые похвалы могут быть истолкованы неправильно, и невинная целительница предстает как колдунья, творящая чудеса.

– Что же мне делать? – спросила Зия.

Вот бы у нее было волшебное снадобье, от которого исчезли бы все наветы!

– Предоставь это моим сыновьям, – сказала Эдди. – Они найдут способ.

– Эдди права, – согласилась Бетан и протянула руку Зие. – Нам нужно поговорить, не возражаешь?

Зия взглянула на Эдди:

– Вы не сможете присмотреть недолго за Гонорой и малышами? Мы будем рядом, в моей спальне.

– Какие глупости, разве нужно просить об этом новоявленную бабушку? – сказала Эдди, гордо улыбаясь. Она встала и показала им на дверь: – У вас не было времени поговорить наедине. Идите, я позову, если понадобитесь.

Зия обняла ее и поцеловала в щеку в знак благодарности.

– Я недолго.

– Можешь не спешить, – успокоила ее Эдди.

Зия провела бабушку в свою спальню и приготовила по чашке их любимого отвара – смеси из трав, который успокаивал и расслаблял. Они устроились в креслах, которые Зия поставила перед камином. Жар от камина согревал их вытянутые ноги.

– Мне тебя так не хватало, бабушка, – сказала Зия.

– А мне – тебя, детка. Но есть важная причина, почему я хочу с тобой поговорить… есть одна история, которую я хочу тебе рассказать.

Зия поудобнее устроилась в кресле, подогнув под себя согревшиеся ноги, готовая слушать, как она это делала в детстве. Бабушкины рассказы всегда увлекали ее.

– Я вся внимание.

– Много лет назад в нашей деревне жила красивая девушка, воспитанная в духе Старого Пути целителей. Она была замечательной целительницей, у нее всегда находилось доброе слово для каждого, и она никогда не жалела времени для тех, кто нуждался в ее способностях. Если требовалось, она ездила по деревням, как и ты. Во время своих странствий она встретила и полюбила молодого человека, а он полюбил ее. Юная пара мечтала жить вместе, пожениться и иметь семью. Но была одна сложность. Юноша происходил из знатного рода, ожидавшего от него послушания. Ведь его брак с другой уже был предрешен. И когда отец молодого человека отказал тому в исполнении его мечты, они с молодой женщиной поженились по старинному, почти забытому и признаваемому немногими обряду. К несчастью, семья юноши отказалась признать их брак и насильно отняла его от невесты. Они услали его далеко, и как бы молодая жена ни старалась, найти его не смогла. Сердце у нее было разбито, с каждым днем ей все больше не хватало мужа. Вскоре она поняла, что ждет ребенка, но рядом не было любимого, и с каждым днем таяла надежда встретиться с ним, так что, родив дочь, молодая женщина вскоре умерла.

У Зии слезы появились на глазах.

– Ты рассказываешь о моей матери.

Бетан кивнула.

– Почему же ты раньше не говорила мне, что отец был вынужден покинуть мою мать? – спросила Зия, глубоко вздыхая, чтобы сдержать слезы. – Я бы нашла его.

– Вот именно поэтому я тебе ничего и не рассказывала. Ты настояла бы на том, чтобы отправиться на его поиски, а это было бы плохо и для тебя, и для него.

– Если он любил мою мать, то был бы вне себя от радости узнать, что она родила ему ребенка, – сказала Зия, борясь со слезами, которые никак не хотели униматься.

– Не сомневаюсь, так бы и было, ведь он очень любил твою мать.

– Она, конечно, не могла жить без него, если умерла от разбитой любви. – Слеза покатилась по щеке девушки.

Бетан взяла ее за руку.

– Ни секунды не думай, будто твоя мать не хотела или не любила тебя. Она знала, что вынашивает дочку, и часто говорила со мной о тебе. Просто она утратила интерес к жизни, потеряв твоего отца.

Зия медленно вытерла слезы.

– Я никогда бы не поняла этого, если бы не влюбилась так сильно в Артэра. Я плачу не о себе, а о своей маме и о любви, которую у нее украли – не только любовь моего отца, но и мою любовь.

– Ты так похожа на свою мать. Она бы тобой гордилась.

– Для меня это много значит, – сказала Зия. Слезы ее высохли. – Хотя мне вот что любопытно. Что же изменилось, что заставило тебя рассказать это сейчас?

Бетан крепко сжала ее руки.

– Епископ Алеатус, человек, которого послали судить и проклясть тебя – твой отец.

Зия недоверчиво покачала головой:

– Епископ – мой отец?

Бетан кивнула.

– Не могу поверить… – Зия все качала головой, пораженная новостью.

Человек, который будет решать ее судьбу – это тот, кто дал ей жизнь.

– Понимаю, тебе трудно в это поверить.

– Ты не ошибаешься? – спросила Зия, думая, что тут может быть какая-то путаница.

– Нисколько. Несколько лет назад я узнала, что он стал епископом.

– И ты мне ничего не сказала раньше? – воскликнула Зия.

Она не сердилась на свою бабушку, но была очень взволнована.

– Подумай сама. Даже и теперь тебе нужно быть очень осторожной. Это может быть опаснее, чем обвинение в колдовстве.

– Ты думаешь, знай он, кто я, он захотел бы причинить мне вред? За что?

Бетан ласково прижала руку к щеке внучки.

– Я считаю, что он полюбил бы тебя сразу, потому что ты очень похожа на свою мать.

Зия никак не могла прийти в себя.

– Значит, мне нужно держаться подальше от епископа, пока… – Она покачала головой. – Возможно, он будет настаивать на разговоре со мной. Что тогда?

– Ты сама будешь знать, как поступить, – заверила ее Бетан.

