Верю в любовь (fb2)


Настройки текста:



Мэри Бэлоу Верю в любовь

Глава 1

Нора Райдер ожидала, что деревня Уимбери окажется хоть и маленькой, но оживленной и многолюдной. В конце концов, это первое мая, и Купер, управляющий миссис Уизерспун, предупредил, что на площади скорее всего воздвигли майское дерево, вокруг которого будет устроена ярмарка, куда съедутся жители со всей округи. Все, кроме самой миссис Уизерспун – она никогда никуда не выезжала. Ну и его самого, а также других слуг, с сожалением добавил Купер.

Миссис Уизерспун давно взяла за правило никогда ничего не праздновать. Даже Рождество или дни рождения. Да что там говорить, она не радовалась первому подснежнику, едва появившемуся в зазеленевшей траве. Словом, работать у нее было невесело, в том числе и в качестве компаньонки, коей и являлась Нора до вчерашнего дня.

Конечно, следовало бы выбрать другой день для посещения Уимбури, но выбора у нее не было. Она только что уволилась с должности и могла бы остаться в доме миссис Уизерспун еще на один день – в том случае, если бы они расстались дружелюбно, – однако об этом не могло быть и речи. Собственно говоря, она и уволилась ровно за секунду до того, как миссис Уизерспун отказала ей от места.

Бывшая хозяйка велела ей немедленно убираться. И Нора ответила, что «немедленно» – это не то слово.

Договорились, что она уедет на следующий день.

Ей не заплатили – ни разу за шесть месяцев службы. Под различными предлогами старались не дать ни единого пенни. Однажды Норе даже сказали, что, поскольку миссис Уизерспун никогда не выходит за пределы дома и сада, а компаньонка неизменно остается при ней, деньги вообще не на что тратить. А теперь, после случившегося скандала, миссис Уизерспун уведомила Нору, что речь с самого начала шла о выплате жалованья ежегодно, то есть раз в год, и поскольку Нора собирается предательски покинуть свой пост, значит, не получит вообще ничего. Разве не достаточно того, что ее поили, кормили и давали крышу над головой? Содержали, можно сказать, в роскоши.

Относительно «роскоши» миссис Уизерспун сильно преувеличила. И всего этого, конечно, было недостаточно. Однако Нора, поняв, что ее дело безнадежно, предпочла не спорить и не стала высказывать бывшей хозяйке, что именно она о ней думает. Красноречие может прекрасно успокоить раненую душу, но никоим образом не наполнит кошелек.

Вчера Купер, выполнявший поручения пожилой леди, купил Норе билет на дилижанс до Лондона, причем, нужно сказать, не на деньги хозяйки, а на остаток жалких сбережений, которые Нора привезла с собой в Дорсет. Значит, в дороге придется голодать, поскольку оставшихся средств хватит, может быть, на полчашки чая, да и то если чай окажется дешевым. Вряд ли кухарка миссис Уизерспун захочет рискнуть местом и завернет ей с собой немного еды. Но по крайней мере она снова будет свободна и точно не потеряет рассудок. Хотя и останется безнадежно нищей.

Нора представила, как братец Джереми тяжко вздыхает и удостаивает ее страдальческим взглядом. Опять сестра вернулась на порог его дома!

Что ж делать, придется поискать новую работу, на этот раз, если повезет, она окажется продолжительнее.

Нора была спасена от долгой пятимильной прогулки до деревни с тяжелым саквояжем, поскольку мистер Кроув, сосед-фермер, решил воспользоваться праздничным днем, чтобы навестить замужнюю дочь, живущую в десяти милях от родного дома. К счастью для Норы, путь пролегал через Уимбери. В его старой двуколке были деревянные сиденья, угрожавшие ногам и задам ничего не подозревавших путешественников тысячью заноз. От скрипа колес ломило зубы. Кроме того, дряхлый экипаж распространял вокруг вонь навоза, хотя к сегодняшнему дню фермер постарался освободить его от столь полезного удобрения. Однако жаться на сиденье рядом с мистером Кроувом было предпочтительнее пешей прогулки, и Нора с искренней благодарностью приняла его предложение подвезти ее. Конечно, она ожидала, что даже утром в деревне будет полно народу, вот только не ожидала лихорадочной деятельности и суматохи у ворот гостиницы «Посох и дубинка», именно того места, куда она направлялась.

Почему столько людей столпились перед крыльцом? Впрочем, как сумела разглядеть Нора поверх голов собравшихся, дилижанс был уже на месте. Прибыл, и слишком рано!

У нее неприятно заныло в животе. Она вытянулась в струнку, стараясь унять нетерпение. А вдруг он отправится в путь до того, как она успеет протиснуться сквозь толпу и занять свое место? И что тогда делать? Придется целый день ждать следующего, и еще не известно, найдется ли в завтрашнем дилижансе свободное место. Как ей тогда быть? Она не может вернуться к миссис Уизерспун, потому что сожгла все мосты. Хотя и ничуть не жалеет ни об одном.

Однако тут же стало очевидно, что опасность опоздать ей не грозит. Дилижанс стоял под каким-то странным углом, словно мог вот-вот завалиться набок.

– Похоже, он сломался, – безмятежно заметил мистер Кроув, нарушая молчание.

Остановив двуколку на некотором расстоянии от дилижанса, он выгрузил саквояж Норы, протянул широченную лапищу, чтобы помочь ей слезть, кивнул, что-то проворчал, когда она поблагодарила его, снова забрался на сиденье и отъехал с таким видом, словно сроду не страдал таким пороком, как любопытство.

Нора схватила саквояж и поспешила в самую гущу толпы, состоящей из пассажиров дилижанса и зевак. Все они сгрудились у ворот гостиницы. Большинство взволнованно переговаривались. Некоторые буквально орали, угрожающе жестикулируя.

– Что случилось? – спросила Нора у тех, кто стоял поближе.

Все загалдели хором, даже не поворачивая голов.

– Ужасное столкновение! Клянусь, сердце у меня остановилось на целую минуту, когда я это услышала! Думала, здесь будет не менее дюжины погибших!

– Этот чертов кучер даже не потрудился дунуть в свою жестянку, прежде чем свернуть во двор гостиницы, да и коней гнал едва не во весь опор! Вот и столкнулся с экипажем ни в чем не повинного джентльмена, который как раз выезжал из ворот!

– Неправда! Он трубил в рожок! Или ты глух как пробка? Трубил, да так пронзительно, что я сам чуть не оглох! Джентльмен сам зазевался, вот и все!

– Задрал нос от того, что у него новенький экипаж и карманы полны золота, и решил, что все обязаны уступать ему дорогу!

– Бьюсь об заклад, что карманы если и полны, то на три четверти! Видали его сапоги? Уж они обошлись ему больше, чем в двадцать гиней!

– Кучер не смотрел, куда едет, и видите, что вышло! Повезло ему, что никто не погиб! Уверяю, что за такое он болтался бы в петле еще до конца недели! Это он во всем виноват!

– Ничего подобного! Это джентльмен оглянулся в самый неподходящий момент. Возможно, строил глазки горничной.

– Дилижансам все обязаны уступать дорогу.

– Ничего подобного! Откуда вы взяли эту глупость? Отъезжающий экипаж должен проехать первым.

– Кучер так и сыпал проклятиями! Слышали бы вы его! Должен заметить, он кое-что высказал этому джентльмену прямо в лицо!

– Много вы понимаете в английском! Джентльмен сквернословил так, что уши вяли!

– У дилижанса отлетело колесо, и ось повреждена. Неизвестно, смогут ли теперь его починить.

– А от коляски джентльмена остались одни обломки.

– Вовсе нет. Просто ось треснула. Вряд ли это серьезная поломка.

– А кто, по-вашему, должен чинить две сломанные оси и одно колесо сегодня, в праздник?! Хотя они наверняка потребуют мастера, помяните мои слова!

Все эти разговоры заглушали возмущенные голоса пассажиров дилижанса. Что им делать до завтра? А если они не могут ждать до завтра и им срочно нужно прибыть на место назначения? Разве можно быть уверенным, что дилижанс будет готов возобновить путешествие на следующий день? Кто-то должен об этом услышать. Кто-то должен за это ответить. Кто-то должен за это заплатить.

У Норы слегка ослабели ноги, хотя, похоже, пострадавших не оказалось. И главное – что делать ей?!

Еще несколько минут – и все потянулись к гостинице, а Нора смогла растолкать толпу и приблизиться к человеку, который, по-видимому, и был кучером злосчастного дилижанса.

– Когда собираетесь снова отправиться в путь? – спросила она, мгновенно осознав всю глупость своего вопроса.

– Завтра, мэм, если хоть что-то от меня зависит, – буркнул он не очень вежливо и даже не глядя на нее. – Если у вас есть билет, придется прийти завтра!

– Но что же мне делать сегодня? – растерялась она.

Кучер пожал плечами и поскреб затылок, продолжая оценивать нанесенный ущерб.

– Полагаю, снять комнату в гостинице. Как и остальным. Но вам лучше поспешить: скоро свободных номеров не окажется.

Ах, какое это имеет значение, пусть будут свободны хотя бы сто комнат! Беда в том, что она, Нора, оказалась в безвыходном положении! Ни денег, ни крыши над головой, и идти ей некуда!

– Наверное, – спросила она, – я могу получить назад стоимость билета?

Конечно, это тоже не решение. Если она потратит деньги, значит, застрянет здесь навечно и еще на один день.

– Ничего не выйдет, мэм, – с грубым нетерпением бросил кучер, нагибаясь и заглядывая под днище экипажа. – Никакого возврата не допускается.

И на этом все. Ей каким-то образом придется провести здесь весь день и всю ночь, прежде чем она продолжит путешествие в Лондон, а она никого здесь не знает. Хотя деревня Уимбери была всего в пяти милях от дома миссис Уизерспун, Нора ни разу не покидала дома и сада, и к ним никогда не приезжали гости. В общем, день обещал быть длинным и очень голодным…

Нора, поглядев в небо, бесцельно побрела к входу в гостиницу, куда уже устремились все остальные. Несколько минут постояла на пороге распивочной, не понимая, куда идти и что делать, и вдруг почувствовала себя ужасно одинокой и несчастной. Вокруг слышалось жужжание голосов, у всех были какие-то дела, было куда идти и о чем беседовать, только она одна не знала, что делать и чем заняться.

Тощий молодой человек в засаленном переднике, с подносом, полным пустых кружек, остановился рядом с ней. Вид у него был несколько задерганный.

– Если вы одна из пассажирок дилижанса, мэм, придется остановиться где-то еще. У нас ни одной свободной комнаты. Сами видите: сегодня ярмарка, а тут еще и это столкновение.

– Я…

Потом Нора так и не могла определить, что именно собиралась ответить. Кто-то вмешался в разговор. Голос явно принадлежал мужчине образованному, привыкшему приказывать и уверенному в немедленном подчинении окружающих.

– У леди уже есть комната. Она со мной, – объявил он.

Нора растерянно обернулась, не поняв, с кем и о ком говорит джентльмен. Очевидно, он обращался к официанту.

Нора взглянула на джентльмена и охнула. Этого не может быть!

Ни за что.

Освещение в распивочной было тусклым, окна маленькими. После яркого солнечного света Нора не сразу смогла отчетливо разглядеть черты его лица. И все же…

Невероятно. Невозможно. Но так и было. Это был он. Ричард.

Похоже, она что-то упустила. Он успел сказать что-то еще, во время секунды-другой полного оцепенения, в которое впала Нора, узнав его. Однако слова отпечатались в ее мозгу настолько, что она сумела их вспомнить. Он только что назвал ее своей женой.

– А, в таком случае все в порядке, сэр, – кивнул официант, отходя.

Глава 2

Ричард Кемп, лорд Борн, выехал в путь очень рано. Оставил позади Дартвуд-Клоуз, когда первые рассветные лучи едва окрасили небо на востоке. Ричард собирался провести несколько дней в Гэмпшире со своей бабушкой, а потом намеревался продолжить путешествие в Лондон, где он останется до конца сезона.

Утро выдалось солнечным, и ветра почти не было – идеальный день для поездки в открытой коляске. Карета с большей частью вещей и камердинером должна была отправиться в Лондон через несколько дней.

Ричард остановился в Уимбери, чтобы сменить лошадей, когда время шло к полудню, и устоял против искушения зайти в распивочную и освежиться. В распивочной было полно народу – вполне естественно в праздничный день, тем более что в деревне устраивалась ярмарка, – а если он войдет в распивочную, его непременно втянут в разговор и он потеряет час или больше драгоценного времени. Лучше уж он отдохнет, когда доберется до места. Бабушка будет счастлива видеть внука.

Но что там говорит старая пословица насчет «тише едешь – дальше будешь»? Как это ни неприятно, но старые пословицы обычно бывают правы. И он это понял чуть позже.

Если бы он не выехал из дома чуть свет и пораньше остановился, чтобы дать отдохнуть лошадям, или хотя бы вошел в распивочную выпить кружку эля и съесть пирог… короче говоря, действуй он немного менее энергично – не выехал бы из ворот «Посоха и дубинки» в тот самый момент, когда туда въезжал дилижанс. И в результате не пришлось бы задержаться на целый день.

Но все случилось, как случилось.

Он выезжал со двора со всем вниманием и осторожностью, несмотря на то что майское дерево, украшенное цветными лентами, стояло прямо перед глазами, когда внезапно разразился ад. В уши ударил пронзительный рев рожка, раздались громовой стук копыт и предостерегающие вопли, исходившие отчасти и из его собственных уст, скрежет металла и дерева и истерические крики. Лошади пятились, в панике закатывая глаза, и краснолицый кучер с редкими зубами отчаянно дергал поводья.

В эту ужасную минуту он, ни на что не обращая внимания, старался усмирить обезумевшую упряжку, и в конце концов ему пришлось поспешно спрыгнуть вниз, чтобы его не придавило.

Он столкнулся с дилижансом!

Первой связной мыслью было, что кучер дилижанса должен был подуть в рожок до того, как свернуть за угол. Не после! Да еще к тому же он мчался на такой безумной скорости! Однако кучер дал предупредительный сигнал, когда было уже поздно.

Ричард сильно подозревал, что кучеру не терпелось сесть за стол в распивочной и выпить пинту эля перед дорогой.

Пассажиры высыпали из опасно накренившегося набок дилижанса. Те, кто путешествовал на крыше, просто свалились вниз. Кучер, грязно ругаясь, пытался усмирить своих лошадей и не дать экипажу окончательно перевернуться: в этом случае катастрофа была бы полной.

Мужчины орали. Женщины визжали. Столики в распивочной мигом опустели. Большинство посетителей по-прежнему сжимали кружки с элем. Словно из ниоткуда возникали деревенские жители и присоединялись к толпе.

Каким-то чудом – и это было второй связной мыслью Ричарда – никто не пострадал. Ни трупов, ни покалеченных, ни крови.

Он мысленно проверил руки-ноги и, к счастью, не обнаружил никаких повреждений, только немного потянул ногу в районе щиколотки.

Однако на размышления не было времени. Десять человек – не меньше – кричали, говорили и вопили одновременно. И почти все считали себя очевидцами. В случившемся обвиняли попеременно кучера и Ричарда, и со стороны казалось, что вот-вот начнется потасовка. И поскольку в коляске, кроме него, никого не было, оправданий никто не слушал, и скоро стало очевидно, что виновным назовут именно его.

Судя по всему, лошади Ричарда не пострадали. Впрочем, как и упряжка дилижанса. И это еще одно чудо. А вот коляске не так повезло. Скорее всего сломана ось, и краска безобразно поцарапана. Но ничего страшного, все можно починить.

Поэтому Ричард все усилия направил на попытки обороняться. Не то чтобы кто-то размахивал кулаками или оружием. Однако вокруг не смолкали проклятия – ругались кучер, пассажиры дилижанса, даже просто зеваки, те, кто не пострадал.

Ричард тоже разозлился не на шутку. Коляска была куплена три месяца назад и была его гордостью и радостью. Он надеялся сегодня добраться до поместья бабушки и вот теперь застрял в Богом забытой дыре, да еще без камердинера! И во всем виноват этот кучер с его грязным языком, о чем и уведомил его Ричард.

