Пороги рая, двери ада (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Булатникова Дарья Пороги рая, двери ада

Пороги рая, двери ада,

Пути к спасенью…

Олег Ладыженский

В последнее время мои сны были наполнены тягостной и непонятной многозначительностью.

Обычные повседневности в долгих, почти лишенных действия, ночных грезах приобретали странный и тревожный смысл. Причем, значение увиденного было доступно некоторому пониманию только во сне.

Пробуждение всегда оставляло щемящее чувство забытого откровения, неудовлетворенность тем, что наполнявшее густой воздух сна прозрение испарялось с поверхности сознания стремительно, как капли летнего дождя с теплого асфальта. Только большим внутренним усилием удавалось сохранить в себе ночные ощущения, донести их до той минуты, когда можно позволить себе поразмышлять над ними в относительном одиночестве.

Но обычно эфемерные волны растворялись в утренних делах, и оставалась только легкая досада на свое несовершенство, на неумение и в жизни находить в простых вещах поистине космические истины. Таким даром обладают, пожалуй, только японские поэты, умеющие в жухлом листе или облаке увидеть смысл прихода человека в этот мир.

Сегодня, например, мне снилась капель. Не торжествующе-звонкая, апрельская, а осенняя, когда при потеплении после первых морозов обреченно стаивает на крыше снежок, барабаня грязными каплями по жестяному подоконнику. Капли летят вниз, впиваясь в съежившуюся белую шубку, еще вчера радовавшую глаз и душу — наконец-то пришла зима! И эти черные проточины в обреченном снегу похожи сразу и на следы от пуль, и на ужасный рот старухи, наполовину лишенный зубов. Ничего больше — только осенняя капель, но сумрачное ощущение безнадежности оставалось со мной долго, почти до вечера. Даже обычно малочувствительный Севка заметил, что выгляжу я какой-то угнетенной и безрадостной. Это, однако, не помешало ему врубить в машине музыку на полную громкость да еще и фальшиво подсвистывать любимой «Агате Кристи».

Мы ехали в пригородный санаторий, где не очень часто, но регулярно проводили выходные дни — селились в номере «люкс», парились в баньке, плавали в бассейне и танцевали вечером на легкомысленной дискотеке. Летом брали лодку и плавали по озеру или бродили по лесу в поисках ненужных грибов. Севка, если находилась подходящая компания, резался в преферанс или играл на бильярде. Чаще всего с нами ездил и Егорка, но он в четверг засопливил и его оставили дома с Симой. Сима была сестрой Севы и жила с нами почти с рождения Егорки. Как раз тогда она развелась с мужем-наркоманом, и нормальная семья, где не было проблем снижения ежедневных доз, поисков самых лучших наркологов и кошмаров абстинентных состояний, а был смешной кудрявый и пухлогубый младенец, казалась ей истинным раем.

Мы с Севой не возражали, дом большой, места всем хватит. Постепенно Сима стала практически главой семьи — все покупки, уборка, ремонт, а также прочие бытовые проблемы легли на ее плечи. Севка с утра до ночи пропадал на работе, я занималась Егоркой, не доверяя малыша никаким нянькам и гувернанткам, так что все хозяйство оказалось взваленным на мою золовку.

Мы с Севкой иногда с ужасом представляли, что будет, если Сима снова выйдет замуж и переедет, мы тогда просто погибнем. Я до сих пор так и не научилась правильно вести себя с прислугой. Горничные, кухарки и садовники казались мне угнетенными, практически порабощенными существами. Наверное, я из чувства раскаяния сама бы принялась стряпать, стричь газон и убирать в доме, чтобы облегчить им жизнь. Но Сима только смеялась над нашими страхами и заверяла, что сыта замужеством по горло и впредь будет выбирать мужей долго и тщательно, так что время у нас еще есть.

От громкой музыки у меня разболелась голова и на заправочной станции я перебралась на заднее сиденье. Севка, вняв моим намекам, убавил громкость лазерного проигрывателя, и под пенье Алсу я задремала. Очнулась оттого, что машина затормозила. На обочине в свете фар стояла женщина с дорожной сумкой. Я удивилась, потому что муж обычно никого не подвозил, даже женщин с маленькими детьми.

Мотивировал он это тем, что рядом, за кустом или в кювете может прятаться вооруженный мужик, желающий отнять его драгоценную «ауди». Но на этот раз кустов и кюветов не было — просто равное поле, а женщина, одетая в светлый легкий костюмчик и туфли на высоком каблуке, выглядела настолько беззащитной на темной дороге, что каменное сердце Севки дрогнуло.

Незнакомка торопливо уселась на переднее сиденье, поставив в ноги сумку, и облегченно вздохнула.

Оказалось, что она ехала к мужу в тот же санаторий, что и мы, но везший ее частник начал приставать с определенными намерениями. А когда она ему отказала, просто высадил на полпути и уехал. Севка успокоил ее, сказав, что нам по дороге и приключения ее на сегодня закончились. Я снова принялась дремать, свернувшись калачиком на сиденье и подложив под голову Егоркиного голубого медвежонка, валявшегося в машине с прошлой поездки. Но сон мне присниться не успел, хотя в первое мгновение я была уверена, что такое может произойти только в настоящем кошмарном сне.

Оглушительный грохот и треск, прыжок машины с трассы куда-то вбок и страшная тряска мгновенно сбросили меня в пространство между сиденьями. Автомобиль, подскакивая, несся неизвестно куда, грозя вот-вот перевернуться. Я пыталась упереться во что-нибудь руками, чтобы хоть немного уберечься от ударов о сиденья, но меня било сразу со всех сторон, и тогда я просто закрыла голову руками и сжалась в комок. «Ауди» остановилась, врезавшись во что-то не очень твердое, замерла, ревя мотором, и наконец заглохла.

Оглушенная и ошалевшая от ужаса, я лежала, боясь пошевелиться, считая, что переломала себе все, что можно переломать — от позвоночника до носа. Милая девочка Алсу пела: «Если я тебе не приснилась, значит, наступила зима…». Песня закончилась, и я решилась пошевелить ногами и руками. Потом вцепилась руками в спинку переднего сиденья и подтянулась. Они оба, Севка и наша попутчица, сидели, наклонившись вперед.

Система безопасности не сработала, наверное, удар был не слишком сильный и резкий, но лобовое стекло полностью исчезло, и я ощутила на лице свежий, пахнущий июньской зеленью ветерок. Машина, съехав с шоссе и промчавшись по лугу, застряла в густых высоких кустах, в которых терялся свет ее фар.

Осторожно протянув дрожащую руку, я прикоснулась к такому знакомому стриженому затылку Севки и пальцами почувствовала вязкую теплую влагу. Муж никак не прореагировал на это прикосновение… Спазм сжал мне горло, и я не смогла его окликнуть, только судорожно дергала заклинившуюся дверь. И тут вдруг послышались звуки торопливых шагов и приглушенные голоса — кто-то спешил к машине, запинаясь в высокой траве.

Нужно было закричать, позвать на помощь, но тут внезапный животный страх буквально парализовал меня. Не осознавая, что делаю, я сползла опять между сиденьями, забилась в щель испуганным зверьком.

Почему я сделала это? Что заставило меня затаиться и молчать? Позже, размышляя об этом, я поняла, что единственной причиной было то, что я подсознательно узнала один из голосов. А голос этот принадлежал человеку, которого никак не могло быть в этот день рядом с нашей машиной. Он должен был находиться за тысячи километров отсюда, в другой стране… И что могло означать то, что он сейчас был здесь?

Шаги замерли около машины, кто-то попытался открыть переднюю дверь со стороны водителя, долго дергал прежде, чем она поддалась.

— Ну, вот и все, Палыч. Оба клиента мертвые, — процедил хрипловатый баритон.

— Ты уверен? — спросил второй, и я едва не закричала, потому что голос этот слышала много раз — резкий, драматично звучащий, он принадлежал заместителю Севки, Игорьку Пестову, в обиходе именовавшемуся Палычем. Впрочем, я звала его всегда Игорьком.

— А ты думаешь, что получив пару автоматных пуль в голову, можно остаться живым? Ну да чего рассуждать, сейчас машину сожжем, и сомнений у тебя не останется.

Я впилась зубами в подвернувшегося под руку плюшевого мишку, мне казалось, что стук моих зубов и даже стук сердца могут выдать меня. Хотя какая теперь разница — все равно живой мне не остаться, если не убьют, обнаружив, то сгорю живьем. Находясь в полуобморочном от ужаса состоянии, я то покрывалась липким холодным потом, то заливалась неестественным жаром от пяток до самой макушки. Наверное, так чувствуют себя животные на бойне, зная о неизбежной смерти.

Краем сознания я слышала какую-то возню около радиатора, потом послышалось отборное ругательство.

— Что такое? — всполошенно спросил Игорек.

— Да зажигалка, блин корявый! Не работает, дешевка китайская! Дай твою!

— Я свою в куртке в машине оставил, — пробубнил растерянно Игорек.

— Так сходи за ней! И не психуй ты, все уже позади.

— Ладно, я мигом! — и раздались торопливые удаляющиеся шаги.

Я, наконец, смогла перевести дыханье и вытащила зубы из несчастной игрушки. Неизвестный мне человек шуршал неподалеку, что-то бормотал и даже громко зевал. Потом звуки стали глуше. Я осмелилась приподнять голову и в рассеянном листвой свете фар увидела высокую сутулую фигуру, направляющуюся к ближайшему дереву. Подойдя к нему, мужчина принял характерную позу, послышалось журчанье, и я поняла, что могу использовать крошечный, почти микроскопический шанс, пока он справляет нужду.

Стараясь двигаться бесшумно, я почти без надежды потянула ручку двери, с которой до этого не могла справиться. И произошло чудо — она открылась сразу и бесшумно. Но прежде, чем выскользнуть в образовавшуюся щель, я наклонилась к телу своего мертвого мужа, с трудом нашарила и вытащила из внутреннего кармана его ветровки бумажник. Потом схватила Егоркиного мишку и выползла из машины.

Почему-то мне казалось, что бросить игрушку невозможно, как невозможно оставить на сожжение собственного ребенка.

Моля Бога, чтобы убийца не услышал, я осторожно закрыла дверь. Как хорошо, что у дорогих машин они захлопываются почти беззвучно! Мужчина удовлетворенно крякнул и тихо засвистел. Понимая, что он вот-вот вернется, я торопливо поползла в глубь кустов, опираясь на локти и прижимая к груди медвежонка и бумажник Севки. Я успела отползти только на несколько метров и затаилась в зарослях, понимая, что если негодяи подожгут машину, то шансов уцелеть при взрыве бензобака у меня очень мало. Но мысль о том, что после моей смерти Егорка останется на этом свете совершенно один, а подлые убийцы безнаказанно достигнут своей цели, заставляла меня действовать отчаянно и одновременно расчетливо. Я загнала в глубину своего естества боль, страх и горе и замерла без движения, вжавшись в палые прошлогодние листья и молодую траву.

Наконец Игорь вернулся, сам поджег какую-то бумагу, наверное, прихваченную из машины газету, и швырнул ее через разбитое лобовое стекло в салон. Пламя разгоралось вначале медленно, но потом, видимо, занялась обивка сидений, огонь вспыхнул и загудел. Мужчины торопливо пошли прочь. Я встала на четвереньки и, стараясь, чтобы между ними и мной была машина, поползла в противоположную сторону.

Ужасное чувство, что в пламени сгорает человек, которого я когда-то так сильно любила, отец моего ребенка, такой близкий и родной Севка, вызывало у меня судорожные всхлипы и дикое желание наброситься на проклятого Игорька и вцепиться ему в кадыкастое горло.

Когда бензобак, наконец, взорвался, я была уже так далеко, что не пострадала, только упала лицом в землю и лежала так несколько минут. Потом, приподнявшись, увидела вдалеке габаритные огни удаляющейся машины.

***

Сколько я брела по кустарнику, перешедшему затем в реденький лес, не знаю. Утро застало меня спящей в обнимку с грязным голубым медвежонком на краю вспаханного поля. Наверное, я просто упала в изнеможении и отключилась. Все мое тело болело и, кажется, представляло собой один большой синяк. Нос распух и ныл, кофта на локтях была изодрана, а сами локти саднили. Тупо мотая головой, я уселась на земле и огляделась. Вокруг не было видно ни людей, ни каких-либо строений, только поле да росшие купами кустарники и невысокие деревья.

Я встала и наугад побрела вдоль поля, надеясь, что увижу хоть какую-нибудь дорогу. Ведь если поле вспахано, значит, к нему должны были как-то подъехать. В голове царило такое смятение, что я могла выделить только самые простые мысли, все остальное было сплошным ужасом. Неужели это действительно произошло с нами — со мной и Севкой? Может быть, я просто сошла с ума, брожу неизвестно где, все меня ищут, муж ждет дома вне себя от беспокойства, Егорка спрашивает Симу: «А где мамуля?»

Тут я споткнулась и уронила мишку. Нагнувшись и протянув за ним руку, я заметила, что моя ладонь и пальцы покрыты странными грязно-коричневыми пятнами. Такие же пятна были на голубой шкурке медвежонка. Еще не понимая, что это такое, я поднесла пальцы к носу и ощутила слабый кисловатый запах засохшей крови, крови моего мужа. Уткнувшись лицом в голубое пушистое тельце, я просидела в густой траве неизвестно сколько времени, но так и не смогла заплакать. Казалось, внутри меня не осталось ни капли влаги, чтобы выдавить хоть одну слезинку. Потом снова поднялась и пошла.

Наконец, обойдя почти половину поля, я увидела измятый участок травы под несколькими старыми березами и ровную проселочную дорогу. Очевидно, здесь совсем недавно был лагерь трактористов. Около берез виднелось свежее костровище и лежало бревнышко для сиденья. За бревнышком я отыскала ржавое ведро, в котором было немного воды, пару пустых бутылок из-под водки и размокшую от росы красную пачку с надписью «Прима».

Пить воду я не рискнула, только осторожно умылась и вымыла руки выше локтя. Рукава пришлось закатать, так хоть не было видно дыр. К счастью, джинсы не порвались, только были сильно испачканы на коленях. Хорошо, что вчера я одела не какой-нибудь светлый костюмчик или сарафанчик. Поехала в чем была — в черных джинсах, кроссовках и темно-зеленой кофточке, просто из-за головной боли переодеваться не хотелось.

Я принялась отряхивать одежду от грязи, прилепившихся колючек и паутины и внезапно ощутила, что в кармане джинсов что-то лежит. До сих пор не понимаю, как я ночью не потеряла Севкин бумажник, не помню, когда сунула его в карман, напрочь забыв о нем. Я поднесла портмоне к лицу и ощутила запах кожи и едва уловимый, до боли знакомый запах любимого Севкиного одеколона. Кажется, у меня появилась странная звериная привычка обнюхивать предметы…

Открыв бумажник, я обнаружила в нем три кредитные карточки и какую-то сумму денег в рублях и долларах, считать я не стала. Кроме того, там были наша с Егоркой фотография в целлулоидном окошке, водительские права Севки, несколько разных визитных карточек и маленький ключик, скорее всего от кейса.

Уже собираясь сложить все это обратно, я заметила в одном отделении смявшуюся в гармошку потертую бумажку. Неизвестно зачем я извлекла и ее.

Это была какая-то квитанция, кажется за парковку. На обороте квитанции черной гелевой ручкой был набросан портрет Севки. Скорее, это было похоже на шарж, но обычно шаржи преувеличивают недостатки изображаемого человека, а этот рисунок, сделанный буквально несколькими линиями, явно льстил, усиливал своеобразную красоту моего мужа. Крупный выступающий вперед нос, подбородок с едва заметной ямкой, густые дугообразные брови — все было нарисовано в такой своеобразной гармонии, что было понятно — рисовал человек, талантливый и к тому же очень хорошо относящийся к Севке. Рисунок поставил меня в тупик, мой муж был тщеславным человеком и наверняка должен был показать мне такой удачный портретик, тем более, что, судя по виду бумажки, он довольно долго таскал ее в бумажнике. Почему же не похвастался? А, вот почему — я рассмотрела внизу крошечные, миллиметровые буквочки, почти стершиеся, и с трудом прочитала: «I love you». Выходит, рисунок был сделан женщиной, влюбленной в моего мужа.

Ну и что? Севка всегда пользовался успехом у слабого пола и не скрывал этого. Ему доставляло удовольствие красоваться среди дам, но при этом я была уверена, что заводить настоящие романы ему было просто недосуг, главным романом его жизни была работа, вернее делание денег на работе. Это по-настоящему увлекало его, как других увлекает игра в казино. Он тоже играл, но его игры были более разнообразны и требовали истинного мастерства. Да, Севка был просто помешан на своей работе. Иногда мне казалось, что и меня-то он выбрал в жены, только потому, что я никогда не лезла в его дела, не упрекала за постоянную занятость, спокойно относилась к поздним приходам домой и срочным отъездам в любое время суток.

Словом, не мешала, не пилила и не требовала повышенного внимания.

Севка панически боялся стерв, вцепляющихся в мужчин и высасывающих из них не только шубки, драгоценности и деньги, но и их время, свободу и здоровье. А таких дамочек среди жен и любовниц Севкиных приятелей было предостаточно. Одна супруга банкира Ганина чего стоила, — обвешавшись бриллиантами, она заставляла несчастного финансиста сопровождать ее повсюду — на модных курортах и светских раутах. Могла ворваться на деловое совещание, чтобы продемонстрировать ему новый шиншилловый свингер, а также регулярно устраивала непомерно шумные и помпезные приемы в их загородном доме. Я сама слышала, как Ганин, скрипя зубами, жаловался Севке на супругу, потребовавшую, чтобы он вместо почечного санатория, куда его настоятельно направляли доктора, ехал вместе с нее на карнавал в Рио-де-Жанейро. «Загнусь я на этом карнавале!» — стенал бедняга. На лице своего мужа в этот момент я увидела столь редкое для него выражение искреннего сочувствия и понимания.

Тогда я дала себе слово постараться не стать похожей на мадам Ганину. «Да тебе это никогда и не удастся, потому что требует много сил и энергии, а ты, дорогуша, слишком большая лентяйка», — досадливо пробубнил при этом мой пресловутый внутренний голос. Пресловутый, потому что мой внутренний голос отличался редким занудством и критичностью по отношению к моей персоне.

Везет же другим — их внутренние голоса превозносят их достоинства до небес, дают практические советы и вообще, помогают людям в жизни. Мой же, зачастую, просто вредил. Например, решала я заняться литературой или научиться вышивать крестиком, а мой внутренний немедленно начинал зудеть: «Твоя графомания всех достанет, все равно таланта у тебя никакого нет. А вышивание вообще глупость, имитация полезной деятельности. И куда ты денешь свои жалкие шедевры крестиком, неужели на стенку повесишь? Не позорь семью!» Так что мне приходилось постоянно жить в разладе с самой собой ночью проникаться странными ассоциативными снами, а днем получать регулярные щелчки по самолюбию от язвительного и необъективного внутреннего голоса.

Затыкался голос только по отношению к Егорке, видимо ему просто не было к чему придраться — я была образцовой матерью. Ни разу за все пять лет своей жизни мой ребенок не вызвал у меня чувство раздражения или желания отдохнуть от него. Конечно, причина была в самом Егорке, он был на редкость милым и смешным малышом, и я просто обожала проводить с ним все свое время. Кормила, одевала, читала ему сказки, водила цирк и зоопарк, гуляла с ним в парке, плавала в бассейне. Господи, что сейчас твориться у меня дома, как там мой сынишка?

И тут до меня дошло то, о чем я раньше не подумала. А ведь в сгоревшей машине обнаружат два тела — мужское и женское — и решат, что погибли мы оба, Севка и я! Да и убийца около машины сказал Игорьку: «Оба клиента мертвы». И это может означать только одно — хотели убить именно нас обоих. Но почему они не поняли, что рядом с Севкой сидела не я? Хотя… Волосы нашей случайной попутчицы были похожи на мои — короткое светлое каре, а то, что ростом она была повыше, так это не заметно, когда человек сидит, тем более, нагнувшись вперед. Они даже не взглянули на ее лицо, так были уверены, что Севка мог ехать в машине только со мной. Значит, Игорек решил прибрать к рукам Севкину фирму, убив и ее владельца, и его наследницу-жену. Но ведь после нашей смерти все наследует наш сын, наш Егорка!

И вот тут мне стало по-настоящему плохо, так плохо, что я подняла лицо к безоблачному голубому небу и завыла волчицей. Потом упала на колени и стала биться головой о бревнышко, рукой зажимая в горле дикий крик. Остановилась, только почувствовав на губах соленый вкус крови из рассеченной брови.

Как ни странно, он мгновенно отрезвил меня. Я не дам этой мрази расправиться с моим сыном и избежать наказания за убийство мужа и неизвестной женщины! Они считают, что убили нас обоих. Но сразу же после этого убить и нашего сына они не решатся, это будет слишком подозрительно. Да и Егорка пока очень мал, не понимает ничего, а значит управлять фирмой и распоряжаться деньгами спокойно может Игорек. К тому же есть еще Сима, а она единственная наша родственница и если с Егоркой что-то случится, то станет наследницей она! А справиться с взрослой женщиной трудней, чем с ребенком. Так что время у меня пока есть, правда не знаю, сколько. Дома появляться мне нельзя, потому что убийцы наверняка крутятся рядом и тогда могут пострадать и Егорка с Симой. Значит, мне просто необходимо найти убежище, приложить все силы для спасения ребенка и постараться отомстить за смерть Севки.

Сформулировав свою задачу, я вскочила на ноги, словно пружина, опять умылась остатками воды, к рассеченной брови приклеила листочек подорожника и, затолкав в карман бумажник со всем его содержимым, решительно двинулась по дороге.

Пройдя метров двадцать, я спохватилась, вернулась и разыскала завалившегося за бревнышко мишку.

Так мы с ним и потопали. И прошли, наверное, километра четыре. К этому времени солнце уже было в зените, мне хотелось есть и просто смертельно хотелось пить. Наконец я добрела до крохотного озерца, вернее прудика, и, наплевав на кишечные инфекции, легла на бережок и, не отрываясь, напилась под завязку самой вкусной на свете воды. Потом разделась и выкупалась, отклеив заодно со ссадины увядший подорожник.

Обсыхая голышом на солнышке, я вдруг услышала вдалеке тарахтенье мотора и поспешила натянуть одежду.

На дороге я долго оглядывалась, пытаясь уловить, откуда доносится явно приближающийся звук.

Внезапно из-за поворота появился странно вихляющийся мотоцикл с коляской. В седле очень прямо сидел пожилой дядька в затертом бушлате и детском оранжевом беретике. Увидев меня, он еще больше завилял и как-то боком остановился. Я поспешно подошла и поинтересовалась, где здесь ближайший населенный пункт и далеко ли до него.

— Да идить…те все прямо и до доидить…те в Варенцово, — толково ответил абориген. И, поразмыслив, добавил:

— Дашь на бутылку, мигом довезу!

Дядька настолько явственно источал сивушные ароматы, что соглашаться ехать с ним было просто самоубийством, но желание поскорее оказаться в обитаемом месте было сильнее чувства самосохранения, и я только спросила:

— Куда садиться?

Дядька ткнул заскорузлым пальцем в люльку, где красовался мешок с зерном. Вздохнув, я мысленно перекрестилась и взгромоздилась на мешок, вцепившись обеими руками в торчащую впереди скобу. Мишку я зажала между коленками. Пьяный водитель с третьего раза попал по педали, мотоцикл взревел и мы резво повихляли по дороге, чудом избегая наиболее глубоких рытвин. Подскакивая на мешке, слегка гасящем удары, я все же немедленно ощутила все свои ушибы. Это немного отвлекало, и я уже не думала ни о чем, кроме того, как бы не вылететь из люльки. Если это произойдет, то вряд ли дядька заметит мое исчезновение до самого Варенцова.

Вздымая клубы пыли, мы ехали и ехали вдоль бесконечных полей и пастбищ. Наконец вдали среди деревьев показались крыши домов. Мой водитель взмахнул рукой и гаркнул:

— Варенцово! Вон оно, итить твою налево!

С этими словами он выхватил из-за пазухи бутылку с мутной голубоватой жидкостью, ловко выдернул зубами бумажную затычку, выплюнул ее на дорогу и одним махом допил содержимое. Бутылку он опять любовно спрятал на груди, после чего ослепительно улыбнулся мне, продемонстрировав два железных и пять кариесных зубов. Я постаралась сохранить спокойствие и даже ободряюще улыбнулась в ответ.

— Сейчас прямо к Сидоровне, за горючим! — еще громче завопил проклятый возница и мы въехали в деревню, распугав кур и жирных гусей.

Наконец мотоцикл замер у дощатого дома, чуть не наехав на огромного козла, пасущегося у забора.

Козел мекнул дурью и ускакал прочь, тряся от негодования бородой. Из дома появилась дородная женщина лет пятидесяти и остановилась на крыльце, уперев руки в крутые бедра.

— Здорово, Сидоровна! — завопил дядька и, соскочив с седла, резво поковылял к ней, на ходу доставая бутылку. При этом он вихлялся точно так же, как его мотоцикл по дороге.

Сидоровна критически оглядела неустойчивую фигуру и поинтересовалась:

— И чего приперси, Мурзилка, должок, что ли, принес?

— Да какой там должок, Сидоровна, всего-то четвертак!

— А хоть и червонец! Раз сказала, не налью, пока не вернешь, значит, не налью!

Несчастный Мурзилка обиженно затормозил и растерянно оглянулся на меня. Я вспомнила о нашей договоренности и извлекла из бумажника сотенную бумажку. Потом вылезла из люльки и отдала ее Сидоровне.

— Ладно, сейчас сдачу принесу! — подобрела та.

— Не надо сдачу, — махнула я рукой:

— Будете наливать ему, пока денег хватит. И расскажите мне, как до города добраться.

— Да как добраться — садись на автобус, минут через сорок будет, и езжай до Бибирева. А там другим автобусом и до города доедешь. Сама-то, небось, городская?

— Городская, городская. А поесть у вас тут можно где-нибудь?

— Ресторанов у нас тут нету, каждый своим двором живет. Если хочешь, могу чего-ничего в погребке поискать. — Она многозначительно пошелестела сторублевкой, и я охотно протянула ей вторую.

Ухватив обе купюры, Сидоровна исчезла в доме, преследуемая по пятам настырным Мурзилкой, требующим обслужить его в первую очередь. Я уселась на лавочке и принялась ждать. Минут через десять женщина появилась с полиэтиленовым пакетом, на котором была реклама «Мальборо», и протянула его мне вместе с пятидесятирублевой купюрой. Я хотела отказаться от сдачи, но она осуждающе глянула на мое грязноватое облаченье и пробормотала:

— Деньгами не разбрасывайся, лучше купи себе платьишко какое-никакое, а то бегаешь, как байстрючка!

***

Уточнив место, где надо ждать автобус, я отправилась на окраину села, села на травке неподалеку от пустовавшего навеса с ржавой надписью «Варенцово» и залезла в пакет. Там обнаружилась половина каравая, половина жареной курицы, пучок свежего лука, пластиковая бутылка из-под «Боржоми» с молоком и четыре сдобных пирожка с черешней. Пока пришел автобус, я, не переставая, жевала и съела почти все. Оставшееся молоко и хлеб я сложила обратно в пакет, в него же сунула несчастного медвежонка.

На скрипучем древнем «ЛиАЗе» я через полчаса доехала до Бибирева, села значительно большего, чем Варенцово, и там, на крошечном автовокзале, задумалась. Ехать прямо в город мне было опасно, в любой момент я могла встретиться с кем-нибудь знакомым. А если меня считают погибшей, то немедленно разнесется известие о моем чудесном воскрешении. С другой стороны, если я не вернусь в город, то как я смогу спасти Егорку и обвинить Игорька в убийстве?

Значит, прежде чем вернуться, мне нужно стать неузнаваемой, а на это нужно время. Однажды я уже была не похожа на себя и знаю, как этого достичь. Во время беременности я поправилась на шестнадцать килограммов и сама себя в зеркале не узнавала. Знакомые проходили мимо меня, не здороваясь, а когда я их окликала, впадали в столбняк. Наверное, дело в том, что лицо у меня какое-то слишком тонкое — носик острый и граненый, подбородок тоже остренький, а вместо щек — дурацкие впадины между ртом и скулами.

Поэтому жировые наслоения дали поистине чудовищный результат — я превратилась в несуразную курносую деваху с лицом морской свинки. Слава Богу, что похудеть для меня не проблема, а то я бы сама ушла от Севки, чтобы не компрометировать его такой физиономией.

А пока я не отъем себе новую морду, нужно подумать о максимальном камуфляже. Но в Бибиреве не обнаружилось даже парикмахерской! Поэтому я выбрала автобус до пригорода под названием Шушановка, где когда-то бывала в гостях у бабушки моей школьной подруги. Шушановка была уже городом, но такой непролазной окраиной, застроенной частными домами и старыми бараками, что считалась совершенно иным миром, не совместимым с остальными районами.

В Шушановку я добралась уже в сумерках. А если знать, во сколько темнеет в июне, то приблизительно в десятом часу вечера. Ночные и дневные перипетии давали о себе знать, и я буквально не держалась на ногах.

Все тело ныло и болело с разной степенью интенсивности в разных его частях.

Я едва волочила ноги по неширокой улочке, заросшей травой мокрицей, и, выбрав в самом конце ее домик поопрятней, решилась постучать в его калитку. Открыла мне костлявая старуха, одетая в байковый халат.

— Добрый вечер. Извините, вы не знаете, кто может сдать мне комнату на время?

Старуха внимательно осмотрела меня. Очевидно, мой вид вызывал определенные сомнения, потому что она поинтересовалась:

— А документы у вас есть?

Я выпалила заранее припасенную легенду о том, что поругалась с мужем и убежала из дома без документов и вещей, только деньги успела прихватить. При этом я намекнула, что хорошо заплачу за приют.

Старуха пожевала губами, потом кивнула и впустила меня в чистенький дворик, с одной стороны которого находился довольно ветхий гараж, а с другой — веранда, опоясывающая дом с двух сторон. За домом угадывался довольно большой сад со старыми яблонями и вишнями. Между гаражом и домом были разбиты небольшие клумбы, радующие глаз пестрыми цветами. Цветы наполняли воздух одуряющими ароматами.

Кажется, распускалась ночная фиалка.

Я прошла за хозяйкой в дом и мы, наконец, познакомились. Звали ее Галиной Петровной. Я представилась Ларисой. Усадив меня за круглый стол с вязаной скатертью, Галина Петровна принялась поить меня чаем с клубничным вареньем. Выпив чашку, я почувствовала, что глаза мои слипаются. Заметив, что я клюю носом, хозяйка показала мне комнату.

Наверное, это была супружеская спальня — огромная кровать с затейливыми никелированными спинками и горой подушек под кипенно-белой накидкой возвышалась у стены, завешенной ковром с изображением ветвисторогих оленей. Я удивленно попятилась. Но хозяйка пояснила, что после смерти мужа перебралась жить в дочкину комнату, а эту иногда сдает. Но сейчас страшно кого-нибудь пускать, могут убить и за горбушку хлеба. Поэтому квартирантов в последнее время нет. Мы договорились о цене, и я заплатила сразу за две недели.

Наконец я осталась одна в комнате, сняла с кровати пикейное покрывало, разделась и нырнула в крахмальное, пахнущее все той же ночной фиалкой, нутро долгожданной постели. Уснула я мгновенно, прижав к груди, как в детстве, плюшевого мишку. Сны, наверное, в эту ночь решили пощадить меня я блаженно проспала до позднего утра, не увидев ничего.

***

Еще не открыв глаза, я почувствовала запах гречневой каши и зашевелилась. Панцирная сетка кровати отозвалась мелодичным звоном.

— Ларочка, вы не спите? — позвала меня Галина Петровна, приоткрыв дверь. — Идите завтракать.

Я встала и отправилась к умывальнику. Вчера я так и не увидела толком своей физиономии, но сегодня из зеркала на меня глянуло нечто ужасное. Нос распух (что, если я его сломала?!), щека отливала синевой, на брови запекшаяся ранка, волосы слиплись и висели пыльными космочками. Под глазами чернели круги, а сами глаза выглядели воспаленными и совершенно больными. Я зажмурилась и потрясла головой, но видение не исчезло. Я выглядела словно иллюстрация к статье «Насилие в семье».

Умывшись и кое-как причесавшись, я села к столу. Моя хозяйка, жившая одна, истосковалась по общению, но вид моей разбитой морды удерживал ее от расспросов о моей нелегкой жизни. Поэтому она рассказывала о своей. Сорок лет проработала она вместе с мужем на местной кондитерской фабрике, дом этот сами строили. Была у Галины Петровны дочка, живущая с мужем и детьми в центре города. Зять зарабатывал хорошо, тещу уважал. Дочка звала жить с ними, но Галине Петровне вначале, после смерти мужа, было жаль продавать дом, а теперь и покупателей не найти.

— А зачем же продавать, можно ведь как дачу использовать, — удивилась я.

— Да что вы, Ларочка, если в доме хоть неделю никого нет, его же сразу обчистят, а потом и сам дом по бревнышку раскатают, оглянуться не успеешь. Тут у нас народ такой, что глаз да глаз нужен. Нет, пока дом не продам, к дочери не переселюсь, — твердо ответила хозяйка. — Да и немного ведь прошу, всего тысячу долларов. За такой дом и больше дают, но места наши всем известны, боятся приличные люди здесь селиться.

— Да что же здесь людоеды кругом?

— Да не людоеды, а короеды, отбросы общества, как раньше говорили, махнула рукой Галина Петровна. — Есть, конечно, и те, кто всю жизнь здесь прожил, но больше таких, которые по пьяни свои квартиры в городе продали и здесь домишки купили. А покупают-то совсем развалюхи, чтобы подешевле. И начинают куролесить, пить, воровать. Уж сколько домов сгорело — по пьяни подожгли.

Я доела кашу с молоком и налила себе крепкого душистого чаю.

— Галина Петровна, а где здесь ближайший промтоварный магазин? Мне нужно купить самое необходимое, даже расчески нет.

— Да за оврагом, Ларочка. Тут ведь планировка смешная получилась — с той стороны строился новый район, по проекту хотели потом и овраг засыпать, нас снести и тоже новых домов понаставить. Но овраг засыпать не дали, говорят, из него большая речка начало берет. Нужно, значит, мост через овраг строить, сети тянуть, то да се. А пока суть да дело, перестройка началась да реформы. Так что забыли и про мост, и про овраг, и про нас. Так и живем — в универмаг через овраг лазаем. Я-то уж старая, я лучше на трамвае вкругаля доеду, а кто помоложе, те напрямик шастают. Тут, где улица кончается, тропка заметная вниз ведет, по ней сразу дойдете.

Я хотела поинтересоваться у словоохотливой старушки, есть ли вблизи универмага банкоматы, но вряд ли она и слово-то такое знает. Поэтому поскорей допила чай и отправилась к оврагу. Он впечатлял своими размерами шириной метров сто. Глубина на разных участках была разной, но не меньше пятнадцати метров.

Тропинка вилась среди зарослей крапивы и бузины, в которых то и дело встречались проплешины, заваленные отбросами. Самой живописной была куча старых облезлых манекенов с изломанными руками и ногами и оторванными головами. Наверняка головы мальчишки растащили, чтобы народ пугать.

На дне оврага, действительно, протекал жизнерадостный ручей, через который были переброшены несколько бревен, застеленных разнокалиберными досками. Перебравшись через мостик, я вскарабкалась по склону и увидела прямо перед собой обширную площадь, которую украшал не только большой трехэтажный торговый центр, но и Дом быта. В нем располагались почта, отделение Сбербанка и вожделенная парикмахерская.

Сначала я направилась в банк, хотя трудно назвать банком небольшое помещение с тремя рабочими местами. Но здесь находилось то, к чему я стремилась — банкомат. Около него никого не было, и я беспрепятственно скачала в свой жалкий пакет «Мальборо» часть денег с одной Севкиной кредитной карточки.

Остановило меня только то, что я не знала, как много денег в банкомате, не хотелось привлекать внимание служащих, полностью опустошив его. Меня подмывало тут же положить деньги на новый счет, но у меня не было паспорта. Придется таскать с собой мешок денег, хотя их получилось и не так много по весу — как буханка хлеба. Боком-боком я вышла из банка и направилась в торговый центр.

Первым делом я купила большую дорожную сумку и сунула в нее пакет с деньгами. Потом, переходя от отдела к отделу, принялась наполнять сумку одеждой, обувью и вещами первой необходимости — шампунем, мылом, косметикой. Приобрела заодно два парика — черный и платиновый, косметику и темные очки.

Экипировавшись, я завернула в маленькое кафе на третьем этаже и заставила себя съесть четыре сливочных пирожных — нужно было набирать вес, причем максимально быстрыми темпами. В продовольственном отделе я набила большой пакет самыми калорийными продуктами и, нагруженная, словно верблюд, вернулась домой, вернее, к Галине Петровне.

Хозяйки не было видно, наверное, работала в саду, и я, пересчитав оставшиеся (а оставалось еще много) деньги, треть из них отложила, а остальное запаковала в плотный полиэтиленовый пакет и туго обмотала бечевкой. Потом запихнула продукты в старенький холодильник «ЗИЛ» и нагрела на электроплитке воды, чтобы помыть голову.

Галина Петровна вернулась из сада с лукошком клубники и целым ворохом разной зелени и помогла мне отыскать на веранде большой оцинкованный таз. Там же, на веранде я с наслаждением вымылась.

Старуха только головой покачала, пробегая мимо и заметив на моем теле огромные лиловые синяки. Потом я облачилась в новые джинсы и футболку, старые джинсы выстирала, а драную кофточку выкинула в мусорное ведро.

Мы сели обедать, причем я старалась побольше налегать на картошку и хлеб. Галина Петровна наверняка решила, что изувер-муж морил меня голодом. Доедая третью котлету, я поинтересовалась:

— Так вы не передумали дом продавать?

— Не передумала, Ларочка. Но вы не волнуйтесь, покупателей пока не видно, так что живите спокойно.

— Да я не к тому. Просто хочу вам предложить продать дом мне. К мужу я не вернусь, а здесь мне нравится. Так что если согласны, то я вам за него заплачу тысячу долларов.

— Да зачем вам такая морока, ведь все удобства во дворе, телефона нет, в холода печь топить надо.

— Зато сад у вас замечательный, воздух свежий, а главное, никто меня здесь искать не станет. — Я сказала чистую правду, хотя самым главным было то, что я собиралась заниматься такими делами, для которых чужие любопытные глаза были совершенно ни к чему.

Галина Петровна задумалась, потом решительно махнула рукой:

— Ну, коль не шутите, то покупайте. Только как мы купчую оформим, если документов у вас нет?

— А я вам деньги отдам, а когда документы выправлю, все и оформим. Вы мне только свой новый адрес оставьте и телефон, — предложила я.

— Не боитесь? Вдруг со мной что случится, мороки потом не оберетесь. Ну да я вам расписочку напишу и ребят своих предупрежу, ежели что, они оформят.

Меня умилила предусмотрительность старушки. Сбегав за деньгами, я отсчитала необходимую сумму в рублях. Галина Петровна вздохнула и посетовала:

— Вот только что с моим барахлишком делать? У дочки с зятем мебель дорогая, холодильники, телевизоры импортные, им мое старье без надобности. Они мне и комнату уже обставили отдельную. Кое-что заберу, конечно, а остальное придется в овраг свезти, соседушки живо растащат, — она горестно окинула взглядом старый резной буфет, тумбочку с телевизором «Рекорд» и монументальный диван с полочкой, на которой стоял фарфоровый котенок, украшенный голубым капроновым бантом.

— Не нужно увозить, — замотала я головой, давайте я у вас все, что вам не нужно, куплю.

— Да что вы, Ларочка, не надо мне денег, я вам и так все оставлю. Вы потом все равно новую обстановку купите, но хоть у меня сердце кровью не будет обливаться, не увижу свой скарб на помойке.

Но я все-таки уговорила ее взять еще сто долларов. Потом она написала расписку и торжественно мне ее вручила. Сделку мы отметили тут же. Галина Петровна достала из буфета графинчик с вишневой наливкой, такой тягучей и ароматной, что любой «шерри-бренди» побледнел бы от зависти, и через полчаса мы уже завели дуэтом народные песни. Второй графинчик подействовал на нас еще благотворнее, и мы перешли на песни советских композиторов и современную «попсу». Так и пропели до ужина. Тут старушка спохватилась, что не обрадовала дочку с зятем своим скорым переселением. Я решила, что она пойдет звонить на почту, но она хитро улыбнулась и извлекла из того же буфета мобильный телефон.

— Вот, гляди, чего мне зять всучил, — похвасталась она. — Сказал, что одну меня без телефона оставлять нельзя, мало ли что.

И она принялась ловко нажимать кнопки. Дозвонившись, она сообщила дочке о продаже дома, потом, видимо, трубку взял зять. Закончив разговор, Галина Петровна растерянно посмотрела на меня:

— Сказал, что завтра же меня перевезет, чтоб готова была. Они на днях в отпуск на какие-то острова улетают, так чтоб я с Юлькой, младшенькой внучкой, осталась. Ну и хорошо, чего тянуть время. Завтра, так завтра!

И она кинулась собирать свои нехитрые пожитки. Первым делом поснимала со стен многочисленные фотографии, среди которых было два портрета миловидной белокурой девушки и красивая цветная фотография двух кудрявых девчушек с огромным розовым зайцем. Очевидно, это были дочка и внучки хозяйки.

Я притащила с веранды несколько картонных коробок и стала ей помогать укладывать вещи. Спать улеглись мы уже за полночь, договорившись, что я завтра с утра поеду в город по делам, а ключ Галина Петровна оставит мне в потайной щелке под крыльцом. Меня это устраивало, потому что богатый зять старушки вполне мог оказаться кем-нибудь из наших знакомых, и лучше бы было мне с ним не встречаться.

***

Утром я тщательно накрасилась, постаравшись изменить форму губ и глаз, напялила черный парик, дурацкое балахонистое платье, купленное накануне (я сроду таких не носила) и признала маскировку удовлетворительной. Оставив старушку дожидаться зятя с машиной, я снова совершила переход через овраг.

За ручьем я отыскала старую кряжистую вербу и, осторожно оглянувшись, сунула пакет с деньгами в глубокую дыру под ее корнями, мало ли что — пусть будет неприкосновенный запас. Дыру я завалила щебнем и растительной трухой и присыпала прошлогодними листьями. Тайник, конечно, ненадежный, но пока другого я придумать не смогла. Потом я снова отправилась в сбербанк и опустошила банкомат еще на приличную сумму.

Уложив деньги в пакет, села на трамвай и поехала в направлении центра. Я стояла на задней площадке и тряслась вместе со стареньким вагоном. Мужчина, сидящий ко мне спиной, читал газету, и в глаза мне бросилась фотография. На фотографии мы с Севкой радостно улыбались друг другу. Внезапно в глазах у меня потемнело, и я почувствовала, как мир уходит из-под ног. Ухватившись за поручни, я изо всех сил старалась удержаться и не зарыдать. Тут трамвай остановился, и я, не глядя, выскочила из него.

Сколько я просидела на скамейке у щербатого штакетника, пока немного не пришла в себя, не знаю.

Потом, сгорбившись, поплелась вдоль трамвайных путей. На душе была жуткая пустота, просто вакуум. За мной увязалась пегая собака с отвисшими сосками и я, глядя на нее, думала, что мы с ней очень похожи сейчас одинокие, никому не нужные, думающие только о своих детях.

Дойдя до следующей остановки, я увидела газетный киоск и купила все городские газеты, какие были, пачку сигарет и зажигалку. Вообще-то я раньше почти не курила, но табачный дым, говорят, делает голос более низким и успокаивает нервы. Отыскав в кустах скамейку, я уселась, закурила и стала читать. В первой же газете было сообщение о том, что тела известного в городе бизнесмена Всеволода Бушуева и его жены Алисы были обнаружены в сгоревшей автомашине на загородном шоссе. Головы погибших были прострелены из автоматического оружия… Здесь же была напечатана та самая наша фотография, сделанная года четыре назад, когда мы отдыхали на Кипре.

Во второй газете я обнаружила интервью Игоря Павловича Пестова, «вчера срочно вернувшегося из зарубежной командировки в связи с трагической гибелью своего начальника В. Бушуева». В интервью Игорек до небес превозносил организаторские таланты и личные качества Севки, как то: любовь к детям и собакам, и жутко горевал о его безвременной кончине. Особенно меня потрясла фраза; «Я сделаю все, чтобы заменить сыну Всеволода Ильича, Егору, отца, и постараюсь, чтобы осиротевший малыш был окружен теплом и заботой».

Ах, отца он собрался заменить! А мать он тоже заменит? Нет уж, упаси нас Бог от такой заботы. О Севке ты, Игорек, уже позаботился. А теперь я позабочусь о том, чтобы тебе в аду жариться задницей на самой большой сковородке!

Я растоптала окурок и немедленно закурила следующую сигарету, но на мои нервы они действовали явно не успокаивающе. В третьей газете отыскалось сообщение о наших похоронах, они должны были состояться завтра на Решетниковском кладбище. Я свернула газеты и задумалась. Ехать на кладбище, конечно, очень рискованно. Но наверняка там соберется много людей — еще бы, такое в нашем городе случается нечасто, чтобы убили и сожгли мужа и жену. Народ обожает глазеть на подобные мероприятия. Кроме того, у Севки было множество знакомых, они не могут не приехать. Так что шанс затеряться в толпе вполне реален.

Но все-таки, вдруг меня узнают…

Так ничего и не решив, я встала и направилась к трамвайной остановке. Во рту остался непривычный табачный привкус и еще какая-то противная горечь. Газеты я швырнула в урну. Припомню я тебе, Игорек, лживую скорбь. Припомню, мало не покажется! Но сейчас самое главное, убедится, что с Егоркой все в порядке.

Ноги сами несли меня к нашему дому, большому особняку из светлого камня на улице Энтузиастов.

Севка построил его четыре года назад, когда жить в обычном многоквартирном доме, пусть и в хоромах из семи комнат, стало уже непрестижным. Мы с ним долго выбирали проект, меняли планировку дома на свой вкус, и результатом стало наше уютное семейное гнездышко. Правда, меня смущало то, что дом охраняется, как крепость, и незаметно проникнуть туда будет сложно. Но, в конце концов, в доме с Егоркой живет Сима, если что, она поможет. Но это позже, сейчас я еще не готова.

Я добралась до центра и для начала посетила самый крупный банк, где было проще всего затеряться.

Будем надеяться, что Севкина корпоративная кредитная карточки еще не заблокирована. Я уже не в первый раз мысленно поблагодарила мужа за то, что он в свое время заставил меня вызубрить цифровые пароли, и снова разорила банкомат.

Потом я отправилась в другой банк и арендовала там ячейку. Слава Богу, документов для этого не требовалось. В ячейку я сложила почти все деньги, полученные сегодня, оставив только на текущие расходы.

Пряча в сумку ключик от ячейки, я вдруг увидела, что он очень похож на тот ключ, который я нашла в бумажнике Севки. Зайдя в маленькое кафе, я заказала кофе с кучей пирожных и достала портмоне. Да, ключи были похожи, отличалась только форма головки, а это означало, что у Севки была ячейка, но в каком банке? В нашем городе их штук восемь, не меньше. А в сколько из них есть депозитарии? Я решила, что разберусь с этим позже.

После кафе я направилась вдоль проспекта, размышляя о проблеме, с которой до сих пор не сталкивалась. Мне необходимо было достать документы и оружие. Я имела смутное представление, что все это можно купить у каких-нибудь жуликов или криминальных элементов. Но где они в нашем городе водятся, черт побери? Не стану же я приставать с подобным вопросами ко всем встречным. Еще, пожалуй, на милицию нарвусь. А контакты с милицией в мои планы пока не входили. Конечно, я могла направиться прямиком в прокуратуру или ГУВД и рассказать про то, как Игорек организовал убийство. Но в том-то и дело, что я не знала, как поведут себя власти по отношению ко мне. Ведь Севку убили вместе с какой-то женщиной, и первой естественной мыслью милиционеров будет, что это я прихлопнула супруга и его любовницу. Они просто обязаны будут так думать!