Зия снова рухнула в кресло.

– Эта новость поразила меня. Но пугает, что может случиться из-за этого. Я не хочу, чтобы мой муж… – Она покачала головой, поправляясь: – Я не хочу, чтобы Артэр пострадал из-за меня.

– Для тебя Артэр – муж. Тебе не нужны документы, чтобы это доказать. Делай, как подсказывает тебе твое сердце, – посоветовала Бетан. – Ты не можешь ошибиться, если будешь поступать по его велению.

Зия присматривала за Гонорой и младенцами, но довольно скоро поняла, что в ней уже не нуждаются. Гонора и Эдди хорошо справлялись с новорожденными, и Каван тоже. Он навещал жену и сыновей так часто, как мог.

Ей хотелось бы покинуть замок хоть ненадолго, просто чтобы вдохнуть свежий осенний воздух, почувствовать его прохладу. Она вспомнила свой визит на крепостную стену и, взяв шерстяной плащ из своей комнаты, побежала вверх по лестнице, спеша испытать радость недолгой свободы.

Холодный ветер остудил ее щеки и разметал волосы, и Зия вздернула подбородок, наслаждаясь его порывами. Она плотнее закуталась в плащ и задумалась. Все мысли ее были об отце.

Он все еще тот человек, который в молодости так любил ее мать, или стал циничным и равнодушным к другим из-за того, что с ним сделали? И отважится ли она воспользоваться возможностью и выяснить это?

Тогда в опасности окажется не только ее жизнь, но из-за нее пострадают Синклеры, а этого перенести она не сможет. Какой же у нее есть выбор?

– Ты меня до смерти напугала!

Испуганно обернувшись, Зия увидела поднимающегося к ней по лестнице Артэра. Он разгневанно посмотрел на нее, схватил за плечи и встряхнул.

– Никогда больше так не поступай, – резко приказал он.

– А что я сделала? – спросила Зия, озадаченная и взволнованная.

Она никогда еще не видела его таким огорченным. Его темные глаза сверкали, он был бледен. Артэр покачал головой и прижался лбом к ее лбу.

– Я не мог тебя найти, испугался, что епископ увез тебя, а я не увидел.

«Ты имеешь в виду моего отца». Она чуть не произнесла это вслух, но слова были непривычны ей, и они так и не сорвались с ее губ.

– Я дралась бы как дикий зверь, если бы кто-нибудь попытался забрать тебя от меня, – сказала она, целуя его в горячую щеку.

– Я бы убил каждого, кто попытался бы это сделать.

И, глядя на его лицо, она поняла, что он именно так и поступит. И вряд ли что сможет его остановить.

– Ты замерзла, – сказал Артэр и подхватил ее на руки.

Ей нравилось, что холодный воздух колет щеки и заставляет ее дрожать, но прикосновение мужа тоже заставляет ее дрожать, и ей это нравится больше.

– Займись со мной любовью, – прошептала она ему на ухо.

Артэр засмеялся:

– Ты читаешь мои мысли.

– Это потому, что мы с тобой – одно целое, и так будет всегда.

Он резко остановился перед арочной дверью.

– Обещай мне это. Обещай мне, что мы всегда будем вместе, всегда, несмотря ни на что.

– Обещаю, – твердо сказала она. – А теперь поцелуй меня.

Он тотчас же выполнил ее просьбу. Этот поцелуй воспламенил ее, заставил дрожать каждую клеточку тела.

– Ты замерзла, – сказал Артэр, спеша по лестнице в их спальню.

– Мне жарко, – поддразнила Зия, легко укусив его за ухо.

– Тебе будет еще жарче.

– Тогда поспеши, я и так уже почти закипела.

Он засмеялся:

– Эту ночь ты запомнишь надолго.

Кстати, все еще был день, который она никогда не забудет.

Оказавшись в спальне, они не теряли времени даром, срывая одежду друг с друга и одновременно упав на постель. И через минуту он уже оказался внутри ее.

Она нуждалась в нем и в удовлетворении, которое он мог дать, хотя сам он его еще не получил пока. Он подождет и будет доставлять ей удовольствие снова и снова, заставляя ее тело извиваться от его прикосновений и захватывающих дух поцелуев.

Это был своего рода танец, от которого она никогда не уставала. Да и как тут устать, когда он снова подхватил ее и повел, и вот она уже стонет, умоляет и вскрикивает от наслаждения.

– Ты – колдун, – выдохнула она, когда его рот терзал ее соски. – Ты путаешь меня с грешницей… – Она задохнулась, а он все входил в нее страстно и сильно.

Они оба вскоре забылись, отдаваясь страсти, извивались, переворачивались, обнимались, задыхались, прокладывая себе путь сквозь мучительный лабиринт, увлекавший их все дальше в центр, к вершине блаженства. Когда они уже больше не могли сдерживаться, то оба вспыхнули, как зажженный факел, и позволили огню страсти поглотить их окончательно.

Когда сознание вернулось к ней, Зия села, огляделась и поднялась с кровати.

– Я умираю с голоду, – сказала она и направилась прямо к столу, где слуги оставили для них блюда с едой и кувшины с вином.

Подойдя к столу, она схватила кусок сыра и потянулась за хлебом.

– Тебе нужно чаще есть голой, – сказал он, садясь и опираясь на подушки, которые подоткнул себе под спину.

Вздрогнув, Зия продолжала жевать, но поспешила накинуть мягкий зеленый шелковый халат, недавно подаренный ей Эдди.

– Я так проголодалась, что совсем забылась, – сказала она, улыбаясь.

– Это и хорошо. Мне нравится видеть тебя обнаженной. Ты красивая.