Ярость пассажиров тоже постепенно стала обращаться на кучера. Начался яростный спор, на предмет того, когда именно прозвучал рожок и с какой скоростью мчался дилижанс, когда сворачивал во двор гостиницы. Завсегдатаи распивочной, с ухмылками слушавшие красочные выражения кучера, встретили аплодисментами уничтожающую тираду Ричарда. Один даже отсалютовал ему кружками. Обитатели деревушки громко высказывали собственные мнения, и хотя вряд ли были свидетелями столкновения, наперебой утверждали, что все видели собственными глазами.

Высказав все, что думал о кучере, и отметив, что конюхи уже уводят распряженных лошадей, Ричард повернулся и зашагал к гостинице. Следом бежал хозяин, убеждая знатного постояльца, что ему уже отведена лучшая комната.

За ними теснилась толпа неудачливых пассажиров, только сейчас сообразивших, что им тоже понадобится приют и что свободные комнаты скоро расхватают. Некоторые открыто негодовали и предупреждали, правда, ни к кому в особенности не обращаясь, что кто-то должен платить за это. Остальные уже немного успокоились и смирились с неизбежной задержкой.

Ричард обратил внимание на прилично одетую девушку, стоявшую на пороге распивочной, не делая усилий протолкнуться вперед и потребовать комнату. Она держала в каждой руке по саквояжу, и по ее опущенным плечам и расстроенному лицу было понятно, что свободная комната – вовсе не главная ее проблема.

Интересно, скольким еще пассажирам не по карману лишние расходы, которые приходится нести из-за этого столкновения?

На секунду Ричард потерял ее из вида, когда рассеянно кивнул в ответ на заверения хозяина, что его саквояж уже отнесен в лучшую комнату гостиницы, но потом снова бросил взгляд на пассажирку. Бедная девушка, подумал он, наверное путешествует одна. Как все это не вовремя.

В этот момент пассажирка повернула голову, и свет упал на ее лицо. Профиль ему показался знакомым. Этот нос… что-то связанное с ее носом. Вполне прямым, если смотреть на него спереди. Но в профиль обнаруживалась легкая горбинка на переносице, придававшая лицу характерность и спасавшая владелицу от определения «довольно хорошенькая».

Нет, такого не может быть!

Ему постоянно мерещились женщины, похожие на нее. Но при ближайшем рассмотрении оказывалось, что они не имеют с ней ничего общего. Таких, как она, больше нет. И слава Богу!

Ричард, хмурясь, отошел от лестницы и уже собрался подняться наверх, а потом передумал. Нужно взглянуть поближе, ведь он всегда так делал!

Девушка снова отвернулась и подняла глаза на слугу, который возвращался на кухню с пустыми кружками.

О, дьявол бы все это побрал! Нора!

Теперь она была на десять лет старше. И что-то в ней изменилось. Очень изменилось. Но в одном он не ошибся. Это действительно Нора!

Слуга что-то нетерпеливо втолковывал ей, кажется, просил уйти. Ричард, даже не задумываясь над тем, почему это обстоятельство так его раздражает, шагнул вперед.

– У леди уже есть комната, она со мной, – объявил он, слишком поздно сообразив, что было бы куда умнее просто уйти к себе. Он и сам не предполагал, что выскажется подобным образом.

Нора явно растерялась и, подняв брови, уставилась на него. Ричард молча наблюдал, как удивление медленно превращается в настоящий шок. Значит, и она его узнала.

Да, она действительно изменилась. С возрастом – ей должно быть уже двадцать восемь, на три года младше, чем он, – она стала еще красивее. Идеальный овал лица, нежная кожа, а глаза такие же синие, как десять лет назад, казалось, стали еще больше и глубже. И блестели не так, как раньше. Светлые волосы были уложены в тяжелый узел. А вся ее одежда, включая шляпку, была практична и благопристойна. Сейчас она больше походила на гувернантку и, возможно, была таковой.

Все эти мысли и впечатления промелькнули в его голове меньше чем за секунду.

– Она моя жена, – добавил Ричард.

Слуга почтительно кивнул и продолжил свой путь. Последовало минутное молчание, если не считать гудения голосов вокруг них.

– Я не… – начала Нора.

Но Ричард резко поднял руку и подступил ближе.

– Вряд ли стоит заканчивать фразу, – сухо бросил он. – Сомневаюсь, что в гостинице остались свободные номера, а это вполне респектабельное заведение. Вам лучше пойти со мной и провести эту ночь в моей комнате. В качестве моей жены.

Нора уставилась на него, очевидно, испытывая то же, что он сам: страстное желание очнуться от кошмарного сна.

– Сэр? Мистер Кемп?

Подбежавший хозяин показал на лестницу.

Ричард усилием воли отвел глаза от Норы и повернул голову. Он предпочел не сообщать своего титула. Иначе ему не избавиться от бесконечной лести и поклонов.

– Прикажите принести туда же саквояж моей жены, – сухо приказал он, а затем сжал локоть Норы и повел ее к лестнице.

– Вашей жены, сэр? – поразился хозяин.

– Миссис Кемп не пострадала при столкновении, но я все равно хочу, чтобы она отдохнула.

– Конечно, сэр, миссис Кемп, – деловито ответил хозяин и щелкнул пальцами, подзывая слугу.

Пассажиры, не получившие комнаты, по-прежнему волновались. Пока Ричард обходил толпу и вел Нору наверх, кто-то сказал, что, если они наберутся терпения, всех разместят в домах местных жителей.

Значит, и ее тоже? Даже если у нее нет денег? Что ж, он мог бы с чистой совестью оставить ее и уйти.

С чистой совестью?!

Ричард нахмурился. При чем тут его совесть?!

Он открыл дверь комнаты и отступил, позволяя Норе пройти. Снизу ясно доносился шум, однако комната почему-то казалась очень тихой.

– Ричард.

Нора, стремительно бледнея, повернулась к нему. Но ей пришлось ждать, пока слуга принесет ее саквояжи и поставит рядом с его вещами.

– Ричард, – повторила Нора, дождавшись, когда слуги уйдет. – Я не твоя жена.

– Разве?

Он вскинул брови и заложил руки за спину. Она по-прежнему была очень стройна, но юношеская неуклюжесть сменилась женственными изгибами.

– Разумеется, – стояла на своем Нора.

– Разумеется, – мягко повторил он и улыбнулся, хотя выражение лица оставалось невеселым.

– Мне не следует находиться здесь. Это нехорошо. – Она нерешительно глянула на дверь.

– Предпочитаешь оказаться там одна? – уточнил он, поворачиваясь к двери, словно собирался открыть ее для Норы.

– Они что-то говорили насчет ночлега у соседей, – пояснила она.

– Ты не пострадала при столкновении? – поинтересовался он вместо ответа. Возможно, ее бледность является следствием падения или ушиба. Нора выглядела так, словно в любую минуту может потерять сознание.

– Меня в дилижансе не было. Я собиралась ехать в Лондон из Уимбери.

– Значит, ты живешь поблизости? – уточнил он.

– Жила. В пяти милях отсюда. Была компаньонкой одной престарелой леди.

– И тебя уволили?

– Ушла сама. Мне нелегко пришлось. Миссис Уизерспун нельзя назвать доброй или хотя бы любезной.

– Полагаю, тебе было трудно кому-то подчиняться, – изрек он и тут же устыдился. Это удар ниже пояса.

Но она подняла на него спокойный взгляд.

– Пойду попрошу, чтобы кто-нибудь из местных жителей позволил мне переночевать в его доме.

– Сомневаюсь, что это у тебя получится. Ведь тебя не было в дилижансе во время столкновения.

Нора остановилась.

– У тебя есть деньги? – неожиданно спросил он.

– Прошу меня простить. – Она снова шагнула вперед, и он заметил, как неестественно прямы ее плечи.

– Тебе лучше остаться здесь, – возразил Ричард, загородив ей дорогу. – Я не собираюсь досаждать тебе. И если хочешь, даже не подойду близко. Можешь выбрать участок пола, наиболее подходящий для твоей кровати. Никто не узнает, действительно ли мы муж и жена. Если только ты сама не разболтаешь. А если не желаешь одалживаться, заметь, что со мной нет ни камердинера, ни слуги. Если не нравится роль моей жены, может, заменишь камердинера?

– А что, есть какая-то разница? – раздраженно бросила Нора.

Он ответил спокойным взглядом.

– Мне нужно идти и точно определить все повреждения коляски. И я голоден. Скорее всего сначала поем. Хочешь пойти со мной?

– Ни за что. Я собираюсь переночевать в деревне.

– Как пожелаешь, – пожал плечами Ричард и, открыв дверь, спустился вниз и прошел из распивочной в обеденный зал, откуда доносились аппетитные запахи. Он вдруг вспомнил, что ничего сегодня не ел.

Что она сделает? И что он найдет, вернувшись наверх? Пустую комнату, посреди которой стоит его саквояж? Или она решит остаться?

Ему было не по себе. Давно он не испытывал такого потрясения.

Ричард занял маленький столик у окна и заказал ветчину и яйца с картофелем и тостами. Он не хотел видеть, как Нора уходит, не хотел чувствовать ответственность за нее, если она все же уйдет.

Господи, да какую вообще ответственность он должен за нее нести? Если не считать вопроса десятилетней давности, терзавшего его все эти годы.

Она уйдет и, возможно, исчезнет навсегда. И вероятно, даже не захочет занять свое место в дилижансе. Тогда он больше ее не увидит.

Последняя мысль оказалась на удивление панической. И он презирал себя за эту панику.

Ричард давно изжил все чувства к Норе. А это было нелегко: уж очень сильное и постоянное воздействие она имела на его жизнь. Его настоящее и будущее навсегда определено тем, что случилось между ними.

Даже если она навечно исчезнет из его жизни, этого будет недостаточно.

Он надеялся, что она уйдет. Надеялся, что не увидит ее ни сегодня, ни завтра утром. И вообще никогда.

– И пришлите то же самое моей жене вместе с чайником чая, – услышал он свой голос, когда официант поставил перед ним еду. – Если она захотела посмотреть на празднества, отнесите тарелку обратно на кухню, и пусть один из слуг позавтракает за мой счет.

Нора не ответила на его вопрос насчет денег. Но он знал так же точно, как если бы обыскал ее кошелек, что у нее нет ни пенни. Бывшая хозяйка скорее всего отказалась отдать жалованье, когда Нора уволилась.

Но какое ему дело до этого? Впрочем, он надеялся, что она нищая. Пусть голодает!

Однако совесть по-прежнему не давала ему покоя. Черт бы все это побрал, он чувствует себя ответственным за нее! Опять все сначала.

Он не хотел злорадствовать. И его беспокоило то обстоятельство, что он способен испытывать столь ребяческую ненависть к кому-то, кого не видел целых десять лет.

Ричард взял вилку, но тут же обнаружил, что напрочь лишился аппетита.

Глава 3

Она уйдет. Немедленно. Попросит, чтобы ее поселили в другом месте. Однако этот план был настолько ненадежным, что Нора никак не решалась двинуться с места и все еще стояла, глядя на дверь, за которой скрылся Ричард.

Должно быть, уже поздно что-либо менять. И он прав: ей скорее всего не предоставят ночлег, потому что во время столкновения ее не было в дилижансе. И поскольку теперь ее знают как миссис Кемп, могут возникнуть какие-то щекотливые вопросы. И возможно, даже за ночлег в доме здешнего жителя придется платить. Даже если платы не потребуют, она посчитает себя обязанной предложить что-то за оказанную ей любезность. Но у нее в кошельке всего пара мелких монет.

И…

Господи, она опять встретила Ричарда. Ричарда Кемпа.

Только сейчас осознание этого факта поразило ее в полной мере. Нора почти рухнула на край кровати и закрыла глаза.

Ричард здесь!

Он пришел ей на помощь, спас и привел к себе. Правда, вид у него при этом был не слишком довольный. Вернее, крайне раздраженный.

В таком случае почему он это сделал?

Нора судорожно схватилась за кроватный столбик.

О Господи Боже, Ричард!

Какой странный каприз судьбы свел их здесь, в отдаленном уголке Англии? И не просто свел. Они застряли здесь, словно бедняги, выброшенные на берег после кораблекрушения. Застряли по меньшей мере до завтра.

Как это она вообще его узнала? Он так изменился с тех пор, как они виделись в последний раз! Тогда он был почти мальчиком: черноволосым, высоким, гибким и стройным. И очень красивым. Хотя лицо у него почти всегда было очень серьезным. Но в голубых глазах светились тепло и доброта. А в некоторые очень интимные моменты в них горел огонь страсти. Она влюбилась с первого взгляда. Безумно. Пылко. А он любил ее еще до того, как они познакомились.

Все это было так давно, что, должно быть, случилось в другую эпоху. Но в то время все было достаточно реально, а конец оказался отвратительным.

Нора повернула голову и прижалась лбом к столбику. Не хотелось жить. Уж лучше бы она умерла. Только кому дано умереть по собственной воле? Пережила же она ту давнюю трагедию.

Теперь он стал мужчиной, сильным, мускулистым, с красивым, но холодным лицом. И держится он с уверенностью, которой она раньше в нем не замечала. Он выглядел так, словно был рожден повелевать, хотя, конечно, в реальности все было не совсем так.

Впрочем… ведь он лорд Борн. Барон, незнакомый человек. Она никогда не знала его под этим именем.

Но почему, почему ему понадобилось ее спасать? Ясно, что он не питает к ней ничего, кроме неприязни. Может, хочет позлорадствовать? Недаром заявил, что ей придется спать на полу. Асам он займет кровать. Ничего не скажешь, не слишком галантное предложение.

Да, он сделал это, чтобы лишний раз напомнить, что их роли переменились.

Значит, несмотря на все проблемы, следует искать ночлег в другом месте. Она не желает быть обязанной ему. Именно ему.

Нора встала и снова схватилась за столбик, когда кто-то постучал в дверь.

Вряд ли Ричард придет так скоро, рассудила она и поэтому без опаски открыла дверь. На пороге возник слуга с подносом. Нора не видела, что именно он принес, но запах был аппетитным.

Только сейчас Нора поняла, что ужасно хочет есть. Она не ела со вчерашнего дня, и если так пойдет и дальше, будет поститься еще двое суток.

– Ваш муж прислал завтрак, миссис Кемп, – объяснил слуга.

У Норы не хватило силы воли отослать еду на кухню. Ричард все равно уже заплатил, рассудила она, так что можно поесть.

Она впустила официанта, и тот поставил поднос на туалетный столик.

После его ухода Нора съела все до последней крошки и выпила целый чайник чаю. А потом долго задавалась вопросом: не будет ли совершенной глупостью оставить последние монеты возле подноса, прежде чем она уйдет? Да, конечно, глупо. И унизительно.

Но куда ей идти? Уже слишком поздно просить кого-то приютить ее. Конечно, она может пойти погулять, посмотреть на праздник. Но что ей делать сегодня? Ах, она поразмыслит обо всем, когда придет время!

Однако тут Нора вспомнила, с каким нескрываемым сарказмом он заявил, что, если она не хочет быть его женой, может стать служанкой. До этого дня она никогда не слышала от него подобных интонаций! Был только один способ заплатить за завтрак. Один способ сохранить гордость. Один способ показать ему «нос».

Она открыла его саквояж. Вещей совсем немного. Очевидно, он собирался провести в дороге короткое время.

Нора вынула черный вечерний фрак, стряхнула пылинку и повесила в гардероб. За фраком последовала белая сорочка из тончайшего полотна. Нора провела ладонью по мягкой ткани и на секунды прижалась к ней щекой. И с жадностью вдохнула слабый, но знакомый запах чистой сорочки. Разгладила накрахмаленные шейные платки и осторожно развесила рядом с сорочкой. Поставила на дно гардероба вечерние туфли. Оставила на месте небольшую горку белья и разместила около умывального тазика бритву и мыло.

Кувшин был пуст, она дернула за шнур сонетки, и когда никто не явился на зов, взяла кувшин и спустилась вниз принести воды. Пусть никто не скажет, что она не заработала свой завтрак!