А Игорек устроил себе прекрасное алиби — «зарубежную командировку». Ха, сейчас за границу и обратно можно смотаться чартерным рейсом за пару-тройку часов, если деньги есть. А если еще по чужим документам? Да пока наши шерлоки холмсы будут разбираться и проверять, Игорек успеет и со мной расправиться, и с моим сыном. Помощники у него, как я успела убедиться, имеются. А это означает, что пока я не спрячу как следует Егорку и пока у меня не будут убедительные доказательства вины Игорька, в милицию мне соваться нельзя. Но и бродить в поисках торговцев фальшивыми документами и оружием глупо.

Попробую заглянуть в какое-нибудь злачное место.

Самым злачным мне показался занюханный бар в подвальчике. Назывался бар с претензией — «Зуб акулы». Посетителей в нем было немного — два пролетария, обсуждавшие очередной эпатаж Жириновского, пара девиц неясного поведения и мрачный субъект, тоскливо сидящий над пустым стаканом.

Я заказала рюмку текилы и уселась в углу. Наличествующий контингент явно не тянул на искомых криминальных элементов. Стараясь не дышать носом, потому что в баре сильно воняло отравой для тараканов, я пригубила текилу и тоже мрачно уставилась в рюмку. Девицы сделали вялую попытку подсесть к пролетариям, но те отмахнулись от них, как от назойливых мух, и продолжали мыть косточки Вольфычу.

Мрачный субъект в последний раз душераздирающе вздохнул и покинул бар с таким видом, словно отправлялся вешаться.

Бармен, некрасивый худосочный паренек, от нечего делать стал обходить столики и протирать их сальной тряпицей. Когда он поравнялся с моим, я показала ему краешек стодолларовой купюры и шепнула:

«Есть дело!» Бармен никак не среагировал, только наклонился чуть ниже и особенно тщательно завозил рядом с моим локтем мерзкой тряпкой.

— Мне нужно купить паспорт, — едва слышно произнесла я:

— Заплачу, если скажешь, где.

Парень ничуть не удивился и так же тихо сказал:

— Допьешь, заруливай в подсобку, там поговорим.

Через пару минут я подошла к стойке, и бармен кивнул мне на дверь, завешенную вьетнамской бамбуковой шторой. За шторой была довольно просторная комната, загроможденная картонными коробками и сломанными табуретками. Судя по количеству поврежденной мебели, в «Зубе акулы» ею регулярно колотили по чьим-то головам, что вызывало определенное уважение к заведению.

Бармен уселся в старое офисное кресло и настороженно уставился на меня. Я устроилась напротив на пластиковом стуле и вторично поинтересовалась, знает ли он кого-нибудь, кто может сделать мне паспорт.

Парень пошевелил губами и нерешительно почесал за ухом. Я снова показала ему купюру. Теперь уже целиком.

— Плачу за информацию. Но мне не нужна дешевая подделка, только настоящий паспорт с моей фотографией.

— Ладно, хотя не понимаю, почему ты пришла ко мне. Я тут никто, сошка мелкая. Но слышал кое-какие разговоры. Есть тут один деятель. В «Пеликане» отирается, зовут Чухонцем. Он сам только заказы принимает.

Часам к восьми подойди туда, спроси у охранника, он тебе его покажет. Только ни звука, что я навел, скажешь от Колыча. Его вчера замели, так что проверить сложно. — Бармен явно трусил, но жадность брала свое, и деньги он схватил мгновенно.

До восьми часов была еще масса времени, и я решила заглянуть в парикмахерскую. Но выбрала не дорогой салон, который обычно посещала, а маленькую парикмахерскую за драмтеатром, где стригли дешево и без затей. Толстая девица, беспрерывно жующая «Стиморол», обкорнала меня под мальчика и намазала волосы краской цвета «баклажан», бывшей в моде в прошлом, а то и позапрошлом сезоне. Сорок минут я просидела в темном уголке, закрывшись древним журналом «Огонек».

Осмотрев в зеркале результаты деятельности девицы, я осталась довольна, чтобы узнать меня в этой банальной стриженой девчонке с подбитым носом, нужно быть настоящим физиономистом и уж, как минимум, снять с меня темные очки, с которыми я теперь не расставалась. Я поправила свою новую прическу и только тут обратила внимание на обручальное кольцо. Вот идиотка! Я так к нему привыкла, что забыла снять. А сделать это нужно было обязательно, слишком уж оно примечательно — узкий платиновый ободок с двумя маленькими бриллиантами — белым и голубым. И видели это кольцо как минимум трое — Галина Петровна, бармен и девица в парикмахерской. Это если не считать Мурзилку и Сидоровну, но те вряд ли разбираются в ювелирных украшениях. Я быстренько стащила кольцо с пальца и сунула его в Севкин бумажник. Кстати, и бумажник нужно спрятать, мало ли что. Хотя там оставалась еще одна нетронутая пока кредитная карточка. Нужно ли рисковать? Вдруг третий банк оказался умнее всех и заблокировал ее, узнав о смерти владельца.

У меня были весьма относительные представления о порядках в банках и работе со счетами и карточками. Но я знала, что сильно рискую, если карточка не сработает прямо в зале банка, поэтому отправилась искать подходящий банкомат и обнаружила его в вестибюле самой большой в городе гостиницы.

Там стояло их штук пять разных и я потрудилась на славу — выкачала еще изрядную сумму, а главное, не привлекла к себе внимание. Очевидно, Игорек считал, что карточки сгорели в машине вместе с владельцем, и не счел нужным обратиться в банки или это мог сделать только сам Севка. Ничего другого я просто подумать не могла, зная скаредность Пестова. Конечно, рано или поздно он узнает про снятые суммы, а может и не узнает, какого черта ему сообщат, ведь он не наследник. Опекуном Егорки наверняка станет Сима. А Сима всегда относилась к Игорьку с явным предубеждением, стараясь при его появлении сразу куда-нибудь исчезнуть.

Вообще-то, я вела себя крайне неосторожно и даже легкомысленно, но меня гнала вперед мысль о том, что для осуществления моих планов нужны будут деньги, и немалые. И к тому же, не исключена возможность того, что нам с Егоркой придется скрываться, а делать это без денег практически невозможно. Вот ведь, наконец-то я поняла силу денег. А до этого всю свою жизнь я провела, ничего не зарабатывая и почти ничего не тратя самостоятельно. Все, что у меня было — шубки, драгоценности, одежду и обувь, даже косметику и милые безделушки, сначала покупали мне родители, а после свадьбы — Севка. Конечно, я любила пройтись по магазинам и ткнуть пальчиком в надраенную до блеска витрину, но не больше. Самостоятельно я покупала только детские вещи и игрушки для Егорки, да и то делала это в сопровождении Севки или охранника, таскавших за мной пакеты с покупками.

Теперь вдруг я стала на удивление расчетливой, и хотя мое знание жизни было весьма и весьма ограниченным, экстремальность ситуации, в которую я попала, заставляла действовать. Я даже дом умудрилась купить, а теперь собираюсь на встречу с настоящим бандитом Чухонцем. Кстати, я так и не узнала, где находится этот самый «Пеликан» и что это за заведение. Наверняка, самый что не на есть притон.

Мне пришлось приобрести в ближайшем газетном киоске увесистый справочник «Желтые страницы», напичканный рекламой. В нем были адреса разных фирм, магазинов и тому подобного. Страницы с рекламой я безжалостно выдрала и выкинула. «Пеликан» отыскался в списке ресторанов и располагался он вблизи вокзала. Я решила, что стоит заранее поехать туда и оглядеться, к тому же время обеда давно наступило и прошло, а я, чтобы наесть морду, должна была питаться регулярно и обильно.

Подходя к дому по указанному в справочнике адресу, я обратила внимание на то, что весь его первый этаж был выкрашен в глупый розовый цвет. В центре фасада располагалась вывеска с жирной хохлатой птицей, усеянной электрическими лампочками. Очевидно, в темноте птичка сияла ослепительным светом, но сейчас был день, и лампочки придавали несуразному пеликану странную пупырчатость. Я вошла в маленькое фойе и не обнаружила в нем ни одной живой души. Но пахло вполне прилично — жареным мясом и свежей зеленью, и это меня успокоило. В зале посетителей было явно маловато, что объяснялось временем.

Нормальные люди уже пообедали, а ужинать было еще рано.

Я устроилась в уголке за большим кустом китайской розы и принялась листать меню. Потом заказала подскочившему официанту салат из сыра с орехами и ветчиной, харчо и свинину в кляре. Зал ресторана был небольшим и напоминал о пятидесятых годах — французские шторы, большие растения в кадках, а на стенах развешены натюрморты. Из всего этого так и перло ханжеством. Интересно, какой контингент собирается здесь по вечерам? Судя по качеству блюд и по их ценам, отнюдь не бедный. В то же время, в нашем с Севкой кругу данное заведение не звучало, а значит, бомонд здесь не тусовался.

Немного успокоенная, я допила кофе с миндальным пирожным (так и ощущала, как все эти корзиночки, эклеры и бисквиты с кремом жирным слоем ложатся на мои бедра, плечи и лицо) и закурила. Ну и жизнь я веду — пью, курю и обжираюсь, а как же мои витаминные салатики, мюсли и ежедневные занятия на тренажерах, чтобы быть в форме? Никому это сейчас не нужно, потому что все это я делала ради Севки.

Украдкой я вытерла слезы под очками и покинула «Пеликан».

Чтобы скоротать время я отправилась в кинотеатр неподалеку и посмотрела какой-то дурацкий боевик и половину не менее дурацкой мелодрамы. В восемь часов я вышла из темного зала, где мне не угрожала опасность быть узнанной, и вернулась в ресторан. В фойе у дверей на этот раз маячил здоровенный веснушчатый амбал в камуфляже. Я спросила у него, пришел ли уже Чухонец. Амбал удивленно оглядел меня с ног до головы, но кивнул в сторону зала:

— Там он, третий столик от эстрады у стены.

На эстраде сладкоголосая девочка пела про безответную любовь, покачивая порочными бедрами и закатывая глазки. За указанным столиком я обнаружила высокого костлявого мужчину с сальными волосиками и обильной перхотью на плечах и направилась к нему. Наперерез мне двинулся метрдотель с предложением занять свободный столик, но я отстранила его и непринужденно уселась напротив Чухонца. Тот только бровь слегка приподнял и закурил. Я тоже достала сигареты, и он протянул мне горящую зажигалку. Так мы и курили, изучающе уставившись друг на друга. Нужно сказать, что выдержка у него оказалась лучше. Сделав еще одну затяжку, я тихо проговорила:

— У меня проблемы и мне кое-что от вас нужно. Разумеется, не даром.

Он опять выгнул бровь, но продолжал молчать. Я разозлилась. Кем этот урка себя мнит? Стивеном Сигалом? Я обернулась и поманила официанта, ненавязчиво топчущегося в отдалении. Он подошел.

— Боржоми со льдом, — велела я.

Но официант, не торопился выполнять заказ и вопросительно уставился на Чухонца. Тот помедлил и слегка кивнул. Официант немедленно испарился. Чухонец все так же молча взял нож принялся намазывать на хлеб тонкий слой черной икры из стоящей перед ним вазочки. На его руке я заметила наколку в виде маленького парусника. Наконец он сделал себе бутерброд и положил его на тарелку. Потом задумчиво потер переносицу и спросил:

— Что нужно? — Голос его оказался на удивление высоким и каким-то дребезжащим.

— Мне нужны, как минимум, документы. Паспорт и права на вождение машины.

— А как максимум? — Он взялся намазывать еще один бутерброд. Вот ведь зараза!

— Мне нужен пистолет. С глушителем. Желательно, «вальтер» или «беретта». И патроны — два десятка.

Мне очень хотелось пить, и я оглянулась, ища официанта. Тот топтался на прежнем месте с подносом, на котором стоял большой хрустальный стакан. Чухонец, не глядя, махнул рукой, и официант моментально подскочил и поставил передо мной позвякивающий льдинками «Боржоми». Я с облегчением глотнула холодную минералку и снова взяла сигарету. Чухонец зажег мне ее и, не спеша, поинтересовался:

— Кто меня рекомендовал? — Сам он закуривать не стал и взялся за третий бутерброд. Он что хочет накормить ими весь ресторан?

— Колыч.

— И как он?

— Говорят, вчера повязали.

— Говорят, повязали… — вздохнул Чухонец и стал есть первый бутерброд.

Я молча курила. Ох, непросто иметь дело с криминальными элементами, я не привыкла так разговаривать. И хлеб он ел, манерно оттопырив мизинец. Сплошной моветон!

— Завтра в шесть за холодильником, — наконец произнес Чухонец и, заглянув в мой стакан, сделал официанту знак принести ему такой же.

— За каким холодильником? — опешила я, почему-то представив себе старенький «ЗИЛ» Галины Петровны.

— Обойдешь мясокомбинат, там есть заброшенный холодильник. Я подъеду к шести. Не опаздывай и приходи одна. Принесешь фотографии — на паспорт и на права. Ксивы верные, не фуфло, ствол не засвеченный, поэтому цена такая, пояснил он, черкнул что-то на бумажной салфетке и небрежно подтолкнул ее ко мне.

Надпись «1100 $» меня не смутила. Я понятия не имела, сколько на самом деле могут стоить пистолет и фальшивые документы. Поэтому глянула на салфетку, кивнула, встала и, не прощаясь, покинула зал ресторана.

Ну вот, свершилось, я проторила дорожку к криминалу. Устала я от этого Чухонца ужасно и, выйдя на улицу, без затей отловила частника на стареньких «жигулях» и отправилась в Шушановку.

Дом стоял темный и молчаливый. Я отыскала в условленном месте ключ и вошла. Внутри мало что изменилось, только стены пестрели светлыми прямоугольниками там, где раньше висели фотографии, да исчез с дивана фарфоровый котенок и две хрустальные вазочки с буфета. Все остальное, включая вязаную скатерть на круглом столе, посуду и плюшевые думочки, Галина Петровна оставила мне. Я закрыла изнутри ставни на окнах и задернула их тюлевыми шторами. Потом доплелась до своей пышной постели и мгновенно уснула.

***

На этот раз мне приснился сон — ржавые осенние лужи, настоянные на сухой листве, через которые я перепрыгивала, идя по бесконечной аллее. В конце аллеи меня ждал какой-то очень дорогой мне человек, и я была уверена, что все мои беды закончатся, как только я с ним встречусь. Но аллея вела далеко в чащу старого парка, и я очень спешила, опасаясь, что человек уйдет, не дождавшись меня.

Проснулась я, задыхаясь, с колотящимся сердцем, и долго приходила в себя. Но тонкие солнечные лучи, пробивающиеся через ставни и шевелящиеся от колыханья летней листвы за окном, выглядели такими жизнерадостными, что я, в конце концов, вылезла из-под одеяла и в одной футболке босиком прошлепала а кухню. Поставив чайник на плитку, я залезла в буфет и обнаружила там множество баночек с вареньем и ванильные сухарики. Кофе не было, и пришлось заваривать чай. Из купленных накануне продуктов я соорудила два чудовищной величины бутерброда с сыром, ветчиной и толстым слоем масла. Когда я впихивала в себя остатки второго бутерброда, в дверь кто-то осторожно поскребся. Я натянула джинсы и пошла открывать. На крылечке топтался мелкий плешивый мужичок, явно страдающий от желанья опохмелиться. Увидев меня, он несколько оробел и представился:

— Сосед я ваш, извиняйте. Вот, познакомиться решил. Вчерась Петровна съехала и сказала, что, значит, новые хозяева поселяются. Так что с новосельицем вас!

Я критически осмотрела несуразную фигуру и представилась:

— Меня Ларисой зовут. А вас?

— А нас — Григорием, Гриней то есть. А супружницу мою Настей кличут. Так что мы вас вечерком к себе ждем, чтоб, значит, ваше новоселье по-соседски отпраздновать.

Понятно, желают пьянку закатить по уважительному поводу. Этого мне еще не хватало! Тут за забором раздался зычный вопль. Я вздрогнула, а Гриня даже бровью не повел, продолжая вопросительно смотреть мне в рот. Вопль повторился, на этот раз я разобрала слова «Гришка» и «паразит». Через секунду за невысоким забором, разделяющим мой и соседний дворы, появилась гренадерская фигура в ситцевом сарафанчике.

Могучая дама перегнулась через заборчик, ухватила прислоненную к нему палку и запустила ею в сторону крыльца. От столь значительного усилия, она утомилась и ненароком задремала, наполовину свесившись с забора. Гриня подмигнул мне и спросил:

— Видала? Не баба, а Илья Муромец! Разве ж еще такую найдешь? И не смотри, что ругается, вообще-то она у меня ласковая и тихая.

Я с сомнением уставилась на «тихую» Настю и поняла, что она тоже нуждается в хорошей опохмелке.

Вздохнув, я нашарила в кармане хрустящую бумажку и протянула ее Грине.

— Давай, сосед, гони в магазин и отпразднуй с Настей мое новоселье, а то у меня забот полон рот, я сегодня поздно вернусь.

— Дак мы тебя дождемся, не сомневайся! — радостно завопил мужик, схватил купюру и, засовывая ее в карман дырявых штанов, поспешил со двора, выкрикивая супруге обещания немедленно ее утешить и порадовать.

Избавившись от аборигена, я вернулась в дом и стала собираться в город. Я опять накрасилась до неузнаваемости, надела длинную юбку и босоножки на плоской подошве. Потом, подумав, напихала в лифчик ваты, и натянула трикотажную кофту с большими поролоновыми подплечниками. Теперь из зеркала на меня смотрела аппетитная приземистая, несколько вульгарная бабенка. Если учесть, что я обычно носила короткие юбки и каблуки не ниже двенадцати сантиметров высотой… В общем, я решила ехать на собственные похороны. И никакие доводы о рискованности такого решения не действовали.

Мой внутренний голос просто захлебывался от негодования. Брызжа слюной, он пытался остановить меня и не дать совершить глупость, о которой я буду жалеть всю оставшуюся жизнь. Но я послала его подальше и отправилась на другой конец города.

До двух часов, когда должны были состояться похороны, оставалось время, и я по пути заехала в моментальную фотографию, где снялась на паспорт и права.

Подъезжая на троллейбусе к кладбищу, я украдкой засунула за щеки кусочки ваты, как делала героиня романов Марининой, когда хотела изменить внешность. Заглянув зеркальце, я мрачно полюбовалась своим еще не принявшим нормальный вид носом и хомячьим щечками, свисающими из-под больших темных очков.

Рожа была такая, что внутренний голос был вынужден заткнуться и только изредка трусливо поскуливал.

Около кладбища я увидела множество автомобилей, в основном иномарок. Людей было неожиданно мало, и я решила, что основная толпа собралась внутри церкви, где шло отпевание. Поэтому я осторожно ушла как можно дальше и присела у какой-то могилки на скамеечку, из-за кустов наблюдая за входом в церковь. В горле встал маленький твердый комок, и я никак не могла его проглотить. Словно со стороны я наблюдала за собой и ужасалась — вот сейчас, в освещенном свечами и лампадами храме отпевают меня и моего мужа, а я, душа неприкаянная, нахожусь снаружи и жду, пока похоронят меня и мою жизнь. Несмотря на жаркий полдень, мне стало вдруг зябко от мысли, что осталась я на этом свете случайно, что меня уже оплакал мой сынуля. Слава Богу, хоть и грех так говорить, что мои родители не дожили до этого дня.

Я вспомнила, как умер неожиданно папа — сердце не выдержало простой операции по удалению аппендицита. Севка тогда только начал работать его заместителем, и первым примчался к нам. Собственно, с этого и началось наше с ним сближение. Он был все время с нами, помогал организовать похороны, поддерживал нас с мамой. И остался рядом и после похорон. Мы поженились через четыре месяца. Мама дождалась рождения Егорки и умерла, угаснув от рака. Потом уже я поняла, что она не хотела лечить болезнь, не хотела растягивать мучения, не хотела продолжать жизнь, потерявшую смысл после смерти папы. А я вот живу и собираюсь жить дальше, потому что у меня есть мой малыш и ему без меня будет очень плохо.

Тут я очнулась и увидела, что из церкви повалила толпа, с боковых дорожек тоже подходили люди, и я, словно загипнотизированная, поднялась и направилась к паперти. Когда я подошла, закрытые гробы уже вынесли — два огромных полированных дубовых прямоугольника, очень солидные и дорогие гробы. Перед ними шел священник с кадилом. Толпа расступилась. Из дверей появилась группа людей в черном. Я отступила за куст жасмина и, затаив дыханье, смотрела на Игорька и Симу, ведущих за обе руки Егорку. Его тонкая шейка была напряженно вытянута, он вертел головой во все стороны и выглядел таким растерянным, что сердце мое сжалось и превратилось в пульсирующую точку. На секунду мне показалось, что он заметил меня, но его заслонили фигуры мужчин — друзей, коллег Севки. Из своих подруг я заметила только Любу Симонову, но она, одетая в скромный темный костюмчик, держалась поодаль от основной группы.

Процессия двигалась по главной аллее, потом свернула, и я поняла, что она направляется туда, где находились могилы моих родителей. Севка и Сима родились и выросли в Иванове, там же была похоронена их мать, а про отца они никогда не вспоминали, словно его вовсе не было. Я пошла параллельной дорожкой и вышла к двум знакомым березам с другой стороны. Близко не подходила, встала опять за кустами. Батюшка что-то говорил напевным голосом. Я увидела, что Сима плачет. Игорек тоже усердно изображал скорбь и даже смахивал несуществующие слезы. Егорка стоял, завороженно глядя на огромную открытую могилу. Я ахнула — Севку похоронят вместе с чужой женщиной! Меня неудержимо потянуло вперед, хотелось выкрикнуть, что я жива, что убийца моего мужа стоит рядом с его гробом.

Но я продолжала стоять, не чувствуя ног, взмывая вверх и оттуда заглядывая в черный, пугающий своими размерами, провал могилы. Тревожный запах ладана летел вместе со мной над белыми надгробьями, над венками и корзинами с белыми и красными цветами, над стаей черных мужчин и пестрой толпой любопытных. Еще минута, и моя душа навсегда бы улетела в безмятежное сияющее небо, чтобы оттуда камнем упасть в страшную яму.

Меня спасла тонкая, но прочная нить, которую держал в своих маленьких руках мой сын. Я вернулась и увидела, как гробы стали опускать вниз. В стороне, за деревьями оркестр заиграл тихо и печально. Кто-то заголосил, застучала земля, которую бросали горстями в могилу. Потом взялись за лопаты и быстро ее засыпали, соорудили широкий холмик. Публика стала расходиться, только черные мужчины продолжали топтаться вокруг, укладывая венки и цветы. Сима, склонив голову, повела все время оглядывающегося Егорку к выходу. Он не плакал, и что-то настойчиво спрашивал у нее. Я увидела, как их нагнал Игорек, взял Симу за руку.

И тут что-то заставила меня повнимательнее посмотреть на них. Сима не отняла руку, сжала ладонь Игорька и, обернувшись к нему, как будто улыбнулась ему краем губ. Так они и шли, не обращая внимания на Егорку, не отрывая взгляда друг от друга. Меня поразила такая перемена в отношениях. Это не было похоже на обычное сочувствие, казалось, они были близкими, родными людьми. А ведь я много раз была свидетелем того, как, мягко говоря, прохладно относилась Сима к Игорьку. Севка шутил, что у его сестрицы аллергия на Пестова. Игорек в отместку часто подшучивал над Симой, и отнюдь не безобидно. В общем, общались они, как кошка с собакой. Откуда бы сейчас взяться такому взаимопониманию? Или мне показалось?

Я украдкой шла за ними, уже не думая, что меня могут узнать. Неприятный, могильный холод внутри с каждой минутой становился все сильнее. Я поняла, что задумал Игорек, — устранив Егорку, он охмурит Симу и завладеет всеми деньгами Севки. Вот его цель. Значит, времени у меня совсем мало. Вряд ли он сделает это, пока не пройдут девять и сорок дней, ведь неминуемо придется устраивать поминки, все будут интересоваться, где наш сын. А потом, когда про нас забудут, как это обычно бывает, можно не стесняться.

Я с трудом заставила себя свернуть в сторону и присесть на скамейку, еще немного и я бы бросилась к ним, вырвала бы у них Егорку и погубила бы все. Я просидела на кладбище долго, курила, плакала, снова курила. Потом, когда никого не осталось, пошла к могиле и положила на нее сорванную ветку цветущего шиповника. Могила, укрытая слоем венков и букетов, выглядела неприлично нарядной, словно праздничный торт.

Внезапно появилась странная пожилая женщина, одетая в выцветшее зимнее пальто. Остановившись у могилы, она заголосила, запричитала, потом стала поправлять цветы, жадно ощупывая и комкая их лепестки.

Она с таким самозабвением рылась в цветах, совершенно не обращая внимание на меня, словно искала что-то очень важное и ценное. Потом, ни с того ни с сего, она стала приплясывать и кружиться вокруг могилы. Я завороженно смотрела на этот жуткий танец до тех пор, пока женщина, поддернув под пальто сползшую юбку, не ушла, шмыгая носом и что-то бормоча себе под нос. Опомнившись, я поняла, что могу опоздать на встречу с Чухонцем, и заторопилась.

Расспросив, как лучше доехать к мясокомбинату, я поехала на автобусе. Людей было немного, и мне удалось сесть к окну. Сидевшие сзади две пожилые женщины оживленно обменивались впечатлениями от сегодняшних похорон. Вначале я не прислушивалась, раздраженно улавливая только отдельные восклицания:

«А гробы-то, гробы, Никитишна! Дорогущие, небось!», «Совсем сгоревшие были, мало чего осталось-то» и «Мальчонку-то жалко». Но фраза: «А жена-то его беременная была. На третьем месяце. Мне деверь сказал, он в милиции работает» прозвучала, словно набат.

Я обмерла. Оказывается, неизвестная женщина ждала ребенка! Но почему судебная экспертиза не определила, что погибла совсем не я? Ведь сейчас медицина позволяет устанавливать личность по многим факторам — по крови, по зубам, по ДНК, даже я это знала. Но я никогда не обращалась к стоматологам в нашем городе — дважды проверяла зубы в заграничных клиниках, но лечить не приходилось никогда! Это была одна из редкостных особенностей моего организма — зубы у меня были удивительно крепкие. Мама как-то упоминала, что у моего прадеда до самой смерти зубы были, как у бобра, и он грыз ими грецкие орехи для всей семьи. Кровь у меня первой группы, самой распространенной. А анализ ДНК, скорее всего, просто не провели. Зачем? Уехал Севка со мной, в машине — два трупа, все и так ясно.

Но ведь у погибшей женщины был муж и он знал, что она должна была приехать к нему в санаторий.

Неужели до сих пор ее не хватились? Ведь она была беременной, и любой нормальный мужчина непременно заволновался бы… Наверняка ее ищут и даже не подозревают, что она уже похоронена. Нужно обязательно постараться узнать, кем была наша невезучая попутчица, и сообщить родственникам, когда можно будет.

Я глянула на часы и поняла, что катастрофически опаздываю, ведь еще нужно пересесть на трамвай.

Пришлось выскакивать из автобуса и ловить частника. На дребезжащем старом «фольксвагене» я подкатила к мясокомбинату и чуть ли не галопом кинулась обегать его по пересеченной местности.

Чухонец опоздал к холодильнику на четыре минуты. Подкатил на черном «мерседесе» по ухабистой дороге с другой стороны. Я топталась на месте, не зная, как себя вести — подойти или ждать, пока ко мне не подойдут. Чухонец не торопясь, вывалился из автомобиля и призывно махнул мне рукой. Я приблизилась и увидела на заднем сидении плешивого коротышку.

— Фотографии принесла? — не утруждая себя приветствием, буркнул Чухонец.

Я молча протянула конверт. Чухонец небрежно сунул конверт коротышке, взял меня под руку и потащил в сторону холодильника. Мы углубились в густой высокий бурьян. Там он достал из кармана завернутый в тряпку пистолет. Развернул и протянул мне. Я осторожно взяла в руки знакомое оружие.

«Беретта», не новая, но вполне подходящая. Я подняла глаза:

— Глушитель?

Он также молча достал из другого кармана сверток поменьше. Там был глушитель и коробка с патронами. Я навернула глушитель, проверила, заряжена ли обойма и оглянулась, подыскивая цель. Выстрел в росший неподалеку куст чертополоха прозвучал на открытом воздухе практически неслышно. Пуля срезала верхушку с лиловыми пушистыми цветками. Чухонец одобрительно усмехнулся:

— Ну что, довольна?

Я кивнула и, завернув опять пистолет в тряпицу, сунула его в сумку. Наконец-то пригодился мой спортивный разряд по пулевой стрельбе. В школе и институте я занималась в секции только потому, что ненавидела уроки физкультуры, легкую атлетику и всяческие спортивные игры. Быстрые движения и необходимость, подгоняя себя, опережать других, выводили меня из равновесия. Очевидно, сказывалась моя природная лень. Стрельба и шахматы вот единственное, что мне подходило. Но для шахмат требовался еще и аналитический ум, а с этим были явные проблемы. Вот я и дырявила мишени, ведь тех, кто ходил в секции, освобождали от физкультуры. Особых способностей у меня не было, но я все же получила второй взрослый разряд. После свадьбы стреляла редко, только из Севкиного «вальтера», но «беретта» мне всегда нравилась больше, муж даже обещал мне подарить такой пистолет, но все время забывал, хотя я даже разрешение выправила. И где оно теперь? Лежит дома в сейфе с документами.

Мы вернулись к машине. Коротышка как раз ставил печать на фотографию в паспорте. В лежащем на его коленях «дипломате» была целая мини-лаборатория — пузырьки с красками и чернилами, тюбики с клеем, набор печатей, какие-то хитрые зажимы. Я взяла протянутые документы и быстро пролистала — Ирина Ивановна Косова, 26 лет, не замужем, детей нет, прописана в нашем городе по улице Суворова. Водительские права международного образца. Ну что ж, Косова, так Косова. Я достала приготовленные деньги. Чухонец пересчитал купюры. Коротышка защелкнул замки «дипломата». Взревев мотором, машина умчалась. Я вытерла пот со лба. И что же этот противный тип так на меня действует?

Сумерки еще даже не намечались, но я решила съездить к нашему дому. Я отныне их так мысленно называла — «мой дом», тот, что в Шушановке, и «наш дом», который на улице Энтузиастов. Теперь, имея оружие, я чувствовала себя гораздо увереннее и была готова ко всему. Поймав машину, я доехала до ближайшего к нашему дому угла. Не спеша, прошлась по улице туда и обратно.

Дом стоял молчаливый и неприступный, только настороженно поблескивал объектив теленаблюдения. Даже собак не было видно, а их в доме две ризеншнауцер Вилли и бульмастиф Спун. Хотя настоящим сторожем был только Вилли, лозунгом которого было: «Лучше перебдить, чем недобдить». Он вечно носился по саду, шумно обнюхивая все углы и рыча на мнимых врагов. Спун изначально был куплен для устрашения, но огромный плюшевый щенок с тупой сонной мордочкой был нами так избалован, что вырос неимоверным лентяем, обжорой и добряком. Контраст между внешним видом и внутренним содержанием получился ошеломляющим, — когда навстречу нашим гостям бросалась жуткая зверюга, и они уже прощались с жизнью или, в лучшем случае, со здоровьем, чудовище начинало радостно повизгивать и совать кошмарную морду им в сумки и карманы в поисках конфеток.

Несмотря на различие характеров, псы жили очень дружно и вместе проводили в саду большую часть дня. И вот собак не видно. Может быть, их заперли в доме? Но почему?

Размышляя об этом, я подошла к дому и позвонила у калитки. Через минуту сонный незнакомый голос из динамика спросил: «Кто там?» Я опешила, ведь голоса всех слуг и охранников мне были хорошо знакомы.

Повернувшись к объективу, я, пришепетывая, пробормотала: «Из коммунального управления, насчет канализации». Канализация была больным местом нашего дома, она почему-то вечно засорялась, и коммунальщики частенько к нам наведывались. Так что такой визит не мог вызвать подозрений. Голос помолчал, потом раздраженно произнес: «Хозяев нет дома, приходите завтра» и отключился.

Отойдя подальше, я уселась на автобусной остановке на скамейке. Отсюда хорошо было видно и улицу и дом. На остановке я провела почти два часа и выкурила все остававшиеся в пачке сигареты. Проходившие мимо люди были мне незнакомы. Не исключено, что в проезжавших мимо машинах были и наши соседи, но могли ли они узнать меня в курящей на остановке стриженой девице в турецкой юбке? Не думаю.

Наконец я увидела, что к дому подъезжает синий «вольво». Это была машина Игорька. Ворота распахнулись и машина скрылась во дворе. Я бросилась к ограде. Через металлическую ажурную решетку хорошо была видна площадка перед входом, вымощенная разноцветной бетонной брусчаткой. Из машины вышла Сима и направилась было в дом. Потом остановилась, подняла валявшийся у дома детский велосипед и покатила его в гараж. Вернулась, собрала разбросанные по всему двору мячи, игрушечный арбалет и велосипедный шлем Егорки и тоже отнесла в гараж.

Я почувствовала, что земля уходит у меня из-под ног. То, что я видела, может означать только одно — моего сына больше нет здесь. Куда они могли деть Егорку? Неужели Сима могла позволить Игорьку избавиться от мальчика? Но ведь она малыша очень любит, он вырос на ее глазах. Нет, скорее всего, Игорек сумел уговорить Симу отправить мальчика куда-нибудь в детский санаторий или в деревню, чтобы он отвлекся и отдохнул. Но сделать это прямо в день похорон, каким жестоким извергом надо быть!

Сима больше не появилась во дворе, наверное, из гаража сразу прошла в дом. Я стояла, прислонившись к каменному столбику забора и не знала, как мне быть. Проникать в дом сейчас было бессмысленно, если там нет Егорки. Тут из дома вышел незнакомый парень высокого роста с кавказской овчаркой на поводке и пошел вдоль забора. Я приняла индифферентный вид и зашагала опять к остановке.

Так, значит, они избавились не только от Егорки, но и от собак, сменили охрану и, наверняка, прислугу. Мне это не понравилось до такой степени, что я готова была бежать в милицию. Только явная угроза самой оказаться за решеткой и тем самым окончательно развязать руки Игорьку останавливала меня.

На нашей улице, застроенной особняками, практически никто не ездил на автобусе, только кое-кто из приходящей прислуги, так что я, уверившись в свой камуфляж, снова села на скамейку. И тут из наших ворот выехал знакомый «вольво». Ворота закрылись, но в калитку выбежала Сима и машине пришлось притормозить, чтобы не наехать на нее. Из машины выскочил Игорек и стал что-то говорить, повисшей на его руке Симе. Я поднялась и, прячась за кустами, постаралась незаметно приблизиться. Мне удалось услышать только конец разговора.

— Прекрати привлекать внимание! — шипел Пестов, пытаясь отцепить пальцы женщины от своего локтя. — Ты сама говорила, что он может быть опасен, а сейчас ведешь себя, словно экзальтированная барышня! Потерпи несколько недель, я никуда не денусь.

— Ты не можешь оставить меня одну! — отрывисто бормотала Сима, мотая головой.

— Ну потерпи, мне нужно поехать убедиться, что мальчишку устроили как надо, он нам еще пригодится. Зря я тебя послушал, неужели нельзя было подождать?

— Я больше не могла его видеть! Ты мотаешься неизвестно где, а он целыми днями вопросы задает…

— Ну так не мешай мне теперь, нужно довести все до конца. Возьми себя в руки, нас могут заметить!

— Я не могу, не могу, не могу… Эти похороны отняли все силы. Я на грани срыва. Прошу тебя, возвращайся…

— Ладно, я вернусь завтра. Будь хорошей девочкой! — он на секунду прижал ее к себе, поцеловал в губы и тут же ловко вырвался, вскочил в машину и уехал.

Сима еще какое-то время стояла, обессиленно опустив руки и ссутулив худые плечи. Потом, не оглядываясь, открыла калитку и скрылась за ней. Я изумленно торчала в кустах.

Вон оно что! Значит, Игорек не один затеял это убийство, Сима, наш добрый ангел-хранитель, была с ним заодно. Они явно были любовниками и только изображали взаимную неприязнь, чтобы легче было все провернуть. Но как Сима могла принять участие в убийстве своего единственного брата? А с какой ненавистью она говорила о Егорке! Сколько же сил ей потребовалось, чтобы пять лет притворяться. Все эти годы рядом с нами жил настоящий оборотень. Два оборотня — расчетливые и опасные. И теперь мне не на кого рассчитывать, они заодно. Увезли куда-то Егорку. Игорек сказал, что вернется завтра, значит, мальчика отправили сразу после похорон, и сейчас Пестов решил проверить, надежно ли его спрятали. Как мне найти сына?

Ответ пришел сам собой — нужно проследить за Игорьком, он наверняка будет наведываться туда, ведь сам сказал, что малыш им еще нужен. И про кого он упомянул, сказав, что тот может быть опасен, не Егорка же? Я мысленно перебрала всех известных мне людей, но ни на ком не могла остановиться. По сути дела, все близкие мне люди либо умерли, либо стали врагами. Мы с сыном остались одни на всем свете и полагаться я могла только на свои силы.

Тут я увидела в конце улицы приближающийся автобус, успела добежать и запрыгнуть в него.

Наступили уже густые сумерки и я, усевшись сзади в почти пустом салоне, достала из сумки «Желтые страницы». Детективных агентств там значилось всего три и все располагались в центре города. В конце было указано еще «В. Купавин — частный детектив». Располагался данный детектив на самой окраине. Я вышла, не доезжая центрального универмага, и из автомата позвонила по указанному в справочнике номеру. Было уже поздно, но трубку сразу сняли.

— Да, Купавин слушает, — отозвался красивый баритон.

— Добрый вечер! Мне нужна помощь. Скажите, когда я могу поговорить с вами? — спросила я.

— Если можете, приезжайте прямо сейчас, я вас жду. Адрес знаете?

— Да, буду у вас примерно через полчаса, — пообещала я, бросив трубку и кидаясь ловить машину.

Трясясь в раздолбанном «москвиче» (и почему мне все время попадаются такие затрапезные тачки?), я размышляла о том, отчего детектив до сих пор торчит на рабочем месте, и придумывала, что я ему наплету.

Оказалось, что рабочее место детектива находится непосредственно в однокомнатной квартире, в которой он проживает. Обстановка была самая заурядная — чешская стенка, пластиковая люстра и старый диван-кровать, накрытый пледом с изображением гигантской тигриной морды. Я была вынуждена усесться на левый глаз хищника. Сам детектив устроился в кресле напротив и достал дешевый блокнот и ручку. Выглядел он настолько заурядно, что описание его внешности сводилось к двум словам — «средний» и «нет». Рост, возраст, комплекция, длина и цвет волос — средние. Усов, бороды, шрамов, родинок и других особых примет нет. Весь совершенно бесцветный и совершенно никакой. Звали его Валентин Сидорович. Я сразу же решила, что подобный тип мне вполне подходит, его невозможно заметить, даже если пялиться на него в упор.

Брал детектив за работу немного — десять долларов в день плюс накладные расходы. Я сообщила о себе немного: я подруга недавно погибшей Алисы Бушуевой, очень переживаю за судьбу сына Алисы Егора.

Сегодня узнала, что мальчика куда-то увезли, и мне это страшно не нравится. Требуется выяснить, куда поместили Егора. Об этом знают Серафима Бушуева и Игорь Пестов.

— И все? — удивился детектив.

— Это самое главное. Если получите дополнительный компромат на эту парочку, чтобы лишить их права опеки над ребенком, заплачу отдельно.

— Адреса и приметы? — лаконично поинтересовался Купавин и принялся быстро записывать информацию.

Потом он потребовал приметы ребенка, а еще лучше фотографию. Я сказала, что фотографию передам позже, и описала Егорку. Сыщик жирно подчеркнул шрам на животе от аппендицита и маленькую родинку за правым ухом и заметил:

— Эти дети так похожи между собой, что трудно различить.

Я удивилась — мне никогда не приходило в голову, что Егорка похож на других мальчишек его возраста. Наверняка у Валентина Сидоровича никогда не было собственных детей, поэтому он и говорит подобные нелепости.

Мы подписали договор о том, что я нанимаю Купавина на неделю, если он выполнит поручение раньше срока, я все равна должна буду заплатить семьдесят долларов и оплатить расходы. Я заплатила тридцать пять долларов аванса и получила один экземпляр договора и расписку. Бумаготворчество затянулось, и от детектива я вышла уже заполночь, договорившись о встрече завтра в два часа у главпочтамта. Я должна была передать ему фотографию.

С огромным трудом мне удалось найти какое-то левое такси до Шушановки. Водители, как только слышали название нашего веселого поселка, наотрез оказывались туда ночью ехать. Входя в дом, я слышала разухабистое пение у соседей. Очевидно, гулянка было в разгаре, и я поскорей поужинала и погасила свет. Но сон не шел. Я снова и снова переживала события сегодняшнего дня — похороны, приобретение документов и пистолета, исчезновение Егорки, предательство Симы.

Соседи, наконец, угомонились и вокруг царила оглушающая тишина. Только стрекотали цикады и изредка взлаивали собаки. Собаки… Куда они дели собак? С охранниками и прислугой ясно — их рассчитали, наняли других. Очевидно для того, чтобы не проговорились, что наш ребенок исчез из дома. Но почему не стало собак? Сима никогда не отличалась особой любовью к Вилли и Спуну, но собаки знали ее и слушались.

Чем они могли помешать? Тем более, что бульмастиф — собачка редкая, приметная, в нашем городе их всего штук шесть или семь. Севка привез щенка из Москвы, в самолете Спуна все время тошнило и он с ним изрядно намучился. Ризеншнауцеров, конечно, гораздо больше.

Тут мне в голову пришли кое-какие идеи, но воплотить их можно было только утром, и я снова попыталась уснуть. Но сон пропал окончательно. Тогда я встала, зажгла настольную лампу и принялась чистить пистолет. Машинное масло отыскалось в ящичке старенькой швейной машинки Галины Петровны.

Протирая промасленной тряпочкой детали «беретты», я выстраивала события по хронологии. Итак, наше с Севкой убийство спланировали Игорек и Сима. Собственно говоря, Игорьку одному не удалось бы заполучить деньги. Значит, они договорились давно и ждали. Чего? Я вспомнила, как Севка за несколько дней до гибели говорил об удачной сделке — он продал одну из своих фирм и еще получил деньги за большую партию компьютеров для местных школ. Хотел вложить все в акции нефтеперерабатывающего завода, была возможность получить контрольный пакет. Но, кажется, не успел…

Пестов в понедельник улетел за границу, потом в субботу тайком вернулся, скорее всего, под чужим именем. Убийство совершали Игорек и кто-то из его подручных. После этого Пестов снова спешно улетел и вернулся в воскресенье, когда машину обнаружили. Три дня ушли на общение с правоохранительными органами и подготовку похорон. Очевидно, место, куда увезли Егорку, подготовили заранее и Сима настояла, чтобы мальчика туда отправили чуть ли не прямо с кладбища. Кажется, у Симы сдали нервы, если принять во внимание сцену около машины. И еще, они кого-то опасаются…

Я собрала пистолет, зарядила его и, завернув в тряпку вместе с глушителем, сунула в ящик тумбочки.

Патроны положила туда же. Утром решила найти тайник получше. Потом достала Севкин бумажник, переложила нашу с Егоркой фотографию в сумку, а кредитные карточки и оставшиеся деньги — в свой, купленный накануне, кошелек. В моих руках снова оказалась бумажка с Севкиным портретом и я опять задумалась о том, кто мог его нарисовать. И не только нарисовать, но и отдать моему мужу.

Перевернув бумажку, я попыталась прочесть написанное на ней. Да, это была квитанция с платной стоянки. Заполнял ее человек, явно не приспособленный для быстрого письма, наверное, какой-нибудь дотошный пенсионер. Каракули были ужасные, но вполне разборчивые. Квитанция была выписана 14 апреля этого года на один день. Адрес стоянки — ул. Энгельса, 15. Номер машины — А-654, регион наш. Благослови Боже дотошных старичков! Молодежь, в лучшем случае, черкнет дату и номер парковочного места, а тут прямо досье.

Я решила выяснить, кому принадлежит эта машина, ведь номер Севкиной «ауди» был совершенно иным. Зачем мне это понадобилось, я и сама не могла сказать. Просто что-то мне подсказывало, что милый портретик таит в себе какую-то тайну. А тайны не укладывались в образ моего делового и насквозь привычного мужа.

Я снова погасила свет и легла. На этот раз мне показалось, что около дома кто-то ходит. Шагов не было слышно, только едва уловимое движение. Я вскочила, осторожно достала пистолет и приоткрыла дверь на веранду. В углу двора мелькнула неясная темная тень. Наверное, пьяный Гриня шарахается, или кто-нибудь еще из аборигенов решил чужим добром разжиться. Только уж больно тихо передвигается, нетрезвые граждане обычно прутся, как носороги. Я, пригнувшись, прокралась к застекленной части стены и встала, спрятавшись за штору. Так я простояла с полчаса, но больше ничего не увидела и не услышала. Проверив задвижку на двери, я вернулась в кровать и на удивление быстро уснула.

***

Поднялась часов в десять, наспех позавтракала и побежала к универмагу. Там были телефоны-автоматы. Я позвонила в справочное бюро и узнала номер телефона собачьего приюта, куда свозили отловленных бродячих собак. Кроме того, там можно было за плату оставить на время отпуска собаку или вообще сдать ее в надежде, что кто-то возьмет. Как-то мне пришлось принять участие в розыске убежавшей болонки моей подруги, и именно там мы нашли бестолковую Баську.

В приюте работали отзывчивые люди. Мне сообщили, что за последнюю неделю ни одного ризеншнауцера к ним не поступало. А когда я спросила про бульмастифа, только рассмеялись. Я расстроилась, потому что надеялась, что Сима просто сдала собак в приют. Куда же они их дели? Если продали, то найти их будет труднее. А если застрелили? У меня в глазах потемнело, когда я представила нашего толстого плюшевого любимца, лежащим в канаве с простреленной головой. Если этот подонок Игорек способен запросто убивать людей, то застрелить собаку для него вообще раз плюнуть.

Потом я позвонила дежурному ГИБДД и дрожащим слезным голосом поинтересовалась, что делать, если я хочу подать в суд на владельца машины, задавившего мою собаку. Да, я знаю номер, бабушка, гулявшая с собакой, запомнила. Нет, модель и цвет машины не знаю, бабушка гуляла в темноте и запомнила только освещенные цифры. Тут я принялась рыдать, вполне натурально, представив себе мертвого Спуна. А Вилли, наш верный Вилли! Я запричитала так горестно, что каменное сердце гаишника (или гибддшника?) дрогнуло, наверное, у него тоже была любимая собака. Вздохнув, он попросил подождать и через минуту сообщил мне, что машина под таким номером зарегистрирована на гражданку Муравьеву, проживающую на ул. Костровой, дом 15, квартира 6. Я, шмыгая носом, пожелала доброму милиционеру всяческих благ и отправилась в универмаг, чтобы купить кое-какие необходимые вещи и пополнить запас калорийной пищи.

Держа в обеих руках набитые пакеты и коробку с тортом из безе с орехами, я поскакала обратно через овраг. На ходу я одновременно пыталась сообразить, где находится Костровая улица, поправить сползающие с носа очки и удержать одним пальцем висящую на шпагате коробку. В результате я чуть не свалилась с мостика.

У себя во дворе я застала страдающего от хронического похмелья Гриню. Он держал в руках миску с солеными огурцами и бестолково тыкался в стекла веранды. Подойдя к нему сзади, я поинтересовалась, чего ему надо.

Гриня всполошенно оглянулся, едва не уронив огурцы.

— Да я это, того… Огурчиков принес.

— Небось, рассол сам выпил? Признавайся! — строго спросила я. Сосед смутился.

— А Настя где? — продолжала я допрашивать соседа.

— Дак она того, этого… Спит, одним словом.

Тут, легка на помине, за забором заорала проспавшаяся гренадерша.

— О, уже не спит! — заволновался Гриня. — Завтракать зовет.

Насчет завтрака, это он явно приукрасил. В воплях его дражайшей половины преобладали нецензурные выражения, перемежаемые словами «бутылка», «сволочи» и «кролики».