– За это, – сказала она, поднимая палец, – я принесу тебе поесть.

– А я уж боялся, что ты позволишь мне умереть с голоду.

– Никогда, – сказала Зия, подавая ему тарелку с сыром, куда она положила еще холодной баранины и хлеба.

– Мать сказала мне, что ты успела сегодня поговорить со своей бабушкой, – проговорил Артэр, хватая еду с блюда.

Вопрос лишь на первый взгляд случайный, поняла Зия. И она даст ему ответ, если только….

– Спроси меня прямо, что тебе хочется узнать, и я тебе скажу.

Но ответит ли она? Она вспомнила предостережение своей бабушки. Конечно, Бетан права. Информация пока еще может принести больше вреда, чем пользы многим людям. Помня об этом, Зия решила, что личность ее отца останется пока тайной.

– Вы говорили о Ронане? – тревожно спросил Артэр.

Зия покачала головой:

– Нет, тебя это не касается. Ты считаешь, будто мы с бабушкой скрываем от тебя что-то о нем.

– Так и есть?

– Я рассказала тебе все, кроме одного. Я дала слово и не могу нарушить его.

Артэр потер подбородок и кивнул.

Зия знала, что он сохранит хладнокровие и подумает над ее ответом. Он был и, без сомнения, всегда останется человеком рассудительным, кроме случаев, когда дело касается ее. Она едва не улыбнулась, так это было хорошо.

– Это обещание помешает мне в поисках брата?

– Нет, это никак не препятствовало бы тебе.

Он снова кивнул.

– А Бетан? Она знает больше, чем говорит?

Зия вздохнула и отряхнула руки над блюдом.

– Я правда не знаю. Я удивилась, когда мы, вернувшись в деревню, обнаружили исчезновение Ронана.

– Ты хочешь сказать, что ему трудно было покинуть деревню так, чтобы никто об этом не знал. А помнишь, ты говорила мне и моим людям про часовых, стоящих вокруг деревни?

– Ты прав. Кто-то должен был его видеть, – признала Зия.

– Или помочь ему?

Зия кивнула.

– И ты знаешь, кто это был?

– Как и ты, – сказала она.

– Бетан.

И снова Зия кивнула.

– Ей пришлось дать слово, раз она не призналась в этом тебе.

– Что означает…

– Она не расскажет тебе, почему твой брат оставил деревню и куда он направился.

Глава 33

– Знаешь, мне нужно рассказать об этом Кавану, – сказал Артэр, чувствуя себя предателем, и это беспокоило его.

В любом случае он кого-то предавал. Не расскажи он все Кавану – он предаст брата, расскажет он все Кавану – предаст Зию, так он чувствовал. Ему не нравилась эта ситуация, в которую он попал, и он ее не потерпит.

– Я так и думала. Но я тебе поверила, а Каван и так уже собирался поговорить с бабушкой, – сказала Зия, подбирая крошки, упавшие на одеяло, и бросая их на опустевшее блюдо, прежде чем соскочить с постели и отнести его на стол.

– Мне нужно было сначала поговорить с тобой.

Зия обернулась, сбрасывая халат и подходя к нему.

– Я знаю.

Артэр так возбудился, что с каждым ее шагом в голове у него все стало путаться.

– Я… я…

– Ты хочешь меня, – сказала она, и в ее голосе прозвучала жаркая страсть.

Или просто ему хотелось это слышать? Артэр потряс головой.

– Сомневаешься? – спросила Зия и остановилась у кровати, надув губки.

Артэр перестал здраво мыслить. Какая-то часть ума напоминала ему о необходимости задавать вопросы о Ронане, а другая вынуждала его удовлетворить страждущие чресла.

Зия решила этот вопрос, откинув с него простыни и взобравшись на него с обольстительной улыбкой, обещающей рай на земле. И он сдавался ей с каждым нежным прикосновением, с каждым сладким поцелуем.

Артэр вошел в кабинет Кавана.

– Все пытались помочь Зие, – сообщил Каван.

– И сделали только хуже, – возразил Артэр. – Деревня пытается представить ее как святую, а это только подогревает представление епископа о ней как о ведьме. А этот дурак, Нейл, злорадствует и считает, что победил… ведьма должна гореть.

– Мы оба знаем, что этого не произойдет.

– Как мы это предотвратим? – в отчаянии спросил Артэр.

Он смотрел на своего брата как на могущественного лэрда, который может сделать и невозможное.

– Не знаю, но мы это сделаем, – сказал Каван, крепко сжав плечо брата.

Артэр согласно кивнул. Он и Зия не одиноки. Его семья на их стороне и сделает все возможное, чтобы не позволить забрать у них Зию.

Стук в дверь прервал их разговор и вызвал новые волнения.

– Ты будешь добр к ней? – спросил Артэр брата.

Он знал, что за закрытой дверью ждет Бетан.

– Я хочу, чтобы мой брат вернулся домой, – резко ответил Каван и пригласил Бетан войти.

Бетан вошла радостная, щеки у нее порозовели, зеленые глаза светились, она приветливо улыбалась.

– Какая честь, что вы пригласили меня к себе в кабинет, Каван, – сказала она, протягивая ему руку.

Он вежливо пожал ее.

Бетан начала разговор с комплимента:

– Вы хорошо служите своим людям.

– Стараюсь. Но в настоящее время меня больше волнуют поиски Ронана, – сказал Каван и указал ей на кресло перед большим камином.

Она протянула руки к огню.

– Скоро наступит зима.

– И мне хотелось бы, чтобы брат был дома к солнцестоянию.

– Ваш брат человек сильный. Он найдет путь домой, в этом я не сомневаюсь, – сказала Бетан.