В распивочной и столовой было совсем немного посетителей. Ричард куда-то подевался. Должно быть, во дворе, осматривает коляску.

У нее много времени до того, как он вернется, подумала Нора. И поскольку рядом не было ни одного слуги, она направилась на кухню. При виде «баронессы» присутствующие стали расшаркиваться и кланяться. Однако Нора, не обращая ни на кого внимания, дождалась, пока согреется вода, и наполнила кувшин горячей водой. К тому времени как она вернулась, ситуация уже изменилась. В комнате оказался Ричард, поспешно сбрасывавший одежду.

– Это ты? – бросил он, оборачиваясь. – Я думал, ты забыла саквояж, когда уходила.

– Я вернулась всего на минуту, – пояснила она. – Ходила за горячей водой для тебя. Подумала, что, может, ты захочешь побриться.

Он молча вскинул брови.

Кувшин был тяжелым. Ричард не догадался забрать его у Норы, поэтому она пересекла комнату и поставила его на умывальник.

Если бы столкновения не произошло, он спокойно отправился бы своей дорогой и они благополучно разминулись бы, даже не узнав друг друга. Подумать только, сейчас она уже была бы на пути в Лондон!

– Я пойду, – сказала она, – спасибо за то, что прислал завтрак.

– А ты не собираешься меня побрить? – насмешливо осведомился Ричард.

Какая наглость!

Она бросила на него уничтожающий взгляд.

– Не боишься, что я перережу тебе горло?

Уголок его губ изогнулся в трогательно-знакомой полуулыбке. В которой, правда, не было ничего приятного:

– А ты сама стала острой, как бритва, – пробормотал он.

– Я просто стала взрослой, – отрезала она.

– Да, но вряд ли ты ожидала, что будешь именно такой.

– Вот уж действительно, никто не знает, что ждет его впереди. Мы выросли такими, как диктовала жизнь. И эта жизнь, очевидно, была к тебе добра.

– Жизнь? – переспросил он. – Полагаю, ты права. Но к тебе она была жестока.

– Могло быть и хуже.

Она не сводила с него спокойного взгляда. Уголки его губ чуть приподнялись.

– Ты и правда колешься, как еж. Что намереваешься делать?

– Вряд ли это тебя касается, – пожала плечами Нора.

– Вот тут ты ошибаешься. – Вид у Ричарда вдруг стал невероятно надменный. – Всем в Уимбери известно, что ты моя жена. И все услышат историю о том, как тебя выбросило из коляски, поэтому никто не поймет, что тебя вообще там не было. Далее я нашел тебя в гостинице и привел сюда отдохнуть. И все знают, что я велел принести тебе завтрак. Нежный, романтический жест, верно? Твое бегство с саквояжем будет выглядеть чрезвычайно странно. Все посчитают, что ты брошенная жена.

– Я не просила тебя лгать! – отрезала Нора.

Настала очередь Ричарда воззриться на нее.

– Уверена, что это ложь?

– Ну разумеется, – кивнула она.

– И все же, – мягко настаивал он, – я отчетливо припоминаю брачную церемонию.

– Она была незаконной и не имеет никакой силы! – упорствовала Нора.

– Только потому, что проводилась в Шотландии? Только потому, что нас венчал не священник? Только потому, что ты почти сразу же сбежала?

– Брак не был осуществлен, – выпалила Нора и тут же почувствовала, как загорелись щеки. Однако слова уже сорвались с языка…

– Удивительно, что многие люди разделяют твое заблуждение. Все считают, что неосуществленный брак – повод к его аннулированию. Но это совсем не так.

Нора не ответила, только сглотнула.

– Кроме того, – добавил Ричард, – все было вовсе не так, правда, Нора? Мы-то с тобой знаем, что брак был осуществлен.

Всего один раз. Неумелая, неуклюжая возня под одеялом. Двое сгоравших от похоти и любопытства девственников, жадно ласкавших друг друга в полутемной комнате, за окном которой шумел нескончаемый дождь. Все произошло очень быстро, наспех и болезненно, по крайней мере для нее. Омерзительно и невероятно уродливо. Невообразимо прекрасно.

Никогда не стоит недооценивать любовь молодых. Нора отвела глаза и принялась старательно рассматривать свои руки.

– Брака не было. Настоящего брака.

– Полагаю, что не было, – зловеще рассмеялся Ричард. – Деньги делают все. Даже помогут объявить брак незаконным. С деньгами ты всемогущ, что я, к своему восторгу, и обнаружил за последние годы. Тебе повезло, что ты не забеременела.

А тогда она думала, что ей повезло забеременеть. У нее была трехнедельная задержка, после чего открылось сильное кровотечение. С тех пор она часто гадала, была ли беременна? Может, тогда она выкинула ребенка?

В то время ей было дурно от облегчения и разочарования. И она долго болела. Даже встать с постели утром требовало огромных усилий, даже передвигать ноги, даже съесть что-то.

– Я ухожу, – повторила Нора, хотя это звучало неубедительно. Если она действительно хочет уйти, почему до сих пор остается в номере?

Как она ненавидела свою беспомощность! Казалось, она всегда была беспомощной! Правда, однажды в жизни восстала: великолепный, хоть и недолгий акт неповиновения и борьбы. И в последние годы она не желала ни от кого зависеть. Отказалась позволить брату содержать ее, а вместо этого нашла работу. Так что не стоит быть к себе столь строгой. Но она чувствовала себя такой беспомощной!

Нора потянулась к шляпке и саквояжу.

– Тебе лучше остаться, – холодно посоветовал Ричард. – Придется переждать только этот день и ночь. Здесь ты будешь в полной безопасности. У меня нет ни малейшего желания повторять нашу брачную ночь, вернее, вечер. В конце концов, подобные вещи легко забываются, верно?

Очевидно, он намеревался оскорбить и ранить, и ему это удалось.

– Ты совершенно прав, – спокойно ответила Нора. – Все это легко забывается. Если бы не ты, я вряд ли вспомнила бы. Но очевидно, у тебя память лучше. Полагаю, брачная ночь у нас действительно была, однако очень давно…

Глаза его на миг блеснули. Блеснули искренним весельем.

И снова было что-то мучительно знакомое в выражении его лица. Почему все это ей так знакомо? Они не виделись десять лет! И каждый день из этих десяти лет она старалась забыть его.

Ричард. Так недолго бывший ее мужем. А потом оказалось, что они никогда не были мужем и женой.

– Сегодня первое мая. И похоже, все здешние обитатели серьезно настроились отпраздновать этот день со вкусом и на широкую ногу. Соорудили майское дерево, и по всей площади разбросаны палатки. А на небе ни облачка. Настоящее лето! Пойдем погуляем и повеселимся на ярмарке! Нужно же как-то убить время!

– Вместе? – удивилась Нора.

Ричард пожал плечами.

– Уимбери – маленькая деревня. Даже если мы очень постараемся, вряд ли удастся избегать друг друга. Да и странно это будет выглядеть: словно мы поссорились. Тем самым мы невольно привлечем к себе нежелательное внимание. Проще будет, если мы будем держаться вместе. Кроме того, ты не ответила на мой вопрос: твой кошелек пуст?

– Не твое дело! – резко бросила она.

– Я так и думал, – кивнул Ричард. – И поскольку ты не можешь голодать, мы будем держаться рядом.

Нора заколебалась. Но все, что он говорил, имело смысл. Нельзя же весь день бегать от него! А ночью им придется спать в одной комнате – мысль, которую она старательно гнала прочь. Однако день они вполне могут провести вдвоем, хотя бы для того, чтобы не дать пищу для сплетен.

– Так и быть, – вздохнула она. – Но во всем виноват ты! Не заяви ты внизу, что я твоя жена, мы не попали бы в такое дурацкое положение.

– Не склони ты меня хитростью к побегу, – парировал он, – никакого бы дурацкого положения вообще не было бы! Я мог бы просто разыграть сэра Галаада и предложить свой номер старой знакомой, а сам нашел бы приют у местных жителей.

Хитростью?!

«Не склони ты меня хитростью к побегу…»

Каждое слово, точно кинжал, вонзалось в сердце. Нора едва не ослепла от боли и, двигаясь как во сне, принялась возиться с лентами шляпки.

Глава 4

Выходя из гостиницы, Ричард задавался вопросом: неужели для него так важно мнение окружающих? Неужели так важно соблюдать чисто внешние приличия?

Солнце действительно припекало совсем по-летнему. Ричард зажмурился и набрал в грудь воздуха.

Или он действительно чувствует себя ответственным за нее? Какой абсурд! Он ничего не слышал о ней вот уже десять лет и, уж конечно, не думал о том, что с ней случилось, не волновался за нее. Или это не так?

А может, он просто ее жалеет? Потому что поднялся достаточно высоко, в то время как она спустилась по социальной лестнице, и довольно низко.

– Погуляем по площади? Посмотрим, что есть интересного на ярмарке? – предложил он.

Все это выглядело крайне заманчиво: палатки с полосатыми маркизами были разбросаны по всей площади. За ними виднелись крытые черепицей, чисто выбеленные коттеджи. В центре площади возвышалось майское дерево. Ричард подумал, что ему еще повезло, он мог застрять и не в таком живописном местечке! Но по какой причудливой прихоти судьбы здесь оказалась Нора?

– Пойдем, – согласилась она, и они принялись обходить ярмарку.

Ричард не предложил ей руку. Нора, в свою очередь, не пыталась прикоснуться к нему.

На площади уже собралась большая толпа. Что ж, вполне естественно: сейчас уже около полудня. Жители деревушки и люди со всех окрестных ферм на десять миль вокруг ни за какие блага не согласились бы пропустить этот праздник. Стар и млад были одеты в лучшие наряды. Везде царило праздничное настроение.

Надежды Ричарда остаться незамеченным не сбылись. Зеваки глазели и на Нору. Незнакомые люди останавливались, чтобы осведомиться об их здоровье, заверить, что в случившемся не было их вины, пригласить на праздник, пожелать хорошего отдыха. Но о каком отдыхе шла речь? Они словно не замечали бурлившего повсюду веселья, не могли найти темы для разговоров. Им было неловко вместе. Они улыбались и разговаривали с чужаками, однако сами не знали, как вести себя друг с другом. Им предстояло провести вместе долгий день. А впереди еще была ночь… Что ж, он подумает, как быть ночью, когда она настанет. И как ему хватило ума заявить, что она может спать на полу?! До чего же неприятно, что Нора обладает способностью возбуждать в нем худшие инстинкты!

Нора! Ричард с трудом верил, что она здесь, рядом! Удивительно, что он вообще узнал ее. Она больше не была хорошенькой. Не бурлила жизненной энергией. Она была…

Ричард мысленно не хотел произнести слово «прекрасна». Он стиснул зубы и отвернулся.

Нора остановилась получше рассмотреть вышивки и кружева, продаваемые здешними прихожанками. Средства должны были пойти на ремонт колокольни. Пока она любовалась чудесными изделиями, он, поговорив с женщинами, купил полотняный платок с его инициалами, вышитыми в углу. Второй платок, обшитый кружевами, он купил для Норы, несмотря на ее тревожные взгляды и заверения, что ей ничего не нужно. Дамы, однако, улыбались, явно очарованные манерами Ричарда.

– Возьмите, дорогая, – посоветовала одна из них. – Когда муж дарит вам подарок, берите и бегите со всех ног, чтобы не передумал!

Ричард и Нора засмеялись.

– Ты вовсе не обязан ничего для меня делать, – сказала она негромко, но резко, когда они отошли. – Мне ничего от тебя не нужно.

– Это подарок не для тебя, а для них, – деловито пояснил он. – Они потратили много времени и труда на изготовление прекрасных вещиц, выручка от которых пойдет на нужды церкви.

– Мог бы просто пожертвовать деньги, – проворчала Нора.

– Но ведь смысл вовсе не в этом, – возразил Ричард.

Нора молча сложила платок и убрала в ридикюль.

Ричард раздраженно нахмурился, уставясь на тулью ее шляпки. Однако оба тут же улыбнулись пожилой паре, выразившей надежду, что они не пострадали при столкновении.

У другой палатки Ричард стал метать шары в большой кочан капусты, непрочно укрепленный на жерди. Не сумел сбить кочан первыми тремя шарами, зато второй из следующего комплекта полетел прямо в цель. Полученный приз – яркую ленту – Ричард презентовал девчушке, которая стояла рядом, хлопала в ладоши и смеялась.

Нора громко вторила малышке и тоже приветствовала победителя аплодисментами, но он заметил это слишком поздно, когда уже отдал ленту девочке.

– Как мило с твоей стороны! – воскликнула Нора, едва малышка убежала, унося свое сокровище. – Она была счастлива.

– А что еще прикажешь сделать с лентой? Разве что обвязать вокруг тульи, а концами обмотать шею, чтобы шляпу не сдуло ветром, – усмехнулся Ричард.

– Шляпа выглядела бы несколько экстравагантно, – заметила Нора, – особенно потому, что лента была розовой.

– А день сегодня безветренный, – добавил Ричард.

На мгновение забыв обо всех обидах, они улыбнулись друг другу и глупой шутке. И Ричард вдруг заметил удивительное сходство с прежней Норой! Но тут оба отрезвели и разом отвернулись, вероятно, потому, что были очень смущены.

Они поравнялись с палаткой художника, который рисовал угольным карандашом портреты, имевшие немалое сходство с оригиналами.

– Хотите портрет, мэм? – спросил он, переводя взгляд с Норы на Ричарда. – Позвольте нарисовать вашу прелестную даму, сэр, и уверен, вы будете хранить это сокровище всю оставшуюся жизнь.

– О, не стоит, – пробормотала Нора.

– Пожалуйста, мэм! – воскликнул кто-то из окружающих. – Прекрасный сувенир из Уимбери!

– В память о том дне, когда вы могли погибнуть, но остались в живых, – вставил второй.

После этого ее стали убеждать уже хором. Нора, прикусив губу, слушала жизнерадостные уговоры. Наконец она нерешительно взглянула на Ричарда.

– Думаю, – постановил он, вынимая портмоне, – тебе следует позировать.

– Снимите, пожалуйста, шляпку, мэм, – попросил художник. – Грех скрывать такие чудесные волосы.

Очень светлые волосы сверкали на солнце золотом. Нора сидела очень смирно, и вид у нее был смущенный. Правда, она немного успокоилась, когда в толпе собравшихся стали раздаваться одобрительные возгласы. Кому-то даже удалось рассмешить ее.

Ричард молча наблюдал. Она действительно прелестна, более чем прежде. Какое странное ощущение: смотреть на незнакомку и находить знакомые черты. Терзаться обидой, неприязнью и даже ненавистью! А ведь он думал, что все эти недобрые чувства давно умерли. Но все возродилось при встрече с ней. Словно старые раны вовсе не зажили.

Всем и каждому понадобилось толкаться около завершенного портрета и высказывать свое мнение относительно сходства или несходства с оригиналом. Большинство считало, что портрет очень похож. Художник протянул его Ричарду.

Улыбка Норы буквально освещала бумагу. На портрете она выглядела моложе. Перед Ричардом была Нора, которую он знал десять лет назад.

– И ничуть не похоже, – высказалась она, когда они отошли на значительное расстояние от художника, деловито убеждавшего нового клиента в необходимости заказать портрет. – Правда, очень мне льстит, как и должно быть. Не может же он допустить, чтобы модели требовали деньги обратно!

– Вовсе не льстит, – возразил Ричард и, свернув портрет, зажат его в руке. – Наоборот, он совершенно не отдает тебе должного!

Нора растерянно уставилась на него. А сам Ричард осознал, что говорит резко и даже холодно.

Улыбка, не сходившая с лица Норы после посещения художника, мгновенно полиняла. И Ричарду стало стыдно. Совершенно не обязательно было говорить с ней в таком тоне.

– Выброси его и забудь, – посоветовала Нора. – Ты зря потратил деньги.

– Это мне решать, – отрезал Ричард. – Если помнишь, я тратил свои деньги!

– Ты прав, – коротко ответила она.

Со стороны они напоминали детей, раздраженных и попусту злившихся друг на друга.

Они остановились напротив человека, показывавшего карточные фокусы с колодой, такой же засаленной, как его волосы. Мастерства у него было не отнять! Недаром вокруг собралось столько зрителей!