Я поинтересовалась, о каких кроликах идет речь. Гриня, тяжко вздохнув, признался, что накануне, когда иссякла «огненная вода» (клянусь, он так и сказал — «огненная вода», наверное, в детстве читал книжки про индейцев), они с Толяном обменяли на бутылку пару кроликов. Последнюю пару любимых Настиных кроликов. И теперь его ждет неминуемая расплата. Мне стало жаль несчастного торговца живым товаром и я дала ему полсотни, порекомендовав приобрести еще «огненной воды», чтобы умаслить страшного гоблина в сарафане.

Гриня поставил миску с огурцами на крыльцо и немедленно испарился, не забыв пригласить меня на вечернюю трапезу. Я вздохнула — вот ведь наказанье на мою голову! Втащив сумки в дом, я устроила второй завтрак и съела почти треть торта — больше не влезло. От сладкого стало тошно, и я заела торт соленым огурцом.

Потом занялась боевой раскраской (вот ведь какая заразная вещь эти индейцы!). Я нацепила платиновый парик, намазалась серебристо-голубыми тенями и пудрой осветлила лицо. Помучиться пришлось с голубыми контактными линзами, но усилия того стоили, — я превратилась в фарфоровую куклу с приятным розовым ротиком и хлопающими глазками. Одевшись в светлое льняное платьице и прихватив соломенную сумку, в которой уместились пистолет, кошелек и пудреница, я отправилась разыскивать Костровую улицу.

Отловленный на углу улицы парень на драном «запорожце» долго шевелил губами и, наконец, согласился меня туда отвезти. Улица располагалась в районе, застроенном новыми большими домами.

Нужную мне двенадцатиэтажную башню я отыскала рядом с продовольственным рынком. Квартира номер шесть была на втором этаже, на первом был магазин. Подъезд радовал обилием высокохудожественных эротических рисунков, исполненных на стенах краской из баллончика. Я подивилась трудолюбию и фантазии их создателя и поднялась на площадку, куда выходили двери сразу восьми квартир. Поколебавшись, позвонила в шестую, но никто не ответил. Позвонив еще пару раз и подождав несколько минут, я с чистым сердцем позвонила в соседнюю, пятую квартиру. Мне немедленно открыла маленькая опрятная старушка в индийском платье с бахромой.

— Здравствуйте, вы не знаете, ваша соседка скоро придет?

— Лиля? Не знаю, она сказала, что уезжает на несколько дней. А вы, наверное, по объявлению, насчет покупки квартиры?

— Да, я звонила ей не так давно, и вот решила заехать, — охотно соврала я.

— Так она мне ключ оставила, сказала, что если придет кто, чтобы я квартиру показала, если, конечно люди приличные. — И она стремглав кинулась куда-то внутрь и снова появилась, радостно потряхивая двумя ключами на колечке. Видимо, я соответствовала ее представлению о приличных людях.

Через минуту мы вошли в маленькую, очень опрятную и любовно обставленную квартирку. Софья Самуиловна обстоятельно знакомила меня с планировкой, метражом и удобствами. Кухня сияла стерильной чистотой, как и ванная с туалетом. Я внимательно осмотрела краны и кафель и перешла в спальню. Большая двуспальная кровать было застелена атласным голубым покрывалом. Ковер на полу тоже был голубым. На тумбочке светлого дерева в голубой рамке стояла фотография Севки…

Увидев, что я впала в столбняк и не отрываю глаз от снимка, старушка кивнула головой:

— Это жених Лили — Всеволод. Правда, очень приятный молодой человек? Они должны скоро пожениться, поэтому Лилечка и продает квартиру, после свадьбы переедет к мужу.

Я только и смогла, что жалко улыбнуться, чувствуя, как голубой ковер уходит у меня из-под ног. Где я, на земле или уже на небесах, откуда видны странные картины? Например, такая, на которой мой любящий муж ведет под венец свою невесту Лилю. А после венчанья он везет ее прямо в фате и белом платье в наш дом. И мы с Егоркой, стоя на крыльце, посыпаем счастливую пару конфетти.

Мне удалось встряхнуть головой и отогнать наважденье. Я побрела в комнату. Деятельная Софья Самуиловна даже дверь на балкон открыла, чтобы показать мне вид с него на кусты и песочницу с парочкой детишек в ней. Я мельком глянула и вернулась в комнату. Пока старушка закрывала балконную дверь, я успела схватить фирменный кодаковкий конверт, угол которого высовывался из-под журнала «Космополитен», и сунуть его в свою сумку.

Распрощавшись с милой Софьей Самуиловной, я поспешно покинула дом и рванула в ближайший скверик, на удивление пустынный. Там, устроившись на дощатой скамейке, я достала конверт и извлекла из него пачку фотографий. После их просмотра я долго курила и последними словами чехвостила себя, идиотку доверчивую. Это ж надо быть такой курицей самоуверенной, простой, как три копейки! На меня вдруг напал нервный смех, я даже испугалась, что он перерастет в истерику. Пьяненькая бомжиха, трудолюбиво выковыривавшая пустые бутылки из урн и кустов, опасливо обошла мою скамейку и пробормотала что-то насчет расплодившихся повсюду психов.

Прекратив смеяться, я снова углубилась в изучение снимков. На них Севка выглядел вполне счастливым, даже чересчур. Дама, с которой он приятно проводил время тоже выглядела безмятежно довольной. Сняты они были как врозь, так и вместе: на палубе теплохода, в каком-то баре, на зеленом бережке в обществе теленка и трех коз, а также в только что покинутом мной интерьере — в квартире Лили. Там был запечатлен романтичный ужин при свечах и легкий стриптиз, переходящий в интимные отношения. Слава Богу, хоть откровенной порнографии не было! Итак, Севка посмертно присвоил мне титул обманутой жены…

Я внимательно рассматривала соперницу — вполне ничего, особенно фигура, особенно грудь.

И тут меня как обухом по голове хватило. Это же та самая женщина, которая села к нам в машину и погибла вместе с Севкой! Да, те же самые волосы, профиль, даже бусы на ней были те же самые, что на одной из фотографий — чудные бусы из дымчатых топазов…

Значит, они заранее договорились поехать вместе в санаторий и там крутить амуры у меня за спиной!

Я закурила третью сигарету и закрыла глаза. Что там, в автобусе, бабка говорила? Она была беременна…

Значит, ребенок был Севкин. И она собиралась за него замуж. Но если он решился посадить свою любовницу в машину, когда я была там, значит она знала, что Севка женат. Ничего себе пердимонокль! Неужели именно в санатории они и собирались сообщить мне о своих отношениях — на пленэре, так сказать? Но зачем же так сложно? Ничего не понимаю…

Я так увлеклась мазохистскими экзерсисами, что совершенно забыла о времени и случайно взглянув на часы, обнаружила, что до встречи с детективом осталось всего полчаса. Я примчалась к почтамту вся в мыле, по-моему, даже парик набок сбился. Купавин вытаращил глаза, когда я подлетела к нему и с трудом затормозила.

Слегка придя в себя, он отпустил двусмысленный комплимент насчет изменчивости женской натуры.

Я не дала ему возможности развить тему и, вручив свою с Егоркой фотографию и ключик, дала еще одно задание — узнать, в каком банке имеется депозитарий, ячейки которого открываются подобными ключами, а если удастся, то и номер ячейки, за что пообещала заплатить вдвое больше оговоренного. Валентин Сидорович явно озадачился, но от дополнительного заработка не отказался. Он сегодня поглядывал на меня с гораздо большим профессиональным интересом, чем вчера.

Мы выпили по чашке кофе и распрощались, договорившись, что я приобрету пейджер для удобства связи. Я хотела сначала купить мобильный телефон, но потом вспомнила, что вроде бы его можно случайно услышать по простому радиоприемнику, а мой голос знает куча людей. Но об этих соображениях я детективу ничего не сказала.

Он вышел из кафе первым и я пронаблюдала, как он мгновенно растворился в толпе прохожих. После его ухода я, не теряя времени, отправилась в пейджинговую компанию. Потом позвонила Купавину и сообщила его автоответчику номер моего нового пейджера. Сунув маленький черный пенальчик в сумку, я зашла в ресторан пообедать.

После обеда я пораскинула мозгами и нахально отправилась к зданию, в котором размещалась фирма «Элко». «Элко» была лучшим и любимым детищем моего мужа. Он создал, кроме нее, еще несколько разных предприятий, но некоторые из них потом ликвидировал, другие продолжали существовать, как дочерние предприятия, работавшие на «Элко».

Офис фирмы располагался в самом центре, на улице Якунина, на первом этаже большого административного здания. Этаж был заново отремонтирован и отделан не то, что по последнему слову, а по последнему писку современного дизайна. Я не очень часто, но бывала в нем, и всегда поражалась, что внутри всегда было очень просторно и тихо, несмотря на обилие сотрудников. Вход сделали не из общего вестибюля, а прямо с улицы, пристроив к торцу здания красивое прозрачно-белое крыльцо с объемной серебряной надписью «Элко». У входа выгородили отдельную тщательно охраняемую стоянку для служебных машин. От стоянки к входу вела дорожка из искусственной травки — очень гигиенично и респектабельно.

Внутри посетителей встречали не гориллообразные мрачные охранники, а милые приветливые девушки. Охранники сидели в специальном помещении и наблюдали за происходящим через мониторы видеонаблюдения. Кабинет директора находился прямо в конце коридора, который благодаря системе комбинированных стеклянно-матовых перегородок был превращен в систему уютных холлов с креслами, множеством огромных растений, журналами и цветными проспектами на низеньких столиках. В последнем холле, превращенном в приемную, царствовала секретарша Нелли Феофановна.

Нелли было далеко за сорок, выглядела она соответственно возрасту, носила исключительно английские деловые костюмы, блузки из натурального шелка и очки в безумно дорогих оправах. Собственно говоря, Нелли досталась Севке по наследству от моего отца, к которому пришла работать сразу после окончания школы. Севка любил повторять, что весь его бизнес держится на Нелли. Она обладала исключительной памятью и чутьем, кроме того, свято хранила секреты фирмы.

Севкины приятели по бизнесу, обреченно заводившие в качестве секретарш длинноногих безмозглых блондинок с непомерными финансовыми и сексуальными потребностями, только завистливо вздыхали, глядя, как Нелли, включив кофеварку, виртуозно печатает на компьютере деловые письма, одновременно отвечая на звонки по телефону или напоминая шефу по селектору о совещании.

К офису фирмы меня влекло желание попасть именно в кабинет директора. Я понимала, что помещение, охраняемое таким цербером, как Нелли, абсолютно неприступно, но что если Игорек и Сима поспешили избавиться не только от охранников, слуг и собак?.. Конечно, расстаться с таким секретарем, как Нелли, мог только полный кретин, но с другой стороны, она была безусловно предана Севке и могла что-то заподозрить.

В таких размышлениях я приближалась к офису, стараясь передвигаться плавно, «от бедра», то есть походкой мне абсолютно несвойственной. Несмотря на любовь к высоким каблукам, носилась я на них весьма резво, почти вприпрыжку. В юности я даже комплексовала по поводу дефицита обольстительной женственности в моих движениях и внешности. Потом плюнула. Поняла, что нужно жить в гармонии с собой, какая есть.

Поднявшись по ступеням, я вошла в серебристый, наполненный еле уловимым ароматом, холл.

Озонаторы со специально выбранным одорантом — смесью запахов орхидеи и лаванды, наполняли помещения свежим воздухом. Помню, когда Севке удалось арендовать этаж, в коридоре, практически лишенном окон, царило потрясающее амбрэ — смесь вони из туалетов, запахов пыльных бумаг, пота и грязных носков. Муж неделю рылся в каталогах всяческих кондиционеров и вентиляторов, но добился того, что неслышные и искусно спрятанные приборы создали нужную атмосферу в прямом смысле этого слова.

Навстречу мне поднялась улыбающаяся девчушка в светлом костюмчике. Эти юные создания менялись довольно часто — умненькие получали более перспективную работу, глупенькие — намек на то, что на дальнейшее продвижение надеяться не стоит, и упархивали сами. Этакое сито для отсева кадров.

— Здравствуйте, «Элко» рада вас видеть и надеется, что вам у нас понравится! — прощебетала девушка.

— Добрый день! — пробубнила я, — Хочу купить компьютеры для своей фирмы. Посоветовали зайти к вам.

— Вы можете пройти в экспозиционный зал и посмотреть выставку наших образцов. В холлах можно ознакомиться с нашими проспектами. Кроме того, можно пригласить консультанта, он порекомендует то, что вам необходимо, слова лились с губ этого дитя, словно из колонки магнитофона.

— Нет, консультанта пока не надо, я хочу осмотреться сама, отстранила я девушку и она вернулась к двум своим подругам, смирно сидящим за столиками, словно маленькие паучки в ожидании добычи.

Я неторопливо направилась дальше. В следующем холле в мягких креслах сидели трое мужчин и курили. Дым сигарет вялыми струйками поднимался к хромированному раструбу дымоуловителя. Мужчин я не знала и решила, что это клиенты фирмы либо партнеры из провинции. Они тоже не проявили ко мне особого интереса, были увлечены разговором.

Я не пошла в экспозиционный зал и, приняв индифферентный вид, двинулась дальше. В следующем, последнем перед приемной, холле я оказалась одна, поправила очки и парик перед зеркальной вставкой в стене. Потом, глубоко вздохнув, осторожно открыла дверь в приемную, готовая немедленно скрыться, если Нелли на месте. Провести ее своей маскировкой, я не надеялась, она слишком хорошо знала мой голос, я часто звонила Севке. А память на голоса у секретарши была просто уникальной, она сразу узнавала любого, хоть раз звонившего ранее в офис.

Увидев на месте Нелли незнакомую платиновую блондинку, читающую журнал «Эль», я перевела дыхание, вошла и спросила:

— Могу я поговорить с директором?

Блондинка всполошенно спрятала журнал и захлопала глазками:

— Он будет только после обеда. Если хотите, я вас запишу на пятнадцать тридцать.

— Да запишите — Смирнова Оксана Петровна, директор коммерческой фирмы «Парус». По вопросу покупки партии компьютеров и сетевого оборудования. Хотелось бы получить рассрочку и скидку, — вдохновенно врала я.

Естественно, что Игорька на месте не было — в четверг священным делом директора фирмы было посещение банка. Банк, фактически, тоже принадлежал моему мужу, но управлял им его приятель Вовчик Суповский. Обычно раз в неделю по четвергам они до обеда «подбивали бабки» и избежать этого мероприятия Игорек просто не мог. Девица неумело зацокала длинными ногтями по клавиатуре. Я достала пудреницу и аккуратно припудрила нос. Потом заметила:

— Ваша фирма удачно расположена, в самом центре, с отдельным входом. Я вначале зашла через центральный, и мне только на презентации объяснили, что нужно входить с торца здания.

— На какой презентации? — не могла не поинтересоваться блондинка.

— На втором этаже открывается фирма по торговле французской косметикой. Сегодня в целях рекламы всем дамам презентуют кремы и помаду, я извлекла из сумочки и продемонстрировала черный с золотым ободком тюбик. — Мне достался как раз мой цвет.

Девица завистливо вздохнула, она явно томилась бездельем, а получить дармовую косметику очень хотелось. Потом с надеждой, все-таки мы были одной масти, посмотрела на меня.

— Вы не побудете здесь минут пять? Грех упустить такую возможность. Я мигом — туда и обратно! — умоляюще попросила она.

— Может быть, лучше вам позвать кого-нибудь из персонала? — пожала я плечами.

— Ой, вы не знаете здешние порядки — сразу заложат шефу! — заныла девица. — Я тут третий день всего работаю, и уже настучать успели, что я в магазин в рабочее время бегаю. А у меня колготки поехали, тут все женщины обязаны на работу в чулках являться, даже в такую жару. Пришлось бежать за новыми, — жаловалась недотепа, уже ухватив сумочку и выпростав из-за стола длинные нижние конечности.

— Ну ладно, посижу, но вы не задерживайтесь, а то вдруг кто-нибудь зайдет.

— Скажете, что я в туалете! — на ходу прокричала секретарша, тело которой было уже в коридоре, а левая нога еще посередине приемной. Вот преимущество длинных ног — при желании она могла шагать с такой же скоростью, с которой я бегаю.

Я вздохнула и взяла со стола секретарши пластиковую эмблему фирмы на подставке. Эта штука была с секретом — низ подставки сдвигался и там, в специальной выемке, лежал ключ от кабинета директора. Эту хитрость придумали Севка и Нелли — мой муж отличался рассеянностью и частенько забывал дома ключи.

Чтобы не ждать, пока шофер съездит за ними, и сделали примитивный тайничок.

Подойдя к двери, я быстро открыла ее и бросилась к могучему кожаному креслу, стоящему у стола.

Отвинтив верхнюю чашечку стойки, на которой крепилась спинка кресла, я достала ключ от сейфа. Это было еще отцовским секретом, я даже не была уверена, что о нем знал Игорек, и боялась, что ему пришлось-таки взломать сейф. Сам сейф скрывался за третьей сверху книжной полкой — сюда его вмонтировал Севка после переезда. У отца сейф располагался без затей — за картиной с изображением восхода солнца и грустной лошадью на переднем плане. Эту картину я помнила с детства и всегда жалела бедное животное. Теперь пейзаж просто украшал одну из стен приемной.

Я нашарила под полкой крошечную задвижку и полка распахнулась, как дверцы шкафа. Делом секунд было набрать шифр — 051275, дата моего рождения — и повернуть ключ в замке. У меня было очень мало времени, но опустошать сейф полностью я не рискнула. Мгновенно отобрала папки с договорами, пластиковые конверты с акциями и другими ценными бумагами, а также несколько переплетенных инвестиционных предложений и сунула их обратно. В верхнем отделении лежали деньги. Поколебавшись, я взяла три пачки стодолларовых банкнотов из семи и вместе с остальными бумагами положила их в свою сумку. Потом захлопнула сейф и полку, вернула ключ обратно в кресло, закрыла дверь в кабинет и сунула ключ от него в подставку. По моим расчетам, секретарша, разочарованная поисками выдуманной мной косметической фирмы, вот-вот должна была вернуться.

Я продефилировала в экспозиционный зал и укрылась за витриной с мониторами. Через пару минут по холлу пулей промчался длинный силуэт. Стараясь не торопиться, — в отличие от приемной и кабинета шефа, все остальные помещения офиса были оборудованы камерами слежения, так что дуру-секретаршу непременно теперь вышибут, — я направилась к выходу. Свернув за угол, я тормознула первую попавшуюся машину (черт, опять разбитая «копейка»!) и отправилась домой. Хотелось перевести дух и посмотреть, что же я украла из сейфа. Собственно, почему украла — ведь я по закону была теперь хозяйкой «Элко»!

Продребезжав по шушановским ухабам, я подкатила к собственным воротам и обнаружила возле них двоих молодцев, руки одного из них были обременены помятым букетом. Водитель, получив обещанную плату, многозначительно хмыкнул и умчался.

Молодцы прекратили озабоченное заглядывание через мой забор и теперь столбом стояли у ворот.

Тот, что с букетом, отличался длинной лошадиной физиономией и оттопыренными ушами, второй был лыс и одет с явной претензией — в черную пиджачную пару и помятый галстук-бабочку. Ростом оба были с оглоблю, я смотрела на них, задрав голову. Лысый лучезарно улыбнулся и поклонился. Потом дернул товарища за рукав новенькой, как будто ее только что извлекли из упаковки — даже складки сохранились, рубашки интересной расцветки абрикосовой в сиреневую полоску. Ухоплан шаркнул ножкой и протянул мне букет.

— Та-а-ак, — протянула я. — И что сие означает?

— Вот, познакомиться решили, меня Коля зовут, а это — мой кореш Леха. А то нехорошо, соседи, а друг друга не знаем, — бойко затарахтел лысый. Гриня нам все уши прожужжал — все Лариса да Лариса.

— Ах, Гриня… Хорошо, хорошо, но учтите, теперь меня зовут Ирина. Я барышня непостоянная — имена люблю менять. В прошлом месяце звалась Стеллой, а в марте — Агриппиной. — Рты у соседей распахнулись, как створки раковины. Я же продолжала щебетать:

— Но, к сожаленью сейчас я практически не располагаю временем для общения — необходимо, знаете ли, заняться уборкой.

— А хотите, мы вам поможем, окна, полы помоем, отремонтируем чего надо… — с трудом пришел в себя лысый.

— Борщ сварим! — встрял ушастый Леха и сам испугался.

— И вообще, мы в хозяйстве можем очень даже пригодиться! — завопил Коля.

На мой взгляд, годились они только для одного — кому-нибудь мозги вышибить. Но именно поэтому мне не хотелось с ними ссориться и я, приняв букет, бездарно составленный из петуний, китайской гвоздики и бархатцев, еще некоторое время мило беседовала с подозрительной парочкой.

Как я поняла, оба не так давно «откинулись с зоны» и прижились в сараюшке у Грини, которого, по возможности, снабжали водкой. Оба трудились грузчиками в продуктовом магазине и копили денежки, чтобы к зиме приобрести одну из шушановких лачуг. При этом Коля мечтал женить Леху на какой-нибудь молодке, пристроить, так сказать, в хорошие руки. Сбыть такой товар было непросто — потенциальный жених был похож на огромного нескладного нетопыря и при этом совершенно не умел вести светских бесед, поэтому Коля взял на себя тяжкий труд озвучивания Лехиных чувств. Сам Коля, кажется, уже был женат, но жена, пока он сидел, продала квартиру и усвистала с каким-то хахалем.

В общем, ситуация стала понятна, и я облегченно сообщила друганам, что готова рассмотреть их брачное предложение, как только разведусь со своим нынешним супругом. Супруга я расписала самыми ужасными красками — изверг, садист и полный отморозок. В Шушановке я прячусь от этого ходячего кошмара, и не дай Бог, он узнает про это.

Коля с Лехой, кажется, слегка струхнули, но не подали виду, пообещали хранить мою тайну и в случае чего немедленно прийти на помощь. Напоследок я твердо отклонила предложение сбрызнуть знакомство, мотивируя отказ аллергией на алкоголь. К концу разговора Леха сумел выговорить еще несколько слов, а Коля так и сыпал комплиментами в мой и его адрес, чувствуя себя создателем новой ячейки общества. Пришлось прервать его разглагольствования о том, что невеста в длинном платье — это круто, а шампанское надо брать только «Советское» полусладкое, и отправить в магазин, посмотреть, почем нынче обручальные кольца и заодно приобрести бутылку для Грини и Насти.

Внеся свой вклад в превращение соседей из бытовых пьяниц в законченных алкоголиков, я с чистой совестью укрылась в доме.

Подозревая, что среди похищенных бумаг найду опять нечто для себя неприятное, я для начала все-таки решила заняться уборкой. Натаскав из колонки, находящейся во дворе, воды, поставила ее в ведре на электроплитку. Печь, ввиду жаркой погоды, решила не топить. Пока вода грелась, достала из холодильника остатки торта и принялась его методично поглощать, запивая минералкой. Потом закурила и вышла в сад.

Огромные алые ягоды клубники укоризненно глядели на меня из-под листочков. Пришлось притащить из дома миску и ползать среди грядок, собирая урожай. Попутно я надергала редиски, лука и листьев салата.

Вернувшись со всем этим домой, я обнаружила, что вода в ведре закипела, и принялась за мытье полов, ликвидацию пыли и стирку. Постельное белье пришлось кипятить. До ужина я навела чистоту, и вывесила белье сушиться на веранде. И тут обнаружила, что отключили электричество. Хорошо, что еще не совсем стемнело и мне удалось отыскать в пахнущих пряниками внутренностях шкафа запас свечей и керосиновую лампу.

Методом проб и ошибок я смогла зажечь хитрый прибор. Закрыла ставни и уселась к столу.

Подрагивающий огонек за тонким стеклом превратил комнату в сказочный приют несчастной Золушки.

Вычищенный голубой мишка, занявший место фарфорового котенка на диванной полочке живыми глазками, в которых отражался свет лампы, глядел на меня. В углах таились глубокие непроницаемые тени. Большая китайская роза в деревянном ящике казалась страшным чудовищем, а связанные крючком салфетки и подзоры — старинными кружевами. Не было, да и не могло быть только прекрасного принца. Даже память о нем стала уже не та.

Наверное, чего-то в жизни я не понимала, или понимала не правильно, если мой единственный и любимый смог предать мое чувство. Наверное, это я была виновата в том, что он изменился. А может быть, всему виной мое дурацкое воспитание и пример родителей, всю жизнь любивших друг друга. Я не помнила ни одной их настоящей ссоры, а ведь отец был очень сильным и жестким человеком. Мама тоже была с характером. Однако они относились друг к другу с такой нежностью и пониманием, что невольно внушили и мне, что по-другому в семье быть просто не может. Я видела, как старался Севка быть похожим на моего отца, повторял его жесты, даже его привычки старался сделать своими — курил трубку, по вечерам водил меня на прогулки, за столом не пил никаких спиртных напитков, кроме хорошей водки.

Память об отце стала неким культом в нашем доме, все его вещи, книги бережно хранились. Однажды я хотела подарить одному из его старых друзей затейливый медный барометр, висевший в отцовском кабинете, но Севка так неистово запротестовал, что я тут же отказалась от этой мысли. Иногда мне начинало казаться, что и любовь ко мне Севка унаследовал от отца, принял на себя его обязанности заботится обо мне, оберегать от трудностей. А может быть, и я перенесла на мужа часть любви и уважения к отцу? Легко ли было ему соответствовать такому уровню? Не в этом ли причина его измены — что если он искал более страстную и эмоциональную женщину, для которой важны не идеалы, не гармония в семье, а нечто другое? Я сидела, уставившись на огонек, танцующий в лампе, поглощала клубнику и занималась самоедством. А на самом деле, я не могла решиться достать бумаги…

Пришлось брать себя в руки и извлекать их на свет божий. Для начала я обнаружила, что впопыхах утащила из сейфа регистрационные свидетельства и лицензии «Элко» и ее дочерней фирмы «Элкива». Зря я это сделала, но теперь ничего не поправить, так что пусть у Игорька будет одной головной болью больше, а для себя я эти бумаги, конечно, сохраню, еще пригодятся. Потом я с интересом ознакомилась с коммерческим предложением одной канадской фирмы и уяснила, что Севка собирался наладить связи за океаном и даже перевести туда часть активов предприятия. А вот уведомление из немецкого банка о поступлении на счет господина Бушуева пятидесяти тысяч долларов и о том, что цифровой пароль будет доставлен ему лично посыльным банка. Ничего себе! Неужели Севка готовил себе персональный запасной аэродром с заправкой в Гамбурге?

А я-то думала, что мой муж посвящал меня во все свои личные финансовые дела. Ведь стартовал он с деньгами, фирмой и, главное, именем моего отца, цена которому была настолько значительной, что на нем одном можно было смело взлетать. Конечно, Севка был способным учеником и тружеником, но чего бы он достиг, не имея всего этого? Он часто повторял, что нажитые им капиталы в гораздо большей мере мои, чем его. И это не мешало ему прятать деньги за границей!

Под уведомлением я нашла пачку писем. Отложив их напоследок, я продолжила изыскания. Несколько цветных фотографий с изображением Лили Муравьевой и неизвестной мне рыжеволосой девушки. В неярком свете керосиновой лампы она казалась настоящей красавицей — золотые кудри, смеющийся рот и огромные русалочьи глаза. Кто это такая, черт побери? Судя по датам на снимках, они были сделаны почти два года назад.

Я невольно вздохнула, отметив, что если уж Лиля была гораздо эффектнее меня, то рыжая бестия затмевала и ее. На такую неординарную внешность мужики наверняка западали с одного взгляда. Рядом с ней я выглядела бы как бледная моль рядом с тропической бабочкой. Я красиво разложила на столе фотографии и стала размышлять о доле мазохизма в моем непростом характере. Механически я перебрала оставшиеся бумаги — купчую на квартиру по неизвестному мне адресу, несколько счетов на крупные суммы, а также билет в Париж на имя Лилии Владимировны Муравьевой с открытой датой вылета. Я не обнаружила ни одной моей и Егоркиной фотографии, впрочем, они всегда стояли на Севкином столе в старинных серебряных рамках.

Еще там был лист плотной бумаги, на котором стремительным почерком отца было написано:

«Тебе, Всеволод, я оставляю самое дорогое, что у меня есть — мое дело и мою семью. Позаботься о них. И. Е. 18. 13. 93»

Вот, значит, почему Севка так стремительно примчался к нам, узнав о смерти отца, — вступил в права наследования, так сказать. Я никогда не слышала об этой записке, только о завещании отца, по которому он делил все, что имел между мной и мамой. Но, мама, скорее всего, знала, потому что приняла Севку, как нечто само собой разумеющееся. Конечно, папа не обязывал своего преемника жениться на мне, но, скорее всего, тот решил, что так вернее, ведь я могла выбрать в мужья кого-нибудь другого. И денежки уплыли бы из рук. А так — очень удобно, получил капитал, налаженное дело, престижную жену и сына с прекрасной наследственностью. Ради этого следовало постараться и изобразить любовь. Или все-таки не изобразить?

Запуталась я совсем…

Обреченно я развернула первое письмо, уже примерно зная, что прочту. Кто в наше время пишет письма? Только тот, кто хочет, чтобы у адресата сохранилось свидетельство его чувств. И в самом деле, — в письме были страстные признанья, воспоминания о безумных ночах, мечты о встречах и прочая стандартная писанина, которая могла бы вызвать только снисходительную усмешку, если бы не была адресована моему мужу. Подписано письмо было «Твой цветочек». Значит, Лиля.

Я отобрала письмо с другим почерком. Оно отличалось от первого написанное красивым романтичным стилем, безукоризненно грамотное, поэтичное. В нем не было пошловатых эротических фантазий — только радостное чувство влюбленности. Тут уж я позавидовала по-настоящему — если это писала златокудрая красавица, значит ей просто цены нет! И как Севка мог сменить ее на вульгарную Лилю? А может не менял? Я быстренько просмотрела все четыре письма, подписанные «Твоя морская девочка». Нет, последнее заканчивалось сухо: «Марина». И в нем был такой же сухой отказ продолжать отношения: «Я узнала, что у тебя есть жена и сын. Не нужно было мне врать. Я никогда больше не смогу тебе верить, поэтому у нас нет будущего. Прощай, я уезжаю. Не ищи меня». Я окончательно зауважала неизвестную мне Марину.

Перед тем, как продолжить чтение писем Лили, я поужинала, соорудив из зелени, ветчины и сыра аппетитные сэндвичи. Вскипятить чайник без электричества было невозможно, пришлось пить сок. За окном кто-то все время шуршал в кустах и вздыхал. Или мне это казалось?

Закурив очередную сигарету, я вернулась к чтению. Всего писем Лили было семь. Львиную долю составляли все те же любовные экзерсисы, но в последних трех, в самом конце, я обнаружила интересные места: «Я думаю над твоим предложением. Ужасно хочется сбегать в радужный домик и покончить со всей этой маетой, но если ты против, то я не пойду». Дальше следовал миллион поцелуев и прочий сироп.

«Радужным домиком» в нашем городе окрестили главную женскую консультацию — за фасад, который какой-то идиот выкрасил в разные цвета. Значит, Лиля собиралась сделать аборт, а Севка этого не хотел.

В другом письме целый абзац был посвящен душевным терзаниям: «Я совершенно не готова. Очень боюсь, что все раскроется. Почти не сплю по ночам. Ты прав, нам надо быть еще более осторожными, но мне так одиноко. Иногда думаю, что лучше бы все поскорее закончилось, но все равно страшно. Звони мне хоть иногда, из автоматов, если мне нельзя звонить тебе». Странно, если Севка так хотел скрыть эту связь, зачем он потащил Лилю с собой в санаторий? Или он все-таки изменил планы и хотел разом разрубить узел? Третье письмо внесло в этот вопрос такую ясность, что лучше бы я его вовсе не читала…

«Наверное, у меня токсикоз, тошнит все время. Так что будь готов к тому, что в самый ответственный момент меня может скрутить. И еще этот полет в Париж после всего… Я ходила в бассейн и видела там, как плавает твоя жена. Я точно справлюсь, она еле держится на воде. Теперь главное подружиться с ней.

Документы получила и оформила путевку. Интересно, смогу ли я заменить мать твоему Егору? Он очень милый мальчик».

Мне показалось, что комната закружилась и стало еще темнее. Мрак глянул на меня родными Севкиными глазами и поплыл, качаясь на волнах.

Вот, значит, как — они решили меня убить, утопить… Севка, конечно, обеспечил бы себе алиби — играл бы с кем-нибудь на бильярде, или пил в компании пиво. А я пошла бы с новой знакомой купаться на озеро… Плавала я, действительно, очень плохо, и если бы кто-нибудь внезапно схватил меня под водой за ногу или просто столкнул с надувного матраса, точно захлебнулась бы. И выглядело бы все очень прилично — несчастный случай на воде. И у Егорки появилась бы новая мама… Так что мне, оказывается, нужно сказать спасибо Игорьку и его пособнику — вовремя убив Севку и Лилю, они на самом деле спасли мне жизнь.

Голова все еще кружилась. Во рту стоял горький привкус от множества выкуренных сигарет. Я чувствовала себя опустошенной и одинокой в этом мраке, где был один друг — робкий огонек в старой лампе.

Не в силах больше даже думать, потому что мысли чугунными пластами укладывались на мои сломленные плечи, все увеличивая непомерную тяжесть, я доползла до постели и уснула.

***

Сон, который я немедленно увидела, можно было назвать даже интересным. Я бежала поздним вечером через овраг, вокруг были сумерки и громко журчал ручей. Внезапно я увидела, как из кучи старых манекенов поднимается безголовая фигура и, дрыгаясь, направляется ко мне. За ней другая, тоже без головы и с отбитыми руками. Размахивая культями, манекен загородил мне дорогу. Я стала хватать камни, лежащие под ногами и швырять их в него. При каждом попадании от манекена окалывались все новые куски и он становился еще более уродливым. И тут второй манекен зашел мне за спину и внезапно схватил за горло. Я почувствовала, как холодные жесткие пальцы впиваются в мою шею, а из кучи уже спешили другие безголовые фигуры, частично лишенные конечностей, с выпотрошенными животами и раздавленными грудными клетками. Они глухо выли: «Иди к нам! Иди!»

Я очнулась, естественно, в холодном поту. За ставнями ощущалось раннее утро. Лампа потухла, наверное, выгорел весь керосин. Отчего-то я вдруг почувствовала себя вполне удовлетворенной. Наконец-то я знаю все, все ясно. И уж точно лучше жить, зная что тебя долго обманывали и предавали, чем быть бессловесной овцой, которая, хлопая глазами и веря в идеалы, идет на заклание. И сон мне приснился нормальный — настоящий кошмар, без затей и ассоциаций. Похоже, я становлюсь другим человеком, учусь жить самостоятельно и полагаться только на себя. Мне жаль, что часть моей жизни прошла рядом с подлецом, но ведь только часть! Я живу и буду жить, несмотря ни на что. Страдать и мучится от того, что кто-то оказался не таким, каким ты его привыкла считать, довольно глупо, все люди такие, какие они есть, больше ничего. Севка собирался убить меня, а убили его. По большому счету, это справедливо. Но отныне все будет только так, как захочу я, а не кто-то за меня. Я свободна, у меня только один настоящий долг — найти и спасти сына. А остальное — как получится.

Мой внутренний голос тоже проснулся и пробомотал: «Ну-ну, посмотрим что у тебя получится….» На большее его не хватило.

Я вскочила на ноги и помчалась на кухню. Электричество уже дали и я поставила чайник на плитку.

Потом умылась и даже облилась холодной водой в саду. Это действительно бодрит! Я наконец-то от души напилась горячего кофе и добила последний кусок торта. Странно — ем сколько влезет, а особых изменений фигуры и лица не наблюдается. Хотя морда выглядит более загорелой и какой-то… шушановской, что ли?

Наверное, сказывается активный образ жизни и пребывание на свежем воздухе. На всякий случай я решила проверить сообщения на пейджере. Достала его из сумки и он как по заказу запищал в моих руках. «Сегодня в 16 у почтамта» — прочитала я сообщение. Неужели Купавин нашел место, где прячут Егора?

Я глянула на часы — ничего себе, только полседьмого. И чем мне, интересно, заняться? Кажется, я собиралась оборудовать тайник. У меня скопилась куча вещей, которые нужно прятать от чужого взгляда.

Походкой индейца на тропе войны я обошла свои владения — дом, потом сад. Подумав, открыла гараж.

Там царил порядок — на стенах были прибиты полки. На них разложен разный немудрящий инструмент. У одной стены была сложена аккуратная поленница дров. Следов машины не видно — если она когда-то и была, то с ней давно расстались. Я отыскала среди железяк металлический ящичек, вытряхнула из него гвозди и шурупы в огромную холщовую рукавицу. В ящик я сложила все бумаги, предварительно обернув их полиэтиленом и на всякий случай запомнив адрес квартиры, на которую была оформлена купчая. Туда же отправился Севкин бумажник. С помощью ломика я отодрала в углу гаража доску в самом низу и в образовавшийся зазор между внутренним и наружным слоем досок засунула ящичек. Потом прибила доску на место. Получилось просто отлично.

Вернувшись в дом, я подыскала походящее место и для пистолета — в комнате у двери висела набитая газетами старая газетница — из черной ткани, вышитой крестиком. Она была сшита с одной стороны и одета на резную палку со шнуром. Мне пришлось только подпороть подкладку и сунуть пистолет за нее. Часть газет пришлось убрать и я затолкала их в плиту. Надо же какая я стала хозяйственная! А впрочем… И я призналась самой себе, что мне очень нравится жить в этом маленьком домике без всяких удобств, вести немудреное хозяйство, собирать клубнику в саду и умываться из старого рукомойника.

Если бы мне еще десять дней назад сказали, что я буду таскать воду из колонки и сидеть вечером с керосиновой лампой, я бы только повертела пальцем у виска. Впрочем, мне всегда нравилось жить летом на даче, но там были электричество, водопровод, канализация и даже бассейн во дворе. По утрам молочница приносила парное молоко в бидончиках, домашнюю сметану, сочный жирный творог и сливки для кофе. Я облизнулась и сразу же до ужаса захотела творога со сметаной. Но за ними нужно было идти в магазин. Ну что ж, значит пойдем в магазин, еду так и так купить нужно.

Я схватила сумку и направилась к оврагу. По пути решила проверить целость спрятанных денег и свернула к старой вербе. В такую рань вокруг не наблюдалось ни души. Впрочем, и в другое время я здесь никого не встречала. Зелень в овраге одуряюще пахла, в зарослях чирикали птички и я чувствовала себя свежей и обновленной, словно сбросила с себя старую кожу и новой впитывала свежий воздух и лучи раннего солнца. Корни вербы выглядели по-прежнему, никто под ними не рылся, и я решила пока оставить все как есть.

Повернув к тропинке, я заметила среди кустов крапивы кучу манекенов и сразу же вспомнила ночной кошмар. Сознавая абсурдность подсознательного, детского страха, я все же решила обойти стороной это скопище останков ощущение сжимающихся на горле холодных пальцев из прессованных опилок или из чего их там делают, еще не забылось.

Посмеиваясь в душе над своим предубеждением, я стала пробираться через заросли дикой малины и сирени. Уже почти выйдя на тропинку я оглянулась и застыла, как соляной столп. Сбоку от меня, оттуда, где валялись манекены, пошатываясь, поднималась розовая глянцевая фигура. Разглядеть ее полностью мешали все те же кусты сирени, но мне показалось, что у фигуры нет головы. Разинув рот, я вытаращилась на воплощение моего кошмара. А он, как и положено, задергался и взмахнул руками.

Я сама не знала, что так умею визжать — умудрилась саму себя оглушить. Заорав, я снова обрела возможность двигаться и бросилась прочь, но немедленно зацепилась ногой за какой-то корень и грохнулась прямо в малину. Монстр тоже взвыл и рухнул где-то неподалеку.

Так мы и лежали по разные стороны куста. Я заткнулась и постаралась змеей уползти прочь, но куда там — проклятый корень зацепился за шнурок кроссовки и никак не отцеплялся. Отчаянно дрыгая ногой, я нащупала здоровенный булыжник и почти не осознавая, что делаю, швырнула его за куст. Так что мой сон повторялся точь-в-точь. Камень описал красивую дугу и явно попал в цель, потому что из-за куста донесся сдавленный вопль, перешедший в целую серию стонов.

Я, наконец, освободила ногу и затаилась. Стоны продолжались и вдруг послышалось жалобное «Помогите… Помогите…» Нет уж, дудки, дураков нет тебе помогать! Я стала искать, чем еще запустить в чудовище, но тут здравый смысл взял верх. Что происходит? Ну не может оно быть манекеном — манекены не умеют стонать и говорить. И не сплю я — это точно, просто испугалась кого-то, толком не разглядев. Но кто же может обитать тут среди поломанных кукол? Скорее всего, какой-нибудь пьяница уснул в кустах, а я его разбудила. И еще каменюгой огрела — то-то он заорал. Что же мне делать? Очень не хотелось приближаться к подозрительному существу — вполне может наброситься. Но, с другой стороны, я могла нанести ему серьезные увечья и уйти, оставив его истекать кровью, теперь было просто бесчеловечно.

Неизвестный затих и я, осторожно привстав на колени, попыталась рассмотреть что-нибудь между веток. Ничего не видно. Пришлось встать и крадучись обойти куст. Открывшееся зрелище было крайне живописно — на останках побитых жизнью манекенов было распростерто крупное и тоже изрядно побитое тело мужчины. Эффект усиливался тем, что на мужчине, кроме вишневых трусов с надписью «Tiger» и татуировки на груди, изображающей тигра, сражающегося с драконом, ничего не было.

Я опять остолбенела. Судя по всему, он не был пьяницей и бомжом такое сильное, красивое тело можно вырастить только с помощью регулярных тренировок и хорошего питания. Но кто его так избил? Вон какие ушибы и даже раны видны на плечах и ногах. Ну, разбитая голова, судя по нахождению камня, это наверняка моя работа. А остальное? И что-то он молчит, вдруг я его прикончила?

Ничто не могло заставить меня подойти к телу и пощупать пульс. Оставалось только одно — бежать к универмагу и по телефону вызвать скорую помощь. Я повернулась и тут он очнулся, я услышала движенье и стон. Отбежав на всякий случай на несколько метров, я уставилась на раненого. Он с трудом сел и одной рукой пытался ощупать голову. Потом помахал мне окровавленными пальцами и спросил:

— Вы кто?

— Какое вам дело? — раздраженно буркнула я.

— Ну, все-таки интересно, кто тебя бьет и за что? — резонно пояснил он.

— Я вас не била, просто вы меня до смерти напугали, я защищалась.

— Ох, черт, как голова болит… — снова застонал он.

— Я сейчас сбегаю, вызову «скорую», — предложила я пытаясь поскорее избавиться от необходимости оправдываться перед неизвестным.

— Нет, не нужно «скорую», лучше помогите мне встать, у меня, похоже, нога вывихнута.

— Ну уж к ноге я никакого отношения не имею!

— К ноге — не имеете, — покладисто согласился он. — Но по башке я получил от вас. И еще свалился от неожиданности, когда вы заорали. Никогда не слышал, чтобы человек голосил, как пожарная сирена.

На «сирену» я обиделась. Но рискнула подойти поближе — не очень удобно разговаривать на расстоянии в десять метров. Мужчина пошарил рядом с собой и, ухватив манекенью ногу, попытался встать.

Но когда попытался шагнуть, скривился от боли и запрыгал на одной ноге.

— Ну, что вы стоите? — раздраженно воскликнул он. — Помогите мне идти.

— И куда вы собрались, интересно знать? — поинтересовалась я, не двигаясь с места. Еще, пожалуй, огреет этой проклятой ногой.

— Да куда угодно, мне до чертиков надоело общество этих инвалидных кукол! Помогите мне выбраться наверх, я поймаю машину и уеду.

— Думаете, найдется идиот, который согласиться вас подвезти? Если только милицейский патруль обрадуете.

— Вот гадство, выгляжу я, наверное, жутко. И что мне теперь до морковкиного заговения сидеть здесь?

— Давайте я все-таки вызову «скорую»…

— И не думайте! — разозлился он. — Пилюлькины немедленно заинтересуются, кто меня так отделал, а я, кроме вас, никого и не рассмотрел.

— Это что, шантаж? — немедленно рассвирепела я.

— Это вы меня шантажируете своей «скорой помощью»! Нет, чтобы просто помочь искалеченному бедолаге с разбитой вами головой…

— Вот навязался на мою голову! — гаркнула я. — Ну-ка, рассказывайте, как вы вообще здесь оказались, побитый и без одежды?

— Почему без одежды? — искренне удивился он. — А трусы? Говорят, они мне очень идут…

— Дураки говорят! Пока не скажете, что случилось, шагу не сделаю!

— А чего рассказывать? Вчера поздно вечером искал здесь своих знакомых, заблудился. Хотел в одном доме дорогу спросить, а оттуда какие-то амбалы вывалились и давай меня дубасить. И ведь подлецы какие — сначала по ногам какой-то жердиной огрели, на земли сшибли и давай этой же жердиной лупцевать, пока я не отключился. А у меня черный пояс по каратэ! — обиженно закончил он.

— Так почему вы их этим своим поясом не уложили? — удивилась я, приученная голливудскими боевиками к тому, что доблестный восточный единоборец способен штабелями укладывать врагов, вооруженных чем угодно от перочинного ножика до гаубицы.

— Какой к черту пояс, когда жердиной бьют, да еще при этом маньяком и садистом называют? — разозлился он и попытался взмахнуть рукой. При этом он уронил импровизированный костыль, потерял равновесие и едва не свалился. Пришлось мне ухватить его за руку. Он перевел дух и оперся на мое плечо.

Весил он не меньше восьмидесяти килограммов, а то и все девяносто.

— Ну так что, идем? — пробормотал он и скакнул вперед на одной ноге, увлекая меня за собой.

— Куда идем? — слабо запищала я, пытаясь не дать ему упасть.

— Как куда? Сначала — к вам. Вы перевяжете мои боевые раны, напоите меня ключевой водой, оденете во что-нибудь…

— Ага, отдам вам свою пижаму… — подхватила я.

— Почему пижаму? — он даже остановился от изумления.

— Потому, что мои джинсы вам только на одну ногу налезут, да и то в качестве носка. А пижама у меня трикотажная, растянется! — кряхтела я.

— Не пойду я в растянутой пижаме! — возмутился он. — Вы сходите и купите мне джинсы пятьдесят второго размера и ботинки сорок третьего.

— Ага, а деньги у вас в трусах спрятаны? — в свою очередь возмутилась я. С чего это я должна покупать штаны и обувь этой сомнительной находке? Как будто у меня других забот нет!

— Нет, я их у вас одолжу. Не сомневайтесь — отдам.

— А если у меня нет денег?

— Ну, тогда я буду у вас жить, пока они не появятся, — покладисто согласился найденыш.

Так мило беседуя, мы доковыляли до того места, где тропинка довольно круто понималась в гору. Тут стало не до разговоров — попотеть пришлось обоим. На счет «раз!» он делал на одной ноге скачек вверх, а я старалась при этом подпирать его, чтобы не свалился. К концу подъема плечо мое ныло от его тяжести, а он дышал, как загнанный конь. Выбравшись наконец из оврага, мужчина остановился и оглянулся.

— Вот это тренировочка, — просипел он сквозь зубы. — Надо порекомендовать ребятам.

— Хватит рассуждать! — оборвала я его. — Если вас не спрятать и не вымыть этой самой ключевой водой, то вся Шушановка сбежится полюбоваться на такое зрелище!

— Что, паршиво выгляжу? — озабоченно спросил он и поспешно запрыгал вперед.

— Как в фильме ужасов! — ответила я искренне, потому что к потрясающим синякам, ссадинам и ранам на теле мужчины и его разбитой голове добавились потеки пота, смешанного с кровью. Честно, говоря, если бы сейчас увидела такое, то удивилась бы, как оно вообще может двигаться.

— А далеко еще прыгать-то? — спросил он сквозь зубы.

— Уже почти пришли, — успокоила я его, радуясь безлюдной в это время улице.

Наконец мы доковыляли до моей калитки и ввалились во двор. Я бросилась открывать дверь, а незваный гость прислонился к стене, с интересом прислушиваясь к гнусавым воплям, доносящимся с соседнего участка. Похоже, Настя просыпалась всегда в плохом настроении. Гриню слышно не было, но судя по топоту, супруга гоняла его по огороду. И пока он не кинулся искать у меня убежища, я втащила потерпевшего в дом.