Артэр сел в кресло рядом с Бетан.

– Почему Ронан покинул вашу деревню?

– Кто-то преследовал его, – ответила она.

– Почему вы мне об этом не рассказали, когда я впервые спросил о нем? – озадаченно спросил Каван.

– Я дала слово.

– Кому? – требовательно спросил Каван.

– Вашему брату, – тихо ответила Бетан.

Братья покачали головами.

– А сейчас вы нам скажете? – спросил Артэр, удивленный, как и Каван.

– Прошло достаточно времени, Ронан должен быть уже в безопасности. Я молчала, выполняя его просьбу.

– Но мы – его братья, – заметил Каван.

– И очень хорошие.

Каван и Артэр переглянулись, покачали головами. Потом Артэр внимательно посмотрел на Бетан. А она продолжила:

– Ронан защищал нас!

– От кого? – изумился Каван.

– Это я сказать не могу, – с сожалением вымолвила Бетан.

Каван начал расхаживать перед камином.

– В этом нет никакого смысла.

– Ронан знал о нашей победе над варварами? – спросил Артэр Бетан.

– Да, знал, – подтвердила она.

– Так почему он не вернулся домой? – раздраженно спросил Каван.

– Для вашего брата это не так просто, – сказала она. – И я хотела бы надеяться, что вы оставите его в покое – ради его собственной безопасности.

– Ронан в беде? – хором воскликнули братья.

– Он сам вам все расскажет при встрече, – ответила Бетан.

– Звучит загадочно, – коротко сказал Каван.

– Боюсь, это все, что я могу вам сообщить.

– То есть вы отказываетесь отвечать на другие вопросы? – требовательно спросил Каван.

– Конечно, нет. Но сомневаюсь, что мои ответы вас удовлетворят, – сухо сказала Бетан.

– Вы все время говорите загадками, а мне нужны факты, – с досадой бросил Каван.

Бетан встала.

– Загадки обычно разгадываются. Подумайте об этом, и, возможно, вы кое-что узнаете. А теперь мне нужно пойти и посмотреть, как там мои люди.

Она отпустила Кавана, а не он – ее.

– Я должен бы рассердиться на нее, – сказал Каван после ее ухода. – Мне нужно было бы запереть ее в темнице, пока она не расскажет все, что мы хотим узнать… но я не могу это сделать. У меня такое чувство, будто мне нужно что-то понять из ее слов.

– А, кроме того, у нас нет темницы, – ухмыльнулся Артэр.

– Заткнись, – велел Каван и бросился в кресло рядом с братом. – Не говори, что тебя это не беспокоит. Кажется, наш брат в большей беде, чем мы сначала думали. Но из-за кого и где, и как, черт возьми, мы поможем ему?

– По словам Зии, мы ему помочь не можем. Она намекает даже, что наше вмешательство только навредит ему.

– Но мы же не можем бросить его, – раздраженно произнес Каван. – Мы должны что-нибудь сделать.

– Тогда давай выясним, что же все-таки вокруг нас происходит, прежде чем ввязываться во что-нибудь, – предложил Артэр. – Как только узнаем, с чем или с кем имеем дело, нам будет проще составить план действий.

– Хорошая мысль, – согласился Каван. – Но с чего начнем?

Артэр улыбнулся:

– Я поговорю с Бетан и выясню.

В комнату ворвался Лахлан:

– Вам лучше поспешить. Этот дурак, Нейл, создает новые проблемы.

Артэр вошел в большой зал вслед за братьями и услышал, как Нейл жалуется епископу, Что ведьма пользовалась своими колдовскими силами и скоро они попадут под ее чары, как и все остальные здесь.

– Зия помогает моей жене и сыновьям, – сказал Каван.

– Мы этого не знаем! – заорал Нейл. – Может, она спряталась и готовит свои снадобья, колдует… – он понизил голос, – насылает на нас дьявола.

– Я его сейчас убью, – шепнул Артэр братьям.

– А я тебе помогу, – предложил Лахлан.

Что еще больше разозлило Артэра, так это то, что епископ позволял этому человеку продолжать свои разглагольствования. В любой другой деревне или в замке уже сейчас Нейл нашел бы единомышленников, а если позволить ему продолжать такие речи, то и в Кейтнессе некоторые могут начать сомневаться, а ему только это и нужно.

Наконец, епископ поднял руку, призывая к молчанию, потом обратился к Кавану:

– К наступлению ночи я хочу иметь в своих руках брачные документы и поговорить с Зией. В противном случае я сообщу совету о вашем отказе сотрудничать. Сюда будет прислан отряд, чтобы арестовать Зию впредь до особых распоряжений. А сами Синклеры окажутся под следствием за укрывание ведьмы.

Гнев охватил Артэра, словно бушующее пламя, и он едва сдержался. Ему не оставили выбора. Как ему защитить свою жену?

– Проследите за этим, – приказал епископ Кавану, прежде чем удалиться в свою спальню для послеобеденной молитвы.

Артэр угрожающе шагнул к Нейлу, но Лахлан преградил ему путь:

– Есть более важные дела. Оставь его на потом.

В зал вошла Бетан, и Артэр, как и его братья, обратили взгляды на женщину, как будто ожидая от нее немедленного чуда.

Она подошла и похлопала Артэра по руке:

– Поговори с Зией.

– Что это даст…

Она подтолкнула его к двери:

– Поговори с ней.

Артэр не стал спорить. Уходя, он слышал, как она советует Кавану навестить свою жену и сыновей, а Лахлану – проводить мать на прогулку, в которой она так нуждается.