– Интересно, как же он это сделал? – охнула Нора после одного особенно интересного фокуса. Ричард заметил, что она раскраснелась от жары, несмотря на широкие поля шляпки. Похоже, она искренне веселится. А он? Трудно оставаться мрачным и угрюмым в праздничной атмосфере! И если б он гулял по ярмарке один, наслаждался бы каждой минутой. Впрочем, так ли это? Отправился бы он тогда гулять?

Они пошли дальше, и Нора весело хохотала над трюками жонглера в средневековом костюме шута. Вместе с ней смеялись и другие зрители, в том числе и Ричард, на минуту отвлекшийся от мрачных мыслей. Он взглянул на Нору, и в этот момент она подняла глаза. Солнце внезапно стало очень ярким и очень жарким. Оба молча отвели взгляды.

Женщина в следующей палатке громко объявляла всем желавшим слушать, что каждый камень в украшениях, которые она продает, – подлинный и бесценный.

– Для вас я сделаю скидку, сэр, – пообещала она Ричарду, когда Нора стала рассматривать свисавшую с потолка связку разноцветных бус. – Сегодня все дешевле, хотя это настоящий, подлинный жемчуг.

– Ярко-синие жемчуга? – рассмеялась Нора.

Женщина подмигнула Ричарду.

– Они ужасно редкие и, бьюсь об заклад, здорово пойдут вашей леди. Так и быть, снижаю цену наполовину, хоть и несу потери. Они ваши за шиллинг.

– Ровно на одиннадцать с половиной пенни больше, чем следует, – все еще смеясь, запротестовала Нора.[1]

– Шиллинг шесть пенсов с таким же браслетом, – продолжала женщина, по-прежнему обращаясь к Ричарду. – Два шиллинга за ожерелье и три браслета. Вы не получите лучшей скидки по эту сторону от Китая, сэр.

– Ричард, – внезапно встревожилась Нора, – ни в коем случае не покупай!

Однако он ее не послушал. Потому что вдруг очень захотел сделать ей еще один подарок, и потому купил длинную нить кричащих ярко-синих бус и надел Норе на шею, даже не попросив снять шляпку. А затем отступил, любуясь произведенным эффектом. Бусы красиво выделялись на темно-синем муслине ее платья. Нора подняла левую руку, и Ричард нацепил на ее запястье три браслета, ожидая, что она будет выглядеть смущенной и раздраженной, как в тот момент, когда он протягивал ей платок. Но вместо этого она помахала рукой, так что защелкали бусины. В глазах ее плясали веселые искорки.

– Теперь все увидят меня за милю, – объявила она. – Какой ты глупый, Ричард!

– И как неотразимо ты выглядишь, – заметил он, отвесив ей шутливый поклон.

– Вы похожи на герцогиню в драгоценностях короны, мэм, – заверила женщина и тут же обернулась к другому покупателю, восхищавшемуся бесценными бриллиантовыми серьгами.

Нора слегка склонила голову набок – и этот знакомый жест потряс Ричарда до глубины души.

– Ты вовсе не обязан делать все это, – сказала она. – Сколько можно тратить деньги?

– Да, сумма поистине огромна. Кажется, целых пять шиллингов, – вздохнул он.

– Пять шиллингов могут быть целым состоянием, особенно когда их нет, – выпалила Нора и резко отвернулась, почувствовав, что проговорилась.

– Ты голодна?

– Нет, – покачала головой Нора.

Ричард вдохнул вкусный запах, идущий от палатки, где продавали пироги.

– Пахнет восхитительно. А завтракали мы несколько часов назад!

– Ричард, – снова начала Нора, – я не…

– Зато я голоден, – перебил он, – и предпочитаю обедать в компании.

Он отправился покупать пироги с мясом, после чего повел Нору на лужайку, где уже сидели люди, обедавшие или просто отдыхавшие на солнышке.

Они уселись и стали молча есть, время от времени отвечая на дружеские приветствия и вопросы о здоровье и состоянии коляски. Нора сидела, поджав ноги, выпрямив спину и нагнув голову над пирогом. Доев, Ричард лег на бок, оперся на локоть и стал смотреть на праздник.

– Ты все эти годы работала, Нора? – неожиданно спросил он и тут же об этом пожалел. Честно говоря, он ничего не хотел знать о годах разлуки, ему это совсем ни к чему!

– Не все, – покачала головой Нора. – Я жила с отцом последние два года, до его смерти. Он всегда верил, что фортуна снова ему улыбнется. Полагаю, и я тоже. Тогда я не понимала, как глубоко… впрочем, не важно.

Тогда, десять лет назад, Нора считалась богатой наследницей и была дочерью известного политика, по крайней мере так казалось. Ричард служил у него секретарем и даже не подозревал, что вся собственность Райдера была заложена и перезаложена, а сам он залез в огромные долги. К сожалению, страсть к игре затмила здравый смысл. Но интересно, что Райдер почти всегда ухитрялся вовремя платить Ричарду жалованье.

– После его смерти я год жила с Джереми, – продолжала Нора, Джереми Райдер был ее братом. – Однако не могла бесконечно висеть у него на шее, особенно после того, как он женился. Поэтому мне пришлось искать работу.

Роберт было открыл рот, намереваясь задать вопрос, мгновение подумал и все-таки спросил:

– А тебе не приходило в голову выйти замуж?

Нора, не отвечая, долго смотрела на жонглера, заслужившего громкие одобрительные крики толпы.

– Нет, – обронила она наконец.

– Потому что никто не захотел тебя?

– Потому что я никого не хотела, – отрезала она.

– Потому что ты уже была замужем? – не унимался Ричард.

Сначала он подумал, что она не расслышала: говорил он тихо, а вокруг стоял ужасный шум.

– Я не была замужем, – ответила Нора так же негромко. – Я не приняла ни одного предложения, потому что не хотела. Но почему не женат ты? Впрочем, может, я ошиблась?

– Не ошиблась, – вздохнул Ричард.

Он подумывал жениться. Однако кроме эмоциональной потребности в одной-единственной женщине, потребности, которую не мог удовлетворить целый полк любовниц и содержанок, существовал еще долг, требующий продолжения рода. Необходимо иметь наследников. Ричард так и не смог убедить себя, что не станет двоеженцем, если снова пойдет под венец. И все же никогда не проверял, действителен ли его брак. Никогда не советовался с людьми знающими.

Они сбежали в Шотландию и там поженились. Потом вернулись в гостиницу, где любили друг друга, но ровно через пять минут после того, как спустились вниз, чтобы поесть, прибыли ее отец и брат, и Нора уехала с ними. Ричард остался, избитый так жестоко, что целых два дня не смог подняться с постели и ехать за ними. Мистер Райдер и Джереми поработали на славу, а в те дни он был совсем молод, проводил часы за книгами и вовсе не отличался крепким телосложением. Силы, разумеется, были неравны. Он не выстоял против разъяренных мужчин.

Как ему было известно, человеку, поженившему их, и хозяину гостиницы, сдавшему им комнату, было заплачено. Все свидетельства их женитьбы были уничтожены.

Означало ли это, что они не женаты?

Ричард так и не знал точно. Ни тогда, ни теперь.

Однако часа полтора он и Нора точно были мужем и женой и с тех пор жили долго и счастливо, только порознь.

Интересно, что случилось бы, унаследуй он титул и состояние на полгода раньше? Ответ очевиден. Когда он получил наследство – совершенно неожиданно, – у него вдруг появилось множество приятелей и друзей, не говоря уже о внезапной любви того самого человека, который преследовал его в Шотландии и избил до полусмерти. К этому времени Райдер был так близок к разорению, что его крах стал достоянием общества и кредиторы осаждали его со всех сторон. Богатый зять был благословением небес, совсем как полгода назад, когда Райдер пытался выдать дочь за старого Поттса, обладавшего баснословным состоянием.

– То, что я делала со своей жизнью последние десять лет, не имеет к тебе никакого отношения, Ричард, – отрезала Нора, стряхивая крошки в траву. – Точно так, как твоя жизнь не имеет ко мне никакого отношения. И давай оставим эту тему, хорошо? Если ты намереваешься задержаться здесь, я, пожалуй, вернусь в гостиницу и отдохну. Если хочешь отдохнуть ты, я поброжу здесь.

Если бы ее отец не помчался вслед за ними, подгоняемый глубочайшим страхом за дочь, которая окажется женой нищего, после чего ее нельзя будет использовать как приманку для богатого мужа, который заплатит долги тестя… Если бы Райдер, узнав о замужестве Норы, повел бы себя как благородный человек, они были бы женаты уже десять лет. Возможно, у них родились бы дети. Они…

Какие-то смеющиеся мужчины сгоняли всех с травы. На дальнем конце площади скрипачи и волынщики настраивали инструменты. Две девушки расправляли ленты, украшавшие майское дерево. Сейчас начнутся танцы!

– Останься! – попросил Ричард, поднимаясь и протягивая руку, чтобы помочь Норе встать. – Давай вместе посмотрим танцы. В конце концов, первое мая бывает всего раз в год.

– Ты прав, – неожиданно согласилась Нора, – будет жалко пропустить такой праздник!

И она снова улыбнулась веселой, теплой и счастливой улыбкой. Солнечные лучи отражались в ее бусах – редком и бесценном синем жемчуге. Неужели позже он будет жалеть обо всем, что случилось сегодня?

Ричард слегка тряхнул головой, отгоняя неуместную мысль.

В этот момент девушки и молодой человек взялись за свисающие ленты, музыканты заиграли веселую мелодию, и танцы начались.

Ричард не замечал, что их плечи почти соприкасаются. Но на него внезапно нахлынула ностальгия по юности и тем дням чарующей невинности. Тогда у Ричарда была, по его мнению, прекрасная работа, и он издали боготворил дочь хозяина, Нору. Мечтал о ней дни и ночи. Влюбился задолго до того, как она ответила на его чувства. Они сбежали к шотландской границе, где Ричард считал себя рыцарем в сверкающих доспехах, спасшим несчастную деву.

Вот только потом ничего не было. Даже счастливой и долгой семейной жизни…

Нора притоптывала ножкой и хлопала в ладоши, как почти все стоявшие на площади. И снова улыбалась, весело блестя глазами.

Она смотрела на него. Он – на нее. И, помоги им Боже, они улыбались друг другу!

Глава 5

Нора вдруг осознала, что уже давно и ужасно одинока. Так давно, что, казалось, она всегда ужасно одинока.

В детстве ее обожали и баловали, хотя мать умерла, когда Норе был всего год. У нее не было друзей-ровесников, и ее никогда не отсылали в школу. Зато учили хорошим манерам и этикету. Готовили к первому лондонскому сезону и браку с богатым и знатным джентльменом. Но прежде чем она успела отправиться в Лондон, отец объявил, что выдает ее замуж за сэра Катберта Поттса, добродушного и добросердечного человека, к сожалению, давно уже отметившего шестидесятый день рождения. Тогда Нора не понимала, что сэру Поттсу предстоит также стать спасителем отца: она понятия не имела, что тот находится на грани краха.

Уже тогда она была одинокой.

Что же до последних нескольких лет… «одиночество» – вряд ли достаточно точное слово для описания ее состояния. Правда, она не привыкла жалеть себя. Но теперь, среди безудержного веселья под ярким солнцем и сельских танцев вокруг украшенного цветными лентами майского дерева, ей вдруг стало не по себе.

И несмотря на то что Ричард стоял рядом, совсем рядом, они были далеки так, словно находились в разных полушариях. Сейчас она была еще более одинока, чем если бы стояла здесь, голодная и бездомная, или если бы владельцем поломанной коляски оказался кто угодно, только не он.

И все же какой-то частью сознания она, безусловно, была счастлива. Этот день словно выпал из течения времен и останется с ней как самый счастливый день ее жизни, даже если придется вспоминать о нем с болью.

В глаза ударил лучик, отразившийся от аляповатой бусины. Она сохранит эти дешевые украшения, чтобы любоваться ими как самыми дорогими драгоценностями.

Ничего не скажешь, трудно понять человеческое сердце. Она отбивает ногами такт на траве, хлопает в ладоши и улыбается. Сегодня майский праздник. Она жива, здорова и… И почему не быть счастливой, если уж выпал такой шанс?!

«Вовсе не льстит. Наоборот, совершенно не отдает тебе должного».

«И как неотразимо ты выглядишь…»

Он произнес эти слова сегодня и сейчас стоит рядом. Ричард. Просто невероятно! В последний раз она видела его в столовой шотландской гостиницы, где они остановились после свадьбы. Он не восстал против ее отца, когда она поднялась наверх, чтобы сложить вещи, не попытался броситься за ними в погоню и не подумал приехать за ней. Больше она ничего о нем не слышала, если не считать странного короткого официального письма, в котором он предлагал жениться на ней. Письмо было получено вскоре после того, как он унаследовал титул и состояние. Через полгода после их побега, не более чем через неделю после ужасающего краха отца и его планов на будущее. Предложение было сделано из жалости – возможно. Или из желания позлорадствовать над отцом, который умолял ее согласиться.

Она отказалась.

Нора повернула голову, чтобы посмотреть на Ричарда. Он тоже взглянул на нее – и улыбнулся.

Он был серьезным молодым человеком, этот секретарь ее отца. Она давно восхищалась им, еще до того дня, когда проходила мимо открытой двери его кабинета и он поднял голову от книг и их глаза встретились.

Нору охватила безумная тоска по тому времени, когда еще не было этих пустых горьких лет. Когда они вот так улыбались друг другу. В день их свадьбы. Почему все так ужасно, так непоправимо?!

Музыка и танцы прекратились, и один из мужчин, всего лишь пятнадцать минут назад прогонявший людей с лужайки, теперь приглашал их взяться за ленты и танцевать в честь майского праздника.

– Пойдемте, сэр! – окликнул он Ричарда. – Мистер Кемп, не так ли? Приводите свою даму и танцуйте с нами. Счастливый случай привел вас сюда сегодня! Говорят, что пары, танцевавшие вокруг майского дерева, будут танцевать в паре целую вечность!

Стоявшие рядом весело хохотали и подбадривали Ричарда. Мужчина зашагал дальше, убеждая людей присоединиться к танцующим.

Ричард все еще слегка улыбался.

– Ну как? – спросил он, показывая на майское дерево.

Нору вдруг охватило почти неодолимое желание.

– Я с детства не танцевала вокруг майского дерева, – нерешительно пробормотала она.

– Я тоже, – признался Ричард. – Но если ты безнадежно запутаешься в лентах, я буду рядом и спасу тебя. Пойдем? В самом крайнем случае мы здорово повеселим добрых сельчан.

И тут он сделал нечто такое, отчего Нора задохнулась. Поднял руку и дернул за кончик ленты, на которой держалась ее шляпка. Нора ощутила тепло его прикосновения к обнаженной шее и заглянула в глаза, очень голубые и очень близкие. Потом ее шляпка слетела и была подхвачена и брошена на траву вместе с его цилиндром и свернутым рисунком, и смеющаяся девушка сунула голубую ленту ей в руку, а желтую – ему. Они будут вместе танцевать вокруг майского дерева, приветствуя весну. Приветствуя все новое, яркое и исполненное надежды.

Если верить словам мужчины, отныне они будут танцевать в паре целую вечность.

Норе вдруг стало очень весело, и Ричард тоже широко улыбался. И день вдруг показался очень теплым и ясным. И скрипки с волынками заиграли снова.

Следующие четверть часа Нора целиком сосредоточилась на танце. Кланялась, приседала и скользила среди других танцоров, повинуясь приказаниям распорядителя. И крепко держалась за ленту, которая каким-то чудом не оказалась безнадежно запутавшейся, но иногда заплеталась вокруг других лент и расплеталась снова.

Неожиданно она услышала громкий смех Ричарда и тоже рассмеялась. Вокруг громко топали – и танцоры, и публика, – руки отбивали такт, дети весело визжали, торговцы расхваливали товар. «И все это, – думала Нора, кружась в вихре красок, – и есть счастье». Это великолепное, мимолетное мгновение весны. Это майское дерево, вокруг которого танцевали она и Ричард.