Он рухнул на табуретку, а я, поставив греться воду, принялась искать материал для перевязки. В буфете на нижней полке обнаружилась коробка из-под ботинок с кое-какими медикаментами. Я отобрала йод, остатки стрептоцида в таблетках и вату. Бинта не было. Пришлось разорвать на полосы старую ситцевую занавеску, найденную в комоде с постельным бельем. Мужчина тем временем пододвинул вторую табуретку, водрузил на нее покалеченную ногу и стал критически наблюдать за моими метаньями. Сам бы попробовал в чужом хозяйстве все сразу найти!

Теплую воду я налила в таз, куда он тут же попытался засунуть ногу. Пришлось объяснять, что сначала нужно обработать рану на голове, а потом уже все остальное, включая грязные конечности. Наконец, спустя почти час, процедура завершилась. Самые глубокие раны я промыла, засыпала толченым стрептоцидом и забинтовала, остальное смазала йодом. Распухшая нога даже в чистом виде выглядела устрашающе, но после долгого ее ощупывания мы пришли к выводу, что перелома и вывиха нет, просто очень сильный ушиб. На ногу я наложила тугую повязку, после чего водрузила пациента на диван. Обмотанный повязками в розовый цветочек и обильно смазанный йодом, он выглядел персонажем идиотской комедии.

Я приготовила ему на придвинутой к дивану табуретке кофе с бутербродом и направилась к двери.

— Вы в магазин? — как ни в чем ни бывало осведомился он, отхлебывая из чашки и блаженно щурясь.

— Конечно, в магазин. Куплю вам одежду и обувь. Размеры я помню.

— Ага, значит хотите поскорее избавиться от меня! — обрадовался мужчина.

— Просто мечтаю об этом! — отрезала я.

— Но мы даже не успели познакомиться, — с опозданием спохватился он.

— Меня зовут Ирина, если вас это интересует.

— Тайгер, — скромно представился гость.

Я хмыкнула — что он о себе мнит? Тоже мне тигр нашелся! Весь в рыжих йодных пятнах, он скорее похож на побитого жизнью леопарда. Он заметил мою усмешку и пояснил:

— Тайгер — от слова «тайга». Мне друзья придумали прозвище из-за любви к таежной жизни. Теперь по имени совсем не зовут.

— Ага, и трусы друзья подарили?

— Точно, как вы догадались? У меня их целая дюжина — всех цветов и все с надписью «Тайгер», на день рождения подарили. Правда мило?

«Лучше бы они тебе мозги подарили, — подумала я. — Чтобы ты по ночам не шлялся по Шушановке».

Но вслух ничего не сказала и отправилась в магазин. Там я приобрела одежду для найденыша — джинсы и рубашку, носки и кроссовки. Подумав, купила еще бейсболку, чтобы было чем хоть немного прикрыть повязку на голове. Потом загрузилась тремя пакетами с едой и еще набрала в аптечном киоске всяких лекарств и перевязочных материалов — мало ли что еще может случиться.

Усталая, проклиная тяжелые сумки и тяжелых мужиков, от которых болят плечи, я притащилась домой.

Тайгер лежал на диване и смотрел по телевизору какой-то мыльный сериал.

— Тут к вам какой-то субъект приходил, принес соленых помидоров и просил передать привет от Грини, — радостно сообщил мне поклонник душераздирающих мексиканских страстей.

— Спасибо! — буркнула я и принялась выгружать покупки на стол. Тайгер довольно ловко принял сидячее положение и сцапал творожный сырок, за что тут же получил по рукам.

— Ну вот, — обиженно заныл он. — По голове бьют, голодом морят… А я, между прочим, ни одного помидора не тронул, к обеду оставил.

— Ты тут обедать собрался? — вконец потеряв самообладание, заорала я.

— Собрался! — подтвердил он. — А мы что, уже на «ты»?

— Я тебя, между прочим, на помойке нашла! Так что не надейся на китайские церемонии! Можешь съесть, все, что хочешь, но потом ты оденешься и отправишься на вес четыре стороны! — отрезала я и швырнула ему купленные шмотки.

— Сколько я тебе должен? — поинтересовался он, рассматривая этикетку на штанах. Я только фыркнула.

— Нет, я серьезно. Ты потратила на меня деньги, и я должен тебе их вернуть.

— Считай это компенсацией за физический ущерб, — я принялась складывать медикаменты в коробку.

Когда я обернулась, то увидела, что Тайгер натянул на перевязанную голову новую бейсболку и хитрыми глазами следит за мной. В полном бешенстве я выскочила во двор, надеясь, что пока я буду отсутствовать, он все-таки соблаговолит одеться. Стоило мне выйти из дому, как над соседним забором появились две длинные нескладные фигуры.

— А вы что здесь делаете, почему не на работе? — рявкнула я на них.

— А у нас выходной! — хором отрапортовали Коля и Леха.

— И что теперь — вы его собрались провести у моего забора? вызверилась я.

— Собрались! — подтвердил Коля. — А как иначе мы тебя охранять будем? Вон сколько всяких подозрительных по ночам ошивается.

Что-то промелькнуло у меня в голове, какая-то неясная мысль. Я настороженно уставилась на доморощенных телохранителей и медленно произнесла:

— А ну-ка, голуби, признавайтесь, что ночью учудили?

— Да ничего такого, — поднял к небу невинные глаза Коля, а Леха, пытаясь исчезнуть с моих глаз, быстренько присел за забором.

— Так это вы поколотили совершенно невинного человека? — проскрежетала я, испепеляя их взглядом.

— Ну да, невинного! — возмутился Коля. — Да мы за ним битый час следили, пока он вокруг твоего дома шлялся, в окна заглядывал, чуть ли не на крышу лез. Ну и наподдавали ему, думали, муж твой, садист-маньяк…

— А одежду с садиста зачем сняли? — ледяным тоном оборвала я его. Леха рухнул куда-то в лебеду.

— Материальная компенсация, — почесав за ухом, туманно пояснил Коля.

— За что компенсация?

— Да он Лехе рубаху новую порвал, нинзя чертов. Как начал руками и ногами махать, что твой вентилятор. Пришлось по-нашенски уговорить прилечь и в овраг снести, чтобы тут не мельтешил, — принялся оправдываться Коля.

Леха, похоже, вообще умер под забором, во всяком случае свое присутствие никак не обнаруживал.

— Ну, вот что, соколики, за бдительность спасибо. Но впредь вступайте в ближний бой, если только попрошу, а то вам развлечение, а мне сплошные хлопоты — таскать и лечить после вас раненых — сердито попросила я.

— Так он у тебя находится? — сообразил Коля. — То-то Гриня какой-то задумчивый вернулся.

Я только рукой махнула и ужасно раздосадованная вернулась в дом. Тайгер, уже в джинсах, возлежал на диване и задумчиво грыз палку сырокопченой колбасы, поглощенный каким-то диснеевским мультиком.

— Так кого ты вчера разыскивал в Шушановке? — загородила я телевизор.

— Одну даму разыскивал, — спокойно ответил он и огромный кусок колбасы, исчез в его пасти, откушенный безукоризненно белыми и крепкими зубами.

— Говори, где она живет, и я немедленно оттащу тебя туда! потребовала я, желая только одного — отобрать у него проклятую колбасу и надавать ею нахалу по шее.

— Да не нашел я ее. Мне дали адрес, но там живут другие люди, те сказали, что она переехала сюда, а здесь вообще про нее не слышали, прожевав колбасу ответствовал он и добавил:

— Слушай, отойди от экрана, не видно же ничего.

— Переживешь! Все равно тебе пора и честь знать. Получил первую помощь, и отправляйся восвояси.

— Я не могу обуться, — вздохнул он. — Нога распухла и кроссовка не налезает. Не станешь же ты выгонять меня сирого и босого?…

— С чего это ты решил, что не стану? Очень даже стану. Не хочу показаться негостеприимной, но меня раздражает присутствие в доме чужого человека. К тому же я не знаю про тебя ничего…

— Как это ничего? — возмутился он. — Ты знаешь даже, что написано на моих трусах! Если хочешь, я расскажу тебе все остальное.

— Не хочу. Я хочу одного — остаться одной. И чтобы у меня на диване и на полу не валялось ничего лишнего! — я демонстративно нагнулась и подняла лежащие на полосатых половиках нераспечатанные пакеты с рубашкой и носками и швырнула их на стол.

— Я могу валяться и на кровати, — пожал он плечами.

— Только ни на моей! В этом городе к твоим услугам сколько угодно кроватей. Так что уж будь любезен — доковыляй до них. — Я начала терять терпение, время приближалось к двенадцати, а до встречи с Купавиным я собиралась еще наведаться на улицу Энтузиастов.

— Ладно, — неожиданно согласился он. — Раз я тебе настолько досаждаю, придется уползать. Какая гостиница тут у вас самая приличная?

— Откуда мне знать? Самая дорогая, кажется, «Палас», но не рассчитывай, что я сниму тебе там апартаменты! — отрезала я.

— Зачем? У меня есть деньги, нужно только забрать вещи из камеры хранения на вокзале.

— Ты оставил деньги в чемодане в камере хранения? — уставилась я на него в изумлении.

— А что, нужно было тащить их в Шушановку? Кроме того, это не совсем деньги. Пластиковую карту легче спрятать в чемодане, — пожал он плечами и начал одеваться.

Обувь действительно не налезала на распухшую стопу. Он кое-как натянул носок и попытался примотать кроссовку к ноге шнурками. Получилось не очень удачно, ведь наступить на ногу он все равно не мог. После долгих мучений, он просто сунул башмак под мышку и удрученно спросил:

— Поможешь мне машину поймать?

— Интересно, а где у тебя квитанция от камеры хранения? — напряженно поинтересовалась я, размышляя о том, что, оказывается, есть на свете идиоты, таскающие кредитную карточку в чемодане.

— Наверное, там же, где и мои штаны, — пожал он плечами. — Ничего, объясню на вокзале, что потерял квитанцию, опишу, что лежит в чемодане, потом поеду в милицию, напишу заявление о потере паспорта…

— Ага, так тебе без паспорта чемодан и отдадут! Сиди здесь и не вздумай высовываться! — скомандовала я и опять вышла во двор.

Сладкая парочка все еще пряталась за забором, украдкой подглядывая в щели. Пришлось вытащить их оттуда за шиворот и потребовать возврата вещей ночной жертвы.

После долгого сопения Коля признался, что одежда Тайгера уже успела трансформироваться в две поллитры и банку свиной тушенки. Бумажник с документами и часы были возвращены без звука. В бумажнике, естественно, не осталось ни копейки, но вернуть наличность охламоны при всем желании не могли — Настя все реквизировала и отправилась на рынок покупать крольчат, взамен пропитых накануне.

Поборов сильное желание ознакомиться с паспортом Тайгера, я вернулась домой и отдала ему бумажник. Он не удивился, а я не стала объяснять его чудесное появление. Вручив ему сотню на проезд до вокзала, я выволокла несчастного на улицу и, изловив первую попавшуюся машину, запихнула его туда.

Вернувшись, я быстренько загримировалась, напялила темный парик, очки, превратившись в типичную старую деву на выданье, и поехала на трамвае в город.

***

Около нашего особняка ничего не изменилось, дом как будто вымер. Охрану я не видела вовсе, в окнах не шевельнулась ни одна занавеска. Просидев почти час на лавочке в кустах и истребив штук пять сигарет, я уж, было, хотела уходить, но тут из дома вышла Сима с кошелкой в руках и не спеша двинулась вниз по улице.

Странно, обычно она ездила в магазин на своей «девятке» да еще и с охранником, чтобы было кому помочь пакеты к машине тащить. Впрочем, сейчас такого количества продуктов не требовалось, и можно было прогуляться пешком. Я осторожно пошла за ней, стараясь, чтобы между нами все время была какая-нибудь растительность, это было не трудно, наш район был хорошо озеленен. Сима плелась по улице, опустив плечи и не глядя по сторонам. Выглядела она, словно после тяжелой болезни.

Дойдя до супермаркета, где мы обычно закупали продовольствие, она поднялась на второй этаж и зашла в маленькое бистро. Людей в магазине было достаточно и я пристроилась к прилавку с дамским бельем, делая вид, что увлечена его разглядыванием, и наблюдая за Симой через перегородку из тонированного стекла. Она взяла чашку кофе и присела к столику.

Через пару минут к ней подсел мужчина. Некоторое время они беседовали, склонившись друг к другу головами. Потом мужчина допил кофе и, не торопясь, вышел из кафе. Я увидела, как он свернул за угол и со спины узнала его это был тот самый человек, который был с Игорьком в вечер убийства. Я тогда не разглядела его лицо, но запомнила фигуру, когда он отходил от машины одно плечо у него было как-то странно приподнято и напряжено, да и походка характерная — походка большого хищного животного.

Я ринулась на первый этаж, пробежала через кассовый вестибюль и поднялась по другой лестнице.

Там я очень удачно наткнулась на прилавок с товарами для отпуска и приобрела шляпку из ажурной соломки.

Оторвав ценник, я напялила покупку на голову и пониже опустила поля. В таком виде я стала обходить отдел за отделом и в секции, торгующей спортивным инвентарем, заметила знакомую фигуру. Мужчина перебирал на прилавке эспандеры.

Я шмыгнула за ряды лыж и сделала вид, что рассматриваю мячи в больших корзинах. Наконец он расплатился, сунул выбранный эспандер в карман и направился к выходу. Я проследила, куда он свернул, и немного погодя пошла следом.

На площади около магазина мужчина принялся звонить кому-то из автомата. Набравшись наглости, я пристроилась через кабинку от него. Таксофоны были очень удобными для подслушивания — просто пластиковые красные колпаки на ножках, так что накручивая без толку диск, я прекрасно слышала, как он буркнув: «Привет, это я!», сказал кому-то по-английски: «Завтра в двенадцать у конторы». Интересные лингвистические выверты! Он что — агент ЦРУ? Потом последовало долгое молчание и он начал ругаться вполне по-русски. Но тут под колпак между нами втиснулась необъятная тетя и стала визгливым голосом отчитывать какого-то Муню, который совсем не думает о ее повышенном давлении.

Тетка полностью заглушила интересующий меня разговор, и я уже хотела ретироваться, но тут она неожиданно быстро повесила трубку и до меня донеслась последняя фраза, опять сказанная по-английски:

«Она обещала вывести его из «Элко» завтра в двенадцать, будь готов!» Этим пионерским призывом разговор завершился, и мужчина торопливо направился к стоянке машин.

Я пронаблюдала, как он погрузился в вишневый «Джип», запомнила его номер и сильно пожалела, что у меня нет машины, чтобы продолжить слежку. Надо подумать о транспортном средстве. Ужасно надоело ездить на общественном транспорте или ловить разваливающихся на ходу частников. С этими мыслями я села в троллейбус и поехала на встречу с детективом.

Купавин маячил у почтамта и подозрительно приглядывался ко всем приближающимся женщинам, включая двухметровых блондинок, что мне ужасно польстило. Я дважды нахально продефилировала мимо него, пока он меня не опознал. Мы сели за столик в знакомой забегаловке.

— Я проследил кое за кем и обнаружил, куда увезли мальчика, — сообщил сыщик.

— Где он? — вцепилась я ему в руку.

— Сейчас он в Веселовском детдоме. Но, похоже, его там не собираются держать долго. Я думаю, что его хотят увезти за границу.

— Почему вы так думаете?

— Пришлось подкупить нянечку, она сказала, что мальчика привезли несколько дней назад, он круглый сирота и на него оформляется усыновление. Новые родители — иностранцы, скоро приедут и заберут ребенка.

Похоже, что директриса детского дома не впервые проворачивает за большие деньги подобные делишки.

Я онемела. Все, что угодно, только не это! Если Егорку увезут из страны, найти его будет практически невозможно. У меня затряслись руки.

— Мы должны немедленно его оттуда забрать! Где находится этот детдом? — набросилась я на Купавина. Он изучающе смотрел на меня, прихлебывая крепкий кофе.

— Если у вас есть пара сотен долларов, это не проблема. Придется заплатить нянечке. Ехать туда недалеко, километров сто.

— Тогда едем прямо сейчас! Я дам вам две тысячи, если поможете забрать Егора.

— Рублей или долларов? — только и поинтересовался он уже на ходу.

— Долларов, долларов! — устремилась я за ним.

Мы вылетели галопом на улицу и уселись в потрепанную «шестерку». Всю дорогу я молчала, с ужасом думая, что мы можем опоздать, и моего сына успеют присвоить какие-то люди, которых я заочно уже готова была задушить, хотя они, скорее всего вообще ни о чем не подозревают. Я знала, что многие иностранцы приезжают в Россию, чтобы усыновить ребенка, и этим беззастенчиво пользуются наши алчные чиновники, обдирая их как липку.

Наконец мы въехали в унылый поселок, носящий название Веселый. Веселого в нем не было ничего, разве что группка пьяниц у пивного ларька. Проехав через поселок, Купавин остановил машину в конце грязной ухабистой улицы. Велев мне не выходить из автомобиля, он взял у меня деньги и исчез. Его не было так долго, что я вся извелась. Через час он вернулся и попросил еще сто долларов. Я без звука полезла в сумку.

Прошло еще полчаса, и, наконец он, беззаботно посвистывая, уселся за руль и завел мотор.

— Ну что, получилось? — стараясь сдерживаться, спросила я.

— Да, конечно. Мальчика я видел, деньги отдал. Нужно подождать до десяти, когда уйдут все воспитатели. Сторожу купили бутылку и он к этому времени будет в неподъемном состоянии.

Я посмотрела на часы, было только семь часов. Мы отъехали в ближайший лесок и там слушали радио и курили до десяти. Я даже пыталась цветочки собирать и веночек плести, чтобы скоротать время.

Когда мы вернулись к детскому дому, было уже почти темно. Но даже в темноте было заметно, что здание находится в плачевном состоянии, штукатурка облезла и кое-где отвалилась. Во дворе виднелись дряхлые качели и вкопанные в землю автомобильные покрышки, выкрашенные давным-давно масляной краской. Песочница пустовала. Господи, что же это за детское учреждение, где даже кубометр песка в песочницу не могут завезти?

Мы обошли дом и разыскали хозяйственный вход. Внутри пахло подгоревшей кашей и хлоркой.

Ободранные полы, следы потеков на стенах… Пройдя по длинному коридору, освещенному одной тусклой лампочкой, мы зашли в комнатенку, очевидно предназначенную для сотрудников. Стены украшали какие-то графики и старые календари с котятами и щенками. Вся мебель состояла из трех письменных столов образца пятидесятых годов и медицинского топчана с поролоновой подушкой. Мы присели на топчан и застыли в ожидании.

Через несколько минут в дверь заглянула пожилая полная женщина, молча кивнула и исчезла. Прошло еще минут пять, и она вернулась, ведя за руку сонного малыша. Я сперва даже не узнала Егорку, — его чудные вьющиеся волосы были неровно обстрижены и топорщились светлым ежиком. Одет он был в застиранную ситцевую пижамку и сандалики с обрезанными пятками. На щеке красовалась ссадина. Мальчик растерянно щурился, очевидно, его только что разбудили.

Я бросилась к нему, и он вначале испуганно отпрянул, не узнавая, но потом вдруг обхватил меня двумя руками за шею, уткнулся носом в шею и пробормотал:

— Я знал, что ты придешь. Я всем говорил, а Сима не верила. Ты меня заберешь отсюда? Правда, заберешь?

— Конечно, заберу, конечно, — простонала я.

— И не умрешь больше? Никогда-никогда? — не отпускал он мня.

— Обещаю тебе, я всегда буду с тобой, родной.

— Ну что, этот мальчик? — вздохнула сзади нянечка.

— Этот, этот. Спасибо вам, — кивнула я, прижимая к себе Егорку.

— Ну, тогда одевайтесь, — кинула она на стол комок одежды.

Я торопливо натянула на сынишку старые шорты и голубую маечку. Другой обуви, кроме хлопающих по пяткам сандаликов, не было, но я подхватила Егорку на руки и вырвать его теперь из моих рук не смог бы никто на свете. На прощанье я еще раз поблагодарила женщину, а она только рукой махнула:

— Уволюсь я отсюда. Это до чего ж Зинаида дошла, что детишек от живых родителей крадет да в Америку продает! Совсем без стыда и совести баба стала. На лимузине разъезжает, а дети одной кашей питаются и в обносках ходят. Ни игрушек, ни телевизора нет, а ведь сколько этих телевизоров надарено — все увезла, воровка жадная!

Под эти сетования мы покинули детский дом. Я решила про себя, что еще вернусь сюда и устрою алчной Зинаиде столько неприятностей, сколько смогу. В машине мы сели с Егоркой сзади, и он скоро уснул, так и не выпуская мою руку из своей потной ладошки. Купавин вел машину не слишком быстро. Когда мы подъехали к городу, он спросил:

— Куда вас отвезти?

— В Шушановку, там покажу, — тихо ответила я.

К дому мы подъехали уже после полуночи. Шушановкие обитатели вели активный ночной образ жизни, и окрестности оглашались приглушенным пением народных песен под гармошку, далеким пьяным скандалом и повсеместным лаем собак. Детектив взял спящего Егорку на руки, а я открыла дом. Мы уложили мальчика в постель. Я отдала Купавину обещанный гонорар. Потом поставила чайник на плитку, ведь почти полдня у нас маковой росинки во рту не было. Пока я накрывала на стол, Валентин Сидорович сидел на табуретке и рассеянно оглядывал комнату.

Некоторое время мы молча ели и пили горячий чай с малиновым вареньем. Наевшись, сыщик закурил свою жуткую «Магну» и поинтересовался:

— Ну что, Алиса Игоревна, не настало ли время все мне рассказать?

— Наверное, настало, — пожала я плечами. — Тем более, что мне ваша помощь еще потребуется.

Рассказ мой занял больше часа. Я изложила все, что произошло со мной за эти дни, не упомянула только про дурацкую эпопею с Тайгером и сладкой парочкой — Колей и Лехой. Купавин не перебивал меня.

Пару раз задал уточняющие вопросы, например о номере «джипа» неизвестного мужчины. Потом надолго задумался. Вердикт его был решительным:

— Лучше всего вам было бы уехать с сыном, скрыться отсюда навсегда. Вы сейчас в страшной опасности, даже в большей, чем представляете. Если они узнают, что вы живы, я гроша ломаного не дам за вашу жизнь. А вы болтаетесь по городу, ведете себя безответственно и неумело.

— Никуда я не поеду, — возмутилась я. — Теперь, когда я отобрала у них Егора, самое время отправляться в прокуратуру. И если в этой стране действует хоть один закон, их посадят до конца жизни за решетку.

— Кого посадят — сестру вашего мужа и Пестова?

— И того, кто им помогал, я знаю номер его машины.

— А вот здесь вы ошибаетесь, Алиса Игоревна. Доказательств у вас нет никаких, свидетель тоже один — вы. Так что вы до суда просто не доживете гарантирую. — Он вздохнул. — А «джип» этот в городе известен и принадлежит он Самураю, правой руке Митрофана. А это значит, что руками Игорька и Самурая расправились с вашим мужем, видимо, для того, чтобы Алексей Петрович Седов прибрал к рукам его фирму и банк. Теперь понятно?

Теперь мне было понятно. В нашем городе имя Седова было хорошо известно. Он владел самым крупным банком, казино и другими доходными заведеньями. Также было известно, что на него работает группировка Митрофана, одного из самых могущественных бандитов. Севку прикрывала компания Мурзы, гораздо менее многочисленная и наглая. Митрофан не связывался с Мурзой только потому, что не хотел большой свары — на периферии болталась молодая и голодная банда Прони, который спал и видел, как главные паханы сцепятся и потеряют много своих парней, в результате чего он, Проня, воцарится в городе.

Этот триумвират балансировал в неустойчивом равновесии, не рискуя лишний раз пересекаться и устраивать разборки. Все это давным-давно объяснил мне Севка.

И выходило так, что мне с Егоркой действительно ничего другого не оставалось, как срочно уезжать куда подальше, спрятаться и затаиться. Но я понимала, что даже в самом медвежьем углу не буду спокойна за наши жизни, что буду шарахаться от всех теней, ожидая пули в спину, трясясь за сына. Он нужен им, они не успокоятся и будут нас искать.

Я встала и зашла в спальню. Егорка спал, разметавшись поверх одеяла. Выражение лица его было сердитым и обиженным. Я поправила ему подушку и погладила по голове. Потом вернулась в комнату.

— Вы можете помочь мне спрятать Егора? — спросила я Купавина.

Он только пожал плечами, с сожалением глядя на меня. На его лице было такое выражение, словно он стоял у моего гроба. Я налила себе остывшего чая и стала медленно его пить.

— Это ваше окончательное решение? — тихо спросил он.

— Я не смогу жить, забившись в щель. Не хочу, чтобы мой сын рос в обстановке страха и лжи.

— Так я и знал, — вздохнул сыщик. — Боялся, что кровь Игоря Ермакова возьмет верх над инстинктом самосохранения.

— Вы знали моего отца? — удивилась я.

— Имел честь участвовать в его допросах, — усмехнулся он. — Ваш батюшка был неординарной личностью. Мы дважды заводили на него дело и ни разу не смогли довести до суда. Может быть, именно поэтому я и ушел из прокуратуры, понял, что настало время личностей более сильных, чем система.

— Вы работали в прокуратуре? — удивилась я.

— А что, не похоже? Конечно, я был простым следователем, но амбиции у меня имелись. Вот и решил уйти в свободное плаванье.

— Так вы поможете прятать Егора на некоторое время? — повторила я вопрос, от ответа на который зависело многое.

— Я могу увезти его к своему однокурснику. Он тоже работал в прокуратуре, правда, не в нашей, а в соседней области. Но в отличие от меня ушел не в вольные стрелки, а… в монастырь.

— В монастырь? — обалдела я.

— Да, в монастырь. В жуткую глушь, север Тюменской области — кругом только клюквенные болота и леса. Он, знаете ли, еще в институте отличался неким идеализмом, наверное, поэтому не смог работать в карательных органах, сломался. Зато теперь вполне счастлив. Я могу отвезти Егора к нему, там очень спокойно, я однажды навещал Кирилла, — предложил он. — Только нужно ехать утром, вряд ли кто-нибудь засек мою машину около детского дома, но все же риск есть.

Я задумалась. Необходимость расставаться с сыном, едва успев вернуть его, разрывала мое сердце, но Купавин несомненно был прав. Пришлось соглашаться. До утра еще можно было поспать, и я легла на кровать, прижав к себе Егорку. Он во сне обхватил меня ручонками. Я не сомкнула глаз, до тех пор, пока Валентин Сидорович не встал с дивана и не начал греметь чайником.

***

Самым трудным было объяснить малышу, что он должен уехать с чужим дядей. Едва сдерживая слезы, он только молча кивал головой, но когда Купавин сказал ему, что монастырь похож на старый замок и там есть лошади, коровы и собаки, а рядом течет речка, и он сможет поплавать на большой лодке, Егор повеселел и принялся за завтрак.

Мы выехали в девять часов, в отдаленном магазине «Товары для детей» я купила Егору одежду и обувь, включая теплую курточку и ботинки, ведь неизвестно, сколько времени ему придется жить у монахов. Набив вещами огромную сумку, я добавила туда туалетные принадлежности, детские книжки, несколько конструкторов, три машинки и целую гору леденцов и шоколадок. Егор потребовал еще игрушечное ружье и меч со шлемом. Вооружившись, он почувствовал себя отважным путешественником и даже заторопился поскорее ехать.

Я попрощалась с ним, пообещав приехать, как только смогу. По словам Купавина, ехать им предстояло три дня, ночевать будут в машине, чтобы не светится в мотелях и гостиницах. Денег на дорогу я ему дала более чем достаточно, и еще объяснила, где найти остальные, если со мной что-то случится. Детектив посетовал, что не успел выполнить второе мое поручение, вернул ключик и дал координаты одного своего коллеги, который мог выполнить задание не хуже его самого. Адрес монастыря и дорогу к нему, а также телефон отца настоятеля я выучила наизусть.

Когда они уселись в машину, я была на грани истерики, но реветь себе не позволила и даже улыбалась.

Егорка помахал мне рукой, и они уехали. Последнее, что я увидела, был голубой мишка, которым сын махал из окна машины.

Покурив на скамейке и чуть-чуть успокоившись, я изловила частника и попросила его отвезти его туда, где можно купить машину, но не в крупный салон. Он завез меня куда-то к черту на кулички, практически за город. Там за оградой из колючей проволоки стояли автомобили разной степени изношенности, в основном абсолютное барахло.

Я немного послонялась среди этого металлолома, обнаружила шустрого паренька в джинсовом комбинезоне и, сунув в карман этого комбинезона двадцать долларов, попросила показать мне неброскую машинку, которая могла бы некоторое время возить меня без особых проблем. Мальчонка, почесав стриженую голову, уверенно ткнул пальцем в серебристо-коричневую «девятку». Я села за руль и немного покаталась по площадке. Потом зашла в голубой вагончик, где за сравнительно небольшую сумму, получила документы на машину и транзитные номера. И те и другие вызывали большое сомнение, но меня пока вполне устраивали.

Обретя машину, я вздохнула с облегчением и немедленно отправилась в город, залив полный бак бензина на ближайшей заправке. Я спешила успеть до полудня к офису «Элко», нужно было посмотреть, что там произойдет. Кажется, Самурай задумал устроить Игорьку какую-то пакость.

Я припарковала машину недалеко от входа, но не на стоянке фирмы, которая насквозь просматривалась видеокамерами, нацепила на нос свои темные очки и стала ждать.

На моих часах было начало первого, когда из офиса, не торопясь, появился довольный и веселый Игорек в сопровождении Симы. Благодушие так и светилось на его холеной физиономии. Я уставилась на эту наглую ненавистную рожу и прозевала момент, когда рядом с крыльцом появилась задрипанная «копейка» с облезлыми тонированными стеклами. На минуту она заслонила от меня парочку, а когда, взвыв мотором, рванула прочь, Игорек уже лежал на тротуаре, а рядом громко визжала Сима.

Зрелище меня не потрясло, я нечто в таком роде и ожидала. Я поскорее отъехала и устремилась за «копейкой», та улепетывала недалеко — через два квартала остановилась, из нее выскочил неприметный блондин в перчатках и, как ни в чем не бывало, зашел в большой кондитерский магазин. Я знала, что у магазина два входа и быстренько свернула за угол. Киллер не обманул моих надежд — через пару минут он появился в дверях, оглянулся по сторонам и сел в старенький «Опель». За рулем «опеля» сидел Самурай. Они проехали мимо меня, — из открытого окна раздавалось довольное ржание, бандиты радовались удачной работе.

В глубокой задумчивости я вернулась домой. С одной стороны — хорошо, что с Игорьком разобрались без моего участия, с другой — плохо, ведь оставались еще Самурай, Митрофан и Седов. Слишком их много для одной слабой женщины. Очень мне не хотелось идти на контакт с Мурзой или Проней, но пока иного выхода я не видела. Хотя… Что, если Митрофан занялся самодеятельностью? Чтобы получить ответ на этот вопрос мне просто необходимо сунуть нос, нет только кончик носа к бандитам. Было лишь одно препятствие — я совершенно не знала, где их искать.

Переполненная этими мыслями, я открыла дверь дома и уже хотела войти в комнату, когда услышала доносящееся с веранды громкое чавканье. Я на цыпочках подошла к проему, завешенному только ситцевой шторкой, и заглянула за нее.

Прямо посередине веранды, по-турецки поджав ноги, спиной ко мне сидел худенький мальчишка в трусиках и маечке. Перед ним стояла наполовину пустая двухлитровая банка варенья, и он сосредоточенно поедал его столовой ложкой, сопя и отдуваясь. Я не столько рассердилась, сколько испугалась за здоровье ребенка — такое количество варенья ему просто вредно. Мальчишка, наконец, почувствовал мое присутствие за спиной и вскочил на ноги. Ему было лет семь, не больше, и выглядел он перепуганным воробьишкой — встрепанные рыжеватые кудри, руки в цыпках и перемазанная вареньем рожица. Бежать ему было некуда и он сжался от страха.

— Слушай, как тебе удалось слопать столько варенья? — поинтересовалась я.

Он озабоченно посмотрел на банку и вздохнул, но промолчал. Глазищи у него были зеленые, разбойничьи.

— Ну, рассказывай, откуда ты такой взялся? Имя у тебя есть?

— Федька я, — неохотно буркнул он.

— Так, Федор, значит. Знавала я одного Федора, тот тоже сладкое любил, — припомнила я одного нашего охранника, вечно жевавшего шоколадки и ириски.

Мальчишка снова покаянно вздохнул, только в это его покаяние я ни на секунду не поверила. Просто взяла его за руку, отвела в комнату, достала из холодильника коробку с эклерами и персиковый сок. Можете себе представить, он съел семь пирожных и скис только на восьмом! Отвалился от стола, погладил округлившийся, словно у щенка, животик и расцвел широкой, до ушей, улыбкой. Во рту его не хватало двух нижних зубов. Я не удержалась и засмеялась. Так мы некоторое время и сидели, хихикая. Потом я спросила:

— Ты чей такой?

— Был бабы Зоин и мамкин, а теперь ничей. Просто свой собственный.

Мне враз расхотелось смеяться. Через полчаса я выяснила непростую Федькину судьбу. Жил он в Шушановке с рожденья, без отца, только с мамой. У них с бабкой, которая была мальчишке на самом деле прабабкой, был старенький домишко. Баба Зоя умерла два года назад, а прошлым летом мать нанялась кассиршей куда-то, но ее обвинили в растрате и посадили аж на три года.

За Федькой приходили много раз, хотели в детдом забрать, но ему в приют ужасно не хотелось, и он всякий раз умудрялся спрятаться или убежать от дамочек из опекунского совета. Ловить мальца по шушановским задворкам для них было делом непосильным — Федька знал наизусть все закоулки и поймать его было невозможно. Дважды на него милиция устраивала самые настоящие облавы, но сердобольные шушановские жители прятали мальчишку, хотя и бранили за нежелание облегчить себе судьбу.

Зиму Федька провел в домишке, топя печку чем попало и питаясь тем, что соседи дадут, или что удастся утащить. По шмыганью конопатого носа я поняла, что ему пришлось несладко. Хорошо, что мать как-то научила его буквам, а как складывать слова, он сообразил сам. Вот и прочел все старые книжки и газеты в доме. Газеты постепенно сжег, а книжки до сих пор перечитывает, ведь электричество в доме отключено за неуплату и телевизор не работает.

Весной жизнь стала веселее — народу стало побольше, можно искупаться в ручье, незаметно залезть в соседский погреб или нарвать чего-нибудь ночью на огородах. Правда, за ним опять приходили пару раз. Но соседи молчали, как партизаны, и от него отстали, решили, что за зиму сгинул.

А сегодня ему так захотелось полакомиться чем-нибудь вкусненьким, что он рискнул залезть в знакомый дом и утащить варенье. Галина Петровна и раньше его подкармливала, даже звала к себе жить, но он не очень ей доверял, строгая больно. Он прожил в одиночку почти год и рассчитывал продержаться еще две зимы, до возвращения матери. Беспокоило его только одно — школа. В прошлом сентябре он должен был пойти в первый класс, а если пропустит еще два года, то в школе ему придется учиться с малявками, стыдно будет. Тут он печально вздохнул и сцапал восьмую эклерину.

Я сидела ошарашенная — мальчишке семь лет, а он живет совершенно один, ест что попало, спит, где придется… А одежда, обувь? На все мои вопросы Федька только плечами пожимал, потом признался, что пару раз на свалку ходил — приоделся и обулся на славу. Земляничное мыло ему Настя подарила, а зубы чистить не обязательно. Тут он снова улыбнулся, только улыбка получилась не уж такая веселая.

Встав из-за стола, я принялась шагать по комнате. Жалость к маленькому, никому не нужному человечку смешалась с уважением к его недетской стойкости. В моих обстоятельствах глупо брать на себя еще и ответственность за Федьку, но разве у меня есть выход? В конце концов, мой собственный ребенок отдан на попечение совершенно посторонним людям и я надеюсь, что с ним все будет в порядке… Может быть, этот вихрастый чертенок послан мне судьбой, чтобы проверить меня на вшивость?

Вшивость? Я вздрогнула и предложила Федьке вымыться теплой водой. К моему удивлению, он тут же согласился и даже обрадовался. Мы нагрели на двух конфорках воды и я принялась драить найденыша. И что же это за место, где я каждый Божий день кого-нибудь нахожу?

Сначала Федька немного стеснялся, пришлось сообщить ему, что у меня сын почти его ровесник, и он перестал смущаться. Вшей у него, к моей радости не обнаружилось, я трижды намылила ему волосы немецким шампунем, потом ополоснула мальчишку чистой водой и завернула в полотенце.

Весил он мало, почти как Егорка. Натянув мою футболку, которая было ему до колен, он уселся за стол и принялся поглощать хлеб с ветчиной, плавленые сырки и творог со сметаной. Взяв с него клятву, что он меня дождется, я пулей помчалась в торговый центр, даже на манекены не взглянула. Второй раз за день я приобрела полный комплект для мальчишки одежду и обувь, включая осеннюю и зимнюю, книжки, учебники за первый класс, электронный тетрис и запас батареек к нему, конструкторы, несколько коробок со сборными моделями самолетов и парусников. Хотела купить ролики, но в Шушановке отсутствовал асфальт, и я вместо этого взяла несколько коробок со свечами, витамины с минеральными добавками и детскую зубную щетку и пасту.

Нужно бы еще приобрести теплое одеяло, но руки у меня всего две, а когда я еще добавила пару куриц и несколько упаковок мясных и рыбных полуфабрикатов, об одеяле пришлось на время забыть. Вот ведь судьба у меня — таскать через проклятый овраг всякие тяжести, включая травмированных мужиков!

Вернувшись домой, я не обнаружила Федьку в комнате. Пакеты вывалились у меня из рук. Расстроенно махнув рукой, я принялась собирать с пола укатившихся куриц и тут услышала сопенье, доносящееся из спальни. Там на кровати, разметавшись во сне точно так же, как прошлой ночью Егорка, спал Федор. Отмытые кудри отливали медью, на лице — безмятежное выраженье. Я тихонько распаковала покупки и поставила курицу вариться в большой кастрюле.

Когда суп и зразы с черносливом были готовы, я разбудила разоспавшегося Федьку. Он спросонок подскочил испуганно, но потом узнал меня и рассмеялся. Когда он чистенький, в новом голубом костюмчике и босоножках сел обедать (или ужинать?) на него было любо-дорого смотреть. Что я и делала, пока он сметал еду с тарелок. У моего сына сроду не было такого отменного аппетита, но ведь он и не жил целый год впроголодь.

Поев, он набросился на книги и игрушки, что-то бормоча под нос. Я показала ему, как играть в тетрис, и он тут же впился в него. Потом вдруг положил игрушку на стол и задумался. Я домыла посуду, села напротив и поинтересовалась, отчего он такой грустный. Федька поднял на меня зеленые кошачьи глаза.

— А ты правда не из милиции? — тихо спросил он.

— С чего ты взял? — удивилась я. Потом поняла — он решил, что я поселилась здесь нарочно, чтобы приручить его и отдать в ненавистный детдом.

Пришлось долго его убеждать, что к органам власти я не имею никакого отношения, даже наоборот — сама прячусь тут от нехороших людей. После этого он немного повеселел и снова защелкал кнопками тетриса.

Мы договорились, что он пока он поживет у меня.

— Чтобы дом сторожить? — надул он щеки.

— Чтобы дом сторожить и клубнику собирать, — уточнила я.

— А как мне тебя называть? Тетя Ира — можно?

— Можно, — согласилась я.

— А твой сын — он где? — задал он видимо страшно интересовавший его вопрос.

— Он далеко, — вздохнула я. — Уехал.

— С твоим мужем?

— Слушай, тебе бы самому в милиции работать! Там главное дело — уметь вопросы задавать.

— Ты же все про меня знаешь! — возмутился он и даже насупился.

Пришлось мне, чтобы не раздувать обиду, рассказать ему про мою жизнь. И совершенно незаметно для себя, я выложила ему и про свои приключения. Конечно, далеко не все, но он и так слушал с круглыми глазами. Потом вздохнул:

— Вот это да! И ты совсем не боишься?

— Очень боюсь, — призналась я.

— Ты очень неосторожная, — рассудительно сказал он, прямо как Купавин. — Они же запросто могут за тобой проследить.

— Этого я и боюсь. Так что если увидишь здесь кого-нибудь незнакомого, сразу прячься. И сиди, носа не высовывай.

— Это я и так всегда делаю, — перебил он меня. — Горшок видишь? — он указал на кустик алоэ на окне.

— Если его на подоконнике не будет, домой не заходи.

— Ты что, про кино про Штирлица насмотрелся? — засмеялась я.

— Ага. Давно только. А ты почему телевизор не смотришь? Сломался?

Я спохватилась, и включила древний аппарат. Работал он вполне прилично, я даже не ожидала. Мы посмотрели по ОРТ мультики, потом начался концерт, и я переключила на местную программу. Федька с пониманием отнесся к моему желанию посмотреть криминальные новости. Но вначале мы долго пялились на нашего губернатора, обещавшего населению манну небесную, если оно, население, переизберет его, любимого и достойного, на новый срок.

Почти без перехода диктор с воодушевлением сообщил о новом заказном преступлении — покушении на заместителя недавно убитого директора фирмы «Элко» Всеволода Бушуева — Игоря Пестова. Я едва не подавилась крекером, который грызла в этот момент. Операторы показали распростертое на тротуаре тело, потом машину скорой помощи, с воем уносящуюся вдаль.

Значит, Игорек остался жив? «Жив, но в тяжелом состоянии, — подтвердил диктор. — Врачи борются за жизнь Игоря Пестова». Тут же услужливо сообщили, что раненый находится в реанимационном отделении областной клиники и около его палаты выставлена охрана.

На этом удивительные новости не закончились. На экране появился встрепанный капитан милиции и, слегка заикаясь, сообщил, что убийство предпринимателя Бушуева и его жены успешно расследуется, вчера уже арестованы трое подозреваемых, среди которых близкий друг убитого банкир Суповский. В доме банкира при обыске обнаружен автомат, из которого была расстреляна машина Бушуевых. Имена остальных двоих арестованных мне были неизвестны.

Вот это да! Значит, кто-то подбросил оружие бедному Вовчику, а потом, наверняка, настучал в милицию. Я представила белобрысого, розового как поросеночек, Суповского, вечно страдающего от аллергического насморка. Нашли тоже козла отпущения, да из Вовчика убийца, как из меня архиепископ! В конце капитан с умным лицом сообщил, что, очевидно, сегодняшнее покушение является не иначе как попыткой выгородить подозреваемых. Стало ясно, что следствие вцепилось в банкира, и просто так не отцепится. Федор сидел, брови домиком, слушал всю эту ерунду. Потом спросил:

— Ты знаешь этого, которого арестовали? Он кассир?

— Банкир, — вздохнула я. — Это гораздо круче. Знаю я его очень хорошо. И он тут совершенно ни при чем.

— Ну и что ты делать будешь?

— Придется что-нибудь придумать. Ладно, давай посмотрим что-нибудь повеселее и спать ляжем, — пожала я плечами, переключая программы.

***

Утром я проспала дольше обычного. Хотя, что теперь для меня стало обычным — трудно сказать.

Федька уже вскипятил чайник и ждал меня у стола, посередине которого красовалось блюдо алой сочной клубники. Ну надо же — спозаранок не поленился собрать ягоду!

После завтрака я принялась за макияж, а мальчик не отрывал глаз от захватывающего процесса.

Наверняка, раньше он такого никогда не видел. Когда я нацепила цветные линзы и превратилась в голубоглазую шатенку (вчера купила еще один паричок) с алым пухлым ротиком, Федька ахнул. Я затолкала за щеки ватные тампоны, к которым уже привыкла и обернулась к нему:

— Ну как?

— Штирлиц рядом не стоял, — пробормотал потрясенный маленький мужчина. — Ты совсем другая.

Даже страшно сделалось. И такое все тетеньки могут?

— Конечно все, — заверила я его, быть может, на всю жизнь поселив в юной Федькиной душе сомнения в подлинности женской красоты.

Одев широкие брюки с просторной блузой и туфли без каблука, я стала выглядеть приземистой и даже полноватой. Пистолет я украдкой сунула в сумку, не рискуя оставить его в доме — Федор мог случайно найти.

На всякий случай я нацарапала на бумажке номер своего пейджера и объяснила, как передавать сообщение.

Горсть мелочи для телефона он сунул в карман и проводил меня до машины. Поведение мальчишки радикально изменилось — вместо затравленного волчонка, вернее, зайчонка, появился степенный хозяин дома. Я помахала ему рукой и выехала на улицу.

Добравшись до знакомого «Зуба акулы», я убедилась, что он уже открыт, несмотря на ранний час.

Странно для такого заведения, хотя, похоже, оно вообще не закрывалось. В зальчике за столиками маялся похмельем задрипанный мужичонка с опухшей рожей и клевала носом девица чахоточного вида. Бармен меня не узнал, без слов налил стакан минералки и возобновил чтение журнала «Хакер». Я присела у стойки, прижала ладонью двадцатидолларовую купюру, пододвинула ее под нос парня и тихо произнесла:

— Требуется информация.

Он украдкой посмотрел на мою руку и кивнул на дверь подсобки. Оказавшись в знакомом помещении, я вручила бармену деньги:

— Спасибо за наводку на Чухонца.

Он вздрогнул и с изумлением уставился на меня, не узнавая. Я рассмеялась и достала еще одну бумажку.

— Теперь мне нужно знать, как выйти на Митрофана. А за номер его мобильного телефона заплачу еще сотню баксов.

— Ты с ума сошла! Чухонец, мелочь, шестерка, а Митрофан летает высоко. Зачем он тебе? — до судорог испугался парнишка.

— Да не бойся, стрелять я в него не стану, и тебя не подставлю. Поговорить мне с ним нужно, — попыталась я его успокоить, но он только трясся и моргал белесыми ресницами.

Пришлось похлопать его по щеке и достать еще двадцать баксов. Только после этого он тяжело вздохнул и пробормотал:

— Спроси у Зинки, что в зале сидит, у нее подружка есть, Пони. Она, вроде бы, крутила с Митрофаном, но это было полгода назад.

Оставив бармена тосковать в подсобке, я вернулась в зал и подсела к девице. Та была в прострации и не прореагировала на мое появление.

Пепельница перед ней ломилась от окурков и я для начала достала пачку сигарет и ткнула ей под нос.

Она, не выходя из транса, выгребла три штуки и разложила перед собой в ряд. Потом погрозила им пальцем, взяла среднюю и сунула в рот. Пришлось дать ей прикурить. Дымила она, не выпуская сигарету изо рта, только перекатывала ее по нижней губе. Наконец она подняла на меня стеклянные глаза и криво улыбнулась.

— Привет, Зина, — улыбнулась я в ответ, но она уже блуждала взглядом по стенам.

Пришлось вытаскивать к стойке бармена. Он глянул на Зинку, пожал плечами и набухал полстакана водки. Я принесла напиток девушке и она, не глядя, хлопнула его одним глотком. После этого ее взгляд, наконец, сосредоточился на мне, и она совершенно трезвым голосом радостно выпалила:

— Привет, сто лет тебя не видела!

— Слушай, Зин, ты не знаешь, где найти Пони? — немедленно спросила я, опасаясь ее новой отключки.

— Почему не знаю? — удивилась она. — А зачем тебе Пони? Клиента денежного для нее нашла?

— Ага, — радостно подтвердила я. — Очень нужна Пони. Где мне ее искать?

— Чего ее искать? Она с восьми вечера у причала шарахается. Приходи к причалу, не ошибешься.

Так как я понятия не имела, где в нашем городе, лишенном крупных рек и водоемов, можно найти причал, то решила быть понастойчивей.

— Ты, Зина, не поняла, мне Пони нужна срочно, до вечера ждать не могу. Где она может быть сейчас?

— А ты дома ее искала? В доми-и-ишечке? — пропела Зинка опять стекленея глазами.

— Скажи мне адрес! Где Пони живет? — заорала я, переполошив испитого мужичонку.