Артэр покачал головой. Его удивляло, как это Бетан всегда тонко чувствует, когда, в какой именно момент надо помочь людям. Она всегда говорила правильные вещи или давала дельный совет, а еще умела слушать. Он по-настоящему восхищался ею.

Зию он нашел в комнате для шитья. Она засмеялась, похлопала по сиденью, предлагая сесть рядом с ней.

– Гонора только теперь поняла, что для двойни детской одежды, которую она сшила, потребуется вдвое больше. Вот я ей и помогаю.

– Она и младенцы чувствуют себя хорошо?

– С ними все в порядке, они здоровые и веселые, – сказала Зия, откладывая шитье и беря Артэра за руку. – Но ты пришел не для того, чтобы расспрашивать меня о Гоноре. Что случилось?

Артэр сплел ее пальцы со своими, странным образом надеясь, что это свяжет их так, чтобы никто и никакая сила не смогла разлучить влюбленных.

– Говори, – приказала Зия. – Твое молчание меня пугает.

Он нежно поцеловал ее, потом в мельчайших деталях передал все, что произошло в большом зале. Зия, помолчав, сказала:

– Ради безопасности твоей семьи мне лучше уехать.

Артэр встал и рывком поднял ее с кресла.

– Никогда больше не смей говорить такого! – Но…

– Никогда! – твердо повторил он.

Зия прижала руку к его груди.

– Ты дрожишь…

– От злости, что ты могла осмелиться подумать о том, чтобы покинуть меня.

Зия задохнулась от волнения.

– Я не хочу покидать тебя. Просто боюсь принести беду.

– Я, – жестко заявил он, – обеспечиваю твою безопасность.

– А я, – повысив голос, сказала она, – обеспечиваю твою безопасность.

Артэр коснулся губами ее губ.

– Значит, мы делаем это вместе, но никогда, никогда мы не разлучимся. Обещай мне!

Она обещала, и он скрепил это обещание поцелуем. Они крепко обнялись.

– Но что же нам делать? – спросила Зия.

– Не знаю, но твоя бабушка предложила мне поговорить с тобой. Я счастлив, что ты рядом. Я чувствую себя лучше, даже если просто держу тебя в объятиях.

Зия уткнулась лицом в его грудь. Прошло некоторое время, и он понял, что она тихо плачет.

– Что случилось? – спросил Артэр, пытаясь оторвать ее лицо от своей груди. Наконец, он взял ее за подбородок и заставил посмотреть на себя. Ее полные слез глаза разбивали его сердце. – Все будет хорошо, не волнуйся.

Она пошмыгала носом и покачала головой, освобождая подбородок из его рук.

– Не в этом дело. Просто, когда я вижу твою страсть, я понимаю и чувствую в душе, как сильно ты меня любишь и как мне повезло, что я нашла тебя.

– Нам обоим повезло. Я намерен добиваться, чтобы так все и оставалось. Любовь поможет нам. Ведь она обладает магической силой.

– Это неразумно, – поддразнила она.

Они рассмеялись, и после короткого поцелуя Зия сказала:

– Есть кое-что, о чем я должна тебе рассказать.

Он сел в кресло, усадив ее себе на колени.

– Я внимательно слушаю.

– Хочу поведать тебе одну историю, которую сама только что услышала. Это о моей матери и об отце.

Артэр крепче обнял ее.

– Я заинтригован.

Зия повторила то, что услышала от бабушки, и снова глаза ее наполнились слезами.

Он поцеловал ее и еще крепче прижал к себе.

– Как печально… Я никогда не поверил бы, что можно умереть от разбитого сердца, но теперь вижу – это возможно.

– Я почувствовала то же самое, когда моя бабушка рассказала мне, но есть и еще кое-что.

– Помимо этого? – взволнованно спросил Артэр.

Она кивнула.

Он продолжал крепко держать ее.

– Я с тобой и всегда буду с тобой.

Зия улыбнулась и прижала ладонь к его щеке.

– Только не упади в обморок. Дело в том, что мой отец сейчас находится в твоем доме.

Артэр побледнел и недоверчиво покачал головой.

– Я не пони… – Он осекся. – О Господи? Епископ Алеатус – твой отец?

– Да. Моя бабушка предупреждала – эта информация может оказаться скорее опасной, чем полезной. Она велела мне быть осторожной. Вот почему я не сразу рассказала тебе.

– За сохранение этой тайны никто тебя не стал бы винить, – сказал он. – Но я благодарен тебе за то, что ты доверилась мне.

– Но что нам с этим делать? Это нам поможет или навредит? Вот что я пыталась решить.

Артэр задумался.

– Твоя бабушка утверждает, будто отец любил твою мать до безумия. Я не могу себе представить, чтобы мужчина, так сильно любящий женщину, обидел ребенка, рожденного от их любовного союза.

– Думаешь, мне стоит рассказать, кто я такая? Хотя моя бабушка считает, что епископ и сам об этом догадается, потому что я очень похожа на маму.

– Тогда как же сможет епископ не полюбить тебя, свою дочь? – подбодрил ее Артэр.

– Мы с бабушкой в этом не уверены. Может, прожитые годы были для него тяжелы и он ожесточился?

– Я ведь только что сказал тебе: магия любви поможет нам найти выход из этой неразберихи. Я в это верю. – Он улыбнулся. – Я полагаю, она уже помогла. Ты должна считать так же.

Глава 34

Зия крепко держалась за руку Артэра, когда они вошли в кабинет. Она была очень благодарна ему за то, что он заранее поговорил с Каваном и добился, чтобы при их встрече с епископом больше никто не присутствовал. А еще Артэр не стал выдавать ее секрет брату, и за это она была ему также благодарна. Он оставил выбор за ней.