Они кружились, обходя друг друга, смеялись, смотрели в глаза, мимолетно делясь теплом тел. А потом расходились, чтобы встретиться снова, и высвобождали сцепившиеся ленты… до следующей встречи.

К тому времени как музыканты замолчали, Нора уже задыхалась. Пришлось наклониться, прижать руку к груди и немного постоять, чтобы отдышаться. Распорядитель снова сзывал людей на следующий танец.

Когда Нора выпрямилась, Ричард уже стоял рядом со шляпкой в одной руке и с рисунком – в другой. Он тоже раскраснелся и выглядел счастливым… и мучительно знакомым, несмотря на все перемены, которые несли с собой эти десять лет.

– Боже, как мне весело! – воскликнула Нора, взяв у него шляпку. – Ты когда-нибудь так веселился, Ричард?

– Нет, – обронил он, и что-то в этом коротком ответе заставило ее вздрогнуть.

Они не могли оторвать глаз друг от друга. Беззаботное счастье вдруг улетучилось, сменившись такой же сильной печалью.

Перед Норой стоял Ричард, который не спас ее, не приехал за ней. Который когда-то пожелал ее или увидел шанс отомстить отцу, но не стал настаивать после ее холодного отказа. Теперь он барон Борн, а она бывшая компаньонка без гроша за душой. Ему чуть больше тридцати. Ей под тридцать.

Глаза Норы затуманились. Резко отвернув голову, она принялась завязывать ленты на шляпке.

– Нора…

Голос Ричарда был мягок и, возможно, так же исполнен тоски, как ее сердце… а может, и нет. Но он не успел ничего больше сказать, а она не успела повернуть голову и взглянуть ему в глаза.

– Мистер и миссис Кемп? – раздался приятный мужской голос.

Оба вскинули головы.

– Да, – кивнул Ричард.

– Мы только что услышали о вашей беде, – продолжал джентльмен – а он явно был джентльменом. – Не так ли, Аделина? Какое счастье, что вам удалось выбраться из коляски живыми и невредимыми. Надеюсь, никто из вас не был ранен?

– Нет, – заверил Ричард. Симпатичная брюнетка, стоявшая рядом с незнакомцем, улыбнулась ему и Норе. – Спасибо. Мы совершенно невредимы, впрочем, как и пассажиры дилижанса.

– Уинстон Банкрофт, баронет, – представился джентльмен, протягивая руку Ричарду. – А это моя жена. Мы живем в Ашдаун-Мэноре.

Он неопределенно повел рукой, очевидно, указывая местонахождение дома, и поклонился Норе. Леди Банкрофт протянула ей руку.

– Узнай мы раньше о столкновении, – заметила она, обращаясь к Норе, – непременно предложили бы остановиться у нас в доме. Вы можете и сейчас перебраться в Ашдаун, если хотите, и остаться на столько дней, сколько потребуется, чтобы починить экипаж. Мы будем счастливы принять вас. Насколько нам известно, виноват кучер дилижанса.

– Скорее всего это несчастный случай, – поправила Нора.

– Спасибо, вы очень великодушны, – ответил Ричард. – Но мы уже остановились в гостинице. Вполне приличное заведение. Скорее всего мы сможем уехать уже завтра.

– Вы, случайно, не из девонширских Кемпов? – осведомился сэр Уинстон.

– Так и есть, – кивнул он.

– Возможно, сам барон Борн? – не унимался тот.

– Совершенно верно, – признался Ричард.

Нора подумала, что рано или поздно они обязательно узнают, что лорд Борн холост, и разразившийся скандал даст обильную пищу местным сплетникам.

– Леди Борн! – снова улыбнулась леди Банкрофт. – Мы счастливы видеть, что вы участвуете в деревенских развлечениях, верно, Уинстон? Нигде не отмечают майский праздник веселее, чем в Уимбери. И развлечения продолжатся до самой ночи. А вы не знали? Мы всегда приглашаем гостей в Ашдаун. Посидеть на террасе, потанцевать на газонах, посмотреть фейерверки, выпить чего-нибудь освежающего. Пожалуйста, пообещайте прийти. Мы будем очень рады!

Ричард и Нора переглянулись.

– С удовольствием, – ответил Ричард.

– Великолепно!

Сэр Уинстон просиял и потер руки.

– Мы пришлем за вами экипаж. Приезжайте к ужину! Нет, пожалуйста, не возражайте! Думаю, мы предложим куда более заманчивое меню, чем в «Посохе и дубинке». И уж конечно, не позволим вам идти пешком две мили, чтобы поспеть к ужину. Мы пришлем экипаж.

– Спасибо, – выдавила Нора. – Вы очень любезны.

– Сейчас мы идем к палатке с кружевами, поскольку Аделина твердо намерена облегчить мой бумажник, – сообщил сэр Уинстон. – Но все это ради праведного дела. Хотите пойти с нами?

– Мы уже были там, – отказалась Нора. – Каждую вещь можно назвать изысканной.

– Мы собираемся вернуться в гостиницу и немного отдохнуть, – добавил Ричард.

– Мы видели, как вы танцевали, и я готов извинить вас, – заявил лорд Уинстон, потом коснулся полей шляпы, и они с женой отошли.

– Как все это неловко вышло, – пробормотала Нора. – Мы, конечно, не сможем пойти.

– И оскорбить их гостеприимство? Невозможно. Нам нужно пойти, – возразил Ричард.

– Но ведь они уверены, что мы муж и жена, – нахмурилась Нора. – И знают, кто ты.

– Не уверен, что будет большей ложью утверждать, что мы муж и жена или объяснить, что это совсем не так. Но по крайней мере на сегодня мы счастливые супруги, Нора, – ответил он, предлагая ей руку.

– На сегодня, – кивнула Нора, принимая ее.

– Я уже заверил тебя, – с неожиданной холодностью добавил он, – что ночью ты можешь меня не опасаться, если именно это имела в виду, подчеркнув слово «сегодня».

Ленты на майском дереве образовывали постоянно меняющиеся, словно в калейдоскопе, рисунки, игравшие яркими красками на фоне голубого неба. Нора в последний раз полюбовалась ими, прежде чем вместе с Ричардом вернуться в гостиную. Музыка играла все так же весело. Все также слышались дружный топот ног, счастливые голоса и смех. Но для Норы и Ричарда день словно померк.

Его рука под ее ладонью была теплой и надежной… Два качества, которые Нора особенно ценила в Ричарде: тепло и надежность. Качества, которыми, как оказалось, он вовсе не обладал.

Глава 6

Следующие несколько часов Ричард провел в распивочной над единственной кружкой эля. И это вместо того, чтобы осушить кружку, заказать другую, посидеть за столиком, поставленным перед окном, так чтобы посетитель мог наслаждаться видом гуляний. Только он не хотел ничьей компании, не желал ни с кем говорить, хотя народу в распивочной было довольно. Большинство мужчин были счастливы убить время за кружечкой эля, пока жены и дети веселятся на ярмарке.

Нора удалилась в номер под предлогом того, что хочет отдохнуть. Ричард оставил ее в покое до того, как придет время готовиться к вечеру.

Он нашел ее сидевшей перед туалетным столиком. Нора как раз закончила укладывать волосы узлом на затылке. Она успела переодеться в другое платье, серо-голубого шелка, с короткими рукавчиками и завышенной талией, которое вполне могло бы сойти за вечернее, если бы не скромный вырез. Немодным его трудно было назвать, но и пик моды на подобные фасоны уже начал проходить. Подобный наряд может носить женщина, которой необходимо выглядеть респектабельно, но ни в коем случае не привлекать к себе внимания.

По какой-то причине и платье, и все, что оно знаменовало, ужасно раздражало Ричарда.

Так и не успев опустить рук, Нора вопросительно глянула на него в зеркало. Он мельком отметил изящество ее рук и шеи. Волосы Норы все еще оставались густыми, блестящими и волнистыми. Если скромный покрой платья предназначался для того, чтобы скрыть ее красоту, эффект получился прямо противоположным.

Ричард вошел в комнату и огляделся. Он привез с собой вечерний костюм, но по пути наверх вдруг подумал, что фрак, должно быть, сильно помялся.

Однако это оказалось не так. Глянув в сторону саквояжа, он прежде всего увидел стоявшие на полу туфли. Если он не ошибался, они были только что начищены.

– Надеюсь, я все сделала как полагается, – заметила Нора, по-прежнему глядя на него в зеркало. – Я не слишком поднаторела в обязанностях камердинера.

– Господи Боже, Нора, – взорвался Ричард, – надеюсь, ты не чистила их сама?

– Поскольку ты не захотел рисковать, позволяя мне побрить тебя, я придумала другой способ заработать свое содержание.

Это могло бы показаться шуткой, но, судя по тону, Нора была совершенно серьезна.

Усевшись на кровать, Ричард стал снимать сапоги. Принадлежности для бритья были аккуратно расставлены на умывальнике. Из кувшина с водой поднимался парок. Вечерняя сорочка висела на одной ручке дверцы гардероба, фрак – на другой. И то и другое было тщательно выглажено, как и шейные платки, перекинутые через край умывальника.

– И все это ты сделала сама? – спросил Ричард, сгорая от стыда. Ему было неловко за свои давешние слова, как опрометчиво он сказал, что если она не хочет быть его женой, значит, будет служанкой.

– Разумеется, – кивнула Нора.

– Похоже, ты станешь кому-то хорошей женой, – выдавил он, но слова вовсе не прозвучали комплиментом.

– О нет, спасибо, – бросила Нора, продолжая закалывать волосы. – Зачем мне нужно подобное рабство?

Ричард даже не попытался ответить. Сбросил фрак, развязал шейный платок, немного поколебался и снял рубашку. Если ей не нравится находиться в одной комнате с полуобнаженным мужчиной, пусть уходит!

Он подошел к умывальнику, налил воды в таз – она действительно оказалась горячей – и принялся бриться.

Нора поднялась из-за столика, подошла к саквояжу и стала приводить в порядок вещи. Ричард краем глаза наблюдал за ней в маленькое зеркало.

Волосы ее выглядели еще лучше, чем утром. Они по-прежнему были гладко зачесаны назад, но узел она сделала немного выше, подчеркнув длину шеи и совершенство профиля. Сейчас ей были ни к чему букли и локоны, как в ранней юности.

Ричард сполоснул бритву и быстро вымылся до пояса. Пригладил волосы ладонью и вытерся насухо, прежде чем потянуться к выглаженной сорочке.

– Как им удалось убедить тебя, – неожиданно спросил он, – что наш брак незаконен?

Вопрос, очевидно, застал Нору врасплох. Она резко вскинула голову и скользнула глазами по его голой груди, а потом ответила:

– Человек, поженивший нас, не был священником.[2] Я была слишком молода. Мы не…

Она осеклась и снова опустила голову.

– Не осуществили брак? Но это совершенно не важно. И не является обязательным для законного брака. Они убедили тебя в обратном? Ты сказала им, что мы не спали вместе? Они спрашивали тебя?

– А тебя? – неожиданно спросила Нора, вызывающе глядя на него.

– Спрашивали.

– И…

– Я ответил, что их не касается, что именно я делал со своей женой в уединении собственной спальни, – спокойно ответил Ричард.

– Но ты, должно быть, согласился с ними в том, что брак был незаконным.

– Должно быть?

Ричард стал заправлять сорочку в брюки. Нора следила за каждым его движением.

– Ты даже не попытался помешать мне уехать с ними, – напомнила она. – И близко не подошел к комнате, пока я укладывала вещи. Да и потом не приехал за мной.

До него вдруг дошло, что Нора, возможно, просто ничего не знала. Да, скорее всего не знала, хотя раньше ему это в голову не приходило.

– Это было бы весьма затруднительно, – пояснил он. – Прошло два дня, прежде чем я смог пуститься в дорогу. К тому времени вы уже были в Лондоне.

Не отрывая от него взгляда, она закрыла саквояж.

– Прежде чем ты смог пуститься в дорогу? Что все это значит?

– Я посмел сбежать с их малышкой. Я, простой секретарь, сбежал с последней надеждой спастись от полного разорения. Более того, женился на ней! Что, по-твоему, они должны были сделать со мной?

– Они избили тебя? – медленно выговорила Нора.

– Двое против одного: почти невозможно выстоять. Впрочем, они сделали мне одолжение. Заставили понять, какой я жалкий слабак, по крайней мере физически. С тех пор я стал тренироваться. Теперь им было бы не так легко меня одолеть.

– Они избили тебя, – повторила Нора, присев на кровать. – Так сильно, что ты не смог ни остановить их, ни погнаться за мной.

Она не спрашивала. Утверждала.

– Они поступили, как и полагается мужчинам, – пожал плечами Ричард и потянулся к фраку. – Они были злы на меня.

– Но мне ничего не сказали, – пробормотала Нора.

– Я не удивлен, – коротко ответил Ричард.

Впрочем, они должны были сбить в кровь костяшки пальцев. Неужели она не заметила? Но почему? Была так расстроена, возвращаясь в Лондон? Она не знала, что он валялся в полуобмороке. Ожидала, что он придет в их комнату, пока собирала вещи. Должно быть, считала, что он справится с ее отцом и братом. Должно быть, считала, что он помешает им увезти ее. А когда не дождалась, решила, что он в любую минуту приедет за ней и увезет. Потому что он был ее мужем. И именно так поступают настоящие мужья.

Сколько прошло времени, прежде чем умерла ее надежда? Сколько прошло времени, прежде чем Нора поверила, что их брак ненастоящий и Ричард просто воспользовался наивностью молодой, богатой, невинной девушки? Тогда еще она считалась богатой. И ей было всего восемнадцать! Как она могла не сдаться, если даже не знала всех фактов?!

– Нора, – выдохнул он.

Но тут в дверь постучали. Нора поднялась, чтобы узнать, в чем дело. Ричард потянулся к накрахмаленному шейному платку.

– Экипаж уже здесь, – сообщила Нора, подбегая к нему. – О, давай, я помогу тебе с этой штукой!

Он молча вскинул брови.

– Иногда я делала это для папы, – пояснила она. – После того как он… ну… словом, у него больше не было камердинера.

Вернее, после того, как он не смог позволить себе иметь камердинера! Райдер потерял все! Повезло ему избежать долговой тюрьмы! Его сын, очевидно, оказался более стойким, нашел работу и старался сводить концы с концами.

Нора принялась завязывать платок. Ричард смотрел в ее сосредоточенное лицо, ощущая тепло тонких пальчиков.

Совсем как муж и жена…

Было в этой мысли нечто неприятно тревожащее.

– Надеюсь, ты не предпочитаешь сложные узлы? Впрочем, раньше ты не обращал внимания на подобные мелочи.

Тут она бросила на него быстрый взгляд и закусила губу, словно поняв, насколько не к месту ее воспоминания.

– Секретарь, – наставительно сказал он, – не должен затмевать нанимателя, как и компаньонка не должна затмевать своего. Но мои вкусы действительно не изменились.

Нора молча закончила завязывать узел, отступила и взглянула на Ричарда.

Была ли обида в ее взгляде?

– Однако некоторые компаньонки легко затмевают хозяек, даже если одеты в мешки из-под муки.

Улыбка озарила ее лицо.

– Я уже хотела наступить тебе на ногу за грубость! – воскликнула она. – Учти, на тебе еще нет туфель!

– Ой! – вскрикнул он смеясь.

Хорошо, что прибыл экипаж. Напряжение в комнате, казалось, можно было резать ножом.

– Нам пора, – буркнул Ричард. – Ты готова?

– Я была готова по крайней мере четверть часа назад, – объявила Нора. – Из нас двоих не я выжидала до последнего момента!

Ричард поджал губы и предложил ей руку.

Глава 7

Очень редко, но бывает так, что судьба дарит мгновение, а иногда и целый день неподдельного, неожиданного наслаждения, и Нора давно усвоила, что подобные дары нужно хватать обеими руками и пользоваться вовсю, иначе они будут навеки потеряны.