— З-з-заводская, дом три, квартирка тоже три, — хрюкнула девушка и ткнулась носом в свою худосочную грудь. Сеанс реанимации был закончен и я, кивнув бармену на прощанье, поспешила уйти.

С трудом найдя искомую улицу, я остановилась у мрачной хрущевки, фасад которой украшала огромная цифра «три», выполненная коричневой краской. В подъезде воняло мочой и кошками. Третья квартира была на первом этаже.

Я долго нажимала кнопку звонка, пока не сообразила, что он не работает, и принялась стучать. Никто не открывал. Только из соседней квартиры вывалился здоровенный детина, скептически оглядел меня с ног до головы и посоветовал:

— Да ты ногами стучи, иначе не услышит. Дрыхнет она после трудовой ночи. — После чего удалился, весело насвистывая и крутя на пальце связку ключей.

Я последовала совету и заколотила в дверь пяткой. После пяти минут таких упражнений, когда я уже совершенно отбила себе ногу, за дверью послышалась возня и она, наконец, распахнулась.

Я сразу поняла, за что девушку прозвали Пони — была она низенькой, крепенькой и коротконогой.

Густые темные волосы длинной челкой свисали ниже бровей, а на спине лежали гривой до лопаток. Ну, натуральный пони, только в пижаме! Из-под челки на меня смотрели заспанные черные глазки в обрамлении пушистых ресниц. Смешная девчонка, но симпатичная. Мы некоторое время изучающе пялились друг на друга, потом Пони отступила от двери, чтобы я могла войти.

Квартирка, крошечная, как шкатулка, была очень уютной и чистенькой. В комнате, куда мы прошли, все полки и кресла занимали плюшевые котята, собачки, зайцы и прочие звери. На полу лежал огромный лохматый лев размером почти с диван. Девушка пересадила несколько игрушек с кресел на незастеленную диван-кровать и усадила меня. Сама устроилась напротив. До сих пор мы не перекинулись ни одним словом.

Пока я собиралась с мыслями и решала с чего начать, Пони сладко потянулась и спросила:

— Кофе будешь?

— Не откажусь, — кивнула я.

Она исчезла и вернулась через пять минут с двумя чашками крепкого, хорошо сваренного напитка.

Мы пили кофе и болтали. Девчонка оказалась простой и доверчивой. Через десять минут я уже знала, что она детдомовская, родители пили и допились до смерти. После детдома она вернулась в чудом уцелевшую квартиру, жить было не на что, торговала шмотками на рынке, потом стала проституткой. Мечтает о семье и детях, копит деньги и ждет своего принца. Но вместо принца встречаются только разные идиоты, наркоманы или бандиты. Сама Пони наркотики не употребляет, пить и курить приходится в силу профессии, но она старается соблюдать меру.

Только выложив все это девушка сообразила поинтересоваться, кто же я такая. К тому времени я уже сочинила нужную историю. Дескать, есть у меня парень, неплохой, но большой растяпа. Взял деньги в долг, а его кинули подсунули фальшивые доллары. Когда же он попытался возмутиться, припугнули, что сам Митрофан с ним разберется. Парень и скис, долг отдавать нужно, проценты капают.

А я вот думаю, что эти паразиты только прикрываются именем Митрофана, на понт берут. Зачем такому крупному бандиту суетиться из-за трех тысяч баксов, авторитет ронять. Вот я и решила поговорить с ним, открыть ему глаза на то, что некие ребята, пользуясь его славой, денежки делают. Наверняка, ему это не понравится и он захочет навести порядок. Но вот незадача, как мне поговорить с ним? Я в ожидании уставилась на девушку.

Она неторопливо поднялась, достала из сумочки блокнотик и продиктовала номер телефона. Так просто? Даже не спросила, откуда я узнала про нее и про Митрофана. Когда я попыталась всучить ей деньги, она только рукам замахала:

— Ты что? Мне же ничего не стоит помочь тебе. Попробуй с ним побазарить, он мужик свирепый, но справедливый. Меня ни разу не обидел, не то, что некоторые, — она грустно шмыгнула носом и проводила меня до дверей.

В ближайшем магазине я купила огромного пушистого розового слона и, вернувшись к квартире Пони, посадила его на коврик перед дверью. Потом постучала и быстро убежала. Дай Бог тебе хоть немного счастья, простая душа!

Звонить Митрофану время еще не настало, я отправилась на улицу Энтузиастов. Припарковалась в ее начале и из ближайшего телефона-автомата позвонила по знакомому номеру. Ответила Сима. Я прижала к трубке заранее припасенный полиэтиленовый пакет и тихо произнесла:

— Ну что, голубки, не добили Игорька? Теперь вам крышка, Митрофан в курсе ваших делишек, так что советую заранее заказать друг другу похоронные венки! — На том конце Сима, похоже, онемела.

Я мерзко захихикала в трубку, повесила ее и, вернувшись в машину, принялась ждать.

Скоро появился знакомый «джип». Самурай пулей выскочил из него и скрылся в доме. Через полчаса он вышел, мрачный, как туча, и укатил. Сима появилась спустя еще полчаса. Она промчалась мимо меня на своей «девятке» и я торопливо завела мотор. На ближайшем перекрестке она свернула налево и поехала в сторону пригорода.

Я ехала за ней, то приближаясь, то отставая. Пока можно было не беспокоиться, движение на трассе было насыщенным, и заметить преследование она не могла. Но когда голубая «девятка» повернула к Мельничным прудам, машин поубавилось, и мне пришлось отстать метров на двести. Я едва не прозевала, когда она свернула около указателя «Парфеново» — начался лес и видимость была очень плохой, к тому же дорога постоянно петляла. Я съехала на раздолбанный асфальт и попылила по ухабам. Хорошо, что дорога шла без ответвлений, очевидно, кроме этого самого Парфенова, в конце ее ничего и не было.

Километров через пять я выехала к деревушке, главной достопримечательностью которой была старая покосившаяся церквушка. Я чуть было на въехала в деревню, но заметила проселочную дорогу, уходящую в лес. Остановившись, я вышла из машины.

Задача была простая — если на двух дорогах имеются практически идентичные лужи, куда поехала идущая впереди машина? Правильно, туда, где лужа разбрызгана! Я свернула на проселок и через пятнадцать минут он вывел меня к одинокому строению. Похоже, это был охотничий домик, бревенчатый, в два этажа, окруженный крепким забором, он стоял в самой чаще и дорога заканчивалась у его ворот. За воротами слышался лай и радостное повизгивание собак.

Я осторожно дала задний ход, надеясь, что в этом гаме шум мотора моей машины не услыхали.

Отъехав на несколько сотен метров, я спрятала машину между двух елок в зарослях кустов и почти бегом вернулась к дому. Собаки уже не лаяли, но слышно было, как они носятся по двору, сопят и поскуливают. Я обошла дом, стараясь держаться от забора метрах в пятидесяти, присмотрела ветвистое дерево и вскарабкалась на него.

Видимость была отвратительная — часть двора скрывали густая листва, остальное можно было рассмотреть только сквозь ветки, если все время двигаться из стороны в сторону. Несколько раз я видела худенькую фигурку Симы — она выгружала из машины какие-то сумки и коробки и таскала их в дом. Похоже, что кроме нее там больше никого не было, потому что ей никто не помогал.

Когда она в очередной раз появилась около машины, из-за дома выскочили две собаки. Я чуть не свалилась вниз, потому что в огромной рыжевато-коричневой туше мгновенно узнала увальня Спуна. Рядом с ним прыгал Вилли. Вот значит куда их увезли! Я еще немного посидела на дереве, но больше ничего не происходило — Сима исчезла внутри дома, а собаки развалились на солнышке и спокойно уснули.

Ну, теперь держись, предательница! Оказывается, мстительные планы очень хорошо обдумываются высоко над землей среди зеленой листвы.

Слезала я с дерева гораздо дольше, чем взбиралась на него. В конце концов, я просто свалилась, как спелая груша, метров с двух, но, к счастью, не очень ушиблась.

Возвращаясь в город, я остановилась у торгового центра «Альбатрос» и оторвалась по полной программе, даже похищенные из сейфа «Элко» доллары пришлось частично обменять. Зато я могла не ограничиваться собственной грузоподъемностью — купила огромное количество еды, комплект из одеяла и подушки для Федьки, постельное белье к нему, а также массу полезных в хозяйстве вещей, включая электрочайник, микроволновку и отличный велосипед с регулирующейся высотой седла и руля. Еще я приобрела два баллончика со слезоточивым газом, четыре метра белой кисеи и набор светящихся в темноте наклеек, очень популярных у тинейджеров. Но чего-то недоставало. Пришлось заехать в Покровский собор и пополнить арсенал самой большой, какая только нашлась, погребальной свечой.

Моя машина еле вмещала все покупки, даже на переднем пассажирском сиденье пришлось поместить коробку с тортом, глобус и два волчьих капкана. И конечно, тут же меня тормознул гаишник. Украдкой перекрестившись, я сунула ему документы. К моему удивлению, он отнесся к ним нормально и на прощанье вежливо козырнул мне, покосившись на капканы.

Около моего дома никого не было, даже странно. Наверное, Коля с Лехой на работе. Я заехала во двор и Федька радостно кинулся ко мне. Мы стали таскать в дом покупки и рассовывать их по углам. Велосипед привел мальчишку в восхищение и смущение — он не умел на нем ездить, но я пообещала его попозже научить. Управляться с микроволновой печью он приспособился тут же и для начала сунул в нее купленную мной пиццу с грибами. К пицце имелась еще отварная картошечка, явно из чужого погреба, и клубничный компот. Хозяин из Федора получился на славу!

***

После обеда Федька устроился на диване читать, а я принялась кроить и шить. Когда шитье завершилось и я примерила длинный до пят балахон, глаза ребенка полезли на лоб. Пришлось его посвятить в мои планы. Федька взвыл от восторга и потребовал, чтобы я непременно взяла его с собой. Наверное, воспитатель из меня никудышный, потому что я после долгих уговоров все-таки согласилась, взяв с него клятву вести себя тихо, как мышь.

До вечера было еще далеко и я решила провернуть еще одно рискованное мероприятие. Дело в том, что деньги таяли быстрее, чем я рассчитывала, и необходимо было пополнить их запас. Именно с этой целью я опять отправилась к своему особняку на улицу Энтузиастов. Время было подходящее — с работы еще никто не возвращался, прислуга домой пока не спешила, а дети отдыхали после учебного года на дачах и курортах, так что окрестности выглядели относительно безлюдными.

Я понаблюдала за домом минут двадцать и выбрав момент, когда старушка с тремя таксами удалилась за поворот, а садовник у соседей напротив закончил поливать клумбу, подошла к калитке. Для начала я позвонила, но никто не отозвался. Камера наблюдения тоже была отключена. Да и кого теперь здесь охранять — Игорек в реанимации, а Сима сбежала в лес. Я набрала на панели кодового замка знакомый шифр и металлическая дверца распахнулась.

Двор и дом казались вымершими. Около дверей я задержалась и поежилась — если замок успели перекодировать, то мне несдобровать — ворота и калитка заблокируются и завоет мерзкая сирена. Но ежели шифр первого замка не сменили, то и второй, наверное, оставили как есть. Я повторила манипуляцию с кодом, потом прижала подушечку большого пальца правой руки к засветившемуся окошечку. Горизонтальный лучик сканера считал на ней узор и замок равнодушно щелкнул.

Я перевела дыхание — система защиты нашего дома, казавшаяся раньше излишне сложной, теперь была мне на руку — в прямом смысле этого слова. Войдя в знакомый холл, я захлопнула за собой дверь.

Внутри сигнализация не была включена — не горела крошечная лампочка, вмонтированная в правое бра около зеркала.

Странное чувство ирреальности происходящего охватило меня — все до боли знакомые вещи, о многих из которых я могла рассказать, когда и в каком магазине я их выбирала, казались теперь чужими и враждебными. В гостиной не журчал маленький фонтанчик, а голубоватый матовый шарик, раньше забавно плясавший в его струйке лежал рядом, мертвый и тусклый. Большие немецкие часы у правой стены стояли, никто не потрудился завести их. Раньше это ежедневно делал Севка перед тем, как лечь спать. Мебель дремала, равнодушно нахохлившись, а посуда за золотистыми стеклами большой горки не сверкала, как обычно, казалась пыльной, словно во дворце спящей царевны.

«Ну и что ты стоишь столбом? — встряхнула я саму себя:

— Ты вернешься сюда, и все оживет снова!»

«Но захочешь ли ты сюда вернуться? — вышел из затяжной спячки внутренний голос. — Захочешь ли жить в этом склепе прежней любви и доверия?»

«Немедленно заткнись!» — одернула я его и быстро вернулась в холл. Оттуда лестница вела наверх к спальням. Я не посмела заглянуть в опустевшую детскую, потому что Сима, конечно же, убрала оттуда Егоркины вещи и игрушки. В нашей спальне ничего не изменилось, только исчезли с туалетного столика моя косметика и безделушки. Я открыла верхний ящик комода — так и есть, все лежало там, сваленное как попало.

Проверять сейф, вмурованный в стену справа от кровати и скрытый за офортом, изображающим венецианский канал, смысла не было — Сима знала, как его открыть. Отсюда она брала, при необходимости, деньги на хозяйственные расходы.

Но она не знала о втором сейфе, и именно он был моей целью. Я включила лампу в гардеробной — большой темной комнате, где располагались шкафы с бельем и обувью и длинные вешалки для одежды.

Правую сторону гардеробной занимали вещи мужа, левую — мои.

Знакомый запах — смесь моих духов и Севкиного одеколона подействовал, словно удар по лицу.

Стараясь не дышать носом, чтобы не расплакаться от воспоминаний, я ринулась к шкафу с Севкиной обувью, нащупала внутри него крошечный шуруп и нажала на него. Нижняя треть шкафа сдвинулась в сторону. В полу под шкафом и находился сейф. Открывался он набором сложного шифра, который тем не менее легко запоминался — 10 — 1–9 -2 -8 -3 -7 -4 -6 -5. Нужно было брать по одной цифре с каждого края десятка, вот и все. Но не знающий этого, вряд ли бы сразу додумался, да еще и сейф нужно сначала найти… Вот почему я надеялась разжиться тут деньгами.

Мои надежды оправдались, и я выгребла, не считая, всю наличность, а также несколько коробочек с моими самыми ценными украшениями — изумрудным с жемчугом гарнитуром, бриллиантовой брошью мамы и колье из синих топазов, которое папа подарил мне к восемнадцатилетию. Все это я положила в сумку, вернула шкаф на прежнее место и вывалилась из гардеробной.

Когда я спускалась по лестнице, мне показалось, что внизу кто-то разговаривает. Я замерла от неожиданности на одной ноге. Неужели вернулась Сима? Ведь кроме нее войти в дом могли теперь разве что охранники, а им здесь делать совершенно нечего. Отпечатков же других людей в компьютерном замке не было. Или могли появиться?

Тут я сообразила, что слышу чье-то сообщение на автоответчик, и встала наконец на обе ноги.

Интересно, кто это звонил? Я бросилась к телефону.

В доме было три аппарата — в холле, в спальне и в Севкином кабинете. Автоответчик находился в холле, и я нажала кнопку прослушивания. Запись была всего одна — та, что напугала меня минуту назад.

«Серафима, возьми трубку! Возьми трубку, твою мать! — требовал Самурай, я сразу узнала его по голосу. — Митрофан ничего не знает, успокойся и не вздумай дурить. Пока этот тормоз очнется, мы уже будем далеко, хрен отыщет! Но если ты вздумаешь дурить, то я тебя…» Далее следовал ряд непонятных мне идиоматических выражений и многоцветная нецензурщина. В завершение, он пообещал с утра приехать к Симе с каким-то Вадиком.

Ура! Я все правильно рассчитала — Самурай действовал самостоятельно, не поставив шефа в известность. На эту мысль меня натолкнул тот факт, что он принимал непосредственное участие в покушении на Игорька, причем в качестве группы поддержки. Слишком мелко для такого высокопоставленного бандита — у Митрофана людишек для этих целей наверняка предостаточно, не стал бы он своего зама подставлять. А вот если проворачивать собственное дельце, тогда волей-неволей захочешь, чтобы об этом знало как можно меньше народа. Не зря я детективчики почитывала, какая стала сообразительная!

Поразмыслив, я вытащила кассетку из автоответчика, сунув на ее место первую попавшуюся из валявшихся в ящике столика, на котором стоял аппарат. Кассетку же положила в заметно потяжелевшую от добычи сумку.

Без проблем я покинула дом и немедленно отправилась в банк, где сложила почти все в арендованный сейф. На расходы оставила то, что было в рублях — триста тысяч. Пока хватит. Кассету я оставила в сумке.

Выйдя из банка, я позвонила по телефону, оставленному Купавиным, и договорилась с его коллегой встретиться через полчаса у входа в городской парк. Потом набрала тот номер, который узнала у Пони. После целой вечности ожидания в трубке раздался ленивый сочный баритон:

— Слушаю.

— Слушай, Митрофан, — хрипло пробубнила я. — Твоя правая рука, похоже собралась в отрыв.

Поинтересуйся у нее, зачем мочит парней из «Элко», и сколько с этого имеет.

— Поинтересуюсь, не волнуйся, — так же лениво ответил баритон и я тут же прервала связь.

Коленки у меня дрожали. Жутковато все-таки выступать в роли Немезиды. А ведь мне еще предстояла ответственная операция, от результата которой зависела судьба несчастного Вовчика Суповского Детектив по имени Матвей Сусин уже ждал меня на условленном месте. В руках он держал не традиционный журнал или цветок, а воздушный шарик — так мы условились. Шарик выглядел, мягко говоря, странно — черный и на нем белый череп с костями. Очень знаменательно. Сыщик выглядел вполне в стиле шарика — черный костюм и белая бабочка. По-моему, в июне это чересчур. Но он пояснил, что сразу после нашей встречи идет с дамой в театр, и я несколько смягчилась.

На этот раз мне не пришлось подписывать договор — я просто отдала ключ, чтобы он узнал, в каком банке подобные используют. Он назвал гонорар — сто пятьдесят долларов, задаток не взял, записал номер моего пейджера и, пообещав сообщить результаты через пару дней, мгновенно испарился. Дурацкий шарик остался в моих руках и пришлось отпустить его в небо, чтобы не смешить публику. Да, похоже Валентин Сидорович страдает излишней педантичностью — вон как оперативно действуют его коллеги. А может быть, Сусин просто опаздывал на встречу со своей дамой?

Размышляя об этом, я опять помчалась в Шушановку, прогнала от ворот Колю с Лехой (на этот Леха был облачен в новехонький псевдоадидасовский спортивный костюм и туфли на толстом протекторе), загрузила в машину Федьку и нужный реквизит и двинулась в сторону Парфенова. По дороге мы накупили горячих хот-догов и наелись вредной пищи до отвала.

К Парфенову подъехали еще засветло, чтобы провести рекогносцировку. В знакомом лесу я спрятала машину на прежнем месте и мы осторожно подкрались поближе к домику.

Федор выбрал удобное дерево, гораздо удобнее моего предыдущего наблюдательного поста, и мгновенно влез по стволу. Мне бы в жизни не удался такой трюк, мне подавай ветки от самой земли. Сидя наверху, он громким шепотом сообщил мне, что во дворе стоит машина, но никого не видно. Потом он заметил собак. «Одна — здоровая, просто боров!» — обеспокоенно предупредил он, имея ввиду безобидного, как улитка, Спуна.

Когда, наконец, стемнело, в окошке второго этажа загорелся свет. Даже с земли мне был виден женский силуэт, беспокойно двигающийся внутри — тень ложилась на занавески. Больше никого в доме явно не было.

Подождав еще немного, я вернулась в машину и для начала смыла водой из пластиковой бутылки дневной макияж. При этом тушь сошла не до конца, а размазалась чернотой вокруг глаз — пусть остается.

Потом я зеленовато-серыми и голубыми тенями покрыла лицо и кисти рук, кое-где наставила коричневых пятен и напялила балахон. Парик пришлось снять и сбрызнуть волосы пенкой. Не дожидаясь, пока она высохнет, я встрепала шевелюру и склеила из нее торчащие мерзкие прядки. Потом я налепила на балахон светящиеся наклейки в виде волн и зигзагов и тоже сбрызнула их пенкой, они потускнели и светились теперь не так ярко.

Разглядеть себя в маленьком зеркале целиком я не могла и, прихватив свечу и зажигалку, потащилась через заросли на презентацию к Федьке. Подол цеплялся за ветки и приходилось его все время подбирать обеими руками. Чертыхаясь, я разыскала, наконец, нужное дерево и шепотом позвала мальчишку. Он тихо сполз по стволу и оценил мою внешность:

— Здорово! Если бы я не знал, что это ты, умер бы от страха. Васильич, даже когда напьется, и то не такой страхолюдный.

Сравнение с неведомым мне Васильичем несколько насторожило, но я решила считать его комплиментом и, дав последние наставления Федору, поковыляла к дому. Выбравшись на дорогу, я постаралась придать своим движениям хоть какую-то плавность — вдруг Симе вздумается выглянуть в окно.

Правда я тут же наступила на край балахона и едва не расквасила нос.

Подойдя к воротам, я убедилась, что они крепко заперты. Едва я прикоснулась к ограде, за ней раздалось громкое сопенье и фырканье бдительный Вилли почуял меня. Я шепотом окликнула пса и он радостно заскребся в створку. Я громко заколотила по ней. Мой расчет был прост Сима, не слыша собачьего лая, решит, что прибыл кто-то свой, и пойдет открывать. Поэтому я поспешно зажгла свечу и отступила от ворот в траву.

Через пару минут ворота скрипнули и отворились, и появилась моя золовка, удерживающая ризеншнауцера за ошейник. Вилли радостно улыбался и мотал обрубком хвоста.

В первые секунды ничего не произошло — она просто смотрела на меня, не двигаясь и не издавая ни звука. Потом раздался не то вздох, не то всхлип и она спросила безжизненным голосом:

— Это ты?

— Я, — также безжизненно ответствовала я, надеясь, что, узрев меня в таком виде, Сима не станет размышлять, почему я явилась с того света в относительной целости, а не в виде головешки.

— Ты пришла за мной? — вяло поинтересовалась она и даже сделала шаг ко мне.

Но в мои планы не входило служить ей проводником в ад. Я шарахнулась назад, стараясь при этом не загасить свечу.

— Нет, — покачала я головой. — Ты примешь свою кару здесь. Завтра же пойдешь и расскажешь о том, что вы сделали. Иначе я буду приходить к тебе каждую ночь, — тут я постаралась придать своему голосу максимальную драматичность, но все дело чуть не испортил Вилли — он вырвался из рук Симы и принялся радостно носиться вокруг меня. Слава Богу, что лентяй Спун еще не проснулся — он в порыве чувств мог запросто свалить меня с ног.

— Хорошо, я пойду и все расскажу, — покладисто согласилась Сима и внезапно повалилась без чувств, словно тряпичная кукла.

Вот уж никогда не замечала за ней излишней впечатлительности! Хотя, нервы у нее в последние дни явно сдали. Впрочем, меня вполне устраивала такая развязка, потому что горячий воск потек со свечи на пальцы и я подпрыгнула от неожиданности, что явно противоречило моему амплуа.

Погасив свечу, я зашла во двор и окликнула Спуна. Он, наконец, соизволил проснуться и, громко топоча, ринулся ко мне целоваться. Очень мне хотелось войти в дом и разобраться, чья это берлога и что там храниться, но времени было в обрез, — Сима могла в любой момент очнуться. Поэтому я, прихватив собак, быстренько унесла ноги.

Федьку пришлось некоторое время уговаривать слезть с дерева и познакомиться с псами. Наконец, обнюханный Вилли и обслюнявленный Спуном, он залез вместе с ними в машину. Я села за руль и мы тронулись в обратный путь.

Собак пришлось завезти в приют и, невзирая на их укоризненные вздохи, оставить там заспанному дежурному сторожу. Я заплатила за месяц их содержания. Везти этих обормотов в Шушановку было невозможно, — Спун вытоптал бы все окрестные огороды, а Вилька непременно затеял бы бесконечные разборки с местными дворнягами и распугал бы всех моих ухажеров. Короче говоря, вышла бы сплошная демаскировка. Не говоря уж о том, какое экзотическое потомство принесли бы к осени шушановские лохматки…

Уже дома, глянув на себя в зеркало, я поняла, почему сторож так косился в мою сторону, выписывая счет — моя физиономия, прикрытая темными очками — это ночью-то! — отливала зеленью, а о прическе лучше не говорить, без хорошей головомойки тут не обойтись.

Федька, переполненный впечатлениями, потребовал, чтобы я написала ему на бумажке «ризеншнауцер» и «бульмастиф», чтобы завтра на свежую голову выучить мудреные слова. Уснули мы, едва головы коснулись подушек.

***

Утром за окном обнаружился небольшой дождик. После завтрака стойкий Федор отправился, несмотря ни на что, собирать клубнику и редиску. Я вымыла голову и принялась размышлять.

Что-то мне в этой истории до конца не было понятно. Если Самурай пошел на такое дело, не ставя в известность шефа, то у него для этого должны были быть гораздо более значительные стимулы, чем овладение «Элко», банком и деньгами Севки. Он ведь не дурак и понимает, что для того, чтобы прибрать теперь все это к рукам нужно какое-то время, но за это время Митрофан обязательно узнал бы о происходящем. А это означало неминуемую и очень жестокую расправу с любителем самодеятельности.

Я в очередной раз проанализировала последовательность событий сначала руками Игорька и Самурая убивают Севку и меня (ну, меня-то не убили, но они этого, похоже, не знают). Потом прячут и собираются навсегда увезти из страны Егорку, причем отдать его на усыновление. Это означает, что у него будут новое имя, семья и гражданство. Но зачем сплавлять наследника, без которого до наследства добраться невозможно? Может быть, они собирались выдать другого ребенка за нашего сына? К чему такие сложности, если малыш оказался полностью в их руках и еще так мал, что ничего в этих делах не понимает? Они могли оставить его у себя, а позднее инсценировать несчастный случай или тяжелую болезнь…

Я содрогнулась, едва подумав об этом. Потом с недоумением посмотрела на обломки хрустнувшей в пальцах расчески и постаралась взять себя в руки. Мне постоянно мешают эмоции — что же, попробуем без эмоций. Мальчик еще не успел получить наследство, а его отдают чужим людям — зачем? Ведь Сима после этого так и не сможет получить деньги, а фирмой можно, конечно, управлять, но присвоить ее пока не удастся.

И банк тоже. Выходит, они сами себе все усложнили, теперь нужно приложить гораздо больше усилий, чтобы все заграбастать. А это может означать одно из двух: либо у них был неизвестный мне план по оформлению наследства без Егора — например поддельное завещание, подкупленный нотариус или нечто подобное, либо… цель убийства — совсем не наследство! Но тогда что? Что для таких людей, как Игорек, Сима и Самурай может быть важнее, чем деньги, достаточно большие деньги, и даже чем собственные жизни, которыми они так рисковали, действую тайком от Митрофана?

Ответ напрашивался только один — это должны быть тоже деньги, но очень, очень большие деньги.

Такие деньги, которые даже трудно себе представить.

Может быть, это те самые Севкины счета в зарубежных банках? Но туда с поддельным завещанием и подкупленным нотариусом не сунешься — живо потребуют подтвердить твои права. Да и не может быть там таких денег — так, заначка от злой жены на черный день, если вдруг его шашни с девицами вскроются.

Я хоть и не принимала участия в делах мужа, но была в курсе их. Все-таки я — дочь Игоря Ермакова, у меня генетическое чутье на масштабы финансовой деятельности. Севка был крупным бизнесменом в нашем городе, но уже в Москве он выглядел бы малозаметным середнячком. Там произрастали крупные капиталы и за ними в мутной воде ворочались здоровенные акулы. Мой отец мог стать такой акулой, если бы не умер восемь лет назад. Старт во время перестройки у него был мощный, да и средства в прежнем, теневом бизнесе он скопил немалые, но тот, кто принял его дело, был осторожнее и трусливее. Ему не доставало чутья и опыта, природной способности рискнуть в нужный момент и выиграть. Из Севки получилась довольно слабая копия его кумира, он не достиг заоблачных высот. Так, местечковый воротила. Тот же Седов добился большего, но и он слабоват, останется на уровне областного центра, до столицы не допрыгнет.

Но тогда что было целью их плана? Откуда это взялось и сколько может стоить, чтобы поставить на кон собственные жизни и жизни трех, а может и больше, человек? Хорошо бы проверить самочувствие киллера, стрелявшего в Игорька… Если я правильно мыслю, то лишний свидетель в живом, так сказать, виде им был ни к чему. Интересно, Митрофан уже побеседовал с Самураем, и успела ли Сима покаяться перед милицией до того, как ею займутся бандиты? Собственно, очередность меня не интересовала — я была уверена, что Митрофан отдаст и Симу, и Игорька властям, чтобы обелить себя в глазах местного криминалитета. Но с Самураем он будет разбираться сам, и неплохо бы ему в этом помочь.

Волосы мои высохли, дождик почти иссяк и я, наскоро накрасившись и нацепив соломенную панамку, отправилась к торговому центру. Я так жаждала пообщаться с Митрофаном, что просто пятки чесались.

На этот раз он ответил моментально и я практически без дрожи в коленках (вот что значит предварительный аутотренинг и природное нахальство!) выпалила:

— Привет, Митрофан! Ну как, помогли скипидарные примочки твоей правой клешне?

— Привет, привет! — почти ласково ответил он. — Помогли, да не очень. Ноет, проклятая. Может, не от того лечим?

— От того, от того самого. Лечи как следует, а то зараза на все тело перекинется. А я тебе еще с лекарством помогу — сегодня после шести вечера поищи в правой урне у входа в зоопарк.

Не дожидаясь ответа, я повесила трубку. Вот значит как, припертый к стенке Самурай пытается выкрутиться, а Митрофан подозревает, что я им манипулирую, и до конца мне не верит. Размышляя об этом, я по чистой привычке отправилась за продуктами.

Только на обратном пути, проклиная крутые склоны оврага, я сообразила, что могла бы не таскать пакеты, а поехать в магазин на машине, как белый человек. Но желание повкуснее накормить Федьку взяло свое — я опять нагрузилась под завязку коробками с соками и йогуртами. Себя я решила побаловать странным сочетанием копченой форели и бутылки сливочного ликера. Имею право на маленькую радость!

Дома я застала гостей — за столом сидели Коля, Леха и Гриня и ели клубнику. Вид у них был благостный. Федька развлекал гостей, демонстрируя склеенный накануне из конструктора парусный фрегат.

Я вывалила пакеты на кухонный стол, стараясь случайно не брякнуть бутылкой с ликером. Потом поинтересовалась целью визита. Цель была вполне стандартной — вечером на Гринином подворье планировалась очередная пьянка с участием ближайших соседей — меня, бывшего кузнеца Прохора и веселой пенсионерки-самогонщицы Валентины Петровны. Повод для возлияния нашли уважительный — сегодня ночь накануне Ивана Купалы. В программу мероприятий даже внесли плетение традиционных веночков и их запускание по водам ручья.

Я пообещала непременно принять участие в этом действе, в основном, чтобы не позволить никому из собутыльников упасть носом в поток и захлебнуться. Вот только утопленников мне еще не хватало! Троица воспрянула духом и, получив у меня сотню на представительские расходы, чинно удалилась. Я велела Федьке собираться в зоопарк.

Наряженный в новенькие джинсы, футболку и кроссовки, мальчик в восторге рассматривал слонов и тигров. Мы пробыли в зоопарке целый день, пообедали в кафе, покатались на пони (вернее, это Федор катался, а я махала ему рукой) и съели бесчисленное количество попкорна, сладкой ваты и мороженого.

Ребенок, никогда раньше не видевший настоящих животных, если не считать шушановских собак, кошек и алкоголиков, готов был часами стоять у клеток с обезьянами, бегемотами и попугаями. Но у нас был лимит времени. Я строго проинструктировала Федьку, но он только плечами пожал — ничего сложного. Я так не считала, потому что понимала — за входом в зоопарк будет следить не одна пара глаз.

В половине шестого мы подошли к площадке, к которой сходились все аллеи звериного царства. Я уселась на скамейке в крайней аллее, а доедающий мороженое Федор с пакетом под мышкой независимо направился к выходу. На его лице красовался красный поролоновый нос, который покупали практически вес посетители зоопарка. Он прошел через правую левую калитку, бросил в урну обертку от эскимо и зашагал прочь. Только я одна знала, что вместе с бумажкой в урну полетела крошечная кассетка из автоответчика.

Через четверть часа я прошмыгнула в левый проход и стала поджидать мальчика. Он появился почти тотчас, уже без дурацкого носа. За это время он зашел в первый попавшийся подъезд, забрался на чердак и переоделся в летний костюм — шорты и майку желтого цвета. На ногах были легкие сандалии, на голове — белая кепка с огромным козырьком с японскими иероглифами. Свою прежнюю одежду он припрятал на том же чердаке.

В таком виде я принялась фотографировать ребенка у многочисленных фотографов, оккупировавших площадь перед зоопарком. Федька самозабвенно позировал около чучела довольно облезлого медведя, верхом на ослике и в обнимку с огромным Микки-Маусом. Я же, изображая умиляющуюся мамашу, неотрывно наблюдала за урной.

Мы уже набрали целую кипу поляроидных снимков, когда, наконец, откуда-то сбоку вынырнул здоровенный лопоухий детина, нахально сгреб металлическую емкость и попытался с ней удрать. Но тут на защиту казенного имущества встала бдительная дама, проверяющая входные билеты. С возгласом негодования она вцепилась в рукав верзилы и попыталась выяснить, куда он тащит бедную урну. Бандит, вероятно получивший строгие указания, молча пер напролом, пытаясь стряхнуть с себя повисшую на нем, словно бультерьер, пожилую леди. И так как они находились явно в разных весовых категориях парень весил никак не меньше полутора центнеров, а дама была чуть покрупнее Федьки — ему удалось протащить ее метров тридцать.

Наконец билетерша осознала, что остановить этот танк ей одной не под силу, сама отцепилась от похитителя и ринулась за подмогой. Пользуясь свободой, верзила мгновенно упрятал добычу в черный «джип» и умчался на нем. Народ, разинув рты, изумленно наблюдал странное похищение.

Теперь я могла быть спокойна — Самураю очень долго придется объяснять своему шефу, что он имел в виду, называя его «тормозом». И сомневаюсь, что Митрофана удовлетворят эти объяснения.

Мы с Федором тихонько слиняли к оставленной на платной стоянке машине и поехали домой. Правда, он заставил-таки меня заехать во двор дома, где переодевался, и сбегал за своей одеждой, переубедить его не рисковать не было никакой возможности. И еще я по дороге позвонила Митрофану из автомата. Он ответил, явно что-то жуя.

— Ну что, получил лекарство? — без вступления поинтересовалась я.

— А как же, — заверил он. В трубке что-то булькнуло, наверное он выпил за успех мероприятия.

— Надеюсь, что рецепт хороший.

— В самый раз. Но хотелось бы познакомиться и с доктором. — Голос его звучал миролюбиво, но мне сейчас было не до визитов.

— Как-нибудь в следующий раз, сегодня я уже приглашена в другое место, — отказалась я, имея в виду запланированную пьянку у Грини.

— Ну, как знаешь. Если передумаешь, звони. — На этот раз он отключился первым.

Федька, вертевшийся рядом, с интересом вслушивался в разговор.

— Ты правда хочешь с ним встретиться? — изумился он.

— Не сейчас, пока еще рано расслабляться. Посмотрим сначала, что дальше будет, — вздохнула я. Не нравилось мне благодушие Митрофана, хоть режьте.

Вернувшись домой, мы занялись хозяйством — сварили суп и доели клубнику. Гулянка у соседей уже началась, но я крикнула им, что приду после того, как уложу Федора, и они не стали возражать.

С нетерпением мы ожидали местных новостей — до них еще было больше часа. Поэтому мы занялись глобусом — я показала Федору континенты, место, где находится наш город и где Москва. Потом он самостоятельно стал разыскивать почему-то страшно интересовавшую его Японию, а я прилегла на диван и незаметно задремала. Федька разбудил меня, когда по телевизору забренчали позывные нашей странноватой областной передачи.

По моему мнению, режиссера этой халтуры давно надо было выгнать с телевидения взашей. Заставка, изображающая главную городскую достопримечательность — памятник основателям города, так выцвела и обтрепалась, что наводила на мысль о том, что ее изобразили еще сами основатели. К тому же она постоянно тряслась, как будто ее держал какой-нибудь пропойца. А может быть пропойцей был оператор, и тряслась в его руках телекамера? Во всяком случае, опухшая физиономия набриолиненого диктора не вызывала сомнений в его пагубных пристрастиях. Второй диктор молодая худосочная девица, накрашенная сверх меры, страдала косноязычием и излишним апломбом.

Именно она, сделав значительное лицо, поведала с места в карьер о том, что нашими доблестными органами милиции раскрыто громкое преступление убийство Всеволода и Алисы Бушуевых. Убийцы — ближайшая родственница Бушуевых и его компаньон задержаны. Вернее, родственница явилась в прокуратуру с повинной, а компаньон, находящийся в настоящее время на лечении в больнице, взят под охрану в палате.

Можно подумать, что его до этого не охраняли!

Потом быстренько показали взвод милиционеров, дружно несущийся куда-то вместе с огромной овчаркой, совершенно постороннего мрачного типа в наручниках, какого-то коротышку в белом халате, старательно трясущего пробиркой, и начальника управления внутренних дел нашего города, что-то бубнящего в трубку телефона. Вся эта каша должна была доказать миру, что наша милиция не дремлет и успешно ловит всяких гадов.

Мы с Федором переглянулись и дружно фыркнули. Мы-то знали, как оно на самом деле было — Симу, небось, в прокуратуре до сих пор поят успокоительным, если еще не сдали на руки психиатрам. О судьбе трех ранее арестованных даже не заикнулись. Надеюсь, что их все-таки не забыли выпустить на свободу.

Когда ребенок лег в постель с книжкой из серии «Детская энциклопедия», которую страстно полюбил и надеялся с ее помощью узнать абсолютно все про весь мир, я вышла в сад. Сгущались сумерки, пахло ночной фиалкой, за забором слышалось дружное пение.

Побродив между грядок, я присела на перевернутый ящик и тут только почувствовала, как страшно устала. Нервное напряжение последних дней вылилось в ужасную слабость и опустошенность. Сейчас, когда все мои беды близились к концу, я вдруг ощутила себя полной развалиной. А ведь мне еще нужно было ехать за сыном, идти в милицию, делать кучу всяких дел. И где мне взять для этого силы?

Я сорвала зеленую веточку, растерла в пальцах и поднесла к носу. Это была мята. Отец любил пить чай с мятой. Знакомый запах, словно родное дыханье, коснулся лица. Мне очень тяжело, но я выдержу, обязана выдержать!

***

Чтобы отвлечься от грустных мыслей я отправилась к Грине. Там мне обрадовались, налили водки, навалили гору жареной на сале картошки. Потом мы пели про Хасбулата удалого и Мурку в кожаной тужурке.

Потом снова пили водку и пели про несчастную любовь.

Венки принялись плести уже в хорошей кондиции. Каждый плел по вдохновению из подручных растений — из петуний, подзаборных одуванчиков и анютиных глазок. Мало у кого творение напоминало настоящий венок, но мы подняв тост за здоровье Ивана Купалы (хотя если он когда-то и существовал, то вряд ли находился ныне в здравии), торжественно отправились к ручью. Там, при свете яркой луны мы благополучно утопили свои икебаны. После чего, преисполненные чувством исполненного долга и приобщения к народным традициям, все вернулись к столу, накрытому под старой яблоней.

Пьянка продолжалась. Но я уже порядком устала и клевала носом. Осоловевший Гриня шатающейся походкой направился в конец сада — навестить кособокий домик с сердечком на дверце. Коля и Леха завели было очередной шлягер про тяжкую жизнь за решеткой, как вдруг из-за деревьев странными прыжками выскочил Гриня и громким шепотом запричитал:

— Нас окружают! Сам видел — рожи у них черные!

Мирно лопавший салат Прохор флегматично заметил:

— Черти, должно быть. Или негры. — И продолжил невозмутимо орудовать вилкой.

— Блин, негров нам тут не хватало! — удивился Коля и, покачиваясь, встал из-за стола. — Ты где их видел, в саду что ли? Может, померещились с пьяных глаз?

— Да где померещились? Где померещились? Прямо за забором крались. Рожи, говорю, черные! — зашипел выведенный из равновесия Гриня.

— А куда крались? — не отставал Коля, пытаясь поднять с табуретки хмельного Леху.

— А черт их знает, вроде к Иришкиному дому, — кивнул он на меня.

Я моментально протрезвела и ужасно испугалась — в доме один ни о чем не подозревающий Федор, к которому крадутся неведомые враги. Кто это банда Митрофана? А вдруг Самураю удалось сбежать, и он меня выследил?

Подскочив, как ужаленная, я собралась немедленно лезть через забор и спасать ребенка, но Коля остановил меня и кинулся первым, как буксир волоча за собой безвольного Леху. С громким стуком оба перевалились через штакетник и принялись, спотыкаясь и матерясь, носиться за кем-то по моему двору.

Прохор доел салат и тоже принял участие в вылазке, но через забор перелезть не смог, все-таки седьмой десяток лет доживает, и поплелся вокруг дома, чтобы проникнуть на мой участок через калитку.

Валентина Петровна, всполошенно кудахтая, металась между столом и забором, поставляя невообразимые сведения о происходящем. Давно мирно спящая на топчане, стоявшем под соседним деревом, Настя внезапно проснулась и, ничего не понимая, поднялась во тьме, как статуя командора.

Ошалев от этой суеты, я совершенно растерялась, но взяла себя в руки, стряхнула повисшего на мне перепуганного Гриню и бросилась, наконец, на свою территорию.

Кажется, я повалила часть забора, а может его смели еще до меня. Во всяком случае, я вдруг оказалась в своем дворе и увидела неописуемое зрелище — Коля и Леха дружно колотили, кого-то, повалив на землю, а их в свою очередь били трое здоровенных парней в темном и с черными масками на лицах. Вокруг носились еще несколько фигур, но понять, кто они такие, было невозможно. Только когда одна из них взревела знакомым басом и разметала несколько других, я опознала Прохора.

Понимая, что участие в этой свалке означало для меня прямой путь в отделение травматологии, а может быть и реанимации, я шмыгнула в тень дома и на четвереньках поползла к входной двери.

На полпути дорогу мне преградила прилетевшая откуда-то и треснувшаяся о стену туша. Я отползла в сторону, пытаясь идентифицировать непонятный объект. Убедившись в том, что морда его спрятана под маской, а сам он признаков жизни не подает, решила попробовать связать отключившегося врага. Но разыскивать в темноте его руки я боялась — вдруг он внезапно очнется и схватит меня этими руками или просто двинет в глаз. Поэтому я, не долго думая, стянула ему ноги его же собственным ремнем, который очень удачно сняла с него.

Двинувшись дальше, я поняла, что дела наши плохи — враги явно пришли в себя. Они сгруппировались около гаража и оттуда грянули выстрелы — в темноте были хорошо заметны вспышки.

Испуганно заверещал Гриня, каким-то образом тоже оказавшийся во дворе, и громко матюгнулся Прохор.

Наступило внезапное затишье и тут раздался дикий вопль и появилась всклокоченная огромная фигура в развевающихся одеждах и со сверкающим щитом в руках. Потрясая щитом и оглашая округу свирепым ревом, гигант ринулся на остолбеневших черномордых мужиков, словно демон возмездия. Раздался оглушительный звон, это металлический щит опустился на голову противника. Тот немедленно рухнул, как подкошенный, в ряды своих соратников. Они в ужасе шарахнулись в стороны от карающего щита, который гигант держал как-то странно — за длинную ручку.

— Да что ж это такое, ребята? — панически завопил один из врагов. Командира, блин, убили!

— Отходим к машинам! — захрипел кто-то в темноте, но, кажется, и его настиг разящий удар, потому что конец крика перешел в стон.

Тут на сцену выступила долговязая фигура со здоровенным дрыном в руках — это Коля очухался и решил принять участие в окончательной победе над гадами. Полностью деморализованные, те подхватили тела павших и бросились наутек через сад. Плакала моя клубника! Внезапно со стороны улицы послышалось противное завывание, и двор осветился фарами милицейских машин.

— Всем стоять на месте! — заорал голос через динамик.

Из машин выскакивали люди в мундирах и, размахивая оружием мчались к моему дому. Мы послушно замерли — я на четвереньках у двери, Коля с дрыном у сарая, Леха и Гриня — около странно согнувшегося Прохора. Посреди всей композиции высилась монументальная фигура Насти в широкой хламиде и с медным тазиком для варки варенья в руках. Таз был на длинной ручке.

С топотом промчавшись мимо нас, милиционеры устремились через несчастную клубнику за бандитами. Не успела я позлорадствовать насчет печальной участи неудачливых налетчиков, как они все вместе вернулись, причем чуть ли не в обнимку. Наши враги стаскивали с себя черные маски и вытирали ими взмокшие от переживаний лица, кое-кто держался за голову и охал. Все они с изумлением и священным ужасом таращились на Настю, которой надоело стоять посреди двора, и она уселась по-турецки на землю, опираясь на свой таз, как на боевую палицу. У нее под боком пристроился Гриня, всем своим видом показывая, что он никому не даст супругу в обиду.

В довершение всего, из-за дома появился вдруг передвигающийся прыжками на связанных ногах и поддерживающий руками спадающие штаны здоровенный парень. Боже, я совсем забыла о стреноженном мною противнике! Парень был обижен на весь белый свет и пытался выяснить, кто устроил ему такую пакость. Я благоразумно промолчала, хотя могла бы и похвастаться своим подвигом, узел он так и не смог развязать, пришлось в итоге ремень разрезать.

Остаток ночи вся наша мающаяся похмельем честная компания провела у меня на веранде, объясняясь с милицейским начальством. Начальство то плевалось кипятком, то начинало хохотать, как сумасшедшее.

Выяснилось, что кто-то из шушановких обитателей проговорился по пьяни участковому, что безуспешно ловимый органами мальчишка Федор благополучно проживает в моем доме. Участковый, памятуя про неудачи прежних операций, обратился к начальству с предложением захватить неуловимого Федьку мирно спящим. Начальство, не долго думая, решило использовать для этой цели курсантов милицейской школы. Устроило, так сказать, практические ученья.

Итоги учений были налицо — несколько здоровенных фингалов на курсантских физиономиях, две огромные шишки — результат эффективного использования тазика для варенья, а также различные повреждения организмов, к счастью, не угрожающие здоровью. Это, если не считать коллективного стресса от апокалиптического появления Насти. С нашей стороны урон был менее значительным, — Лехе подбили глаз, а Прохора разбил радикулит, когда он, не торопясь, расшвыривал несчастных курсантов.

— Скажите спасибо, что у них были патроны холостые, а не боевые. А то могли бы с перепугу вас тут перестрелять, — покачал головой майор, представившийся заместителем по учебно-воспитательной работе. — Шли тихо-мирно за маленьким пацаном, а на них напала целая банда, да еще такая агрессивная. Эту вашу Настю вообще можно использовать в качестве психотропного оружия.

— Да она услышала, что мужа обижают, и решила его защитить, объясняла я. Сама Настя уже мирно спала на старой раскладушке, оглашая веранду богатырским храпом и распространяя запах качественного самогона.

— Ну а где же мальчишка, виновник всего этого шума? — поинтересовался майор.

Я только плечами пожала. Федора в доме не было. Наверняка, он смылся, как только началась баталия, и теперь благополучно дрыхнет где-нибудь в укромном уголке. Жизненный опыт — великое дело.

— В общем, безобразие, конечно, вышло, — резюмировал майор. Хулиганское избиение при исполнении, так сказать.

— Откуда же мы знали, что они при исполнении? — удивилась я. — Никто из них даже не заикнулся, кто они такие и зачем пришли. Формы на них не было, на лицах маски. Мы решили, что они бандиты какие-нибудь.

Второе начальство, которое представилось начальником районного отделения милиции подполковником Власовым, радостно хрюкнуло. Я подумала, что наверняка у райотдела существуют какие-то претензии к кадрам, поставляемым школой милиции, раз его начальник так веселится. Майор, фамилия которого была княжеской — Юсупов, только гневно засопел. Сидящий в уголке командир курсантов от смущения уронил крышку от кастрюли, которую то и дело прикладывал к темени, травмированному Настей.