Перед такой важной встречей короткие волосы доставили Зие массу хлопот. Они уже отросли после того, как их обрезали, но ей хотелось, чтобы они были длиннее.

Артэр схватил ее за руку.

– Ты прекрасна. И твоя прическа или что-нибудь еще ничего не меняют. Твой отец увидит свою дочь, и в ней он увидит женщину, которую некогда любил.

Зия вздохнула:

– Как я рада, что ты рядом со мной.

– Я все время буду рядом с тобой. Можешь на меня положиться.

Артэр открыл дверь кабинета, и она не отпустила его руки, входя туда.

Епископ сидел в кресле, повернувшись к горящему камину.

Зия не видела его лица, и он не видел ее. Она смотрела только на его руку, лежащую на ручке кресла. Пальцы у него были длинные и тонкие, как у нее, их почти не коснулся возраст, на среднем пальце – кольцо с большим изумрудом.

– Подойди, встань передо мной, женщина, – приказал епископ. – Я хочу собственными глазами посмотреть на колдунью. И не думай, будто сможешь околдовать меня, потому что я – человек Божий.

Зия посмотрела на Артэра. Он быстро поцеловал ее в щеку и слегка подтолкнул вперед.

– Не заставляй меня ждать, – резко сказал епископ.

«Он любил твою мать до потери рассудка. Я читала это в его глазах в тот день, когда его семья насильно вырвала его из ее объятий».

Слова бабушки громко и четко прозвучали в ее голове. Она гордо подняла подбородок и подошла к камину.

Епископ поднял голову, когда она встала перед ним.

– Я… – Он прижал руку с кольцом на пальце к груди и прерывисто задышал. – Господи! Этого не может быть. – Он покачал головой. – Это ты, Блайд?

Услышав имя матери, Зия заплакала, слезы потекли по щекам.

– Нет, отец, это ваша дочь Зия.

Епископ попытался подняться с кресла, слезы хлынули из его глаз, и Зия кинулась ему на помощь.

– Моя дочь? Моя любимая Блайд подарила мне дочь?

Давясь слезами, Зия смогла только кивнуть в ответ. Тонкая рука епископа осторожно коснулась ее лица, он как бы пытался убедить себя, что она реальна.

– Ты очень похожа на свою мать.

– Я не знала, вспомните ли вы ее.

Алеатус покачал головой, продолжая держать ее за руку.

– Я не смог забыть женщину, которую любил. Мое сердце было разбито, когда меня силой заставили оставить ее, я еле выжил, когда услышал о ее смерти. Мне тоже хотелось умереть, но, оказалось, у Бога иные планы относительно меня. – Он улыбнулся сквозь слезы. – И теперь я знаю почему.

– Вы не сердитесь?

Его улыбка стала грустной.

– Понимаю, почему ты так думаешь, но я рад, что ты нашла в себе мужество встретиться со мной.

– Я очень этого хотела, – сказала Зия. – Мне важно было, чтобы вы поняли, что я – ваша дочь и что я с детства молила Всевышнего вернуть мне отца.

– Если бы я только знал. Я оставил бы церковь и пришел к тебе. И ничто не смогло бы меня остановить. – Епископ покачал головой. – Мне нужно было быть сильнее и бороться за твою мать. Я должен был слушаться веления сердца, даже будучи в заточении.

– Они заперли вас? – недоверчиво переспросила Зия.

– До тех пор пока я не согласился учиться и посвятить себя церкви, – грустно сказал он. – А когда я узнал о кончине твоей матери, понял: мне ничего больше не осталось. Я никогда не полюбил бы другую женщину так, как любил твою мать. И не проходит дня, чтобы я не думал о ней.

– У вас и у мамы была жестокая судьба.

– Но посмотри, что принесла наша любовь, – сказал он. Его лицо засияло улыбкой. – Садись… Садись и расскажи мне о себе.

Артэр кивнул Зие и тихо вышел из комнаты, оставив отца и дочь узнавать друг друга.

* * *

Артэр сидел в большом зале за столом перед камином, наслаждаясь кружкой эля впервые за несколько дней. У него было время, ему не нужно никуда спешить, не нужно волноваться. Зия будет его женой, и защищать ее будет не только он, но и ее могущественный отец. И хотя епископ ему ничего не обещал, Артэр знал, что так и будет. Стоило только увидеть любовь во взгляде епископа, чтобы понять, что он не позволит обидеть свою дочь.

Магия любви совершила чудо.

– Ты выглядишь на удивление спокойным для человека, чью жену могут сжечь на костре, – сказал Лахлан, присоединяясь к нему за столом.

Артэр наполнил его кружку.

– Я полагаю теперь, что все сложится хорошо.

Лахлан наклонился над столом и прошептал:

– Научился колдовать, да?

– Научился делать чудеса, – сказал Артэр, сияя улыбкой.

Лахлан был потрясен.

– Ты уверен, что ты мой брат? Ты слишком рассудителен, чтобы верить в магию.

– Магия любви доказала мне мою неправоту.

– Господи, еще одного брата захватила любовь, – засмеялся Лахлан. – И где же любовь твоей жизни?

– Беседует с епископом Алеатусом.

– Что? – Лахлан чуть не поперхнулся элем. – Я думал, встреча произойдет позже. А ты почему сидишь тут такой спокойный?

– Отвечаю сразу на оба вопроса: Каван договорился о переносе времени встречи. Я знаю кое-что, чего ты не знаешь, – самодовольно заявил Артэр.

– И ты мне не расскажешь? Ты… – Лахлан пробормотал ругательства, которые мог расслышать только брат.

Артэр рассмеялся в ответ.

В зал с улицы вошел Каван, сбрасывая плащ с плеч и швыряя его на стол возле того места, где сидели братья.