И вот сегодня выдался именно такой день, хоть и начавшийся неудачей и едва не закончившийся настоящей бедой. Она так не хотела застрять в Уимбери и, уж конечно, не думала, что встретит здесь Ричарда! Но все это случилось, и она испытала настоящую радость оттого, что побывала на празднике и танцевала вокруг майского дерева. А сегодня ей представилась соблазнительная иллюзия возвращения в тот мир, в котором она выросла. Подумать только, она ужинает с баронетом, его женой и другими благородным гостями и скоро выйдет на террасу полюбоваться великолепным финалом праздника!

Поэтому Нора отбросила всякую осторожность и веселилась, как могла. Завтра она постарается примириться с неизбежными эмоциональными последствиями своей беспечности.

Все сидевшие за столом смеялись над нелепыми синими бусами и браслетами и историей, которую рассказала Нора. Объяснила, что Ричард купил ей все это на ярмарке, и поэтому она предпочла надеть именно их, а не подлинные украшения. Нора старалась выбирать слова так, чтобы они не звучали откровенной ложью, и при этом улыбалась сидевшему напротив Ричарду.

Собственно говоря, она и не лгала. Будь у нее шкатулка, набитая драгоценностями, все равно она надела бы сегодня именно эти бусы, как часть магии прекрасного дня.

– Это подарок на нашу десятую годовщину, – добавил Ричард. – Торговка заверила меня, что это бесценные жемчужины, в чем я ни на секунду не усомнился. – Глаза его так и лучились весельем.

Собравшиеся гости снова расхохотались. Они действительно поженились в мае. Почти десять лет назад. О, Ричард!

– Как очаровательно и романтично! – воскликнула леди Банкрофт. – И какая женщина не хранила бы такой подарок вечно, невзирая на правдивость торговки?

– Я запомню это, дорогая Аделина. Кажется, твой день рождения – в следующем месяце? – осведомился сэр Уинстон под общий смех.

Нора потрогала бусы, не обращая внимания на слугу, унесшего ее тарелку. И неожиданно поняла, что ее истолкование событий десятилетней давности было, мягко говоря, неверным.

Отец и брат так отделали беднягу Ричарда, что он не смог отстоять свою жену, не говоря уже о том, чтобы поехать следом. Он не покинул ее! И все же именно это было главной причиной ее терзаний. А ведь на деле все было наоборот! Вместо того чтобы упираться и отказываться уехать без мужа, как следовало бы поступить любящей жене, она покорно вернулась к своему прежнему «я» и безропотно подчинилась отцу.

Ей было восемнадцать: достаточно взрослая, чтобы взбунтоваться, сбежать с любимым человеком и выйти за него. Но, как видно, недостаточно взрослая, чтобы отвечать за свои поступки и самой справляться с ситуацией, в которую попала.

И все эти годы она винила Ричарда.

Но почему он не пришел за ней потом, когда оправился? И еще позже, когда разбогател?

После ужина Банкрофты повели всех в гостиную, а оттуда – на террасу, где уже толпились люди. Норе казалось, что здесь собралась вся деревня, включая детей, которые как ни в чем не бывало бегали и играли. Возбужденные вопли смешивались с оживленными голосами взрослых. Терраса выходила на цветники, за которыми расстилались газоны. На большой лужайке посреди цветников устроили деревянную площадку для танцев. Рядом сидели те же скрипачи и волынщики, которые играли сегодня на площади. Они уже настраивали инструменты.

– Мы всегда надеемся, что в этот день погода будет хорошей, – объяснила леди Банкрофт, взяв Нору под руку. – Если приходится переносить танцы в бальный зал – это уже совсем не то!

На террасе и вдоль дорожек цветников зажгли фонарики. Небо оставалось ясным. Миллионы звезд и желтая луна сияли над головой. Воздух был хоть и прохладным, но не холодным.

– День был чудесным, – вздохнула Нора. – Конечно, никому не хочется застрять в пути, но я почти рада, что так вышло.

– Я тоже рада, – согласилась леди Банкрофт. – Какое удовольствие познакомиться с вами и лордом Борном и провести вечер в вашем обществе! Куда вы едете?

Нора не имела ни малейшего понятия, куда направляется Ричард. Собственно говоря, она вообще ничего о нем не знала. И знать не хотела!

– В Лондон, – ответила она.

– Хотите провести там остаток сезона? – допытывалась леди Банкрофт. – Мы тоже. Уезжаем на следующей неделе. О, мы должны там встретиться и поужинать вместе. Поедем в театр или Воксхолл-Гарденз, одно из моих самых любимых в мире мест. И обязательно пробежимся по магазинам!

Итак, на следующей неделе Банкрофты обнаружат, как нагло их провели! Они не найдут ее в Лондоне. Скорее всего и Ричарда тоже. Но узнают, что он не женат!

– Какая прекрасная мысль! – воскликнула Нора.

– Мы должны начать танцы, Аделина, – объявил сэр Уинстон, подходя к ним вместе с Ричардом, – иначе остальные потеряют терпение. Леди Борн, окажите мне честь пройтись с вами в танце!

– С удовольствием, – кивнула она, кладя руку на его рукав и спускаясь со ступенек террасы.

Сзади шел Ричард под руку с леди Банкрофт.

Музыканты заиграли быстрый веселый сельский танец, за которыми последовали еще два точно таких же. Их Нора танцевала с другими джентльменами, присутствовавшими на ужине. К тому времени как закончился третий, она уже задыхалась и поэтому решила прогуляться в цветнике. В конце тропинки стоял маленький восьмиугольный летний домик – идеальное местечко для отдыха. Если только его уже не заняли.

Как ни странно, но в домике никого не оказалось. Она вошла и уселась на скамью, идущую вдоль стены. Отсюда, глядя в окна, можно было любоваться газонами и лесом, расстилавшимся вдоль самого горизонта. На траве водили хоровод дети, распевая веселую песню.

Она вдруг подумала, насколько иной была бы жизнь, не потеряй отец все свое состояние. Не будь он так привержен игре. Но какой смысл мучиться этими мыслями? Прошлого не изменишь. Значит, не стоит вспоминать…

Нора закрыла глаза и откинулась назад, касаясь затылком холодного стекла.

Ей бы следовало отдохнуть сегодня днем, пока была такая возможность. Однако пришлось гладить вечернее платье, помявшееся в саквояже. Да и рубашка, и шейный платок Ричарда были в ужасном состоянии. Кроме того, туфли, хоть и чистые, все же потеряли блеск. И еще одно: она не смогла убедить себя лечь на постель, хотя Ричарда не было в комнате. А на полу не оказалось даже небольшого коврика. Придется сегодня ночью лечь на голые доски.

Услышав шаги, она открыла глаза и повернула голову.

– Я принес тебе фруктовой настойки, – сообщил Ричард. – Помню, ты не любила лимонад.

Он помнит такую мелочь?

– Спасибо.

Нора взяла у него бокал и сделала глоток, хотя ненавидела фруктовую настойку еще больше, чем лимонад.

Пока она вертела в руках бокал, Ричард уселся рядом.

– Ричард, я сказала леди Банкрофт, что мы едем в Лондон. Она хочет, чтобы мы там встретились и поехали вместе в театр или на прогулку. Неприятно будет, когда она узнает, что у тебя нет жены. Мне очень жаль.

– Она узнает, что я женат, – неожиданно ответил он.

– Что?! – ахнула Нора.

– В свете всем известно, что я женат, – повторил он.

– Вот как? – пробормотала Нора, чувствуя, как только что съеденный ужин вот-вот взбунтуется. Значит, раньше он ей солгал?!

– У моей жены репутация настоящей отшельницы, которая весь год предпочитает жить в Дартвуд-Клоузе, в Девоншире, куда я никогда не приглашаю гостей, – пояснил Ричард, глядя на нее в упор. – Полагаю, наши отношения вот уже почти десять лет служат предметом всеобщего любопытства и сплетен.

– И такая женщина существует? – нахмурилась Нора.

– Дартвудская отшельница? – Ричард поднял брови. – Конечно, ее нет. Поднимется настоящий ажиотаж, когда все услышат о том, как леди Банкрофт познакомилась с моей неуловимой женой-затворницей.

Нора закрыла глаза и медленно вдохнула. Он намеренно дал понять свету, что женат, хотя сам не был в этом уверен.

Были ли они женаты? Законен ли их брак?

– Как ты жил все это время? – спросила она, прерывая молчание.

– Лучше, чем если бы пришлось зарабатывать себе на пропитание работой секретаря. Особенно когда у тебя есть жена и дети.

Она считала, что отсутствие денег и положение не играют роли. Главное – любовь. Как ни сомневался в свое время Ричард, она убедила его, что никогда не пожалеет о том, что он беден. И действительно не пожалела бы? Как сложилась бы их жизнь, будь ее отец по-прежнему богат? Оставайся Ричард секретарем? Невозможно сказать наверняка. Однако она потеряла все и не имела даже такого утешения, как любовь. А вот он считал, что с ней его жизнь была бы куда несчастнее.

– Насколько лучше? – уточнила она.

– У меня есть деньги и свобода. И теперь я работаю на себя и ради тех, кто от меня зависит, а не на чужого человека!

Деньги и свобода.

– Но если ты захочешь жениться, придется избавиться от своей затворницы-жены.

– Осмелюсь сказать, что она крайне болезненное создание и, вне всякого сомнения, сойдет в могилу, как только мне это понадобится.

– Ты забываешь, что Банкрофты ее видели, – возразила Нора. – Разве я кажусь болезненной?

Ричард тихо рассмеялся, но ничего не ответил. Нора по-прежнему не открывала глаз.

– Ты был счастлив, Ричард? И сейчас счастлив? – допытывалась она.

– Почему бы мне не быть счастливым? – усмехнулся Ричард. – У меня есть все, что я мог бы пожелать.

– Включая странноватую жену, которая никоим образом не мешает твоей свободе, – добавила она.

– Совершенно верно, – согласился он.

Дети неожиданно завизжали и попадали на траву.

Сюда с цветников и террасы доносились веселый смех и крики. Играла задорная музыка. Но летний домик казался оазисом спокойствия, хотя стены пропускали каждый звук.

– А ты? – в свою очередь, поинтересовался он. – Как жила ты?

Нора тихо рассмеялась.

– Мне вовсе не по вкусу быть гувернанткой, горничной или служить в шляпной лавке, – призналась она, – хотя после смерти папы я некоторое время там поработала. В моих пальцах было больше дырок, чем в подушечках для иголок. Я была просто счастлива, когда женитьба Джереми дала мне возможность уволиться и уехать из Лондона. С тех пор я служу компаньонкой.

– Все у одной дамы?

– Нет. – Она принялась загибать пальцы. – Всего их было восемь, не считая леди Рашфорд, которая уволила меня через два дня, потому что лорд Рашфорд, ее сын, имел глупость сказать, что мои волосы похитили с летнего неба все солнечные лучи. Остается надеяться, что ему никогда не придется зарабатывать на жизнь поэзией. Да, и не считая миссис Аркенрайт, умершую за час до того, как я появилась у нее в доме, проехав половину Англии, чтобы добраться до места.

– А твоя последняя хозяйка?

– Миссис Уизерспун? Я терпела ее нытье, попреки и жадность целых полгода, но два дня назад она обвинила меня в том, что я отравила ее мерзкого пуделя – его, видишь ли, вырвало на пол в ее будуаре, и вместо того, чтобы, как обычно, оправдываться и предложить вытереть пол, я сказала правду: что собаку стошнило из-за огромного количества конфет, которые она ей скормила, и что сама она вечно болеет, потому что ест чересчур много сладкого. Она угрожала потащить меня к мировому судье и обвинить в неповиновении, или попытке убийства, или еще в какой-то подобной гнусности. Боюсь, это и стало концом моей службы. Конечно, не стоило высказываться так прямо, это было глупо с моей стороны, однако я наслаждалась каждым словом своей тирады. В результате я прибыла в Уимсбери сегодня утром, со всеми своими вещами, но совершенно без денег. Она отказалась мне платить.

– Трудно винить ее за это, – заметил Ричард.

Нора резко повернула голову и даже в полутьме увидела, что он ухмыляется. Она громко рассмеялась:

– Это действительно было забавно. Вот только она не платила мне ни пенни. Все шесть месяцев. Всегда находила причины не отдать мне жалованья. Я терпела все это унылое, нудное существование и осталась ни с чем. Теперь придется начинать все снова.

Нора закрыла глаза. Оба замолчали. И молчание это, похоже, становилось все мрачнее. Наверное, он больше не улыбается. Да и ей не хотелось смеяться. Неужели он так же одинок, как она сама?!

– Думаю, – выговорил наконец Ричард, – нам лучше пойти и еще потанцевать. Мы достаточно долго отсутствовали. Я искал тебя, желая сказать, что скоро заиграют вальс. Просто стыд, если мы его пропустим! Ты когда-нибудь танцевала вальс?

Она выучилась этому танцу давным-давно. Когда еще брала уроки у преподавателя. Но никогда не танцевала на настоящем балу. Потому что никогда не бывала на настоящем балу. Так и не дождалась своего лондонского сезона…

– Только с учителем, – вздохнула Нора. – Но это было целую вечность назад, в далеком прошлом.

– Пойдем убедимся, что ты ничего не забыла, – объявил Ричард, взяв ее за руку. – Если же забыла, я тебя научу.

Он сжал ее руку. Его ладонь была большой, теплой и сильной.

Ричард повел ее по тропинке между цветочными клумбами.

И в эти минуту Нора ощущала сладостно-горькое счастье. Именно такое выпало на ее долю в этот необыкновенный день. Почему же ей так хотелось плакать?!

Глава 8

Ричард никогда не увлекался танцами, хоть и танцевал на балах, поскольку так было принято. Однако он вовсе не считал такое занятие романтичным. Даже вальс. Обычно на вальс он приглашал партнершу, с которой мог бы вести разумную беседу, пока они с полчаса кружились по залу. Но беседовать с Норой оказалась невозможно из-за оглушительной музыки, веселых криков и громкого смеха. Да и кружить ее в танце тоже было затруднительно из-за небольшого размера площадки и изрядного количества желающих вальсировать. Поэтому они были вынуждены двигаться медленнее, чем обычно. Кроме того, их сдавили со всех сторон. Пришлось также танцевать почти в полном молчании. Фонари были развешаны достаточно далеко от площадки. Они танцевали при свете луны и звезд. Все это казалось Ричарду неожиданно романтичным и не слишком приятным. Через несколько минут он решил, что сможет лучше уберечь Нору от толчков, если прижмет ее ладонь к своему сердцу и крепче обнимет за талию.

Ее рука вдруг скользнула по его плечу чуть выше, к затылку. Он ощутил прикосновение кончиков пальцев к обнаженной коже поверх воротника сорочки. Близость их тел во время танца непременно вызвала бы скандал в любом бальном зале. Но теперь он был уверен, что только так и следует танцевать вальс.

Они неотрывно смотрели друг другу в глаза. Нора не улыбалась. И все же в ее взгляде теплилась нежность. И в его тоже.

Любопытно, как можно чувствовать себя наедине с партнером, даже если находишься в гуще толпы. Словно в мире вдруг не осталось никого, кроме них с Норой, лунного света и звезд и лиричной мелодии вальса.

Они поженились пятого мая. Почти десять лет назад.

Целую жизнь назад…

После этого Ричарду не позволили к ней подойти. Он пытался, видит Бог, пытался, хоть и опасался нового избиения, но ему каждый раз твердили, что Нора не хочет его видеть. Недаром возвращала все его письма нераспечатанными. Все, кроме последнего. Но ее ответ удивил Ричарда. Он с циничной усмешкой ожидал согласия.

Почему она отказала?

Однако теперь он смотрел ей в глаза и ни о чем не спрашивал. Этот момент был посвящен вальсу и неожиданному моменту счастья.

Счастья?!

Нет, сегодня он ни о чем не станет думать. Еще успеет. Завтра у него будет сколько угодно времени. Он может хоть до конца жизни гадать, почему был так безоглядно счастлив в этот день.

Нынешним вечером он держал в объятиях женщину в полной уверенности, что только эту женщину и нужно обнимать. В эту минуту он даже был готов поверить в существование романтики.