Я решила не усугублять, и так бедным ребятам досталось по первое число.

— Вышло простое недоразумение, в темноте не разобрались. В здешних местах полно подозрительных личностей, вот мы и стали защищать имущество, примирительно произнесла я.

— Да вся ваша компания нетрезвая была! Вон какой фон стоит! — сморщил нос Юсупов.

— Ты майор лучше молчи! — ехидно прервал его подполковник. — Ежели группка пьяных обывателей смогла твоих орлов под орех разделать, то что будет, если они с трезвыми столкнуться? Слава Богу, сообразили хоть подмогу по рации вызвать. Ладно, граждане, предъявите для порядка документы, и разойдемся по-хорошему. Не станем мы в суд такое дело тащить. Сами себя только опозорим на всю округу.

Я поняла, что мои дела плохи. Если они сейчас обнаружат, что я живу по поддельным документам, то свезут меня в каталажку до выяснения. А если им вздумается еще и обыск устроить? В газетнице-то у меня — «беретта»! Выхода нет, — придется колоться.

Собутыльники мои успели уже смотаться за паспортами. Бедного курсанта посадили переписывать из них сведения. Валентина Петровна прибежала с документами Прохора и сообщила, что прогладила ему поясницу горячим утюгом и уложила больного в постель. Начальство уже откровенно зевало и допивало налитый ему клубничный компот. Я смирно сидела у стола и когда курсант, завершая список, вопросительно взглянул на меня, обреченно встала и поманила подполковника в комнату. Он удивился, но пошел. Там, закрыв поплотнее дверь, я мрачно объявила:

— Хочу сделать важное признание: меня зовут Алиса Бушуева. Меня считают погибшей, поэтому документов предъявить не могу, даже свидетельство о смерти.

Подполковник устало опустился на стул и ласково мне улыбнулся:

— Знаете, я всегда считал, что женщинам нельзя употреблять много спиртных напитков и смотреть по телевизору криминальную хронику. Завтра проспитесь, и стыдно будет за сегодняшние выкрутасы.

— Но я на самом деле Алиса Бушуева, — разозлилась я. — Неужели вы не хотите услышать, что произошло со мной и кто на самом деле погиб с моим мужем в машине?

— Милая девушка, ну посмотрите на себя в зеркало. Алиса Бушуева была худенькой длинноволосой блондинкой, а вы…

— А я подстриглась и перекрасилась, — обиженно настаивала я.

— И набрали полпуда лишнего веса?

Я обернулась к зеркальной дверце шкафа. Да, действительно, физиономия моя здорово округлилась да еще и загорела. То, к чему я стремилась, свершилось, — я бы сама себя не узнала в этой взъерошенной девахе.

Но сейчас меня это не обрадовало, а разозлило еще больше.

Повернувшись к Власову, я обнаружила, что он нахально открыл мою висевшую на спинке стула сумочку, достал оттуда фальшивый паспорт и с увлечением его изучает. Захлопнув книжечку, он протянул ее мне и зевнул:

— Ну вот, Ирина Ивановна, а вы говорили, что документов нет. Ложитесь-ка вы, милая дама, спать, а то уже светает.

За окном, действительно, розовело небо. Я стояла, растерянно хлопая глазами — неужели он не видит, что паспорт липовый? Возможно, неяркий свет шестидесятиваттной лампочки из-под шелкового с бахромой абажура и крайняя усталость подполковника сыграли свою роль? Во всяком случае, на лице его читалось полное равнодушие к моей особе и даже раздражение.

— А что, были еще женщины, называвшие себя Алисой Бушуевой? — не удержалась я от вопроса.

— Ага, две штуки. Обе — вылитая покойница, и обе — полные психопатки. Увидели по телевизору фотографию в новостях, и у обеих в башке замкнуло. Примчались доказывать, что они — Алиса и что живы-здоровы. Вы — третья. Я могу, конечно, протекцию составить по части психиатрии, но думаю, что здоровый сон и трезвый образ жизни вам сейчас нужнее.

— Ладно, — махнула я рукой, — только потом не говорите, что я не ставила вас в известность… И вот еще что, больше облавы на Федора не устраивайте, я оформляю опекунство над мальчиком.

— Вот и ладненько, — обрадовался Власов. — Думаете, мне самому нравится за этим Маугли по буеракам гоняться? Пусть уж лучше с вами живет.

На этом мы с подполковником распрощались. А ведь мог, как минимум, благодарность в приказе отхватить, если бы мне поверил. Вон, уходя, газетницу задел и даже не проверил, отчего она такая тяжелая…

Эх, милиция ты наша незадачливая, не твой сегодня день, точно — не твой. Вернее, ночь.

Я устало опустилась на диван. За стенкой шаркали ногами и негромко переговаривались расходящиеся восвояси незваные гости. Вот в последний раз скрипнула дверь, и все стихло. Когда я выползла на веранду, то обнаружила только пустую кастрюля из-под компота. Судя по отсутствию раскладушки, спящую Настю унесли на ней, как на носилках. И правильно сделали, могучая дама спросонья ведет себя шумно и агрессивно, могла мне нечаянно и дом сломать. Интересно, где Федора черти носят? Пора бы ему возвращаться.

Во дворе тоже не было уже ни души. Роскошный рассвет, пахнущий левкоями и влажной от росы травой, полыхал над спящей Шушановкой. Я заглянула на всякий случай в гараж, надеясь, что Федор спрятался там, но, очевидно, простые решения не для него — в гараже никого не было. Вздрагивая от утренней свежести воздуха, я побегала по окрестностям, пугая невыспавшихся собак. Безрезультатно.

Сон мне заменило обливание холодной водой под вишней. После этой процедуры тупая боль в висках и тошнота от выпитого накануне почти прошли. Я заставила себя сесть завтракать, но кусок не лез в горло.

Скорее всего, этот паршивец дрыхнет где-нибудь на чужом чердаке, а я тут с ума схожу.

Пейджер подал сигнал, когда я допивала вторую чашку крепкого кофе. Я вытащила черную коробочку и прочитала: «Со мной все в порядке. Тебе сообщат. Я тебя целую. Твой Егорушка». Сказать, что ноги у меня подкосились, значит не сказать ничего, — я почти умерла от ужаса. Господи, неужели кто-то опять похитил Егора? Но как они его нашли? Проследили за машиной Купавина? И кто это может быть — ведь Игорек в больнице, Сима в СИЗО, а Самурай… Где может быть Самурай, я точно не знала, поэтому представила самое плохое — мой сын в руках этого отморозка.

Я в десятый раз перечитала сообщение, стараясь хоть как-то взять себя в руки, и внезапно обнаружила в нем странность, даже две странности. Во-первых: Егорка терпеть не мог, когда его называли Егорушкой, во-вторых он не любил целоваться, просто отвращение испытывал, когда кто-нибудь чмокал его в щечку, а уж сам даже помыслить не мог кого-нибудь поцеловать. Севка всегда подтрунивал над ним: «А кто же будет с твоей женой целоваться? Чужой дядя?» На что сын с мрачным видом отвечал: «Пусть кто хочет, тот и целуется, только не я!»

Конечно, тот, кто передавал сообщение, мог интерпретировать его по-своему, но вдруг это не случайность? Я вскочила и бросилась было через овраг на почту, но на полпути сообразила, что она в шесть часов утра еще закрыта, вернулась и поехала на машине к главпочтамту. Там междугородный переговорный пункт работал круглосуточно. Стараясь трясущейся рукой попасть по нужным кнопкам, я набрала номер, оставленный мне Купавиным. Через пару минут, показавшихся мне неделей, в трубке раздался высокий мужской голос:

— Да, Покрово-Каменецкая обитель слушает.

— Можно попросить к телефону отца настоятеля? — пересохшими губами попросила я.

— Отец настоятель, у аппарата, дочь моя.

— Извините, у вас должен быть мальчик, Егор. Я его мать и очень беспокоюсь. С ним все в порядке?

— Мальчик? А что с ним может случиться? На вечерней трапезе был жив-здоров, аппетит отменный.

— А сейчас, где он сейчас?! — почти завопила я. — Вдруг за ночь что-нибудь случилось?

На другом конце воцарилась недоумевающая тишина, очевидно настоятель соображал, как лучше разговаривать с взбалмошной истеричной бабой. Но когда он отозвался, голос его был все так же ровен и приветлив:

— Не волнуйтесь, я сейчас иду в его келью, чтобы вы убедились, что с мальчиком все в порядке. — По участившемуся дыханью я поняла, что настоятель поднимается по лестнице. И откуда у монахов в такой глуши мобильный телефон, да еще, кажется, со спутниковой связью?

— Ну вот, — радостно сообщил мне священнослужитель:

— Спит ваш отрок. Вчера, должно быть, набегался, вот и спит.

— Вы уж извините меня, сон мне плохой приснился, вот и бросилась звонить. — От сердца у меня отлегло, но я все-таки попросила:

— Можно мне ему пару словечек сказать?

— Ало? — послышался через некоторое время сонный голосок. — Мама, это ты?

— Я, милый. Как твои дела?

— Тут здорово, приезжай к нам, будем землянику собирать. Я уже сам в колокол даже звонил. И на лошади ездил! Верхом! — Торопился он сообщить мне свои новости.

— Я обязательно приеду, родной. Значит у тебя все в порядке?

— Все-все, мамочка. А когда ты приедешь? — он явно зевнул, а я рассмеялась от счастья, что с ним все хорошо.

— Пока я точно не знаю, но, наверное, скоро. Ну, я тебя целую.

— А я тебя нет! Даже по телефону. Я тебя люблю. И жду.

Напоследок трубку снова взял настоятель, и я еще раз поблагодарила его за заботу о Егорке. Радость, сладким сиропом разлившаяся в моей душе, искала выхода, но даже улыбнуться было некому, — в этот ранний час зал междугородних переговоров был пуст. Плюхнувшись за руль, я все еще продолжала ликовать, но уже не так бурно — кто-то же отправил сообщение на пейджер, номер которого знали только три человека — Купавин, Сусин и Федор. Федор! Куда он подевался? Я помчалась обратно домой.

***

Водила машину я неплохо, но это не оправдывало бешеную скорость и кренделя, которые я выписывала на поворотах. К счастью, мне не попался ни один ретивый гаишник, потому что, вкупе с остаточным опьянением, мои художества обошлись бы мне в копеечку. С грохотом проскакав по шушановским ухабам, я влетела в дом, все еще надеясь, что увижу Федора мирно дрыхнущем на диване, но там было пусто.

Пытаясь взять себя в руки, я снова обежала ближайшие закоулки. Но в ответ на мои крики только лаяли собаки, да незнакомый пьяница выполз из сараюшки и раздраженно попросил взаймы пятнадцать рублей.

Я вернулась в дом, полная ужасных умозаключений. Федора могли похитить, приняв за Егорку. Он маленький, худенький, я сама отмечала, что весят мальчишки почти одинаково. Так что, человек, не слишком хорошо разбирающийся в детях, мог принять семилетнего ребенка за пятилетнего, особенно если тот не отрицает, что он и есть мой сын Егор. А что Федька на это способен, я не сомневалась.

Но кто его похитил? Для чего — понятно, чтобы держать меня на крючке. Хотя, что это может дать бандитам? Проще всего просто отловить меня и прикончить. Черт знает, что такое — никакой слежки за собой я не замечала, но кто-то явно ходил на мягких лапах у меня за спиной. И я не могла вычислить, что ему от меня нужно.

«Прекрати паниковать и займись трезвым расчетом! — раздраженно рявкнул мой внутренний голос. — Ты все время суетишься, не можешь разложить все по полочкам. Хоть раз доведи рассуждения до конца!»

Я охотно согласилась с ним, что раньше бывало крайне редко, уселась за стол и стала усиленно размышлять. Сразу приходили на ум две версии Самурай и Митрофан. Третья — неведомые мне компаньоны или компаньон Игорька. И, наконец, четвертая — я мнительная идиотка, Федька явится, отлично выспавшись, к обеду. Но сообщение хранилось в памяти пейджера и с этим ничего нельзя поделать. Тут мне на ум пришла интересная мысль — как, по мнению тех, кто похитил мальчика, я должна теперь себя вести?

Нормальная мать будет сидеть, обливаться слезами и ждать новых сообщений о своем ребенке. А если я ненормальная?

Тут я злобно подскочила, сунула в сумку пистолет и баллончик с газом, и снова поехала в город. В конце концов, пейджер всегда при мне, так что сообщение, какое бы оно не было, меня найдет. Первым делом я позвонила из автомата Митрофану. Кажется, он еще спал, потому что для начала громко зевнул в трубку, но меня его состояние мало волновало.

— Доброе утро! — рявнула я в трубку.

— Доброе, доброе, — без особого оптимизма пробормотал он в ответ.

— Ты меня в гости, кажется, звал?

— И что, прямо сейчас приедешь? — откровенно удивился Митрофан.

— А ты что, еще кофе в постели пьешь?

— Да я сплю еще! Вчера, понимаешь, лег поздно.

— Ладно, не оправдывайся, — легко согласилась я. — Приеду как-нибудь попозже. Но уж будь добр, ответь на один вопрос — как твоя правая рука?

— Ампутировал, — горько вздохнул бандит. — Никому нельзя верить в этом мире. Хотел бы я знать, чего теперь тебе от меня нужно?

— Ничего не нужно. Я тебе глаза на японского воина открыла, чтобы он до меня не докапывался.

Понял?

— Не дурак. А давай, правда, приезжай, если хочешь, у меня от разговора с тобой весь сон пропал, — томно предложил Митрофан.

— Ну, извини. Только увидимся мы в другой раз, дел у меня много. И то в том случае, если ты полностью конечность ампутировал.

— Не бойся, полностью. Вчера поминочки справил. Братков угостил, то да се. Сегодня свечку за упокой поставить собираюсь, как положено.

— Ну, тогда не буду мешать, до свиданья.

— До встречи, — без особых эмоций буркнул бандит и отключился.

Я осталась при своих интересах. Верить или не верить Митрофану? Разум подсказывал мне, что таким прожженым типам верить нельзя ни на грош, но с другой стороны, я нутром чувствовала, что подобные хищники никому ничего не прощают, особенно измены. Это их идеология, все кто от нее отступал, просто не выживали. Но что мне теперь прикажете делать? Плюхнувшись за руль, я закурила и выехала на трассу.

Придется навестить домик в лесу, вдруг все-таки они спрятали мальчишку там. Других умных мыслей у меня не было, и я рванула в Парфеново.

Доехав до знакомого места, я спрятала машину и подобралась к забору. Дом выглядел безжизненным и пустым. Но на всякий случай я кинула несколько еловых шишек в окна, не закрытые ставнями. Ничего. Тогда я, переложив пистолет в задний карман джинсов и зажав газовый баллончик в руке, нахально открыла ворота и подошла к крыльцу.

Тишина вокруг царила абсолютная. Дверь не была закрыта. Войдя в дом, я обнаружила пару опрокинутых стульев и валяющийся у дверей зеленый джемпер Симы. Я быстренько обшарила большую комнату и кухоньку внизу, — все двери были настежь. Крадучись, поднялась по деревянной лестнице на маленькую площадку, на которую выходили две двери. За одной была уютная спальня с огромной пышной кроватью, за другой — импровизированная ванная с электрическим нагревателем для воды. Интересно, чье любовное гнездышко здесь было — Севкино или Игорька с Симой?

Я вдруг поймала себя на мысли, что мне это абсолютно до лампочки. Ясно-понятно, что домик строили для тайных встреч и любовных развлечений. Вполне возможно, что им пользовались и брат, и сестра.

На всякий случай я пошарила в ящиках комода, но кроме фривольного кружевного белья и изрядного запаса презервативов, ничего интересного не обнаружила. Постель на кровати была смята, но было видно, что на ней спал или пытался спать только один человек.

Стоило поискать как следует внизу, но я бросилась вон из дома. Во-первых, было жалко терять время, во-вторых, амурные делишки моих родственников меня больше не интересовали. Я умирала от страха за авантюриста Федьку, который попал в переплет, из которого нужно его срочно вытаскивать. Но как?

Плюхнувшись за руль машины, я глубоко задумалась. Тот, кто похитил мальчишку, явно должен спрятать его где-то от посторонних глаз, чтобы он не мог обратиться за помощью. Но раз Федька смог добраться до телефона, чтобы отправить сообщение на пейджер, значит место это должно быть цивилизованным. Если бы знать, кто похититель, было бы проще. А пока я этого не знаю, придется действовать «методом тыка» и носиться по городу по всем известным адресам. А какие, собственно говоря, адреса я знаю? Наш дом на улице Энтузиастов — раз. Квартира Лили — два. Оба помещения лишились хозяев и стоят пустыми. Тот, кто об этом знает, может использовать их, чтобы спрятать мальчика. Тут у меня в голове явственно засвербило, и попритихший за последние дни внутренний голос прошипел: «Тупица!»

Я вместо того, чтобы возмутиться, вяло согласилась с ним. Тогда мой постоянный критик оживился и порекомендовал: «Подумай получше, — был момент, когда что-то заинтересовало тебя, но ты отложила это на потом. Ну же, вспомни, недотепа!» И я, пропустив в своей голове, словно в калейдоскопе, череду событий и документов, вспомнила! Жаль, конечно, что на это ушла масса времени.

Из леса я мчалась, как угорелая. У первого же поста ГАИ (или все-таки ГИБДД?) я узнала, где находится улица Павлика Морозова. До нее пришлось ехать по окружной дороге вокруг всего города. Именно на этой улице располагалась квартира, купчую на которую я обнаружила среди бумаг, извлеченных из сейфа в оффисе «Элко». Купчая была оформлена на Севкино имя. Но кто мог жить в квартире? Или я опять наткнусь на любовное гнездышко моего усопшего супруга? Но в любом случае, квартиру нужно было проверить как самую подозрительную.

Искомый дом номер 51 отыскался почти в конце довольно уютной улицы имени печально известного пионера. Ничего особенного — качественная постройка первых послевоенных лет. Нормальная высота потолков и ширина прихожих. Это позднее изобрели способ штамповки жилья точно по усредненному росту и комплекции советских граждан. Индивидуумы чуть повыше и потолще уже неминуемо застревали в габаритах собственных кухонь и туалетов. Но этому зданию посчастливилось родиться до хрущевской индустриализации строительства.

На четвертом этаже обнаружилась квартира с искомым номером 42. Я перевела дыхание и, сжав правой рукой в кармане ветровки пистолет, левой позвонила в дверь. Никто не отозвался, внутри квартиры царила абсолютная тишина, не нарушаемая ни звуками радио, ни лаем собаки. Я позвонила еще дважды с тем же результатом.

Ничего не оставалось, как обратиться в соседние квартиры. Тут мне повезло с первого же раза, — высунулась толстуха в синем халатике и удивленно уставилась на меня.

— Извините, я ищу ваших соседей, — вежливо улыбнулась я.

— Ваську? Так он в институте. Сессия у него, охламона. Всю ночь опять музыку орал — сдаст он после этого экзамен, скажи? С утра выполз с девкой своей, полный рот «Стиморола», чтоб перегаром не воняло.

— А живет этот Васька один? — не отставала я. — Родители у него имеются?

— А как же, имеются. Только в Ржеве они. Васька-то квартиру эту снимает. А живет он редко один. То дружки хороводятся, то девки разные. Одна даже кореянка была. Вот представь — кореянка, а по-русски, как мы с тобой говорит! Лидой звали. Только она еще три месяца назад съехала. Поругалась с Васькой и съехала. А после нее Настя была…

Поняв, что словоохотливая тетка готова перебрать всех девиц любвеобильного Васьки, я довольно невежливо перебила ее:

— А у кого он квартиру снимает, знаете?

— Так у Маринки. Вот славная девушка! Такая, знаешь, добрая да серьезная. И музыку на всю мочь не гоняла. Да ты проходи, чего в дверях стоять? У меня как раз чайник закипел, чаю попьем.

Я вошла в пахнущую пирогами квартирку. Толстуха, которую звали Клавой, налила мне в большую чашку крепкого цейлонского чаю и заставила съесть три ватрушки с вареньем. Клава страдала артритом и поэтому не работала, сидела дома. Муж ее целыми днями пропадал на работе, и женщина была рада пообщаться.

Через полчаса я выяснила, что хозяйка сорок второй квартиры Марина полтора года назад из города уехала. Куда и почему — Клава не знала. В квартиру вскоре вселился неугомонный студент Васька. Но он-то должен знать, где сейчас Марина, потому что каждый месяц посылает ей деньги за жилье. Фамилия Васьки не то Фомин, не то Фомичев, а учится он в автодорожном институте, кажется на третьем, а может и на четвертом курсе. Ну что же, и на том спасибо.

Что-то мне подсказывало, что поиск нельзя прекращать, и я, распростившись с Клавой, отправилась в автодорожный.

***

Институт гудел, словно улей в июльский полдень. Сессия была в разгаре. По коридорам озабоченно мотались хмурые парни и девушки. Изредка попадались сияющие физиономии тех, кто уже преодолел очередной рубикон и заполучил в зачетку выстраданную отметку. Студенты кучковались у дверей, за которыми потели их товарищи, болея за них и тоскуя от мыслей о предстоящей экзекуции.

Я отыскала учебную часть. В просторном помещении восседала сухопарая дама непонятного возраста.

Дама вязала ажурную кофточку и читала любовный роман. На меня она не прореагировала.

Тихонько покашляв, я приблизилась к столу.

— Ну, чего тебе? — не отрываясь от чтения и вязания, пробормотала дама.

— Я ищу одного студента. Зовут Василием. Фамилия, кажется Фомин. А может быть, Фомичев.

— Беременная, что ли? — без особого интереса подняла она на меня тусклые, словно свинцовые, глазки.

— Почему беременная? — опешила я.

— Откуда я знаю, почему? — в свою очередь удивилась дама. — Может, не предохранялась? — предположила она.

— А что, у вас только беременные студентов разыскивают? — продолжала я несколько странный разговор.

— Ну почему только беременные? Если мужики спрашивают — то, чаще всего, следователи из милиции, а если бабы в возрасте — родительницы отчисленного контингента. Вышибут их из института, а они домой не едут, врут, что учатся, — растолковала мне дама. — А молодые девицы обычно ищут виновников залета. Вот ты даже фамилии толком не знаешь…

У меня появилось дикое желание заявить, что я следователь. И предъявить в доказательство пистолет.

Но вместо этого я достала двадцать долларов и молча положила их на стол. Дама одобрительно кивнула, сунула купюру в книгу и сообщила:

— Фомичев Василий, группа К-44. Посмотри в расписании экзаменов у кафедры дорожных машин, в какой аудитории у них экзамен. И поосторожнее с ним, если еще не беременная.

Заверив добрую женщину в том, что Василий Фомичев — последний человек, от которого я рискну забеременеть, я отправилась сначала на розыски указанной кафедры, а затем аудитории номер 218, где группа К-44 сдавала сопромат. Интересно, что означает «К» — может быть, «катки асфальтовые»?

Около аудитории маялось полтора десятка взмокших студиозусов. Когда я спросила про Фомичева, толстячок в длинной футболке с художественным изображением конца света молча указал на дверь и красноречиво провел пальцем по шее. Это означало, что Ваську в данный момент препарируют на предмет отыскания в его организме зачатков знаний о сопротивлении материалов.

Я попросила армагеддонистого юношу дать мне знак, когда появится Фомичев, и устроилась в сторонке на подоконнике. Я успела досконально ознакомиться с интимной жизнью голубиной пары, бесцеремонно устроившейся по другую сторону оконной рамы, а также трижды пересчитать наличествующее поголовье студентов группы К-44. Наконец из аудитории на полусогнутых ногах вывалился изящный юноша с прямыми светлыми волосиками, расчесанными на пробор. Мой агент красноречиво помахал мне пухлой ручкой, и я поняла, что это и есть искомый Васька.

Фомичев был красен, как свежесваренный рак, и печален. Очевидно, схватка Васьки с сопроматом окончилась в пользу последнего. Безнадежно махнув рукой, он поплелся по коридору. Я соскочила с подоконника, спугнув голубей, и устремилась за ним. Около лестницы я окликнула:

— Василий!

Он обернулся и равнодушно взглянул на меня. Видимо, я выглядела не лучшим образом, потому что ни малейшего интереса в его взгляде не появилось.

— Ну, чего тебе? — вяло спросил он и тяжко вздохнул.

— Поговорить надо. Причем срочно и обязательно, — строго произнесла я, чувствуя, что это единственно верный тон в данный момент. Ваське явно было не до разговоров.

— Слушай, может быть потом, — простонал он. — У меня башка раскалывается. Я бы пива выпил и спать пошел, а?

— Спать пойдешь чуть позже. А сейчас, так уж и быть, идем в бар, ударим по пивку. Я угощаю, — сжалилась я над похмельным двоечником.

Васька явно обрадовался и побрел вперед, показывая дорогу в пивнушку.

Мы устроились у окна с бокалами. Василий сдул пену и присосался к своему, словно к источнику жизненной силы. Я отхлебнула чуть-чуть. Не люблю пиво, если честно. Ну, не нравится мне это горькое пойло, что поделаешь.

Дождавшись, пока Васька утолит жажду, спросила:

— Ты знаешь, где живет Марина?

— Марина? Какая именно Марина? Марин-то много, — резонно переспросил он.

— Та, у которой ты снимаешь квартиру. Мне ее непременно нужно найти.

— А зачем? — насторожился он, видимо заподозрив, что решила перешибить у него жилье, предложив хозяйке большую плату.

Я и сама задавала себе тот же вопрос. Зачем я разыскиваю неведомую Марину, если моя животрепещущая задача — найти Федора? И все-таки, интуиция, моя единственная подруга в последнее время, заставляла выяснить, почему документы на квартиру, хозяйкой которой все считают эту самую Марину, лежали в Севкином сейфе. Кто же такая эта Марина?

Пожав плечами, я выдала Василию заготовленную версию о том, что Марину просил разыскать один ее знакомый. Сам знакомый сейчас далеко, на посланные письма Марина не отвечает, вот он и написал мне, чтобы я выяснила, куда она исчезла.

Фомичев после всего сказанного окончательно насупился и принялся размышлять. Потом тяжело вздохнул и полез по карманам. Из одного выудил потрепанную зачетку, что не прибавило ему настроения. В другом обнаружился кошелек, распечатанная упаковка презервативов и блокнот. Вид у блокнота был такой, словно его гоняла по пустырю свора собак. Листики немедленно рассыпались и смешались с презервативами.

Васька принялся сосредоточенно разбирать бумажки и пакетики, внимательно осматривая каждый. Наконец он выудил нужный и продиктовал адрес: пос. Перово, ул. Кулебякина, 6.

Я удивилась, ведь Клава сказала, что Марина уехала далеко, а Перово это почти город. Вернее, большой спальный район.

— А квартира? — спросила я у меланхолично засовывающего презервативы в коробочку Васьки.

— Нет квартиры. Наверное, частный дом, — буркнул он и допил пиво. Потом с сожалением посмотрел на опустевший бокал.

Я протянула ему купюру:

— Продолжай банкет без меня, ты их честно заработал.

Оживившийся Василий кинулся к стойке за новой порцией целебной жидкости, а я поспешила к своей машине, полная сомнений, не испортила ли я окончательно взаимоотношения легкомысленного студента с сопроматом. Наверняка ведь будет пьянствовать до самой переэкзаменовки.

Пока я разыскивала Фомичева, тень, в которой я постаралась укрыть машину, сползла с нее, и теперь в салоне царило душное пекло. Я опустила стекла и вырулила со стоянки. До Перова я доехала в рекордное время — за полчаса. Когда-то это было пригородное село, теперь застраиваемое кирпичными и панельными домами. Но кое-где еще оставались островки частного сектора.

Улица Кулебякина оказалась прямым проспектом, который затем неожиданно превращался в кривоватую не заасфальтированную улочку. Дом номер шесть был обычным деревенским пятистенком, когда-то покрашенным в голубой цвет, а теперь облезлым и неухоженным. За забором сновали куры и цыплята. На мой громкий стук долго не было ответа, но я не унималась и, наконец, послышалось громыханье щеколды, и покосившаяся дверь распахнулась. На пороге куталась в ветхий пуховый платок древняя старушка с мясистым носом, украшенным бородавкой, похожей на кочан цветной капусты.

— И чего стучишь? Чего барабанишь? — фельдфебельским тоном рявкнула старуха.

— Добрый день. Мне Марина нужна, — максимально приветливо произнесла я и заулыбалась.

— Какая такая Марина? — удивилась бабка и неожиданно громко лязгнула зубами.

Я вздрогнула, а старуха с озабоченным видом сунула в рот два пальца и сосредоточенно принялась что-то там устанавливать на место. Наконец она завершила малоэстетичную операцию, поцокала языком и пожаловалась:

— Вот ведь морока! Такие деньжищи заплатила, а протезы сделали барахло. Соскакивают.

— Извините, но мне сказали, что по этому адресу живет Марина. Я по поводу покупки квартиры, — не отставала я.

— Да говорю тебе, не знаю я никакой Марины. Живу одна. А Марина на нашей улице есть.

Никипелова фамилия, живет в шестнадцатом доме. Может она? предположила старуха, после чего невежливо закрыла дверь прямо у меня перед носом.

Я спустилась с крыльца и поплелась к воротам. Наверное, Васька перепутал номер дома, что немудрено — листки его записной книжки были затертыми и помятыми. Запросто мог единичку в номере не заметить.

Тут что-то в старухином дворе на мгновение показалось мне странным. Но размышления о том, не придется ли мне искать Марину и в домах под номерами двадцать шесть, тридцать шесть и так далее, сразу отвлекли от так и не успевшего сформироваться ощущения.

Дом шестнадцать выглядел более новым и радостным. Во дворе на веревке сушилось белье — детские колготки разных размеров и расцветок, а также трусики, маечки, шортики и платьица. Пахло чем-то фруктово-сладким. Умаянный пес дрых, наполовину вывалившись из конуры. На меня он даже не глянул, когда я направилась к веранде. На стук отозвалось несколько детских голосов.

Через минуту меня обступили четверо разновозрастных девочек и мальчиков с русыми вихрастыми головенками. Пятый, самый младший, мной не заинтересовался, а направился к собаке и потянул ее за ошейник из будки. Пес покорно вскочил и облизал измазанные сгущенкой щеки маленького хозяина. После чего позволил себя оседлать и неспешной рысью повез карапуза в сторону огорода.

— Привет! Мама дома? — спросила я ребятню.

— Мама варенье варит, — сообщил один.

— Из клубники, — добавила другая.

— А вы кто? — спросила третья.

— Вы — из собеса, — догадался четвертый, самый старший.

Тут в дверях показалась молодая женщина в пестром платье и переднике. В руках у нее была ложка и блюдце с розовыми пенками.

— Чур, я первый! — завопили наперебой ребятишки.

Мать, смеясь, отдала им блюдце, турнула от дверей и, наконец, поздоровалась со мной. Я уже понимала, что опять пришла не по адресу. Клава не упоминала, что у хозяйки квартиры на улице Павлика Морозова целая куча детей. Наоборот, отмечала прежнюю тишину и покой у соседки, что немыслимо при таком семействе.

Но делать было нечего, и я все-таки принялась за расспросы. В ходе их я, во-первых, оказалась в просторной и уютной кухне с эмалированной кружкой молока и теплой шанежкой в руках и, во-вторых, узнала, что Марина Никипелова никогда не жила нигде, кроме этого дома, и в городе квартиры никакой у нее нет. Я расстроенно допивала молоко.

— А зачем ты эту Марину ищешь? — поинтересовалась хозяйка. Мы с ней были почти одного возраста, и сразу перешли на «ты».

— Она может мне помочь в одном деле. Хотя, если честно, я уже и сама не знаю, на кой черт она мне понадобилась, — уныло призналась я. — Адрес мне дал ее квартирант, безалаберный тип. Я сначала в шестой дом зашла…

— Ага, а Пуделиха тебя ко мне направила, — сообразила Марина.

— Почему Пуделиха? — изумилась я, пытаясь представить, что может быть общего между веселой кудрявой собачкой и мрачной старухой с бородавкой на носу.

— Да фамилия у нее — Пуделева, вот и зовут Пуделихой. Хотя какой из нее пудель, — скорее старый крокодил. Живет одна, как сыч. Старика своего давно схоронила, а сыночек в тюрьме, говорят, сгинул…

— Не одна, я сегодня утром дядечку у нее видел. С мальчиком! неожиданно донеслось из-под стола.

Марина нагнулась и вытащила смущенно хихикающего сынишку, того самого, который заподозрил во мне работника собеса. Пацану было лет восемь. Звали его Пашкой. После недолгих запирательств он признался, что утром, когда мать послала его поливать грядки, он решил вначале проверить, что твориться на сопредельных территориях. А так как в четвертом доме сейчас никто не живет, то Пашка огородами направился именно к нему, чтобы полакомиться пропадающей там клубникой. И когда он влез на участок Пуделихи, то услышал мужской голос. Удивленный, он затаился в малиннике и увидел мужчину, который вел за руку мальчишку. Они как раз выходили со двора.

Я клещом вцепилась в Пашку и заставила его описать обоих. С его слов выходило, что мужчина был скорее пожилой, чем молодой, высокий и неуклюжий. Мальчик был поменьше Пашки, довольно лохматый и рыжий. И внизу у него двух зубов не было!

Марина, заметив, что я переменилась в лице, налила мне стакан холодной воды. Выпив ее залпом, я машинально достала из сумки сигареты. Потом сообразила все-таки выйти во двор. Почему-то у меня тряслись коленки. Хозяйка вышла следом за мной. Мы присели на лавочку. Со стороны ягодника доносились радостные детские крики, — там наверняка обирали созревающую смородину и малину. Пес опять дрых в конуре.

— Это твой сын был там, у Пуделихи? — участливо спросила Марина.

Мой язык не повернулся ответить «Нет». Осторожно прислушиваясь к себе, я вдруг поняла, что боль от утраты Федьки на самом деле ничуть не меньше той, которую я испытала, когда исчез Егорка. Мое сознание кружило вокруг этой потери, как и в прошлый раз, боясь смертельно обжечься, а разум и тело действовали с каким-то отстраненным холодным расчетом. Только действуя, лихорадочно и одновременно методично, только двигаясь и рассуждая, я могла загнать эту свою боль в глубину, не дать ей захлестнуть себя. Животный инстинкт матери, потерявшей детеныша? Может быть.

— Да, похоже, что это был он, — медленно произнесла я.

— Бывший муж украл? — Марина была явно заинтригована.

— Нет, мой муж умер, — удивляясь собственному спокойному тону произнесла я немыслимую для моего языка еще пару недель назад фразу. — Я не знаю, кто похитил мальчика. Но узнаю! — вдруг рассвирипела я.

Марина одобряюще кивнула:

— Я бы за такое дело просто горло бы перегрызла. Сколько твоему?

— Семь. Только горло я грызть не буду — противно. Лучше глаза выцарапать.

Мы еще некоторое время перебирали способы расправы с похитителем, один кровожаднее другого.

Потом я загасила окурок и оглянулась, соображая, куда его бросить. И тут вдруг до меня дошло, что такого странного я увидела во дворе Пуделихи. Это были окурки около крыльца. Точно — там валялось несколько бычков, словно кто-то регулярно выходил покурить на крылечке. Зрительная память у меня отличная. Я напряглась и припомнила, — несколько окурков были свежими, а другие выглядели так, словно пролежали несколько дней и даже мокли под дождем. А это значит…

Марина, заметив перемену в моих мыслях, притихла. Потом вдруг всплеснула руками и умчалась, прокричав на бегу, что варенье пора снимать с плиты.

Когда она через пять минут вернулась, план действий был уже практически готов. Мы перекинулись несколькими фразами, и я отбыла.

***

Вернулась я вечером, когда стемнело. Марина открыла ворота. Я загнала машину в ее двор. Ребятишки уже спали. Я достала с заднего сиденья большие коробки — купленную днем железную дорогу и домик для куклы Барби. Подавив сопротивление Марины, я отнесла коробки на веранду, чтобы малышня утром их сразу обнаружила.

Экипирована я была на совесть — пистолет, баллончик и фонарик, рассованы по карманам. Одежда — черные джинсы и водолазка, кроссовки. А еще у меня с собой была черная маска, я скопировала ее у наших ночных противников. Просто купила черную шапочку с отворотом и прорезала в ней дырки для глаз.

Прокрадываясь огородами к дому бабки Пуделихи, я ощущала себя настоящей нинзей. Или настоящим нинзем? Черт, неизвестно, какого рода этот самый нинзя, и склоняется ли вообще…

Тихонько подкравшись к старухиному домишке, я поочередно заглянула в оба освещенных окошка.

Пуделиха сидела у телевизора и вязала. Гостей у нее явно не было, но то, что она не ложилась спать, вселяло надежду.

Я засела в зарослях огромных лопухов, расплодившихся у бабкиной сараюшки. Просидев часа два и близко познакомившись со всеми местными комарами, я прокляла тот час, когда решила устроить эту дурацкую засаду. Маску пришлось снять, дышать в ней было невозможно, и лицо потело. Спать хотелось неимоверно, — сказывалась прошлая бессонная ночь. Временами начинал накрапывать меленький дождик, но тут же прекращался. Прихлебывая из плоской фляжки крепкий отвар лимонника с примесью настойки элеутерококка, я наблюдала за тускло освещенными окнами Пуделихиного дома и читала про себя наизусть все известные стихи и отрывки из прозы. На гоголевском «Чуден Днепр при тихой погоде…» в окнах погас свет.

Бабка отошла ко сну, так никто к ней и не пожаловал.

Подавив желание немедленно отправиться восвояси, я продолжала сражаться со сном и алчными комарами. За стенкой сарая слышалась возня кур на насестах. Изредка раздавалось сонное квохтанье. Исчерпав лимит литературной классики, я перешла к школьному курсу английского языка. Тема «Москва — столица СССР».

Сразу вспомнилась поездка в Москву с отцом в конце восьмидесятых. Тогда столица СССР выглядела не лучшим образом — дикие очереди, замусоренные улицы, толпы мрачных людей и повсюду перекопанные улицы. Мне было четырнадцать лет. Или уже пятнадцать? Жили мы в гостинице «Интурист» и по вечерам гуляли по Тверской, тогда еще улице Горького. Как мне нравились нарядные московские девушки, прогуливающиеся вдоль освещенных витрин! Гораздо позже я поняла, кем на самом деле были эти милые красавицы.

Да… Что-то меня не на те воспоминания потянуло. Перейдем к следующей теме: «Моя семья». Вот-вот — моя семья. Миленькая семейка — муженек путается с различными посторонними барышнями и хочет прикончить свою ненаглядную женушку, его сестрица планирует убийство братца, а я — вот ведь смех — мелкая разменная монетка в их радужных планах. Если не утопят, так застрелят и сожгут. Так что тебя, милая, все в этой семье видели в гробу и белых тапочках, причем в буквальном смысле. Ну ладно, не все — у меня остался Егорка. Вот он и есть моя семья. И еще Федор, рыжий чертенок, никому, кроме меня, не нужный. Где он сейчас? Почему на пейджер больше не поступает сообщений? Так можно и с ума сойти… Господи, если бы не проклятые комары, давно бы заснула. Ну и воняет из этого курятника…

Поймав себя на том, что мысли мои принялись кружиться в странном вальсе вокруг обонятельных (запах нечищеных насестов) и осязательных (боль и зуд от укусов голодных насекомых) ощущений, я заставила себя встрепенуться и интеллектуально мыслить. Но хватило меня только на таблицу умножения. Она странным образом постепенно вплела в себя образ разгневанной Нелли Феофановны, продирающейся между ее столбиками, строками и знаками равенства. Не успела я удивиться, что она там делает, как строгая секретарша окончательно раскидала цифры и, поправив прическу, строго приказала мне: «Алиса Игоревна, непременно перевесьте пейзаж с лошадью обратно в кабинет, так велел ваш отец!» Я вздрогнула и очнулась.

При чем здесь лошадь?

Небо надо мной приобрела нежный серо-сиреневый оттенок. Я самым позорным образом спала, приткнувшись головой к стене сарая. Очумело протирая глаза, я ощутила свои распухшие и покрытые волдырями щеки. То-то счастье привалило комарью, напились моей кровушки до отвала!

Вокруг царила сонная трепетная тишина. Уже различимы были капли росы на листьях лопухов.

Внезапно в курятнике истошно заорал заспавшийся петух. И чтоб тебе раньше не проснуться?

Все мое тело застыло и болело. Двигая руками и ногами, чтобы размять кости, я в душе чертыхалась, — придумала себе развлечение! Если Федор и был здесь вчера, то его за это время могли переправить куда угодно. Так что сижу я здесь совершенно напрасно. Можно, конечно разбудить бабку и устроить ей допрос с пристрастием, пригрозить милицией, даже пистолетом пугнуть. Но что-то говорило мне, что это пустой номер — такие вредные старушенции уже давно ничего не боятся и молчат просто из принципа. Так что следы пропавшего мальчика нужно искать в другом месте. Но где?

Я, наконец, размяла онемевшие конечности и потянулась, но тут же опять скукожилась под лопухами, — раздался громкий скрип калитки и во двор вошел мужчина. Выглядел он в рассветном полумраке так, словно только что выкарабкался из могилы — высокий, сутулый, покрытая оспинами физиономия бледная и одутловатая, несмотря на общую худобу. Одет он был в элегантный, но измятый светлый костюм, на глазах огромные темные очки, а зализанные волосы стянуты сзади резинкой в длинный тощий хвост. Стоя посреди двора, он внимательно и хищно огляделся по сторонам и бесшумно влез на крыльцо. Стучать не стал, — открыл дверь своим ключом. Перед тем, как войти, еще раз зыркнул через плечо так, что мне стало тошно. Я никогда не видела маньяков воочию — только в кино, но этот тип выглядел просто образцовым маньяком или вампиром.

Сидя на земле, я судорожно размышляла, что мне делать дальше. Я-то надеялась проследить за бабкиными гостями и выйти на след Федьки. Но следить за этой нелюдью мог только самоубийца, я не сомневалась, что даже не видя меня, он звериным чутьем почувствовал чье-то присутствие — вон как озирается. Если он заметит меня, то не задумываясь, придушит за первым же углом. Тогда я точно Федора не спасу. Но что делать, может быть это мой последний шанс…

Я проторчала в лопухах еще почти час, прежде чем жуткий тип покинул бабкин дом. Он вынес огромную, набитую чем-то тяжелым сумку и быстренько пошел восвояси. Я успела заметить, в какую сторону он свернул от калитки, и на карачках поползла в сторону огорода. К Марининому дому я неслась с максимальной скоростью, какую позволяли развить мои ноющие мышцы и суставы.

Вскочив за руль, я вывела машину со двора. Долговязая фигура маячила уже далеко — там, где высились новые большие дома. Хорошо, что час был ранний и общественный транспорт еще не ходил. Я догнала мужика и проехала мимо. Метров через двести остановилась и, выскочив из машины подошла к киоску, круглосуточно торговавшему пивом, сигаретам и прочей ерундой. Парень, дремлющий в киоске, завороженно уставился на мое распухшее лицо, но комментировать увиденное не решился. Я неторопливо приобрела сигареты. Потом зажигалку. Потом шоколадку. Потом бутылку «Спрайта». Потом пачку жвачки.

За это время подозрительный тип приблизился, и я нырнула в машину, чтобы он не смог меня рассмотреть. Зато я рассмотрела, наконец, в зеркальце свою морду. Мда… То, что ее украшали многочисленные укусы, меня сильно не шокировало. Но то, что на лбу и щеках оказались еще пара десятков размазанных комариных трупиков… Оттирая мокрым платочком кровавые мазки и мертвых насекомых, я простила киоскеру отвалившуюся при моем появлении челюсть.

Преследование я возобновила, когда мерзкий мужик удалился метров на сто. Ждать дольше было опасно, — он мог свернуть во дворы и исчезнуть. Я, не спеша, ехала следом, долго стояла на перекрестке, вежливо пропуская унылую пьяную компанию, которую явно турнули с насиженного за ночь места. Потом пережидала поливочную машин. Но все равно пришлось снова обгонять идущего какой-то дергающейся походкой маньяка (или вампира). Мне показалось, что он проводил мою машину подозрительным взглядом.

Лихорадочно соображая, что мне дальше делать, я заметила телефоны-автоматы и, остановившись, кинулась к ним вприпрыжку.

Набрав номер Сусина, я неожиданно быстро услышала бодрое «Да».

— Это ваша клиентка, та, которая дала ключ, — быстро выпалила я.

— Но я еще не…

— Про ключ потом. Мне срочно, прямо сейчас, нужно проследить за одним человеком. Он идет по улице Кулебякина, это в Перово. Я двигаюсь на машине за ним. Высокий, худой, сутулый, в черных очках, с хвостиком…

— С хвостиком? — удивился Сусин.

— Прическа такая. Слушайте дальше! Выглядит мерзко, похож на монстра. В руках — большая черная сумка. Нужно тихонько выяснить, куда он идет, а если можно, то и кто такой. Если есть возможность, привлеките несколько человек, он очень подозрителен и все время озирается. Всем плачу по сто баксов. Вам, если выполните поручение — еще пятьсот.

— С этого и нужно было начинать! — бодро отозвался Сусин. — Через двадцать минут мы его подхватим, по этому телефону постарайтесь сообщать о его перемещениях. Это мобильный. У вашей машины какой номер?

Я быстренько выпалила номер и незаметно нажала на рычаг, потому что тип приближался и мог уже услышать меня. Не вешая трубку, я отвернулась и запричитала:

— Ну что ты меня мучаешь, любимый? Я же знаю, ты был у этой шалавы Вальки! — Сделав паузу, продолжила. — Нет, я только что от дяди Васи, там тебя не было. Ты же обещал перестать шляться по бабам, а сам…

Тут я разразилась истеричным плачем, краем глаза наблюдая, как мужик, скрививший презрительную мину, проходит мимо. Ладно, будем косить под ревнивую психопатку сколько получится.

— Да, я в Перово! Так что не ври мне про дядю Васю, — снова заскулила я. — Как ты мог, как мог?.. И друзья твои такие же кобели!

Я еще некоторое время крыла всякими словами вымышленного гулену, его баб и друзей, с удовлетворением наблюдая раздраженно подергивающиеся плечи удаляющегося типа. Он шел, не оглядываясь. Я повесила трубку и села с машину. Так, минут пять прошло.

Еще через пять минут я опять промчалась мимо него и устремилась вперед, высматривая следующие автоматы. К счастью, район был прилично обустроен, и метров через триста я их обнаружила около закрытого еще в этот час гастронома. Я успела позвонить Сусину на мобильник и сообщить, что мы все еще движемся по длиннющей Кулебякин-стрит. Интересно, кем был этот самый Кулебякин? Что-то я о таком деятеле никогда не слышала…

Я опять приготовилась громко ругать неверного возлюбленного, но жуткий мужик, заметив меня около телефона, вздрогнул, видимо решил избавить себя от необходимости снова выслушивать бабьи претензии и направился к переходу. Проследив за его маневром и убедившись, что он продолжает шествовать прямо, не сворачивая, я опять набрала сусинский телефон. Он сообщил, что уже на полпути к Перову. Но тут случилось непредвиденное, — на противоположной стороне остановилась черная «Дэу» и тип шустренько уселся в нее.

Машина проехала мимо меня, и я успела заметить номер — А-456, о чем сразу же прокричала Сусину и бросилась к своей машине. Только я хотела развернуться, как «Дэу», успевшая сделать это раньше, промчалась в обратном направлении. Мне ничего не оставалось, как ехать за ней.

Мы доехали до конца улицы и свернули в сторону города. Теперь приходилось надеяться только на то, что Сусин едет навстречу и заметит мою машину. Увлекшись, я едва не проскочила на красный свет.

Пришлось ждать. За это время иномарка ушла вперед и резко свернула на боковую улицу. Как только загорелся зеленый, я с места в карьер устремилась за ней. Только чудом мне удалось заметить, как она скрылась в одном из дворов. Я уже не думала об опасности, — если я потеряю мерзкого мужика, мне не напасть на след похитителей! Так что я неслась навстречу возможным неприятностям, закусив удила.

Крутя баранку так, что визжали колеса, я влетела в тот же двор и растерялась — куда они могли деться?