– Судя по счастливому выражению твоего лица, Артэр, я полагаю, что встреча епископа и Зии прошла успешно.

– Она все еще не менее успешно продолжается, – сказал Артэр.

– И ты не остался с Зией? – удивился Каван.

Ответила ему Бетан, входя в зал:

– Ему и не нужно было там оставаться. Все складывается хорошо. Я права, Артэр?

Артэр приветствовал ее, подняв свою кружку.

– Правильно, Бетан, но вы знали, что этот день наступит, правильно?

– Это было неизбежно, – признала она. – А теперь я пойду и сообщу Гоноре и Эдди, что у нас есть пара, которая поженится сегодня вечером в узком семейном кругу.

Каван уточнил:

– А кто же проведет церемонию?

– Епископ, – сказал Артэр, улыбаясь и кивая Бетан.

Пожилая женщина повернулась, собираясь уходить, потом остановилась и взглянула на Артэра:

– Ты должен задать мне один вопрос. Я постараюсь ответить на него. – Она повернулась и пошла по лестнице.

– Как она это делает? – спросил Каван. – Знает разные вещи до того, как люди скажут это?

Артэр пожал плечами.

– Она мудрая женщина.

– Или, может быть, это магия, – сказал Лахлан и кивнул на Артэра: – Наш брат теперь тоже верит в магию.

Артэр обнял Кавана за плечи.

– Как и его брат. И мы не хотим быть единственными, кого поразила магия любви.

Каван понял его и кивнул:

– Правильно. Так что давай напустим чары любви на Лахлана.

Лахлан засмеялся.

– Держись от них подальше! – крикнул Нейл, выходя из тени.

Три брата посмотрели на него.

– Они околдованы, а теперь пытаются околдовать и тебя. Беги, пока не поздно. Иначе окажешься оседланным женой-ведьмой! – завопил Нейл и выбежал из зала как сумасшедший, размахивая руками над головой и продолжая вопить.

– Знаете, это первая разумная вещь, которую этот человек произнес с момента своего появления, – засмеялся Лахлан.

Зия стояла в комнате для шитья, пока ее бабушка переделывала темно-зеленое бархатное платье, подаренное ей Эдди для свадебной церемонии. Немного убрала там и тут, укоротила подол – и вот уже платье отлично сидит на ней. Бархат красиво ниспадает складками, а длинные рукава заканчиваются углами на тыльной стороне ладони. Изящные башмачки завершают наряд.

Такого красивого платья у Зии в жизни не было, но все мысли ее были заняты отцом.

– Он узнал меня с первого взгляда, – сказала она, волнуясь, пока бабушка подшивала подол.

– Конечно, так и должно быть. Ты – вылитая мать.

– Так и он сказал. Но я вижу в себе и его черты, – гордо сказала Зия. – И он с такой любовью говорил о матери и ее искусстве врачевания! Отец убедился, что я им тоже обладаю. Он рассказал мне, как мама сообщила ему, что первым ребенком у них будет дочь, она вырастет и станет целительницей. – Зия положила ладонь себе на живот.

– Ты это тоже знаешь. Сказала об этом Артэру?

Зия улыбнулась и покачала головой:

– Пока нет, но скоро скажу.

– Твой отец будет доволен. У него появится семья, которой он так долго был лишен.

Улыбка исчезла с лица Зии.

– Но он никогда не сможет признать меня своей дочерью.

Бетан обняла Зию, утешая:

– Он защитит тебя, не объявляя, что ты его дочь.

– Знаю, – грустно сказала Зия. – Просто он так много страдал, и именно потому, что так любил мою мать.

– Но подумай, какую радость принесет ему эта ночь. Он соединит брачными узами свою дочь, о существовании которой не подозревал, с мужчиной, которого она любит. Кроме того, он спас тебя от обвинения в колдовстве, а теперь, после его благословения, никто и не осмелится попытаться обвинить тебя в этом.

Зия вытерла глаза.

– Я не хочу, чтобы он уезжал. Хочу, чтобы он остался. Я смогу лучше узнать его и больше рассказать ему о себе и услышать рассказы о нем и о моей матери… И я хочу, чтобы он подержал на руках мою новорожденную дочь и знал, что все началось с любви, которая была у него к моей матери, и что эта любовь будет жить вечно.

– Думаю, он понял это, как только взглянул на тебя. Кроме того, он не спешит уезжать теперь, когда узнал, кто ты. Он отложит свой отъезд, возможно, под предлогом болезни, и, по совету целителя, поправится скорее, если отдохнет, а не отправится в путь.

Лицо Зии просветлело.

– Я забыла, какая ты мудрая.

– Не волнуйся. Я тебе напомню.

И Зия с бабушкой рассмеялись.

Раздался тихий стук в дверь, и вошла Гонора. Она выглядела прекрасно – в пурпурном платье, волосы высоко подобраны гребнями.

– Я это сделала для тебя, пока дети спали. – Она протянула Зие венок из вереска.

Зия, стараясь сдержать слезы, надела его на голову, потом обняла Гонору:

– Спасибо большое. Ты, должно быть, чувствуешь себя хорошо, потому что выглядишь превосходно.

– Я чувствую себя прекрасно, спасибо, – сказала Гонора. – Но сегодня вечером главная не я, а ты. Все уже готово, и все ждут тебя в кабинете.

Бетан поспешно покончила с подолом платья, и обе женщины последовали за невестой вниз по лестнице.

Подойдя к двери кабинета, Зия схватила бабушку за руку.

– За этой дверью…

– Соединится твое прошлое и будущее, – тихо шепнула ей Бетан.