Ему нравились простота ее платья и прически, так отличавшаяся от нарядов и локонов Норы его юности. Нравилось сияние ее глаз и слегка уставшее лицо. Она повзрослела и стала ослепительной красавицей. Отныне Ричард считал, что миловидность девушки, которую он знал десять лет назад, была поверхностной. За теперешней красотой Норы, возможно, крылась глубина характера, и именно она придавала ей ту самую невыразимую прелесть.

Она, конечно, много страдала, в этом Ричард не сомневался. Но хотя после свадьбы быстро сломалась и позволила отцу увезти ее, все же сумела восстать, когда хозяйка унизила и оскорбила ее. Оставила дом этой женщины, хотя ей не заплатили и после покупки билета на дилижанс денег в кошельке не было.

Совсем недавно она даже посмеялась над собой.

Ричард подозревал, что мог бы полюбить эту новую Нору сильнее, чем ту, прежнюю… если бы ему дали время узнать ее получше. Но ведь и десять лет назад он тоже почти не знал ее. Между ними не было ничего, кроме романтической влюбленности, а разница в положении, вынужденная тайна встреч и навязываемое ей замужество делали страсть более отчаянной и, следовательно, более привлекательной. Поэтому они сбежали к шотландской границе и поженились в Гретна-Грин, ведомые одной лишь любовью… или тем, что именовали любовью.

Выдержало бы это чувство испытание временем? Кто может это знать?

И возможно, юная любовь оказалась бы достаточно сильной и крепкой, чтобы вынести все испытания. Возможно, они взрослели бы вместе.

Неожиданно сзади них открылось большое пустое пространство, и Ричард закружил Нору, улыбаясь и глядя ей в глаза.

Она откинула голову и засмеялась. Лунный свет падал на ее лицо и шею, отражался от ожерелья. Действительно, редкие синие жемчужины, ничего не скажешь.

Но тут она вмиг перестала смеяться и улыбнулась в ответ. Лицо ее сразу смягчилось. Он снова привлек ее к себе: их окружили другие танцоры.

Они продолжали танцевать, и Ричард заметил, как блеснули ее глаза. Нора поспешно опустила голову.

Он прижал ее теснее, так что ее грудь почти коснулась лацканов его фрака.

– Оказывается, ты прекрасно запомнила все па, – прошептал он ей на ухо.

– Да, – вздохнула она. – Мой первый и последний вальс. Я рада, что оказалась сегодня здесь.

– И с таким партнером, как я?

Но она благоразумно промолчала. Хотел ли он услышать ответ?

Что, если бы она сказала «нет»? Что, если бы она сказала «да»?

Нора снова вздохнула. И Ричард понял, что вальс заканчивается.

Он остановился, однако не разжал рук.

– Полагаю, нам пора возвращаться в деревню, – сказал он. – Я хочу уехать с утра пораньше.

Его коляска будет готова. Он успел обо всем договориться и заплатить мастеру.

Честно говоря, ему следовало бы выехать сегодня. Ночь лунная, и дороги будут хорошо освещены. Он оставит номер в распоряжение Норы. Так будет лучше для них обоих.

– Конечно, – кивнула она, все еще не снимая руки с его плеча.

Однако он не уедет сегодня. Слишком рано. И слишком поздно – во всех отношениях.

Они все еще стояли на площадке, хотя другие танцоры успели уйти, и даже музыканты исчезли. И тут раздался громкий взрыв, сопровождаемый каскадом цветных огней, устремившихся в ночное небо.

– О, Ричард! – восхищенно воскликнула Нора. – Фейерверк!

Он совсем забыл!

Искры падающими звездами сыпались на землю.

Только сейчас он понял, что все остальные спешат к тому месту, где запускали фейерверк, чтобы поближе рассмотреть изумительное зрелище. Но они в этом не нуждались.

Ричард обнял Нору сзади и притянул к себе. Она положила ладони на его руки, лежавшие на ее талии, и откинула голову назад, на плечо Ричарда.

Они молча любовались огнями. Достойный финал вечера, маленькое волшебство. Которое он запомнит навсегда. Даже если проживет до ста лет.

И может, будет вспоминать с болью. Но и с удовольствием тоже.

Небо то освещалось яркими всполохами, то темнело. Собравшиеся приветствовали аплодисментами каждый новый залп. Но Ричард и Нора оставались в мире красоты и чудес.

Их отношения, разорванные так грубо, разрушили жизнь обоих на следующие десять лет.

И на будущие десять тоже?

Ричард не был готов размышлять над этими вопросами.

Когда ночное небо вновь стало тихим, они нашли Банкрофтов, поблагодарили за прекрасный вечер и распрощались, хотя хозяева уверяли, что будут еще танцы и на террасу уже поданы прохладительные напитки.

Ричард и Нора пешком вернулись в деревню и гостиницу, хотя сэр Уинстон пытался навязать им экипаж, но они дружно возразили: речь шла всего о двух милях. Самая подходящая ночь для прогулки!

Они шагали молча рука об руку.

И Ричард пытался ни о чем не думать: ни о сегодняшней ночи, ни о завтрашнем дне, ни о том, что ждет его впереди…

Глава 9

Нора тем временем размышляла, что глупо было так веселиться. Теперь она будет долго обо всем жалеть.

Они добрались до «Посоха и дубинки», и Нора стала подниматься по лестнице впереди Ричарда. Глупо было вообще участвовать во всем этом: в ужине, танцах, коротком свидании в летнем домике. Вальс…

Ах этот вальс! Ослепительное счастье, когда она забыла обо всем, кроме музыки и лунного света. И человека, с которым танцевала.

И фейерверка. Свет, цвета, звуки и запахи… И объятия мужчины, с которым они любовались ослепительным зрелищем. Очарованные и завороженные.

Глупо было так безоглядно отдаваться всему этому, забыв о необходимости держать оборону. Но теперь все события дня неизбежно вели к ночи, ночи, которую придется провести с Ричардом в одной комнате, ворочаясь на жестком полу, хотя сон был бы невозможен даже на мягчайшей перине. А ночь неизбежно ведет к завтрашнему утру, когда он отправится своей дорогой, а она сядет в дилижанс.

В их комнате не были задвинуты оконные занавески. Ночь выдалась светлой, и все было видно без свечей.

– Я лягу там, – бросила Нора не оборачиваясь. Она выбрала темный угол за умывальником. Ничего страшного. Она укроется плащом, а саквояж послужит подушкой.

– Ты будешь спать на кровати, – властно объявил Ричард. В его голосе отчетливо слышалось нетерпение.

– О нет! – воскликнула Нора, оборачиваясь. – Ты вовсе не обязан быть настолько галантным. Это твой номер. Я благодарна уже и за то…

– Нора, – тихо сказал он.

Она и не подозревала, что Ричард стоит близко, так близко, что ощущался исходивший от его тела жар.

Пришлось откинуть голову, чтобы взглянуть в его глаза.

Нора судорожно сглотнула.

Его пальцы легонько коснулись ее щеки. Нора зажмурилась и не сдвинулась с места.

– Нора, – выдохнул Ричард.

Его губы оказались мягкими и теплыми, а ее собственные задрожали от прикосновения. Но она не отстранилась, как следовало бы порядочной женщине. Потому что к полу ее пригвоздило безумное желание.

– Прикажи мне остановиться, – пробормотал Ричард ей в губы. – Если хочешь, чтобы я остановился. Я обещал, что не трону тебя.

Однако она предпочла бы стоять и ждать. Предоставить действовать ему. Никаких решений, никакой ответственности. И некого винить…

Прежняя Нора, зависимая и покорная всем мужчинам в ее жизни, если не считать того короткого восстания, для победы в котором у нее не хватило сил, была точно такой. Но она уже не та девочка. Теперь у нее есть выбор. И только она может его сделать!

Она положила руки ему на плечи:

– Только не останавливайся…

Может, все так и было предназначено судьбой, когда они встретились сегодня утром? Или с того момента, когда коляска Ричарда выехала со двора гостиницы в ту минуту, когда туда въезжал экипаж? Или с той минуты, когда она наконец вышла из дома миссис Уизерспун с саквояжем в руке и билетом на сегодняшний дилижанс? Или с того часа, как…

Но стоит ли гадать? И как насчет последствий?

Она сказала «не останавливайся», и теперь ее жизнь навсегда изменится так, как она даже не мечтала. Но она сказала это сознательно и по собственной воле. Ведь она хотела этого. Не так ли? И с ней останутся воспоминания о сегодняшней ночи и сегодняшнем дне, которые, стоит надеяться, затмят воспоминания о кошмарных событиях их свадьбы.

Отныне она больше никогда не будет ненавидеть его. Что бы ни случилось, она больше никогда не будет ненавидеть его.

Его губы выжгли дорожку на горле и плече, пальцы расстегивали платье и стягивали вниз. Нора вздрогнула, но не от холода. Ричард на секунду поднял голову, снял длинную нитку бус и уронил. Они глухо стукнулись об пол. В полутьме их взгляды встретились, и они улыбнулись друг другу.

И Нора почувствовала, что пропала. Потому что это не было равнодушным упражнением в чувственной страсти. Остались только Ричард и она. А она никогда… о Господи, никогда не переставала его любить…

Ненавидеть и любить.

Но всегда, всегда на первом месте была любовь.

Когда-то Ричард, проходя мимо, улыбался, и она, совсем еще девочка, влюбилась в него. Теперь он снова улыбался ей в темноте спальни.

Он обнажил ее грудь и взвесил на ладонях. Его пальцы играли с нежными холмиками, перекатывали затвердевшие соски. Резкая, мучительно-сладостная боль стрелой пронзила Нору: от ямочки между ключицами, до треугольника внизу живота. А потом ее платье и сорочка соскользнули вниз, к ногам.

Ричард встал на одно колено, чтобы скатать и снять ее чулки. Нора возложила руки на его голову, словно благословляя, и поднимала ноги по очереди.

Он поцеловал высокий подъем ее ступни, щиколотку, нежную внутреннюю поверхность бедра. Встал, провел ладонями по ее ногам, бедрам и талии, прежде чем обнять ее и прижать к себе. Их губы снова встретились. На этот раз он был требователен, настойчив, жесток, пока она не приоткрыла губы, пока его язык не проник в ее рот. И Нора льнула к нему, слабея от желания. Она сама не понимала, почему ей пришло в голову, что надо бы тоже раздеть его. Ведь она так мало знала о мужчинах! Но было что-то великолепное… нечто непереносимо эротичное в том, как она, совершенно голая, припадала к Ричарду, который был еще полностью одет.

– Ложись, Нора, – попросил он, откинув покрывало одной рукой и обнимая ее другой.

Она легла на спину. Он наклонился над ней и, продолжая целовать в губы, ухитрился стащить с себя фрак и развязать узел шейного платка. Тогда она стала помогать ему, расстегнув и спустив с плеч рубашку. Снова встав, Ричард принялся снимать брюки.

Боже, как он был красив! Нора не могла насмотреться на него в лунном свете, льющемся в окна. Намного красивее, чем был когда-то! Широкоплеч и мускулист.

А может, она так считала лишь потому, что смотрела на него глазами женщины, а не девочки? Она ясно помнила, что называла его красавцем, потому что тогда он был строен и грациозен. И смеялся над ее словами, прежде чем похоть поглотила их обоих. Они с оптимизмом юности начинали супружескую жизнь.

Теперь они снова были в постели, и Ричард снова ласкал ее руками и губами, на этот раз как искушенный в любовных играх мужчина. А она руководствовалась только слепыми инстинктами, но жадно ласкала его и, как музыку, слушала стоны желания и наслаждения.

Но скоро все ее тело запульсировало почти болезненной потребностью.

– Ричард, – прошептала Нора, – Ричард…

Его имя звучало мольбой.

– Да, – ответил он. – Да.

И придавил ее к матрацу всем своим немалым весом, прежде чем раздвинуть коленом ее ноги. Нетерпеливо сжал ягодицы, приподнял и вошел в Нору, твердый, напряженный и сильный, наполняя и растягивая ее. Она прикусила губу в ожидании боли. Боли не было.

Ричард вытащил из-под нее руки, оперся на локти, чтобы не раздавить Нору, и стал двигаться в ровном, медленном ритме.

Она провела пальцами по его рукам и плечам, ощущал мягкие волоски, мышцы, тепло кожи. Обвила ногами его талию и стала двигать бедрами, сжимая и разжимая внутренние мышцы, повинуясь чистому инстинкту. И закрыла глаза, пытаясь сосредоточиться на том, что происходило там…

Там, внизу, все было влажно, и Ричард продолжал размеренные движения.

И Нора чувствовала, как неспешно накапливается тупая боль, становившаяся все острее, пока не превратилась в настоящую пытку. И она снова крепко сжала внутренние мышцы, расслабилась и поняла, что больше не вынесет. И содрогнулась в сладкой муке освобождения, вдруг поняв, что это была не боль, а нечто совершенно противоположное.

Откуда-то донесся чей-то удивленно-самозабвенный крик, и Нора смутно поняла, что это ее собственный голос.

Но прежде чем успела собрать воедино разбросанные осколки своего тела и сознания, Ричард снова вонзился в нее, на этот раз глубоко и резко, и она ощутила, как изливается в лоно жаркий поток его семени. Он громко вздохнул и обмяк на ней. Всей своей тяжестью.

Ричард…

«Ах, моя любовь, моя любовь…»

Он был разгорячен и мокр от пота. Как и она. Нора все еще лежала под ним, расслабленная и счастливая, слушая, как замедляется бешеный стук сердца. Она стала дышать медленнее.

Они любили друг друга! Любили!

Он сказал ей, что сам не знает, женат или нет. Конечно, нет! Они никогда не были женаты.

Возможно. Так уверял ее отец. Но теперь это совершенно не важно, не так ли?

Завтра он уедет. Она тоже уедет. Но уедут они не вместе. И возможно, больше никогда не увидятся.

Ричард. Ах, Ричард!

Он откатился, лег набок и одной рукой натянул одеяло на себя и Нору. Другая рука оставалась у нее под головой.

Оба молчали, наслаждаясь теплом.

Нора не слышала его сонного дыхания, хотя он лежал совсем рядом.

Неужели не спит?

Она закрыла глаза и попыталась уснуть сама. Но вместо этого очень захотелось заплакать. Опять.

Глава 10

Ричард не спал, но вполне удачно притворялся спящим.

Он ненавидел Нору десять лет. Презирал за слабость и предательство. А ведь она столько раз клялась, что любит его больше жизни. Что будет любить, даже если им придется жить в хлеву. Умоляла спасти от замужества, навязанного отцом. Убежать вместе с ней в Шотландию. И произнеся священные обеты, в которых обещала любить, чтить и повиноваться, пока смерть их не разлучит, она сдалась мгновенно, стоило появиться ее отцу. Едва войдя в обеденный зал гостиницы в сопровождении Джереми Райдера, он приказал дочери идти наверх и складывать вещи, та безмолвно повиновалась, бросив тоскливый взгляд на Ричарда, когда он положил ладонь на ее руку и велел остаться на месте. Тогда он в последний раз видел ее. Прошло целых десять лет. Она была воплощением слабости. Но ей также было всего восемнадцать. Разве справедливо судить ее по поступкам десятилетней давности?

Дыхание Норы было спокойным и ровным. Не глубоким дыханием спящего человека.

Он обещал не касаться ее сегодня. Но он просил остановить его, помочь сдержать слово. Нора освободила его от данной клятвы. И сейчас первая призналась, что не спит. Повернула голову и прижалась щекой к его плечу.

– Я лягу на полу, если это поможет тебе уснуть.

Он тихо рассмеялся и свободной рукой откинул волосы с ее лица. В свою очередь, повернул голову, чтобы они смогли смотреть в глаза друг другу. Нора не выдержала и тоже рассмеялась:

– Я подумала, что, наверное, мешаю тебе.

– Мешала. И мешаешь.

– Нам не нужно было доводить до такого, – выдохнула она.

– Но так уж случилось.

– Да.

Он поцеловал ее.

Ее рот был мягким, теплым и влажным. Их горячие языки сплелись.

Ричард уже успел понять, как она невинна. Должно быть, в последний раз она была с мужчиной десять лет назад. Была с ним. И тогда, и сейчас. Дважды за свои двадцать восемь лет.