Планировка тут была так называемая «свободная», то есть крайне запутанная. Но тут на мое счастье во дворе маячила длинная нескладная деваха в бриджах с долматинцем на поводке. Я высунулась из машины и заорала, напугав собаку:

— Куда поехала черная «Дэу»?!

— Туда, — заторможенно махнула рукой в дальний конец необъятного двора девица и пожала плечами.

Проехав в нужном направлении, я увидела, что проезд делает сложный поворот и ведет в другой двор.

Здесь было проще? — преследуемая мною машина проехала через лужу? и был виден ее след. Я прибавила скорости и вылетела в третий двор. Там, сразу за поворотом, я чуть не врезалась в зад стоящей машине, именно той, за которой гналась. Маньяк уже покинул салон и выволакивал из него свою необъятную сумку.

Не раздумывая, я выхватила пистолет и бросилась к нему. В течение следующих пяти минут мы наверняка перебудили весь соседний дом, если не квартал. Я орала на остолбеневшего маньяка, размахивая у него перед носом пистолетом, из машины в ответ испуганно матерились два мужика, а еще исходила громким лаем охотно присоединившаяся к нам посторонняя такса. Хозяин таксы спрятался за деревянной горкой на детской площадке и оттуда жалобно звал собаку.

Когда к таксе начали присоединяться и другие псы, специально прибежавшие для этого со всей округи и окончательно перекрывшие лаем мои вопли, мне волей-неволей пришлось замолчать. Тем более, что в окнах и на балконах начали появляться раздраженные малоодетые граждане. Собаки тоже притихли, но не уходили, ожидая продолжения концерта. Я вытерла свободной рукой пот со лба и уже спокойнее повторила свой вопрос:

— Где Федор, мерзавец? Куда вы его спрятали?

— Таран, — запричитали в машине. — Что этой ненормальной бабе от нас надо? Скажи ты ей, ради аллаха, где этот чертов Федор, пусть отвяжется!

— Правильно, Таран, — согласилась я, узнав наконец имя маньяка, признавайся, где он! Отвезешь меня к Федору, и я от тебя отстану.

Кошмарный тип вышел, наконец, из ступора и почесал в затылке. Рожа у него стала еще бледнее и противнее. Он нервно задергал плечом и глухо, словно с того света произнес:

— Слушай, ну что я тебе сделал, чего ты до меня докапываешься? Привязалась как репей! Убери пушку, знать не знаю я, где твой Федор!

— Ага, не знаешь! Вчера его у бабки видели, а сегодня ты чуть свет приперся. Говори, где он! — я поймала себя на том, что аргумент звучит не совсем убедительно, и отступив на шаг, прицелилась Тарану в ногу. — Если не скажешь, колено прострелю.

— Таран, говори скорей, она психическая, без ноги оставит! — нервно посоветовали из машины.

— Да я бы рад сказать, только ничего не знаю! — огрызнулся на них Таран и горестно добавил, — Я к матери за картошкой приходил, а тут эта идиотка со своим идиотским хахалем прицепилась. Шел себе, никого не трогал, а у нее в башке, видать, замкнуло, — решила, что это я с ее мужиком по бабам шляюсь. Вот теперь и выясняет, где ее Федор…

Тут такса, внимательно слушавшая эту тираду вдруг задрала вверх морду и вдохновенно завыла. Я пришла в замешательство и вдруг поняла, что похитители Федора считают его Егором. Поэтому я громко, чтобы перекричать воющую таксу, заорала:

— Тогда говори, где Егор? Тоже, скажешь, не знаешь?

— Девушка, вы что, про весь город решили справки навести? возмутились из машины, — То Федор, то Егор… Тогда уж сразу весь список огласите!

— Заткнитесь! — рявкнула я и направила ствол пистолета на переднее окно «Дэу».

В машине немедленно заткнулись, и я вернула оружие в прежнее положение. Таран тяжко вздохнул и закатил глаза. Я понимала, что ситуация складывается странная. Похоже, я действительно выгляжу в его глазах полной психопаткой, накинувшейся на первого встречного.

— Ну, говори, где Егор — маленький мальчик, глаза зеленые, волосы рыжие, кудрявые, впереди двух нижних зубов не хватает? — уже спокойнее спросила я.

Мужик нервно снял очки, и я увидела маленькие удивленные глазки. Один глаз украшала здоровенная царапина, по краям переливающаяся желтым и багровым цветом. Ну и рожа у тебя, Таран!

— Егор? Так его Петрович забрал, внук он ему, — изумленно произнес он.

— Как внук? — в свою очередь удивилась я. — Кто — внук?

— Так Егор. Он Петровичу — внук. А ты что Егора, значит ищешь? А Федор тут при чем? — замороченно пробормотал Таран и снова поскреб в затылке.

Я обессиленно опустила пистолет. Вот это да! Но ведь у моего сына нет никакого дедушки! Возможно, у Федора какой-нибудь дедушка и имеется, но почему этот дедушка считает его Егором? В голове у меня помутилось, а физиономия, должно быть, это отразила, потому что Таран обеспокоенно спросил:

— Эй, что это с вами? Девушка, вам плохо?

— Фамилия… — пробормотала я тихо. — Как его фамилия?.. Дедушки…

— Бушуев, — с готовностью объявил Таран. — Илья Петрович Бушуев. Благодетель наш. Да вы не переживайте, девушка, он мальцу ничего плохого не сделает, наоборот счастлив без памяти — внука, наконец, нашел.

Тут у меня вообще чуть паралич не случился. Значит, Федора похитил отец Севки, ведь отчество моего покойного супруга — Ильич. Вот это номер! Но откуда взялся этот мой так называемый свекор? Я-то думала, что его давно нет на свете, ни слова о его существовании за всю нашу семейную жизнь я не слышала ни от Севки, ни от Симы, даже не имею представления, кем он был. И вот он явился откуда-то внезапно и почему-то украл Федьку, посчитав его Егором. А я еще размышляла, кто мог принять семилетнего мальчишку за пятилетнего. Конечно же, мужик, который в этом ничего не смыслит!

— Девушка, а девушка, — внезапно разобрала я бормотание маньяка Тарана, — Вы это чего? Чего, говорю, задумали?

— Что? — не поняла я.

Потом до меня дошло — я машинально, уйдя в размышления, почесала комариный укус на виске стволом пистолета. Со стороны это, наверное, выглядело так, словно я готовлюсь пустить себе пулю в лоб.

Вот мужики и задергались, — кому охота наблюдать вышибание чужих мозгов.

— Вы это… пистолетик уберите. А я вам скажу, где сейчас дедушка… то есть Петрович. Ну что уж вы так?.. — ласково уговаривал меня Таран.

— Не волнуйтесь, он на предохранителе, — отмахнулась я, злясь на то, что меня сбили с мысли.

Внезапно послышалось противное завывание, и мужики в машине переполошились:

— Эй, Таран, ментура катит! Наверное, жильцы вызвали. Сматываться надо! — зашипел тот, что сидел на пассажирском месте.

— Ну уж нет! — встрепенулась я и вцепилась в свою жертву. — Поедешь со мной, покажешь, где живет этот чертов дедушка!

— Слушай, — вырывался он, — Ты хоть пушку спрячь, а то заметут с оружием, и меня заодно. А мне нельзя!

Я бросилась к машине, таща за собой упирающегося маньяка и соображая, куда спрятать пистолет, чтобы его не нашли. Уже плюхнувшись на сиденье, Таран сообразил:

— Клади пистолет в мою сумку! Больше некуда.

Я едва успела затолкать «беретту» поглубже в картошку, как прямо на нас выехал гнусаво воющий милицейский «уазик». Скрыться было некуда, потому что единственный выезд со двора был и въездом. Все собаки моментально разбежались, осталась только такса, с готовностью возобновившая вой. Причем выла она точно в той же тональности, что и милицейская сирена.

«Уазик» остановился и из него выпали два сонных стража порядка. Недоуменно озираясь, они вначале не обратили особого внимания на наши две машины, чинно стоявшие вдоль проезда вместе с еще добрым десятком разнокалиберных экипажей. Но кто-то из законопослушных граждан видимо указал с балкона на нас, потому что милиционеры, приняв грозный вид, двинулись в нашем направлении. Один остановился у «Дэу», второй подошел ко мне.

— Предъявите документы! — скомандовал он, забыв поздороваться.

Вздохнув, я сунула ему свои липовые паспорт и права. Таран тоже выудил из потрепанного бумажника паспорт. Сержант, не спеша, пролистнул наши документы и констатировал:

— Шумим, значит. Народ будим. Граждане возмущаются.

— Извините, товарищ сержант, — заискивающе улыбнулась я, — так уж получилось. Поехала я с утра на рынок, вдруг вижу, — женишок мой с приятелями катят куда-то, задравши хвост. А он, между прочим, подлец, наплел мне, что в командировке. Видать захотелось перед свадьбою последние гастроли устроить! Вот я и не сдержалась, нагавкала на него. А дружки заступаться вздумали, еще и им перепало.

Милиционер, глубоко задумался, глядя на мою распухшую и до отвращения честную физиономию.

Потом перевел взгляд на искривленную застывшей гримасой, долженствующей означать радостную улыбку, физиономию Тарана и решил, видимо, что парочка мы на редкость противная и склочная.

— Выйдите из машины, — со вздохом предложил он и полез в салон.

Моя бедная душа ухнула куда-то, если не в пятки, то уж в колени точно, потому что они немедленно противно задрожали. На Тарана тоже невозможно было смотреть без слез — он весь скуксился и поблек еще больше. Глядя на торчащий из машины кругленький милицейский зад в новых серых штанах, я призвала на помощь какие-то всемогущие силы, не вдаваясь особо в их сущность и происхождение.

Уж не знаю, — помогли ли эти самые силы или просто сержанту было противно рыться в сумке с грязной картошкой, но вскоре серый зад медленно выдвинулся из машины и на лице его разогнувшегося обладателя я прочла полнейшее равнодушие. Он даже багажник не стал проверять. Казенно выругав нас еще раз за шумное поведение, он вернул документы и махнул рукой напарнику, результаты деятельности которого тоже явно были равны нулю, и отправился восвояси, рассудив, очевидно, что глупо составлять протокол на лиц, нарушивших покой граждан утром, когда и так пора вставать. Мы перевели дух и отерли пот со лба. Мне пришел на ум смешной детский стишок:

Стоит собака у столба
И вытирает пот со лба.
А на столбе соседский кот
Себе со лба стирает пот.

Вот так и мы очухивались после всего. Таран больше не пытался больше никуда свинтить, покорно уселся в машину и пробормотал:

— Ну ладно, поехали!

***

Через двадцать минут я, следуя немногословным указаниям деморализованного мною маньяка, затормозила около здоровенного особняка в пригороде. Дом выглядел, словно картинка — весь нежного кремового цвета, с яркой черепичной крышей, украшенной башенками и каминными трубами.

Таран мрачно вздохнул и ткнул пальцем в особняк:

— Илья Петрович живет здесь, но дальше ты уж сама действуй — мне не по чину сюда без приглашения захаживать.

— Нетушки! — разозлилась я. — Немедленно выходи, пойдешь со мной! Вдруг ты меня привез не туда, а пока я буду это выяснять, сбежишь. — С этими словами я полезла в его сумку, выудила изрядно испачканную «беретту» и сунула ее в карман.

— Ну ты и зараза! — возмутился маньяк. — Ведешь себя, словно с цепи сорвалась. Хоть бы объяснила, кто ты такая и откуда свалилась на мою бедную голову?

— Я ищу Егора, понятно? А зовут меня Алиса Бушуева! Так что веди меня к моему свекру, или кем он там мне приходится! Иначе я все ваше осиное гнездо на уши поставлю!

Сказать, что Таран удивился, значит, ничего не сказать. Глазки у него просто полезли на лоб, что было видно даже под темными стеклами очков.

— Но ведь Алису… того… Это самое… — проблеял он.

— Жива, как видишь! Так что вылезай сейчас же, у меня и так нервы на пределе, я две ночи не спала толком, так что лучше делай, что сказано! заорала я не своим голосом.

Мои крики не остались неуслышанными, — за щеголеватой оградой особняка послышался вопросительный лай. И вслед за этим — шорох шагов по гравийной дорожке.

Таран все еще никак не соглашался служить мне провожатым. Его явно пугала возможность вызвать гнев патрона. Мне пришлось буквально выпнуть его из машины на тротуар, но и тут он продолжал сопротивляться и тоже перешел на повышенный тон. Лай усилился, а в проеме калитки появился крепко сбитый парень в свободном спортивном костюме. Под курткой перекатывались бугры мышц. Парень с интересом понаблюдал за нами, потом вежливо поинтересовался:

— Вы к нам, господа?

Таран нервно вздрогнул и обернулся, втянув голову в плечи. Я ухватила его за рукав и подволокла к калитке.

— Мы к Илье Петровичу, — проворковала я как можно любезнее. — Он уже встал?

— Конечно, встал. Кажется, он сейчас плавает в бассейне, — невозмутимо ответствовал охранник. — Мне о вас доложить?

— Не стоит, — продолжала я елейно, — Я бы хотела сделать ему сюрприз.

Если это и был охранник, то какой-то странный, потому что он немедленно посторонился, пропуская меня за ограду. Даже не поинтересовался, кто я такая! И только войдя во двор, я поняла, что охрана началась именно здесь, потом что ко мне немедленно подошли два крупных добермана. Они тщательно обнюхали меня и тут же дружно зарычали на карман, в котором лежал пистолет. Я пожала плечами и протянула «беретту» охраннику. Он с улыбкой забрал оружие. Но собаки не унимались. Пришлось доставать баллончик и фонарик.

Только после того, как я избавилась от всех металлических предметов, собаки утихли, но следовали за мной, как приклеенные, ни на секунду не отводя от моей персоны настороженных взглядов. Да, вот это выучка!

Наши псы по сравнению с этой парочкой — полные обалдуи!

Шагая по посыпанной цветной каменной крошкой дорожке, обрамленной веселенькими маргаритками и анютиными глазками, я искала глазами бассейн. Мне пришлось обойти вокруг дома, причем сопровождали меня только собаки. Охранник остался у ворот беседовать с Тараном. Похоже, они были знакомы.

Наконец я увидела пространство, не занятое пышными кустами и деревьями, которыми изобиловал участок. Бассейн овальной формы сиял ярко-голубой водой. И в этой воде кто-то с визгом резвился. Вопили два голоса, причем один из них был явно детским, но разглядеть в фонтанах брызг его обладателя я смогла только подойдя вплотную к кромке бассейна. Конечно же, это был Федька. Он барахтался, пытаясь плыть с ластами на спине, шлепая ими и окатывая и себя и плывущего рядом человека. Оба при этом громко хохотали.

Ну и что прикажете делать? Я сходила с ума, представляя всяческие ужасы, носилась по городу как напуганная ослица, служила банкетным столом для перовских голодных комаров, гонялась за маньяком Тараном и врала милиции, а этот поросенок резвиться тут в свое удовольствие! Выловлю из бассейна — убью!

В этот момент мужчина подхватил Федьку и легко поставил на свои плечи. Мальчишка оттолкнулся и, широко расставив руки и ноги, полетел в воду. Вынырнув, он вдруг увидел меня, застывшую у противоположного бортика, словно изваяние. С визгом:

— Тетя Ира, тетя Ира! — Федор ринулся из бассейна, на ходу сбрасывая ласты.

Пока он обегал изящный периметр водоема, я успела рассмотреть лицо купавшегося с ним человека. И рассвирепеть до последней стадии. Так что когда тот ловко подтянулся на руках и вылез наверх, у меня было одно только желание — схватить самый здоровенный камень и запустить им в его дурацкую башку. И это был мой свекор!

— Ну, здравствуй! — радостно приветствовал он меня, так, словно давно ждал в гости.

Даже не подумав ответить на приветствие, я испепелила его взглядом и прижала к себе, наконец, мокрого Федьку.

— Ты позавтракаешь с нами? — как ни в чем ни бывало, продолжал мой новоявленный родственник и указал на накрытый под деревьями круглый стол.

Я машинально встрепала слипшиеся от воды Федькины волосы и тихонько пробормотала ему:

— Давай, одевайся, поедем домой, там и позавтракаем.

Мальчишка шмыгнул носом и побежал к дому. Илья Петрович Бушуев, прищурившись, рассматривал мою искусанную и злую физиономию. Я демонстративно не обращала на него внимания.

Тогда он обошел вокруг меня и, схватив обеими руками мою ладонь, встряхнул ее и заискивающе предложил:

— Давай помиримся, а? Можешь обозвать меня, как хочешь, можешь даже по морде двинуть.

Я вырвала у него свою руку, произнесла одно только слово:

— Идиот! — и повернулась к дому, высматривая Федьку.

— Точно, идиот! Законченный идиот! — с готовностью подхватил свекор. Но у меня есть оправдание.

— Нет тебе никаких оправданий! — отрезала я, и вдруг почувствовала, как земля медленно и постепенно начинает уходить у меня из-под ног. А дом, деревья и пестрые зонтики, установленные вокруг бассейна, плавно двигаются вокруг моей, ставшей вдруг удивительно невесомой фигуры.

Я не успела удивиться странному хороводу окружающего пейзажа, как на него внезапно опустилась полная темнота, в которой слышался чей-то гулкий топот: «Бух! Бух! Бух!»

Открыв глаза, я первым делом увидела элегантную люстру в виде полупрозрачных разноцветных лилий. Отметив про себя, что такие светильники в знакомых мне местах не водятся, я снова смежила веки и попыталась укрыться в уютной спокойной темноте. Но не тут-то было, — вокруг моей руки повыше локтя что-то мягко обвилось и стало не спеша сдавливать ее все сильнее и сильнее. Я раздраженно встрепенулась и попыталась сбросить постороннюю штуку.

— Спокойно, спокойно, милочка! — послышался хрипловатый баритон. Ничего страшного, только давление проверим. Ну вот и ладушки, вот и умница!

Пришлось вновь открыть глаза. На этот раз кроме люстры я обнаружила седенького бородатого дядечку в пенсне. Вернее, в пижонских очочках с золоченой оправой, иначе сходство с великим драматургом Чеховым было бы полным. Дядечка ласково улыбался мне и подмигивал. И чему радуется?

— Что со мной? — громко спросила я и удивилась тому, что мой голос едва расслышала я сама.

— Ничего страшного, любезнейшая. Обморок, обычный обморок. У вас резко упало давление, такое бывает.

— Но со мной раньше ничего подобного не случалось! — прокричала, вернее, тихо пробормотала я.

— Наверняка переутомились, перенервничали. Или долго не ели? Вы когда в последний раз кушали? — участливо спросил двойник Чехова.

Я напрягла память и припомнила, что в последний раз ела позапрошлой ночью — жареную картошку во время празднования Ивана Купала. И после этого почти не спала и страшно психовала.

— Вот видите, — почему-то снова обрадовался дядечка. — Вам нужен только покой и хорошее питание.

Организм у вас крепкий, но его ресурсы не безграничны. Полежите немного и можно встать позавтракать. А я вам таблеточку оставлю общеукрепляющую…

— Не нужно таблеточку. — раздался знакомый насмешливый голос, и я раздраженно дернулась.

В помещении, а это была, похоже, спальня, потому что лежала я на широченной кровати, вошел Илья Петрович Бушуев. В руках он нес керамическую чашку. От чашки немедленно распространился странный, резкий, но приятный запах.

— Выпей вот это, — поднес он мне неизвестный напиток. — Это бодрит лучше всяких таблеток. Да не бойся — лимонник и женьшень, больше ничего.

— А кто тебе сказал, что я боюсь? — моментально впала я в прежнюю ярость и тут же выпила бы весь тепловатый отвар, если бы ненавистный родственник не отобрал у меня половину со словами:

— Хватит, хватит, ты же не собираешься третью ночь не спать?

Наверняка под дверью подслушивал, подлец!

То ли от злости, то ли от укола (на столике около кровати я заметила пустые ампулы и использованный пластиковый шприц), то ли от травяного отвара, но я чувствовала себя намного лучше и попыталась сесть. Свекор кинулся мне помогать, но я вполне справилась сама. А руки он мгновенно отдернул, обжегшись о мой испепеляющий взгляд.

— Ну что ж, молодые люди, вижу, что моя помощь больше не требуется. Разрешите откланяться! — провозгласил дядечка с удовлетворением.

— Спасибо вам, Роланд Францевич, — кинулся родственник провожать его до двери.

— Всегда к вашим услугам, Илья Петрович. Если понадоблюсь, звоните. С этими словами современное воплощение автора «Чайки» и «Вишневого сада» удалилось восвояси.

Бушуев (господи, как странно называть этой фамилией еще кого-то!) вернулся к кровати, на которой я сидела, по-турецки поджав ноги. Вид у него был покаянный и какой-то подлизывающийся. Но верить в это покаяние я не собиралась.

— Где Федор? — проскрежетала я.

— Какой Федор? — неподдельно изумился он, замерев. Возможно, прикидывал, не повредилась ли я в рассудке.

— Мальчик, с которым вы с утра пораньше плавали в бассейне! — злорадно уточнила я. — Рыжий такой.

— А… а Егор? — с видом полного дебила завопил родственник.

— Ах, так вы думали, что это Егор? — продолжала я экзекуцию. — Нет, милейший Илья Петрович или как вас там, мальчугана зовут Федором. Так что похитили вы ребенка, да не того! Возвращайте немедленно Федьку, он вам без надобности!

Ну вот, отлились ему мои слезы. Все шутовство и показушничество разом сползли. Опустившись в кресло, он растерянно, с каким-то мистическим ужасом смотрел на меня. Потом потер виски и осторожно спросил:

— Но ты-то, надеюсь все-таки Алиса, а не какая-нибудь Гликерья Тихоновна?

— Именно Гликерья Тихоновна! Я теперь кто угодно, только не Алиса! злорадно отрезала я. — Алису отпели и похоронили в одной могиле с мужем. И с его неродившимся ребенком! И непосредственное участие в их печальной судьбе принимала его любимая сестрица Сима. Ваша, Илья Петрович, родная дочь, между прочим! Так почему бы вам, вместо того, чтобы похищать чужих детей, не носить дочурке передачи в тюрьму или психушку, уж извините, не знаю, где именно она сейчас пребывает?!

Я чувствовала, что у меня начинается самая настоящая истерика. И свекор, видимо, тоже это понял, потому что внезапно оказался рядом со мной, ухватил за плечи и весьма ощутимо встряхнул. Едва не откусив язык от неожиданности, я замолчала, с удивлением прислушиваясь к самой себе. Потом тряхнула головой и вполне спокойно констатировала:

— Доктор сказал, что это — нервное. Так что не обессудь. И прошу, оставь в покое меня и Егора. А уж Федора — тем более. Нам сейчас меньше всего нужно чье-то вмешательство.

С некоторым даже сочувствием взглянув на его понурившуюся фигуру, застывшую на краю кровати, я встала и направилась к двери.

— Погоди, — раздался за спиной глухой вздох.

Я остановилась, скорее от удивления, так не похож был этот голос на тот, который я уже знала. Илья Петрович Бушуев или, если хотите, Тайгер, сильно изменился буквально за последние несколько минут.

Сейчас стало заметно, что возраст его никак не меньше сорока пяти лет, и выглядит он опустошенным и усталым. А ведь когда я нашла его избитого в овраге, он показался мне молодым мужиком, не моим ровесником, конечно, но не намного старше.

— Погоди, — повторил он. — Конечно, я не произвожу впечатление серьезного человека, и уговоры остаться позавтракать со мной и спокойно поговорить, получаются у меня не очень-то хорошо. Но ты сделай поправку на мой дурацкий характер…

— Хорошо, — подумав, согласилась я, — делаю. И даже могу, если хочешь, на время забыть про дурацкое похищение Федора. Но забыть про то, как я подобрала тебя на дурацкой помойке и притащила в свой дом… Наверняка ты околачивался там по ночам, чтобы следить за мной! — от злости я треснула кулаком по косяку.

— Ладно, ругайся… Это даже хорошо. Но пойми, тогда я еще не был уверен, что ты — Алиса. Я же раньше никогда тебя не видел, — хмыкнул он. Только на фотографии. Да что там говорить, я в этой истории выступил полным болваном. Ну что, пойдем завтракать?

И мы вышли в сад и сели за круглый стол. Илья Петрович… нет уж, лучше я его все-таки буду называть Тайгером… Тайгер принялся слишком уж усердно кормить меня завтраком и неуклюже лебезить. При этом он то и дело сбивался на привычный шутовской тон, но тут же спохватывался и впадал в дипломатический официоз. В общем, не завтрак, а театр абсурда. Терпение мое лопнуло.

— Ты, кажется, собирался спокойно поговорить, — напомнила я, отвергая его попытку скормить мне третий тост с паштетом и свежей зеленью. — Ну, так я тебя внимательно слушаю. И перестань подсовывать мне яйца всмятку, — я их ненавижу!

Тайгер сгреб в сторону тосты и яйца, кокетливо торчащие из фарфоровых подставочек, и нервно заменил их вазочкой с клубникой, обильно сдобренной взбитыми сливками. Меня перекосило. Я столько клубники слопала за последнее время, что хватит на всю оставшуюся жизнь! Родственник, заметив мою реакцию, пожал плечами, и сам принялся поедать крупные ягоды.

— Странное дело, но я никак не могу представить тебя в роли отца. Тем более Севкиного, — заметила я. Нужно же кому-то начать этот разговор. А я была почти уверена, что именно в истории семьи моего мужа кроется разгадка того, что произошло.

— Да уж, — туманно ответствовал родственник.

— Ну, значит так, — привычно разозлилась я, — Или ты связно излагаешь мне, откуда ты взялся на мою голову, или я забираю Федьку, и мы сейчас же уезжаем! Кстати, а где он?

— Кто? Мальчик? В детской, конечно, где же еще? Играет, наверное.

— Так ты и детскую успел тут организовать? — изумилась я.

— Успел. Я много чего успел. Хотел сделать то, что не смог сделать для сына, — завелся он с пол оборота. Дальше мне оставалось только слушать.

***

Илюша Бушуев рос на редкость способным мальчиком. Ему легко давалось то, чего другие дети добивались упорным трудом. Он был отличным спортсменом, Прилично рисовал, пел и играл на гитаре, даже сам сочинял песни. В общем, — душа компании. Учился без проблем, переходя из класса в класс практически с одними пятерками в табеле. Редко встретишь парня, которого любят и учителя, и сверстники, но Илья был именно всеобщим любимцем. И постоянным капитаном команды КВН своего класса.

Девчонки влюблялись в Илью, как говориться, пачками. Записочки, звонки по телефону, пылкие признания в любви письменно и устно — он привык быть в центре внимания прекрасной половины школы.

Как ни странно, но откликаться на эти призывы к романтическим отношениям он не спешил. Не зря говорят, что когда вокруг много сладкого, тянет на кислое. Илюша влюбился только в выпускном, десятом классе. И ни в кого-нибудь, а в старшую пионервожатую школы. Тогда в старшие пионервожатые обычно шли девицы, не поступившие в институт. Работали год, снова пытались поступить, а если не удавалось, продолжали работать в школе. Некоторые так десятилетиями и носили на пышной груди пионерский галстук, рявкая прокуренными голосами на пионерской линейке: «Будь готов!»

Илюшина любовь была старше его на пять лет и звалась Тамарой. Была она худощавой и высокой, носила обесцвеченные перекисью челку и конский хвост. Родители Тамары были простыми пьющими работягами и растили не то пятерых, не то шестерых отпрысков. А у Ильи родители были интеллигентами — мать пианисткой, а отец преподавателем в университете. И семья была счастливой книги, музыка, культурные знакомые и всеобщая любовь. Илюше, единственному сыну, доставалось сполна и материально и духовно. Так что когда он после поездки своей команды КВН на турнир в другой город объявил, что влюблен и собирается сразу после школы жениться, родители были в крайнем замешательстве.

Когда же он привел свою избранницу знакомиться с папой и мамой, те пришли просто в шоковое состояние. Тамара, с ее пионерскими замашками и абсолютным отсутствием каких-либо интересов, кроме желания побыстрее вступить в партию и перейти работать в горком комсомола, повергла их в ужас. Полгода несчастные родители пытались объяснить неразумному чаду, что оно собирается связать себя с примитивной и амбициозной девицей.

А тем временем, на виду у всей школы из-под синей пионерской юбки начал выпирать недвусмысленный животик. Поползли слухи. Директор школы, естественно, не мог терпеть такого грехопадения вожака юных ленинцев и призвал Тамару к ответу. В общем, ее поперли с работы.

Скандал, в котором принимали активное участие агрессивно настроенные родители беременной пионервожатой, райком комсомола, школьная общественность и педколлектив, обрушился на голову высокодуховного семейства Бушуевых, словно цунами. Отца вызывали на разборки в горком партии, а мать не пустили на гастроли в Чехословакию. Илью быстренько исключили из комсомола и грозили вместо аттестата выдать волчий билет. Но он держался стойко и твердил, что они с Тамарой любят друг друга и собираются создать прочную советскую семью. Так что аттестат с единственной четверкой по обществоведению в шеренге круглых пятерок он все-таки получил.

Деморализованным родителям пришлось, скрепя сердце, благословить мезальянс, и в июле Илья и Тамара поженились и поселились у Бушуевых в просторной трехкомнатной квартире. В августе молодожен поступил в университет, а в сентябре Томочка родила мальчика. Малыш был слабеньким и болезненным, требовал ухода и заботы. Илюшина мама днем и ночью не отходила от кроватки внука. Илюшин папа набрал дополнительных часов, чтобы обеспечить семью всем необходимым. Тамара несколько месяцев почти не вставала с постели, ссылаясь на необходимость поправить здоровье после родов. Молока у нее не было, и мальчика кормили детскими смесями и свежими продуктами с рынка. Тамарины родители один раз навестили внука, подарили соску-пустышку и распашонку и уничтожили весь запас спиртного в доме. Больше, слова Богу, не появлялись.

Так прошел год. Илья отлично окончил первый курс и собирался ехать на практику в Казахстан, когда грянул гром. Отец и мать поехали в пригород, чтобы присмотреть на лето дачу, куда собирались вывезти Севу и Тамару для поправки здоровья. Собственно, хворала или делала вид, что хворает только их невестка. Вид у нее был цветущий, но она постоянно жаловалась на недомогание, по дому ничегошеньки не делала, а к сыну подходила только после многочисленных напоминаний, брезгливо кривя губы при виде грязных пеленок или сопливого носика.

Когда поздно вечером родители все еще не вернулись, Илья начал беспокоиться. В кроватке орал младенец, привыкший засыпать на руках у бабушки, Тамара спала, заткнув уши ватой. Молодой папаша носился с бутылочками, грелками и погремушками. Под утро раздался телефонный звонок. Только недавно уснувший, Илья спросонок не мог поверить услышанному, родительский «жигуленок» на загородной дороге был буквально размазан самосвалом, за рулем которого сидел вдым пьяный водитель. Дальше был кошмар — похороны отца, сидение в реанимации около умирающей матери, опять похороны… Тамара скрежетала зубами и требовала нанять няньку для ребенка, ее родители исправно напивались на поминках и выматывали душу вопросами о величине родительского наследства. На практику Илюша не поехал, — нужно было устраивать ребенка в ясли.

Едва придя в себя после случившегося, молодой муж и отец окунулся в новый виток кошмара. Тамара не хотела идти работать, ей нравилось сидеть дома, смотреть телевизор и перезваниваться с приятельницами.

В квартире царил вечный кавардак, а полки в кухне оккупировали невиданные полчища наглых тараканов.

Привыкший к порядку и уюту в доме, Илья пытался поддерживать чистоту, но бесполезно. Приходя из университета, он неизменно заставал у себя свекра со свекровью и двумя-тремя их детьми. Они чинно сидели за накрытым столом, пили и пели популярные песни, оставляя после себя горы грязной посуды, сивушные запахи и пустой холодильник.

Денег стало катастрофически не хватать. Кроме того, родственники хором требовали прописать у себя в «хоромах» парочку Томиных сестер, которых также требовалось побыстрее выдать замуж. Но уж тут Илья пришел в ужас и категорически запротестовал. Даже фингал под глазом, посаженный ему свекром, не смог переубедить «интелихэнта», как в глаза называла его новая родня (как они называли его за глаза, можно было только догадываться). Тамара рыдала и проклинала тот день, когда связала себя со «жмотом» и «перерожденцем».

Ощущение того, что он попал в западню, из которой нет выхода, постоянное безденежье и откровенная неприязнь жены к собственному сыну, превратили бывшего весельчака, заводилу и остряка в угрюмого, вечно замотанного и издерганного субъекта. Наука не шла в голову, гудящую после ночных разгрузок товарных вагонов, пьяных гулянок родственников и ежедневных скандалов жены. Севка был заброшен и рос в яслях на пятидневке.

Наконец наступил день, когда Тамара потребовала, чтобы муж бросил «никому не нужную учебу» и начал прилично зарабатывать. К тому времени были проданы и разбитая машина, и мамин кабинетный рояль, и папина библиотека. Продавать ковры, немецкие сервизы и чешские люстры Томочке было жалко.

Илья растерялся по-настоящему. Он понимал, что без высшего образования сможет хорошо зарабатывать только на заводе или на стройке. А это означало — поставить крест на своем будущем, работать на износ, удовлетворяя непомерные материальные потребности супруги, выпивать «с устатку», постепенно деградируя.

Спасли ситуацию, как это ни странно, свекор со свекровью. Они заявились однажды в гости вместе с огромным бородатым мужиком, двоюродным братом кого-то из них. Мужик выложил в качестве презента мешочек кедровых орехов, пил водку стаканами и рассказывал про таежную жизнь. Работал бородатый Вася на золотом прииске и зарабатывал сказочные деньжищи. Участь Ильи была решена за один вечер. Он подумал, и не стал сопротивляться — то ли романтика суровых мест, то ли возможность на время избавиться от постылых родственников, то ли надежда на то, что жена, оставшись без него, одумается и начнет заниматься домом и сыном, прельстили затравленного парня… В общем, через неделю Илья вместе с изрядно пьяным Васей сел в скорый поезд и отбыл в восточном направлении, увозя с собой фотографии жены и сына, нехитрую студенческую одежонку в рюкзаке и ощущение долгожданной свободы.

Домой он смог приехать только через два года. Письма от Тамары все это время приходили редко и были одного содержания — все нормально, только денег не хватает, пришли еще. Когда возмужавший и даже отрастивший бороду Илья подошел к дверям своей квартиры, его поразил доносящийся из нее запах щей и чего-то сдобного. А ведь о своем приезде он заранее не сообщал! Значит, взялась Томка за ум, научилась хозяйствовать!

Жена открыла дверь с радостной улыбкой на лице. Но при виде Ильи улыбка медленно испарилась.

Посторонившись, она пропустила мужа и на его неуклюжую попытку обнять и поцеловать, ответила раздраженно: «Ишь бородищу отпустил, колется! Разувайся». Илья прошел в квартиру и поразился порядку и чистоте, царившей в ней. На диване в гостиной сидело несколько красивых плюшевых игрушек, на столе стоял включенный утюг. Смущенный и обрадованный, он решил, что раз жене не понравилась его борода, то он немедленно должен ее сбрить, и пошел в ванную. И остановился, как пыльным мешком стукнутый, — на веревках сохли детские вещички. Но крохотные чепчики и ползунки никак не могли принадлежать пятилетнему Севе! Больше всего его поразило именно то, что среди этих милых, отделанных кружевами и бантиками, явно девчачьих тряпочек не было ни одной рубашонки или шортиков сына.

На негнущихся ногах Илья отправился в спальню и увидел там в нарядной колыбельке сладко спящую крошечную, месяцев двух или трех, девочку. Он просидел у розовой кроватки достаточно долго, прежде чем решился выйти.

Тамара сидела с каменным лицом на кухне. На столе стоял пирог с капустой и бутылка «пшеничной».

— Ну что, выпьем за встречу? — спокойно спросил муж.

Она молча наполнила рюмки, но он достал с полки стакан и налил его до краев. Выпив, они долго молчали.

— Девочка записана на меня? — наконец без всякого выражения на лице поинтересовался он.

Тамара молча кивнула и потянулась к бутылке.

— Оставь! — тихо приказал Илья. — Я не спрашиваю, кто ее отец, я хочу знать, живешь ли ты с ним сейчас.

Она только кивнула, уставившись на газовую плиту.

— Значит, это ты ему обед приготовила?

Снова кивок.

— А где Сева?

— В садике, — разомкнула она наконец губы. — Садик около дома. На пятидневке он.

— Понятно.

Помолчали. Потом он поднялся и тихо произнес:

— Подавай на развод и алименты. Ни копейки сверх этого больше не получишь. Я заберу только альбом с фотографиями. Но если узнаю, что Севке плохо живется, вернусь и всем тут руки-ноги повыдергаю, поняла?

— Поняла, — тихо, но с явным облегчением ответила она и пошла искать альбом.

Выйдя из ставшей чужой квартиры, Илья пошел в детский сад. Ему привели маленького, худенького, коротко стриженого мальчика. Поговорив с воспитательницей, отец повез Севу в парк. Там они до вечера катались на каруселях и ели мороженое. Но из глаз сына так и не исчезло настороженное и удивленное выражение. Даже слово «папа» он произносил с какой-то вопросительной интонацией. Расставаясь, он нерешительно обнял Илью и сразу убежал в группу, словно боялся пробыть с отцом лишнюю минуту. Больше они не виделись. Никогда.

Тамара оформила развод спустя почти год и вышла замуж за другого, отца Симы. Но они расстались через три года, разменяв квартиру родителей Ильи. Тамара так и не устроилась на работу, жила на немалые алименты, меняла мужчин, постепенно спиваясь от безделья. Через несколько лет, когда Сева уже заканчивал институт, ее, пьяную, сбила машина. Илья не поехал на похороны, только позвонил сыну, за жизнью которого продолжал следить на расстоянии. Но Сева не захотел с ним разговаривать. От предложенной помощи тоже отказался, хотя времена уже настали непростые. Отрезал, что справится сам, потому что отца у него никогда не было.

— Вот таким папашей я был, — завершил повествование Тайгер. — Теперь понимаешь, что когда я услышал о смерти Всеволода, сразу же ринулся сюда. Прилетел в понедельник, стал звонить Симе, но она разговаривала со мной так, словно я собственными руками убил сына. Орала, как сумасшедшая. Запретила мне приходить на похороны, пытаться увидеться с Егором. Я обозлился, конечно. Заявил, что приду на похороны, даже если вокруг гроба будет стоять два взвода автоматчиков.

— Но если ты был на кладбище, то не мог не видеть Егора! — изумилась я.

— В том-то и дело… Видел я его, конечно, Но, во-первых, издалека, а во-вторых, на нем была такая дурацкая кепочка с козырьком. Да еще, похоже, зрение у меня портиться начинает. В общем-то, дети в этом возрасте все немного похожи друг на друга, — расстроенно признался он.

Вот так мужики! Тайгер почти дословно повторил слова Купавина. Похоже, они детей различают только по особым приметам! Совсем кретины. Ну разве Федька похож на Егора? Разве?… Но если убрать вихры, у Федьки рыжие, а у Егорки светло-пшеничные, если не знать, у кого какие зубы выпали и какие коленки содраны, если учесть невозможность издали разобрать цвет глаз, а еще — небольшую разницу в росте, то остаются курносые носы, худенькие тельца и огромные глазищи. Да, учитывая все это, приходится признать, что мальчишек можно перепутать. Я-то, конечно на это не способна, но вот сына Наташи Симоновой, Костика, постоянно называю Мишей, так он похож на племянника Коли Носкова. Мой внутренний голос пробормотал: «Ну, так уж и быть, прости ты ему эту глупую ошибку». Что поделать, придется…

— Ну а теперь рассказывай, как ты додумался следить за моим домом? Откуда ты узнал про меня? — сердясь на себя за только что принятое в отношении его персоны послабление, прокурорским тоном спросила я.

Приехав в наш город и разругавшись по телефону с Симой, Тайгер устроился в гостинице. Потом связался с одноклассником, работающим старшим следователем в прокуратуре. Одноклассник, Борька Зиновьев, которого Тайгер упорно именовал Зямой, рассказал об убийстве все, что было известно на тот момент. Всеволода вместе с женой расстреляли в едущей машине. Машина съехала с дороги, остановилась и была сожжена неизвестным киллером или киллерами. Подозреваются, как говорится, все. Тайгер долго размышлял, но не додумался ни до чего. Просто решил остаться в городе и подождать результатов следствия.

Кроме того, он не терял надежды, что Сима позволит все-таки ему видеться с Егором.

На кладбище, когда все уже разошлись, Тайгер остался неподалеку от могилы сына. Он курил, хотя много лет назад бросил эту пагубную привычку, и хотел уже уходить, когда появилась я. Конечно, ему и в голову не могло прийти, что я — его убитая сноха. В свое время ему удалось получить наше свадебное фото, на котором я выглядела эфемерным блондинистым созданием в облегающем серебристом платье и пышной шляпе с вуалью. Поэтому толстощекая темноволосая девица вызвала у него поначалу раздражение — не иначе какая-нибудь Севкина пассия или тайно влюбленная в шефа уборщица. Ишь, как потерянно выглядит. Когда появилась сумасшедшая дама в зимнем пальто, Тайгер решил, что с него хватит, и незаметно ушел.

На следующий день он направился в «Элко», хотел встретиться с заместителем и преемником сына, надеясь вытянуть из того какую-либо информацию. Но Пестова в офисе не было, и Тайгер решил подождать его в одном из холлов. Бог знает чем, но я привлекла его внимание. То ли неестественной походкой, то ли странностью поведения… Когда я забежала и спряталась в экспозиционном зале, Тайгер стал размышлять, где он мог меня раньше видеть. Выводы его насторожили, — некая девица в разных обличьях крутится то на кладбище, то в фирме. Похоже, она как-то связана с Севкой, а может быть, и с его смертью.

Сменив несколько частников, Тайгер проследил за мной до самой Шушановки и не придумал ничего лучше, чем устроить наблюдение за домом в надежде разнюхать что-нибудь. Дальше история известна, ночью Коля и Леха отдубасили его с применением излюбленной техники — дрына. А я зачем-то приволокла из оврага. И тут, увидев меня без грима, он сообразил, что я очень уж похожа на покойную Алису. Открытие повергло его в шок. Получалось, что я убила Севку и какую-то женщину и теперь скрываюсь. Да еще, пока я бегала в магазин, он обнаружил в газетнице пистолет.

Так что, расставшись со мной, он готов был немедленно поведать все следователю Зяме. Мне повезло (в который раз!) — Зяма внезапно улетел с молодой любовницей в Египет. Тогда неуемный родственник решил провернуть расследование самостоятельно, для чего вызвал своих парней.

Тут Тайгер замялся. А у меня появилось твердое убеждение, что дело тут нечисто. «Свои парни» бывают чаще всего у криминальных авторитетов или других темных деятелей. Но пока заострять внимание на этом вопросе я не стала, чем весьма порадовала рассказчика.

В общем, ребята получили команду «аллюр три креста» и примчались к шефу. Пока шеф, арендовав для своей команды и себя любимого большой особняк, залечивал причиненные моими кавалерами повреждения организма, за мной неслышно и незаметно следовали самые разные типы. Они наблюдали процесс похищения Егора из приюта и его отъезд, но очевидно не поняли, что Купавин увозил мальчика далеко. Им было поручено следить за мной, вот они и следили, не разорваться же. А так как вскоре появился Федор, Тайгеру доложили, что ребенок вернулся и живет со мной. Их, идиотов, не смутило даже то, что Егорка был коротко острижен, а Федор щеголял своей замечательной шевелюрой. Могли даже решить, что я и на ребенка парик напялила!

Вторым моментом, который они упустили, был наш с Федькой поздний визит к Симе — они просто побоялись ехать через лес на машине, которую мы непременно бы засекли, двинулись пешком и заблудились в темноте. Поэтому признание Симы в соучастии в преступлении стало для Тайгера полной неожиданностью, ведь когда он узнал, что я украдкой наблюдала за покушением на Пестова, то последние сомнения в кровожадной сущности снохи у него пропали. Но под давлением неопровержимых фактов ему пришлось пересмотреть свои умозаключения. Кстати, неожиданными и непонятными для него остались некоторые мои действия, — например, эпизод с урной у зоопарка и визит к девице легкого поведения.

— Я тебе потом как-нибудь расскажу, — отмахнулась я. — Ты лучше объясни, зачем увез Федьку?

— Да разве не понятно? Ночь-полночь. Вы веселитесь. Ребенок один дома. Когда началась потасовка с воплями и стрельбой, мне тут же сообщили, и я приказал немедленно забрать его оттуда. Не мог же я рисковать жизнью внука!

— А моей жизнью, значит, ты рисковать мог? — вспылила я.

— Ты была в центре событий, до тебя было не добраться, — резонно заметил заботливый свекор. — А мальчика отвезли сначала в Перово, я потом его сам оттуда забрал. Одного не пойму, почему он себя выдавал за Егора?

— Это-то как раз понятно, он решил мне помочь и запудрить вам мозги. Он-то поначалу не знал, кто его выволок из дома, думал — мои враги. Да еще твои парни, небось, называли его Егором. А потом просто постеснялся признаться.

Тут я вкратце поведала историю жизни Федора и свое решение оставить мальчика у себя, по крайней мере, до освобождения его матери.

— Так сколько ему, говоришь, лет? — удивился Тайгер.

— Семь. И он на редкость разумный парень.

— То-то я смотрю, он книжки вовсю читает. И кому-то по телефону украдкой звонил…

— Это он мне на пейджер сообщение отправил, что с ним все в порядке, чтобы я не беспокоилась. Но боялся, что подслушают, и назвался Егором.

— Но ты все равно развила сумасшедшую деятельность!

— Ты что, до сих пор за мной следишь?! — взорвалась я и хотела стукнуть кулаком по столу, но рука болела еще после контакта с дверью и я передумала.

— Не говори глупостей. Зачем мне теперь это надо? — в свою очередь повысил голос родственник. — Иначе бы я знал, каким образом ты выловила, в конце концов, несчастного Тарана. Он до сих пор в себя прийти не может после общения с тобой.

— Мне самой это интересно. Получается, что я ткнула пальцем в небо и попала в перепелку. Но сама не знаю, как. — Пришлось рассказать ход поисков Федора.

Тайгер долго смеялся. Оказывается, все просто. Пуделевы были дальними Тамариными родственниками, живущими в нашем городе. Когда их великовозрастный сыночек связался с нехорошей компанией и загремел за решетку, его мать разыскала Севку, умоляя устроить мужика после выхода на волю на работу куда-нибудь подальше, чтобы старые дружки больше не втянули его в воровство. Мой муж вспомнил, что такое место есть, и дал координаты отцовского прииска. Да еще и записочку соизволил черкнуть папаше.

Так Таран попал в команду Тайгера. Когда же парни Тайгера, караулившие у моего дома, умыкнули Федьку во время ночного переполоха, то и свезли его сразу к Тарановой матушке, так как шеф был в другом городе, а ребенок все-таки маленький.

— А Марина? — настырничала я.

— А Марина тут ни при чем. Просто была раньше у твоего мужа такая зазноба. Красивая девчонка, рыжая, как огонь. Он поселил ее в квартире, которую купил для Симы, когда она развелась с мужем. Но Сима стала жить с вами, а квартира пустовала. Вот он ее и использовал. Потом Марина узнала, что у Севки есть жена и ребенок, и сразу порвала с ним.

— Ты откуда это знаешь? — перебила я его.

— Да Марина эта теперь у меня работает в отделе рекламы. Толковая девчонка, замуж собирается. Она, когда правду про Севку узнала, мне позвонила. Наверное, подсмотрела у него в записной книжке мой телефон.

Ведь родни у нее никого, детдомовка. Вот она и решилась, — понимала, что у меня он точно ее искать не станет. А я ей сразу — приезжай, работа найдется. И не ошибся.

«Вот так, — прошамкал мой ехидный внутренний голос, — а тебе ни разу в жизни не пришло в голову заглянуть в Севкины блокноты. Иначе бы ты тоже знала про существование Ильи Петровича. А может быть, и про многое другое».

«Отстань! — мысленно отрезала я. — Я все-таки в нормальной семье росла, а не в детдоме. А в нормальных семьях не принято лезть в чужие записные книжки!»