Зия улыбнулась и шагнула навстречу своему счастью.

Глава 35

Церемония была короткой. В камине пылал огонь, вино и эль лились рекой, помогая праздновать особое событие. Было уже очень поздно, так что никто не узнает, что произошло тут этой ночью.

Некоторые из слуг догадывались. Но событие было праздничное, а значит, все хорошо.

Артэр наблюдал за своей женой… Наконец-то он по-настоящему мог назвать Зию «моя жена». Он видел, как она очень мило беседует со своим отцом и с бабушкой.

Бетан с Зией решили никому не рассказывать, что епископ Эдмонд Алеатус – ее отец. Не то чтобы женщины не верили в способность семьи сохранить эту тайну. Просто Артэр по опыту знал: чем больше людей знает секрет, тем скорее о нем будет оповещен весь свет. И, кроме того, он чувствовал, что для его семьи безопаснее не знать правду. Зия с ним согласилась.

Артэр не мог не заметить, как прекрасна его ненаглядная Зия, как она радуется своему счастью. Хотелось бы ему сказать, что все это из-за брака с ним. Но она была счастлива также и потому, что, наконец, нашла своего отца, и он прекрасно понимал ее дочерние чувства.

Артэр усмехнулся: епископ, который не часто улыбался с момента своего прибытия, не переставал улыбаться после того, как выяснил все насчет Зии. Люди из его свиты гадали, уж не околдовала ли его ведьма. А это дочерняя любовь сделала его самого даже моложе. Как только епископ огласил Зию свободной от обвинений в колдовстве, его люди облегченно вздохнули и занялись, довольные, своими делами.

Бетан подошла к Артэру:

– Счастлив?

– Больше, чем ожидал, – признался тот, потом улыбнулся. – Но вы это знали. Что вам еще известно?

– А что ты хотел бы знать? – спросила Бетан.

Артэр оглядел комнату, обращая внимание на каждого человека.

– Каван и Гонора любят друг друга и не нарадуются на своих двойняшек, это я знаю. А как Лахлан?

Бетан улыбнулась:

– Он найдет свою любовь там, где меньше всего ждет. А если будет противиться судьбе, то потеряет ее.

– Я это запомню, – кивнул Артэр. – А моя мать?

Бетан вздохнула:

– Она снова полюбит.

– Никогда, – уверенно возразил Артэр. – Она слишком любила отца, чтобы увлечься другим мужчиной.

– Этот мужчина будет очень достойный.

– Мы с братьями быстро от него отделаемся.

– Осторожнее, потому что сердце вашей матери уйдет вместе с ним, – предостерегла Бетан. – Странно, ты спрашиваешь обо всех, а не…

– О Ронане, – закончил Артэр, сухо кивнув. – Я приберег этот вопрос напоследок. Скажите мне, как его найти.

– Он путешествует по дороге, по которой ты не можешь за ним следовать.

– Не надо загадок, Бетан. Просто скажите, с чего начать. Я хочу, чтобы мой брат вернулся домой, где ему надлежит быть.

– Тогда оставь его, и он найдет дорогу сам, – сказала она.

Артэр покачал головой:

– Не могу так поступить, и мои братья тоже. Просто укажите мне направление, остальное предоставьте мне.

– Как хочешь, – сказала Бетан. – Найди дочь главаря варваров, и ты найдешь Ронана.

– Спасибо, – сказал Артэр, уверенный теперь, что он и его братья непременно отыщут Ронана и вернут его домой.

– Не спеши меня благодарить, – предостерегла его Бетан и удалилась при появлении Зии.

– Ты чем-то взволнован, – сказала счастливая жена, беря Артэра за руку.

– Твоя бабушка умеет смущать людей. – Он быстро поцеловал ее, потом шепнул: – Я был терпеливым мужем. Мы могли бы сейчас удалиться, чтобы я впервые мог любить мою жену? На законном основании.

Зия улыбнулась:

– Я и сама об этом подумала, муж.

– Ты тоже терпела? – поддразнил он.

Она прижалась к нему и шепнула на ухо:

– Слишком долго.

От ее теплого дыхания по всему телу у него пробежала дрожь. «Она хочет меня», – почувствовал он.

– Нам нужно уйти сейчас же.

– Мы ускользнем. Никто не заметит, – шепнула Зия.

Он согласно кивнул, но уйти им удалось не так быстро, как они надеялись. Подойдя, наконец, к своей спальне, они облегченно вздохнули и вместе рухнули на постель.

– Я уж подумала, что они нас никогда не отпустят, – призналась Зия.

– Это я никогда не отпущу тебя, – сказал Артэр, целуя ее нежно и соблазнительно.

Они не спеша раздевали друг друга, ласково касаясь при этом. Каждый искал свои любимые местечки, так что потребовалось довольно много времени на то, чтобы полностью раздеться. А когда они разделись, то устроились обнаженные в объятиях друг друга.

Они целовались будто впервые и наслаждались удивительной сладостью близости. И смеялись, как молодые люди, жаждущие любовного свидания. Потом они начали касаться друг друга, ощущая себя впервые как муж и жена, и наслаждались радостью от этого.

Они не спешили, давая страсти по-настоящему разгореться, будто намеревались продлить каждый момент и запомнить его навсегда. Когда же они соединились, это почти довело их до безумия, пока, наконец, они не почувствовали себя полностью истощенными.

Позже, обнявшись и укрывшись одеялом, уже почти засыпая, Артэр прошептал Зие на ухо:

– Ты околдовала меня с самого начала.

Она тихо засмеялась и прильнула к нему.

– Может быть, горец, но это ты увлек меня своими чарами.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Глава 32
  • Глава 33
  • Глава 34
  • Глава 35