Он не мог сосчитать женщин, с которыми спал за все эти годы. Спал, пытаясь забыть. Спал в бесплодной попытке найти облегчение для сердца и тела.

Нора погладила его плечо и ответила на поцелуй.

Он обожал ее. Боготворил. Поклонялся. Издали. Долгие-долгие месяцы.

А потом, обнаружив, что на его чувства отвечают, влюбился со всей страстной преданностью очень молодого человека. И даже не позаботился задаться вопросом: любит ли она потому, что видит в нем средство избавления от нежеланного замужества, или хочет получить мужа и друга на всю оставшуюся жизнь? Однако получилось, что своей цели она добилась. До Поттса, должно быть, дошли слухи либо о ее проступке, либо о грядущем разорении Райдера, и он отказался жениться на Норе. Возможно, она пожалела об этом, но было поздно. А ведь Поттс мог спасти ее от долгих лет безденежья, работы за сущие гроши и необходимости исполнять капризы придирчивых хозяек.

Впрочем, и он тоже.

Однако все это было очень давно. С тех пор прошла целая жизнь.

Ричард повернул Нору на спину и наклонился над ней, лаская и возбуждая пальцами. Неожиданно для себя снова узнавая ее стройное тело с высокой упругой грудью и длинными красивыми ногами. Узнавая ее запах. Аромат мыла и женщины, которая только сейчас была с мужчиной.

Ричард мял и ласкал ее груди, целовал живот, внутренние поверхности бедер и коленей, икры и ступни и, наконец, положив ее ноги себе на пояс, встал на колени между ними и снова стал целовать ее рот, одновременно раскрывая пальцами нежные лепестки лона. Проникая в нее двумя пальцами и потирая подушечкой большого пальца нежный бугорок, отчего Нора приподняла бедра, надавливая на его пальцы и издавая глухие стоны наслаждения.

Ричард поцеловал ее сомкнутые веки и губы, убрал руку, чуть приподнялся и стал медленно входить в нее, пока влажный жар не окутал его плоть.

Он мог бы отнестись к этому моменту как к мимолетному приключению. Довести обоих до экстаза и думать о Норе только как о женщине, которой вздумалось поразвлечься с мужчиной. Но дело было не только в чувственном наслаждении.

Ричард глубоко вздохнул и открыл глаза. Он все еще стоял на коленях, обнимая Нору за талию. Ее руки лежали на матраце. Светлые волосы были в великолепном беспорядке раскинуты по подушке. Глаза тоже были открыты, и в них плескалось желание.

Он оперся ладонями на подушку по обе стороны от ее головы и лег на нее всем телом, повернув голову так, что она лежала рядом с ее головой.

И стал медленно двигаться, пока окончательно не лишился сил. И последним резким выпадом исторгся в нее, зная, что хотя она не закричала и не вздрогнула, тоже задохнулась от экстаза в тот же самый момент.

Прежде чем сон завладел им, он еще успел подумать, что единственный раз по-настоящему любил женщину в постели. Нору. Свою жену.


Ричард проснулся, когда небо на востоке чуть посветлело. Он по-прежнему лежал на ней. По-прежнему был в ней. И как ни странно, несмотря на то что он придавил ее к постели, она тоже спала. Спала и глубоко, спокойно дышала.

Ричард осторожно отстранился, укрыл Нору, прежде чем встать и подойти к окну, выходившему на поля и лес. Вокруг не было ни единой живой души, хотя птичий хор уже приветствовал новый день. Стоило немного приоткрыть окно, и песня понеслась в комнату.

Ричард оперся о подоконник и долго смотрел вдаль. Утренний ветерок холодил его руки и плечи…

Глава 11

Нора проснулась, едва Ричард отстранился и натянул на нее простыню и одеяло. Лишившись уже привычной тяжести его тела, она все же не открыла глаз, пока не поняла, что он поднялся и отошел. И только тогда осторожно повернула голову и посмотрела на него. По-прежнему обнаженный, он стоял у окна, спиной к ней.

Великолепный мужчина. Великолепный любовник.

Она все еще томилась сладкой болью, хоть и ощущала ужасную пустоту, которую еще недавно заполняла его плоть. Ноги затекли, потому что все это время она не могла пошевелиться. И по-прежнему ощущала его запах на простынях, на себе.

– Ричард, – тихо спросила Нора, – почему ты написал то письмо? Оно так жестоко меня ранило.

Наверное, ей не стоило в этом признаваться. Еще вчера она никогда бы так не поступила.

Он оглянулся на нее. Его ладони все еще лежали на подоконнике.

– Какое именно?

– Какое? – нахмурилась она. – То самое. Ты написал мне только одно письмо.

Он долго молча смотрел на нее, а потом коротко рассмеялся:

– Какой я глупец! Абсолютный глупец! Ну разумеется! Остальных ты в глаза не видела!

– А были и остальные?

Но она тут же поняла, что Ричард наверняка пытался связаться с ней, и не раз. Он не мог просто так бросить ее, хотя именно так она и считала все эти годы.

Ричард снова усмехнулся. Совсем невесело.

– До чего же мы были зелены и наивны! Я всеми силами старался увидеть тебя, хотя меня дальше ворот не пропускали. И каждый раз уверяли, что ты не желаешь этой встречи. Полагаю, ты и об этих визитах слышишь впервые.

Нора не ответила. Да и к чему? И так все ясно…

Они молча уставились друг на друга.

Ричард отошел от окна, шагнул к кровати и стал разглядывать ее, словно больше не мог ясно различить черт лица.

– Почему именно это письмо тебя ранило? – неожиданно спросил он. – Я предложил тебе руку, полагая, что мы пока не женаты.

– Ты сделал это, желая оскорбить отца. Ваши роли вдруг переменились. Ты стал богат и знатен, мы же окончательно разорились. Ты сделал предложение, чтобы лишний раз позлорадствовать, вообразив, что мы попадемся на удочку и я со всех ног брошусь под венец.

– Ошибаешься. Он уже предлагал мне тебя, – мягко возразил Ричард. – Поэтому я и написал письмо. Думал, что ты сама хочешь стать моей женой и подчинишься приказу отца.

Нора зажмурилась от стыда.

– Я была пешкой в вашей игре, – выдохнула она.

– А я очень удивился, получив отказ. До этой минуты ты во всем подчинялась отцу. Поверь, я впервые за полгода почувствовал к тебе нечто вроде уважения.

После того как она отослала ответ, ее сердце еще долго словно истекало кровью. Но вся эта скорбь давно забыта. Она обнаружила, что способна выжить даже после смертельной раны. И с тех пор так и выживала. И будет выживать. Переживет эти… эти двадцать четыре самых счастливых часа в своей жизни.

– Я сейчас оденусь, – резко бросил он, – и спущусь вниз посмотреть, что там с коляской и лошадьми. Раз уж я все равно так рано встал, пожалуй, лучше уехать сейчас.

Нора спокойно наблюдала, как он умывается, одевается и бреется с холодной водой, оставшейся со вчерашнего вечера. Наблюдала, как страстный любовник прошлой ночи превращается в спокойного, деловитого, модно одетого джентльмена.

Скоро прошедший день, ночь… и даже этот момент будут казаться сном. А возможно, и кошмаром.

Уже взявшись за дверную ручку, Ричард оглянулся.

– Я велю через час прислать тебе завтрак, – пообещал он.

Она уже хотела было возразить. Объяснить, что у нее нет денег. Но это прозвучало бы жалко и мелочно.

Почему у нее такое ощущение, что они поссорились, хотя на самом деле ничего подобного не было?

Прошлой ночью они любили друг друга дважды.

Именно любили?

Или она в своей глупой наивности не может отличить любовь от похоти? Неужели это всего лишь похоть?

Наверное, так оно и есть.

– Спасибо, – поблагодарила Нора. И Ричард исчез.

Глава 12

Коляску Ричарда уже починили. Можно было отправляться в путь. Конечно, потребуется заново ее выкрасить, но это может подождать, пока он не доберется до Лондона. Во всяком случае, в ней можно было спокойно пускаться в дорогу, и он торопился поскорее уехать отсюда. Пора возвращаться к реальной жизни.

Оказалось, что и дилижанс тоже в порядке: повреждения были менее серьезными, чем казалось на первый взгляд. Ричард стоял во дворе гостиницы в ожидании, когда пассажиры закончат завтрак и спустятся вниз или придут из тех домов, где были размещены на ночь.

Солнце уже сияло, хотя день выдался ветреным. Цветные ленты на забытом майском дереве громко хлопали.

Ричард вдруг решил, что подождет, пока не уедет Нора.

Правда, его так и подмывало поскорее убраться восвояси, не повидавшись с ней в последний раз. В конце концов, можно послать слугу за саквояжем. Но он должен убедиться, что больше ничто не задержит дилижанс: у нее нет денег, а она вряд ли согласится взять у него хоть несколько шиллингов.

Наверное, большинству окружающих покажется очень странным, когда она сядет в дилижанс, а он уедет один, в коляске. Поползут сплетни…

Сам он был совершенно равнодушен к мнению посторонних, но ей придется много часов провести в обществе этих людей. Что, если они начнут расспрашивать, любопытствовать, быть может, издеваться?

Проклятие!

И что пошло наперекосяк сегодня утром в этой комнате? Совершенно непонятно. Они не ссорились, и все же…

Он резко оборвал разговор, объявив, что сейчас оденется и уйдет… и внезапно между ними воцарилось жуткое молчание. Как раз когда он удостоверился, что во всей этой истории именно Нора была невинной жертвой. Как раз тогда, когда она удостоверилась, что, возможно, именно он был во всей этой истории невинной жертвой.

Неужели теперь он убегает?! А она?

Кучер нетерпеливо сзывал пассажиров. Некоторые уже собрались и занимали лучшие места возле окон.

Ричард вошел в гостиницу. Пожалуй, нужно подняться за Норой. Снести вниз ее саквояж и попрощаться, как подобает людям цивилизованным. Но зачем все это?!

Она уже стояла у лестницы с саквояжем в руках. Их глаза встретились. Он подошел к ней и взял саквояж.

– Ты услышала, как сзывают пассажиров?

– Да.

Она была немного бледна. И глаза казались неестественно огромными. Волосы были безжалостно стянуты в узел и прикрыты шляпкой.

Неужели он расстанется с ней безропотно? Без борьбы?

Теперь стало ясно, какими ей представлялись события, случившиеся в эти шесть месяцев после их свадьбы. Какими глазами она видела всю ситуацию. Он покорно позволил Райдеру увезти ее домой и объявить брак незаконным. Не попытался поехать за ней или хотя бы увидеться. А потом она, должно быть, услышала о счастливых переменах в его судьбе. И после того как ее семья обеднела, он ни с того ни с сего написал ей, предлагая выйти за него замуж. Чтобы поглумиться? Отец сделал все возможное, чтобы заставить дочь согласиться. Здравый смысл наверняка подсказывал, что ей предлагают прекрасный выход из положения. И все же у Норы хватило мужества отказаться.

Не потому что она разлюбила его. Просто посчитала, что это он никогда ее не любил.

Она смотрела ему в глаза.

– Мисс Райдер! – раздался громкий, нетерпеливый голос кучера. – Мисс Райдер здесь?

– Нора, – поспешно сказал Ричард, – я написал то письмо вовсе не с целью оскорбить твоего отца или позлорадствовать. Это было последней отчаянной попыткой убедить тебя вернуться ко мне.

Она продолжала молча смотреть на него.

– Мисс Райдер! – Голос доносился уже со двора. – Никто не знает, где эта чертова особа провела прошлую ночь? И как она выглядит?

– Первый месяц я писала тебе каждый день, – призналась она едва слышным шепотом. – Каждый божий день. Но ни одно из писем не было отослано. Я не знала, куда их посылать. Ты просто исчез. Не взяв с собой меня. И ни единого слова от тебя. Ни единого. Я и сейчас чувствую себя одинокой: жизнь платной компаньонки приятной не назовешь. Но я никогда не знала такого одиночества, как в эти несколько месяцев. Я вышла замуж, а потом – ничего. А потому вдруг получаю письмо. Такое холодное, такое формальное.

– И переписанное сто раз, прежде чем был отослан последний вариант. Это был мой последний шанс, и я не хотел его упустить. Только ничего не вышло.

– Мисс Райдер? – Кучер снова появился в дверях и на этот раз не сдержал раздражения: – Дьявол побери эту женщину! Где она? Хозяин, вы ничего о ней не знаете?

– Я? Нет, – покачал головой хозяин.

– Придется ехать без нее! Так ей и надо! Не могу заставлять ждать остальных, после того как целый день потерян!

Нора глянула поверх плеча Ричарда. И на секунду в ее глазах метнулось нечто вроде паники.

– Не уезжай, – попросил он, сжимая ее запястье. – Не уезжай, Нора. Останься со мной. Останься навсегда.

Нора слегка качнула головой.

– Миссис Кемп, отнести ваш саквояж в коляску? И ваш, сэр? – осведомился подошедший хозяин.

Нора прикусила губу и продолжала смотреть на Ричарда. Со двора донеслись стук колес, топот копыт и оглушительный вой рожка, предупреждавшего остальные экипажи, что со двора выезжает дилижанс. Выезжает. Без нее!

– Да, прошу вас, – ответил Ричард.

Хозяин подхватил саквояж и поспешил к выходу, громко приказывая невидимому слуге немедленно пойти наверх и доставить в коляску саквояж мистера Кемпа.

– Ты моя жена, Нора, – напомнил Ричард.

Глаза ее внезапно наполнились слезами.

– Брак незаконен, – пробормотала она. – Он…

– Законен, – твердо объявил Ричард. – Хотя я не сомневаюсь, что некая сумма перешла из рук в руки и все документы исчезли. Но это ничего не меняет, Нора. Ты моя жена.

– Ричард… – начала она.

– Я люблю тебя. Всегда любил. Полагаю, и ненавидел тоже. Но всегда, всегда любил. Прошлая ночь… это была любовь, Нора, и ты должна это знать. Едем со мной.

– Но… мне нужно идти. Кучер зовет.

– Поздно, – улыбнулся он. – Дилижанс уже уехал.

– Правда?! – ахнула она.

Поразительно, как это она ничего не слышала! Была слишком занята разворачивавшейся между ними драмой.

– Ты снова застряла здесь. Со мной, – сообщил Ричард.

– На всю жизнь?

– По крайней мере на этот срок, – кивнул он.

Она стояли, глядя друг на друга, пока уголки губ Норы не приподнялись в ответной улыбке, зажегшей глаза.

– Но не обязательно оставаться здесь, в «Посохе и дубинке», – добавил он. – Лошади и коляска уже стоят наготове.

– Куда мы едем? – спросила Нора.

– В длинное путешествие до конца нашей жизни. Однако сначала – в Лондон, где я постараюсь как можно скорее раздобыть специальное разрешение на брак. Сами мы точно знаем, что не живем в грехе, но общество может не так охотно этому поверить.

– О, Ричард, – пробормотала Нора. Он взял в ладони ее правую руку.

– Ты выйдешь за меня, Нора? Снова?

Он широко улыбался, и она вдруг почувствовала себя на седьмом небе от счастья.

– Выйду. Но только последний раз, Ричард. Я положительно отказываюсь вводить это в обычай.

Оба рассмеялись, пьянея от радости, и он подался вперед, чтобы завладеть ее губами, в тот самый момент, когда слуга, посланный наверх, с грохотом слетел по лестнице с саквояжем Ричарда, а хозяин вошел со двора, только что уложив саквояж Норы в коляску.

Слуга поспешно и шумно попятился, а хозяин кашлянул и внезапно обнаружил нечто, требующее его немедленного присутствия.

Ричард обнял жену за талию, она обхватила его шею, и они продолжали публично и совершенно скандально выказывать всю глубину владевших ими чувств.

Ради такого мгновения остаток жизни мог и подождать.

Примечания

1

В шиллинге – двенадцать пенсов.

(обратно)

2

В те времена сбежавшие от родителей любовники направлялись в Гретна-Грин, деревню на границе Англии и Шотландии, где церемонию проводили кузнецы. Жених и невеста соединяли руки над наковальней. Брак считался абсолютно законным.

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • *** Примечания ***