«Ну-ну, если твою семью считать нормальной, то я — «Голос Америки»!», продолжал веселиться внутренний, но я его перестала слушать. Мне интереснее сейчас было узнать еще кое-что.

— Значит, Марина сдала квартиру, а плату ей пересылала Пуделева?

— Да ничего она не сдавала! Квартиранта пустил Всеволод, а деньги велел слать в Перово — все-таки небольшая помощь родственнице. Да и квартира под присмотром — больше шансов, что не обчистят. Он ведь гнездышко обставил и берег, скорее всего, для следующей бесквартирной красотки.

— Да уж, пока-то у него подружка была с жилплощадью, — припомнила я Лилю и ее голубую спальню с Севкиным портретом на тумбочке.

Тайгер помрачнел и задумчиво спросил у себя самого:

— И в кого он такой прохвост, прости меня Боже, уродился? Или все-таки Томкина, царствие ей небесное, гнилая кровь?

Но мне неинтересны были его размышления по вопросам генетики, и я все-таки уточнила:

— Значит Марина — это бабка Пуделиха?

— Не Марина, а Маина, Майя! Тебе трудно представить, но эту теряющую на каждом шагу вставные челюсти старуху зовут Маина Филипповна. Такое прелестное воздушное имечко!

Я в душе сначала выругала идиота Фомичева, не способного с похмелья разобраться в чужой артикуляции. Но потом передумала и отдала ему должное, если бы не он, я бы не отправилась в Перово и не нашла так быстро Федора.

***

Мои размышления прервал сигнал пейджера. «Есть новости. Жду вашего звонка. Сусин». Я спросила, откуда можно позвонить. Тайгер сделал непонятный знак рукой, и мне немедленно притащили мобильный телефон. Парень, который принес трубку, что-то зашептал на ухо шефу и тот кивнул:

— Нет, не отменяется! — потом улыбнулся мне и промурлыкал:

— Надеюсь, ты останешься на обед.

Будет интересный гость.

Ага, значит, уже обедать заманивает! А потом ужинать? Нет, нужно сначала поговорить с Сусиным.

Тот отозвался немедленно.

— Я выполнил ваше поручение, это банк «Эдельвейс». Номер ячейки — 834. К сожалению, не смог определить, кто допущен к ней. Это можно проверить, но если не выйдет, могут изъять ключ для проверки, как он ко мне попал.

— Не нужно рисковать. Я сама попытаюсь. Привезите мне его сегодня через час на то же место, что и в прошлый раз, — важно ответила я, уловив насмешливый взгляд разбойничьих глаз Тайгера.

— Хорошо, до встречи, — попытался отключиться Сусин.

— Нет, погодите. Последнее поручение отменяется. Я уже сама разобралась.

— Да, я понял, — вздохнул он с облегчением, — мы некоторым э… образом успели это заметить и решили, что наша помощь не требуется.

Вот ведь прохиндей, наверняка откуда-нибудь из кустов наслаждался зрелищем моего налета на Тарана и его дружков! Но я сама виновата, запаниковала и кинулась сдуру подмогу вызывать. А какая мне нужна подмога в невменяемом состоянии? Только психиатрическая, пожалуй. Остальное я и сама успешно раскидаю.

Тут я сообразила, что сидящий напротив Тайгер что-то мне пытается втолковать. Заметив, что я его не слушаю, он повторил вопрос:

— Так ты согласна?

— На что? — не поняла я.

— Побеседовать за обедом с интересным человеком. — И, заметив иронию в моем взгляде, уточнил:

— С двумя интересными людьми. Один из которых — не я. Думаю, тебе этот разговор пойдет на пользу.

Я и так была переполнена разговорами сверх всякой меры, но Тайгер сумел меня заинтриговать, и пришлось соглашаться.

— Но сначала я должна съездить за ключом, — твердо заявила я. — И отвезти Федора домой.

Тайгер заметно погрустнел и даже вздохнул.

— Ладно, пусть ребенок пока остается, — смилостивилась я. — Заберу его после обеда. Только поговори с ним, а то он наверняка боится, что ты сердишься на него за обман.

— Непременно, — улыбнулся родственник. — И… будь осторожнее за рулем, ты еще в себя не пришла после обморока. А может, вместе поедем?

— Нет уж. Это мои проблемы и я должна сама с ними справиться, отрезала я и пошла к своей машине, которую уже успели загнать во двор.

Выезжая в услужливо распахнувшиеся ворота, я высунулась в окно и протянула руку уже знакомому охраннику. Тот помялся, но вернул мне пистолет, баллончик и фонарик. Фонарик я сунула в бардачок, остальное в сумку и покатила в город. Там я встретилась с Сусиным, он вернул мне ключ и вручил шпаргалку с номером ячейки. Я расплатилась с ним за работу, договорившись, что если будет нужда в его услугах, свяжусь с ним непременно.

Ужасно хотелось сразу же отправиться в банк и проверить, что же спрятал там мой незабвенный супруг, но время поджимало, до назначенного у моего новоявленного свекра обеда оставалось меньше двух часов, а присутствовать на нем в моем нынешнем затрапезном обличье мне никак не хотелось. Поэтому я с максимально возможной скоростью посетила три магазина и, пошвыряв пакеты с покупками на заднее сиденье, помчалась обратно к дому Тайгера.

На этот раз я оставила оружие в машине. Впрочем, никаких собак навстречу мне не попалось. В саду за домом кто-то издавал индейские кличи и строчил игрушечный автомат. Два здоровенных парня резались на застекленной террасе в нарды и мигом вскочили, завидев меня, нагруженную пакетами и коробками.

— Покажите мне, где здесь ванная, — попросила я, и оба одновременно ринулись меня провожать. Они бы и покупки понесли, но я не дала.

Очутившись в просторной комнате, заполненной зеркалами, нежно-лиловым кафелем и вьющимися растениями, я отвернула оба крана над огромной ванной и принялась за дело. Полчаса понежившись в теплой пенной воде (господи, как же я соскучилась по настоящей ванне!) с маской на лице и краской на волосах, я, наконец, ощутила, что страшное напряжение сегодняшней ночи начинает потихоньку отступать. Меня даже начало покидать чувство бесконечного одиночества, с которым я успела свыкнуться за последнее время. Надо сказать, что расставалась я с ним не без сопротивления. Слишком уж неожиданным и возмутительным было появление в моей жизни Ильи Петровича Бушуева. И хотя я, в принципе, понимала его поступки, но простить до конца так и не смогла. Теперь мне хотелось показать ему, что я достаточно самостоятельный и независимый человек. Хотя вроде бы он должен был в этом уже убедиться…. Но вон как кинулся меня опекать!

Я нырнула в ванну с головой и принялась смывать с себя липкие субстанции. Потом перебралась в душевую кабинку и долго стояла под струями воды, делая ее то ледяной, то обжигающе-горячей. Должно подействовать! Стоя на пушистом коврике, тщательно обтерлась полотенцем и только после этого глянула на себя в зеркало. Мда… Не блестяще, но уже терпимо. Цвет волос мне удалось подобрать почти точно — светло-русый. Правда теперь не каре, а стрижка. От пережитых за последние два дня волнений, щеки перестали быть круглыми, а под глазами залегли глубокие тени. Да и над веками тоже. Комариные укусы стали почти незаметны, не зря на маску ухлопаны такие деньги.

Волосы я особо не укладывала, просто высушила феном и слегка взбила с пенкой. Макияж накладывала почти не задумываясь. Сегодня я не буду маскироваться. Господи, как приятно видеть на губах любимый цвет помады… Тональный крем и пудра окончательно скрыли следы общения с голодными насекомыми и синяки под глазами. Я — снова я!

Забыв о времени, я занималась физиономией, когда в дверь робко постучали.

— Кто там? — буркнула я, аккуратно нанося блеск на губы.

— Ты скоро? — излишне деликатно осведомился голос моего свекра.

— Пять минут! — отрезала я и принялась одеваться. На это ушло три минуты и еще две на разглядывание себя в зеркале. Дымчато-серое платье-стрейч явно шло мне, хотя фигура заметно пополнела. А туфли на высоченных каблуках просто радовали ноги. Наконец я глубоко вздохнула и вышла. Тайгер слонялся в конце коридора с видом великомученика. При звуке открывшейся двери, он обернулся и остолбенел.

Некоторое время я наслаждалась его изумлением, стараясь сохранять серьезность. Потом не выдержала и фыркнула. Тогда он, наконец, вышел из ступора и галантно протянул мне руку. Так мы молча и прошествовали в столовую, где был накрыт овальный стол.

— Что-то гость задерживается, — начал было свекор, усадив меня на диванчик. Для того, чтобы заговорить ему пришлось откашляться. Тут появился один из охранников и что-то шепнул ему на ухо.

Родственник мгновенно пришел в нормальное состояние и устремился к распахнутой двустворчатой двери, в которую уже входил улыбающийся седовласый господин. Я узнала его с первого взгляда и поднялась. Да уж, сегодня я действую на мужчин как никогда, — улыбка с лица гостя сбежала моментально, сменившись глубоким изумлением, переходящим в священный ужас.

— Глазам не верю! — прошептал Алексей Петрович Седов. — Алиса Игоревна?

— Я же обещал вам сюрприз? Вот, любуйтесь, — немедленно встрял родственник.

— Но ведь… Но вы же… — заикался гость.

— Привет с того света, Алексей Петрович! — ляпнула я и демонстративно уселась за стол.

Тайгер хмыкнул и усадил ошеломленного бизнесмена рядом со мной, а сам сел напротив нас, любуясь произведенным эффектом. Обед проходил в изысканной, но крайне напряженной обстановке. Седов постепенно приходил в себя и даже начал кое-что есть. Но больше пялился на меня. Наконец мне это надоело, и я любезно поинтересовалась:

— Алексей Петрович, а как дела у нашего общего друга Митрофана?

Гость немедленно подавился заливной севрюгой, хотя я до сих пор считала, что заливным подавиться невозможно — оно само в горло проскакивает.

— Да как вам сказать, Алисочка, — просипел он, прокашлявшись. — Вроде бы налаживаются.

— Тогда передайте ему, будьте любезны, чтобы он урну-то на место вернул. А то у нашего зоопарка и так денег мало, а если всякий будет у него еще и инвентарь воровать… Да и не солидно как-то для такой авторитетной фигуры.

У Алексея Петровича глаза стали размером с чайные блюдца, наверное, он решил, что вернувшись с того света я оставила там часть мозгов. Тайгер положил вилку и глядел на меня в некотором замешательстве, но в зрачках его плясали смешливые черти.

— Хорошо, я обязательно передам, — выдавил, наконец, Седов и отодвинул от греха подальше заливное.

Мы продолжали молча обедать, размышляя каждый о своем.

— Алексей Петрович, — снова начала я и гость мгновенно проглотил кусок, находящийся у него во рту, чтобы второй раз не оконфузится. Говорят, вы имели виды на «Элко»…

— Я? На «Элко»? Да за каким… извините, за каким лешим мне «Элко»? И у кого только язык повернулся?! — слишком уж поспешно изумился бизнесмен и нервно скомкал салфетку.

— Значит, не имели?

— Не имел. И совершенно точно, иметь никогда не буду!

— Ну, тогда выпьем, — подняла я фужер, наполненный французским игристым шампанским, — за дальнейшие дружеские отношения!

Седов с готовностью ухватил свой фужер и чокнулся со мной и Тайгером. Мы выпили до дна.

Конечно, только идиот может верить в искренность тостов, но почему-то я была уверена, что Алексей Петрович отныне будет держаться как можно дальше от Севкиной (нет, теперь моей!) фирмы и лучше руки себе отрубит, чем протянет их к «Элко». Зачем ему лишние потрясения?

После обеда Алексей Петрович поспешил откланяться, не переставая уверять меня в своем искреннем расположении и желании всячески помочь. Уже усаживаясь в свой «мерседес», он продолжал оглядываться на меня, видимо не теряя надежды, что я растаю в воздухе с загробным вздохом или провалюсь под землю, оставив после себя запах серы.

— Ну что, убедилась окончательно, что Седов тут не при чем? захохотал Тайгер, когда за лимузином закрылись ворота. — Ты ведь считала, что он стоит во главе всей этой гадости?

— Ты, любитель дешевых эффектов! — обрушилась я на него.

— Ну почему же дешевых? — обиделся он. — Я за одно шампанское, знаешь, сколько денег отвалил?

— Зато теперь в течение часа весь город узнает, что я воскресла. Не рано ли? Зачем нужно было устраивать этот спектакль? — нервничала я. — Если сейчас сюда примчится Митрофан со всей своей кодлой, я совершенно не удивлюсь.

— Ну, знаешь ли, я тебя за язык не тянул. Насчет Митрофана. Нам всего-то и нужно было, что убедить всех в том, что ты жива и здорова. А лучше Седова с этой миссией никто не справится. Ты ведь понимаешь, что пришла пора тебе воскреснуть.

— Угу, — проворчала я. — Пора возвращаться на грешную землю.

— Можно подумать, что ты об этом жалеешь, — изумился Тайгер.

Я промолчала. Кто знает, может, мне и на самом деле было страшновато вновь становиться самой собой. И даже не прежней собой, а новой, совершенно мне незнакомой Алисой Бушуевой. Такой, как была раньше, я уже не стану никогда. Да и хочу ли я быть ею? Точно — нет.

Все так же, молча, я обошла родственника и отправилась в сад. Там среди кустов жасмина были качели. Такая романтическая белая скамья на цепях. И, раскачиваясь на этих качелях, я принялась думать о том, какая жизнь мне теперь предстоит. Я должна вернуться в дом на улице Энтузиастов. Должна взять на себя руководство «Элко». Надеюсь, Суповский с банком сам управится и мне не придется им особо заниматься.

Нужно позвонить Купавину и попросить его привезти Егора. А еще нужно отыскать и вернуть прежнюю охрану и обслугу, найти няню для мальчиков, забрать собак из приюта. В милиции и прокуратуре тоже придется побывать. И не раз.

Я понимала, что все это так или иначе мне предстоит… И старалась найти в себе силы. Ведь первый и главный шаг к возвращению уже сделан. Так почему сейчас я чувствую себя опустошенной и разбитой?

Качели то раскачивались сильно, то почти замирали. Никто не мешал мне. Только в бассейне опять кто-то забултыхался, но без визга и воплей.

Странный все-таки мне достался родственник. Судя по всему, деньги у него есть, и немалые. Если Седов приехал к нему на обед, значит, Илья Петрович имеет вес в деловом мире. Но кто он и чем занимается?

Опять-таки, Егор — его внук… Мои мысли метались, как облака надо мной в просветах ветвей.

А ведь самого главного я так и не узнала. Того, ради чего Игорек, Сима и Самурай затеяли убийство супругов Бушуевых. Я верила в то, что Седов не имел отношения к этому, потому что иначе он привлек бы к делу самого Митрофана или хотя бы поставил его в известность. Не стал бы он нарываться и портить отношения со своей «крышей». Но тогда почему? Почему? Или из-за чего?

Качели остановились. Пора…

Мне нужно было ехать в банк. Пусть Федор побудет пока у Тайгера, ишь как резвятся, только брызги из бассейна летят.

Я подъехала к воротам и махнула охраннику рукой, чтобы он их открыл. Но милый юноша сделал индифферентную морду и даже отвернулся. Ничего себе! Это надо понимать как домашний арест или как-то иначе? Но не успела я рассвирипеть, как из дверей дома выскочил родственник и ни слова ни говоря плюхнулся рядом со мной на переднее сидение. Ворота моментально открылись. Я заскрежетала зубами и выехала. Всю дорогу до банка я упорно молчала, а когда Тайгер попытался начать болтовню в обычном шутовском тоне, врубила на полную громкость радиоприемник. Так мы и ехали под русские народные песни, привлекая внимание на светофорах.

Затормозив около «Эдельвейса», я с некоторым сожалением выключила песнопения и мило улыбнулась Илье Петровичу, невозмутимо продолжавшему насвистывать «В низенькой светелке».

— Если ты надеешься, что я и дальше буду терпеть твою опеку, — начала я, — то…

— А вот в этом ты ошибаешься! — перебил свекор. — Не собираюсь я тебя опекать.

— Тогда какого черта? — рассвирепела я.

— А ты не думаешь, что мне просто необходимо выяснить, почему Сима и эти, как их там… убили моего сына и осиротили моего внука? И только ты можешь мне в этом помочь, — почти сердито буркнул родственник.

— Ах, вот как! Значит, используешь меня в собственных интересах? Замечательно!

— А как же… — развел руками Тайгер. — Я же вижу, что ты успела что-то раскопать. Я бы предложил свою помощь в дальнейших расследованиях, но ты ведь хочешь справиться сама, не так ли? Но согнать меня со зрительского места тебе не удастся, даже не мечтай!

— Я и не мечтаю, — вздохнула я. — Придется тебя терпеть. Но давай условимся сразу — ты не будешь ничего предпринимать без моего ведома. Договорились?

— Хорошо, — неохотно кивнул он после размышления. — Согласен.

— Тогда сиди здесь и жди меня! — радостно распорядилась я и выскочила из машины прежде, чем он успел что-то возразить.

***

В банке почти не было посетителей, через час он должен был закрываться. Поозиравшись, я обнаружила дверь, ведущую в депозитарий, и вошла в нее. Навстречу поднялся молодой симпатичный брюнет и радостно мне улыбнулся. Я достала ключик и тоже лучезарно улыбнулась стражу чужих сокровищ.

— Видите ли, — прощебетала я как можно любезнее, — я являюсь родственницей одного из ваших клиентов. Уезжая за границу, он оставил мне ключ от своей ячейки и сообщил номер — 834. А вчера позвонил весь расстроенный и попросил меня кое-что забрать из нее. Связь была отвратительная, он весь в нервах, я ничего толком и не поняла…

— Ничего страшного, — заверил меня брюнет, доставая пухлый журнал. Если ваш родственник указал в записи, что вы можете открыть его сейф, то никаких проблем не возникнет.

Я внутри похолодела. Даже если Севка в этой самой записи и указал мое имя, то подтвердить, что я и есть Алиса Игоревна Бушуева, я сейчас не могу. У меня паспорт на имя Ирины Косовой! И что делать разворачиваться и бежать? Но вряд ли меня выпустят теперь из банка, — перехватят охранники на выходе…

Нет бы сначала документы нормальные выправить, а потом соваться в эту мышеловку.

Молодой человек тем временем заглянул на нужную страницу журнала и улыбнулся еще ослепительнее.

— Вот видите, ваш родственник распорядился, чтобы доступ к ячейке имели те, кто назовет ее номер, имеет на руках ключ и носит фамилию Бушуев, Бушуева или Муравьева, — объявил он и вопросительно уставился на меня.

— Ох, как неприятно, — запричитала я, делая честные глазки. Наверняка он забыл, что я недавно вышла замуж и фамилию сменила, уже не Муравьева! Что же мне теперь делать?

Услышав такое, брюнет моментально перестал улыбаться и принялся грозно хмуриться. В глазах у него ясно читалось желание отобрать у меня ключ и вызвать подмогу. И тут я сообразила, что предпринять.

Широким жестом я протянула ему злополучный ключ и радостно завопила:

— Илюша! Конечно же Илюша! Вот, держите ключ, а я через минуту представлю вам замечательного человека с подходящей фамилией! Он ждет меня в машине.

— Кто ждет? — не понял молодой человек.

— Да Илюша! Бушуев! Если не верите, идемте со мной!

Но молодой человек не горел желанием покидать свой ответственный пост. Он кому-то позвонил, и я отправилась за Тайгером в сопровождении огромного верзилы с пухлыми щечкамии и потными подмышками.

Подойдя к машине, я обнаружила свекра за интересным занятием, — он пытался прочитать надписи на моем газовом баллончике. Учитывая то, что я потратила в свое время на это массу времени и все равно ни черта не поняла из тарабарской мешанины исковерканных английских и русских слов, дальше фразы «достать из трюма машину» он не продвинулся. Оторвав его от этого увлекательного занятия, я поинтересовалась, есть ли у него паспорт.

Вопрос я задала таким тоном, что родственник, ни слова не говоря, полез в карман и продемонстрировал вишневую книжицу. Нужно ли говорить, какое облегчение я испытала. А ведь в свое время я держала в руках паспорт Ильи Петровича и даже не подумала в него заглянуть! Интересно, как бы повернулись события, сделай я это? Ну да что теперь рассуждать об этом, впредь буду умнее, буду лазить по чужим записным книжкам, паспортам и бумажникам. Слово даю!

Предъявив Тайгера вместе с документом сильно нервничающему брюнету, я скромно уселась в зале и принялась ждать. Надеюсь, что родственник догадается забрать из ячейки все, что там лежит. Не совсем ведь он дурак… Прошло не менее пятнадцати минут, показавшихся мне пятнадцатью часами, прежде чем Илья Петрович вышел обратно. Шел он с совершенно непроницаемым выражением на лице, засунув руки в карманы брюк. Я молча пристроилась к нему в кильватер.

Усевшись в машину, родственник продолжал молчать. Я не выдержала первой.

— Если ты мне сейчас же не скажешь…

— Скажу, скажу, успокойся, — задумчиво ответствовал он. — И даже покажу. Вот что там было.

С этими словами он вынул руку из кармана и разжал пальцы. В полном изумлении я уставилась на маленький желтенький ключик, мирно лежащий на его ладони. По размеру он был такой же, как тот, с которым я сегодня явилась в банк «Эдельвейс», но отличался от него так же, как фирменные джинсы отличаются от дешевой подделки. Сразу было видно, что это не простая штамповка, а штучное изделие, выполненное в определенных традициях. Медь или латунь, из которой он был сделан, успела изрядно потускнеть.

— Мда… — только и пробормотала я.

— Знаешь, что это такое?

— Опять ключ. И, кажется, непростой.

— То-то и оно, — задумчиво произнес родственник. Кажется, мы перешли на иной стиль общения — крайне лаконичный. К чему бы это?

— Ты хочешь сказать?..

— Угу… Этой штучкой открывается банковский сейф где-то далеко отсюда.

— В Швейцарии?

— Скорее всего, в Швейцарии. У меня есть похожий. Но не такой точно.

— Значит, нужно узнать, в каком банке ячейка, которая открывается этим ключом… И на этот раз местные сыщики нам не помогут, — расстроилась я и прикусила нижнюю губу. — Нужно искать детективное агентство за границей.

— Погоди. Кроме названия банка нужно еще знать номер ячейки, видишь, на этом ключике нет ничего.

А Швейцария — не Россия, там банковских клерков подкупить практически невозможно. И вообще, непонятно, откуда, собственно, этот ключ всплыл. Судя по всему, банк старый и солидный. А такие банки крайне разборчивы в клиентах, особенно из России. Насколько я знаю, Всеволод так и не смог достичь уровня, который нужен для того, чтобы иметь вот эту штуку, родственник подкинул в руке тяжеленький ключик.

«А ты, значит, достиг» — немедленно сделала я заключение, но раздумывать над ним времени у меня не было, потому что в голове закрутился странный хоровод мыслей и смутных воспоминаний.

Видимо я как-то переменилась в лице, потому что Тайгер замолчал и заинтересованно уставился на меня. А у меня выкристаллизовалась смутная уверенность в том, что я что-то знаю, вернее, должна знать.

Что-то такое я видела. Но вот где и когда? Где и когда?..

По истечении получаса бессмысленного сидения в машине родственник не выдержал, выгнал меня из-за руля и мы поехали обратно.

Что происходило вечером, я помню крайне смутно. Кажется, мы ужинали. Впрочем, не уверена. В памяти осталась только рожица Федьки, перемазанная взбитыми сливками. Потом я провалилась в сон, который напоминал странную полудрему, потому что мозг не собирался отключаться и продолжал работать.

Под утро пришло ясное осознание того, что переутомилась и мне срочно нужно к психиатру. С этим благостным заключением я, наконец, заснула по-настоящему.

Утро наступило для меня часа в три пополудни. Кое-как приведя себя в порядок, я сползла вниз и обнаружила Тайгера и Федьку режущимися в «дурака» за столиком в гостиной. Оба немедленно побросали карты и принялись пялиться на меня.

— В этом доме обедать дают? — вполне адекватно поинтересовалась я, и созерцатели перевели дух.

— О, заговорила! — завопил Федька и кинулся мне на шею. А Тайгер выхватил мобильник и приказал кому-то накрывать на стол.

***

— Ты очень изменилась, — задумчиво произнес родственник, перебирая бумаги в пластиковых папках, грудой лежащих на столе.

Я аккуратно поставила чашечку с кофе на стеклянную поверхность столика и пожала плечами. Это я и сама знала. У меня и взгляд изменился. И улыбка изменилась. И даже внутренний голос стал теперь иногда более почтительно ко мне относиться. Алиса Бушуева, бизнес-леди, глава фирмы «Элко» — разве это я?

С того времени, как я была почти убита и почти раздавлена страхом и отчаянием, прошло полгода.

Полгода трудной, но захватывающей работы. Полгода учебы, напоминающей восстановление памяти после амнезии, полгода обретения себя новой. В принципе, за полгода можно изменить все. И я это сделала. Так что теперь я имела полное право быть совершенно спокойной — все позади. Ну, или почти все.

Мой дом теперь в другом месте, я продала особняк на улице Энтузиастов и купила просторный дом за городом, в тихом зеленом месте. Рядом был лес, и текла небольшая речушка. Так что Егорка и Федька могли носиться там после занятий в сопровождении Вилли и Спуна. С утра мальчишек отвозили в маленькую частную школу, где им безумно нравилось, а после обеда привозили домой и отпускали на свободу. Правда, поначалу Купавин, который теперь возглавлял службу безопасности «Элко», а по совместительству и личную охрану моей семьи, настаивал на том, чтобы с детьми постоянно находился охранник, но потом согласился, что на его роль вполне годится Вилли, а приблизится к Спуну может только законченный камикадзе. Так что за безопасность детей я не волновалась.

Сейчас на дворе был декабрь, и я начала уже размышлять, какую елку нарядить к Новому году. Нужно было подумать и о подарках. Мои мальчишки мечтали о маленьких снегоходах. Игрушки и сладости для ребятишек из детского дома в поселке Веселом, где сменился директор и воцарились новые порядки, я поручила купить еще неделю назад. Федькиной матери, следы которой я отыскала в женской колонии под Сыктывкаром, я собиралась отправить теплые вещи и продукты. Ну и, конечно, Федькины фотографии и отчет о его успехах в школе. Я надеялась, что к весне моим адвокатам удастся добиться для нее условно-досрочного освобождения. Вот только расстаться с Федькой будет выше моих сил… Ну ничего, авось уговорю ее поселиться у нас, тем более, что домик их в Шушановке по осени спалила какая-то пьянь.

Да, Шушановка… Странное место, где в овраге под корнями старой ивы до сих пор зарыты денежки, мой неприкосновенный запас. Как-то я совсем забыла про него. Надо будет сказать Грине об этом. Или лучше Коле с Лехой, пусть по весне дома отремонтируют. Ведь Коля и Леха теперь живут в бывшем моем домике, невест себе присматривают. Надо им тоже подарки купить, боевые друзья, все-таки.

Я тихонько хмыкнула, вспомнив историческое сражение в ночь на Ивана Купалу. Илья Петрович покосился на меня, но ничего не сказал. Он-то практически не изменился за это время. Через пару недель после моего «воскрешения», дождавшись возвращения Егорки из монастыря и убедившись, что со мной все в порядке, он отбыл в свою Сибирь и возникал в моей жизни только изредка, в виде телефонных звонков и электронных писем. И вот теперь появился внезапно, словно чертик из табакерки. Ну, у меня к его приезду было кое-что подготовлено. А пока он восседает за моим столом в моем кабинете и изучает документы. В документах итоги работы «Элко» под моим чутким руководством. И мне не стыдно за эти итоги. Илья Петрович, формально не является в «Элко» никем, на наследство он не претендовал, в совет директоров не входит. В общем, никто и зовут его никак. Но я все это время ощущала издали его беспокойство за меня. И теперь стараюсь доказать, что вполне справилась с ситуацией. Может, после этого он успокоится…

Наконец родственник поднялся и улыбнулся, словно сытый кот.

— Вы делаете успехи, Алиса Игоревна! — с этими словами он сгреб документы в стопку и хлопнул по ней ладонью. После чего ожидающе прищурился. Я вздохнула. Ну, куда попрешь против этой тигриной интуиции?

Я тоже встала поманила его пальчиком с ноготочком, намазанным лаком цвета тусклого серебра. Илья Петрович деланно приподнял брови, но с готовностью подчинился, только глаза выдали жгучее любопытство.

Когда же я подвела его к картине с изображением восхода солнца и печальной лошади интерес обозначился и на других деталях лица, и я испытала глубокое моральное удовлетворение.

Я уже говорила, что картина эта раньше висела в отцовском кабинете, потом перекочевала в приемную Севки. Когда я приняла дела «Элко», то решила обустроить свой кабинет в другом помещении. Мне просто не хотелось постоянно ощущать присутствие тени погибшего мужа, как дома, так и на работе. Поэтому сделали перепланировку и ремонт нескольких комнат, купили новую мебель, и когда я вошла в новый кабинет, то внезапно вспомнила свой недавний сон. В этом сне Нелли Феофановна говорила мне, что отец хотел, чтобы картина с лошадью вернулась на свое законное место. К своим снам я привыкла относиться с почтением.

Поэтому попросила Нелли, которая снова была секретарем, теперь уже моим, отыскать картину.

Через четверть часа полотно уже красовалось на столе передо мной. Теперь нужно было выбрать, куда именно его повесить. Я бродила по комнате и прикладывала довольно увесистую картину к стене то там, то тут. Наконец место было выбрано, и я устало плюхнулась в кресло. И тут обратила внимание, что на задней стороне холста имеется надпись печатными буквами «Altes Schloss». Вроде ничего особенного — на обороте довольно часто пишут название или имя автора. Что означает этот самый Altes Schloss, я не знала. Но не автора, это точно, потому что на самой картине в правом нижнем углу была подпись остренькими крохотными буковками — А. Никитин. Значит это название произведения? Но к чему нашему отечественному живописцу называть незамысловатый пейзаж мудреным иноземным сочетанием?

Меня, что говорится, заело. Я собрала вокруг сотрудников, владевших иностранными языками. Почти немедленно было установлено, что надпись по-немецки означает «старый замок». При чем тут замок, да еще старый? На картине не было даже самого завалящего строения…

Я озадачилась. Изучила надпись вдоль и поперек. Похоже, ее сделали толстым черным фломастером или маркером. Что-то неуловимо-знакомое было в начертаниях печатных, слегка наклоненных букв, особенно в букве «А». Я притащила разные рукописные бумаги, хранившиеся в сейфе, и после некоторого размышления и сравнения поняла, что словосочетание написано рукой отца. Но для чего? Может быть, он боялся забыть эти слова и в то же время хотел спрятать их от чужих глаз? Но память у отца была блестящей, он никогда ничего не забывал и ничего не делал просто так. Его мозг всегда работал безукоризненно и логично. Он умел просчитывать все наперед. Умел предвидеть.

Я снова ощутила себя лежащей в полумраке спальни в тот вечер и ночь, когда мы с родственником посетили банк и взяли оттуда ключ. Было что-то, что-то уплывало от меня и возвращалось незримым, забытым шепотом, шелестом… Какая-то мысль. Тут я поняла, что сижу, вдавившись лбом в кожаную спинку дивана, и даже что-то бормочу про себя. Не дай бог войдет Нелли — визита врача мне не миновать!

И все же — что это было? Я схватила ручку и на чистом листе написала «ключ — банк — номер». Возле последних двух слов поставила вопросительные знаки. Потом перевела взгляд на надпись на картине, схватила трубку сотового телефона и набрала номер Суповского. Вовчик не удивился моему звонку. Когда же я задала вопрос, есть ли где-нибудь в мире банк с названием «Altes Schloss», озадачился весьма сильно. Но обещал узнать и перезвонить. К концу дня я узнала не только адрес цюрихского банка «Altesschloss», но и фамилию его управляющего — Риттерман.

Все это я рассказала Тайгеру непосредственно около картины. Он задумчиво поковырял пальцем раму, осмотрел надпись и уставился на меня почти с восхищением. И хотя я знала цену таким ужимкам родственника, но на сей раз приняла это как должное. Тем более, что сообщила я ему пока не все. А вернее, только половину. И руку на отсечение даю, он об этом догадывался.

Вторая часть программы была боле короткой. Я просто открыла сейф, достала папку с документами и продемонстрировала Илье Петровичу то самое короткое письмо моего отца Севке, которое я в свое время утащила из «Элко», втеревшись в доверие к глупой секретарше. «Тебе, Всеволод, я оставляю самое дорогое, что у меня есть — мое дело и мою семью. Позаботься о них. И. Е. 18. 13. 93» — писал отец.

Родственник одобрительно хмыкнул, отчеркнул ногтем цифры и произнес задумчиво:

— Ваш батюшка, Алиса Игоревна, обладал не только высоким интеллектом, но и был прекрасным психологом. Он устроил все так, что вы смогли расшифровать все это.

— Мы уже на «вы»? — только и смогла пробормотать я. В горле стоял непонятно откуда взявшийся ком.

— Ну, даже если это и так, предлагаю немедленно поехать в какое-нибудь приятное местечко, выпить на брудершафт и восстановить статус кво! Кроме того, нам нужно обсудить, когда мы поедем в туманную Швейцарию.

— Ну, вообще-то, билеты на самолет уже заказаны, — скромно ответствовала я. — Так что летим мы в Цюрих послезавтра.

— Послезавтра, так послезавтра, — покладисто согласился родственник. И когда ты только успела? — перешел он снова на «ты» без всяких брудершафтов.

— Поручила Нелли позвонить в агентство сразу, как только ты появился. Знала, что на месте не усидишь.

— Я всегда был уверен, что ты — сообразительная девочка. Кстати, я навещал Симу…

Мы оба помолчали. Сима и Игорек ждали суда в следственном изоляторе. Следов Самурая так и не нашли, и я подозревала, что никогда не найдут. Митрофан вышел из всей этой истории чистеньким, аки агнец божий, и однажды даже позвонил мне. Цель его звонка так и осталась неясной для меня. Подозреваю, он хотел просто услышать мой голос и убедится, что Самурая ему сдала именно я. Очень надеюсь, что тот разговор был между нами последним.

Так вот, ни Сима, ни Игорек так и не признались, ради чего, собственно, было организовано ими убийство моего мужа и меня грешной. Твердили, что хотели получить Севкины деньги. Но я-то знала теперь состояние счетов «Элко» но тот момент. Уж Пестов-то мог выбрать более подходящее время. Что-то его подтолкнуло к действиям именно тогда. И вот, кажется, мы скоро узнаем, что именно. Всю дорогу до дома я размышляла на эту тему. Родственник что-то увлеченно рассказывал мне про красоты зимней тайги, но я плохо его слушала.

***

Дома нас жал неприятный сюрприз — Федька подцепил в школе вирусную инфекцию. Несмотря на усилия нашего врача, состояние его не улучшалось. Раскрасневшийся от высокой температуры, он непривычно тихо лежал в постели, завистливо прислушиваясь к топоту Егорки и Тайгера, носящихся по второму этажу с пластмассовыми бластерами наперевес.

Когда на следующий день подошло время выезжать в Москву, откуда летел самолет в Цюрих, я была сама не своя. Родственник повздыхал и сам предложил перенести поездку на три дня, пока Федор немного не поправится. Так что в Швейцарию мы прилетели перед самым католическим рождеством.

Сверкание нарядных елок, праздничные гирлянды и подсветки на старинных домах среди деревьев, запорошенных снегом, спешащие за подарками люди. Мне так хотелось немного расслабиться и побродить по предпраздничному Цюриху… Но приходилось спешить, иначе банк мог закрыться до самого Нового года. А встречать Новый год вдали от дома не входило в наши планы. Прямо из аэропорта мы поехали в банк. Как я и представляла, он находился на тихой улочке в старом здании, облицованном природным камнем до уровня второго этажа. Все произошло на удивление буднично. Нас проводили в хранилище, служащий открыл ячейку с номером 181393 и оставил одних. Тайгер протянул мне ключ. Сказать, что у меня не дрогнуло ничего внутри, когда я, наконец, открыла довольно большую квадратную дверцу, было бы не правдой. Много разных картин промелькнуло в сознании… Вот я уползаю в темноту от горящей машины, вот стою у могилы, вокруг которой кружится сумасшедшая бомжиха, вот читаю письмо, в котором говорится о том, что меня должны были утопить… Я прошла через это. Во имя чего?

Я заглянула внутрь сейфа и увидела там довольно большой черный кожаный чемоданчик, похожий на кейс, но толще раза в три. Мы перенесли его на столик, стоявший посередине комнаты. Был он достаточно увесистым — не меньше пяти килограммов, и закрыт не на замок, а на обычные защелки. Не произнося ни слова, мы открыли их обе и откинули крышку.

Сказать, что я удивилась, значит не сказать ничего. Некоторое время я тупо пялилась на здоровенный кусок оплавленного зеленого стекла, лежащий в гнезде из поролона и серого велюра внутри чемоданчика.

Стоящий рядом Илья Петрович шумно выдохнул воздух и что-то хрипло пробормотал.

— Что? — машинально переспросила я.

— Ну ни фига себе! — невоспитанно повторил родственник и вновь умолк.

— Что это за хреновина? — не менее невоспитанно изумилась я.

— Это императрица, не иначе, — с некоторым даже надрывом ответствовал родственник и принялся любовно оглаживать зеленый булыжник. Потом приподнял его и покачал на ладонях, словно младенца. Я уж решила, что сейчас он прижмет его к груди, но он поднял его вверх и стал разглядывать на просвет. При этом на лице его был какой-то благоговейный ужас. Потом спохватился и протянул мне. Я подержала непонятную штуку в руках и, не найдя ей никакого применения, положила обратно в чемоданчик.

— А теперь объясняй, — предложила я Тайгеру. — Неужели из-за этого, я ткнула пальцем в зеленое непонять-что, — все и произошло?

— Да, — коротко ответил он.

— И что же это такое?

— Изумруд.

— Что? — я буквально онемела. На своем веку я повидала достаточное количество драгоценных камней, и изумруды среди них были. Мне нравились яркие зеленые камешки, особенно в окружении мелких бриллиантов. У меня было такое кольцо. Но считать огромный зеленый кусок без малейшего намека на форму и красоту изумрудом заставить я себя не могла. Да, я кое-что слышала о том, что драгоценные камни до огранки бывают совершенно невзрачными, и только обработка придает им блеск и красоту, но при этом была уверена, что камешки эти совсем небольшие, а то, что я держала в руках весило никак не меньше трех килограммов. Это просто чудовищно!

— Ладно, пойдем отсюда, — вздохнул родственник, закрыл чемоданчик, или скорее футляр, сунул его обратно в сейф, запер его и потащил меня к выходу. — Мне нужно подумать и кое-кому позвонить. Только после этого я смогу тебе что-то объяснить.

— А это мы тут оставим?

— А ты предлагаешь таскать с собой целое состояние и попробовать провезти его через границу?

Конечно, если ты хочешь попасть на первые полосы газет всего мира за попытку провоза гигантского изумруда, то флаг тебе в руки и барабан на шею…

— Нет и нет, — замотала я головой. Но потом все-таки поинтересовалась:

— А ты уверен, что эта каменюга — изумруд?

Родственник помолчал и пожал плечами:

— На девяносто девять процентов. Из-за одного процента я и не хочу сейчас ничего говорить…

Мы покинули банк, удостоверившись в том, что сейф был арендован моим отцом аж на пятьдесят лет.

После чего разошлись в разные стороны, договорившись, что Тайгер свяжется со мной по мобильному телефону, когда будет готов к разговору.

Мне не хотелось сидеть в гостинице и ждать. До вечера я слонялась по городу. Вначале совершенно бездумно. Заходила в магазины, глазела на витрины. Зачем-то купила набор серебряных кофейных чашечек.

Потом вдруг почувствовала себя брошенной и совершенно несчастной. Зашла в маленькое кафе и долго курила над чашечкой изумительно сваренного кофе. Все, что произошло в моей жизни, казалось страшно далеким и нереальным. Чужой красивый город, чужой медленный снег, чужие лица и чужой язык. И я, снова затерянная в безвестности и неприкаянности. Поулыбавшись собственным мыслям и допив кофе, отправилась дальше.

Забрела в большой ювелирный магазин и долго рассматривала украшения с изумрудами. Самый крупный был размером с лесной орех и стоил баснословную сумму. Правда, он был чудесной огранки и чистоты, но все-таки… Я поймала себя на том, что приучаю себя к мысли о том, что видела сегодня действительно уникальный изумруд.

Наконец, когда уже почти стемнело, телефон в моей сумочке весело запиликал. Тайгер сообщил, что ждет меня в гостинице. Вот ведь. Мог бы приехать за мной. Но родственник только назвал адрес и тут же отключился. Перезванивать я не стала, просто взяла такси и отправилась в названный им отель.

Илья Петрович с крайне утомленным видом возлежал на диване в окружении исписанных листков бумаги. На столе громоздился включенный ноутбук, остатки странного обеда из запеченной рыбы и творога с ананасами, а также ваза с кучей яблочных огрызков. Мне предназначался соседний номер, и ворчать по поводу беспорядка я не стала. Когда я уселась в кресло, родственник томно потянулся, выпрямился и одним броском перекинул тело с дивана в соседнее. Потом пошарил взглядом по столу и нажал на кнопочку на панели, встроенной в стену. Немедленно прибежал шустрый мальчик с тележкой, сгреб со стола все, кроме ноутбука и исчез. Родственник проворчал:

— Закажем ужин в номер или спустимся в ресторан?

— Я вообще есть не хочу, — нетерпеливо парировала я.

— А я хочу, причем ужасно.

— Вот и отлично, значит, расскажешь все коротко и ясно. Даже не надейся, что я буду ждать, пока ты насытишься!

— Я был уверен в твоем потрясающем человеколюбии. Ладно, придется потерпеть. Ну, слушай…

***

Начало девяностых годов было для России временем, когда ломались все нажитые десятилетиями устои и понятия, зарождались огромные капиталы, а собственность меняла своих хозяев быстрее, чем модницы наряды. Заводы, фабрики, производственные комплексы приватизировались — уходили за бесценок и очень быстро приходили в упадок. Оборудование растаскивалось, работники разбегались в поисках хоть какого-то заработка. Особое внимание приватизаторов привлекали объекты добывающей промышленности.

Но государство до поры до времени некоторые из них, дававшие реальный доход, все же придерживало, не давая окончательно развалиться.

Кумулинское месторождение изумрудов на Урале относилось именно к таким объектам. Его тщательно охраняли, и в средствах массовой информации найти о нем что-то было невозможно. Только перед самой перестройкой один из уральских журналов вышел с сенсационной фотографией на обложке — огромный зеленый камень, весом больше шести килограммов. Изумруд. Гордость России, гордость Урала. Больше о камне ничего не писали и он, переданный в госхран, стал достоянием государства и получил имя — Советский Союз. Имя было неподходящим и странным. Когда, уже в 90-е годы, камень решили выставить на обозрение высокопоставленных иностранцев, прибывших в Россию для заключения многомиллионных контрактов, его решено было переименовать. Отныне он звался Императором. Не тронутый огранкой, Император красовался в бронированной витрине, излучая матовый зеленый свет и вызывая ощущение ирреальности и душевного томления у тех, кому довелось его увидеть.

Второй камень, найденный спустя три года на том же прииске, имени не имел. Роботяги, нашедшие его в конце своей смены, получили из рук директора Ивана Михайловича Серегина приличную премию и рекомендации никому о премии и изумруде ничего не говорить. Мотивация была уважительной, — зарплату тогда платили с огромными задержками, и вызывать зависть у других рабочих было ни к чему. Но слух по Кумулинке все же прошел — кто-то по пьяному делу проболтался. Правда, слух был смутный и мало кто в него поверил.

Директор запер изумруд в свой личный сейф и там он пролежал среди пожелтевших бумаг и бутылок с недопитым коньяком и водкой почти три года. Иногда Иван Михайлович просыпался среди ночи в холодном поту, представляя, что с ним сделают, если обнаружат у него камень. Но не за горами была пенсия, а становиться нищим содержанцем государства очень не хотелось. Хотелось только одного — поскорее сбыть с рук злополучный зеленый камень, но сбыть не за «деревянненькие», с каждым днем мельчающий рубли, а за нормальные, тоже зеленые деньги.

Как Серегин нашел покупателя и скольких хозяев сменил камень, пока попал к моему отцу, история умалчивает. Известно только, что в начале 90-х годов в кругах самых богатых буржуинов страны об изумруде ходили упорные, но маловразумительные слухи. Затем слухи прекратились, и изумруд, который стали называть Императрицей, словно в воду канул.

В те времена капиталы создавались и рассыпались прахом мгновенно, только реальные ценности могли сберечь вложенные в них деньги. Но не думаю, что отец только поэтому стал владельцем и хранителем изумруда. Была в нем всегда какая-то странная тяга к тайне и романтике, как это ни странно звучит в отношении человека, всю жизнь связанного с финансами. Отец не был авантюристом, в делах всегда руководствовался холодным расчетом и безупречной интуицией. Но я знала его немножко другого, знала, какие фильмы и книги он любил, какие песни пел в хорошем настроении, почему его манили дальние острова.

Не мог он устоять перед Императрицей. Представляю, какие страсти бушевали у него в душе… Понимая, что в Россия — очень ненадежное место, он вывез камень за границу и поместил в швейцарский банк на хранение. И оставил следы, по которым мы могли его найти, если вдруг произойдет что-то непредвиденное.

Так и случилось. Отец умер скоропостижно и не успел перед смертью ничего нам сказать. Как в руки Севки попал ключ от ячейки в банке «Altesschloss», можно теперь только догадываться. Скорее всего, ключ просто лежал в сейфе отца на работе. Потому что в домашнем сейфе его я не видела. Муж ничего о ключе ни мне, ни моей матери не сказал, наоборот, перепрятал его в другой сейф, специально арендованный в «Эдельвейсе». Наверное, боялся, что породистый заграничный ключик может привлечь чье-то внимание. Но одного ключа было мало, нужно было знать, что он открывает.

Где именно зашифрован номер ячейки, одновременно служащий паролем, мой муж понял, просматривая бумаги, оставленные отцом. Трудно сказать, когда именно это произошло. А вот дату, когда он узнал название банка, где хранился депозит, я могу назвать почти точно. Отделка офиса «Элко» закончилась в начале апреля. Нелли Феофановна припомнила, что прежде чем повесить картину с лошадью в приемной, Севка долго ее рассматривал в своем кабинете. Отсутствием интеллекта мой покойный муж не страдал, и то, до чего смогла додуматься я, наверняка пришло ему в голову гораздо быстрее.

Знал ли он, что лежит в банковском сейфе? Мог знать, потому что вращался в тех же кругах, что и отец.

Такую сделку провести в полной тайне невозможно, как ни старайся.

И Всеволоду захотелось заполучить Императрицу. За границей за изумруд можно было получить большие, очень большие деньги. Но камень был наследством моего отца и принадлежал мне. Так что я была явно лишней в этих планах, я могла помешать в самый неподходящий момент. А Лиля ждала ребенка и очень хотела выйти замуж за Севку. Сколько он уговаривал ее убить меня? Не думаю, что очень долго.

Ошибка моего мужа была в том, что он рассказал о сокровище сестре. Видимо, ему нужен был надежный помощник. А Сима сообщила о сокровище Игорьку, тем самым, подписав брату и мне заодно смертельный приговор.

***

И вот я сижу в гостиничном номере, невидящим взглядом уставившись в окно, за которым кружатся огромные снежные хлопья и сверкают разноцветные огоньки рождественских гирлянд, и думаю о том, что даже мой мудрый и умеющий все предвидеть отец, мог ошибаться. Ошибся он только один раз. Но зато как…

Хотя, в конце концов, он был всего лишь человеком. Человеком, не сумевшим преодолеть соблазна, не устоявшим перед желанием обладать чудом… Из ступора меня вывел голос Тайгера.

— Что? — не поняла я.

— Когда ты плакала в последний раз? — повторил он вопрос.

— Не помню, — честно ответила я. Потом подумала, смахнула тихо катящиеся из глаз слезы и добавила:

— Давно. В начале лета.

Короткий эпилог

Он и сейчас находится там, в сейфе банка. Ждет…

Когда-нибудь я решусь и привезу его в Россию. Просто нужно подождать. Лучших времен и лучших правителей.